Вялый Сергей Юрьевич: другие произведения.

Ангелы Тьмы. Часть вторая "Ловцы душ на "Обероне"".

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ну вот, наконец-то все в прошлом: тяжелый ратный труд, ежедневный риск в ходе кровопролитных сражений на бескрайних просторах Внеземелья, и как неизбежное следствие - смерть боевых товарищей. Они - вчерашние космопехотинцы все таки сумели осуществить свою давнюю мечту о мирной и беззаботной жизни на самой прекрасной из обитаемых планет... И теперь, чинно ковыряясь на клумбах и грядках, трепетно воспитывая столь долгожданное потомство бывшие военнослужащие некогда самого прославленного подразделения Вооруженных сил все равно, в тайне друг от друга продолжают грустить по своему боевому прошлому. Но радость и горе всегда ходят рука об руку и очень скоро Ангелы попытаются вновь испытать себя в стоящем деле. Однако они совершенно не подозревают, какими последствиями для них аукнется этот обычный правительственный контракт, и чем придется пожертвовать капитану Ярославцеву ради спасения своего отряда.

  
   Глава 1
   Тряхнем стариной...
  
   На войне не бывает "плохих" и "хороших".
   На войне есть победители и побежденные.
   От автора.
  Большой, смолистый факел, проворно выхваченный Фабио из жаровни, нетерпеливо потрескивал и словно палочка бенгальского огня разбрасывал по сторонам огромные оранжевые искры. Он был настолько тяжелым, что палач с трудом мог орудовать им с помощью двух рук.
  - Эй, пехота! Так насколько тебя сегодня хватит? - задиристо выкрикнул инквизитор и поднес огонь к пяткам Константина.
  Первая волна боли заставила выгнуться дугой, но он стиснул зубы и смолчал.
  "Наораться всласть еще успею", - отрешенно подумал Ярославцев, а пламя уже цепко схватило его за ноги и жадно поползло вверх, радостно пожирая вздувавшуюся пузырями кожу.
  - Гори, гори ясно, чтобы не погасло! - исступленно завопил его мучитель и запрыгал, приплясывая от нетерпения, словно малый ребенок.
  Жгучая боль, нарастая подобно сорвавшейся со склона лавине, становилась настолько невыносимой, что неотвратимо поглощало остатки сознания...
  Когда огонь подобрался к горлу, капитан наконец-то не выдержал и сорвался на крик, корчась в предсмертных судорогах.
  Но Фабио был искусным Инквизитором и, не дав ему возможности распрощаться с обугленным телом, обдал студеною водицей, которую заранее щедро напитал заживляющими эликсирами.
  - Охладись чуток, пехота. Рановато тебе еще на тот свет отправляться.
  Пленник, часто задышал, при этом громко всхлипывая. Боль немного приглушенная купанием вновь набирала силу, не смотря на то, что истерзанная плоть, как по волшебству, покрывшись мелкими рубцами, а кое-где даже отторгнув обугленную корку, начала подживать буквально на глазах.
  Палач вальяжно приблизился почти вплотную, оценивающе склонил голову на бок и, критично осмотрев результаты своего "титанического" труда, с неизменным брюзжанием, решил-таки продолжить выполнение порядком опостылевших ему обязанностей.
  Как всегда он был чем-то недоволен, чуточку взбешен и в меру нетороплив.
  У Ярославцева уже давно сложилось свое собственное мнение относительно характера и наклонностей этой насквозь провонявшей копотью персоны. Даже сейчас было видно, что наш уважаемый инквизитор, не испытывает особого удовольствия от пытки. Хотя чему здесь было удивляться? Этот позор рода человеческого, без преувеличения представлял собой высочайшую степень лени, трусости и зависти и, как следствие, не привык лишний раз перетруждать свое изуродованное, горбатое тело. К тому же Костя достоверно знал, что в прошлом он ни один десяток лет тупо болтался под потолком в кандалах и, корчась от боли, визгливо умолял своих мучителей о снисхождении. Однако в один прекрасный день, ему каким-то образом все же удалось возвыситься над Проклятыми, и занять должность подвального инквизитора.
  - Отдохни немного землячок, отдохни, - неожиданно умерил свою прыть палач, - я еще успею тебя, как следует уделать.
  Костя в тот же миг расслабился и отрешенно обвис, выравнивая дыхание и собирая волю в кулак.
  Кандалы, с помощью которых его каждый раз подвешивали к прокопченному потолку, жалобно звякнули, и до крови впились в запястья. Но эта боль не шла, ни в какое сравнение с тем, что ожидало его впереди...
  Здесь, в Преисподни, он впервые полностью утратил чувство времени и, балансируя на грани жизни и смерти, под изощренными пытками этого мелкорослого и жилистого садиста, только чудом не превратился в обезумевшее от нескончаемой боли животное.
  Конечно же, прежняя закалка, да полученные, за годы службы в Космической пехоте, профессиональные навыки, позволяли ему хотя бы частично контролировать ее, но сохранить так долго человеческое достоинство и ясность ума без дополнительной мотивации было необычайно сложно. И когда становилось совсем невмоготу Ярославцеву, как ни странно, приходила на выручку... НЕНАВИСТЬ! Именно в ее бездонных колодцах он с благодарностью черпал новые силы для дальнейшей борьбы, и раздувал угасавшую искру надежды.
  Вот поэтому-то, стоило только палачу взять в руки пыточный инструмент, как ранее неведомое, сладкое предвкушение мести, мгновенно овладевало сознанием капитана и, перерастая в нечто большее, не давала сломить его, до предела, истерзанную волю.
  И сколько бы ни изощрялся Фабио, но пока что ему так и не удалось вырвать из уст своего пленника мольбу о пощаде. Костя, наперекор здравому смыслу, каждый раз умирал гордо, с вызывающим уважение презрением.
  А палача это просто бесило! Ведь благодаря его упрямству он ежедневно подвергался жестоким насмешкам и грубым подколкам со стороны, трудившейся с ним бок обок, пыточной братии.
  Инквизиторы очень часто кучкавались вокруг горбуна и, заключая между собой "пари на клиента", своими обидными замечаниями и советами, не раз доводили его до истерического исступления.
  Сказать по совести, такое положение дел совершенно не радовало недотепу - палача и, в глубине души он убежденно считал, что в этот раз ему крупно не повезло.
  Толи дело у соседа справа! Тоже, между прочим, не очень-то ревностного и искусного мастера...
  Так вот у него каждый день в истерике билась соблазнительная брюнетка, которую он с завидной регулярностью изощренно насиловал под одобрительный гогот остальных инквизиторов, и только потом дорывался до ее красивого тела огнем и раскаленным железом.
  А Фабио оставалось только завидовать, злиться, и довольствоваться меньшим. Именно поэтому он очень быстро входил в раж и доводил своего подопечного до смерти уже к полудню, за что потом получал по первое число от Главного подвального смотрителя.
  Однако сегодня этот не отягощенный интеллектом недомерок почему-то решил сыграть совершенно по другим правилам. Какая блажь втемяшилось в его шишковатую и обритую на лысо голову, так и осталось тайной, ибо инквизиторы никогда не давали своим жертвам передышки. Это считалось у них правилом дурного тона, а если даже и практиковалось, то только в исключительных случаях.
  Они без устали терзали пленников, всеми силами стараясь, внести в сей рутинный процесс как можно большую толику изобретательности и творчества.
  Таланты... Без всякого преувеличения таланты и мастера своего дела, эти люди в совершенстве знали каждое нервное окончание, каждый суставчик и могли, без особого труда, исполнить на человеческом теле целую болевую симфонию.
  Сказать по правде Костя даже растерялся когда его мучитель, на несколько минут, вдруг решил воздержаться от истязаний. Он прекрасно понимал, что Фабио не станет долго корчить из себя добряка, и очень скоро дикая волна боли вытеснит все из его сознания и растворит в себе, словно кусок рафинада в стакане горячего чая...
  И хотя наш прославленный капитан и пользовался некоторой степенью уважения среди большинства инквизиторов, не о каком снисхождении с их стороны не могло быть и речи.
  Свой гордый и непреклонный нрав, он успел продемонстрировать, как только оказался в стенах этого пыточного заведения.
  Причем Ярославцев заставил своих палачей не только поволноваться, но еще и пережить несколько унизительных минут.
  Стоило ему лишь переступить порог своего подвала, как Инквизиторы, потирая от удовольствия руки, тут же решили всем скопом организовать гордому капитану "полнопрограммную Vip - прописку", которую устраивали каждый раз по прибытию "молодняка". Пока один из них бегал за Главным смотрителем, остальные успевали вдосталь поиздеваться над запуганными до полусмерти пленниками, покуда тех, при помощи обычной жеребьевки, не распределяли по пыточным столам.
  Но закованный в цепи офицер не замедлил лишить их этого удовольствия. Каким-то непонятным образом он мгновенно освободился от кандалов и умудрился не только разметать своих обидчиков, но и посворачивать особо ретивым их потные, бычьи шеи.
  Узрев такой расклад уцелевшие, в панике, забились по углам и стали очень убедительно умалять его о пощаде...
  Однако Ярославцев даже не успел вооружиться валявшимся повсюду пыточным инвентарем. В помещение тут же ворвалась охрана и, совершенно не напрягаясь, набросила на него мелкую стальную сеть, а затем замесила бунтаря шипастыми палицами.
  Придя в сознание, он оказался надежно прикованным к столу, и был, незамедлительно подвергнут таким изощренным истязаниям, что спустя полчаса скончался от чудовищного болевого шока.
  Озверевшие инквизиторы, памятуя о пережитом унижении, набросились на него со всех сторон и, мстя за собственный страх, фактически разорвали на части.
  К его величайшему сожалению пребывание в объятиях смерти длилось всего мгновение. Сначала он, как и положено, провалился в непроглядную и желанную темноту, но уже в следующую секунду с удивлением узрел себя распластанным на пыточном столе.
  И все бы ничего, однако, эта процедура стала повторяться с неизбежным постоянством. Не успевая иной раз даже осознать долгожданное наступление вечности, Костя был вынужден открывать глаза и начинать свои мучения заново.
  - Ба-ба-ба! Знакомые все лица, - каждый раз верещал Фабио и, с тупым остервенением, приступал к очередной экзекуции.
  Вскоре он настолько сильно привязался к своему подопечному, что охотно раскрыл ему секрет этих бесконечных возвращений из кратковременных путешествий по миру теней.
  Если верить палачу, то воскрешение пленников осуществлялось в этом мире достаточно примитивным способом.
  Каждого, кто попадал в Преисподнюю, подвергали многократному клонированию чтобы, по окончанию пытки, когда клиент уже гарантированно простился с жизнью, перезагрузить его пойманное, с помощью специальной ловушки, сознание, в целехонькое, наисвежайщее, тело. Причем, не смотря на большую частоту повторений, облик узника после этих бесконечных процедур оставался без каких либо видимых изменений.
  Что ни говори, а технология непрерывного воспроизводства физических оболочек была отработана здесь до полного совершенства!
  Сегодня же весь, обкатанный месяцами, процесс, благодаря необъяснимому бзику Фабио, пошел немного наперекосяк и Костя, как бывший командир оперативного ранга, не стал тратить драгоценное время на дальнейшие охи и стенания, а занялся тем, что начал анализировать обстановку, в надежде отыскать за отпущенное время хоть какое-то решение.
  Тем более что инквизитор, сам того не подозревая, великодушно подарил ему эту возможность.
  И Ярославцев не замедлил воспользоваться ей...
  Со скоростью космического лайнера он прокручивал в уме все варианты своего дальнейшего поведения, пытаясь отыскать ответ на один единственный вопрос: "Какой поступок может кардинально повлиять на мою судьбу и, в последствии, освободить от незавидной участи Проклятого?".
  Располагая скудными обрывками информации о том месте, где он теперь был вынужден коптить и без того задымленный потолок и, сопоставляя ее с царящими в Подземелье порядками, Костя старался связать их воедино и хоть как-то объяснить логику поведения своих мучителей.
  Беглый анализ и накопленный опыт подсказывал, что он не просто так, и не ради развлечения какой-то кучки подонков мучается здесь в компании таких же бедолаг. А еще он успел заметить, что среди инквизиторов существует строгая иерархия, и некое подобие общих правил, за нарушение которых они могут быть подвергнуты очень жестокому наказанию.
  Костя уже на собственной шкуре успел убедиться в эффективности местной системы безопасности, и прекрасно понимал, что вырваться отсюда, привычным для него способом, основанным на профессиональных навыках, было невозможно. Любая такая попытка немедленно пресекалась бдительной охраной. Однако перед ним постоянно маячил пример, в лице уже знакомого нам Фабио, которому удалось-таки поменять окровавленные кандалы Проклятого на пыточный факел инквизитора. Оставалось только уточнить: каким образом тот сумел добиться этой привилегии.
  Но пока, ни одна путная мысль не лезла в его отупевшую от боли голову. А переполненное мучениями существование, неумолимо обретало реальные очертания замкнутого круга, оставляя ему только зыбкую надежду на привыкание.
  Единственное, чего он мог реально добиться в этом плачевном положении, ток это постараться до максимума увеличить временной отрезок от своей гибели и до воскрешения. И все! Больше никаких перспектив ему пока что не светило.
  Вскоре Фабио действительно надоело бездельничать и он, вооружившись небольшими, острыми щипцами, начал деловито отсекать Константину пальцы...
  Быстро управившись с этим делом, палач, теперь уже не спеша, отнял большой одноручной пилой обе ступни, предусмотрительно прижигая обрубки раскаленным куском железа, чтобы пленник не скончался раньше времени от потери крови, и начал готовить к работе дробильные молоточки.
  Первое время Костя при любой возможности пробовал связаться с Зеей, но каждый раз его отчаянные попытки неизменно оканчивались неудачей.
  Сначала он думал, что принцесса Ли отправила к планете экспедиционный корпус и мощью оружия уничтожила его обожаемую Госпожу вместе с уцелевшими Ангелами. Однако очень скоро Главный подвальный смотритель, отвечающий за общий порядок в Подземелье, во время утреннего обхода, как бы, невзначай, коротко поведал ему печальную историю этого наполненного болью Мира. С его слов Ярославцев понял, что является вечным узником большой подземной тюрьмы, расположенной в недрах одной из планет, находящейся в непосредственной близи от гигантской, даже по космическим меркам, черной дыры. Отсюда даже свет не мог вырваться обратно, не то, что его страстные призывы о помощи. От него же Костя уточнил и свой общественный статус. Проклятые, к его величайшему удивлению, были далеко не самыми несчастными обитателями Преисподней, а находились примерно где-то посредине ее сословной пирамиды. А вот каким испытаниям подвергались более согрешившие Души, оставалось только догадываться...
  - Здесь каждый выполняет свое предназначение, и вносит свой посильный вклад в наше общее дело! - проникновенно и с пафосом закончил свой краткий монолог Главный смотритель.
  Ярославцев хотел, было возразить, что ни подписывался на такие нечеловеческие мучения, но не смог, ибо в тот момент уже около часа болтался под потолком совершенно без кожи.
  В тот день боль, как ни странно отступила, и тело уже ничего не чувствовало, однако ему невыносимо хотелось пить, и он понимал, что медленно умирает от потери крови, а Фабио, словно бы в насмешку, сидел на стульчике рядом, и дул подряд уже вторую кружку пива.
  
  
  - Ну, как самочувствие ветеран?
  - Твоими молитвами, - промычал в ответ Ярославцев сквозь сжатые зубы.
  - Молодцом! Ей, ей, сегодня ты держишься на удивление молодцом. - Радостно верещал горбун, выламывая ему суставы.
  Сочленения сухо трещали и, разрывая подрумяненные огнем мышцы, выскальзывали наружу, но палач решил не ограничиваться только переломами и, приковав с помощью двух инквизиторов пленника к железному столу, начал дробить увесистой кувалдой каждую косточку в отдельности, превращая плоть в сплющенную отбивную.
  Он всегда держал нос по ветру и, как только замечал, что клиент худо или бедно, но все, же начинает привыкать к пытке, то тут, же придумывал, что, ни будь новенькое.
  
  
  Голубоватая дымка на горизонте океана нарушилась легким мазком показавшихся облаков.
  "А ведь будет шторм", - подумал Ярославцев и, омыв в пенистой воде перепачканные песком ступни, забросил ноги в открытый, прогулочный флай, намереваясь, за оставшееся время, немного прошвырнуться вдоль побережья.
   Летательный аппарат медленно заскользил по пенной кромке прибоя, вспугивая редких чаек. Теплый, в меру влажный бриз, бросившись за капитаном вдогонку, попытался, обогнуть его и ласково поцеловать в лицо.
  Костя любил эти утренние минуты и очень ценил их равномерное, неторопливое течение. В столь короткие, и так желанные мгновения, он как бы растворялся в окружавшей его природе и чувствовал себя маленьким пилигримом, открывающим новую, еще никому неизвестную, страну.
   Ярославцев совершал облет побережья ежедневно. После длительной пробежки по горам, и умеренного купания, он неизменно отправлялся на поиски артефактов, которые океан мог выбросить на берег во время прилива или шторма.
  Если удача улыбалась ему, и находка была интересной, он забирал ее и помещал в свой маленький домашний музей.
  Изредка в его руки, помимо диковинных раковин и причудливых по своей форме обломков кораллов, попадали предметы, оставшиеся от предыдущей цивилизации, которую Зея когда-то в гневе стерла в порошок за инакомыслие и непослушание. Они всегда вызывали у Константина двоякое чувство: сожаления и, в тоже время гордости, за тот народ, к которому он по праву принадлежал.
  Однако Планета - Призрак не желала больше обсуждать с ним эту тему. Она была для нее закрытой раз и навсегда, и Ярославцеву оставалось только строить предположения о том, каких высот достигли его соплеменники, прежде чем хозяйка показала им свой крутой нрав.
  Именно поэтому в своих робких исследованиях он был вынужден, довольствовался теми крохами, которые волей случая попадали в его руки. Изучая их, наш упорный первооткрыватель, пытаться хоть как то обозначить свою позицию по данному вопросу. Пока это получалось с трудом. Но он не унывал, ведь впереди у ушедшего в отставку капитана была долгая и счастливая жизнь в мире, который он: "Создал и обустроил по собственному усмотрению!".
  Наивный, ведь он до сих пор так и не понял, что является невольным хранителем не только величайших знаний и многовекового опыта своего народа, но и его генетической усталости. Этакой бомбы замедленного действия способной рвануть в самый неподходящий момент. К сожалению, а может быть и к радости, но пока это великое и грозное наследие продолжало мирно дремать в его подсознании, ни чем, не напоминая о себе.
  Однако сегодня все его усилия по поиску редких посланий из прошлого, были потрачены впустую.
  Осознав свое поражение, он вздохнул и утешил себя тем, что на воде вот уже вторую неделю господствовал полный штиль, и рассчитывать в таких условиях наудачу было бы просто глупо...
  Константин еще немного погонял вдоль спящей океанской кромки, а затем, припарковав летательный аппарат на посадочную площадку, уже пешком направился к своему особняку.
  Крытый натуральной черепицей дом он построил в непосредственной близости от океана. По началу Ярославцев хотел, было поселиться в горной местности, где надеялся воплотить в реальность свои романтические мечты о маленьком рыцарском замке...
  Но Марина не поддержала его устремлений, и выбрала этот травянистый холм, с вершины которого открывалась такая головокружительная панорама на играющие изумрудными волнами бескрайние водные просторы.
  Их семейные апартаменты представляли собой маленький двухэтажный, кирпичный особнячок, построенный в классическом английском стиле, сплошь увитый зарослями плюща и огороженный живым заборчиком из садовой ежевики.
  Ангелы, строго соблюдая, заключенный с планетой договор, старались во всем следовать принципу разумной достаточности и не излишествовали в своих бытовых устремлениях.
  Они не спеша, обустраивались в самых, как им казалось удобных местах, и очень щепетильно заботились о том, чтобы не нанести существенного урона окружающей их природе.
  И только неугомонный де Базиде вдруг, не с того, не с сего, выпал из общей обоймы, затеяв невиданное по своему размаху строительство.
  Неизвестно какая муха укусила расторопного Шевалье, но он, не смотря на подначки, а иногда и откровенные издевательства со стороны своих бывших однополчан, сперва тщательно спроектировал, а после приступил к возведению настоящей средневековой цитадели, намериваясь впоследствии превратить ее в "Резиденцию господ де Круа".
  Причем, к явному недоумению остальных колонистов, своей суетливой деятельностью наш горбоносый Шевалье, почему-то совершенно не раздражал Зею. Хотя, при ближайшем рассмотрении, объяснялось это загадочное обстоятельство очень просто. Сметливый и изрядно трепанный жизнью Мишель проводил все свои работы исключительно вручную, разумно применяя примитивные технологии, основанные на использовании только природных материалов. Синтетику и заменители он даже на дух не переносил, а молекулярным синтезатором пользовался только тогда, когда: "Жизнь уж слишком припирала!".
  В своих частых беседах с Ярославцевым француз с гордостью заявлял: "Здесь каждый камень мной отесан, намолен, и не раз пропитан потом!".
  Однако "старый прохвост" конечно же, немного лукавил, намеренно выпячивая свои личные заслуги. Дело в том, что Шарлота совсем недавно произвела на свет уже пятого пацана, причем их старшенький успел разменять седьмой годок, и теперь благодаря ее женскому героизму знаменитая "Стройка века" практически не испытывала дефицита в рабочих руках.
  Помимо самого де Базиде, маленькая семейная бригада горбоносеньких каменщиков копошилась от рассвета и до заката над возведением замкового фундамента. Причем Гаврош создавал не "некое подобие их будущего родового гнезда", а строил добротное, многофункциональное, крепостное сооружение, словно рассчитывал в скором времени выдержать в нем многовековую осаду.
  На этой почве наш неугомонный фортификатор вдрызг рассорился с Дормидонтовым, и Славяне, с треском, изгнали его из членов своего знаменитого братства.
  Хотя Мишель, при случае, не раз намекал Ярославцеву, что дело здесь вовсе не в его непомерных дворянских амбициях. Просто он как-то решил немного приударить за Ксюхой Дормидонтовой, ну и нарвался на ответную реакцию со стороны ее ревнивого супруга.
  Костя отнесся к объяснениям Гавроша философски. Шевалье и раньше имел моду частенько ходить налево, за что бывал неоднократно бит своей обожаемой супругой. Однако после непродолжительных и бурных разбирательств в их семье неизменно наступало перемирие, которое заканчивалось страстными объяснениями в любви, клятвами в гробовой верности, и милостивым отпущением грехов.
  А вот друже Ратибор, в отличие от француза, очень гордился тем, что сумел-таки сдержать свое слово и, следуя "Незыблемым традициям славянского движения", расселить своих единомышленников на обширной плодородной равнине, где они основали некое подобие патриархальной общины.
  "Славяне", как и было, задумано, расположились небольшими, семейными хуторами, на которых занялись сельскохозяйственной деятельностью, а совсем недавно, не смотря на свои языческие закидоны, на радость отцу Петру, наконец-то заложили фундамент под небольшую православную церковь.
  Благодаря их настойчивости, ежемесячно, все без исключения общинники съезжались на "Фестиваль народных промыслов", где бойко обменивались продуктами питания и предметами мелкого ширпотреба собственного производства.
  Веселова, как и предполагал, Ярославцев, едва успев отстроить по соседству с его домом примитивное, тростниковое бунгало, уфитилила на "Большую землю" для претворения в жизнь своих честолюбивых творческих амбиций. И нужно было отдать должное ее напору и целеустремленности, потому как дела у бывшего ефрейтора Космической пехоты сразу же поперли в гору... За два с небольшим года, она успела реализовать весь свой песенный потенциал, выпустив в свет двенадцать сольных альбомов, и теперь "снимала пенку", гастролируя как по метрополиям, так и по многочисленным федеральным колониям.
  Булгакова продолжала обучаться в Академии, и во время очередных отпусков неизменно гостила у Ярославцевых.
  Ее личная жизнь так и не сложилась. От неудачного брака с Кормильцевым, который развалился буквально через три месяца, Елена успела родить сына и теперь, окончательно смерившись с участью матери - одиночки, решила всецело посвятить себя служебной карьере.
  По мере возможности она потихоньку обустраивала небольшую резиденцию в восточных степях на берегу маленького и очень живописного озера, намереваясь, в случаи форс-мажорных обстоятельств, осесть там навсегда.
  "Люди боя", не смотря на все старания, так и не смогли удержаться на планете!
  Вечная тяга к риску не позволила им вписаться в мирную жизнь и, после непродолжительных поисков они облюбовали крупный астероид, на самой границе Моря Дьявола и оборудовали на нем современную военную базу.
  Да и там, не успев, как следует обжиться, они занялись своим привычным делом и, изредка, когда предстоящая военная операция отличалась непомерной сложностью, и требовала усилий большого количества профессионалов, обращались за помощью к "зажравшимся колонистам".
  Те, в свою очередь, с удовольствием откликались на подобные призывы, радуясь предоставленной возможности, как следует прогнать адреналин по венам, а так же вспомнить все, чему их когда-то так долго и добросовестно учили.
  
  Костя отварил металлическую калитку и ступил в полузатененный двор.
  В воздухе уже вовсю порхали бабочки и витали едва уловимые ароматы просыпавшихся цветов.
  День обещал быть жарким, и поэтому все живое старалось, вдоволь запастись влагой.
  Несмотря на небольшие размеры, внутреннее убранство их приусадебного участка, могло бы смело претендовать на реальное воплощение самой смелой мечты самого изысканного восточного императора. Цветы, кусты и экзотические растения здесь были не только высажены, но и ухожены с такой любовью, что все, кто впервые попадал сюда, поневоле сравнивал этот зеленый уголок с библейскими райскими кушами.
  Марина, торопливо запахнувшись в ночной халат, встретила мужа возле арочного входа на крыльцо.
  Ее красивые, пухлые губы кротко прошептали:
  - Доброе утро милый.
  - Доброе утро мой маленький бриллиантик! - Костя поцеловал ее в теплую щечку и увлек за собой в дом.
  Дети еще спали, и ни что не мешало им в этой утренней тишине всласть поворковать друг с другом.
  
  
  Их сыновьям - близняшкам, ровно неделю назад, исполнилось два года. День рождение малышей, по уже заведенной традиции, отпраздновали всей общиной, и теперь детская просто ломилась от недорогих, но очень красочных и душевных подарков.
  И вот незадача, лишь только стоило птице по имени Счастье свить свое гнездышко над их семейным очагом, время, словно испуганная лошадь тут же устремилось вскачь.
  Казалось бы, совсем недавно они покинули Золотарь и высадились на этой, так похожей на Землю, планете. Но в суете и заботах, по первому обустройству, Константин и Марина не успели и глазом моргнуть, как стали счастливыми родителями, а третья весна, упоительно танцуя головокружительный вальс, с любопытством заглядывала в окошки их двухэтажного особняка.
  Однако Ярославцевы, не больно-то переживали по этому поводу и были счастливы как никогда!
  Ведь именно так казалось тем, кто с легкой завистью наблюдал за ними со стороны.
  И, конечно же, завидовать было чему...
  Все в их доме ладилось. Мальчики, росли подвижными, здоровыми, любознательными и никто не слышал, чтобы супруги хотя бы раз повысили друг на друга голос.
  Марина очень ревностно и ответственно занималась как обучением, так и воспитанием своих первенцев, а Костя больше налегал на их физическое и духовное развитие.
  В основном Ярославцевы старались жить в свое удовольствие, но при этом строго соблюдали принцип разумной достаточности в быту. И поэтому они не испытывали ни в чем нужду, не зацикливались на мелочах, и не создавали себе искусственных проблем.
  В редкие выходные все семейство непременно отправлялось к кому ни будь в гости, или принимало друзей у себя.
  Они очень тщательно продумали свой домашний уклад, и совершенно не собирались затевать глобальных жизненных перемен.
  Но как бы, ни старался Константин сохранить в неприкосновенности свою семейную жизнь, на ее безоблачном горизонте постепенно начали появляться первые грозовые тучи.
  Ведь как ни крути а, после заселения планеты, боевое существование бывшего капитана космической пехоты безвозвратно кануло в прошлое. И именно это обстоятельство почему-то совершенно не радовало его. С одной стороны он достиг того, о чем мечтал, и к чему так упорно стремился, с другой, спокойная и размеренная гражданская жизнь очень скоро стала вызывать у него приступы отвращения.
  Ярославцев крепился, как мог! Он по уши забурился в общественную работу, был избран неформальным лидером всей общины, ежедневно решал целый ворох административных вопросов, да еще к тому же выступал посредником в спорных вопросах между Ангелами и Зеей.
  Однако все чаще и чаще наш боевой капитан ловил себя на мысли, что в той, своей прошлой, жизни он ощущал себя намного увереннее и комфортнее.
  Единственным утешением оставались сны...
  В них Ярославцев вновь высаживался на враждебные планеты, умело командовал подчиненными, увлекал людей в атаку и самое главное - ДОБИВАЛСЯ ПОБЕДЫ.
  И чем чаще он пытался отмахнуться от прошлого, тем сильнее и жестче оно брало его за горло. Потому что в душе, как ни крути, он по-прежнему оставался Человеком боя и тоска по "Армейки" ежедневно глодала его изнутри. И хотя он и старался утешить себя тем, что время рано или поздно излечит этот недуг, ожидаемого облегчения так и не наступало.
  Подобное положение вещей очень беспокоило Марину. Она постоянно переживала за мужа и всячески старалась окружить его любовью и заботой, чтобы хоть как-то отвлечь от невеселых, лезущих в голову, мыслей. Успев настолько сильно прикипеть к Ярославцеву, Марина была готова любой ценой сохранить тепло их семейного очага. Поэтому Костя буквально боготворил ее за это, понимая рассудком, что более преданной, ласковой и любящей супруги ему не сыскать на всем белом свете.
  Сегодня он красочно пересказал ей свои впечатления от прогулки, однако, молодая хозяйка, не разделила его восторгов и расстроено кивнула в сторону открытого окна:
  - Твои азалии снова завяли, так и не успев распуститься.
  - Я уже видел. - Огорченно вздохнул раздосадованный муж и посетовал: - Ни как не возьму в толк, чего им в этот раз то не хватило?
  - О-о-о! Ты же знаешь, что это особый, очень редкий сорт. - Попыталась успокоить его Марина. - Помнишь, о чем говорил тебе старый шаман с Акташкого плоскогорья?
  - К моему стыду, я слушал его тогда не внимательно. Кажется, он пытался убедить меня в их чудодейственных свойствах. Но мне, почему-то показалось, что он просто набивает цену в надежде раскрутить нас еще на парочку монет?
  - Не скажи! Я тут недавно покопалась в глобальной архивной сети и отыскала об этом сорте весьма любопытную информацию. Они не только чудодейственны, они еще и очень чувствительны к человеческой натуре. Например, в древнем Китае императоры всегда перед тем, как заключить с чужеземным послом дружественный договор, под любым предлогом, старались завести его в беседку, свитую из этих благородных цветов. При этом сами, оставаясь на пороге, очень внимательно следили за соцветиями, и если те начинали подсыхать, то сразу делали вывод, что истинные помыслы дипломата, очень далеки от его сладких речей и клятвенных заверений.
  - Неужели ты веришь в эти фантазии?
  - Конечно же, нет! Смешно предполагать, что в нашем доме кто-то вынашивает коварные замыслы. По-моему если мы как-то и влияем на них, то причина здесь кроется в нашем боевом прошлом. Это оно несет в себе колоссальный заряд отрицательных эмоций и, не смотря на все старания, губит твои обожаемые кусты. По любому они каким-то образом чувствуют состояние твоей души и непроизвольно реагируют на это. Не расстраивайся, дорогой! А то ты прямо спал с лица. Я верю, что очень скоро наши волшебные азалии обязательно зацветут.
  В этот момент наверху, прямо над их головами, раздался шум пробудившихся детей, и супруги, опережая друг друга, поспешили к своим чадам.
  - Ключики мои! - Марина прижала к себе разомлевших ото сна младенцев, осыпая их взъерошенные макушки поцелуями.
  Муж присел рядом и, поприветствовав наследников, неожиданно поинтересовался:
  - Марин, а почему ты все время называешь их "Ключиками"?
  - Не знаю. - Она искренне пожала плечами. - Просто вырывается, каждый раз, как-то само собой. Ой, - вдруг спохватилась супруга, - я совсем забыла тебе сказать. От Сотника час назад пришло донесение с пометкой: "Срочно", в котором он приглашает нас в "добровольно-принудительном" порядке посетить его прославленную астероидную базу. Я тут же обзвонила почти всех Ангелов. Ты знаешь, им тоже поступили эти странные депеши.
  - Не вижу в них ничего странного? - мягко возразил Ярославцев. - Наверняка Иван Ивановичу подвернулась стоящая работенка, но после детального анализа заявки он понял, что явно не рассчитал свои силы, и решил посоветоваться со всем отрядом. Такое бывало и раньше. В донесении указано время сбора.
  - Сегодня в десять утра.
  - Опаньки! Значит, у парней серьезные проблемы, раз они отважились беспокоить нас даже в воскресенье. Если наметиться что ни будь стоящее, ты согласишься принять участие в операции?
  - Конечно же, милый! Куда ты, туда и я.
  Костя трепетно поцеловал ее в губы:
  - Ну, что моя боевая подруга? Тряхнем для приличия еще разик стариной!?
  Олег и Сергей вдруг закапризничали и Марина, взяв их за руки, повела умываться, при этом еще и, успевая отдавать Ярославцеву необходимые распоряжения:
  - Я вряд ли смогу управиться по дому к этому сроку. Слетай, пожалуйста, к Иван Ивановичу сам, да разузнай там, что к чему... А потом и мне расскажешь... Тем более, сегодня должна приехать на каникулы Ленка Булгакова... Надо бы прибраться, подготовиться, сообразить праздничный стол. А заодно, если вдруг возникнет острая необходимость нашего участия в операции, попросим ее приглядеть за мальчиками.
  
  
  Капустин вместе с Сотником встречали прибывающих однополчан у выхода из кабины нуль-переброски.
  Каждому они тепло пожимали руку, словно не виделись целую вечность, и приглашали пройти на Центральный командный пункт, где по их заверениям все уже было давно готово для проведения расширенного отрядного совещания.
  Капустин за последнее время совершенно не изменился, что нельзя было сказать об Иване Ивановиче. И в жестах, и в поведении, а так же манере построения речи у бывшего "отрядного Костолома" появилась естественная командная уверенность, которая постепенно переросла из его личной самооценки во всеобщее признание со стороны своих бывших коллег. Все это, конечно же, вызывало здоровое чувство зависти у большинства Ангелов, которые осознанно отошли от ратных будней и теперь в спокойствии обустраивали свой домашний быт на Планете - Призрак.
  Хотя, сказать по правде, никаких чудес в этой, на первый взгляд, загадочной метаморфозе не просматривалось. Ведь командирами не рождаются, ими становятся! И на процесс формирования Ивана Ивановича как будущего офицера, большое влияние оказал практический опыт командования современнейшей военно-космической базой, который позволил ему достаточно быстро совершить трансформацию из упертого и исполнительного бойца в более-менее толкового командира тактического ранга. Как оперативник он, конечно же, был еще сыроват, но не собирался с этим мириться, и уж тем более останавливаться на достигнутом.
  Поступив год назад на заочное отделение Академии Космической пехоты, бывший стрелок-разведчик с таким остервенением начал грызть граниты военных наук, что все, без исключения преподаватели, неоднократно ставили его в пример остальным, менее усидчивым и амбициозным, слушателям.
  Другим направлением, куда он прилагал свою кипучую энергию, являлось постоянное совершенствование боевых возможностей находящейся в его распоряжении базы. Сначала эта неугомонность вызывала дружеский скептицизм даже у "Людей боя", однако, очень скоро бывшие отрядные спецы и инженеры, причем все без исключения, стали наведываться сюда и пытаться задержаться под любым благовидным предлогом, стремясь принять активное участие в разработке новых образцов вооружения и боевой техники.
  И не вопрос! Иван Иванович, не отказывал ни кому, был искренне рад их помощи и старался загрузить работой на полную катушку.
  Тоска по бурному прошлому терзала Ангелов с завидным постоянством, и им вновь хотелось не только чего ни будь там повзрывать, или повозиться с холодной плазмой, но так же изобрести, внедрить и довести до ума такую боевую разработку, чтобы после все вокруг долго охали от зависти.
  А Костя, наблюдая за этим со стороны, втихаря благодарил Бога, что у него хватило мудрости совместно с единомышленниками сохранить для отряда столь необходимую всем, отдушину.
  
  
  Ангелы, эмоционально обмениваясь последними новостями, не спеша, заполняли командный отсек. Старожилы базы подготовились к их встрече основательно. Они заранее выставили необходимое количество посадочной мебели, а сами скромно расположились на своих штатных местах.
  Ярославцев, оккупировав ближайший двухместный диванчик, вальяжно развалился и, по привычке, пересчитал народ.
  Марина как всегда оказалась права: почти весь отряд собрался по тревоге. Исключение составили только: Мишель де Базиде со своим семейством, да гастролирующая по колониям Белошвейка. Еще в коридоре, в приватной беседе с Сотником, он узнал, что Шевалье впервые отказался от участия в операции, при этом пространно сославшись на отсутствие свободного времени.
  А вот капитан Булгакова, не смотря на статус вольноопределяющегося члена отряда, старалась, как можно чаще присутствовать на подобных мероприятиях. Сегодня она тоже не стала делать для себя исключение и скромно расположилась в углу, заинтересовано наблюдая за всем происходящим вокруг.
  Выглядела Елена Викторовна, как всегда, великолепно, и Костя решил лично засвидетельствовать ей свое глубочайшее почтение.
  Он подошел и с удовольствием припал к ее маленькой, пахнущей жасмином ручки, а затем и вовсе осмелился предложить пошушукаться на своем командирском диване.
  - Как дела, будущий Начальник разведки? - капитан доверительно приобнял ее левой рукой за гибкую талию и незаметно для остальных легонько погладил по попе.
  - Не плохо, - нейтрально ответила та и так же легонько саданула его локотком под ребра.
  Он убрал руку, хмыкнул и поинтересовался:
  - Ты здесь давно, недотрога?
  - Прибыла позавчера вечером в восемнадцать ноль-ноль.
  - Не понял? - возмутился Ярославцев. - А почему до сих пор не у нас? Или брезгуем-с?
  - Не болтай ерунды, - обезоружила его своей очаровательной улыбкой Елена, - на базе накопился целый ворох проблем как раз по моему профилю, да еще этот новый заказ, из-за которого мы здесь паримся. Будь я на месте Сотника, то смело послала бы нанимателей куда подальше.
  - Это еще почему?!
  - Уж больно дело стремное.
  - Да ну?! - заинтересованно оживился капитан. - Просвети.
  - Нет уж, дудки! Сами будите решать. Я только выскажу свое личное мнение, если конечно кое кто хорошо меня об этом попросит... А то Иван Иванович и так нервничает. Еще скажите потом мол, накаркала, и сорвала вам выгодный контракт.
  - Лады! - примирительно развел руками Константин и сделал вид, что рассматривает построившуюся за спиной Капустина группу подростков в новеньких штурмовых комбинезонах, с боевыми минилучеметами на ремнях.
  Вообще Люди боя, в отличие от обитателей Планеты - Призрак, более фанатично относились к воспитанию и обучению своей подрастающей смены. Вопреки протестам большинства Ангелов они не давали горячо любимым отпрыскам ни малейшего спуску и почти с пеленок приучали их к Корабельному уставу и запаху пороха. Ведь давно известно, что совершенству, в военном деле, нет предела! Однако бывшие космопехотинцы очень не желали превращать их в ограниченно развитые машины для убийств, и поэтому ставили перед собой довольно амбициозные задачи, стараясь подходить к процессу формирования своих чад как можно более разносторонне.
  И благодаря такой вот твердой настойчивости эти маленькие солдаты помимо навыков профессионального владения оружием, уже в совершенстве освоили пять языковых ветвей основных рас Внеземелья, а так же проходили заочное обучение, в самом продвинутом кадетском корпусе.
  Конечно, столь хлопотное занятие отнимало уйму средств, но родители не жалели денег на их образование, и занимались своими отпрысками настолько серьезно, что Костя даже подумывал о временном переселении вместе с сыновьями на астероид годика так через три, если конечно Марина не станет категорически этому препятствовать.
  - Внимание и повиновение господа! - Рядовой Сотник на правах Командира Базы, поднял вверх правую руку.
  Присутствующие немедленно затихли.
  - Я собрал вас у себя, дорогие мои однополчане, по одной простой причине. В наш адрес на днях поступила очередная заявка. - Иван Иванович смолк, давая возможность каждому отреагировать, как тот посчитает нужным.
  Ярославцев хотел, было раскрыть рот, но его опередил Кочетыгов:
  - Вано, а интрига то здесь в чем?! Ты вызвал нас только за этим? Тогда я совершенно ничего не понимаю? Мы и раньше получали заявки. Заявка не контракт. Это плевое дело, с которым в состояние стравиться обычная группа спецов.
  - Не строчи как пулемет. - Вмешалась Булгакова. - У командования базы были все основания для сбора отряда по тревоге. Депеша получена по каналу правительственной связи и подписана Председателем Объединенного Совета Федерации.
  - Футы, нуты - ножки гнуты! - воскликнул Дормидонтов. - Это что же тогда получается: все разумное человечество, вместе с Боевым флотом и колониями подняло лапки к верху и просит нас о помощи?
  - Не знаю господа, чем они руководствовались, - Сотник застенчиво жулькал берет, - и почему обратились именно к нам? Да и дело то вроде плевенькое, - попытался он успокоить присутствующих, - нужно только разыскать пропавший боевой линкор.
  - Всего то?! - не поверил в услышанное Ярославцев, и заинтриговано продолжил: - Здесь что-то не чисто... Давай-ка, Иван Иванович, не темни и рассказывай, все как есть.
  - А че мне темнить-то? - с наигранной обидой проворчал Сотник и достал из кармана вчетверо свернутый бланк телеграммы. - Вот, черным по белому, - и он громко зачитал текст: - "Объединенный Совет Федерации просит подразделение "Ангелов Тьмы" принять участие в розыске боевого линкора "Оберон", бортовой номер семьсот сорок семь. Если вас заинтересует эта информация, просим связаться по правительственному каналу для обсуждения условий найма подразделения".
  - И ты не утерпел и, конечно же, связался? - язвительно поинтересовался Дормидонтов.
  Рядовой сделал утвердительный знак рукой.
  - И нафига?! - осуждающе пророкотал Ратибор. - Мы же, кажется, зареклись не иметь с Правительством никаких дел.
  - Меня сгубило банальное любопытство. - Спокойно пояснил Сотник.
  - Господа! А чего мы собственно гоношимся?! - благоразумно вмешался в их перепалку Ярославцев. - Я считаю, что командир базы поступил совершенно правильно. Ни кто, же не принуждает нас участвовать в поисках пропавшего корабля. Более того, Правительство, в вежливой форме, предлагает нам высокооплачиваемую работенку. Я вообще считаю: хватит нам довольствоваться заказами от частных лиц и средних фирм. Отряду пора заявить о себе масштабно. Давайте до конца выслушаем командира базы, а после, взвесив все "за" и "против", примем решение: участвовать нам в этой акции или нет. Продолжайте Иван Иванович.
  - Короче, я связался с ними и попросил выложить свои карты на стол. К середине разговора с их представителем я понял, что они водят меня за нос.
  - И что же тебя так насторожило, проницательный ты мой? - скептически фыркнул Дормидонтов.
  - Размер гонорара. Для такой, вроде бы, несложной операции он был сильно завышен.
  - Во как?! - не успокаивался Ратибор. - И ты сразу же решил, что нас хотят заманить в ловушку. Правительство не ест, не спит и не пьет, все думу думает: как же им побыстрее свести с нами счеты.
  - Друже Ратиборе! - досадливо скривился Ярославцев. - Ну почему Вы всегда считаете других намного глупее себя? Ваш необоснованный скептицизм начинает действовать всем на нервы. Пожалуйста, наберитесь мужества и дослушайте командира базы до конца. Ведь мы здесь пока еще гости.
  Лидер Славян тут же умолк, а Сотник, кивком головы поблагодарив капитана, продолжил:
  - Я, под благовидным предлогом приостановил переговоры и, незамедлительно связавшись с капитаном Булгаковой, попросил ее, как следует прокачать этот вопрос, и как оказалось, не ошибся. Елена Викторовна, надо отдать ей должное, если захочет, кого угодно выведет на чистую воду.
  - Так давайте ее и послушаем! - предложил Капустин. - Всяко лучше усваивать информацию из первоисточника.
  - Ну, если вы так настаиваете, господа, - церемониально откланялась профессиональная контрразведчица.
  В отряде ее немного недолюбливали за повышенное самомнение, но Ярославцев считал, что Начальник разведки должен быть именно таким: самоуверенным, заносчивым и дерзким, способным хоть перед кем отстоять свою точку зрения. Поэтому Елена Викторовна, интуитивно чувствуя скрытую поддержку и завуалированное одобрение со стороны самого могущественного человека на планете, вела себя с общинниками, немного свысока, да еще к тому же, до сих пор, набивая цену, не давала окончательного согласия на занятие этой хлопотной и весьма ответственной должности.
  Теперь, выдержав многозначительную паузу, она заговорила, как всегда коротко, сжато и по существу:
  - Многоцелевой звездолет "Оберон", бортовой номер 747, был спущен со стапелей три года назад и, после полугодовых испытаний, введен в состав Боевого флота Федерации. Это суперсовременный линкор, построенный на основе последних научных достижений, предназначался для прорыва глубоко эшелонированной космической обороны противника и уничтожения пунктов управления на значительном удалении от его боевых порядков. На вооружении корабля имеются: водородные торпеды с системой гарантированного преодоления рубежей противокосмической обороны, четыре независимые двигательные установки на быстрых нейронах, а так же система визуальной защиты и маскировки, которая по своим тактико-техническим характеристикам очень близка к нашим последним разработкам в этой области.
  - Силовой экран? - не утерпел от восклицания Капустин.
  - Комбинированный, с достаточно высокой степенью живучести, в дополнении к нему - многослойная броня и автономная, дублируемая операторами, противоракетная и противоторпедная защита. Федеральное правительство неспроста так обеспокоилась фактом пропажи этого звездолета. Оно вбухало в проект хорошие деньги, и теперь выказывает сильную заинтересованность в выяснении его местонахождения или хотя бы причин исчезновения. На счету линкора "Оберон - 747" четыре космических боя и две успешно проведенные локальные операции. Уровень подготовки экипажа вне всяких похвал. Спецы и многопрофильники на него отбирались по всем Вооруженным Силам. Средний возраст данных специалистов сорок пять лет. Причем уровень их технического образования соответствует преподавательскому составу ведущих военных академий Федерации. Месяц назад звездолет с основным составом экипажа заступил на боевое дежурство в созвездие Дракона. Спустя неделю, с ним пропала связь. На поиски были направлены три корабля дальней космической разведки, а так же тяжелый дредноут для проведения силовой операции. Однако на исходе четвертых суток они так же бесследно канули в небытие. Анализ радиопереговоров, усилия пеленгаторов и космических слухачей обстановки не прояснили. Естественно, что после всего случившегося правительство было вынуждено поставить на уши Главное разведывательное управление. Эти джентльмены, надо отдать им должное, со всей серьезностью подошли к выполнению столь ответственного поручения. Но и они после недели напряженных поисков, были вынуждены расписаться в собственном бессилии. Скажу больше, по их авторитетному заключению никто, в границах освоенного Внеземелья, на сегодняшний день не может предоставить сведений о пропавшем звездолете. Получив эту неутешительную информацию, высшие чины из Министерства обороны, в последний раз проанализировав сложившуюся ситуацию, единодушно решили засунуть свою гордость куда подальше, и обратились к нам за помощью.
  - А Федералы, случайно, не заподозрили нас в случившемся? - высказал свои опасения Дормидонтов.
  - Мне кажется, что вы льстите себе голубчик! - прогнусавил Кочетыгов, подражая популярному детскому мультгерою, и тут же закашлялся от гневного взгляда рядового Сотника а, Елена Викторовна, лукаво улыбнувшись, продолжила с некоторым торжеством:
  - В ходе оперативной проверки всех возможных вариантов развития этого чрезвычайного происшествия специалисты из Главного разведывательного управления уделили особое внимание проверке озвученной вами версии. И если бы их подозрения подтвердились, то мы бы уже находились с Федерацией в состоянии полномасштабной войны. У меня все, господа! Более подробные сведения вам вряд ли еще кто предоставит. - Она умолкла, а на центральном командном пункте воцарила такая тишина, что можно было услышать звук от падения иголки.
  Информация настолько сильно зацепила отставников за живое, что каждый не спешил раскрывать рта, опасаясь сболтнуть, что ни будь лишнее.
  - Ну, что орелики не веселы, что буйны головы, повесили?! - гаркнул, да так что все вздрогнули Ярославцев. - Я смотрю, эта проблема накрепко засела в ваших мозгах. Может, не станем дальше изображать из себя героев, а тихо и мирно проведем тайное голосование, в ходе которого и решим: а стоит ли нам вообще ввязываться в это дело?
  Ангелы одобрительно загудели, как растревоженный пчелиный рой и полезли в карманы за маркерами.
  Дочь Сотника, быстро пройдя по рядам, раздала одинаковые бумажные квадратики, и вся процедура принятия решения заняла не более трех минут.
  - Кому доверим право подсчета? - Ярославцев дважды поплевал на большой и указательный палец правой руки.
  - Я думаю, здесь нужен наименее заинтересованный человек, - взвешено рассудила Грызлова, - и, лучше всех это получится у капитана Булгаковой.
  - Вы не возражаете? - Костя повернулся к Елене.
  - Я всегда готова прийти к вам на помощь, мой капитан. - Девушка, не раздумывая, придвинула к себе гермошлем и споро начала разворачивать сморщенные комочки...
  Ничто не выдавало ее эмоций...
  Когда последний бюллетень был проверен она, неподражаемо дернув бровью и скептически воскликнув:
  - Ну, кто бы сомневался! - отодвинула от себя ворох измятых квадратиков, а затем предельно сухо огласила итоги голосования: - К моему глубочайшему изумлению уважаемые однополчане, готовность участвовать в поисковой операции выразили все присутствующие в этом зале.
  Ангелы удивленно переглянулись, но вопросы задавать не стали.
  - Когда выступаем? - с показушной бравадой поинтересовался у командира базы раскрасневшийся от возбуждения Кочетыгов.
  - Боишься не успеть затариться плюшками и пончиками? - хихикнула Венера.
  - А вопрос то, между прочим, задан как нельзя по существу! - оборвал прокатившиеся по рядам смешки Ярославцев. - Операция далеко не рядовая и поэтому на ее подготовку понадобиться энное количество времени, кое какие согласования, ну а про финансовые вливания, я и вовсе промолчу. В первую очередь нам, конечно же, необходимо избрать Начальника экспедиции, а так же оперативный штаб, и на этом сегодня следует ограничиться. Пусть руководство выработает план, а остальные, тем временем, займутся индивидуальной подготовкой. И, самое главное, на каких кораблях мы собираемся выступать?
  - У нас есть две боеготовые единицы способные перебросить необходимое количество личного состава и снаряжения. - Подал голос Сотник. - Хотя меня уже сейчас терзают некоторые сомнения, ведь предыдущие поисковые группы убыли на боевых звездолетах и потерпели полное фиаско. Поэтому считаю целесообразным произвести переброску отряда через Врата до ближайшей, оперативной точки, а уже там, на месте, арендовать пару транспортных ботов и пошнырять на них, под видом мирных торговцев, по подозрительным местам.
  - Не лишено здравого смысла? - одобрил решение командира базы Дормидонтов. - Уж если линкорам оказался не по зубам этот орешек, то переть всей своей боевой мощью в никуда, действительно не имеет смысла.
  - А если нам внезапно потребуется помощь лучеметов главного калибра? - спросил скромно помалкивающий до этого времени Нуриев.
  - Если дело дойдет до тяжелой артиллерии, то это уже не поисковая операция, а маленькая локальная война. При таком развитии оперативной обстановки самое разумное будет - побыстрее унести от туда ноги. Поэтому предлагаю заранее разместить на обоих арендованных ботах автономные кабины нуль-переброски.
  - Вай ме-е, Ратибор - джан, это влетит нам в такую копеечку! - Как всегда заскупердяйничал Геворкян.
  - А в чем проблема?! - ощетинился, словно еж Дормидонтов. - Пусть Иван Иванович заранее обговорит все финансовые вопросы с Федеральным правительством. Им сейчас просто некуда деваться. Мы же не требует от них десять тон натуральной черной икры в золоченой упаковке. Нужно просто грамотно и обоснованно оформить заявку.
  - Однако не стоит посвящать их в наши планы. - Ярославцев прошел к столу и встал за спиной Сотника. - Наверняка в Правительстве имеются каналы для утечки информации. Тем более что мы пока не знаем, кто реально стоит за пропажей звездолета, и будем действовать в слепую, на свой страх и риск. Предлагаю ограничиться запросом необходимой суммы и предупредить: если они не согласятся, то мы, в свою очередь откажемся участвовать в операции.
  - Заметано! - воскликнул Дормидонтов, азартно потирая руки.
  Остальные тоже одобрительно закивали и оживленно зашушукались.
  
  
  Константин вернулся домой поздно вечером.
  Марина уже давно уложила спать детей, и теперь ждала его вместе с Булгаковой в гостиной.
  Костя, молча, умылся и набросился на еду.
  Пока он жадно уничтожал разогретый ужин, девушки в полголоса обсуждали последние галактические сплетни, но стоило только капитану загреметь посудомоечной машиной, все их внимание сразу, же переключилось на его персону.
  - Милый, ты ни чего не хочешь мне сказать? - кротко поинтересовалась Марина.
  - Я думал, ты и так уже все знаешь. Разве Елена Батьковна не поделилась с тобой своими впечатлениями? - Вяло отбрыкнулся капитан.
  Неожиданно девчата обиделись по-настоящему, надули губы и демонстративно повернулись к нему спиной.
  - Ладно, ладно, сдаюсь! - поднял руки вверх хозяин дома. - План операции уже отработан, но пока только в общих чертах. Мы выступаем через двое суток. Что еще интересует рассерженных леди?
  Марина и Елена одновременно посмотрели на него.
  - Я не понимаю, как ты до сих пор уживаешься с этим грубияном? - кокетливо пошутила гостья, наполняя свой фужер белым вином.
  - И не говори! Ей прямо сейчас уже можно ставить памятник на лужайке возле дома. - Ярославцев устало зевнул и, развалившись на диване, с ходу заявил своей драгоценной половинке: - Солнышко, а меня избрали начальником экспедиции.
  - Поздравляю! И что дальше?
  - Как это, что?! Ты же знаешь, что по нашим неписаным правилам, я не имею права отказаться от этой должности. Ты же, напротив, можешь на вполне законных основаниях не участвовать в операции. И, положа руку на сердце, я бы очень не хотел видеть тебя в штатном экспедиционном расписании.
  - Вот еще! - искренне возмутилась Марина. - Я не собираюсь обрастать мхом у кухонной плиты, пока ты будешь в который раз спасать все разумное человечество.
  - Малыш! - взмолился Ярославцев. - Те же знаешь: мое чутье на неприятности никогда меня не подводило. А сейчас оно просто кричит в оба уха об опасности. Пожалуйста, будь благоразумна! Останься на этот раз дома.
  - И не подумаю! - Марина уселась ему на колени и обняла за шею. - У него, видите ли, плохое предчувствие... Тогда, тем более, я не пущу тебя одного.
  - А дети? - слабо призвал ее к благоразумию Ярославцев.
  - Елена присмотрит за ними до нашего возвращения.
  Булгакова в подтверждении ее слов утвердительно кивнула и вновь наполнила свой бокал вином. Внезапно она прислушалась и тревожно окликнула хозяйку:
  - Мариша, мне кажется в детской, что-то происходит.
  Действительно, со второго этажа, донесся какой-то шум.
  - Сейчас проверю! - обеспокоенная мама тут же выпорхнула из гостиной.
  - Мой капитан, - еле слышно, обратилась к Ярославцеву гостья. - Нам нужно найти время для очень обстоятельной беседы.
  - Без свидетелей?
  - Без свидетелей!
  - Это что, так серьезно? - попытался отшутиться капитан. Он чувствовал себя настолько уставшим, что совсем не горел желанием взваливать на свои плечи еще одну проблему.
  - Да, серьезней некуда. - Настойчиво заявила Елена.
  - Только не сегодня! - взмолился Ярославцев.
  - А когда?
  - Завтра, на утренней пробежке. Надеюсь, ты не против?!
  - Нет! - согласилась Булгакова и умолкла, потому что Марина уже спускалась по лестнице к ним.
  
  
  Раннее утро встретило их холодным влажным ветром, непрерывно дующим со стороны океана. Всю ночь бушевал шторм и водная гладь, так и не успев успокоиться, выплескивала свое пенное негодование на прибрежные скалы.
  Еще толком не отошедшие от сна, они легкой трусцою бежали по широкой горной тропе, петлявшей меж неказистых сосенок, и постепенно забирались все выше и выше.
  Елена Викторовна все время пыталась вырваться вперед, но Костя каждый раз останавливал ее шутливой репликой и, смутившись, она вынуждено сбавляла темп.
  Наконец тропа уперлась в каменный отвал, преодолеть который, без специального снаряжения было невозможно.
  - Ты нарочно выбрал именно этот маршрут?! - задиристо выкрикнула Булгакова.
  Ярославцев утвердительно кивнул и, усевшись на ближайший камень, как ни в чем не бывало, начал расшнуровывать кроссовки.
  - Тогда... Ты первый. - Неуверенно потребовала девушка.
  - Я был первым в прошлый раз. - Погрозил ей пальцем Константин.
  - Старый развратник. - Прошептала Елена и, краснея от смущения, стала раздеваться до нога.
  Костя заинтересованно следил за ней, покусывая травинку.
  Когда же на землю упали белые кружевные трусики, он резко подскочил, и тоже принялся срывать с себя одежду.
  А девушка в это самое мгновение, уже обратившись в юркую и проворную лисичку, пулей устремилась вверх по склону.
  - Ну-ну! - высказал вслух свой скептицизм капитан. - Каждый раз ты придумываешь что-то новенькое, и все равно проигрываешь в пух и прах.
  Процесс молекулярной трансформации был для него уже настолько привычным делом, что даже не вызвал легкого головокружения и, оказавшись на четырех лапах, он азартно бросился вдогонку за маячившим впереди рыжим хвостом.
  Однако, не смотря на его старания, резвая лисичка первой достигла вершины склона и выжидательно замерла, чуть вздыбив загривок.
  Бежать дальше было никуда. Высокий скалистый обрыв почти перпендикулярно уходил вниз и впечатывал свое основание в кромку прибоя.
  Внезапно рыжая прохиндейка припала к земле и резко отпрыгнула в сторону.
  Крупный пятнистый барс секундой позже бесшумно приземлился рядом.
  Она оскалила свою острую мордочку, громко чихнула и огненным клубком, ничуть не раздумывая, сиганула вниз.
  "Один-ноль, пока в ее пользу!", - совершенно не расстроился Ярославцев, ведь гонка только началась, и он стремглав последовал за ней.
  Теперь уже два ослепительно белых альбатроса, практически крылом к крылу, словно звено боевых флаев, улавливая воздушные потоки, устремились наперегонки в бесконечную даль океана. Они оба благоразумно берегли свои силы и поэтому старались использовать даже самый незначительный порыв ветерка...
  Удалившись от берега примерно на километр, бесстрашные покорители воздушный просторов одновременно обрушились в воду и... гибкими, зубастыми муренами поплыли к маленькому, затерянному посреди штормящего океана, островку.
  В этой экзотической гонки победителем считался тот, кто первым достигал суши. При этом трансформироваться разрешалось в кого угодно и сколько угодно. Однако на сегодняшний день, не смотря на частые тренировки, им едва хватало силенок на три перевоплощения с последующим обретением привычного человеческого облика.
  И именно поэтому, на заключительном этапе, Костя стал выкладываться по полной, что позволило ему очень скоро обойти свою соперницу.
  Вынырнув первым из воды, он, очеловечившись, в два энергичных гребка достиг берега, и вцепился руками в облепленный длинными водорослями валун.
  Спустя мгновение, вскарабкавшись на него, Ярославцев присел на корточки и замер, сильно склонившись вперед, в надежде не проворонить момент последней Булгаковской трансформации и подловить ее при выходе, на поверхность.
  И хотя это была всего лишь игра, честолюбие капитана не позволяло ему расслабляться, особенно после позорного поражения в самом начале их увлекательного поединка.
  Однако девушка не спешила радовать его своим появлением.
  В ожидании прошла минута...
  Затем вторая...
  Он уже всерьез забеспокоился, когда внезапный и сильный тычок в спину опрокинул его обратно в океан.
  Костя тут же, до пояса, вынырнул из воды и, отплевываясь, на полном серьезе, пригрозил отшлепать кое-кого по голой заднице.
  Однако Елену Викторовну совершенно не смутили его грозные обещания. Она беззлобно и очаровательно рассмеялась, а затем издевательски пропела, гордо восседая вместо него на валуне.
  - Обманула дурака, на четыре кулака! А на пятую дулю, славно всех надули!
  При этом ее слегка загорелая грудь настолько сексуально и завлекающе вздрагивала, что Костя поневоле ощутил такой прилив желания в области паха, что едва не заблажил во все горло: "Держите меня трое, а то вдвоем не удержите!".
  Елена, мгновенно уловив перемену в его взгляде, строго погрозила ему пальчиком, и категорично заявила:
  - Нет! Нет! Нет!
  - Да! Да! Да! - плотоядно прорычал капитан и устремился на штурм обросшего водорослями пьедестала.
  Она взвизгнула и бросилась прочь по едва натоптанной тропинке.
  Когда раззадоренный преследователь наконец-то настиг не, слишком спешившую беглянку и аккуратно повалил ее на мох, Елена уже совершенно не сопротивлялась, прекрасно понимая, что Ярославцев не при каких обстоятельствах не нарушит тот зыбкий мирок взаимоуважения и бесконечного доверия, который был установлен между ними в одну из памятных ночей. Ведь именно тогда они поняли, что значат друг для друга значительно больше, и это духовное единение, к сожалению, полностью исключало секс...
  К тому же навеки связанные общей тайной, они были безгранично счастливы в этом слиянии и совершенно не желали разменивать свои чувства на сиюминутные позывы ненасытной плоти.
  Столь странная и до сих пор необъяснимая метаморфоза случилась с ними в конце восьмого месяца проживания на Планете - Призрак. Булгакова тогда отважилась приехать в свой первый отпуск из Академии и целых две недели гостила у Ярославцевых.
  Елена Викторовна решилась на этот шаг совсем не ради праздного любопытства. За время отдыха она планировала принять окончательное решение и либо остаться после выпуска с отрядом, либо податься на вольные хлеба.
  Небольшой осадок от прошлого все еще продолжал преследовать ее и, поселившись в дальнем уголке сознания, до сих пор оказывал влияние на личную самооценку. Однако к моменту своего первого визита она, уже полностью сформировала свою жизненную позицию по этому вопросу и решила вести себя с Ангелами, как ни в чем не бывало: ни перед кем заискиваться, и никому не навязывать свое общество. Короче, держала собственную планку на заранее определенной высоте. Как будто бы говорила этим: "Да, я создала вам в прошлом некоторое количество неприятностей, но совершенно не собираюсь посыпать голову пеплом и прилюдно каяться по этому поводу. Если вы заинтересованы во мне настолько, чтобы простить этот грешок, то принимайте меня такой, какая я есть".
  Конечно же, община отнеслась к ее визиту весьма насторожено. Хотя другой реакции Елена Викторовна собственно и не ожидала. Всеобщее радушие, угодливо распростертые объятия, и пылкие заверения в любви, ее бы крайне встревожили и заставили, как следует, призадуматься. И именно поэтому она, мудро воспользовавшись приглашением Ярославцева, пока что присматривалась, приценивалась и анализировала, анализировала, анализировала...
  И только в самом конце отпуска наша Сверхосторожность решилась-таки подать заявку на постоянное место жительства.
  Общее собрание Ангелов, без долгих обсуждений, большинством голосов удовлетворило ее прошение. Против никто не проголосовал. Лишь двадцать восемь человек дипломатично, без объяснения причин, решили воздержаться.
  Внутренне Елена Викторовна была вне себя от восторга! Подобный расклад при голосовании стал ее маленькой победой! Ведь в глубине души она продолжала считать себя: "Кошкой, которая гуляет сама по себе". И если ей удалось расположить к себе две третьи отряда, то в первую очередь от этого выиграла ее профессиональная гордость.
  В тот памятный вечер они вернулись от Дормидонтовых и сразу же расползлись по кроватям. Аленка организовала для всего отряда отвальную, и пиршество, начавшись поздним утром, прошло как никогда душевно и на славу...
   Примерно в полночь Костя пробудился оттого, что кто-то легонько прикоснулся к его щеке. Беременная Марина сладко посапывала под бочком, а возле его кровати стояла обнаженная гостья и, сверкая во тьме очами, настойчиво манила его за собой.
  Костик попытался, было упереться, но Булгакова сердито прошипела:
  - Идиот! Это совсем не то, о чем ты подумал! - и решительно сграбастав его за пижаму, буквально выволокла на свежий воздух.
  Уже в саду, отшвырнув опешившего капитана, Елена Викторовна безо всякого видимого усилия обернулась белой волчицей и тихонечко завыла, задрав к мерцающим звездам свой влажный от нетерпения носик.
  - Ах ты, красавица моя!!! - только и смог вымолвить восхищенный ее внезапным перевоплощением Ярославцев. - Ну, коли так, давай немного поиграем?! - предложил он ей осипшим от волнения голосом.
  Обратиться в серого хищника ему не составила труда, и они тут же устремились в ближайший подлесок, покусывая, от нетерпения друг друга за холку.
  Елена сразу же заняла доминирующее положение в этой маленькой стае. Ей просто не терпелось выпустить на волю свои звериные инстинкты, но Ярославцев предусмотрительно увел ее подальше от дома, и только там они совместно загнали, а потом загрызли молодую косулю и, урча от блаженства, стали поглощать ее теплую плоть, изредка оглашая победным воем ближайшие окрестности.
  Когда желудки отяжелели настолько, что сытая истома слегка затуманила их разум, довольная пара, быстро перебирая лапами, спустилась к океану и почти до самого рассвета слушала, как шелестят о прибрежную гальку ленивые волны.
  В ту ночь Ярославцеву вновь посчастливилось испытать уже почти забытое чувство из своего далекого детства, и до краев переполненный непередаваемым, сказочным блаженством он ощутил себя настолько раскованным и дерзновенным, что совершенно не хотел возвращать себе человеческий облик.
  
  
  
  Тем временем праздник души продолжался и, стиснув это прекрасное тело в своих объятиях, Ярославцев трепетно потерся щекой о ее бархатное плечико и, не вытерпев, сварливо проворчал:
  - У-у-у хитрюга! Все-таки не удержалась и нарушила наши правила?!
  В ответ она лизнула его в шею и капризно заоправдавалась:
  - Я самую малость! Ну, вот столечко! Давай лучше будем считать все случившееся моим маленьким женским капризом. Мы же не обговорили заранее допустимое количество трансформаций?
  - Все равно тебе не вымолить у меня прощения! - голосом средневекового падре надменно проскрипел Ярославцев. - Правда, если моя согрешившая сестра готова во всем раскаяться и рассказать своему духовному наставнику и брату по вере, как ей удалось его облапошить...
  - Ради Вас, святой отец, я готова на все! - торопливо заверила его Булгакова.
  Очень часто, наедине они любили подобные дурачества и порой, настолько вживались в придуманные образы, что могли бы украсить своей игрой подмостки лучших столичных театров.
  - Ну, коли так, - Константин торжественно протянул к ней свою растопыренную длань, - повелеваю: принять обратно раскаявшеюся грешницу. Более того, я все еще готов, набравшись терпения, выслушать твое правдивое покаяние о, моя дерзкая и неблагодарная вероотступница.
  - Видел бы нас сейчас отец Петр. - Не сдержавшись, хихикнула Елена.
  - Не отвлекайся! А то действительно отлучу от веры.
  - Но, господин достопочтенный инквизитор! Мои помыслы были чисты и невинны. Я не собиралась совершать ничего противозаконного. - Она подобострастно встала на колени и, сложив лодочкой ладони возле самых губ, чтобы вновь случайно не рассмеяться, продолжила свою исповедь: - Я просто имела дерзость пристроиться за Вашей Светлостью. Надеюсь Вам известно, что в водной среде любое тело...
  - Двигаясь с большой скоростью, оставляет за собой зону некоторого разряжения. - Поддакнул ей, млея от удовольствия, Ярославцев. И тут он настолько расслабился, что Булгакова не замедлила возглавить эту импровизацию.
  - Совершенно верно! - она в мгновенье ока сменила образ и теперь уже самозабвенно исполняла роль строгой школьной учительницы готовой, если понадобиться, скрутить в бараний рог даже самого отъявленного уличного хулигана. - Вполне естественно, что эта маленькая хитрость позволила мне не растратить остаток сил, а разумно использовать его на еще одну трансформацию. И пока ты, раззявив рот, караулил меня возле камня, я не спеша, обогнула остров и перелетела сюда маленькой, серенькой птичкой. Ну, вот опять ты корчишь недовольную моську. Нельзя же все воспринимать так близко к сердцу. Тем боле, что я уже устала повторять: "Мы не корову, в конце концов, проигрываем". Короче, хватит дуться! Встал, извинился и облобызал мою сахарную щечку.
  Искренне расшаркавшись, он исполнил ее желание, а затем прокомментировал все произошедшее всего лишь одним словом:
  - Впечатляет!
  - Что именно?
  - С какой быстротой и легкостью ты совершенствуешься... Прямо как в сказке, не по дням, а по часам. А ведь еще совсем недавно тебя едва хватало на одно, самое простенькое превращение... Я вот только одного не пойму, с какой стати Зея выбрала именно тебя?
  - А не твою обожаемую недотрогу? - по ее реакции было видно, что Булгакова очень долго ждала, когда он отважиться задать ей этот вопрос. - Просто я, в отличие от Марины, никогда не старалась прикинуться ангелочком, и оставалась собой при любых обстоятельствах.
  - Нет, подруга, здесь ты явно перемудрила! Что-то я не замечал за ней ничего подобного...
  - А ты приглядись получше. Ведь влюбленные порой слепы, глухи и безгранично наивны в своих заблуждениях.
  - Ты на что-то намекаешь?
  - Боже меня упаси! - открестилась Елена и, сменив тему, предложила. - Давай-ка лучше, поспешим к источнику, времени осталось в обрез, а нам еще нужно обговорить все нюансы этой злосчастной экспедиции.
  - Да, ты права, - согласился Ярославцев, - не стоит мерзнуть на холодных камнях и сыром мху.
  Он пропустил мимо ушей ее неуклюжие намеки в отношении Марины, потому что доверял своему бывшему заместителю настолько, что позволял высказывать самые малозначительные и порой нелепые догадки. Начальник разведки, в его понимании, должен был подозревать всех и вся, а так же периодически осуществлять разработку даже самых надежных людей из его ближайшего окружения, иначе какой же он начальник разведки?! Успокаивало одно: ее домыслы носили чисто бытовой характер, и ни как не влияли на боеготовность отряда. А может, Еленой Викторовной руководила обычная подсознательная ревность, зависть и досада от неспособности наладить свою личную жизнь? Ведь недаром народная мудрость гласила, что чужая душа - непроглядные потемки!
  
  
  
  Посреди островка, представлявшего собой вершину дремлющего океанического вулкана, находился маленький термальный источник с теплой и чуть солоноватой водой.
  Выдолбить в русле вытекающего из него ручья маленький бассейн для купания не потребовало от капитана уж очень больших усилий. Костя проделал это всего за какой-то месяц с помощью примитивного широкого зубила и молотка, втайне от своей благоверной, во время одиночных утренних пробежек.
  Теперь же, благодаря его стараниям, они могли вдосталь поплескаться в лечебной купели вдали от посторонних глаз.
  Ярославцев осторожно погрузился в воду и, не спеша, покряхтывая от удовольствия, улегся, наслаждаясь легким покалыванием, быстро распространившимся по всему телу.
  Елена доверчиво пристроилась к нему с лева, сперва позволив себя крепко преобнять, а затем и вовсе приклонила голову на его широкую грудь.
  Когда они полностью расслабились и умиротворенно прикрыли глаза, девушка наконец-то отважилась поделиться с капитаном своими опасениями:
  - Ты уже, наверное, догадался, что на общем собрании я сознательно утаила от Ангелов большую часть информации, которую мне удалось раздобыть по проекту "Оберон".
  Костя не перебивал ее и внимательно слушал.
  - С того момента, когда ко мне обратился за помощью Сотник, я сразу же почуяла, как от этого дела за версту разит неприятностями. Прикинув, что к чему, я предусмотрительно попросила Зею оказать мне помощь в энном количестве трансформаций за пределами Моря Дьявола. Как ни странно, но она безропотно согласилась, не задав при этом не единого вопроса. Вскоре, при ее непосредственном участии, мне удалось проникнуть в секретный правительственный архив, который носит кодовое название "Нулевой Эйч блок".
  - Разве такой существует? Я знаю "Первый", "Второй" и самый засекреченный - "Третий".
  - Как ни странно, но он действительно существует! Два дня назад я лично убедилась в этом.
  - Подожди секунду, - не вытерпел Ярославцев, ведь он всегда считал себя довольно осведомленным мальчиком, а сейчас получалось, что Булгакова впервые обскакала его на ухабистой шпионской дорожке. Это известие настолько обескуражило самолюбие капитана, что он непроизвольно сел на любимого конька и решил свести свое поражение к паре неуклюжих приколов: - Чтобы проникнуть туда, тебе, наверное, пришлось обратиться в блохастую псину, какого ни будь престарелого архивариуса, или примерить личину мерзкой канализационной крысы?
  - Ярославцев ты действительно неисправим! Сперва ляпнешь, а потом только думаешь. Пора бы знать, что мы с тобой можем превращаться как в одушевленные, так и в неодушевленные предметы.
  - А-а! Теперь я понимаю! - скорчил тупую рожу Константин. - Ты трансформировалась в красочную обертку от пиццы, которую так неосмотрительно заказали проголодавшиеся охранники?
  - Давай оставим без комментариев эти проблески твоего болезненного воображения и, набравшись терпения, дослушаем мой рассказ до конца.
  Он ласково укусил ее за мочку уха, тем самым, демонстрируя свое полное послушание.
  - Времени, на все про все, у меня было немного, - продолжила Елена, - да еще пришлось перелопатить ни одну тонну всевозможной вспомогательной документации. В конце, концов, я плюнула на условности, и была вынуждена подсесть на нейростимуляторы, чтобы до предела расширить пропускную способность своего мозга.
  Ярославцев непроизвольно вздрогнул и разозлился не на шутку:
  - Ты в своем уме деточка?! Да кто тебя уполномочивал так безответственно рисковать своей головой?
  - Не ори на меня! Я не твоя подчиненная, и тем более не жена. Ты хоть представляешь, с чем мне пришлось столкнуться в ходе этого донельзя запутанного расследования?
  - Нет, моя маленькая отважная разведчица. - Костя примирительно погладил ее по щеке. - Прости меня, пожалуйста! Но я очень переживаю за тебя.
  - Боишься потерять высококлассного специалиста?
  - Возможно. - Неоднозначно ответил он и тут же поправился: - Однако не стоит углубляться в наши взаимные симпатии друг к другу. Лучше расскажи мне, что собой представляет этот "Нулевой Эйч блок", и почему до сих пор по нему не было не единой информационной утечки?
  - Его неуязвимость заключается в простоте и всеобщей доступности, а так же использовании никому не известной технологии сохранения и накопления большого количества информации. С каким удовольствием я покопалась бы в его файлах. Но он разрешил мне задать всего лишь один вопрос.
  - Он, это кто?
  - Хранитель блока. Сам блок представляет собой небольшой кристалл чистейшего горного хрусталя, около двух сантиметров в поперечнике, который неизвестным мне образом удерживает в себе сознание давно умершего человека. Столь необъяснимое чудо природы, или изделие рук человеческих, замаскировано под обычный музейный экспонат и находиться в запаснике Санкт - Петербургского Эрмитажа.
  - Подожди! Выходит, что "Нулевой Эйч блок" и его Хранитель, образно говоря, одно и то же лицо? Я тебе правильно понял?
  - Совершенно верно.
  - А его можно выкрасть?
  - Элементарно, но это ничего не даст. При любой попытке считать информацию он самоликвидируется. Ему как древнему оракулу можно только задавать вопросы, и то если он сам этого захочет.
  - Ты пробовала с ним договориться?
  - Бесполезно. Он общается с тобой телепатически, отвечает на один единственный вопрос и умолкает навсегда.
  - Откуда ты узнала о его существовании?
  - Ты не поверишь, но обратиться к нему мне посоветовала Зея.
  Костя напряженно молчал, тщательно обдумывая услышанное...
  - Организовать с ним встречу оказалось проще простого. Проработав, как следует, все детали, я прибыла по туристической визе на Землю, затем купила экскурсионный купон и проникла в составе какой-то группы провинциалов в здание Эрмитажа. Там немного приотстав и, обратившись, как ты уже успел, заметить, в гадкую канализационную крысу, я удачно прошмыгнула в тщательно охраняемые музейные запасники.
  - Я же пошутил.
  - Насчет чего?
  - Насчет крысы.
  - В каждой шутке есть доля правды.
  - Логично! И какой вопрос ты ему задала?
  - Куда девался наш злополучный "Оберон"?
  - Что, прямо так и спросила?
  - Да, прямо так и спросила.
  - Интересно?! - Костя в раздумии пожевал губы. - А он с каждым встречным - поперечным начинает чесать языком, или тебе удалось очаровать его своей блистательной внешностью?
  - Не валяй дурака Ярославцев! Мог бы уже и сам догадаться. Хранитель назначил мне встречу и раскрыл рот только потому, что об этом его заранее попросила Зея.
  - Зея? Зея заранее договорилась о вашей встрече?! Ох, как мне все это не нравится!
  - А кому понравится, когда банкуют за его спиной. Я, было, хотела посоветоваться с тобой, но времени у меня оставалось "мама не горюй"...
  - Он что назвал тебе точные координаты для проведения поисковой операции?
  - Нет. Хранитель только перечислил информационные источники, с которыми мне следовало обязательно ознакомиться. Но разброс их оказался настолько широким, что пришлось начинать с квитанций об оплате туалетной бумаги и заканчивать личными делами каждого члена экипажа. Вот поэтому я и отважилась на применение нейростимуляторов.
  Костя решил помолчать, полностью отдав инициативу в ее руки.
  - Когда я, наконец-то, свела весь этот ворох, воедино, то в первую очередь обратила внимание на тот факт, что на звездолете был подобран подозрительно маститый экипаж? Одних только профессоров я насчитала более двух десятков. Причем эти уважаемые мужи стояли в штате чуть ли не трюмными матросами. То есть даже не были прикомандированы.
  - И чем ты это можешь объяснить?
  - Только строжайшей степенью секретности. Большое количество прикомандированных лиц, да еще столь высокого ранга, обязательно вызовут подозрения, а здесь обычный штат, обычного экипажа, и мало кто проявит дополнительный интерес к возрастному и образовательному уровню каких-то там младших чинов.
  - Неужели эти "Ботаники" реально исполняли обязанности рядовых и командиров самого низшего тактического звена?
  - Представ себе, ДА! Более того, за месяц до вылета, все они прошли ускоренные курсы военной доподготовки и, если верить их зачетным ведомостям, то из кожи вон лезли, чтобы освоить новую специальность. Хотя некоторым из них уже было далеко за семьдесят.
  - Им что-то пообещали, или чем-то припугнули? Откуда столь несвойственная прыть?
  - Нет, им просто очень хорошо заплатили. Их личные счета пополнялись ежемесячно на сто тысяч рандов.
  - Ого! Чтоб я так жил! - изумленно воскликнул Ярославцев и нетерпеливо заерзал, прижимая свою спину к нагретым камням.
  - Чтобы мы все, так жили! - дежурной фразой оговорилась Елена и смолкла, ожидая похвалы.
  - А ты молодец подруга! - не заставил себя долго уговаривать капитан. - Прошерстила все как следует. Я вообще, готов завизжать от счастья, если ты сможешь доложить мне расклад по их профессиональной специализации.
  - Половина из этих седовласых мужей - историки, тридцать процентов археологи, остальные узкие специалисты по древностям: мертвым языкам, артефактам и культурам основных цивилизаций Внеземелья, короче чистые гуманитарии. А вот физики, ядерщики и прочие технические работники в штат экипажа зачислены не были. Такое впечатление, что крейсер отправлялся не в рейд, а в крупную археологическую экспедицию. Теперь смотри, не упади.
  - Да я вообще-то пока еще лежу.
  - Ты можешь себе представить, кто стоял во главе всего этого научного войска?
  - Позволь предположить... Наверное какой ни будь контуженный на голову пехотный генерал или зрелый и многоопытный представитель секретных спецслужб. Такой потенциальный рассадник ереси и вольнодумства нужно ведь постоянно держать в кулаке, иначе эти доморощенные Энштейны выдадут такие перлы, что для устранения всех последствий понадобиться хорошо спланированная армейская операция.
  - Поначалу я тоже так думала. Однако вопреки нашим с тобой предположениям, старшим этого странного сборища выдающихся личностей был назначен кандидат кибернетических наук Воробьев Максим Петрович. Тебе, когда-нибудь, раньше, встречалась эта фамилия?
  - О да! - на манер сказочной Бабы Яги прокаркал Ярославцев. - Она настолько известна в научных кругах, что даже самый тупой школяр из захолустного колониального профтехучилища, фанатично носит на груди значок с его портретом.
  - Вот и я о нем - слыхом не слыхивала, и поэтому, для начала, решила ознакомиться с его личным делом. Как ни странно но, изучив эту, средних размеров, папочку, причем и вдоль и поперек, я не нашла в ее содержании нечего представляющего хоть какой ни будь интерес. Обычный рядовой трудяга, работающий над проблемами создания современного искусственного интеллекта. Таких, как он, в наших освоенных мирах, пруд - пруди. А так как результаты поиска серьезно разочаровали меня, то я решила пойти дальше и проштудировать все его научные работы. Начала с курсовых и дипломных, затем расширила круг до самых малозначительных, которые он публиковал на страницах третьеразрядных научных сайтов исключительно ради получения хоть каких-то гонораров. Однако чем дальше я раскручивала этот клубок, тем больше стала опасаться за свое психическое здоровье. Мне поневоле пришлось окунуться в такой водоворот мистики, древнего оккультизма и различных верований, что наступил момент, когда мое сознание не только начало раздваиваться, но и вообще могло самопроизвольно размазаться по черепной коробки.
  - Ты просто самонадеянно увлеклась нейростимуляторами и зашла в этом процессе слишком далеко.
  - Нейростимуляторы здесь не причем! - нетерпеливо огрызнулась Елена, и Ярославцев понял что, сейчас ее лучше не перебивать. - Как только я почувствовала, что начала слетать с катушек, то сразу же прекратила все свои исследования. Затем, как следует, выспалась, использовав легенькое снотворное, а когда мозги окончательно встали на место, решила по новой, но очень поверхностно, проанализировать весь этот информационный массив. И представь себе, сумела-таки докопаться до истины и получить более, менее положительный результат. Сопоставив все имеющиеся у меня факты, я пришла к неутешительным выводам, суть которых заключалась в том, что, либо у гражданина Воробьева не все в порядке с головой, либо Федеральное правительство решило провернуть очень крупную аферу по разворовыванию государственных средств. Проще говоря, организовать этакий ведомственный междусобойчик.
  - Ну вот! - словно от свежего ломтика лимона скривил физиономию Константин. - Ты снова села в свои любимые сани и пытаешься завернуть их на путь дороженьку с донельзя избитым указателем: "Вперед! За расхитителями федеральной собственности". И ведь, сколько тебя можно учить, что в нашем мире все далеко не так просто как тебе покажется на первый взгляд.
  Елена Викторовна совершенно не обиделась на его "блистательную" реплику и, со знанием дела, заявила:
  - Между прочим, каждая вторая из наших ведомственных, совсекретных телеграмм, которые доводятся только до высших контразведовательных чинов, сообщает им с завидным постоянством, что подобные безобразия происходят в верхних эшелонах власти чуть ли не каждый день. Однако признаю: впервые ты с первого раза напал на верный след.
  Костя крякнул от досады и подумал: "Может ведь, когда захочет, зацепить, как следует за живое"...
  А Елена тем временем продолжала:
  - Версия с "расхитителями" конечно же, хороша, но одно любопытное обстоятельство сильно смутило меня, накрепко засев в голове и перепутав все, так тщательно подобранные, карты. Лица, стоявшие за проектом "Оберон" почему-то проявили при его реализации такую конспиративную смекалку и высочайшую степень исполнительности, что все их действия тянули как минимум на полномасштабную разведывательно-галактическую операцию, а не попытку стырить у глухой и слепой бабули пару - тройку конфет из буфета. Да и сам научный экипаж, собранный с миру по нитке, на этот суперсовременный звездолет, вел себя так, словно он был приглашен участвовать не в научной экспедиции, а в средневековых поисках Священного Грааля. В тот момент я вдруг почуяла нутром: "Здесь затевается, что-то очень важное!", и осмелилась предположить: а не является ли вся эта дорогостоящая, мышиная возня хорошо продуманной операцией для прикрытия чего-то более значимого? Эта мысль, в конце концов, осенила мой перегруженный разум и подтолкнула к дальнейшим действиям. Проклиная собственную подозрительность, я была вынуждена повторно засучить рукава и, с удвоенной энергией, вновь рвануться в атаку. Хотя в этот раз массированного кавалерийского наскока у меня, увы, не получилось. Наступление попросту захлебнулось, так и не начавшись по причине того, что почти все источники информации, подсказанные Хранителем, к этому времени были уже отработаны, и мне пришлось ознакомиться лишь двумя последними документами: списком исторических артефактов погруженных на борт звездолета, и кратким отчетом капитана Галактической разведки. Первая бумажка вновь поразила меня своей дороговизной. По самым скромным оценкам независимых страховых компаний перечисленные в ней двенадцать предметов старины смело могли тянуть на миллиард золотых рандов. Поневоле, складывалось впечатление, что эти опустошители музейных запасников задались целью собрать воедино самые ценные экспонаты древности. А теперь навостри свои контуженные пехотные ушки, и слушай меня предельно внимательно. Заявляю с полной ответственностью, что Правительство Федерации пыталось утаить от нас часть очень важной, секретной информации. Она настолько секретна, что я умышленно не поведала о ней на общеотрядном собрании.
  - Но почему? - лениво подал голос Ярославцев.
  - Во-первых, чтобы не смущать ребят, они и так уже порядком закисли без дела и, как натасканные борзые, были готовы по первому свистку броситься хоть к черту на рога. А во-вторых, я до сих пор не могу понять, почему наши заказчики повели себя столь некрасивым образом? С одной стороны их подозрительность к нам вполне объяснима, это же не дворовые игры в "Казаки-разбойники", а солидная и весьма рискованная операция. Но с другой стороны, я не вижу никакого логического смысла скрывать от нас сведения о том, что им все-таки удалось обнаружить следы пропавшего звездолета, а так, же отправленной на его поиски корабельной группировки. Выяснить же до конца, по какой причине они решили не ставить нас об этом в известность я, к моему величайшему позору, так и не смогла. Задача подобного уровня сложности оказалась выше моих оперативных и аналитических возможностей.
  - Не прибедняйся! Ты и так практически совершила чудо. За двое суток, в одиночку, да к тому же еще без прикрытия и агентурного обеспечения сумела собрать воедино всю картину произошедшего. - На полном серьезе заявил Ярославцев. - Я так понимаю, что самые важные для нас сведения находились в отчете капитана Галактической разведки?
  - Именно. Ведь только благодаря ему я и смогла довольно точно определить район наших будущих поисков, а так же степень сложности предстоящей операции.
  - И какова она? Неужели "Девятка"?! - Костя чуть повернул в ее сторону голову и скосил глаза.
  - Угу! И еще одно заслуживающее внимание обстоятельство: о существовании этого документа знал только Президент Объединенной Федерации да еще - Начальник контрразведки. Все остальные заинтересованные лица, в том числе и Хранитель из Питерского Эрмитажа, даже и не подозревали об этой, настолько важной для всех, информации.
  - Каким образом тебе удалось его заполучить?
  - Совершенно случайно.
  - Девочка моя! Ты же знаешь, что в нашей работе случайностей не бывает!
  - Конечно, мой обожаемый капитан. И именно поэтому я с полной ответственностью заявляю: с нами начала вести игру, помимо Правительства Ее Величества Федерации, еще одна какая-то весьма заинтересованная силовая группировка. Одиночке было бы просто не под силу заполучить столь важный документ. Короче, дело было так! Когда я выписывалась из гостиницы в стольном граде Санкт - Петербурге, вежливый дежурный администратор вручил адресованный мне почтовый конверт, на котором простыми чернилами, очень красивым вензельным почерком, от руки...
  - Еще, наверное, и гусиным пером! - оживленно поддакнул в своем репертуаре Ярославцев.
  - Как ни странно, но ты прав. Письмо действительно было подписано гусиным пером. Кстати это единственное обстоятельство, которое мне удалось выяснить с помощью молекулярного анализа. Отправитель оказывается, работал в шелковых перчатках и больше не оставил никаких зацепок.
  - А сам конверт?
  - Обычный дешевый, почтовый конверт, стоимостью в четверть ранда, заранее купленный в сувенирной лавке напротив самой гостиницы. За час их продают около трех десятков. В основном туристам, поэтому вспомнить приметы интересующей меня личности продавщица не смогла, по причине большего количества покупателей прошедших через ее руки.
  - Обалдеть. Ты не поленилась и успела прокачать даже этот второстепенный след?
  - А как же!
  - Ну, ты и зверюга Елена Батьковна! Еще годик, другой в таком вот темпе и Вы, мой славный капитан, сможете самостоятельно осилить разведывательную операцию любой категории сложности.
  - Хватит подхалимничать, Ярославцев. - Застенчиво отреагировала польщенная его грубоватой похвалой девушка.
  - Слушаюсь и повинуюсь "Моя неподкупность". Больше не повторится "Моя принципиальность". Разрешите застрелиться "Моя скромность"? А теперь отвечай быстро и как на духу, что было написано на конверте?
  - Мое имя, фамилия и отчество. А внутри лежала ксерокопия отчета капитана Галактической разведки, с угловым грифом "Особой важности" и резолюцией начальника контрразведки Внеземелья, причем так же написанной от руки: "Товарищу Аникееву. Экипаж галактического рейдера подлежит НЕМЕДЛЕННОЙ ЛИКВИДАЦИИ!!!"
  - Кто такой "товарищ Аникеев"?
  - Начальник контрразведки Внеземелья это его оперативный псевданим.
  - Теперь понятно. Ну а само содержание отчета?
  - Цитирую дословно: "Двадцать второго августа сего года в семнадцать часов, тридцать минут по космическому времени экипажем галактического рейдера в составе капитана Батырева и старшины Беловой были обнаружены две, не подающие признаков жизни, дрейфующие цели. При последующем сближении до расстояния визуального контакта установлена их принадлежность: многоцелевой звездолет "Оберон", бортовой номер семьсот сорок семь и межзвездный разведчик "Удачливый", бортовой номер отсутствует. При сокращении дистанции до двух кабельтовых звездолет "Оберон" необъяснимым образом оказался, за несколько секунд втянут в светящуюся сферу, которая тут же исчезла, а межзвездный разведчик в буквальном смысле испарен неизвестным нам типом вооружения. Все действия произошли в режиме полного радиомолчания и отсутствия помех. Командир экипажа капитан Батырев".
  - "Удачливый", - это один из тех кораблей дальней космической разведки, что принимали участие в поисковой операции?
  - Так точно.
  Ярославцев в раздумии наморщил лоб и, машинально почесав маленький шрам над правой бровью, неожиданно попросил уточнить:
  - А в каком из запасников находится тот необычный кристалл?
  - Хранилище номер семнадцать. Второй отсек налево. Имеешь желание с ним пообщаться?
  - Нет, моя маленькая разведчица. Это я так, для подстраховки... Мало ли... Может в будущем и понадобиться... Так все-таки над чем, конкретно работал наш компьютерный гений? Я ведь далек от мысли, что ты решила оставить этот вопрос без ответа.
  - Господин Воробьев, а в среде продвинутых хакеров больше известный как "Макс-удача", последние два года фанатично штудировал и, как оказалось, даже на практике пытался осуществить одно из древнейших мистических учений об обретении бессмертия.
  - Он искал какой-то чудо эликсир, волшебный Цветик-семицветик, или решил вырастить на подоконнике молодильные яблочки?
  - Ярославцев, прекрати идиотничать! Кому, как не тебе известно, что все в этом мире может быть подвергнуто сомнению. И доказательств этому пруд пруди. Наш, как ты его называешь: "Компьютерный гений", просто позволил себе зациклиться на одной из древнехеттских теорий, согласно которой, человеческая Душа может обмануть свое божественное предназначение, заключающееся в постоянном совершенствовании в той или иной телесной оболочке и как бы зависнуть в мировом информационном пространстве навсегда в неизменном состоянии, обретая при этом некоторое подобие бессмертия.
  - И ты поверила в эту чушь?
  - Конечно же, нет!
  - Но почему? - продолжал ее злить Ярославцев.
  - Я! - Елена аж, приподняла от возмущения голову. - В отличие от некоторых, прекрасно понимаю что, не смотря на все титанические усилия таких же как и он изобретателей, наша уважаемая наука сумела доказать за эти столетия один, единственный постулат, согласно которого человеческое сознание имеет шанс после естественного отмирания или искусственного уничтожения своей телесной оболочки вновь вселиться в нечто подобное. Как это происходит на самом деле, пока еще никому не известно. Я могу хоть сейчас привести тебе больше дюжины различных гипотез, об этом загадочном природном феномене, начиная с библейских и, заканчивая сегодняшними, просчитанными на мегакомпьютерах. Только думаю, что такому профану как ты, это будет совершенно неинтересно.
  - Ух, ты! Мы так увлеклись защитой своего собственного Я, что не заметили, как непроизвольно скатились до оскорблений. А может он все-таки, что-то откопал?
  - Ярославцев не витай в облаках. - Немного остыла Булгакова, сообразив, что собеседник сознательно провоцировал ее, пытаясь выдавить до последней капли не только всю возможную информацию, но еще и поковыряться в ее мыслях, а если посчастливиться, то вытащить на белый свет и самые абсурдные суждения. - Ты же, как и я - конченый прагматик. Если бы ему удалось выкопать что-то стоящее, с Земли его бы уже не выпустили. Для таких целей существует до десятка хорошо засекреченных и оборудованных правительственных лабораторий. Только конченый параноик отважиться отправить носителя столь фундаментального открытия в Дальний космос, да еще снабдит его самым совершенным боевым звездолетом, способным в одиночку решать целый комплекс стратегических задач.
  - Тогда получается, что все наше Правительство можно смело отправлять в сумасшедший дом?
  - Не скажи! Причин подобного, на первый взгляд, неадекватного, поведения может быть сколько угодно. Наша ошибка в том, что мы с тобой судим обо всем исключительно со своей колокольни.
  - Вот, что я тебе скажу точно, милая. - Удрученно вздохнул Ярославцев. - Общение с тобой каждый раз доставляет мне такое неописуемое наслаждение, что я готов дискутировать до бесконечности, но если через полчаса мы не появимся в моем родовом имении, Маришка порвет нас обоих на мелкие куски от ревности. - И он, без всяких переходов, решительно засобирался домой.
  - Ну, как с тобой не согласиться! - поддержала его внезапный порыв Елена и первой вылезла из теплой купели. - Да и ветер сейчас дует как раз со стороны океана. До места, где мы покидали свою одежонку, долетим минут за пятнадцать, а вот уже там нам придется, как следует поработать ногами.
  - Обожди немного. Я так увлекся щебетанием, что совершенно забыл продемонстрировать тебе, насколько серьезно мне удалось усовершенствовать один боевой навык. Это не займет много времени, и мы еще поспеем домой.
  Ярославцев встал в полный рост, повернулся к одиноко торчащему из мха камню, весом примерно в четверть тонны, слегка примерился и с тихим надсадным стоном вытянул в его сторону обе руки как бы отталкивая от себя невидимую стену.
  Валун словно взорванный изнутри минизарядом, распался на большие осколки и отодвинулся на добрый десяток метров.
  - Нормально. - Сдержанно отозвалась Булгакова. - По научному это называется: "Дистанционный удар концентрированным силовым полем". Я читала о нем в старинных фолиантах о тибетских мастерах бесконтактного боя и теперь тоже хочу его, как следует освоить. Не желаешь мне помочь?
  - А ты приезжай почаще, глядишь и все у нас наладится. - Нагло проворковал Ярославцев пристально глядя в ее глаза.
  Девушка непроизвольно смутилась и, отвернувшись в сторону, подумала с досадой: "Ему видно доставляет удовольствие вить из меня веревки".
  
   Глава 2
   Плевое дело
  
  И действительно, по возвращению домой их, терпеливо поджидал маленький кучерявый сюрприз...
  Нет, в этот раз не в лице разъяренной супруги...
  Марина заботливо почивала чаем скромно пристроившегося за обеденным столом Луи де Базиде, то и дело, подкладывая ему вишневого джема и домашнего печенья.
  При виде вернувшегося с пробежки хозяина, крохотный Шевалье, которому всего-то было пять лет от роду, чинно слез с великоватого стула, промокнул влажные губы кружевным платочком, с вышитым фамильным гербом, и, торжественно расшаркавшись, обратился к капитану:
  - Сударь! Мой отец поручил мне передать Вам устное прошение о встречи.
  - Надеюсь это не вызов на дуэль? - Елена предусмотрительно отвернулась в сторону, чтобы мальчуган, не заметил ее улыбку.
  - Что Вы, сударыня?! - искренне возмутился маленький посланник. - Разве могут между нашими почтенными семействами возникнуть подобные разногласия?
  Здесь следовало бы заметить, что после громкого скандала и идейного разрыва с Братьями славянами Мишель всячески старался подчеркнуть свое особое, французское происхождение.
  Вот и сегодня его отпрыск своим живописным одеянием сильно напоминал средневекового пажа, хотя, справедливости ради нужно было отметить, что все элементы этого, стилизованного под старину туалета были тщательно продуманы, а так же весьма удобны и практичны в быту.
  Гаврош, в последнее время, резко дистанцировался и полностью противопоставил себя большей части коллектива. Будучи достаточно талантливым спецом, а также сильной и целеустремленной личностью он подсознательно делал все, чтобы самовозвыситься над остальными. Люди боя всегда относились с некоторой степенью презрения к технарям, и это его сильно задевало.
  Да! Он прекрасно понимал, что из него никогда не получится хороший командник. Однако примазываться к большинству, и уж тем более плясать под дудочку Ратибора, наш гордый француз ну ни как не собирался. Славяне были сильны своей сплоченностью, но поодиночке все, же уступали де Базиде и в упертости, и в силе духа.
  Его показушное и демонстративное поведение "на миру" носило сугубо оборонительный характер. Ведь это не он, первым, провозгласил национальную идею и заставил своих детей шлындать по улице босиком в грубых портках и холщевках, а так же, по любому поводу, хором распевать древнеславянские гимны.
  Поэтому Ярославцев, как глава общины, старался не обращать внимания на некоторые соседские причуды и оставил за ними святое право сходить с ума по-своему.
  Вот и сейчас, явно подыгрывая мальчугану, он решил наполнить свое уточнение достаточным количеством важности и торжественности:
  - Скажите мне о, маленький посланник, где я могу засвидетельствовать ему свое почтение?
  - Рандеву назначено на Изумрудных перекатах, возле Каменного пальца, месье. Папа объявил нам сегодня семейный выходной, а сам решил заняться рыбной ловлей.
  - Твой отец действительно попросил незамедлительно явиться к нему?
  - Он дважды обратил мое внимание на этом обстоятельстве, месье.
  - Ты погостишь у нас немного, Луи?
  - Спасибо за предложенное от всего сердце приглашение, но меня с нетерпением ждут дома. - Решительно отказался маленький француз, неподражаемо тряхнув при этом спадающими до плеч и черными как смоль кудрями.
  Между прочим, по этому поводу между Мишелем и Шарлотой уже не раз возникали довольно серьезные разногласия. Де Базиде ни как не брал в толк, почему его обожаемая голубоглазая блондинка, с завидным постоянством производит на свет чернооких и кучерявых брюнетов, в то время как он сам очень сильно гордится своими карими глазами, загадочно блестевшими из под прямой, темно-русой челки. Ярославцев как-то попытался свести все его подозрения к банальной шутке: мол, не вешай нос дружище, здесь явно не обошлось без усилий "братьев гасконцев". Однако после этих, неосторожно брошенных, слов Мишель впервые повысил на него голос и прекратил всяческое общение ровно на месяц.
  Когда конфликт начал перерастать в хроническую, вялотекущую фазу, в него решительно вмешался старина Власов, и тактично обратил внимание ревнивого супруга на два его неоспоримых достоинства, которые, как давно уже доказала наука, передаются только по наследству: горбинку на носу и ямочку на подбородке. А структура, цвет волос и даже глаз оказываться могли совершенно неожиданно проявиться даже через несколько поколений. Тем более что Шарлота очень скрупулезно отслеживала свою родословную, и все мужчины рода Баксон, еще со времен Людовика шестнадцатого, имели роскошные черные кудри и проникновенные вороненые глаза.
  Луи красиво отсалютовал хозяевам своей фетровой шляпой, украшенной соколиным пером и выразил твердое намерение смазать пятки в родимые пенаты.
  - Подожди. - Окликнул его Ярославцев. - Я провожу тебя до калитки и сразу же поспешу к Изумрудным перекатам.
  - А как же завтрак? - забеспокоилась Марина.
  - О! Об этом не стоит беспокоиться, сударыня. Мой отец предусмотрительно прихватил с собой продуктовую корзину.
  Когда мужчины удалились, Булгакова негромко спросила у Марины:
  - Ты обратила внимание на его руки?
  - Естественно! - до предела возмущенно фыркнула хозяйка. - Я едва не разрыдалась! Они же у него практически сбиты в кровь.
  - И что ты обо всем этом думаешь?
  - Я не только думаю, я уже устала повторять этому извергу о недопустимости подобного обращении с собственными детьми. И знаешь что самое удивительное?
  - Нет?
  - Эти маленькие "Портосики", как вкалывали, так и продолжают безропотно вкалывать по двенадцать часов кряду на строительстве замка, а своего семейного сатрапа просто боготворят!
  - Он никогда не тронул их и пальцем. - Елена в задумчивости подошла к окну и стала следить за тем, как Луи и Константин спускаются вниз по вымощенной булыжником дороге. - Гаврош слишком много хлебнул в детстве и теперь воспитывает своих детей так, чтобы они могли найти себя в любом, даже самом отверженном, обществе. Ты к стати в курсе, что совсем недавно он обучил Старшенького всем премудростям игры в уличный покер, в том числе и основным приемчикам карточных катал.
  - Нет! - искренне удивилась Марина. - Хотя, с другой стороны, его можно понять. Кто знает, насколько долго затянется наше пребывание в этом созданном Зеей раю?
  
  
  - Я приветствую величайшего властелина недостроенного замкового фундамента, и низко кланяюсь счастливому обладателю пары захудалых скотных дворов.
  Ярославцев не стал орать свое шутливое приветствие во все горло, дабы не нарушить основное рыбацкое правило о соблюдении строжайшей тишины во время лова. Да к тому, же и Мишель в этот самый момент нетерпеливо заерзал задницей и азартно привстал в предвкушении удачной подсечки.
  Однако красавица форель весом на добрые полкило, выпрыгнув как можно выше над водой, изогнувшись, без усилия сошла с крючка и, с громким плеском, вернулась в родную стихию.
  Мишель громко крякнул больше для престижа, чем от огорчения, бережно водрузил свое седалище на место, и ответил, не поворачивая головы:
  - Прошу заметить, что пригласившая Вас персона еще владеет и весьма недурственным виноградником, а не далее как вчера я, с Шарлотой и пацанами, наконец-то достроил новую овчарню.
  Гаврош только ему позволял подобного рода колкости и выпады, для остальных же любая неосторожная шутка могла закончиться вызовом на дуэль...
  Однако сегодня он, вопреки собственным правилам, был одет настолько примитивно, что больше смахивал на "Жака-простака", чем на гордого и заносчивого дворянина.
  Льняная рубаха в крупную бело-коричневую клетку, широкополая соломенная шляпа для защиты от солнца, шерстяные брюки и кожаные сандалии на подошве из натурального каучука представляли его скромный и незатейливый гардероб, который он, между прочим, изготовил самостоятельно и исключительно вручную.
  Мишель невероятно гордился своей "рукозаточенностью", и пользовался среди общинников в вопросах кустарно-бытового производства таким авторитетом, что даже Братья Славяне, не смотря на возникшие идейные разногласия, не считали зазорным обратиться к нему за советом, и это очень сильно раздражало Ратибора Изъяславовича, оказывая болезненное давление на его самолюбие.
  К приходу Ярославцева плетеный из тонких ивовых прутьев садок был уже набит до отказа, и удачливый рыбак, без сожаления отложив в сторону удочку, дежурным жестом пригласил Константина за маленький раскладной стол, посреди которого важно раздувала бока пузатая стеклянная бутылка и горками подсыхала всевозможная снедь.
  Мишель, на правах хозяина, разлил вино по небольшим стаканам и философски провозгласил:
  - Ну, не пьянству ради, а в целях разжигания здорового аппетиту.
  Они громко чокнулись, оценили прелесть плодово-ягодного и, порвав напополам копченого цыпленка начала с толком его вкушать, не забывая при этом макать каждый крупный кусок нежнейшей курятины в томатный соус со специями.
  Мишель, блюдя гостевой кодекс, не съел до прихода Ярославцева ни кусочка, да и сам капитан после интенсивной утренней пробежки с Булгаковой был готов сожрать быка.
  Поэтому буженинка с пшеничными булочками, приличная головка козьего сыра и несколько истекающих соком груш ушли за каких-то пятнадцать минут практически: "на УРА!!!".
  - Томимый жаждою, в неведенье, бредя сюда, я едва не захлебнулся слюнями, мечтая о том, как ты побалуешь меня собственным виноградным "Бордо". - Промычал набитым ртом Константин, указывая пальцем на темно-зеленую бутылку.
  Шевалье, было, вознамерился подлить ему вина, но капитан прикрыл ладонью верх стакана.
  - Сразу видно, Константин Сергеевич, что ни шиша ты не смыслишь в виноделии. Лоза способна дать приличное вино, минимум через семь лет, да и то при надлежавшем уходе. Поэтому упомянутое тобой "Бордо" с моего первого виноградника, нам с тобой посчастливиться попробовать как раз к свадьбе моего Старшенького.
  - А ты что куда-то торопишься?
  - Я нет. - Мишель протянул ему фамильный платок, но капитан воспользовался своим и, небрежно протерев руки, не забыл поблагодарить гостеприимного француза: - Спасибо за завтрак дружище! Все было восхитительно, как никогда.
  - Всегда, пожалуйста. - Де Базиде не стал больше тянуть резину и сразу же перешел к делу: - Я слышал вы там, куда-то собрались?
  - Да, почти все члены отряда решили принять предложение Ивана Ивановича, и поучаствовать в поиске пропавшего звездолета входящего в состав Боевого флота федералов.
  - А что говорит общественность по поводу моего отказа?
  - Разное говорят. Однако никто не обвинил тебя в трусости Гаврош.
  - Ты в этом уверен?!
  - На все сто!
  - Странно. Учитывая мои последние демарши в отношении Славян... Ну да ладно, хватит "о грустном"! Есть вещи поважнее этих личных пикировок. - Мишель нервно подкрутил жесткие щеточки своих щегольских усов и залпом осушил стакан. - Значит, на планете останутся только дети наших доблестных колонистов, я и Шарлота?
  - Получается, что так.
  - А не жидковатым ли, окажется второй эшелон, в случае внезапного вселенского шухера?
  - Ты забыл о Веселовой и Булгаковой.
  - Верно! Наша "Очаровашка - контрразведчица" за тебя кому угодно шею перегрызет, а вот Оленька, по-моему, уже давно стала "отрезанным ломтиком".
  - Мне кажется, ты рано списал ее с наших счетов.
  - Дай то Бог... По правде говоря мы и втроем всегда успеем прийти к вам на помощь.
  - У меня такое впечатление, что ты ищешь оправдание своему решению?
  - Есть малеха! - тяжко вздохнул де Базиде. - Не лежит у меня душа к этому рейду. Ты понимаешь? Впервые в жизни не лежит.
  - И на старуху бывает проруха.
  - Ладно, не стану больше тебя задерживать, наверняка времени и так - кот наплакал. Ты случайно не привел за собой хвоста? - неожиданно поинтересовался француз, сметая рукой мелкие крошки со стола.
  - Нет. - Честно ответил Ярославцев. - А, что, в этом была какая-то необходимость?
  - Наоборот. Я попрошу не принимать мою болезненную подозрительность близко к сердцу, я только хотел убедиться, что ты строго выполнил мои рекомендации. Луи?!
  - Да папа?! - раздался взволнованный детский голос из-за ближайшего куста.
  - Этот дворянин не обманывает нас?
  - Нет, папа. Он прибыл сюда один.
  - Спасибо, мой мальчик. А теперь поспеши к замку и, как только окажешься во дворе, запусти в зенит красную сигнальную ракету. Я должен убедиться, что по дороге домой с тобой ничего не случилось.
  "Или ты не подслушиваешь нас, примостившись под другим кустом", - подумал про себя Ярославцев.
  Они помолчали, дав маленькому шпиону отбежать на приличное расстояние, затем капитан, с немалой толикой восторга, похвалил его:
  - Шустрый мальчуган! Подкрался так тихо, что даже я не почувствовал его скрытого присутствия.
  И тут же по полной ввалил де Базиде:
  - Я не понял Ваших действий лейтенант? С каких это пор Вы перестал мне доверять?
  - Обстоятельства вынудили Константин Сергеевич. - Ничуть не смутился Шевалье, и повторил по слогам: - Об-сто-я-тель-ства!
  - Слышь ты, конспиратор хренов! Давай-ка лучше, пока не поздно, колись, зачем звал? А то ведь я, не ровен час, обижусь уже по настоящему, и вместо того чтобы выслушивать твой оправдательный лепет, пойду и займусь своими делами, а по возвращению из рейда пришлю к тебе Ратибора, в качестве секунданта.
  - Не серчай Константин Сергеевич, ведь пригласил я тебя сюда не просто так, а для того, чтобы вручить вот это. - Мишель, еще раз, для порядка, осмотрелся по сторонам и только потом, порывшись в продуктовой корзине, вручил Ярославцеву пятисантиметровую позолоченную статуэтку, изображавшую девочку с ангельскими крылышками, танцующую на пенной кромке штормовых волн. - И очень хотел бы надеяться, что все пройдет тип-топ, и вам она совершенно не понадобится.
  Костя взял в руку его подарок, оценивающе взвесил и, чувствуя подвох, внимательно осмотрел со всех сторон...
  Статуэтка была отлита из какого-то сверхпрочного, но легкого металла, и только под определенным углом ему удалось рассмотреть на нижней поверхности основания тщательно подогнанную, квадратную крышку, скрывающую гнездо для загрузки питающего элемента.
  - Мина-сюрприз с ядреным эквивалентом? - позволил он себе довольно смелое предложение.
  Однако Мишель расплылся в такой самодовольной "лыбе", что Ярославцев понял: "Здесь все намного серьезнее".
  - Поставь ее на стол. - Попросил сияющий как масленичный блин француз, не рискуя дальше испытывать терпение своего обожаемого патрона.
  Костя демонстративно повиновался, но взглядом предупредил Шевалье: "Если это розыгрыш, то трепки тебе не миновать!".
  - Будь спок командир! Точно не пожалеешь, что зашел на огонек. - Заверил его горбоносый интриган и достал из кармана миниатюрный трехкнопочный пульт.
  Когда он нажал синюю кнопку, приятный мелодичный звон, очень похожий на удар маленького церковного колокола, растекся вширь и угас на противоположном берегу.
  - Теперь и ты, и я находимся в центре невидимой силовой сферы, - ударился в подробные объяснения Гаврош, - способной выдержать какие угодно внешние воздействия. Ее надежность такова что, если наша гостеприимная планета, по какой-то причине, вдруг взлетит на воздух, этот маленький кусочек жизни внутри нее будет продолжать полнокровно функционировать до тех пор, пока не разрядиться источник питания в самой статуэтке.
  - Каков максимальный радиус действия этой силовой защиты? - Костя сразу уловил самую суть его рассуждений.
  - Пятьдесят метров, причем не, только на поверхности и в воздушном пространстве, но и в глубину планетных недр. К тому же моя сфера работает не только как силовой экран.
  - Не трындычи и отвечай по существу на мои вопросы! - не терпящим возражение тоном, отдернул его капитан.
  - Есть сер! - француз непроизвольно подскочил и приложил руку к соломенной шляпе.
  - На какое время рассчитан источник питания?
  - Один астрономический год. Внутри замаскированного под статуэтку генератора я поместил сверхмощную тритиевую батарейку.
  - Вольно лейтенант. Присаживайтесь. - Ярославцев озадачено поскреб макушку и словно по капле выдавил следующую фразу: - Если все сказанное тобою не треп...
  - Сер, я головой могу ответить за свои слова! - поспешно заверил его де Базиде.
  - Не перебивай! Так вот, если все сказанное тобой не треп, то ты, дорогой мой человек, совершил самое величайшее открытие за последние сто лет, которое, чует мое сердце, в корне может изменить всю тактику и стратегию проведения крупномасштабных космических операций. Тебе уже удалось реально испытать свое гениальное изобретение? Откуда такая уверенность в его надежности, а Гаврош?
  - Константин Сергеевич, я бы не стал тебя беспокоить по пустякам, тем более за двое суток до начала этого злополучного рейда. Образец действительно прошел все положенные ему испытания в условиях реального Космоса. Ты, наверное, в курсе, что неделю назад я отлучался с планеты, якобы для закупки некоторых, недостающих мне в строительстве материалов, и даже кое-что привез для отвода глаз. Так вот, на Галифаксе-этом огромном астероиде, оборудованном под космический рынок, где торгуют как стройматериалами, так и современными строительными технологиями, я арендовал обычный транспортный ботик, который на треть загрузил разным товаром. Затем, оформив все таможенные документы, тихо, не привлекая к себе внимания, стартанул в открытый космос, надеясь испытать моего "ангелочка" в стоящем деле.
  Для начала я решил сильно не рисковать и, активировав сферу, направил свое утлое суденышко в район обычной космической помойки, где на максимальной скорости влетел в облако мелкого космического мусора. Ты не представляешь, но результат превзошел все мои ожидания! Не располагая даже минимальной броневой защитой, я прошел через весь этот хлам, как нож сквозь сливочное масло, не получив при этом ни единой пробоины.
  - Знавал я случаи, когда линейные линкоры, врезавшись на крейсерской скорости в космический мусор, в мгновения ока превращались в братскую могилу для их экипажей. Колонисты во время Второй войны за обретение независимости, приняв на вооружение этот опыт, создавали целые эскадрильи так называемых "Космических мусорщиков", которые довольно успешно конкурировали с минными заградителями федералов. Однако очень скоро ученые додумались помимо классической силовой защиты выставлять впереди боевых кораблей многослойные веретенообразные экраны, состоявшие из холодной плазмы, способные раздвигать и отбрасывать в стороны все эти опасные скопления.
  - Когда я благополучно миновал мусорное облако, то тоже вспомнил лекции по Истории развития космических вооружений и вознамерился продолжить свой эксперимент в более жестких условиях. И как нельзя, кстати, обнаружил недалеко от Галифакса достаточно солидное скопление титановых астероидов. Ты же знаешь, что по прочности и твердости чистый космический титан в два раза превосходит земной алмаз. Так вот, осторожно приблизившись к скоплению, я, рванув по газам, с места разогнал свой ботик до максимально допустимой скорости, и направил его в ближайшую глыбу.
  - Надавать бы тебе как следует по ушам, за такие эксперименты! - Ярославцев настолько разволновался, что непроизвольно завязал металлическую вилку в узел. - Ты в тот момент хотя бы о семье подумал?
  - Я думаю о ней ежесекундно. И только ради своей "Заиньки" и "Лапуль" принимаю подобные рискованные телодвижения.
  - И чем закончился твой "дэбильный" риск? Ты в клочья разнес астероид или испепелил его своей чудо - сферой?
  - Нет. Я отскочил от него словно шарик от пинг-понга, но при этом не почувствовал никаких перегрузок. Было бы глупо считать, что мне, со своей смехотворной массой, удастся сдвинуть его с места.
  - Забавно. - Костя развязал вилку и принялся ее выравнивать. - Ну, с механикой мне все понятно, как же...
  - Лучевые, температурные и радиационные воздействия ей тоже по барабану. - Поспешно заверил его Мишель.
  - Вот только не надо меня больше пичкать страшилками про свои бесбашенные опыты. Сейчас мне это совершенно не интересно. Лучше скажи, сколько у тебя еще таких вот "ангелочков".
  - Пока он в единственном экземпляре. Я изготовил его в комплекте с двумя пультами управления. Первый я отдаю тебе, второй оставляю у себя, для подстраховки. Теперь послушай, как все это работает: "синяя" кнопка - активирует сферу, "зеленая" - отключает ее, а если нажать и удерживать "красную" в течение трех секунд, то пульт самоликвидируется, но чтобы сделать это, сначала нужно сдвинуть в сторону прозрачный блокиратор. Вот... Видишь?
  - Короче, жму на "красную" и бросаю его от себя как можно дальше?
  - Совершенно верно. Маленький взрыв и уже никто, кроме меня, не сможет проникнуть внутрь сферы.
  - Ты будишь дальше продолжать свои исследования?
  - А как же! Я вообще в перспективе имею намерение, после завершения строительства, накрыть этим чудо экраном свою цитадель, а затем и всю планету.
  - Идея сама по себе неплохая. Но! - капитан отложил вилку, иначе бы доломал ее окончательно. - Ты представляешь какой хай поднимут Братья Славяне, когда узнают, что ты собрался отгораживаться от них непреодолимым силовым полем?
  - С трудом, но представляю. - Нервно хохотнул де Базиде. - Я все понял, мой капитан, и буду вести себя тише воды и ниже травы.
  - Запретить твои дальнейшие исследования я, не имею права. Однако до определенного момента тебе придется подержать свой рот на замке и ничего не предпринимать без согласования со мной. Тебя устраивают такие перспективы?
  - Вполне, мой капитан. Пожалуй, я изготовлю еще один образец для защиты замка и займусь математическими расчетами по увеличению радиуса и мощности сферы.
  Костя просто шкурой почувствовал, как это открытие может в будущем повлиять на общественную стабильность внутри отряда и поэтому, на всякий случай, решил предостеречь талантливого изобретателя от необдуманных поступков.
  - Смотри не дай себе загордиться, и соблюдай предельную осторожность. Если твоя штуковина, по какой-то причине, попадет не в те руки, последствия будут непредсказуемы.
  - Плавали, знаем! - заверил его Мишель и по дружески предложил: - Рыбки захватишь на ужин?
  - У меня же садка с собой нет.
  - А я тебе куканчик припас. - Мишель достал из воды, специальным образом, срезанный толстый прут, унизанный на две третьих крупной форелью.
  - Спасибо брат. Не дал однополчанину загнуться с голодухи. - Полушутя поблагодарил француза Константин и, тепло попрощавшись, поспешил домой напрямик через небольшой, часто утыканный мелкими сосенками, пригорок.
  А в небе над ними с легким хлопком зажегся красный фонарик сигнальной ракеты.
  
  
  - Здравствуйте Константин Сергеевич. Я так понимаю, что Вы прибыли сюда инкогнито?
  Костя медленно опустил табельный лучемет и недовольно проворчал:
  - А Вам я вижу, доставляет удовольствие до усеру пугать музейных посетителей? В следующий раз будьте осторожнее. Ведь я едва не разрядил в Вас пол-обоймы.
  - Полноте господин капитан. Для профессионала Вашего уровня это было бы непростительной ошибкой. Да и следующего раза я надеюсь, уже не предвидится. - Назидательно ответило ему голографическое изображение и вальяжно уселось на трон какого-то средневекового европейского монарха.
  Ярославцев, расслабляя мышцы, переступил с ноги на ногу и, пряча оружие в плечевую кобуру, принялся исподлобья изучать слегка колыхавшееся видение.
  Молодой черноволосый человек, приятной наружности, не блистая златом и каменьями, был облачен в странноватый, боевой костюм, предположительно изготовленный из сверхпрочных полимеров. Если судить по толщине магнитных подошв на его ботинках, то большую часть своей жизни он был вынужден коротать на борту космических кораблей с постоянно ломающейся системой искусственной гравитации. Такую специфическую обувь всегда носили экипажи боевых линкоров первой волны те, кто по команде влезали в самое пекло и после трех-четырех бортовых попаданий полностью лишались всех систем жизнеобеспечения.
  Каких-то других особенностей в его невыразительном облике, кроме нелепой прически, Костя так и не обнаружил. Коротко остриженные волосы юноши, уложенные в виде буквы "М", вдоль всей головы, были настолько аккуратно и тщательно прилизаны что, если бы кто-то вдруг вознамерился до них дотронуться, то наверняка бы порезался об острые углы.
  - Вы все-таки не утерпели и решили засвидетельствовать мне свое почтение. - Первым нарушил молчание голографический фонтом. - Хотя, не вижу здесь ничего удивительного. Человеческая натура весьма предсказуема, а я редко ошибаюсь в людях, их психологии, инстинктах и поведенческих стереотипах. Поэтому после того как меня посетила ваша зеленоглазая фаворитка, - он плотоядно причмокнул губами, - я тут же набрался смелости предположить, что план моего спасения наконец-то вступил в стадию своего практического воплощения. Скажу больше: вы поступили весьма дальновидно и мудро, прибыв сюда в глубочайшей тайне от своих подчиненных. Ведь никогда не знаешь, с какой стороны можешь получить удар отравленным кинжалом. Как правило, большинство ожидает его спереди, от своих заклятых врагов... Или сзади, от подкупленных ими друзей... О-о-о! Я вижу по постному выражению Вашего лица, что Вас это совершенно не интересует. Мол: "Мели Емеля, твоя неделя"! Что ж, давайте тогда от словоблудия перейдем непосредственно к делу?!
  - Да нет, я с удовольствием послушал бы Вас. - Костя прекрасно понимал, что Хранитель блока пытается очень тонко подавить его волю, при этом, не давая возможности, хоть как-то обозначить свою позицию.
  - Право дело Вам не стоит так усердствовать. - Барственно махнул рукой призрачный образ.
  - Но почему?! - попробовал разыграть неподдельное возмущение Ярославцев.
  - Здесь много причин. К тому же границы нашего с вами общения весьма сужены. Сказать прямо, что ждет вас впереди, я не имею права. А разгадывать мои туманные полунамеки, вы сейчас совершенно не готовы. Поэтому выдвигаю обоюдовыгодное предложение: мы не станем ждать, пока нас застукает охрана, и немедленно приступим к конструктивным переговорам. Вы не возражаете?
  - Не возражаю. - Слегка помедлив, ответил капитан, прекрасно понимая, что категоричные ответы типа "Да", или "Нет" могут быть истолкованы двояко. Его собеседник был явно не дурак в искусстве плетения словесных ловушек и, продолжая давить на психику, пытался нащупать брешь в его обороне.
  "Только вот зачем ему весь этот спектакль?!", - подумал про себя Константин и решил перехватить инициативу.
  - Одну минуточку?! - не спуская глаз с голограммы, он быстро приблизился к витрине и, с легкостью преодолев тройную защиту, взял нежно-голубоватый кристалл и зажал его в своем кулаке.
  Призрак юноши так и остался сидеть, чуть наклонившись вперед вальяжно закинув ногу на ногу. Он только неподражаемо вытер большим и указательным пальцем уголки губ и хитровато улыбнулся.
  Костя тоже улыбнулся, а затем, высоко подбросив кристалл, неожиданно присел и поймал его возле самого пола.
  - Кажется, на сленге уважающих себя космопехотинцев это называется: "Сеня, не бери меня на понт". - Спокойно прокомментировал его поступок обладатель экстравагантной прически.
  - А ведь мне ничего не стоит сжать его покрепче, и понаблюдать за вашей реакцией? - пропустил мимо ушей его замечание капитан.
  - Не советую. - Равнодушно зевнул, вежливо прикрыв ладонью рот, призрак. - Если вы повредите кристалл, то в будущем лишитесь весьма влиятельного и преданного союзника.
  - Я вижу, вы не страдаете излишней скромностью в оценке собственной персоны.
  - Константин Сергеевич! В наше неспокойное время каждый должен знать себе цену. Излишняя щепетильность и болезненное самобичевание порождает неуверенность...
  - Ваши иносказания меня порядком утомили.
  - Но я уже не раз предлагал вам перейти от слов к делу! Ведь кое-кто, если сбудутся его планы, в отличие от вас, не задумываясь, пустит меня в расход. А единственный человек, способный помешать ему - это вы. Вытащите меня как можно быстрее за пределы этого прекраснейшего собрания произведений искусств, и спрячьте, в каком ни будь укромном местечке. Даю подсказку: лучше всего для подобной цели подойдет замковый подвал господина де Базиде. Я даже не обижусь, если вы, на некоторое, время вмуруете меня в стену. Но заклинаю! Ради нашей же общей безопасности не стоит посвящать в эту тайну никого, в том числе даже вашего горбоносого псевдодворянина. Теперь даю вторую подсказку, насчет того, как нам вдвоем сделать отсюда ноги. Энергетическая трансформация, с помощью которой вы беспрепятственно проникли в эту унылую залу не причинить мне ни малейшего вреда. Так что я готов хоть сейчас отправиться вместе с вами...
  - Вы так беззастенчиво толкаете меня на преступление? - попытался оттянуть немного времени на принятие решения Константин.
  - Вся наша жизнь это цепь больших и малых преступлений. Но если мое предложение претит вашим убеждениям, я не настаиваю. "На нет, - как говориться, - и суда нет".
  - Давайте не будем пижонить. Своим предложением вы поставили меня в весьма щепетильное положение. Откуда мне знать какую опасность вы можете представлять для окружающих и вообще, кто вы такой?!
  - Не разыгрывайте из себя олегофрена. На вашей хитрой физиономии уже и так написано, что вы давным, давно его приняли. Однако в целях устранения возникшего между нами недопонимания я готов немного пооткровенничать с вами. И так, мое имя Артур Мелиган. Я являюсь копией Души одного очень богатого и влиятельного господина, которую создала его сводная сестра втайне от остальных членов своего монаршего семейства. Сделала она это в целях элементарной подстраховки. В моем мире лучшие представители местной аристократии, отправляясь на выполнение рискованных заданий, оставляют про запас пару-тройку не наполненных энергетикой клонов, чтобы в случае своей гибели вновь вселиться в новое неповрежденное тело. Однако моему энергетическому оригиналу крупно не повезло. Его Душа сейчас находится в плену у противника и если ее не удастся от туда вызволить, то меня тайно вселят в один из этих заранее припасенных клонов. В случаи же его возвращения в отчий дом, я буду немедленно ликвидирован, так сказать: "За ненадобностью", что естественно не входит в мои планы. Вот и все, что я могу вам рассказать.
  - Не густо. Да и названное вами имя мне ни о чем не говорит.
  - Пока не говорит. - Призрак сделал ударение на первом слове.
  - Вы чем ни будь, отличаетесь от своего августейшего собрата?
  - Мне кажется, мы зря теряем время?
  - А мне так не кажется, господин Мелиган! Поэтому повторяю свой вопрос! Вы как-то отличаетесь от своего оригинала?
  - Нет! Я его точная копия.
  - Тогда зачем кого-то вытаскивать из плена, рискуя при этом людьми и ресурсами, не проще ли сразу воспользоваться вашими услугами?
  - Вы очень сообразительный малый, господин капитан. Не имея представлений о наших передовых технологиях, вы сумели ухватить самую суть обсуждаемого нами вопроса. Браво! - восхитился его проницательностью Фантом. - Но здесь существует одна маленькая загвоздка. Подмена оригинала на копию рано или поздно вскроется. Причин для этого хватает. Например: вступление в брак или наследство... И вообще, любое даже самое маленькое юридическое действие неминуемо повлечет за собой тщательную проверку, а копия, исходя из наших законов, является: "Резервной энергетической субстанцией, не обладающей базовыми гражданскими правами".
  - Ничего не понимаю?! Для чего же тогда, вы вообще существуете?!
  - Мы последний, стратегический резерв нашей великой Империи. - Патетически продекламировал Фантом. - Когда поражение в войне становится неизбежным, Королевская семья запускает специальные установки и штампует нас пачками.
  - Вместе с клонами? - попытался уточнить Ярославцев.
  - Нет. Их выращивают совершенно по другой технологии и лишь, затем особая каста жрецов соединяет эти две половинки в единое целое.
  - Осуществлять клонирование солдат в три этапа? Ничего не понимаю? Зачем Вам такие сложности?
  - Для пущей безопасности мой капитан и в целях исключения военного переворота. Согласно нашим базовым законам, у вас они называются конституционными, двум изолированным друг от друга дворянским кланам даровано право занимаются этим процессом. Одни выращивают тела, другие, копируют души. Если же, все будет сосредоточенно в одних руках, то поневоле возникнет соблазн запустить конвейер на полную катушку и одним махом решить все свои проблемы.
  - Стало быть, вас создали в нарушение закона?
  - Вот именно. В мирное время принцесса Ли ни за что бы не получила такого разрешения у Великого откровения, да и монаршая семья никогда не поддалась бы на ее уговоры и категорически запретила легальное проникновения на территорию Заповедника. Но если у нее все-таки получится освободить своего сводного братца, вряд ли кто тогда станет зацикливаться на таких мелочах. Победителей, как известно не судят.
  - Кажется, у меня сейчас поедет крыша!
  - Не мудрено! - хитро подмигнул ему призрак. - Ведь чем дальше углубляешься в лес, тем больше дров ты можешь принести в свой дом. Так, по-моему, рассуждают ваши обожаемые Братья Славяне под предводительством не безвестного Ратибора Дормидонтова?
  - Я все больше и больше поражаюсь вашей осведомленности! - Ярославцев в задумчивости почесал за ухом и достал из кармана гранатовые четки.
  - Господин капитан, вот опять вы пытаетесь поймать меня на свои дешевые уловки. Я сказал вам ровно столько, сколько вы заслуживаете. Не тяните время и давайте-ка, принимайте решение.
  
  
  
  Курсовой компас, стабилизированный в трех плоскостях на панели управления всеми системами звездолета, тихо гнусавил: "Спи-и-и-и", и своим нудным, непрекращающимся зудением настолько расхолаживал дежурную смену, что той ничего и не оставалось, как только стоически бороться с постоянно наваливавшейся дремотой.
  Костя невзлюбил утреннюю вахту с того момента как надел свои первые погоны. Да и в войсках было трудно найти человека способного получать хоть какое-то удовольствие от утомительного ночного бдения за навигационной аппаратурой. Большинство служивых, патологически ненавидело этот отрезок вахтенного времени, и тянуло столь обременительную лямку исключительно в принудительном порядке.
  На добровольца, выразившего желания отпахать, за кого-то, злополучную смену остальная братия смотрела как на умалишенного, и настоятельно советовала ему как можно быстрее обратиться в полковой лазарет, ибо только там его бредни мог выслушать квалифицированный специалист по психиатрии.
  Армейские острословы даже не поленились придумать ей оскорбительное наименование, больше похожее на ругательство, которое настолько прочно вошло в сленг всех силовых структур Внеземелья, что сказанное в сердцах: "Ну вот, опять попал на "СОБАКУ"!", не требовал больше ни каких пояснений.
  Заступать на это распроклятое дежурство приходилось в час ночи, а меняться после девяти. Неприятности и душевный дискомфорт начинались, как правило, часа в четыре утра. К этому времени космическое судно практически вымирало. Самые стойкие полуночники успевали проиграть свою "битву с Мохнатым", а те, кто так и не дождался его прихода, насильно погружали себя в гипнотический сон.
  И вот тогда на борту устанавливалась такая абалденная тишина, что некоторые, особо впечатлительные члены экипажа, потом утверждали, будто бы они действительно слышали, как потоки мельчайшей космической пыли скребли о внешнюю оболочку защитного экрана.
  Естественно, что в сон, при всем при этом, клонило как из пушки! От выпитого быстрорастворимого кофе уже горчило во рту и начинало пучить желудок, да и переброситься хотя бы парой дежурных фраз было совершенно не с кем.
  В главной полетной рубке в столь ранний час оставалось только два члена экипажа: вахтенный штурман из числа офицеров, да дежурный акустик, отгородившийся от внешнего мира наушниками.
  Но не бывает, худа - без добра, и некоторые достаточно опытные и нестандартно мыслящие космопехотинцы умудрялись даже в этой, казалось бы, полностью безнадежной ситуации, находить свои маленькие плюсы, и превращали "Собаку" в некий размеренный и сравнительно терпимый ритуал.
  Во-первых, они не жалели денег на приобретение натурального зернового кофе, который сперва, не спеша и обстоятельно, перемалывали на ручной мельничке, а затем приготавливали строго определенным способом.
  Само собой, результат этих церемониальных действий превосходил все мыслимые ожидания, и после маленькой чашечки настоящего "Бразильского" глаза самопроизвольно вылезали из орбит, а выпитая порция позволяла на ближайшие два часа смело послать свой сон куда подальше.
  Во-вторых, наши неугомонные рационализаторы внутренней службы, упорно осваивали давно забытый язык жестов, чтобы вволю "поболтать" с безмолвным акустиком или вовсе обучались искусству чтения по губам.
  Ярославцев за всю свою многолетнюю армейскую практику не раз убеждался в том, что любая, мало-мальски, творческая личность всегда отличается о тупого исполнителя тем, что никогда и нигде не позволит опустить себя ниже ватерлинии. И вдобавок ко всему не предоставит ни единого шанса холодной и расчетливой депрессии затянуть тугую удавку на своей шеи. Такие люди способны устроить для себя маленький праздник даже на раскаленной чертячьей сковороде. Для них не существует непреодолимых препятствий и невыполнимых задач. И именно они неофициально являются становым хребтом космической пехоты.
  
  
  Вот и минули пятые сутки, как Ангелы начали свой поисковый рейд...
  За первые три дня они арендовали на ближайшей торговой планете ничем не примечательный среднетоннажный сухогруз и, поместив его в закрытый, хорошо охраняемый док, перебрали до последнего винтика, плотно напичкав всевозможной аппаратурой.
  Когда вся эта дорогостоящая модернизация близилось к завершению, отрядные техники и спецы совместными усилиями установили две кабин Нуль - переброски для проведения, в случае непредвиденного ухудшения оперативной обстановки, экстренной эвакуации всего личного состава.
  Несмотря на вбуханные средства, внешность "Удачливого купца" ни претерпел никаких изменений. Он совершенно не отличался от таких же безропотных космических извозчиков, бороздивших вдоль и поперек освоенные просторы Внеземелья. Но это лишь снаружи! А вот внутри купчина мог смело претендовать на полноценную девятку по разведывательной классификации, и позволял своим хозяевам проводить любые шпионские акции, причем на самом высочайшем уровне.
  Размещать на борту торпедные аппараты и многотонные лучевые пушки Ярославцев категорически запретил, да и Ангелы большинством голосов одобрили его решение, ограничив свой арсенал лишь легкими индивидуальным вооружением и средствами защиты в обычной, полевой комплектации.
  Экипаж прекрасно понимал, что их главными козырями являются: скрытность, внезапность а так же введение потенциального противника в заблуждение относительно своих истинных намерений. К тому же, в истории космического кораблестроения никто еще не пытался ставить на торговых судах тяжелое вооружение. Этот необдуманный шаг значительно сокращал объем перевозимого груза и увеличил без того раздутый перечень обязательств по оформлению всевозможных чиновничьих бумаг и разрешений, а так же на порядок снижал полетную скорость самого судна. Да и грозный вид обвешенного орудиями и торпедными аппаратами гражданского транспортника мог вызвать подозрение у колониальных властей, что повлекло бы за собой массу неудобств и кривотолков.
  
  
  Сигнал общей тревоги прозвучал в шесть тридцать семь и застал проснувшийся экипаж во время утреннего туалета.
  Недобритые и наполовину умытые Ангелы сыпанули горохом по боевым постам и замерли в ожидании дальнейших распоряжений.
  Едва Ярославцев оказался в пилотской рубке, как ему доложили, что корабль подвергся радарному облучению со стороны пока еще неопознанного космического объекта.
  Ситуация не выглядела из ряда вон выходящей, если бы ни одно "Но". Стоило подозрительной цели их засечь, как она тут же максимально увеличила скорость, и пошла кратчайшим курсом на сближение. Все это сильно смахивало на боевой перехват, и вахтенный офицер счел необходимым объявить на борту тревогу.
  Если бы "Удачливый купец" располагал обычным навигационным оборудованием, то его экипаж узнал бы о намерениях преследователя в самый последний момент и тогда, на принятие решения у Ангелов осталось бы не более пяти минут. Однако благодаря установленной на сухогрузе, дополнительной аппаратуре, сигнал о внешней радарной засветке поступил намного раньше и позволил им выиграть не менее получаса.
  Большинство отряда, конечно же, было разочаровано.
  Услышав прерывистые вопли ревуна, они надеялись, что объявление тревоги связано с обнаружением "Оберона"... А тут такой облом!
  Хотя народ не больно то и расстроился. Ведь: "жить без приключений нам ни как нельзя!", и подобная встряска после пяти суток напряженного труда, и не менее томительного ожидания была воспринята ими как подарок судьбы. Бойцы бухтели больше для поддержания внешнего профессионального приличия. Однако во всей этой массе недовольных шепотков громче других почему-то зазвучали проклятия лейтенанта Кочетыгова. И по правде то, говоря, он имел на это полное право! Ведь сегодня исполнялась годовщина его официального бракосочетания с Касио Вивальди, этой маленькой грудастой и кареглазой итальянкой, способной кого угодно расшевелить своей кипучей, южной энергетикой. Ради случившегося семейного торжества "Мясное брюшко", строго выполняя рекомендации своей любимой половики, встал за полчаса до общего подъема, и организовал для братьев-однополчан, в просторном помещении кают - компании, небольшой по размерам, но богатый по содержанию, шведский столик.
  В "бой были брошены" копчености, колбасы и сыры собственного приготовления, которыми он по неизменной привычке в избытке затарил свой продуктовый рундучек.
  Виталий уже млел от предвкушения восторженных охов и искренних похвал в свой адрес. Да и ожидал он их поболее чем помпезных официальных поздравлений. А тут... Все, буквально ВСЕ! Летело к чертям, из-за какого-то неопознанного куска железа.
  Ему было вдвойне обидно еще и потому, что производством домашних колбас он занялся, как только закончил строительства собственного дома. И теперь уже имея маленький цех и примитивную коптильню, успел значительно преуспеть на этом поприще.
  По натуре, не смотря на свои кулинарные пристрастия, Виталий никогда не был жмотом и регулярно баловал соседей деликатесной продукцией которую готовил лично сам, да еще и строго по "Прабабкиным рецептам". Довольно часто он наведывался на Землю, где часами засиживался в центральном музее Культуры приготовления пищи и, шурша страницами старинных поварских фолиантов, тщательно записывал все понравившиеся ему в толстенный кожаный блокнот.
  Со временем это занятие превратилось для бывшего инженера - энергетика в некий магический ритуал, от которого он не желал отказываться ни при каких обстоятельствах.
  Вот и сегодня Виталий твердо решил побаловать своих друзей-однополчан несколькими эксклюзивными заготовками, которые еще ни разу не выставлял на взыскательный суд отрядной общественности.
  Однако Судьба - злодейка, показав ему шаловливый язычок, решила в это утро сделать все по-своему...
  Тяжко поохав:
  - Ну вот, и порадоваться, как следует, не дали, раскудряи! - Маэстро колбасных дел трепетно собрал в кучу всю нарезку и, чтобы та не подсохла, обложил ее тонкими ломтиками хлеба, да еще и накрыл все это богатство огромным прозрачным колпаком, который заранее скомуниздил из корабельного камбуза.
  
  
  - Внимание всем! Нас преследует неопознанное космическое судно. Его классификация и причина столь пристального внимания пока неизвестны. Поэтому слушай боевой приказ. - Костя вновь испытал ту приятную волну возбуждения, которая каждый раз накрывала его перед началом боя. - Майору Власову в предельно сжатые сроки сформировать деверсионно-штурмовую группу, для скрытого проникновения на борт преследователя. Цель - полный захват звездолета или взятие под частичный контроль его основных систем. Группа начинает действовать самостоятельно, не ожидая моей команды, сразу же после того, как мы ляжем в дрейф.
  - Принято командир! - откликнулся по "Громкой" Вадим Леонидович.
  - Рядовому Сотник поручаю командование группой захвата. При возникновении огневых контактов открывать огонь на поражение, быть в готовности к взятию заложников. Остальным членам экипажа, не задействованным в перечисленных командах, организовать оборону корабля согласно штатного расписания. В случаи гибели или физической невозможности продолжения командования отрядом своим заместителем назначаю капитана Дормидонтова.
  - Внимание и повиновение! - поднял руку вверх исполняющий обязанности бортового радиста лейтенант Касио Лорети. - В наш адрес поступило голосовое сообщение.
  - Тебе уже удалось установить с ними радиосвязь?
  - Да, мой капитан.
  - Тогда врубай! - азартно потребовал Ярославцев.
  - Эй, на купце! Немедленно стопорите ход, ложитесь в дрейф и ждите дальнейших распоряжений. - Уверенно и нагло прозвучало из эфира.
  - В противном случае?
  - В случае неподчинения мы выведем из строя прицельными импульсами ваши движки, и тогда вам придется очень долго болтаться в космосе, ожидая прибытия спасательного бота.
  - И кто это там такой грозный? - Костя жестом привлек к себе внимание ведущего аналитика отряда, лейтенанта Касио Лорети, и покрутил указательным пальцем вокруг своего лба, отдавая этим бессловесный приказ о немедленном анализе поступающей информации.
  - Разрешите представиться Действительный член совета "Вольного братства" капитан пиратского судна Валериан Владимирович Вальков.
  - Мы обсудим Ваше предложение капитан и дадим ответ ровно через три минуты.
  - Мне очень приятно работать с понятливыми людьми. Время пошло.
  Ярославцев заблокировал радиоканал и, коротко бросив Лорети: - Ты пока подумай, - повернулся к акустику.
  Та, поняв его без слов, коротко доложила:
  - Классификация - боевой линкор. Экипаж не менее ста пятидесяти человек. Вооружение: четыре носовых и два кормовых торпедных аппарата, шесть орудий главного калибра и двенадцать скорострельных турельных пушек. Автономная система полного радиоподавления и возможно до шести ядерных торпед в резерве. Мы окажемся в зоне поражения его огневых систем через двадцать три минуты. Исходя из анализа характера шумов, противник уже произвел перезаряжание торпедных аппаратов.
  - Капустин?
  - Да сер?! - подключился к обсуждению лучший пилот отряда.
  - Что мы можем выжать из движков?
  - Ничего сер. Мы уже и так "скользим" на максимально допустимой скорости. А вот если бы послушались моего совета, то не имели бы сейчас проблем. Я еще, когда предупреждал, что экономия на "железе" выйдет нам боком. Но Вы, пропустив мои рекомендации мимо уха, предпочли связаться с этой мезонной рухлядью. Нужно было ставить форсированную силовую установку как минимум на жидкой плазме.
  - Если бы да кабы, то во рту бы выросли грибы, и был бы это не рот, а целый огород. Ладно, не бухти, - дружелюбно оборвал его ворчание Константин и тряхнул за плечо Лорети. - Теперь Ваш черед лейтенант блеснуть своей осведомленностью!
  - Капитан Вальков Валериан Владимирович, известен в пиратских кругах под кличкой "Три веселых Вэ". Послужной список: рожден на искусственной космической колонии в семье преуспевающего административного чиновника. Старший ребенок. Имеет трех законопослушных братьев и двух сестер. Получил неплохое начальное образование. В двенадцать лет, по настоянию родителей решил начать военную карьеру, точнее сказать решали за него, и поступил в Елагинский военный интернат. Затем продолжил военное обучение в общевойсковой академии Вест - Пойнта, которую окончил с "Красным дипломом" и присвоением первого офицерского звание. Прошел все командные должности от отделения до командира батальона. Воинское звание-майор. Далее все как у большинства старших офицеров имевших неосторожность родиться в колониях. После крупной подставы со стороны командования, грозившей ему пятилетним сроком, дезертировал из армии и бежал в неподконтрольные Федерации сектора, где срезу же вступил в ряды космических пиратов, у которых дослужился от палубного матроса до капитана корабля. Ярый поборник так называемого "Святого уложения Вольного братства". Принимал активное участие в карательных акциях против "вероотступников". Среди рядовых корсаров и капитанов среднего звена пользуется уважением и авторитетом. Любит дорогих женщин, качественный алкоголь и ювелирные украшения. Имеет трех незаконнорожденных дочерей.
  - Сер у нас новое голосовое сообщение! - акустик без команды вывела внешний эфир на "Громкую".
  - Я искренне извиняюсь, джентльмены! Но мне нужно отдать распоряжение своим канонирам. Вы намерены оказать сопротивление или безоговорочно принимаете мои условия?
  - А вы гарантируете нам личную безопасность?
  - Вам да, но не вашим товарам.
  - Хорошо! Через пять минут мой корабль ляжет в дрейф.
  - Нет! Вы сделаете это немедленно. Я даю вам тридцать секунд на торможение, иначе запущу плазменную торпеду-убийцу.
  Капустин вопросительно вскинул глаза на Ярославцева и тот утвердительно кивнул, а затем испугано затороторил в ответ:
  - Помилуй Бог! Конечно, конечно! Мы сделаем все, как Вы сказали. У нас на борту женщины и дети...
  - Повторяю! - оборвал его заискивающийся лепет Вальков. - Мы гарантируем вам полную безопасность. И попрошу без сюрпризов. При нашем подлете мигнете дважды бортовыми огнями, а затем готовьтесь к приему абордажной команды.
  Эфир смолк.
  - Поймали тишину и приготовились к торможению! - строго потребовал от подчиненных Ярославцев.
  Через десять секунд "Удачливый купец" начал резко замедлять ход, а вскоре и вовсе лег в дрейф.
  Как только он полностью погасил скорость, то сразу же, из остывающих дюз, через специальный монтажный люк в открытый космос десантировалась группа захвата под командованием майора Власова.
  Вадим Леонидович все это время, осуществляя скрытый радиоперехват, полностью владел оперативной обстановкой и прекрасно понимал с кем, и с чем ему придется столкнуться на борту преследователя.
  Облаченные в тяжелые космические скафандры диверсанты с помощью практически бесшумных, не оставляющих инверсионного следа, воздушных двигателей переместились и сгруппировались на некотором отдалении от сухогруза в готовности немедленно проникнуть на борт чужака. Скрытность группы обеспечивали автономные системы "Фантом" вмонтированные в заплечные штурмовые ранцы.
  Ярославцев размышлял недолго. Капитан пиратского судна не лгал относительно гарантий безопасности для его экипажа. Современные корсары не позволяли себе, как это было на заре зарождения космического пиратства, крайнего беспредела. Как только команда взятого на абордаж корабля прекращала сопротивление, и поднимала вверх руки, то сразу же оказывалась под защитой "Святого уложения Вольного братства" и грабители, не смотря ни на что, были обязаны обеспечить ей полную неприкосновенность. Никто не мог подвергнуться ни моральному, ни физическому насилию. Товар быстро перегружался в пиратские трюмы, и каждый продолжал следовать своим курсом. Причем пострадавшим от нападения противоположная сторона почти, всегда предоставляла "охранную грамоту", которая в последствии служила железобетонным доказательством для страховых компаний, а так же запрещала в течение космического месяца остальным джентльменам удачи по новой претендовать на это судно.
  Хотя досадные исключения во время занятия вольным промыслом все-таки имели право на существование. Случалось так, что какой-нибудь бесбашенный капитан слетал с катушек и устраивал на захваченном корабле форменное побоище, или того хуже - команда торгового судна по какой-то причине решало отстаивать свое законное право на товар до последней возможности.
  Но это были все-таки исключения, которые публично и очень жестоко карались самими "Вольными братьями". Виновников, неизбежно объявляли вне закона и устраивали на них крупномасштабную охоту. Причем карательная операция, всегда проводилась до полного уничтожения всей провинившейся команды.
  Конечно же, руководство этого "пиратского профсоюза" никогда не стремилось записаться в ряды ярых поборников гуманизма, милосердия и человеколюбия, а преследовало свои, сугубо личные, интересы. Оно прекрасно понимало, что при большом количестве жертв или массовом разорении космических торговцев, эта проблема неизбежно попадет в поле зрения Федерального правительства и тогда оно, с помощью всех силовых структур Внеземелья, обеспечит обнаглевшим флибустьерам горячие деньки.
  Поэтому правила игры были максимально упрощены, известны всем заинтересованным сторонам и гарантировали тому, кто их соблюдает жизнь и достоинство. А убытки с лихвой покрывали страховые компании. Да и сами господа пираты, прежде чем изъять товар досконально проверяли его хозяев на платежеспособность. И если случалось, что за душой у тех не было ни гроша, а все средства оказывались вложенными в сделку, то никогда не пускали их с голым задом по миру.
  Сопоставив все "за" и "против" Ярославцев теперь думал только об одном: уничтожить ли его отряду это наглое пиратского судно, или осуществить красивый захват вместе со всем экипажем?
  - Внимание Ангелы! - обратился к подчиненным Константин. - В связи с неизбежностью боевого столкновения нам представилась замечательная возможность на халяву шлифонуть свои профессиональные навыки. Отряд, слушай уточнения к боевому приказу: не задействованные в группах, четные номера дежурных расчетов, по мере проникновения абордажной команды на посты, "валяют Ваньку" и прикидываются на смерть перепуганными торговцами. Нечетные занимают выгодные для внезапного нападения позиции, маскируются с помощью полевых комплектов "Хамелеон" и по моей команде: "Розовый закат", осуществляют захват проникшей на борт группы. Противника брать живым. Сильно не калечить. Численный перевес должен составить не менее двух Ангелов на одного пирата. Я предполагаю, что в абордажной команде их будет не больше тридцати человек. Вопросы?
  - А на кой черт они нам сдались, мой капитан? Что мы с ними будем делать? - первым не вытерпел и начал возмущаться Дормидонтов.
  - Это моя головная боль! - Ярославцев вставил микро радиостанцию в правое ухо и уточнил у акустика: - Время подлета вражеского корабля?
  - Пятнадцать минут сер.
  - По местам стоять, к проведению силовой операции готовиться!
  
  
  - Мы ждем Вас господа благороднейшие флибустьеры и нижайше просим воспользоваться нашим стыковочным модулем. - Ярославцев осуществлял руководство операцией и поэтому лично вел переговоры с господином Вальковым.
  - Если так, то мы не будет делать абордажную врезку. - Без раздумий принял его предложение прославленный пират, дав этим понять, что купился на сладкую наживку с насмерть перепуганным экипажем.
  Корсары ворвались на борт "Удачливого купца" словно крепкий морской вихрь. Очень быстро и достаточно профессионально они захватили все ключевые помещения корабля, однако так и не заметили расставленных Ангелами ловушек.
  Костя же в это самое время не отрывал глаз от внешнего обзорного экрана, на котором, во всем своем величии, затмив половину звездного пространства, красовался пиратский линкор.
  Высадка абордажной команды производилась на маленьком маневровом ботике, способным вместить не более тридцати легковооруженных бойцов. Основная же часть пиратской команды предпочла остаться под крепкой броневой защитой и подстраховывала себя жерлами орудий главного калибра.
  Внезапно курсовые огни линкора потухли, затем трижды коротко мигнули и зажглись вновь.
  - Спасибо Вадим Леонидович. - Прошептал Ярославцев и, повернув пилотское кресло в сторону входного люка, начал с интересом наблюдать за тем, как господа пираты просачиваются внутрь центра управления полетом.
  За всю свою многолетнюю практику он впервые сталкивался с ними вплотную, и поэтому решил не пренебрегать этой, случайно подвернувшейся, возможностью, и постараться в полной мере перенять их боевой опыт.
  Костя, специально допустил штурмовую группу на борт своего судна, наивно полагая, что сможет ознакомиться с их секретными тактическими приемами...
  Но перенимать, как оказалось, было, нечего!
  Корсары, не смотря на его смелые ожидания, демонстрировали обычные, ни чем, ни примечательные, навыки по захвату жилого отсека. Причем их действия в других помещениях, а он успевал так же, с помощью контрольных мониторов, отслеживать и внутрисудовую обстановку, производились на довольно посредственном уровне.
  В громких повелительных командах и топанье магнитных ботинок явственно прослеживалось некоторая ленца и презрение. Было видно, что прыжки, перекаты и рысканье стволами выполняются больше для начальства, чем в целях собственной безопасности. Скорее всего, тактику им преподавал какой ни, будь молодой капрал - спецназовец, драпанувший после истечения первого контракта из войск.
  И хотя сам Валериан Викторович был профессионалом, по всей видимости, корсары, из-за традиционной лени позволили вышколить себя только до минимально допустимого уровня. Да и к чему им было особо напрягаться? Львиная доля захватов космических судов проходила тихо, мирно и без пыли. Применять оружие доводилось крайне редко, а уж про смертный бой до полного истребления экипажа, никто в последнее время и слыхом не слыхивал.
  "Бог ты мой, ну и клоуны!" - подумал капитан, когда главное помещение корабля оказалось полностью ими захвачено. - "У нас даже Дормидонтов в День Перуна и то выглядел скромнее".
  Своей боевой раскраской и множеством бестолковых наколок пираты больше напоминали прожженных воинов, какого-то американского племени в эпоху Великих географических открытий, чем своих отчаянных и бесстрашных предшественников.
  Два глыбообразных брата - близнеца в черных кожаных безрукавках, на которых не было живого места от всевозможных металлических клепок, в алых шароварах, спущенных ниже упитанных, и в меру волосатых животиков, важно сжимали здоровые полустационарные лучеметы - оружие весьма грозное, но из-за своей мощности очень опасное для применения в замкнутом пространстве. Такие пушки могли произвести впечатление, только на гражданское население, слыхавшее об армейской службе только из средств массовой информации. Палить из них внутри торговых судов имеющих хлипкие перегородки было равносильно самоубийству.
  Помимо разноцветных наколок и боевой раскраски физиономий их живописный гардероб дополняли полутораметровые абордажные сабли и старинные кремнево-курковые пистолеты, небрежно заткнутые за пояс.
  Эти две замковые башни трепетно сопровождали "Человека в черном", одетого неброско, и можно сказать, что даже со вкусом.
  Единственной деталью ну, ни как, не вязавшейся с его строгой брючной тройкой, была черная, щегольски повязанная вокруг головы, бандана. Однако и та, при определенных условиях, могла подчеркивать типичный образ офисного денди. Эдакого скрытого борца с ненавистным начальством, и легкого порицала невыносимых корпоративных устоев.
  И только большая, золотая серьга, выполненная в форме "Веселого Роджера", прилично отягощавшая левое ухо, правдиво информировала присутствующих, что ее обладатель всерьез занимается вольным промыслом.
  - Здравствуете уважаемые! - поприветствовал незваных гостей Ярославцев, так и не вставая с места.
  - И вам не болеть? - угрожающе рыкнул правый бастион.
  - Сер, - на связь вышел Дормидонтов, - двадцать восемь.
  Ратибор сообщил количество проникших на борт и этим завершил все подготовительные мероприятия.
  - Тогда: "Розовый закат".
  Скучавшие на своих местах акустик и второй пилот, подскочив словно теннисные шарики, сильными ударами в затылок мастерски вырубили телохранителей главаря.
  Вальков даже не стал оглядываться по сторонам. Для него все стало ясно как божий день. За какое-то мгновение он выхватил из кобуры свой лучемет, но тут, же со стоном осел на пол. Штурмовой нож Ярославцева, по самую рукоятку вошел в его плече, серьезно повредив при этом нервный узел, что полностью обездвижило вооруженную руку.
  - Стоять! Бояться! - уже вдогонку прокричал Константин, прыжком оказавшись возле главаря пиратов и, зафиксировал, на всякий случай, тяжелым штурмовым ботинком его парализованную кисть.
  - Я сильно разочарован Валериан Владимирович. Увы, но Вы так и не оправдали моих надежд.
  - У-у-у, садюга!!! - простонал поверженный капитан. - Ты же меня превратил в пожизненного инвалида.
  - Не фиг было рыпаться. - Костя резко, и в то же время аккуратно, извлек из его раны нож и, рывком перекинув стонущего пирата на кресло, напористо потребовал: - А теперь рассказывай!
  - Ищи дурака за четыре сольдо. - Спокойно огрызнулся Валериан.
  - Ух, ты! А мы оказывается еще и гордые? Ты давай-ка не быкуй, дружище. Так ведь можно и на форсированный допрос нарваться.
  - Не думаю, что у нас с тобой до этого дойдет?
  - И мне не хотелось бы. Однако ты даже не представляешь, в какую историю вы здесь вляпались.
  - Сер, разрешите доложить? - снова влез по "громкой" Дормидонтов.
  - Валяй друже Ратиборе.
  - Гости упакованы, да так что и мявкнуть не успели. Потерь с обеих сторон нет. Никто, как Вы того и требовали, не покалечен.
  - За исключением нашего бравого майора, не к месту проявившего героическую прыть. Волкова сюда, ко мне. А то еще этот прославленный опустошитель торговых трюмов подаст на меня жалобу в международный суд за нанесение ему телесных увечий. Ну-с, господин...
  - Закрой рот и послушай меня братишка, - зло прошипел Вальков, - если через три минуты на линкоре не получат подтверждения, что захват твоей сраной посудины прошел как по нотам, мои славные канониры, не задумываясь, разнесут ее в пух и прах. И при этом им будет совершенно наплевать, держите ли вы нас в заложниках или нет.
  - Ой, какие мы грозные?! Только уточни, пожалуйста, а готов ли ты умереть за светлые идеалы "Вольного братства"?
  - Если честно, то не очень. Но таковы наши правила братишка, и будь уверен, они будут исполнены, ни смотря, ни на что.
  - Меня впечатлили твои угрозы, а так же уровень исполнительской дисциплины орудийных наводчиков на линкоре. А вот и наш уважаемый начальник медицинской службы, как всегда вовремя. Вадим Станиславович я, кажется, немного переусердствовал с этим джентльменом.
  - Сейчас посмотрим мой капитан. - Волков без лишних движений развернул свой диагностический чемоданчик и дистанционно, не присоединяя к тяжелораненому ни каких проводов, сразу же поставил точный диагноз: - У гражданина сильно поврежден главный плечевой нерв, из-за чего, в скором времени, рука, выражаясь народным языком, начнет "отсыхать" и это весьма прискорбно, потому, что при любом, даже самом незначительном инфицировании ее придется ампутировать. Иначе гангрена, заражение крови и летальный исход. Хотя все конечно можно исправить, но за очень большие деньги и в каком-нибудь столичном медицинском учреждении. Однако, учитывая профессиональные наклонности нашего клиента, вряд ли его там встретят с распростертыми объятиями и пустят дальше тюремной палаты следственного изолятора.
  - Спасибо доктор, утешили. - Скрипнул зубами от отчаяния Вальков.
  - Ох, и умеете же Вы батенька вселить оптимизм в пациента. - Мрачно пошутил Ярославцев.
  - Слышь, Пилюлькин. Дай-ка мне лучше обезболивающего. Руку печет, сил моих больше нет. А я хочу встретить свой смертный час в более комфортных условиях. - Валериан принял удобное положение и с безразличием уставился на Ярославцева. Он умел держать себя в руках, и только холодный, обильно катившийся по бледному лбу, пот, выдавал его плачевное состояние.
  - В этом нет необходимости. - Волков наложил на рану эбонитовую пластину с красным, скрученным в спираль проводом, и очень вежливо попросил: - Постарайтесь, как можно меньше шевелиться, голубчик.
  - Голубчик у меня в штанах! - вяло огрызнулся пират, однако больше выпендриваться не стал.
  - Вадим Станиславович, сколько времени займет возня с клиентом? - Константин демонстративно поднес к носу свои наручные "котлы".
  - От силы минут двадцать.
  - Отлично! Значит, я успею перекурить.
  Ярославцев достал из деревянной коробки с портретом Симона Боливара две дорогие сигары и великодушно предложил одну из них покалеченному.
  - Спасибо брат. Жаль, что не успею пыхнуть, как следует, да и забрать ее с собою в ад тоже не смогу.
  - Ты лучше скажи, как зовут твоего первого корабельного помощника?
  - Это вам еще зачем?! - насторожился Вальков. - Не надейтесь! В переговоры с вами он не вступит.
  - А ты сам не желаешь перекинуться с ним парой слов. - Костя мастерски выпустил несколько ароматных колец перед собой.
  - К чему мне эти дешевые заморочки братан? Лучше сиди, кури и наслаждайся жизнью. Пока это, еще возможно.
  - Туранов?
  - Да, сер! - вытянулся в струнку второй пилот.
  - Мне нужен видеоканал с рубкой центрального управления пиратского крейсера. И, будь ласков, выведи картинку на наш обзорный экран.
  - Сейчас исполню, мой капитан.
  Вальков с удивлением почувствовал, что боль, словно огнем лизавшая плечо, стала быстро угасать, и к руке постепенно возвращалась чувствительность.
  Он несколько раз посмотрел на корабельные часы, стрелки которых уже давно пересекли все мыслимые пределы им же установленных сроков.
  "Неужели старпом и боцман превратились в слезливых барышень, и бояться принять решение на открытие огня? Идиоты, они, что не понимают? Как только прозвучит первый залп из кормовых орудий, условия этим купчишкам буду диктовать уже я".
  - Не терзайтесь понапрасну, Валериан. Сейчас я предоставлю вам возможность пообщаться с вашей проштрафившейся командой и даже взгреть, кого следует за разгильдяйство. - Ярославцев нетерпеливо повернул голову в сторону второго пилота.
  - У меня все готово, мой капитан. - Скороговоркой доложил Туранов.
  Обзорный экран мигнул, и на нем проступило четкое изображение главной полетной рубки пиратского корабля.
  Кресло первого пилота было занято майором Власовым, который в этот момент заканчивал диагностику топливной системы. Двое крепко связанных членов экипажа сидел на полу, виновато понурив головы под бдительным оком сержанта Зимина.
  - Вадим Леонидович, как прошел силовой захват вражеского судна?
  - Без сучка и задоринки, Константин Сергеевич. Огромное вам спецназовское спасибо! Давненько я не получал такого удовольствия.
  - Жак! - резко выкрикнул Вальков. - Кто эти люди, и что они делают на борту моей прекрасной "Эспаньолы"?
  - Не хочу вас расстраивать мой капитан, - Проскрипел, словно колесо несмазанной телеги, сидевший на полу боцман, - но мы "в полном анусе". Наша маленькая крошка оказалась взятой под контроль этими молодцами, как только вы пристыковались к купцу. Мне кажется, мы нарвались на хорошо спланированную правительственную акцию. Стыдно признаться, но профессионалов с таким уровнем подготовки я вижу в этом звездном секторе впервые.
  - Что ты мелешь, чума тебя забери. Сколько их?
  - Не более дюжины кеп.
  - И как же они умудрились столь малым числом захватить весь корабль, да еще и справиться с пятьюдесятью членами моего прославленного экипажа?
  - Едва проникнув на борт, эти парни применили усыпляющий газ, и пока мы пускали слюни в отключке, изолировали нас по отсекам и полностью заминировали "Эспаньолу".
  - Раззявы! Надеюсь, это послужит для вас уроком?! А я ведь не раз предупреждал вас о том, что средства индивидуальной защиты должны быть всегда под рукой.
  - Простите господа, однако я вынужден прервать ваш увлекательный диалог. - На правах дирижера всей этой поучительной оперы, вежливо вмешался Ярославцев. - У вас еще будет достаточно времени для внутриэкипажных разборок.
  - Да кто вы такой, черт возьми?
  - Капитан Ярославцев Константин Сергеевич, командир отряда Космической пехоты "Ангелы Тьмы". - Официально представился Константин.
  - Так, так, так... Дайте-ка сообразить... - Вальков начал разминать предплечье. - Подразделение с таким наименованием не числится в штате Министерства Обороны и других силовых структур. Стало быть, вы, отставники - вольняги, которых наняло правительство?
  - Совершенно верно, однако, отнюдь не для того, чтобы призвать к порядку кучку распоясавшихся пиратов. Мы решаем более серьезную проблему. А вы, очень некстати, пытаетесь нам помешать. Я мог бы полностью уничтожить вашу команду сер, но она, пока что, не доставила нам особых хлопот. Потому я даю вам ровно десять минут, для правдивого рассказа о том, какую цель вы преследовали, атаковав мой корабль, и кто, на самом деле, руководит вашими действиями.
  - Обоссаться про войну! - скривил губы в презрительной усмешке Вальков.
  - Валериан Владимирович, - с тихим, неотвратимым спокойствием предостерег его Ярославцев, - не испытывайте мое терпение. Как бывший кадровый военный вы не понаслышке знаете, что представляет собой правительственная операция. И если посмотреть на произошедшее с этой точки зрения, то картина получается весьма неприглядная. Вы, по неизвестной мне причине, пытались захватить мое судно. Может это случайность, а может все намного сложнее, и за произошедшим стоит отнюдь не только ваш личный интерес к нашей секретной миссии?
  - Да, какая там случайность! Мы пасли "Удачливого купца" от самого Галифакса и хотели только одного - хапнуть ваш товар. Больше я вам ничего не скажу.
  - Скажите уважаемый Валериан Владимирович! Еще как скажите, не сейчас, так во время форсированного допроса. Если и это не поможет развязать вам язык, в чем я сильно сомневаюсь, возьмемся за ваш прославленный экипаж. Наверняка в нем найдется парочка, другая дорогих вашему сердцу людей. Я доходчиво излагаю свои требования?
  - Вполне! А не боитесь, что потом всю оставшуюся жизнь будите бегать от Вольного братства? - угрожающе заерзал в кресле Валериан.
  - Нет. Мы хорошо умеем заметать следы. Маленькая высокотемпературная вспышка и поминай, как звали. А что послужило причиной взрыва корабля, не сможет установить даже консилиум нобелевских лауреатов.
  - Но ведь это подло, товарищ капитан!
  - Валериан Владимирович, - на распев произнес Ярославцев, - Вы же не знаете, какими полномочиями наделило меня правительство, про степень секретности я и вовсе промолчу, от греха подальше.
  - Тогда я предлагаю сделку! - решительно заявил пират. - Баш на баш. Вы коротенько сообщаете мне цель своего задания и насколько серьезно мы встали у вас на пути, а я постараюсь развеять все ваши подозрения относительно нашего неудачного демарша.
  - Идет. - Не задумываясь, согласился Ярославцев. - Мы ищем пропавший около месяца назад многоцелевой военный звездолет.
  - Мать моя женщина! - непроизвольно вырвалось у капитана.
  - Что-то не так?! - с нескрываемым азартом поинтересовался Ярославцев, внутренне ликуя оттого, что чутье и на этот раз не подвело его. Вальков располагал какой-то весьма полезной информацией, которая была бы безвозвратно утеряна, проведи они простейшую силовую акцию, направленную на полное уничтожение всего пиратского экипажа.
  - Ладно, идем по порядку. - Валериан сглотнул слюну и торопливо раскурил предложенную сигару. - Как только вы объявились на Галифаксе, я приставил к вам своего человечка. Я всегда так делаю, потому, что в наше время информация дорого стоит. Уже на следующий день он сообщил мне следующее: подозрительные господа закупили кучу всяких товаров примерно на полтора миллиона рандов и расплатились не кредитками, а налом. Затем арендовали средний сухогруз и загнали его в оборудованный кондиционерами и системой вентиляции, крытый док. Туда же был доставлен и весь приобретенный товар. Чем они занимаются внутри узнать невозможно, периметр тщательно охраняется. Согласно таможенной заявке сухогруз должен был покинуть планету через трое суток.
  - И вы не удосужились прошерстить торговцев, проверить накладные и товарные чеки? Мы ведь в основном закупали оборудование и дорогостоящую аппаратуру.
  - Ха! Такая запредельная, по местным меркам, сумма попросту затмила нам разум. Правда, несколько членов моей команды все же высказали свои опасения, но мы быстро заткнули им рот. Окажись ваши трюмы пустыми, все равно бы сухогруз, после таких астрономических вливаний, был бы продан нами влет и за приличные деньги. Так что игра стоила свеч.
  - А как бы вы поступили в этом случаи с экипажем?
  - Мы высадили бы вас, в какой ни будь ближайшей колонии.
  - И все же, почему вы так оконфузились, Валериан Владимирович?
  - А бес его знает, Константин Сергеевич? У Ваших людей ведь на лбу не было написано: "Правительственный агент".
  - Сер! - обратился к Ярославцеву с экрана Власов. - Мы уже успели провести небольшое расследование и допросили два десятка этих "гавриков". Их капитан не врет. Показание команды совпадают с его ответами вплоть до мелочей.
  - Теперь я хочу услышать, что вам известно об "Обероне". - Константин внимательно посмотрел на Валькова, но тот неожиданно заартачился:
  - Я так и знал, что вы ищите именно его! Но мне нужны твердые гарантии товарищ капитан. А то потом, ради соблюдения режима секретности, вы возьмете да и пустите нас всех в расход.
  Костя молчал, намеренно выдерживая паузу, потому как Валериан всем своим видом демонстрировал, что не собирается унижаться и тем более, безоговорочно сотрудничать с ним. А дожать его, было делом чести...
  - Я задал вопрос, а вы прикидываетесь оглохшим товарищ капитан?! - наконец-то не вытерпел и пошел на попятную пират.
  - Нет Валериан Владимирович. Я просто размышляю, стоит ли мне вообще с вами связываться? Короче, забирайте своих мордоворотов, и чешите на корабль. Спешу предупредить вас, что майор Власов, проявив заботу о нашей дальнейшей безопасности, оставил на его борту несколько дистанционно управляемых мин-сюрпризов, установленных на неизвлекаемость. Их можно обезвредить, только в стационарных условиях. Это на тот случай если вы, после освобождения, вдруг решите отомстить нам за свое поруганное пиратское достоинство.
  - Константин Сергеевич, но мы, же не фраера! - Вальков манерно растопырил пальцы и с важностью добавил: - Уж если вы поступили по понятиям, то и нам...
  - Валериан, вы начинаете утомлять меня своим присутствием. - Ярославцев профессионально вел этот психологический гамбит и, не идя со своей стороны на уступки, мастерски спровоцировал униженного и оскорбленного капитана на откровенный и доверительный разговор.
  - Не ершись и слушай сюда, братишка. Говорю на полном серьезе: зря ты взялся за это дело. У меня столько информации по вашему "Оберону", что я ей уже сыт по горло.
  - Коротко и по существу. - Официальным тоном подстегнул его Константин.
  - Не гони, чай не на допросе. - Последний раз взбрыкнул Вальков и по-деловому продолжил: - Ну, так вот братело, интересующий вас корабль находиться в тридцать седьмом квадрате этой звездной системы.
  Туранов и Карлеоти многозначительно переглянулись и так усердно склонились над штурманской планшеткой, что непроизвольно треснулись лбами.
  - Чуть менее суток лету. - Опередил аналитика второй пилот.
  - Появляется он внезапно и ниоткуда, - голосом бывалого космического волка завил Вальков, - словно ложная голографическая цель, но не всем и не всегда. А уж если появиться...
  Вальков снова умолк и скорчил такую многозначительную мину, что в пору было святых выносить.
  - Его появление фиксируется радарами? - Костя устало потер виски.
  - Нет. Экраны слежения остаются девственно чистыми. Корабль обнаруживается только визуально, когда сталкиваешься с ним нос к носу, да и то при достаточном освещении.
  - То есть в пределах прямой видимости.
  - Так точно сер! - пират шутливо козырнул.
  - Прослеживается ли какая ни, будь математическая закономерность в его внезапных появлениях? - Ярославцев сделал вид, что не заметил этой наглой выходки, однако легким движением пальцев правой руки дистанционно заставил запульсировать болью его плечевой нерв.
  - Карамба! Я все понял, полегче командир. - Скривился Валериан и авторитетно продолжил: - Нет там ни каких закономерностей. Все происходит в разных местах и в разное время. Одно могу утверждать с полной уверенностью, вам удастся обнаружить его только в тридцать седьм ом квадрате. В других секторах это проклятое судно замечено не было.
  - Почему проклятое?
  - Да потому что все, кто каким-то образом пересекался с ним, бесследно исчезли. В одном только "Вольном братстве" за этот месяц пропало две первоклассные шхуны: "Развратница Дульсинея" и "Черный барон". Всяких искателей приключений, космических старателей и любителей погрести под шумок халявы, тоже набралось уже больше десятка. Если честно, то я замучился слушать их вопли в эфире.
  - Как? Разве они успевали подать сигнал бедствия? - слегка удивился Константин.
  - И не только! Большинство несло в эфир такую околесицу, что у меня закрадывалось сомнение относительно их психической вменяемости.
  - У вас не сохранилось записей этих сообщений?
  - Нет. В целях юридической безопасности мы каждые сутки обнуляем свои бортовые черные ящики, а специально переписывать этот параноидальный бред не имело смысла. Как правило, все происходило следующим образом: сперва подавался межгалактический универсальный сигнал бедствия, а затем, в нарушение всех инструкций, в эфир, открытым текстом, буквально выплескивал свое отчаяние бортовой радист. В основном сообщения касались внезапной и одновременной гибели всего экипажа, а дальше он начинал нести такую ахинею про параллельные миры, черные дыры...
  - Вот здесь, пожалуйста, поподробнее. - Заинтересованно попросил Ярославцев.
  - Очень сожалею, что вынужден разочаровать вас, товарищ капитан, но подробностей вам не услышать от меня даже под пыткой. В их малоразборчивом и бессвязном лопотании даже я не смог уловить, хоть какой-нибудь маломальской конкретики. Ни единой ключевой фразы или словечка, за которое можно было бы зацепиться. Поэтому, хотите, верти, хотите, нет, но мне больше нечего добавить, Константин Сергеевич.
  - Ну, что ж, и на том спасибо. Как говориться: "Чем богаты, тому и рады". Ваши люди уже погружены на бот. Можете беспрепятственно возвращаться на свой корабль. Капитан Дормидонтов проводит Вас до стыковочного модуля.
  - Надеюсь, в следующий раз мы встретимся в более приятной обстановке. А в память о нашем мимолетном знакомстве позвольте мне сделать вам маленький босяцкий подгон? - Вальков изобразил дежурный поклон и выложил на стол довольно крупную золотую монету. - Эта знаковая вещица проинформирует любого джентльмена удачи о том, что когда-то Вы очень здорово подсобили "Вольному братству", ну, и само собой оградит ее хозяина от лишних неприятностей. - С этими словами пиратский капитан вальяжно попрощался с находившимися рядом Ангелами и неторопливо направился к выходу, подхватив под руки виновато переваливавшихся с боку на бок телохранителей.
  - Майор Власов?!
  - Да, мой капитан?
  - Вашей группе "Отбой". Собирайте своих людей и возвращайтесь на борт. Сколько для этого Вам понадобиться времени?
  - Через двадцать шесть минут я засвидетельствую дежурной смене свое почтение.
  - Даю на все, про все ровно полчаса. И попрошу провести завершающий этап операции без ухарства, бахвальства и фанатизма. Проявите так сказать "рэволюционную сознательность".
  - Сер! Разрешите только расписаться лучеметом под бортовым номером их корабля? - возбужденно попросил бывший спецназовец.
  - Ну, соблюдение этой святой традиции я не могу вам запретить. Только смотрите, не продырявьте им обшивку.
  - Вам не о чем беспокоиться мой капитан! Я уже замерил ее толщину.
  - Внимание и повиновение! - приказал экипажу Ярославцев, и как только в отсеках наступила тишина, внезапно обратил свое командирское око на задремавшего Кочетыгова:
  - Виталий Викторович!
  - Да! - тот встрепенулся и шмыгнул носом.
  - Там твои деликатесы еще не протухли?
  - Ни как нет сер! - обрадовано отрапортовал и даже подскочил с операторского кресла инженер-энергетик. - Все сохранено в самом наисвежайшем виде.
  - Через час объявляю общий сбор в кают-компании. Отметим годовщину свадьбы, а заодно и обсудим наши дальнейшие планы. К этому времени, дабы обеспечить стопроцентную явку отряда, приказываю передать управление кораблем нашему многострадальному бортовому компьютеру.
  - Благодарствую сер! А то я уже, грешным делом подумал, что после эвакуации с Золотаря Вы обо мне и вовсе позабыли. - Гробовым голосом истинного английского дворецкого пристыдил Ярославцева искусственный интеллект. И по совести то, говоря, ему было за что обижаться.
  Бессменный и преданный до последней микросхемы электронный мозг отряда, деливший с личным составом и радости и горести, причем со дня его основания, был зачислен в штат экспедиции из пыльных запасников Сотниковской военной базы, где он, от нечего делать, вынуждено развлекал любознательных деточек стратегическими четырехмерными игрищами, да нескончаемыми байками о своем героическом прошлом.
  Поэтому, как только бригада спецов прибыла для его демонтажа с целью последующей установки на арендованный сухогруз, им пришлось не менее пятнадцати минут зачарованно выслушивать отборную корабельную брань относительно: "Черной неблагодарности зажравшихся и утративших всяческое приличие сволочей...".
  Осознавший свою вину отряд был вынужден раскаяться и принести официальное коллективное извинение: "Боевому соратнику и Генератору всех наших громких побед", а так же торжественно промыть его блоки и чипы в чистейшем медицинском спирте что, уже само по себе, не лезло ни в какие ворота, ибо любой, даже самый бездарный, космический электронщик знал: стоит только аппаратуре попробовать "градус на зубок", потом ее будет очень сложно "завести обратно в стойло". "Железо" обязательно начнет сбоить, капризничать и постоянно ломаться, требуя очередного возлияния.
  Некоторые штабные умники, никогда не служившие в войсках и лицезревшие солдат только на обложке рекламных буклетов, объясняли столь загадочный феномен следующим образом: мол, недобросовестные технари, в нарушение всех существующих инструкций по регламентному обслуживанию аппаратуры, набираются наглости чистить ее "на сухую", а приворованный спиртик продают колонистам или, того хуже, употребляют внутрь.
  Однако за всю свою военную карьеру Костя не раз имел возможность убедиться в обратном. Да, техники изредка попивали неразведенный спирт, но только во время поминальной церемонии по погибшему собрату. И удивляться тут было нечему. У каждой группы военных специалистов существовали свои корпоративные традиции, от которых они не отступали даже под страхом смертной казни. Большинство из них никогда не отрицало, что было бы, не прочь сбагрить месячную норму "Огненной воды" за пару сотен рандов тем же колонистам. Но, ни один уважающий себя электронщик, имеющий за плечами боевой опыт, никогда не станет окунать чипизированную плату в промывочную ванночку со спиртом. Это ведь не только правило дурного тона, это полная профессиональная некомпетентность. Однако Ангелы были настолько уверены в порядочности своего "Компьютерного брата", что позволили себе единожды нарушить это правило.
  
  
   Глава 3
   Ну вот, тряхнули, называется...
  
  
  Когда по выставленному Виталиком угощение был нанесен "тактический ядерный удар" и Ангелам надоело кричать: "Горько", Ярославцев открыл служебное совещание.
  Спорили не долго. За то, чтобы продолжить поиски корабля высказались все: и спецы и технари и командники. Мнения разнились только в одном, какие действия следует предпринять после его обнаружения?
  - Я предлагаю следующее, - от имени аналитиков взял слово лейтенант Лорети, - если нам все-таки удастся его обнаружить, давайте не будем рыпаться, и уж тем более высаживать досмотровую группу. Лучше всего, держась на безопасном расстоянии, осторожно вести наблюдение за целью, и одновременно вызвать федералов для подкрепления. Рисковать и нагло "переть на Ивана", не имеет смысла.
  - Не выйдет! - возразил Дормидонтов. - Мы подписали правительственный контракт, в котором обязались не только самостоятельно разыскать, но и отбуксировать "Оберон" на их ближайшую военную базу.
  - Ты слышал, что сказал Вальков? - эмоционально вступил в дискуссию Капустин. - Звездолет появляется внезапно и так же внезапно исчезает, независимо от твоего желания и намерения сопровождать его в дальнейшем. Я думаю те, кто его захватил, сначала следят за целью, прикрывшись маскировочным полем, а затем внезапно ее атакуют. Уверен, причем на все сто, без штурмовой акции у нас ничего не получиться.
  - Угу! - промычал Сотник, выковыривая из зубов остатки недавнего пиршества, - Это, если корабль не будет накрыт силовым экраном. Не забывайте "Оберон" штатная, боевая единица, а не ржавая консервная банка с ограниченными летными возможностями. Пробить брешь в его силовой защите нам нечем. Да и он в любой момент может врубить форсаж и оставить нас куковать в гордом одиночестве с оборванным швартовочным фалом. Поэтому, хотим мы этого или не хотим, но нам по любому придется намертво приклеиться к его стыковочному модулю. А уж потом разбираться, что и к чему.
  - Господа, я полностью поддерживаю Ивана Ивановича! Тщательного осмотра корабля нам не избежать. - Майор Власов подошел к столу и, подавшись вперед, оперся на него руками. - Для этого предлагаю задействовать имеющиеся в нашем распоряжении средства технической разведки. Лучше всего для этих целей подойдет обычный многооперационный "Фердинанд". Тем более что технарям не составит труда обвесить его максимальным количеством датчиков, пробников и анализаторов. По легенде прикрытия, мы обычное торговое судно. Вот и будем вести себя как типичные торгаши, а не боевое подразделение. Ведь согласно "Космической торговой хартии" любое бесхозное судно автоматически переходит в собственность того, кто его обнаружил. Нашедший же, в свою очередь, обязан, как следует его осмотреть и выяснить обстоятельства гибели или пропажи экипажа. Для этого мы, не вызывая подозрения, используем разведывательный минитанк, не имеющий бортового вооружения. Когда знакомство с объектом будет проведено и соблюдены все перечисленные мной формальности, будущий хозяин судна, определив степень его опасности, если она, конечно, не превысит допустимую норму, получает право распорядиться трофеем по собственному усмотрению. Нам уже удалось под видом мирных торговцев, обвести вокруг пальца гражданина Валькова и его команду, видели бы вы их рожи в момент захвата. Так чего же мы теперь-то боимся? Тем более что все преимущества на нашей стороне.
  - Все, да не все! А если "Оберон" атакует нас первым. - Капитан Нуриев тоже подошел к столу и встал напротив Власов. - Как главный арсенальный мастер заявляю: у нас нет ни шанса противостоять его корабельным орудиям.
  - Волков бояться в лес не ходить! Или мы уже не офицеры Космической пехоты?!
  - Брек! - Властно потребовал от подчиненных Ярославцев и выкатился на своем кресле на середину кают-компании.
  Капитан и майор разошлись по своим углам, а народ приготовился выслушать своего начальника.
  - Те, кто внимательно следили за рассказом Валькова, должны были заметить одно, весьма важное обстоятельство. - Костя многозначительно смолк, проверяя свой экипаж на сообразительность, и тут же получил правильный ответ.
  - Валериан, сам того не подозревая, - неуверенно подала голос старшина Сомерс, - сообщил нам, что с момента обнаружения судна и до момента подачи сигнала бедствия проходило некоторое время, и было бы грех не воспользоваться этим промежутком.
  - Совершенно верно! - Ярославцев, преднамеренно скорчил недовольную физиономию и укоризненно посмотрел на скучающих возле Лорети аналитиков. Те, в свою очередь виновато развели руками. - Поэтому будем работать на опережение. С этой минуты на борту вводится боевая готовность номер один. Рядовому Капустину, не мешкая занять место первого пилота, накрыть судно системой "Фантом" и немедленно выдвигаться в тридцать седьмой квадрат. Майора Дормидонтова назначаю командиром досмотровой группы. С собой взять не более четырех человек, автономное медицинское обеспечение предусмотреть вплоть до развертываемых анабиозных контейнеров для консервации останков. Рядовому Сотнику возглавить штурмовую группу. Дистанция между вашими подразделениями во время действий на борту "Оберона" в пределах прямой видимости. Количество личного состава во второй группе: на одного "смотрящего", два "огневика" с тяжелым стрелковым и лучевым вооружением. Остальным находиться на своих постах согласно штатного боевого расчета. Экипировка для этого личного состава - полная, плюс легкие скафандры космической защиты. Гермошлемы пристегнуть на штурмовые пояса. Капитану Бухарину подобрать из числа отрядного резерва четырех самых толковых акустиков в помощь дежурной смены. Вахту будите нести по четыре часа. Прослушивание космоса осуществлять только в паре. С этой минуты "Слухачи" являются приоритетной боевой единицей для всего отряда. Объясняю почему. "Оберон" в несколько раз больше "Удачливого купца" по размеру и мощности энергоустановок. Мы обязательно услышим их первыми. Ну вот, кажется и все! Задавайте свои вопросы господа?
  - Может, все-таки попробуем под видом мирных торгашей проникнуть к ним на борт. - В последний раз закинул удочку капитан Нуриев.
  - Нет, Дружище! По всем тактическим канонам это встречный бой и в нем побеждает...
  - Тот, кто первым заметит противника и успеет, развернув свои боевые порядки, нанести ему максимальное огневое поражение. Только вот немного страшновато лести голой жопой, да на пулеметы. - Почти смерился с неизбежным главный арсенальный мастер.
  - Командир! - решительно выкрикнул сержант Зимин. - Что ты слушаешь этих нытиков спецов? У них вечно все не слава Богу.
  - Да! - рявкнул Сотник. - Худому поросенку, и в Петров день жарко. А мы - "Люди боя", завсегда были за тебя, и за драку. Веди Константин Сергеевич, и даже не сомневайся.
  И большая часть отряда, как по команде вскочив со своих мест, громко проскандировала:
  - МЫ ПОЙДЕМ ЗА ТОБОЙ В БОЙ!
  - Взаимно! - образцово отдал подчиненным воинское приветствие капитан. - А теперь пора и честь знать господа хорошие. Как это у вас, у славян? - спросил он у Дормидонтова.
  Тот, не поняв начальника, стоял и растерянно хлопал глазами.
  - А-а-а, вспомнил! - обрадовался Константин и, повернувшись к Кочетыгову, поклонился ему в пояс, приговаривая: - Благодарствую добрый человек, за хлеб и за соль! Уж больно ваши семейные деликатесные заедки по скусу нам пришлись.
  - Экая незадача! - виновато поскреб затылок Ратибор. - А мы то, олухи царя небесного, в горячке спора даже об элементарной вежливости позабыли.
  И прозревшие браты принялась на радостях побрасывать верещавшего от радости Кочетыгова под самый потолок.
  - От, ведь, ядрена вошь. - Восхищенно прошептал подбоченившийся Зимин. - Умеет же Константин Сергеевич и обстановочку разрядить, и пристыдить не обидемши, и отыметь, если виновен "по самое не хочу".
  
  
  Почти трое суток провел экипаж "Удачливого купца" в тридцать седьмом квадрате. За это время намаялись Ангелы от безделья - дальше некуда! Раньше Ярославцев замордовал бы их тренировками, дабы бойцы не могли закиснуть и особо расслабиться. Но сейчас он воздержался от проведения учебных тревог, боясь, что перегорят его подчиненные до срока и не сработают, как положено, в нужную минуту...
  Прорвало аккурат по окончанию его дежурства.
  Сперва приполз зевающий, с изрядно помятой физиономией Капустин и стал мозолить напротив глаза, равнодушно кивая в такт его подробным пояснениям...
  Закончив краткий инструктаж, и формально передав полномочия, Костя уже начал заполнять вахтенный журнал, как оба дежурных акустика одновременно беспорядочно замахали на них руками и приложили пальцы к губам.
  Ярославцев быстро и бесшумно перекатился к ним, искусно лавируя между стойками с аппаратурой и, вопросительно замерев рядом, пристально уставился на перекошенные от напряжения лица.
  Те вновь одновременно вздрогнули и Марина, стянув с головы наушники, без каких либо пояснений протянула их капитану.
  Космос дыхнул в его ухо слабым треском помех. Где-то очень далеко, недавно рванула и теперь еще продолжала разгораться сверхновая звезда и ее гул, напряженно вибрируя, наполнял холодное пространство прощальным стоном обреченного на угасание светила...
  Но вот среди этой какофонии четко обозначился характерный металлический сигнал, издаваемый достаточно большим космическим объектом явно искусственного происхождения. Костя хоть и не был дипломированным "Слухачем", но в свое время ежемесячно сдавал по этому предмету контрольные тесты. Как ни как, а должность обязывала...
  "Вызови Бухарина" - шестами приказал он Капустину.
  "Уже". - Так же беззвучно отрапортовал ему Николай.
  Тимур появился очень быстро, выглядел собранно и первым делом, нацепив наушники, около минуты не лез в эфир, а гонял по кругу тестовую таблицу сличительных сигналов пропавшего звездолета, и только после всех положенных формальностей решился послушать, что же в этот раз ему "шепнет на ушко старый ворчунище Космос".
  Через две минуты, он утвердительно кивнул, и выдавил одними губами:
  - Докладываю сер, корабль классифицирован. Это "Оберон". Хотя сигнал достаточно сильно искажен каким-то посторонним защитным полем.
  Капустин, не ожидая команды, нажал на кнопку "Скрытного объявления тревоги" и на информационных мониторах, без звукового сопровождения, трижды высветилось трехзначное число.
  Дежурные на постах, отправив подтверждение, взбодрили смены и удовлетворенно потерли руки, в предвкушении близкого финала.
   - Мой капитан! - с нескрываемым торжеством доложил Капустин. - На борту введена высшая степень боевой готовности.
   - Идем на сближение. Антигравитационные двигатели, самый малый ход.
  
  
  - Они уже здесь моя повелительница.
  Седовласый муж с аккуратными бакенбардами, преданно склонил левое колено и замер в напряженном ожидании.
  - Все ли готовы? - холодно поинтересовалась стоявшая к нему спиной молодая женщина в пурпурном глухом платье с огромным кружевным шлейфом, который своей белизной настолько резко контрастировал с казенным, грязно - металлическим цветом окружавших ее бронепереборок, что был здесь явно неуместен.
  - Да, Ваше Величество и "Жнецы" и "Мутанты" и когорта командора Валери.
  - Напоминаю еще раз. Они нужны мне живыми, все до единого.
  - Ваша воля будет исполнена в точности.
  Престарелый щеголь почтительно удалился, а женщина немного повернула голову и, обозначив свой божественный профиль, страстно обратилась к безмолвно взиравшему на нее со стены портрету:
  - Еще немного МОЯ ЛЮБОВЬ и мы будем безраздельно править этим миром.
  
  
  - Пять, четыре, три, два, один... Отдраить шлюзы!
  Досмотровая группа мгновенно перестроила свой боевой порядок, в готовности смести стеной огня все, что могло появиться за многотонной бронеперегородкой шлюзовой камеры.
  Волна избыточного давления слегка качнула строй, и Ангелы двумя колонами хлынули, прикрывая друг, друга на "Оберон".
  Как только передовой отряд миновал стыковочный модуль, в опустевший шлюз втянулся головной дозор штурмовиков.
  В тяжелых бронированных скафандрах наивысшей защиты они могли вогнать в дрожь любого, кто рискнул бы возникнуть на их пути с дурными намерениями.
  На "Удачливом купце" все без исключения замерли в напряженном ожидании готовые к самому невероятному развитию событий.
  Но прошла минута...
  За ней другая...
  Обе группы неумолимо продвигались вперед, а загадочный звездолет так и продолжал хранить равнодушное молчание, ни как, не реагируя на вторжение вооруженных до зубов гостей.
  - Дормидонтыч, не спеши. - Примерно через полчаса взмолился по радиосвязи Сотник. - А то мы своим топотом распугаем здесь всех, и кого надо, и кого не надо.
  - Хорошо. - Согласился Ратибор и жестом приказал подчиненным прекратить всякое движение. - Отдышись малеха, а я пока осмотрюсь по сторонам.
  Он и его бойцы в это время как раз обследовали водноспортивный комплекс, оборудованный стандартным плавательным бассейном.
  Здесь следовало бы заметить, что в управленческом аппарате Вооруженных Сил всегда ревностно следили за хорошей физической подготовкой всего кадрового состава. Тем более в дальних перелетах и стрессовых экспедициях...
  Вообще любой боевой корабль, имеющий на борту экипаж от ста человек и более, представлял собой маленькое автономное государство с набором минимально необходимых благ и культурно-досуговых помещений, которые так же совершенствовались наравне с боевым вооружением и броневой защитой этих неустрашимых покорителей Внеземелья. Более того, в Главном штабе Космических войск, группа продвинутых военных психологов, взяв за основу секретную правительственную директиву, уже несколько десятилетий подряд упорно разрабатывала новую стратегическую концепцию освоения необитаемых звездных скоплений, суть которой заключалась в том, чтобы создать третье поколение космических солдат, которые бы рождались, обучались, несли военную службу, и умирали только на территории огромных орбитальных баз расположенных возле непригодных для проживания планет, да еще при этом свято считали их своей единственной Родиной.
  Технически это уже было возможно. Хотя и достаточно затратно.
  Однако для того чтобы подготовить и воспитать настоящего космического волка, будущим полководцам Внеземелья требовалось не только в корне изменить основные догматы всего земного законодательства, но и значительно трансформировать бытовое сознание рядовых граждан. Ведь ни одна здравомыслящая семья, ни за чтобы не согласилась навечно поселиться на борту такого вот коммунально-боевого общежития, и уж тем более отдать своего ребенка в пожизненные рекруты. Даже самые нищие колонисты, по уши, увязшие в долгах, никогда бы не решились производить детей на подобных космических базах. В дополнение ко всему в обществе и сознании людей существовал определенный, труднопреодолимый и узаконенный стереотип, согласно которого рожденный вне планеты ребенок не мог ни коем образом впоследствии претендовать на гражданство. Этот закон был писан на заре образования Космической пехоты, дабы служивые не плодились втихаря, и не создавали военному ведомству лишних проблем. Поэтому продать свое чадо в военный интернат или разрешить ему подписать министерский контракт, считалось не зазорно, а вот сознательно обречь его на круглое сиротство, и полную родовую амнезию, на такое безрассудство многомиллиардное население Федерации было еще не готово.
  Но смелые реформаторы не падали духом. В ближайшее время они надеялись пробить в Конгрессе новый билль, разрешающий, в порядке исключения, создавать на борту будущих космических баз центры искусственного оплодотворения. Хотя и эта, революционная по своей сути, инициатива также же вступала в противоречие с законами, принятыми после победы во Всемирной генетической войне и подлежала вынесению на общественный референдум.
  
  
  
  Передовой отряд Ангелов уже успели обшарить две третьи корабля, а тактическая обстановка так и не претерпела изменений.
  Нетронутыми пока оставались: центральный пункт управления и казарменные помещения.
  Дормидонтов в паре с Нуриевым, воспользовавшись временной передышкой объявленной по случаю запарки у штурмовиков, осторожно приблизились и встали на самом краю заполненного под завязку бассейна.
  - Эх, скупнуться бы сейчас! - мечтательно выгнул спину Ришат, но Ратибор пропустил его реплику мимо ушей и, присев стал внимательно изучать разноцветное мозаичное дно.
  - Странно? - после некоторого раздумья фыркнул он. - Ты, когда-нибудь, сталкивался с такой экзотикой?
  - Нет, мой мудрый бей. - Нуриев подозрительно осмотрелся по сторонам и, примостившись рядом, назидательно процитировал короткое предисловие к "Наставлению по строительству военно-космических объектов". - "Внутренние помещения корабля должны строжайшим образом соответствовать инженерному проекту. Любые отклонения невозможны как таковы и приравниваются к тягчайшему воинскому преступлению". Да и если плавать в такой лохани голова закружиться от разнообразия цветов.
  - И я о том же.
  - Не заморачивайся. - Махнул рукой татарин. - Нам тут осталось - всего ничего. Давай лучше поторапливаться. А то мы так и до вечера не управимся.
  - Мои "танкетки" уже дышат вам в затылок. - С готовностью доложил по внутренней радиосвязи Сотник.
  - Тогда через минуту двигаем дальше. - Дормидонтов поднялся в полный рост и опять же предельно осторожно отошел от края.
  А общая диспозиция, к этому моменту, сложилась следующим образом: досмотровая группа рассредоточилась вокруг бассейна, а штурмовая заняла временную оборону на футбольном поле, расположенном в соседнем помещении. Оба подразделения были соединены лишь узким коридором, способным пропустить до двух тяжеловооруженных бойцов одновременно.
  - Внимание и повиновение! - Ратибор обернулся назад и, заметив в прямоугольном проеме коридорной двери нескольких штурмовиков, привычно скомандовал: - Всем продолжить движение.
  Он решил обойти препятствие слева, но, не сделав и двух шагов, замер с раскрытым от удивления ртом.
  Со дна бассейна, как в сказке, под самый потолок быстро взлетело несколько больших желеобразных медуз и, побагровев, почти одновременно шарахнуло по "смотрящим" яркими электрическими вспышками.
  - Трево...! - только и успел воскликнуть Дормидонтов и провалился в черную пустоту.
  Подразделение Сотника, в отличие от головного дозора, продержалось немного дольше. Искусственное покрытие футбольного поля внезапно вспучилось, как брошенная на горячую плиту, хлебная лепешка, множеством бугров и около пятидесяти паукообразных существ, покрытых толстой хитиновой броней, поблескивая металлическими сочленениями, сыпанули на застигнутых врасплох космопехотинцев со всех сторон.
  Первая волна, не смотря на свое фантастическое проворство, сперва увязла, а затем и вовсе была отброшена шквальным огнем "танкеток". Ангелы, в этот короткий промежуток, успели ширануться специальными нейростимуляторами, которые в трое увеличили их реакцию, и теперь, выстроив периметр в форме классического каре, продолжали опустошать магазины, не допуская не единого промаха.
  Но они проиграли тактически. Первое боестолкновение с незнакомой расой и полное отсутствие информации о ней сгубила опытных ветеранов Внеземелья. Новая волна загадочных пауков, пока лучевые трассы прожигали хитиновые панцири их уцелевших собратьев, одновременно, словно по чьей-то команде, встала на задние лапы и начала изрыгать на бойцов, из множественных подбрюшных сосков, целые потоки зеленоватой жидкости, которые очень быстро превратили боевое подразделение в слепую, беспомощную и бестолково палящую по сторонам толпу.
  Новая сотня не ведающих страха убийц, выскочив из проделанных нор, легко произвела разгром хваленых Сотником "Танкеток", опрокидывая и вскрывая их прочнейшую защиту своими когтистыми лапами.
  Через двадцать секунд избиение штурмовиков было закончено. Последним на поле боя пал сержант Геворкян. Он лишь успел всхлипнуть:
  - Ай, мама - джан! - и, захлебываясь кровью, повалился на бок.
  Еще более ужасающая драма разыгралась на борту "Удачливого купца". Здесь нападение на все посты было произведено одновременно, предельно слажено, и в несколько раз быстрее, чем на "Обероне".
  Костя едва успел заметить, как в двух местах пилотской рубки запузырились стены, блеснули лучеметные трассы и все, кто находился рядом с ним, за исключением Марины, так и замерли пригвожденные меткими выстрелами к своим рабочим местам.
  Страшная, гнетущая тишина сразу же заняла господствующее положение в отсеках. Умолкла выведенная из строя навигационная аппаратура. Мигнули и в половину накала затеплились плафоны аварийного освещения. Прекратил недовольно бухтеть бортовой компьютер.
  Более того, никто не взывал о помощи, не кричал от боли, и даже не стонал. Судно за какой-то миг превратилось в "Корабль мертвецов", байками про который бывалые ветераны так любили пугать, прибывших в войска, желторотых штурманенков.
  Супруги обменялись растерянными взглядами.
  - Вот это нас зачистили, мой капитан! - дрожащим от возмущения голосом пожаловалась ему Марина.
  Костя для острастки несколько раз порыскал стволом лучемета по помещению в надежде хоть немного отыграться за позорное поражение. Ведь он, при всей его хваленой подготовке, даже не успел нажать на спусковой крючок, и уж тем более разглядеть нападавших.
  Однако таинственные "Чистильщики" больше не собирались заявлять о себе и, по всей видимости, уже давно организованно ретировались на "Оберон".
  Любой на месте Ярославцева завыл бы от бессилия, и начал рвать на себе волосы. Ведь как профессионал он прекрасно понимал, что кто-то мастерски утер ему нос и в качестве насмешки оставил жить и вечно чувствовать себя виноватым. Но праздновать труса или заниматься самоедством, попросту не было времени и он, приблизившись вплотную к управленческому пульту, собрано скомандовал по "Громкой":
  - Отряд, слушай мою команду. Приказываю провести поименную перекличку.
  - Я, здесь. "Сорок восьмая", лейтенант Поленцова. - Тихо выдала подтверждение Марина.
  - Я, здесь. "Пятьдесят третий", майор Власов. - Доложил из лазарета военврач.
  Больше не откликнулся никто...
  - Вадим Леонидович, осмотрись, как следует, и выясни, сколько у нас "Безвозвратников". Хоть убей, но я не верю, что все, вот так просто позволили отправить себя на тот свет. - Ярославцев энергично сжал кулаки.
  - Нам надо поторопиться товарищ капитан. "Двухсотых" среди наших, НЕТ! Об этом мне уверенно сигнализируют их личные диагностические чипы. Поэтому, если сильно постараться, то мы вполне успеем организованно и без потерь эвакуировать бойцов в лазарет, а здесь я их в два счета поставлю на ноги и мы устроим этим недоноскам "ледовое побоище".
  - Если нам никто не попытается помешать. Но все равно, за дело!
  И они постарались, да так что Костю дважды вырубало от перегрузок, а потом он и вовсе начал плеваться кровью!
  Когда последний Ангел был помещен в реанимационный автоклав и подключен к системе жизнеобеспечения, Ярославцев обессилено бухнулся на пол и дрожащими пальцами вколол себе четвертый стимулятор.
  Рядом аккуратно привалился Власов.
  Не смотря на разницу в возрасте, он словно был выкован из железа, и в отличие от своего начальника успел использовать только три шприца.
  Марина получила приказ оставаться в пилотской рубке и внимательно отслеживать обстановку как на своем борту, так и в помещениях намертво пристыкованного "Оберона". Благо героически павший передовой отряд успел налепить на всем протяжении своего маршрута хорошо защищенные микрокамеры.
  - Ну, что полегчало? - майор с кряхтением поднялся на ноги и протянул Ярославцеву руку. - Вставай Константин Сергеевич. Не время сейчас раскисать. Бери свой "лучевой пломбиратор" и пошли немного осмотримся.
  - Ты прав! - капитан самостоятельно и довольно резво подскочил: - Ведь наверняка наши неуловимые убийцы успели хорошенько наследить. Я думаю, нам стоит начать с водноспортивного комплекса. Ребята сумели положить там не менее сотни бойцов противника, кстати, которых до сих пор так никто и не убрал.
  - В наблюдаемых мной секторах никакого движения сер. Поэтому идите и порвите их от головы и до задницы. - Как смогла, пошутила Марина в надежде хоть немного взбодрить до предела вымотанный дуэт.
  - Ага, сейчас! Вот только носики припудрим и порвем их всех как тузик грелку. - С показушным бесстрашием воскликнул Власов и, отыскав глазами ближайшую камеру, ухарски подмигнул в ее зрачок.
  
  
  Через полтора часа они вдвоем по новой заперлись в лазарете и решили провести военный совет. Вопросов накопилось больше чем ответов, а молчавший, и словно в воду канувший, противник, своей выжидательной позицией, явно предоставлял им право следующего хода.
  За это время они успели провести диагностику всех систем своего корабля, осмотреть стыковочный модуль, футбольное поле, водноспортивный комплекс и снять показания с камер слежения. С одной стороны сделано было не много, но и этого уже вполне хватало, для реальной оценки сложившейся обстановки и планирования своих дальнейших боевых мероприятий.
  Костя не стал говорить Власову, что по первости бзыкнул и, не дождавшись его, попытался с помощью энергетической трансформации проникнуть на "Оберон", чтобы с ходу во всем разобраться.
  Сжав себя, после атомного распада, до размеров швейной иглы, он отважно скользнул в открытый космос и коршуном обрушился на ненавистный ему звездолет.
  Однако его импульсивная попытка с треском провалилась. Противник оказался тертым калачом и каким-то образом предугадал возможность этой, на первый взгляд, фантастической атаки.
  Как ему удалось установить при личном контакте, вокруг корабля были задействованы, некие особые физические законы, которые выставили перед ним непреодолимое защитное поле.
  После третьего удара о невидимую стену он был вынужден признать свое поражение и повернуть назад. Запас энергии таял с каждой секундой, а ему ведь еще предстояло помочь Власову с эвакуацией тяжелораненых бойцов.
  - И так, что мы с тобой имеем?! - Капитан порывисто раскурил сигару и облокотился на стол над разложенным генпланом "Оберона".
  - Смею предположить Константин Сергеевич только одно: кто-то с помощью правительства просто на просто заманил нас в ловушку. - Власов, аппетитно прихлебывая кофеек, уселся в кресло напротив.
  - Если бы только нас? Ведь вполне может оказаться, что встреча с нами не входила в планы этих шустрых джентльменов.
  - Я так не думаю. - Вадим Леонидович зло сверкнул глазами. - Давайте без политесов и как на духу, мой капитан. В одной могиле ведь стоим уже почти по самое колено.
  У Кости от стыда проступил румянец. Даже сейчас он пытал поиграть с подчиненным в "Кошки мышки", хотя обстановка требовала непредвзятого и откровенного разговора на равных.
  Власов, по достоинству оценил его смущение и, явно заглаживая спонтанное нарушение субординации, примирительно пробасил:
  - Предыдущие экипажи они тупо уничтожали. Нас же почему-то оставили в живых, да еще при этом примитивно законсервировали в беспомощном состоянии. Вы, наверное, уже успели заметить, что все мое реанимационное оборудование выведено из строя. Причем сделано это весьма умело и избирательно, можно сказать - даже филигранно. Благодаря их удачному кавалерийскому наскоку я оказался связан по рукам и способен только поддерживать наших хлопчиков в состоянии глубочайшей комы. Такое впечатление что противник, этой виртуозной акцией, специально подготовил их для какой-то очень ответственной задачи.
  - Верно, подмечено Вадим Леонидович. Отправить нас к праотцам они могли в любую секунду. Но самое обидное, что теперь мы не в состоянии, ни расстыковаться, ни позорно драпануть. Силовая установка корабля и навигационное оборудование полностью повреждено и не подлежит восстановлению даже в стационарных условиях. Все перечисленные агрегаты можно починить, только полной заменой покуроченных блоков, узлов и агрегатов.
  - Да и Бортовой компьютер наглухо завис и выдает на монитор такую околесицу, - продолжил перечисление крупных неполадок майор, - что у меня волосы на голове становятся дыбом. Хотя при его осмотре, мне так и не удалось обнаружить на нем каких либо механических повреждений. Наверняка его прищучили с помощью массированной вирусной атаке.
  - Значит, нам остается только одно: попытаться повторно проникнуть на "Оберон", захватить его, а затем, запустив силовую установку, отбуксировать намертво состыкованные корабли на ближайшую базу федералов.
  - Угу! - утвердительно промычал военврач, колдуя над новой порцией кофе. - Вот только противник думает точно так же, и втюхивает нам этот сценарий, как цыган хромого коня двум деревенским увальням на ярмарке.
  - Тяжело с тобой не согласиться! А давай-ка, мы пораскинем мозгами и зайдем на эту проблему с другой стороны. Я не успел тебе показать, но Марине все-таки удалось восстановить записи с уцелевших камер слежения. Что скажет твой спецназовский опыт по поводу этого снимка? - Костя протянул Власову цветную распечатку.
  Тот неторопливо угостился сигарой, затем на ощупь, не отрывая взгляда от изображения, раскрошил ее и набил ароматным табаком видавшую виды трубку.
  И только после шестой затяжке осторожно и взвешенно высказал свое мнение:
  - Нам сказочно повезло, Константин Сергеевич! Мы сделали сенсационное научное открытие. За всю историю человечества еще никому не удавалось вступить в непосредственный контакт с представителями столь высокой, чем мы по статусу, цивилизацией.
  - А нам, стало быть, удалось?! - только и смог выдавить из себя ошарашенный Ярославцев. Уж чего-чего, а такого заключения он явно не ожидал.
  - Помнишь, при первом осмотре пауков, я обратил твое внимание на индивидуальные индификационные номера на их панцирях? - Власов, не обращая внимания на реакцию своего начальника, продолжал невозмутимо попыхивать трубкой и вещать скучным говорком обремененного научным опытом лектора. - Так вот, докладываю голосом: все они, как на денежных купюрах из одной банковской пачки, отличались друг от друга только последней цифрой и составляли восьмизначное число. Это ни о чем тебе не говорит?
  Костя прикинул в уме реальное количество членистоногих бойцов, если конечно номера им были присвоены не от балды, и благоразумно промолчал, представляя Власову возможность поделиться своими соображениями.
  - В то время как ты пытался выяснить, из какого металла изготовлены смертоносные паучьи коготки и безуспешно занимался ампутацией их конечностей я, сообразив, что в этих условиях не смогу провести нормального вскрытия, отсканировал несколько трупов с помощью примитивного томографа. Результат моих поверхностных исследований оказался ошеломляющим! Эти рукотворные убийцы, сумевшие за какую-то минуту покрошить наших доблестных парней буквально в капусту, на самом деле представляют собой высокотехнологичных биороботов, с весьма и весьма приличным объемом головного мозга и развитой нервной системой. Самое парадоксальное, мой капитан, что такие научные достижения будут под силу нашим земным ученым лет так через пятьдесят и то при условии кардинального изменения законодательной базы. Мои предположения, относительно нашей встречи с "вышедшим из под контроля секретным проектом группы безответственных оборонщиков" я, окончательно отмел после изучения представленного тобой документа. - Власов громко постучал обгрызенным концом трубки по снимку. - Столь совершенной экипировки и способа проникновения на чужой борт я и во сне себе не мог представить. Хотя в свое время насмотрелся всякого и вынуждено давал подписку о неразглашении обстоятельств некоторых спецопераций на всю оставшуюся жизнь.
  Ярославцев в который раз, но теперь уже с помощью лупы, миллиметр за миллиметром начал изучать так зацепившую их обоих, распечатку.
  На ней довольно четко было видно, как межотсечная переборка покрылась прозрачными пузырями и в образовавшемся просвете проявился легко узнаваемый силуэт обыкновенной человеческой фигуры облаченной в черный облегающий костюм, на контурах которого рельефно проступали такие элементы боевой экипировки: как наколенники, подлокотники и чешуйчатый, безрукавный бронежилет, защищающий своего владельца от шеи и до паха. Разглядеть лицо нападавшего было невозможно из-за опущенного затемненного забрала, прикрепленного с помощью двух шарниров к сферообразному бронешлему. В руках этот таинственный солдат держал внушительный многоствольный лучемет турельного типа, который, судя по фотографии, быстро вращался при стрельбе.
  Подобных армейских систем в природе не существовало, и Костя нутром почувствовал, что здесь используется совершенно другой принцип работы автоматики. На первый взгляд экипировка особой оригинальностью не блистала, но он не знал ее тактико-технических характеристик и поэтому решил поверить Вадиму Леонидовичу на слово. Тем более этот снимок был единственным доказательством того, что их атаковали человекоподобные существа, а ни какие-то мифические монстры. Остальные камеры, хотя и уцелели, но так и не успели ничего зафиксировать.
  - Мистика какая-то! - Ярославцев швырнул на стол и фотокарточку, а за ней и лупу.
  - Никакой мистики Константин Сергеевич, просто мы столкнулись с передовым военным отрядом более развитой цивилизации выполняющим на нашей территории, как пить дать, какую ни будь разведывательную миссию. - Продолжал отстаивать свою точку зрения военврач. - Сначала им подвернулся "Оберон", но его оказалось явно не достаточно, для того чтобы составить о нас должного мнения. Потом было несколько малоценных трофеев из числа космических пиратов, мелких торговцев и прочей колониальной шушеры. Теперь вот мы...
  - Насколько внимательно ты осмотрел Дормидонтова и его парней? - Костя, слушая его в пол уха, уже был занят тем, что быстро анализировал всю, буквально по крупицам собранную за это время информацию. При этом он устало развалился в кресле, прикрыл глаза и начал неторопливо перебирать свои любимые гранатовые четки.
  - Возле бассейна они столкнулись не с пауками, а с чем-то иным. На их защите и телах четко обозначились следы от сильных электрических разрядов.
  - Ты можешь предположить, каким оружием их уделали?
  - Ясен пень - электроразрядным. Не ломай голову Константин Сергеевич! Тебе не раскрутить их на мелочах, да и серьезных зацепок они нам не оставили. В самое ближайшее время нам придется атаковать "Оберон", и я далек от мысли, что после того как они положили почти весь наш экипаж, кто-то встретить тебя и меня с хлебным караваем, рушником и солонкой. Поэтому нечего рассиживаться, распихаем в "разгрузку" второй боекомплект, и вперед!
  - Давай предположим, что ты прав. - Осторожно согласился Ярославцев. - Мы действительно, сами не ведая того, перешли дорогу более развитым собратьям по разуму, и те решили с нами разобраться. Но почему?
  - Вот именно! Власов так и подался весь вперед. - Почему они знают о нас все, а мы о них ничего? Среди нас ведь нет предателей!
  - Боже меня упаси. Я даже не думал об этом!
  - А из этого Константин Сергеевич следует только одно: мы нос к носу столкнулись не только с более развитой, но и курирующей нас Цивилизацией! С теми, кого в древности называли БОГАМИ, и кому приписывали эти божественные функции. Не хотел я первым по этому поводу рот разевать, все ждал, когда ТЫ озвучишь мою догадку, да видно не судьба....
  - Акстись Вадим Леонидович! Эк, тебя занесло. "Курирующая Цивилизация". Так можно до чего угодно договориться. Да будь они Богами, они бы раздавили нас как назойливых насекомых. А здесь, как не крути, явно попахивает хорошо и заблаговременно подготовленной операцией.
  - Они нас всю жизнь давили как мух. Только теперь мы немного приподнялись и можем больно ужалить в ответ. Я вижу, ты мне так и не поверил? - обиженно набычился Власов и подвел черту. - Стало быть, других рабочих версий у тебя нет?!
  - Да ну, какие тут могут быть версии?! Черт голову сломит! - в сердцах посетовал Ярославцев. - Мне одно непонятно. На кой ляд они оставили нас троих живыми и невредимыми?
  Майор обиженно помалкивал, а Костя открыл глаза и посмотрел на него так, словно видел впервые.
  Вадим Леонидович, сейчас походил на бенгальского тигра после неудачной охоты. Но, покряхтев для приличия, не вытерпел, и многозначительно продолжил:
  - Я думаю, что относительно моей уважаемой персоны все ясно как божий день. Им до зарезу нужно, чтобы кто-то позаботился о раненых. А вот по поводу вас и лейтенанта Поленцовой, тут уже ничего сказать не могу.
  - Вот поэтому ты и останешься здесь, а мы с Мариной пойдем на "Оберон". Попробуем им подыграть, а заодно и посмотрим, что из этого получится.
  - Хм-м-м! Не обижайся, но твой план провальный процентов так на семьдесят.
  - А ты можешь предложить, что-то получше?
  - Пока нет. Но если хорошенько подумать.
  - У нас нет на это времени и поэтому слушай сюда. - Костя нагнулся и вытащил из под кресла свой штурмовой ранец. Недолго покопавшись, он извлек из него статуэтку танцующей девочки. Затем очень осторожно поставил и закрепил ее с помощью специального клея на полу, при этом одновременно инструктируя доктора: - Перед тобой, Вадим Леонидович, мощнейший генератор силового поля, преодолеть которое не-воз-мож-но. Как только мы с Мариной минуем стыковочный модуль, я его активирую, а пульт управления уничтожу. Если со мной что ни будь случиться, перейдешь в пилотскую рубку, запустишь восемнадцатый блок, код доступа девятнадцать, тире без пробелов, двести сорок четыре, и свяжешься с де Базиде. Я думаю, Гаврош найдет способ вытащить нас отсюда. К тому же у него имеется второй пульт управления этой защитной сферой.
  - А если с тобой ничего не случиться то, как ты сможешь вернуться обратно?
  - Если все пройдет как по маслу, нам с Мариной вдвоем придется пилотировать "Оберон" и вернуться к тебе мы уже по любому до завершения операции не сможем.
  - Оставь мне пульт! - нервно раздувая ноздри, попросил капитана Власов.
  - Это исключено. Ведь ни ты, ни я не знаем, какие еще сюрпризы нам уготованы в будущем. Сейчас в первую очередь необходимо максимально обезопасить наших ребят, и только после этого предпринимать кардинальные меры по всеобщему спасению.
  - Закрепи на своем бронешлеме надежную видеокамеру. Если я и не участвую в рейде, то хотя бы имею право понаблюдать за всем со стороны.
  - Хо! - Костя, как заправский спецназовец, громко ударил себя кулаком в грудь.
  Власов улыбнулся и растроганно потрепал его за плечо.
  
  
   Глава 4
   Лифт в Преисподнюю
  
  
  Во всех командных училищах Космической пехоты, с момента их образования, существовала одна непременно соблюдаемая боевая традиция.
  И ротные командиры, и курсовые преподаватели очень ревностно следили за тем, чтобы какой либо из профилирующих предметов, будь то тактика, огневая или специальная подготовка осваивался их подопечными особенно прилежно, и оттачивался до заоблачных высот.
  Для качественного выполнения этой, весьма не простой, задачи начальники училищ имели право отбирать в войсках наиболее талантливых молодых офицеров, и заключали с ними годовой преподавательский контракт.
  Многолетняя практика показывала, что в среднем лейтенант жил на передовой не более двух недель, а к концу первого месяца боевые части, как правило недосчитывались от шестидесяти до восьмидесяти процентов прибывших выпускников, которые в основном погибали в ходе боевых операций или же подлежали комиссации после тяжелых ранений, увечий или трудноизлечимых психологических травм. Само собой, что за счет этой неизбежной убыли осуществлялся качественный естественный отбор, в ходе которого курсантская дурь и прочие романтические иллюзии вышибались из головы без особых усилий, и буквально на "Раз, два". Вот поэтому-то вчерашние мальчишки и девчонки очень быстро становились боевыми офицерами, а иногда и вовсе были готовы поучить уму разуму даже заматеревшую академическую профессуру.
  Тем более что "прелесть" этих маленьких локальных конфликтов, в которых наши доблестные Вооруженные Силы постоянно принимали самое непосредственное участие, в том и заключалось, что они нередко полностью перечеркивали весь накопленный опыт последних полномасштабных Галактических войн и вынуждали личный состав использовать Боевые Уставы не по прямому назначению а, в лучшем случае, для подтирания задниц, или растопки бивуачных костров.
  Каждая, впервые колонизируемая планета была единственной и неповторимой не только по своей природной структуре, но и по средствам и способом уничтожения разумных существ. А байки именитых фантастов про "Миры всеобщего равенства и благоденствия, где ягненок щиплет травку рядом со львом, а люди были настолько доброжелательны друг, другу, что грубого слова от них не услышишь...", так и оставались "невоплощенной мечтой всего разумного человечества". Планетарные цивилизации всегда развивались по одному и тому же сценарию с небольшими отклонениями или сугубо местной спецификой. Стоило им только заняться земледелием и научиться примитивно, обрабатывать металл, как тут же начиналась борьба за территорию, продукты питания и природные ресурсы.
  Поэтому, приняв участие в двух или трех локальных компаниях, и оставшись при этом в живых, молодая офицерская поросль могла с полным правом причислять себя к ветеранам освоенного Внеземелья и смело делиться приобретенным боевым опытом.
  Некоторые из этих самородков настолько быстро поддавались огранке, что уже после второго или третьего выброса, старались и вовсе в корне пересмотреть свое личное отношение к организации и проведению всего боевого алгоритма наземно-космической операции. Причем, подходили к решению этого вопроса комплексно, не упуская не единой мелочи.
  Они смело начинали свою кипучую реформаторскую деятельность от монтажа, на первый взгляд незначительного, дополнительного кармана на полевом комбинезоне, и заканчивали новым, еще никому неизвестным, построением боевого порядка. Благо отрядные оружейные мастерские позволяли им совершенствовать любой тип вооружения прямо на передовой. Тем более что модернизация уже существующих серийных образцов была разрешена законом. Запрещалось только проведение самостоятельных исследований и практическое внедрение новых систем без уведомления вышестоящего командования.
  И вот, в конце, концов, благодаря их настойчивости и приложенным усилиям, отделом боевой подготовке Генерального штаба Вооруженных Сил были разработаны универсальные тактические приемы, позволявшие не только выживать, но и успешно вести активные боевые действия на основных типах заселенных планет, что в последствии позволило Министерству Обороны их тщательно систематизировать и законодательно оформить в так называемые "Визитные карточки" того, или иного военно-учебного заведения.
  Для наглядного примера остановимся на некоторых из них.
  Всем известно, что выпускники Токийской "бурсы" всегда славились непревзойденным мастерством группового рукопашного боя. На планетах, еще не успевших, изобрести огнестрельное оружие, сформированная из "Токийцев" группа могла блестяще противостоять небольшой армии, какого ни будь местного феодального царька.
  Чопорные "Вест - Пойнтцы", а эта "хобзайка" в военно-образовательной иерархии приравнивалось к Академии, виртуозно владели всеми видами тяжелого ракетно-пушечного вооружения и могли, играючи, расписаться из орудий главного калибра на ровной поверхности железного астероида, а так же положить шахтовую тактическую ракету, с малым ядерным зарядом, в цель, с точностью до полуметра.
  Строгие и педантичные "Дрезденцы" настолько филигранно планировали и проводили наземную общевойсковую операцию на планетных ландшафтах любой категории сложности, что их по праву окрестили "Любимцами Матушки - Пехоты".
  Коньком же "Новосибирцев" и "Новониколаевцев" всегда считался глубинный прорыв многоэшелонированной вражеской обороны с помощью "парного огневого контакта". Для практической реализации которого, автономная и наспех сформированная боевая двойка, даже при самом плотном огневом противодействии, должна была, за каких-то полчаса, стремительным броском преодолеть трехкилометровое расстояние и, не только взломать боевые порядки противника, но еще и надежно подавить все его огневые точки, независимо от их количества, на ширине фронта от полукилометра и более.
  Этот сложнейший по исполнению тактический прием родился на степных просторах планеты Клем, где подразделения Космической пехоты впервые столкнулись с внезапными атаками многосотенных конных лав легковооруженных туземцев, имевших моду нападать одновременно и со всех сторон.
  Высшим пилотажем совместных действий такой пары считался огневой вал, когда боевая двойка, на полминуты, синхронно меняя положения для стрельбы, окружало себя фактически непреодолимой огневой стеной, плотность которой составляла не менее пятидесяти пуль на один погонный метр в секунду. Такая фантастическая скорострельность, помимо упорных тренировок достигалась еще и самым серьезным усовершенствованием боевых характеристик личного вооружения и носимой экипировки. И для этого с середины четвертого курса двенадцать лучших училищных оружейников освобождались от исполнения своих служебных обязанностей и занимались только изготовлением индивидуальных стрелковых автоматов для каждого выпускника, которые в последствие торжественно вручались им на Церемонии прощания с Боевым знаменем училища. Для "Новосибирцев" и "Новониколаевцев" именной автомат считался таким же символом ратного мастерства как для "Токийцев" офицерская катана ручной ковки.
  Однако любой сведущий в огневой подготовке господин может смело задать мне резонный вопрос: "Это сколько же боеприпасов им пришлось бы тащить на себе в этот героический прорыв?". Тем более что все мыслимые и немыслимые пацифистские организации и наблюдательные комиссии строго следили за тем, чтобы господа военные не усиливали и не начиняли взрывчаткой саму пулю. Мол, не гуманное это дело - косить такой вот стрелковой косой ни в чем неповинных аборигенов.
  "Эх, вас бы сволочей, упаковать в транспортник да высадить, в чем мама родила, на заселенную каннибалами планету!", - скрипели зубами, в ответ на их законодательные инициативы, космопехотинцы.
  Однако все их усилия за последние пятьдесят лет по преодолению непрекращающегося противостояния с "тыловыми крысами и прочей гражданской швалью", которые нередко перерастали в стихийные столкновения, когда несколько сотен инвалидов Космических войск, прилюдно мутузили своими имплантированными протезами, какой-нибудь очередной марш противников "Вселенского насилия", возымели-таки свой положительный результат. Министерству Обороны, в конце, концов, удалось добиться разрешения и сделать этот боеприпас бронебойно-разрывным, что позволило значительно снизить его калибр и увеличить количество носимого боекомплекта.
  Но самым революционным техническим решением, по праву вошедшим в "Историю развития стрелкового вооружения Космических войск", стало изобретение лейтенантом Михайловым специального пехотного контейнера под различные типы боеприпасов. Хотя, по правде говоря, заслуга молодого рационализатора состояла лишь в том, что он сумел до предела уменьшить обычный молекулярный синтезатор и найти ему удачное применение.
  Его заплечный трех секционный магазин имел две гибкие направляющие, которые могли, уже непосредственно в зоне боевых действий, вручную присоединяться стрелком к автомату, и использовались: правая - для подачи патронов, а левая - для забора отстрелянных гильз. И как только они, еще тепленькие и дымившиеся, попадали обратно в контейнер, то тут же, почти мгновенно, подвергались при помощи миниатюрного молекулярного синтезатора повторному переснаряжению, превращаясь в полноценный боеприпас. Для этих целей в третий, расположенный посередине ранца, отсек, закачивался под давлением специальный сырьевой порошок, который по мере расходования мог увеличиваться в объеме как минимум в пятьдесят раз.
  Поэтому любой боец Космической пехоты, оснащенный таким вот стрелковым комплексом, имея в правом, самом большом отделении, до десяти тысяч патронов, мог произвести до ста тысяч одиночных, прицельных выстрелов и только потом отходить в тыл для замены или полной перезарядки всего комплекта.
  Благодаря изобретению Михайлова боевые возможности легкой и очень маневренной Космической пехоты возросли в несколько раз и позволили ей, взаимодействуя с бронетанковыми и военно-воздушными подразделениями, превратиться в основную ударную силу, способную успешно решать не только тактические, но и стратегические задачи на планетах с тремя первыми степенями развития.
  И все бы хорошо, но борцы "За мир и всеобщее благоденствие" сумели-таки добиться от властей, чтобы этот тип вооружения и, как следствие, существующий тактический прием, мог использоваться только в особых случаях. Когда подразделению Космической войск грозил полный разгром, или оно осуществляло прорыв глубокоэшелонированной и заблаговременно подготовленной обороны противника. И теперь, благодаря их дурной инициативе, каждое применение ранцевых огневых комплексов должно было очень тщательно расследоваться на заседание независимой правительственной комиссии с обязательным привлечением средств массовой информации и дословным протоколированием всего хода разбирательства. В оправдание, не принимались ни какие, ранее не оговоренные в инструкциях, обстоятельства. Но жизнь, есть жизнь и, не смотря на эти законодательные препоны, командование Новониколаевского и Новосибирского училища Космической пехоты, на свой страх и риск, продолжало обучать курсантов этому тактическому приему. Да и в арсеналах любой военной экспедиции, под особыми пломбами всегда хранилось нужное количество столь необходимых ранцевых комплексов.
  Костя уже давно послал подальше Министерство Обороны, а его подразделение, выполняя правительственное задание, оказалось практически уничтоженным. Поэтому, совершенно не задумываясь о последствиях, он кратко проинструктировал Марину, и они вместе вскрыли свои именные контейнеры.
  Через полчаса боевая двойка оказалась возле шлюзовой камеры.
  - Ты готова, подруга? - Ярославцев успел перекурить на ходу и теперь машинально затушил окурок об каблук штурмового ботинка.
  - Вперед и с песней, командир!
  Марина пошла первой. Она была "Ведущей", Костя - "Ведомым". Женщины, благодаря их физиологическим особенностям, всегда обладали более обостренной реакцией, и это позволяло им традиционно доминировать при проведении глубинных прорывов.
  Ярославцев незаметно от Марины активировал защитную сферу с помощью подаренного пульта, а затем, не колеблясь, нажал на самоликвидатор и выбросил его в бронированный утилизатор для хранения и уничтожения маломощных зарядов.
  Такие приспособления всегда монтировались между шлюзовой камерой и санпропускником, чтобы прибывшее с задания подразделение могло без риска избавиться от неразорвавшихся, застрявших в бронежилетах, боеприпасов.
  Звукоизоляция утилизатора была настолько совершенной, что капитан так ничего и не услышал.
  Он медленно досчитал до пяти и, разблокировав замок на ребристой крышке, приподнял ее и заглянул внутрь камеры.
  Дымок от сгоревшей взрывчатки пахнул ему в лицо, а от самого пульта, на внутренней стенке, осталось лишь маленькое закопченное кольцо.
  Костя специально ни, словом не обмолвился с супругой о щедром подношении де Базиде. Было достаточно и того что он посвятил во все подробности Власова. В такой сложной обстановке каждый должен был знать только свой маневр и суметь его своевременно и качественно выполнить. Лишняя информация могла помешать и замедлить реакцию стрелка...
  Он быстро нагнал Марину и они, одновременно проколовшись специальными нейростимуляторами, двинулись вперед.
  Первые неприятности ждали их уже на футбольном поле.
  - Бью правый низ! Твой - левый верх! - рявкнул Ярославцев срубая прицельной очередью выпрыгнувшего из норы паука.
  Марина, всего на полсекунды позже, срезала летящего с потолка членистоного, и спокойно скомандовала:
  - Групповая цель сзади.
  Костя прикрыл тыл и успел добить последнее панцирное чудовище только возле своих ног. И не мудрено, ведь скорость перемещения этих безжалостных убийц, не укладывалась ни в какие рамки.
  Они немного постояли, а затем решили идти на прорыв. Завязываться, а уж тем более размениваться на мелких стычках было сейчас непозволительной роскошью. Чем дольше они топтались на месте, тем больше времени было у противника на обдумывание способов их гарантированного уничтожения.
  К чести противоборствующей стороне, она не заставила себя долго уговаривать, и отреагировал почти незамедлительно.
  Стоило только космопехотинцам выдвинуться на середину футбольного поля, как оно практически ожило под их ногами.
  Перескакивая через останки своих собратьев, бронелобые пауки, ринулись на них со всех сторон.
  - Сфера! - приказал Ярославцев, и двойка с упоением начала опустошать свои ранцы.
  "Если атака продлиться более двух минут, стволы на автоматах, неизбежно перегреются и тогда нам наступит форменный кобздец!", - как о чем-то постороннем подумал капитан, быстро меняя углы и направления обстрела.
  На этот раз им почему-то повезло.
  Через минуту последний представитель гигантских членистоногих, дрыгая в агонии конечностями, обречено завалился на бок.
  - Смотри-ка, а здешняя жизнь так и бьет ключом! - пошутил, снимая нервное напряжение, Ярославцев.
  - Ага! И особенно по чьей-то голове! - поддержала его Марина, постучав себя по бронешлему.
  - Нам надо как можно скорее оказаться на центральном пункте управления. Там зачистимся, осмотримся, займем глухую оборону и постараемся перезапустить основные системы звездолета на себя.
  - Это выполнимая задача командир. Тем более, правительственные коды доступа у меня. Да и в истории Космической пехоты еще не было случая, чтобы они сбойнули, и не позволили перепрограммировать вышедшее из под контроля судно. - Она легонько похлопала себя по нарукавному карману.
  - Тогда идем!
  Как ни странно, но больше никто не рискнул становиться на их пути.
  Группа без приключений добралось до наглухо задраенной бронедвери и немного перевела дух.
  - Будем рвать? - Костя уже хотел, было монтировать накладной заряд, но Марина жестом остановила его и словно опытный фокусник, одним движением пальцев достала из рукава магнитную карточку.
  К удивлению Ярославцева кодозамок с первой же попытки выбросил белый флаг.
  Дверь громко отщелкнулась и начала медленно, с легким гудением, сдвигаться в левую сторону.
  Они встретились взглядами, и Марина, вдруг почему-то попросила его пойти первым.
  Ему бы удивиться... Ведь она нарушала установленный порядок действия боевой двойки, что не допускалось ни при каких обстоятельствах, однако Костя доверял супруге как самому себе, и не стал задавать лишних вопросов.
  "Наверное, моя осторожная Чародейка, что-то почувствовала? Ладно, нет, худа, без добра! Зато о более надежном тыловом прикрытии теперь не стоит, и мечтать", - подумал Ярославцев и нырнул в образовавшийся проем.
  Перед самым приземлением он совершил кувырок через плечо и тут же откатился в сторону, занимая удобное положение для стрельбы с колена.
  Посредине довольно просторной рубки управления, практически в пяти метрах от него, величественно замерла женщина в пурпурном вечернем платье, украшенном роскошным кружевным шлейфом.
  Она, молча, стояла к нему спиной, совершенно безоружная, с гордо развернутыми плечами и капризно задранным подбородком.
  Самое время было насторожиться, но Ярославцев пока еще тупо верил в силу пороха, мощь лазерного луча и собственное мастерство, позволявшее бывалому капитану производить до пяти прицельных выстрелов в секунду, да и ситуация в которой он сейчас оказался, выглядела настолько комичной, что Костик не выдержал и решил ее тихонько прокомментировать:
  - Избушка, избушка, повернись к лесу задом, а ко мне передом.
  Женщине медленно выполнила его просьбу и, с нескрываемым презрением произнесла, сделав ударение на втором слове:
  - Здравствуй, милый!
  А потом уже более миролюбиво добавила:
  - Что, заигрались детки малые в войну?
  Уму непостижимо! Увиденное ну ни как не укладывалось, в рамки разумного понимания вещей! Ведь перед ним стояла МАРИНА!!! Его обожаемая Марина...
  И Костя не мог ошибаться, потому что за годы совместной, счастливой семейной жизни он настолько скрупулезно изучил анатомию ее лица и тела, что мог бы на ощупь отличить свою любимую от тысяч ей подобных.
  Случившееся потом, стало для Ярославцева полной неожиданностью. Уж чего-чего, а нападения с тыла он ни как не ожидал, и поэтому даже не успел, как следует удивиться, когда сильнейший удар по затылку мгновенно оборвал его сознание.
  Кто-то настолько профессионально приложился к его голове, что не помогла и литая бронесфера, между прочим, успешно выдерживающая одноразовое попадание бронебойной пули среднего калибра.
  
  
  - Я все сделала, как Вы пожелали, моя Госпожа!
  - Тогда, почему эвакуационная группа до сих пор не может проникнуть на их борт?!
  - Не знаю, моя Госпожа.
  - Зато я знаю! Ты не справилась с этим заданием Мишель и заплатишь за провал всей нашей миссии своей жалкой душонкой.
  - Но Вы ведь дали слово, Ваше Величество! Вы обещали мне свободу и полноценный общественный статус.
  - Я королева и хозяйка своего слова! Вчера дала, сегодня забрала. Он облапошил тебя, милочка! Что-то заподозрил и обвел всех нас вокруг пальца. Тебе так и не удалось сыграть роль его преданной супруги, и поэтому я вынуждена использовать тебя для создания и вскрытия портала. Теперь мне нужны Души Бессмертных.
  - Как будет угодно Вашему Величеству.
  В этот самый момент Костя застонал и, с большим трудом преодолев головокружение, уселся на полу. Перед глазами поплыли разноцветные круги, но он особым, натренированным усилием сумел сфокусировать свое зрение и мысленно отдал приказ организму немедленно начать быструю регенерацию поврежденных клеток мозга.
  Так до конца ничего, не поняв, он продолжал делать вид, что тупо таращиться на стоявших невдалеке женщин, и жутко страдает от головной боли.
  Спустя несколько мгновений Ярославцев уже был готов к прыжку и отчаянной рукопашной схватке, ибо вся его боевая экипировка оказалась изъятой и сваленной в противоположном конце помещения.
  Помимо двух Марин в рубке управления присутствовали еще и трое бойцов в черных облегающих комбинезонах с турельными лучеметами и глухими бронесферами скрывающие их лица за темными стеклами. Это были именно те, кто безнаказанно расстрелял его экипаж, и при этом успел засветиться на камеру.
  Ярославцев расчетливо прикинул то место, куда он переместиться с линии их огня, что бы прикрывшись "Королевой", попытается выровнять собственные шансы на победу.
  Однако стоило ему только рвануться вперед, как вокруг тела образовалась черная дымчатая пелена, и многократная перегрузка заставила отказаться от своих намерений.
  - Не дергайся капитан. Я наложила на тебя сдерживающее заклинание. Оно настолько эффективно, что тебе не помогут ни твои фокусы с трансформацией, ни помощь придурковатой Зеи. Стой спокойно и береги свои силы. Они тебе сегодня еще ой как пригодятся.
  - Почему ты предала меня?! - глухо обратился к супруге Ярославцев, но та молчала, равнодушно уставившись в пол.
  Однако за нее не замедлила ответить сама "Королева":
  - Нашел, у кого спрашивать?! Она никто, ноль без палочки, единица с двумя вожжами. Она даже не смеет открыть рот без моего разрешения. Вы связали свою жизнь с обычным клоном, капитан, так и не заметив подделки. Та, которую вы боготворили всей душой, на самом деле, представляет собой жалкую, урезанную копию моего Великого сознания. Хотя нужно отдать ей должное, девчонка старалась изо всех сил, исполняя ролью твоей преданной супруги: радела по хозяйству, исправно ублажала тебя в постели, сумела произвести на свет двух первоклассных выродков.
  - Ты не могла бы заткнуться?! - резко оборвал ее Константин. - Я ведь не с тобой сейчас разговариваю.
  Королева равнодушно пожала плечами и снизошла до мелкого монаршего соизволения:
  - Хорошо Мишель. Пока я буду, занята приготовлениями, вы можете немного пощебетать, на последок.
  - Подойди поближе. Я хочу видеть твои глаза. - Настойчиво потребовал капитан, сильно сомневаясь, что Марина выполнит его просьбу.
  Как ни странно, но она повиновалась и кротко приблизилась к нему.
  - Почему эта стерва называет тебя Мишель?
  - Это мое настоящее магическое имя. Оно дается в момент рождения Души и не меняется до самого ее ухода в Астрал. Во время ренкорнации, когда обновленное или первичное сознание вселяется в тело ребенка, родители присваивают ему новое имя, с которым он вынужден смиренно коротать свое мирское существование. Насколько мне известно, ты до сих пор не знаешь своего магического имени, что в будущем может негативно сказаться на твоей судьбе.
  - Сейчас это не важно! Кто она? - разъяренный Ярославцев указал в сторону "Пурпурной бестии", которая в этот самый момент с помощью окруживших ее бойцов забила серебряным кинжалом похожее на кошку животное, а затем начала чертить ее кровью магическую пентаграмму, одновременно раскладывая на старательно прорисованные углы музейные артефакты.
  - Принцесса Ли, моя астральная Хозяйка и Госпожа.
  - Тогда КЕМ ЖЕ все время являлась ТЫ?
  - Я урезанная и запрограммированная копия ее Души. - Марина говорила отрешенно, словно ее это совершенно не касалось. - Она создала меня, дала мне имя и позволила служить ее великим идеалам.
  - И что ты надеялась получить, находясь у нее в услужении? Насколько я понял, из вашей эмоциональной перепалки, она совершенно не торопиться выполнять свои обещания?!
  - Свободу, доступ к сакральной информации, полноценный общественный статус и даже возможно стать фавориткой при ее дворе. Но я не оправдала оказанного мне доверия, и буду уничтожена.
  - И кем же на самом-то деле является твоя госпожа - принцессой, или все-таки королевой? - Костя умышленно увел разговор в сторону. Задавая этот простейший вопрос, он надеялся успеть, хотя бы приблизительно сложить воедино все кусочки этой фантастической информационной головоломки.
  - Пока она только принцесса, но инаугурация состоится сразу, же после освобождения Принца Артура. За этот величайший подвиг ей дополнительно даруют пожизненный титул Главной привратницы Астральных пещер.
  - А кто, помимо нее и тебя, еще удостоен великой чести освободить из плена Артура Мелигана?
  - Ты даже знаешь его фамилию? О, как это свидетельствует в пользу того, что моя Госпожа является величайшей прорицательницей и вершительницей людских судеб. Она не ошиблась в тебе, и я горда тем, что имела возможность служить ей и находиться рядом с тобой.
  - Мишель, ты не ответила на мой вопрос. Повторяю: кто еще должен принять участие в освобождении принца Мелигана?
  - Ты мой славный капитан.
  - Хм-м! Следующий вопрос: это ты окучила меня сзади по голове? - Костя осторожно дотронулся до своего затылка.
  - Да, мой капитан. Обычная перестраховка. Неизвестно, как бы ты отреагировал на все произошедшее, а моей Госпоже ты нужен целым и невредимым.
  - А чем сейчас занята твоя ясновельможная госпожа? - Ярославцев небрежно кивнул в сторону копошившейся принцессы и ее телохранителей.
  - Готовиться, с моей помощью, проникнуть на планету Призрак.
  - Зачем?
  - Ты скоро сам обо всем узнаешь. - Марина впервые за время их разговора стыдливо опустила глаза.
  - И последний вопрос Мишель.
  - Почему ты называешь меня Мишель?
  - Потому что Марина для меня уже мертва. - Отчеканил каждое слово капитан и, глубоко вдохнув, продолжил: - Неужели наша любовь, наш дом, наша семья, не смогли перевесить чашу весов твоего холуйского преклонения перед этой... - У Кости в нервном тике перекосило лицо, и он умолк.
  Ее глаза вновь дрогнули, но в этот раз она их не опустила:
  - Годы, проведенные с тобой, были самыми счастливыми в моей жизни.
  - И как, тогда прикажешь, объяснить твое, не поддающееся логики, поведения. А впрочем, зачем я ломаю голову? Все просто как божий день. Тебя купили. Причем за каких-то, три серебряника а, теперь обманув, еще и пытаются попользовать напоследок, словно дешевую потаскуху.
  - Ты когда-нибудь, переживал настоящий космический шторм? - спокойным и полным равнодушия голосом спросила его Марина.
  Костя молчал, всем своим видом демонстрируя глубочайшее презрение.
  - Если ты опытный лоцман то, по особым приметам, ты сможешь точно узнать о его приближении. Вот только это никак не повлияет на твою дальнейшую судьбу. Ты все равно будешь, обречен на мгновенную смерть. Еще никому не удавалось выйти из его объятий живым и невредимым. Но сначала ты, как и любой смертный, попытаешься бравировать или, в крайнем случае, будешь надеяться на чудо. Потом, в зависимости от обстоятельств, начнешь плакать, кричать, бесноваться. Однако чтобы ты не делал, если ваша встреча уже назначена "Великим откровением", ничто не сможет помешать этому. Боги видят, Боги жаждут нашей крови! Не морщи лоб в дремучем скептицизме мой муж и господин. Лучше сожми покрепче зубы и смирись с неизбежным. Ты маленький глупый мальчишка, которого они вознамерились сделать своим закладным агнцем. Поверь мне, твоя судьба была решена задолго до этого дня. Еще никому не удавалась изменить то, что предначертано самим "Великим Откровением".
  - Ты готова Мишель?! - властно прервала ее принцесса.
  - Да моя госпожа! - Марина отважно шагнула ей навстречу и, опустившись на колени, начала громко читать молитву.
  "Пурпурная", запрокинув голову, отошла на несколько шагов назад и сделала в ее сторону резкий пасс руками.
  Костя не поверил своим глазам. Легкая, как пороховой дымок, Душа Марины отделилась от тела и, с помощью простейших движений рук принцессы была буквально вброшена в центр пентаграммы.
  Напольный рисунок ожил, а из артефактов заструилось алое, пульсирующее свечение. Яркое пламя с громким гудением пробежало по начерченным линиям, и будущая королева быстро вошла в открывшийся портал.
  Глухой стук заставил вздрогнуть Константина и посмотреть на право. Это упало на бок мертвое тело его бывшей супруги.
  Один из охранников зацепил остывающий труп штурмовой кошкой и волоком переместил в межсекционный коридор.
  На несколько мгновений сознание капитана предательски помутилось, но когда-то, на специальных занятиях по психологическому противоборству, его научили преодолевать подобный перманентный стресс, и он сумел удержать под контролем свой разум.
  "Пурпурная" отсутствовала недолго. Не прошло и минуты, как она сперва медленно материализовалась, а затем и вовсе вышла из магической пентаграммы, крепко удерживая за руки его первенцев.
  Дети естественно ничего не понимали и были в восторге, как от непривычного наряда "мамы", так и от ее поведения.
  - А вот и наши "Ключики".
  - О боже! Будь я проклят. - В ужасе воскликнул Ярославцев, прекрасно понимая, что они оказались здесь не просто так.
  - Мамочка, какая же ты у нас красивая! - нежно пролопотал Олег и прижался головой к ее бедру.
  - Что ты задумала подлая тварь? - Костя напрягся так, что зазвенело в ушах.
  - Ты знаешь, а ведь я хотела обойтись малой кровью и активировать портал в Преисподнюю при помощи тех жалких Душ, которые сейчас покоятся в примитивной заморозке под неусыпным оком твоего преданного пса Власова. Их то, как раз и хватило бы для воплощения моего тайного проекта. - Охотно пустилась в объяснения принцесса Ли. - Но ты сделал свой выбор капитан! Заблокировав силовым полем корабль, ты лишил меня этой возможности. Не прими ты столь предусмотрительных мер, и тогда Мишель осталась бы в живых, и получила то, что она по праву заслужила. Но тебе удалось перехитрить не только всех и вся, но и самого себя. Я знаю, мой мудрый капитан просто подстраховался, но эта подстраховка очень скоро возымеет для тебя роковые последствия. Обстоятельства вынуждают меня использовать твоих детей для вскрытия врат в Преисподнюю. Жаль, а ведь я имела на их счет далеко идущие планы.
  Она отошла назад и, воздев над головой унизанные золотыми перстами и браслетами руки, стала громко и сосредоточено читать какое-то очень древнее заклинание.
  Ярославцев вновь попытался любыми способами сбросить с себя магические оковы, а когда окончательно выбился из сил и, хрипя от напряжения, сполз на пол, то обречено закрыл глаза, чтобы не видеть смерть своих первенцев.
  Бессмысленное на первый взгляд лопотание Хранителя информационного блока из Санкт - Петербургского Эрмитажа сейчас обросло таким ужасающим смыслом, что он в бессилии скрежетал зубами и мысленно проклинал себя за ту самоуверенность и близорукость которую умудрился допустить в ходе подготовки и проведении этой злополучной поисковой операции.
  Конечно же, гламурный парниша в первую очередь спасал собственную шкуру, но он все же отважился намекнуть Константину о надвигающейся опасности.
  Хотя, к чему было кривить душой и строить воздушные замки на песке? Теперь, по уши, запутавшись в липкой паутине этой хитроумной западни, Ярославцев как никогда осознавал, что ни куда он бы не делся. Мишель была права: его судьба оказалась предрешенной еще до знакомства с ней...
  Костя всегда был прагматиком и даже в самых безнадежных ситуациях не терял способности к здравомыслию. И если сердце казалось вот-вот, было готово разорваться на части от отчаяния, то голова же напротив, работала как швейцарский часовой механизм.
  Глупо было корить себя за то, что осмелился прикрыть подчиненных силовым экраном и, этим самым, подставил собственную семью. Что сделано, то сделано, и прошлого не вернуть!
  - Константин Сергеевич, - тихо пробился сквозь шум помех взволнованный голос Власова. - Я все вижу, но ничего не могу предпринять. Зачем Вы заперли меня на корабле?
  - Затем, чтобы хоть кто-то из нас остался в живых и дождался помощи.
  - Командир, я даю слово спецназовца! Ей это не сойдет с рук!
  - У меня к тебе последняя просьба дружище.
  - Я весь внимания, мой капитан.
  - Никому не говори о предательстве Марины. Пусть для Ангелов она героически погибнет вместе со мной. Хо?
  - Хо! Константин Сергеевич. - Власов непроизвольно согнул руку в спецназовском приветствии.
  Олег и Сергей так пронзительно закричали, что Костя не выдержал и открыл глаза.
  Их скорченные маленькие тельца остывали на полу, а вырванные из плоти Души завывая от страха и бессилия, вращаясь по спирали, медленно перемещались к центру пентаграммы, где с жадным чавканьем зарделось и начало набухать пульсирующее кровавое свечение.
  Ярославцев с величайшим трудом поднялся на ноги и, выпрямив спину, стал шептать отрывок из стихотворения, которое когда-то они вместе учили с приемным отцом:
   Посадит Леньку на лошадь:
   "Учись брат, барьеры брать.
   Держись мой мальчик на свете,
   Два раза не умирать!
   Ни что нас в жизни не может,
   Вышибить из седла!"
   Такая уж поговорка
   Тогда у майора была.
  Портал открылся с шипением, переходящий в громогласный, все сотрясающий, вой.
  Когда звуковая вибрация все-таки смолкла то в наступившей тишине, как гром с ясного неба, прозвучал спокойный голос капитана:
  - У меня один, единственный вопрос о, ясновельможная госпожа принцесса.
  И Костя порадовался, заметив легкую растерянность на миг исказившую ее прекрасное лицо. Она ведь думала, что растоптала его как личность раз и навсегда.
  - Я слушаю тебя, мерзкое животное, набравшееся наглости без дозволения заговорить со мной. - Принцесса быстро справилась со своими эмоциями и теперь демонстрировала такое презрение, что впору было проваливаться сквозь фальшполы и сдохнуть от отчаяния в открытом Космосе.
  - У моих сыновей были настоящие Души, или такие же копии как у Мишель?
  - Ха! - совершенно не по-королевски отреагировали та. - Чутье не подвело тебя. У них были первосортные Души, ни чем не уступавшие твоей. Мы называем эти совершенные биоэнергетические субстанции "Просветленными". Мне было жаль разменивать их по дешевки. Ведь они стоили значительно больше. Увы, теперь их раздавленные и жалкие останки проявятся в лучшем случае в телах, каких ни будь примитивных животных. И только по истечению нескольких сотен перевоплощений, возможно, им посчастливится обрести плоть разумных существ. У Вас в Заповеднике этот основополагающий закон Мироздания прозорливо причислили к божественному таинству, и назвали рекарнацией.
  Портал из багрово-кровавого свечения начал преобразовываться в медно-золотистый цвет.
  Телохранители вдруг в страхе засуетились и поспешили сгруппироваться позади принцессы.
  - Всем приготовиться к встречи! - взволнованно потребовала "Пурпурная", нервно покручивая браслеты на руках.
  В помещении стало довольно таки жарковато, а из материализовавшихся в магической пентаграмме золоченых врат одновременно выступили закованные в алые доспехи три пары рослых мечников.
  Они внимательно осмотрелись по сторонам и образовали живой коридор между порталом и притихшей поодаль принцессой.
  Это были фантастические существа! Их раскаленные докрасна латы, ярко светились изнутри, но почему-то не испускали тепла, а в узких прорезях опущенных забрал вместо глаз хищно и устрашающе мерцали угли.
  Судя потому, с каким почтением и ужасом отреагировал на появление этих молодцов тяжеловооруженные телохранители принцессы, Огненные мечники представляли для них реальную угрозу. Позже Костя узнает, что не одно оружие в мире, кроме освещенного клинка из огнестали не было способно пробить эти заговоренные доспехи. Личная гвардия Его Высочества - Князя Тьмы была не только неуязвима, но еще и преданна ему до последнего вздоха. Она не задумываясь, исполняла любой приказ своего обожаемого сюзерена и сопровождала его везде и всюду.
  Из портала тем временем выступила четверка юных трубачей и пронзила воздух красивыми звуками своих начищенных до блеска инструментов.
  - Кто осмелился побеспокоить меня в столь поздний час?! Разве я назначал кому-то встречу? - пророкотал хорошо поставленный мужской голос, окончательно повергший в трепет вооруженных до зубов телохранителей принцессы.
  - Я Ваша Мерзость! - громко, но в тоже время, предельно почтительно ответила "Пурпурная".
  - Тогда твоя дерзкая выходка должна окупиться с лихвой? Иначе ты рискуешь разделить участь своего названного братца!
  На борт многоцелевого звездолета "Оберон" ступил элегантный молодой человек, презентабельной внешности, изыскано, хотя и несколько старомодно, одетый.
  На нем идеально смотрелся полувоенный средневековый костюм, который удачно дополняли две миниатюрные, гологрудые блондинки, почтительно державшие полы его тяжелого плаща, искусно подбитого изнутри белым горностаем.
  - Я всегда помню о правилах, Ваша Мерзость и заверяю, что в этот раз Вы не будите разочарованы. Потому как пробил час для обоюдовыгодного обмена пленными.
  - Да, кажется я, припоминаю... Ну, и что ты хочешь мне предложить?
  - Вот этого прекрасного мужчину! - Принцесса указала в сторону Ярославцева, и начала взахлеб расхваливая его достоинства: - Он родился на одной из двух Изначальных планет. Его отец и мать были в составе тех трехсот Просветленных, отобранных Великими Творцами для дальнейшего развития наших Вселенных. Некоторое время он проживал на территории Заповедника, где за очень короткий срок успел развить очень многие, недоступные смертным, способности, в том числе и к мгновенной трансформации. Вдобавок ко всему перед Вами профессиональный военный, офицер Космической пехоты, заслуженный герой Внеземелья...
  - Достаточно. - Прервал ее загадочный Властелин. - Действительно, на этот раз ты хорошо подсуетилась и сумела-таки подобрать достойную замену, твоему слезливому женишку. Вдобавок ко всему, твой бестолковый Артур в последнее время начал очень негативно влиять на настроение моих подвальных Инквизиторов. Каждый день одно и то же: вопли, визги и водопады слезы. Для меня до сих пор непонятно как ты вообще отважилась связать с ним свою дальнейшую жизнь?
  Принцесса вежливо помалкивала, раболепно склонив свою голову, а незнакомец, тем временем, продолжал распаляться:
  - Некоторые хрупкие телом блудницы и то ведут себя достойнее, когда раскаленные клещи Инквизитора рвут им внутренности на пыточном столе. А у твоего избранника, ни терпения, ни презрения, ни капли элементарного мужского достоинства. Мне порой даже не вериться, что в его венах течет королевская кровь. Ох, и намаешься ты с ним еще красавица.
  "Пурпурная" с заискивающейся улыбкой на устах слушала его издевательскую речь, не обращая внимания даже на Огненных мечников, которые издевательски гыгыкали, стремясь угодить своему господину.
  - Августиньо! - неподражаемо властно крикнул тот в сторону портала.
  - У Ваших ног мой повелитель! - из пентаграммы шариком выкатился полненький субъект в бархатном салатовом сюртуке и раболепно уволился ниц, старательно бодая пол.
  - Ну, и где твой визгливый клиент? Что вы там, так долго с ним возитесь?
  - Презренное тело и жалкая душонка Артура Мелигана уже нетерпеливо топчется за моей спиной о, Жесточайший. Мы просто старались хоть немного облагородить его внешний вид.
  И действительно в тот же миг плечистый верзила, обличием и своим костюмом напоминающий палача, вывел из портала совершено голого и трясущегося от страха молодого мужчину, который как две капли воды был похож на Хранителя нулевого Эйч-блока.
  Тот обрадовано всхлипнул и рванулся вперед, но детина схватил его сзади за шею и сдавил с такой силой, что Артур сначала завыл, а потом и вовсе зауросил от боли как малый ребенок, позорно умываясь обильными слезами.
  Князь Тьмы брезгливо щелкнул пальцами, и громила швырнул обмякшее тело пленника под ноги принцессы.
  Тот сжался как младенец в утробе матери и продолжил нечленораздельно причитать и трястись, словно осиновый лист на осеннем ветру.
  - Все кончено моя любовь. Все кончено... Мы снова вместе и впереди у нас вечность! - Принцесса трепетно склонилась над ним и начала гладить по мокрой от пота голове. Да и телохранители, словно соревнуясь, наперегонки, накрыли лежавшего шерстяным солдатским одеялом и заботливо подоткнули под него края.
  Костя крайне заинтересованно следил за всем происходящим.
  Сомнения в сторону! Теперь перед ним было два заклятых врага, и он старался во всех мельчайших подробностях, намертво запечатлеть в памяти их ненавистные образы. В добавок ко всему Ярославцев достаточно профессионально владел секретами межличностной психологии и поэтому сразу же приметил, что "Пурпурная" не питает ни каких серьезных чувств к стонущему на полу субъекту. Она просто настолько увлеченно играла роль по уши влюбленной невесты, что порой и сама была готова, уверовать в это.
  "Тю-ю! А ведь ей этот плакса нужен не больше чем зайцу стоп сигнал. Как пить дать, она будет беречь его, холить и лелеять, лишь до ближайшей дворцовой разборки, чтобы после, без особого сожаления, выгодно разменять на какую-нибудь очередную привилегию".
  - Толково мыслишь дружище!
  Костя был настолько увлечен созерцанием этой душераздирающей сцены, что не заметил, как с левого бока к нему приблизился Князь Тьмы, и смерил его оценивающим взглядом.
  - Жаль, но через месяц в твоей голове не останется ничего кроме боли и пустоты. Взять его! - резко приказал повелитель, Огненным мечникам.
  - Одну секунду, Ваша Мерзость! - взмолился капитан.
  - Не понял?! - тот уже направился в сторону портала, и был вынужден круто развернуться на каблуках: - Наглец! Ты хотя бы представляешь, с кем ты сейчас разговариваешь?
  - В нашем мире Вы имеете множество имен. Черт, Антихрист, Мефистофель, Вазилувл, Шайтан, Люцифер, но самое распространенное - это Дьявол. - Костя говорил медленно, взвешивая каждое слово.
  - Какой образованный и сообразительный юноша! - С нескрываемым восхищением воскликнул Князь Тьмы, пряча за спину свои красивые, унизанные перстнями руки, в то время как его окружение в растерянности замерло подле него. - Мне кажется, он что-то хочет попросить у меня?! - эта фраза была произнесена таким тоном, что заставила Огненных мечников немедля приступить к исполнению воли своего господина.
  - Я только желаю попрощаться с этой высокочтимой особой. - Костя указал рукой на хлопотавшую вокруг Артура, принцессу Ли.
  - Неужели?! - слегка смягчился грозный Властелин и дал гвардейцам знак повторно замереть на месте.
  - Да, Ваша Мерзость! - не сдавался Ярославцев. - Даже приговоренный к смерти имеет право на последнее желание.
  - И откуда ты свалился на мою голову? - Князь совершенно по-простецки взъерошил свой великолепный чуб и барственно изволил дать отмашку: - Валяй! А мы посмотрим.
  - Эй, ясновельможная пани! Хватить мурлыкать и разыгрывать из себя влюбленную кошку. Лучше посмотри на меня и хорошенько запомни: рано или поздно я все равно тебя найду и уже тогда расплачусь свинцовой монетой.
  Принцесса демонстративно сделала вид, что не слышит его угроз.
  - И это все! - разочарованно поинтересовался господин в полувоенном прикиде.
  - Да! - твердо заявил капитан, глядя ему прямо в глаза.
  - Имею честь откланяться, Ваша Мерзость! - вежливо попрощалась принцесса и тут же отдала телохранителям дополнительные распоряжения: - Вы - двое! Немедленно займитесь уничтожением информационного кристалла. Вы знаете, где его искать, и что с ним делать.
  "Ах, какая смешная потеря! Вот ведь досада! - мысленно позлорадствовал Ярославцев, - Представляю какую глупую рожу ты будешь иметь, когда узнаешь, что его уже давно и след простыл".
  - Неужели принцесса проворонила такую важную улику? - тихонько и доверительно спросил у Константина Князь Тьмы.
  - Конечно, Ваша Мерзость. Я лично, примерно неделю назад, выкрал его и спрятал в надежном месте. - Так же тихо ответил ему капитан.
  - Вот это прокол! Да разгидрат твою перекись марганца! - не понятно, с какой интонацией воскликнул грозный Повелитель Ада. - Немедленно отправляйте этого молодца в Чистилище. А то, еще немного и у меня уже не поднимется рука его туда законопатить.
  Огненные мечники, обнажив оружие, с легкостью прорвали магическую защиту, и одновременно ринулись на Ярославцева со всех сторон.
  Однако тот не собирался так просто сдаваться. Встречным ударом ноги он отбросил одного из гвардейцев от себя, заметив боковым зрением опускающийся на голову меч.
  Противник не рубил, а бил плашмя, стараясь оглушить, и Костя, поднырнув вперед, жестко захватил и резко свел вместе его локти. Затем подсек и хорошенько приложил княжеского солдата об пол.
  Шипенье раздалось за его спиной и жгучая боль, взломав позвоночный столб, ослепительной бомбой взорвалась в мозгу. Капитан мгновенно потерял сознание, а довольный собой Августиньо снисходительно проворчал:
  - И куда малец попер против магии?!
  - Дети прогресса! Это у них как болезнь, - Его Высочество, прежде чем войти в портал еще раз осмотрел все вокруг, - научатся руками да железом махать и даже не подозревают, что против естества может найтись и другая более действенная сила. Сопроводи парня на Церий и пристрой в надежный подвал. Да прихвати на всякий случай все его вещи. Может в будущем они нам понадобятся.
  - Как будет угодно моему Господину. - Замер в почтительном поклоне Августиньо и как только Князь Тьмы растворился во вратах, разразился такой отборной руганью, что не поздоровилось не только притихшим оркестрантам, но и некоторым нерасторопным гвардейцам.
  
  
  - В ДУШУ!!! В БОГА!!! В МАТЬ!!! НЕ ПРОЩУ!!! ИЗ ПОД ЗЕМЛИ ВЫТРЯСУ СТЕРВУ!!! - Власов, словно раненный медведь, метался по лазарету.
  Через вмонтированную в командирский бронежилет обзорную микрокамеру, он смог во всех пикантных подробностях проследить, как за действиями штурмовой группы, так и за позорным пленением Константина.
  А теперь, когда сигнал и вовсе пропал с экрана, Вадим Леонидович до рези в животе осознал что остался совершенно один, на полумертвом обесточенном корабле, да еще вдобавок ко всему наглухо пришвартованном к другому, точно так же издохшему, космическому судну.
  Заряд в аварийных аккумуляторах был рассчитан на месяц, а дальше его ждала мучительная смерть от холода и удушья...
  Но Власов не зря в свое время отбарабанил несколько лет в действующем спецназе. Вспышка гнева была быстро подавлена и, усевшись прямо на пол, он очень старательно и плотно набил свою любимую трубку...
  Неторопливо посмаковав ее до половины, майор, за столь короткий временной промежуток, успел, в самых мельчайших подробностях, продумать план своего спасения и, буквально через минуту, покряхтывая от напряжения, поднялся на ноги и занялся отключением второстепенных энергопотребителей, снижая работу системы жизнеобеспечения до пределов разумной необходимости.
  Затем, тщательно смешав, вколол себе трехкомпонентный лечебно-профилактический успокоитель, дабы разжижить насыщенную адреналином кровь, и тем самым снизить ее давление на вены, артерии и сосуды, а так же привести в норму, галопирующий от пережитого, сердечный ритм.
  Сейчас ему, категорически нельзя было нервничать! Пристрастие к мясной кухни и потрясение последних суток запросто могли закончиться инсультом. А потому как изменений в оперативной обстановке пока что не предвиделось, то для лежавших в заморозке товарищей он продолжал оставаться последним шансом на последующее воскрешение.
  Власов как никто другой знал, что Костя поступил правильно, оставив его в резерве. К тому же пожертвовав собой, командир реально спас отряд от полного уничтожения. Таковы были неписаные законы Космического братства, и они не зависели от того, в каких войсках ты служишь, а он их выполнил с честью и до конца...
  Правда, чего греха таить, в последние времена эти святые догмы, уже не так ревностно соблюдались в войсках, как например, на заре зарождения Космической пехоты. Новое поколение офицеров и вовсе считало их полным анахронизмом. Но в Армии, рано или поздно "Эра великой дерьмократизации и вседозволенности" непременно заканчивалась коротким и весьма болезненным периодом "Плотного закручивания гаек". Ведь получать все время по "фейсу" от соседей никто особо не желал. А после пары, тройки крупный поражений даже самые ревностные поборники дикой анархии и хваленых общечеловеческих свобод осознавали, что без нормального финансирования, крепкой воинской дисциплины и единоначалия ты очень скоро начнешь верещать под кованым сапогом иноземного солдата.
  Поэтому наш боевой военврач не стал наматывать слезы на кулаки и, после выполнения текущих мероприятий, сразу же приступил к реализации заранее оговоренного с Ярославцевым плана по успешному спасению отряда. Теперь пробил его час, да и обстановка требовала взвешенных и хорошо продуманных действий.
  Первым делом он направился в пилотскую рубку и разыскал Восемнадцатый блок.
  Этот законсервированный прибор представлял собой упакованный в дерево бронированный столбик, наподобие примитивного игрального автомата, намертво привинченного к полу, с большим цветным экраном переговорного устройства и цифровой панелью управления.
  Власов выместил остатки злости на деревянной упаковке, разнеся ее в щепки кулаками, а затем, окончательно успокоившись, даже не стал заморачиваться по поводу того, заработает это чудо электронной техники, или нет.
  Приборы подобного класса и назначения специально конструировались в расчете на серьезную катастрофу и имели такую степень защищенности, что ей мог бы позавидовать любой банковский сейф из легендарного Форт - Нокса.
  Он на всякий случай проверил работоспособность встроенного в блок аккумулятора и только потом неторопливо и основательно запитал его от бортовой сети.
  Контрольный индикатор зажегся в полный накал и Власов, удовлетворенно цокнув языком, подкатил к экрану самое удобное операторское кресло.
  Немного помедлив, он размял пальцы и только после приступил к активации прибора.
  На память бывший спецназовец пока еще не жаловался и поэтому легко вспомнил и ввел код аварийного доступа.
  Система запуска и рабочего функционирования агрегата была примитивна до безобразия, она затратила на обработку данных не более десяти секунд, и тут же развернула экран, на котором во всех подробностях прорисовалось сосредоточенное личико Луи де Базиде.
  - Дежурный по связи вольноопределяющийся де Базиде слушает Вас сер! - пискнул вытянувшийся в струнку подросток.
  Власову за сегодняшний день впервые захотелось рассмеяться, но он не подал виду, и на полном серьезе потребовал от мальчишки:
  - Эй, юнга! А пригласи-ка мне к аппарату лейтенанта Космической пехоты Мишеля де Базиде.
  - Сию минуту, сер! - старательно козырнул, и пулей вылетел из операторской Луи.
  Очень скоро весь экран аварийного буя заполнила не выспавшаяся, перемазанная копотью, физиономия Гавроша. Старательно почесывая макушку и позевывая, он пробурчал дежурное извинение, и выжидательно уставился воспаленными глазами на Вадима Леонидовича.
  - Как движутся твои дела мой замковый вельможа? - начал издалека военврач, мирно сложив на животике руки.
  - Как тебе сказать, чтобы не обидеть...
  Денег нет, в душе насрато,
  И вообще тоска кака-то.
  С выражением продекламировал он свое любимое изречение.
  - Все ясно! - горестно вздохнул Власов. - Не смотря на упорные и кровопролитные бои на передовой, в глубоком тылу продолжались танцы...
  - Ты на что-то намекаешь! - мигом взъерошился француз, до сих пор болезненно переживавший свой отказ от участия в операции.
  - Слышь, дурашка, ты там сильно не умничай, лучше мигом поднимай всех наших и вали на полусогнутых сюда. Мы Костю с Маришкой потеряли.
  - Как потеряли?! - Еще сильнее взъерошился де Базиде.
  - Молча и насовсем.
  - Ой - ля - ля! - Говрош облизал губы, и слегка отпрянул от экрана. - А ты чего один, и где все остальные?!
  - За моей спиной лежат в глубокой заморозке. Поэтому слушай и прорубай оперативную обстановку: корабль частично выведен из строя, да еще к тому же обесточен. Но пока не это главное. Ты уже успел засечь наши координаты?
  - Секунду! - Мишель перекатился к пеленгатору и со скоростью пианиста-виртуоза застучал своими грязными пальцами по клавиатуре... - Да, вот теперь я "вижу" вас как на ладони. Давай не тяни резину, канал в любую минуту может гавкнуться. Какая помощь вам потребуется?
  - Арендуйте мощный космический буксир. Мы намертво пристыкованы к "Оберону". Зацепите и дотащите нас до ближайшей базы федералов, хотя нет... Отставить! Они могут воспользоваться нашим беспомощным положением и свести счеты... Наверняка нам понадобиться солидное боевое прикрытие. Я думаю, что самым безопасным причалом для нас может послужить Сотниковская астероидная база. На ней полным-полно запчастей и имеется достаточное количество реанимационных автоклавов.
  - Я все понял! Будь спок и не парься дружище. А сейчас быстро отвечай: ты запитал радиобуй от бортовой сети?
  - Ну да, оставил аккумулятор в резерве.
  - Тогда немедленно вырубай машину, она и так уже сожрала десять процентов твоих энергозапасов. Повторяю: Я ВСЕ ПОНЯЛ! Через трое суток будем у вас.
  - Постой! Передай Булгаковой, чтобы не искала Олега и Сергея. Их нет на планете, и они тоже мертвы.
  Мишель остолбенел, потом замычал, мотая головой, но быстро опомнился:
  - Это все!
  - Нет, я забыл сказать самое главное, захвати с собой запасной пульт от твоего силового генератора. Костя в последний момент успел заблокировать нас на корабле, а свою дистанционку уничтожил. Только поэтому мы до сих пор и живы.
  - Ты имеешь в виду статуэтку в форме девочки - ангела...
  - Танцующую на волнах! - рявкнул на него военврач.
  - Хорошо! Я сделаю все, как ты сказал. Конец связи?
  Власов молча, кивнул и решительно погасил экран.
  Повисшая в лазарете тишина начала плести свою невидимую удавку, и Вадим Леонидович как никто другой знал, что на войне самыми страшными для бойца становятся минуты ожидание. Тот факт, что он не сомкнет глаз, за эти трое суток даже не ставился им под сомнение, любой реанимационный автоклав мог сбойнув, выйти из строя и тогда, как в одной из популярных песен: "...И парни второй раз умрут...".
  Следую неписаному правилу служивых, перешагнувших тридцатипятилетний рубеж и считавших, что лучшей памятью всегда является листок бумаги, да тупой карандаш, Вадим Леонидович уселся за лабораторный стол и от руки начал писать подробнейший отчет. Потому как если все закончиться благополучно, то друзья - товарищи непременно замордуют его вопросами. Да и произошедшие события пока еще были свежи, неизгладимы и помнились во всех мельчайших подробностях.
  Единственное о чем не стал писать Власов, так это о предательстве Марины. В его служебном донесении она геройски погибла, прикрыв своим телом горячо любимого мужа, в тот самый момент, когда группа ворвалась на центральный командный пункт противника.
  
  
  
  Гаврош несся к дому Ярославцевых со скоростью ошпаренного поросенка. Только ветер свистел в ушах, а добротный гоночный велосипед позволял хорошо удерживать равновесие и не тормозить ни на спусках, ни на поворотах.
  На разбирательство с загруженной, каменными блоками, пневмоплатформой не было времени. Он выбежал из подвала, на секунду перевел дух и, щурясь от яркого солнечного света, как можно спокойнее обратился к копошившейся на клумбе Шарлоте.
  - Голубка моя, в системе безопасности отряда случилась "чрезвычайка". Код сложности не менее "Десяти". Будь так любезна, подготовь мальчиков к нашему вынужденному отсутствию. Мы выступаем ориентировочно через четыре часа.
  - А сам-то ты куда?! - слегка оторопела та, срывая с рук перепачканные землей перчатки.
  - К Ярославцевым, душа моя. Марина и Константин мертвы, а их дети похищены.
  Госпожа де Базиде застонала и грохнулась в обморок. Благо выключилась она не сразу, да и падала медленно, что позволило сыновьям успеть подхватить ее на руки.
  - Луи?! В подвал на дежурство. Франсуа?! Приведи в чувство маму. Остальные за ворота не ногой. Ждать моего возвращения. - Приказал своему семейству Мишель и, оседлав первый попавшийся под руку велосипед, со всей дури закрутил педали.
  
  
  Почерневшая от отчаяния Булгакова встретила его возле калитки. Она уже было, вознамерилась разинуть рот, но Гаврош опередил ее:
  - Я все знаю! Олег и Сергей пропали, а теперь наберись мужества и выслушай меня.
  - Пройдем в дом. Мне кажется находиться на улице не безопасно.
  Мишель не стал возражать, и они поднялись на веранду.
  Когда Елена заперла входную дверь де Базиде попросил ее присесть и выдал на гора:
  - Олег с Сергеем похищены, и уже мертвы. Марина и Константин погибли во время операции. Весь отряд, за исключением Власова находится в глубокой заморозке. Корабль частично поврежден, плотно пристыкован к "Оберону" и полностью обесточен. Леонидович сидит на аккумуляторах, и ждет нашей помощи.
  - Он смог выйти с тобой на связь? - глухо спросила Булгакова.
  - Да, через аварийный радиоканал.
  - И что он предложил?
  - Арендовать "тяжеловоз" с солидным прикрытием. Вадик опасается, как бы Федералы не замедлили воспользоваться нашей патовой ситуацией.
  - Вполне вероятно. Если они уже не слетелись, как мухи на говно. Кто у тебя дежурит на связи?
  - Мой средненький, Луи. - С нескрываемой гордостью ответил Мишель и авторитетно заявил: - Нам не стоит бояться Федералов.
  - Это еще почему? - сильно засомневалась Елена.
  - Если они даже и узнают о произошедшем и прибудут туда намного раньше, чем мы, им все равно не пробиться к кораблю.
  - Я, что-то не врубаюсь... Просвети.
  И Мишель очень подробно рассказал ей о своем гениальном изобретении.
  - Неплохо придумано! - восторженно похвалила его Елена, однако тут же поскучнела: - Но нам не стоит забывать, что "Удачливый купец" намертво прикован к "Оберону" и не может расстыковаться самостоятельно. Если Федералы уже на борту, то в лучшем случае нам придется с ними поторговаться.
  - Все это фигня! Организуем хорошее силовое прикрытие. Наверняка они не станут выпендриваться, если наш буксировщик прибудет в сопровождении хотя бы малого торпедного крейсера.
  - Ладно, война планы покажет. Окажемся на место, а там уже решим, что и почем. Кто будет командовать спасательной операцией?
  - Ты, мой друг. Как самая старшая по воинскому званию.
  Елена ничуть не удивилась и, кажется, была готова к подобному развитию событий.
  - Значит в нашем активе, - она задумчиво потерла лоб, - майор, два лейтенанта-спеца, и боевой ефрейтор, которого еще надо разыскать.
  - О ефрейторе можешь забыть. - Пробурчал под нос де Базиде. - Оленька давно уже выпала из общей обоймы. Ее и танком не выдернуть из очередного гастрольного тура.
  - Поживем - увидим. Но нам она нужна до зарезу! Ты и Шарлота поведете буксир, а мне на крейсере понадобиться надежный напарник.
  - А если Белошвейка все-таки упрется и наотрез откажется нам помочь?
  - Тогда придется нанимать второго пилота, что крайне нежелательно, ведь денег у нас, после аренды двух бортов, останется разве что на бутылку дешевой текилы.
  - Парня можно вербонуть в пограничных колониях, там это обойдется в два раза дешевле.
  - Это не решение вопроса! Я сейчас же свяжусь со своим финансовым агентом и разблокирую личный счет. Думаю этих средств нам хватить вполне даже на наем маленького боевого подразделения.
  Гаврош помалкивал как рыба об лед. А что тут скажешь? Ангелы лопухнулись, причем по полной! Рванули на задание, а толковой черной кассы не оставили. Конечно, ни кто, и в страшном сне, не мог представить, что бойцов умоют по первое число...
  - И все-таки ума ни прилажу, как я могла их проворонить?! - простонала Елена, сжимая голову руками.
  Мишель вздрогнул и ляпнул, толком не сообразив:
  - Кого?
  - Детей Ярославцева!
  - Да причем здесь ты?! - с полуоборота завелся француз. - Даже наша всемогущая госпожа Зея не смогла воспрепятствовать этому. И вообще, не пора ли нам предъявить ей свои претензии. А то не планета, а проходной двор какой-то...
  - Все равно, я никогда себе этого не прощу!
  - Ты хотя бы видела, кто и как их похитил?
  - Нет. - Булгакова застонала и разрыдалась, размазывая слезы по щекам.
  "Матерь Божья! Как же она прекрасна! И куда только смотрел наш покойный капитан? Ведь девочка до сих пор его любит, и надеяться на взаимность", - участливо подумал француз и тихонечко вышел из дома.
  
  
  
  Средних размеров столичный стадиончик принимал раскрученную "штучку" из метрополии.
  О намечающихся гастролях известной поп-звезды общественности стало известно задолго до ее приезда. Поэтому новость успела распространиться и как следует встряхнуть не многочисленное население этой слабо колонизированной планеты.
  И вот, не смотря на злобные прогнозы местных пессимистов, которых хлебом не корми, а только дай об кого-нибудь потупить свои зубы, из самых отдаленных медвежьих углов, передвижных поселков и маленьких городков, в центр, бросив все свои дела, потянулись толпы фермеров, старателей, заготовителей редкостной пушнины и прочей, разношерстной "колониальной братвы", в общем, тех, кто уже, который год, наивно пытался отыскать свое призрачное счастье на этом неблагодарном и рискованном поприще.
  Посыл, что в колониях "пипл" не избалован, и готов "схавать все - запросто так", здесь можно было смело засунуть себе в одно место. Планета классифицировалась по третьей категории сложности и, не смотря, на обилие драг и редкоземельных металлов, осваивалась особенно тяжело по причине суровых климатических условий.
  Ее новые обитатели были вынуждены гнуть спину по двенадцать часов в сутки, едва сводить концы с концами и, как следствие, считать каждый заработанный ранд.
  Большинство из них и вовсе не собиралось здесь зацепляться, и держалось в основном надеждой как можно быстрее скопить минимально необходимую сумму, чтобы выложить ее за обратный билет на "Большую землю".
  Естественно эти люди не привыкли тратиться на развлечения... Но в этот раз речь шла об особенном, исключительном случае...
  Прибыв на планету и проведя первичную рекогносцировку, Оленька сразу же отмела в сторону все свои мыслишки о легкой и непыльный подхалтурке. "Чесать" здесь было некого. Местный бомонд отсутствовал как таковой, и ей с первого дня пришлось давать по три концерта в сутки, да еще исключительно "на живую", иначе она бы вообще потом не уехала отсюда. Полицейский участок находился только в самой столице и существовал больше для проформы, чем для поддержания элементарной цивилизованной законности, а отсутствие четкой вертикали власти приводило к тому, что колонисты давно уже взяли за правило решать все свои проблемы с помощью гладкоствольных охотничьих ружей, с которыми они не желали расставаться не при каких условиях. И поэтому, в девяти случаях из десяти, правосудие вершилось ими самостоятельно, быстро и крайне жестоко.
  Одно лишь радовало и грело "истерзанную гастролями душу" приезжей поп-звезды: все билеты на концерты распродавались, словно дешевые пирожки в голодную годину и, не смотря на умеренную цену, приносили весьма солидную прибыль.
  Ее очередной продюсер и финансовый администратор, рассчитал все правильно! Когда доходы от гастролей в центральной части Галактики начали падать, он устремил свой алчный взор на этот, значительно удаленный сектор где, согласно последней переписи населения, в основном осели бывшие вояки, да отставные силовики, готовые хотя бы один раз в год пустить скупую мужскую слезу, вспоминая, за кружкой пенистого пива, о своем недавнем боевом прошлом. Тем более что в репертуаре его подопечной сборники из серии "Песен военных лет" по праву считались непревзойденной классикой жанра. Однако в метрополии они уже успели порядком поднадоесть и не пользовались, как в первое время, бешенным успехом. Избалованный зритель быстро насытился патриотикой и вновь переметнулся к "попсовым полуфабрикатам" с точеными ногами от плеч и накаченными под завязку бюстами. Эти девочки не требовали больших вложений, не демонстрировали исключительных вокальных данных, они могли только старательно разевать рот под средненькую, но проверенную временем фонограмму.
  Вдобавок ко всему "Месье Жан" прибегнул к своей, не раз опробованной в колониях, уловке. По его просьбе Оленька, в самом начале гастрольного тура, устроила один благотворительный концерт, все средства, от которого были перечислены в фонд местной, дышавшей на ладан, больнички. На ее халявное выступление приглашались те, кто по каким-то причинам оказался на обочине жизни и, не мог себе позволить такой роскоши, как заветный билетик на "Двухчасовое райское шоу".
  Обрадованные столичные люмпены вместе с оборванцами из окраин в этот день, без преувеличения, штурмовали кассы и, внося смехотворные четверть ранда, были на вершине счастья лишь оттого, что теперь могли, смело претендовать на банку синтетического пива, пачку соленых крекеров и личное созерцание золотоголосой искусительницы, способной вить из них веревки.
  Свой предпоследний день Оленька отбабахала как положено - "на все сто" и, покинув под финальные аккорды сцену, быстро прошмыгнула в гримерку.
  Улыбаться на любительские камеры, и раздавать поклонникам автографы не было ни сил, ни желания...
  Поэтому, сделав знак охране, чтобы та под любым предлогом отсекла многочисленных почитателей ее таланта, она, шаркающей, усталой походкой приблизилась к матовому зеркальному овалу, и с наслаждением бухнулось в потертое кресло.
  "Месье Жан", а в жизни Витек Сковородников, вот уже как полчаса блаженствовал в теплом облачке тревожного сна, сидя на своем походном, побитом молью, диванчике.
  Его пальчики-сардельки, сложенные для удобства на коленях периодически нервно вздрагивали и тогда, приоткрыв левый глаз, он подозрительно осматривал помещение.
  Если ни что не угрожало его безопасности, то он мгновенно успокаивался и вновь впадал в послеобеденный тягучий дрем, сдобренный нежным, переливчатым похрапыванием.
  Внешне, да и своими повадками, Витек был поразительно похож на матерого лесного филина. Круглое, бледное лицо, большие и тоже округлые глаза, бесцветный капризный ротик и маленький крючковатый нос, только подчеркивали это сходство. В дополнение к сказанному, в его облике присутствовало еще и что-то отталкивающее... Это нельзя было выразить словами, но сразу же после знакомства почему-то у большинства людей возникало непреодолимое желание ринуться в туалетную комнату и как следует вымыть с мылом руки.
  Однако, не смотря на свою откровенно непрезентабельную, и даже отталкивающую внешность "Месье Жан" вот уже второе десятилетие уверенно держался в первой пятерки лучших администраторов шоу-бизнеса. Его профессиональный псевдоним произносился с почтительным придыханием как начинающими свою карьеру певичками, так и маститыми, видавшими виды, мегазвездами.
  Поэтому Оленька искренне считала, что ей сказочно повезло, когда Сковородников в один прекрасный день заявился к ней офис и предложил для начала поработать вместе всего один гастрольный сезон.
   Свет мой зеркальце скажи,
   Да всю правду доложи...
  Прожурчала Белошвейка всплывшие в памяти строки из школьной программы и, заучено посетовав: - Господи, как давно все это было? - начала снимать многослойный концертный грим...
  Вскоре из зеркала на нее смотрела явно не та, что "на свете всех милее...".
  Ой, ни говори, а постоянные переезды, частое пользование косметикой, и вечное ожидание: "А вдруг им это не понравится, и я буду жестоко освистана и позорно изгнана со сцены?!", - сделали свое черное дело. Из жизнерадостной, озорной и светящейся изнутри девчонки с огромными бархатными ресницами, она превратилась задерганную неврастеничку.
  "Ничего не попишешь, милая, - в очередной раз попыталась успокоить себя Белошвейка, - думаешь, бегая с лучеметом по Внеземелью или, прокисая в своем бунгало под неусыпным оком всевидящей Зеи, ты бы лучше сохранилась? Зато как они мне сегодня аплодировали...Да! Только ради этого еще стоит жить!".
  Громкие окрики охраны, а затем легкая возня за ее спиной заставили напрячься и переложить маленький дамский лучемет из выдвижного ящика трюмо, на коленки.
  - Расслабься подруга и не вздумай шмалять без разбора, как ты любила делать это в старые, добрые времена. - Фраза, произнесенная на знакомом, пехотном сленге, действительно сняло напряжение.
  Ольга крутнулась в кресле и восторженно завопила:
  - Эй вы, старые корабельные крысы! И каким же космическим ветром вас занесло в мою убогую биндюжку! - от радости у Оленьки непроизвольно увлажнились глаза. Она легко подскочила и заключила Шарлоту, а потом и остальных, в свои жаркие объятия.
  - Вообще-то мы здесь по делу! - попыталась, было с ходу, обозначить приоритеты упакованная в полевой комбинезон Елена, но Гаврош знаком попросил ее пока: "Не гнать гусей".
  - И все же, какими судьбами? - засуетилась Белошвейка, придвигая им стулья.
  - Да вот пролетали мимо, решили заглянуть. - Обворожительно улыбнулся де Базиде и, трепетно усадив супругу, подобострастно замер за ее спиной.
  "Умеет же гад пустить пыль в глаза на людях. - Равнодушно подумала Елена. - А ведь не далее как вчера, за каких-то двадцать минут, успел оприходовать двух стюардесс прямо в туалетной кабинке межзвездного лайнера, пока его благоверная щебетала со мной о "внешних достоинствах своих обожаемых Портосиков".
  Привлеченный, возникшим шумом, Сковородников лениво приоткрыл дежурное око и, не узрев в намерениях вошедших ничего подозрительного, вновь погрузился в сладостный дрем.
  - А ты, я вижу, развернулась здесь на славу! - восторженно жестикулировал раскрасневшийся француз, указывая на развешенные и тут, и там рекламные плакаты. - Небось "чешешь" своих бывших товарищей по несчастью круглосуточно и без выходных?
  Оленька слегка смутилась и жеманно потупила глазки:
  - Денежки, как известно не пахнут. Тем паче, в последнее время я очень полюбила их ласковый шелест и завораживающий звон.
  Они потрещали еще минут пять о том и о сем, затем Гаврош, наконец-то набрался храбрости и решился огласить истинную причину их внезапного визита. Он начал как всегда издалека, и это сразу не понравилось Булгаковой.
  Дабы не сорваться, и не ляпнуть чего ни будь, сгоряча, она, с выражением крайнего равнодушия на лице, отошла к зарешотчатому окну и сделала вид, что с любопытством рассматривает столичные достопримечательности.
  - Отряд, в полном составе усвистел на задание и попал там, в архизатруднительнейшее положение. Им срочно нужна наша помощь. Мы остались втроем, и у нас теперь каждый штык на особом счету. Так что подруга, собирай манатки и присоединяйся! - отважно выпалил де Базиде в конце своего витиевато - пространного рассказа не о чем, и вопросительно уставился на Веселову.
  Оленька, ну прямо сама невинность, задрала коленку, жеманно обняла ее руками и, положив на этот соблазнительный пьедестал свою щечку, как всегда, начала набивать себе цену:
  - Даже не знаю, что и сказать? У меня завтра прощальный концерт, потом "сейшен" с местными шишками и их женами. Если я сорвусь сейчас, то это влетит мне в такую неустойку... Плюс имиджевый скандал, подпорченная гастрольная репутация...
  - Прибавь сюда разрыв контракта и судебную тяжбу со мной по поводу упущенной прибыли. - Капризно кукарекнул со своего диванчика "Месье Жан".
  Булгакова рванула как гремучая ртуть и, рявкнув на Мишеля и Шарлоту:
  - Хватит тратить время на пустые уговоры, - разъяренной кошкой подскочив к Веселовой, буквально впечатала каждое слово в ее сознание: - А теперь послушай, попсовая моя! Марина и Костя мертвы. Их дети тоже. Весь отряд покоится в дышащих на ладан реанимационных автоклавах, на обесточенном и поврежденном корабле. На принятие решение у тебя есть ровно час. Если надумаешь, наш крейсер и буксир пришвартованы возле шестнадцатой взлетной площадке столичного космодрома. А тебя, птица вещая, - Елена повернулась в сторону Сковородникова, - я хочу предупредить заранее: как только ты осмелишься заикнуться по поводу своей упущенной прибыли, можешь смело заказывать себе место на кладбище.
  - Опа на! Ты кого на понт берешь сучара?! - Витек широко раскрыл глаза, враз подпрыгнул и принял угрожающую позу, перебирая своими толстыми пальчиками позолоченный сигнализационный брелок.
  Он неспроста так расхрабрился. Одно движение и через минуту в гримерке стало бы тесно от дюжины хорошо натасканных, вооруженных телохранителей.
  Елена потом долго вспоминала этот случай. Ей не только удалось осуществить трансформацию, но даже на несколько секунд остановить время.
  Отвратительное по своей сущности и трудноописуемое существо, состоявшее из скользких щупальцев, присосок, разноцветных отростков с маленькими прожорливыми головками и острыми, как бритва зубками в мгновение ока обвернуло Сковородникова словно ватное одеяло и плотоядно прошипело, обжигая горячим дыханием его оттопыренные уши:
  - Я вижу, ты прямо сучишь ножками от желания прогуляться со мной в какое-нибудь укромное местечко?
  - Ага, нашла дурака. - Дрожащим от ужаса голоском смиренно проблеял "Месье Жан".
  - Смотри, не передумай. И помни, что я, в любую секунду, могу осуществить твои самые страшные фантазии. А для наглядного примера, и закрепления урока, я сейчас с превеликим удовольствием реализую несколько кошмарных сновидений из твоего розового детства, от которых ты до пяти лет ежедневно писался в кровать.
  - Довольно! Я все понял! - Витек с перепуга и так уже едва не подпустил в штаны.
  Елена с противным чавканьем обрела человеческую плоть и сдернула со стопора время.
  Столь негативный энергетический выброс кардинально повлиял на ее самочувствие. Девушку нещадно мутило, в глазах двоилось, а голова была готова вот-вот рвануть на части.
  Однако, не подав и вида, она снисходительно щелкнула Сковородникова по крючковатому носу и завлекающе проворковала, покачивая соблазнительными бедрами:
  - До скорой встречи, мой маленький трусишка.
  Мишель и Шарлота, натянуто хихикнули и в полном недоумении поспешили за ней на выход.
  Супруги не заметили ни темпорального разрыва, ни того, что за это время произошло, и были очень удивлены столь резкой переменой в поведении прославленного эстрадного администратора.
  Уже на улице Булгакова резко остановилась, на сухую проглотила две обезболивающие гранулы и коротко приказала своим спутникам:
  - Стоим и ждем!
  - Ты думаешь, что она изменит свое решение? - робко закинула удочку Шарлота.
  - Однозначно! - раздраженно рубанула Елена, и все трое умолкли в напряженном ожидании...
  Очень скоро матовые двери запасного выхода бесшумно раскрылись и, одетая в поношенный армейской комбинезон, Веселова решительно присоединилась к ним.
  - Вот это прикид?! Он что обобрал тебя до нитки? - возмутилась Булгакова и проявила намерение вернуться назад.
  - Товарищ капитан! - Оленька цепко схватила ее за штурмовой ремень. - Вы и так уже до смерти напугала моего "Толстенького совенка". Ваше спонтанное перевоплощение произвело на него такое неизгладимое впечатление, что он без лишних слов отслюнявил мне половину от обещанного гастрольного гонорара, - Веселова для наглядности помахала возле ее лица платиновым банковским жетоном, - а все остальное мы единодушно решили потратить на разруливание и заглаживание последствий моего внезапного отступления.
  - Так ты все видела?
  Оленька тепло заключила ее в свои объятия и прошептала одними губами:
  - О да, моя эмансипированная Злючка - Колючка. В отличие от этих французских охламонов, я способна кое-что видеть, и кое-что слышать. Ведь не одной тебе госпожа Зея предлагала статье ее визави.
  
  
  
  Наспех сформированная космическая двойка, выжимая все возможное и невозможное из силовых установок, к исходу вторых суток благополучно пересекла границу тридцать седьмого квадрата, где без особых усилий установила точное местоположение состыкованных звездолетов.
  Оленька филигранно управляла боевым крейсером, Елена исполняла роль бывалого наводчика-оператора, а чета де Базиде, подменяя друг, друга, несла вахту на космическом буксире.
  Белошвейка неспроста выбрала малый ракетный крейсер типа "Москит". При его скромных размерах, корабль значительно выигрывал не только своей маневренностью, но боевой мощи.
  Когда-то это детище космической оборонки, было создано под занавес последней Всегалактической войны, и предназначалось для уничтожения малых космических группировок противника. Его сонары могли одновременно обнаруживать и сопровождать до двенадцати высокоскоростных целей, а бортовой ракетный комплекс гарантированно накрывал единым залпом половину из них. Недаром среди космических пилотов с солидным боевым стажем он получил меткое прозвище: "Палач Внеземелья".
  Однако "Москит" так и не был поставлен на конвейер и запущен в серию. Восемь машин, собранных исключительно вручную, на стапелях одного из научно - исследовательских предприятий успели полностью пройти войсковые испытания и даже поучаствовать в нескольких космических сражениях. Комплексная полевая обкатка показала высокую надежность и реальную потребность Боевого Флота в этих не дорогих в производстве и очень эффективных в боевом применении, малых крейсеров.
  Но занять свое законное место в строю им помещало внезапно грянувшее перемирие. А вскоре Федералы, сделав некоторые уступки в экономической и торговой сфере, и вовсе склонили восставшие колонии к подписанию мирного договора.
  Вполне естественно, что ни кто в первый год после войны не горел желанием серьезно вкладываться в перспективные разработки. Стабильную прибыль оружейным бароном вполне обеспечивали ремонтные и модернизационные работы, да и замена изношенных и не подлежавших восстановлению единиц тоже позволяла предприятиям нагулять приличный жирок.
  Вот и получилось что, не смотря на громкие протесты ветеранов Космических войск, столь необходимые Армии корабли, так и не были приняты на вооружение.
  Булгаковой удалось отыскать последний, оставшийся экземпляр, в частной коллекции одного полусумасшедшего толстосума и, после продолжительных и отчаянных переговоров, суметь-таки арендовать его на две недели.
  Квакнутого на голову владельца крейсера не интересовали деньги, да и запросил он, за все про все, чисто символическую сумму. Просто на этом корабле в бытность служил пилотом его отец, и теперь престарелый сынуля трепетно сдувал с него пылинки и тратил баснословные деньги на поддержание всех систем в постоянной боевой готовности.
  Булгакова сломила его неоспоримым аргументом: "Железо должно летать, а не ржаветь на космодроме!", и обещанием бесплатно передать в безраздельное пользование владельца всю экспедиционную видеохронику, а так же бортовой журнал.
  
  
  - "Пятьдесят третий", я - "Семнадцатый". Как слышишь меня. Прием.
  Власов очнулся от болезненного оцепенения и, энергично проморгавшись, надавил на тангенту переговорного устройства, которое не снимал с себя уже вторые сутки.
  - "Семнадцатый", я - "Пятьдесят третий". Слышу тебя хорошо. Обстановка на борту стабильная. Прежде чем приступать к спасению экипажа, проведите тщательную локационную разведку. Возможно, противник оставил нам несколько хорошо замаскированных сюрпризов.
  - "Разведку"... "Разведку"... - Недовольно проворчал де Базиде. - Я и бес твоих советов уже просканировал каждый миллиметр окружающего нас пространства.
  - Все равно, возьми и проверь еще раз! - толкнула его под локоть Шарлота. - Вадим Леонидович, старый спецназовский волк, и просто так не станет "гнать пургу".
  - Да он там, наверное, уже свихнулся от страха и одиночества. Эй, на крейсере? - не по-уставному обратился Мишель к девчатам. - Светаните-ка и вы своим хваленым сонаром ближайшие к нам окрестности, а то Власову кругом одни враги мерещатся.
  - "Семнадцатый", в радиусе ста космических миль все чисто. - Четко доложила Булгакова и предупредила: - Еще раз нарушишь правила радиообмена, будешь до конца операции отстранен от дежурства. Как понял, прием?
  - Вас понял. Конец связи. - Сквозь зубы процедил де Базиде и, отключившись, философски добавил: - Я всегда утверждал, что нет ничего страшнее женского коллективизма. Ради корпоративной солидарности вы можете и мать родную, не моргнув глазом, продать. Не так ли, милая?
  Шарлота тупо промолчала, потому, как возражать супругу не было не желания, ни сил, и сосредоточила все свое внимание на пилотажном маневрировании.
  Крейсер же, пока она кружила вокруг состыкованных кораблей по элептической орбите, задействовав посадочные двигатели, плавно переместился вверх и, заняв выгодную для атаки позицию, дважды мигнул габаритными огнями.
  Подтвердив свои намерения аналогичным сигналом, Шарлота перешла на ручное управление, и осторожно направила буксир к аварийному стыковочному модулю "Удачливого купца".
  Сухогруз все еще продолжал дымить покореженным навесным оборудованием и сиротливо подмигивать уцелевшим носовым габаритом.
  Первая трасса жахнула как раз по правому двигателю "Москита" и, срикошетировав с дребезжащим гулом, ушла в открытый космос. Защитный экран уберег силовую установку от разрушения, но истончился ровно наполовину.
  Ольга, не растерявшись, положила корабль на левый борт и резко взмыла вверх.
  И это было сделано как нельзя вовремя! Еще три лазерных луча с грохотом столкнулись и рассыпались на огромные искры в том месте, где только что находился крейсер.
  Кто-то начал внезапную атаку! Только вот КТО?
  Экран сонара, словно в сказке оставался девственно чистым и, она едва не свернула шею, в поисках обстрелявших ее целей.
  - Белошвейка, я их вычислил! Прижмись как можно ближе к моему борту, иначе отправишься к праотцам! - Прокричал в эфир де Базиде, схватившись от отчаяния за голову.
  Гаврош неспроста, приказал Веселовой немедленно сблизиться с буксиром. Втихаря от Шарлоты он забрал с собой не только пульт от силовой сферы, которую отдал Ярославцеву, но и погрузил на борт второй, более мощный образец, вынужденно демонтировав его из системы защиты своего недостроенного замка.
  При этом Шевалье рассуждал так: уж коли, Ярославцевы пожертвовали во имя спасения отряда не только собой, но и своими детьми, то им - гордым французам, сам Бог велел постараться превзойти их в столь благородном порыве.
  Конечно, де Базиде принимал столь непростое решение отнюдь не с бухты-барахты! Подобное безрассудство могло иметь весьма плачевные результаты. Ведь теперь под его крылом находилось все младшее поколение планеты, и груз ответственности обязывал не пороть горячку, и ни в коем случае не поддаваться на сиюминутные душевные порывы. Поэтому Мишель заранее просчитал все возможные риски, да и Зея твердо заверила его, что в этот раз она предпримет самые строжайшие меры безопасности, и не допустит никаких вторжений извне, и уж тем более загадочных исчезновений. Планета - Призрак только попросила собрать всех оставшихся поселенцев в одном, хорошо защищенном месте.
  Мишель, недолго думая, предложил ей свое родовое гнездо и назначил старшим Михаила Дормидонтова.
  Инфраструктура французского поместья к этому времени была настолько развита, что вполне могла прокормить и большее количество едоков.
  И Мишель и Булгакова, во избежание серьезных психических травм решили оставить самых маленьких колонистов в неведении по поводу печальной судьбы их родителей и преподнесли вынужденный переезд, как обычные познавательные сборы.
  Детей с помпой разместили во дворе замка, в надувных палатках и снабдили достаточным количеством продуктов и игрушек.
  Елена Викторовна торжественно открыла этот вынужденный "Праздник непослушания" и высказала надежду, что к возвращению пап и мам маленькие хозяева и хозяйки обязательно порадуют их своими новыми достижениями.
  Совершенно по-другому обстояли дела на астероидной военной базе. Молодежь там была уже обстрелянная, и объяснять ей "что почем", не имело смысла. Веселова и Гаврош ограничились лишь тем, что "заинструктировали до слез" этих маленьких солдатиков, и те безропотно заступили на свое первое боевое дежурство.
  
  
  
  Экипажу крейсера не нужно было повторять дважды. Как только Ольга примерила свой первый интернатовский комбинезончик, ее сразу же вдолбили в голову одно неукоснительное правило: в бою побеждает тот, кто беспрекословно и качественно исполнит любую команду своего начальника.
  Правда, де Базиде не рискнул возглавить спасательную экспедицию, спихнув это хлопотное дело на госпожу Булгакову, и на данный момент являлся для Белошвейки лишь только старшим по воинскому званию, но неспроста, же он отважился отдать боевое распоряжение в столь критический для всей операции момент...
  Поэтому, не задавая лишних вопросов, и не пытаясь самостоятельно разобраться в ситуации, Веселова провалила машину почти в вертикальном пике и очертя голову понеслась к висевшему внизу буксиру.
  Когда она практически припечатала свой борт к его обшивке, то успела потерять один движок, а четыре сквозных пробоины привели к полной разгерметизация звездолета.
  - Метко кладут сволочи! - для порядка ругнулась Белошвейка, искренне радуясь, что осталась живой и невредимой.
  Гаврош активировал свою вторую статуэтку, и теперь все четыре корабля оказались защищены его хваленым революционным изобретением.
  Девчата едва успели перевести дух, как вокруг них разыгралось настоящее светопреставление.
  Не менее десятка лучевых трасс, непривычного ярко-оранжевого цвета, пытались под разными углами пробить так своевременно выставленный экран.
  - Хотела бы я знать, кто же по нам так плотно лупит?! - в сердцах выкрикнула Булгакова, закончив латать пробоины и выравнивать давление в поврежденных отсеках.
  - Отстрой бортовой сонар на частоту четырнадцать целых, восемнадцать сотых, и готовь свои пусковые к залпу. Для начала попробуем их, как следует пугануть. - Гаврош спеленал себя антиперегрузочными ремнями, прекрасно понимая что, если его план по каким-то причинам не сработает, им придется ой-ей-ей как не сладко.
  - Есть, мой лейтенант! - Елена совершенно спокойно признала его главенство и занялась настройкой сонара.
  Сначала цели проступили нечетко. Затем, после более точной доводки всех параметров, их разрешение стало настолько качественным, что она не утерпела и сделала несколько снимков, намереваясь занести их в полетный каталог.
  Обнаруженные корабли имели настолько нетрадиционную форму, что не подлежали классической индификации. Вдобавок ко всему их странные контуры, акустические и тактико-технические характеристики не были описаны ни в одном боевом справочники.
  Более того! Они на девяносто девять процентов поглощали радиоволны, что делало их практически невидимыми в обычных поисковых диапазонах.
  Булгакова максимально увеличила изображение и немного оторопела. Звездолеты внешне очень сильно походили на морских осьминогов с четырьмя хорошо развитыми щупальцами. Они легко перемещались в пространстве и через равные промежутки времени изрыгали из центра смертоносные лучевые импульсы.
  Но Елена Викторовна была стреляным воробьем, которого уже не раз пытались провести на мякине. Поэтому она даже не стала сомневаться в том, что ее атаковали обычные боевые корабли, прикрытые, для введения противника в заблуждение, простейшей маскировочной голограммой. Ведь не одно живое существо не могло перенести жесточайшие космические условия без дополнительной защиты.
  Однако вскоре она поняла, что времени для дальнейших размышлений у нее не оставалось! Постепенно плотность огня со стороны атакующих возросла настолько, что все четыре подконтрольных Ангелам звездолета пришли в беспорядочное движение от непрерывно бьющих в их защиту высокотемпературных лучевых трасс.
  - Правый, левый борт, орудия пли! - сама себе скомандовала Булгакова и с остервенением вдавила обе гашетки.
  Ракеты, юркнув из пусковых контейнеров, послушно устремились к вражеским кораблям.
  Те, резко прекратив огонь, с завидным проворством, бросились врассыпную, пытаясь столь простейшим маневром дезориентировать головки самонаведения и минимизировать последствие огневого контакта.
  Хотя произведенный залп и достиг своих целей, улизнуть не удалось никому, видимых повреждений этот первый массированный налет так и не нанес.
  - Ну, я вам сейчас покажу! - взвыла до предела раздосадованная девушка и немедленно начала подготовку ко второму пуску.
  - Викторовна?! Не пори горячку! Лучше перепрограммируй следующую атаку и шваркни всем боезапасом по одному из кораблей. Уверен, это должно сработать! - Не замедлил внести корректировку де Базиде.
  - Есть сер! - азартно потерла ладони Булгакова и уже через пятнадцать секунд вновь разрядила контейнеры.
  Как и предполагал француз последствия одновременного попадания оказались плачевными. Уже на четвертой секунде звездолет противника растекся ослепительной световой кляксой и, быстро угаснув, исчез навсегда.
  Остальные, замерли на какое-то мгновение и, тут же без следа растворились в Космосе.
  - Ну, ничего себе! - выдохнула, сраженная на повал их внезапным исчезновением, Булгакова. - Ребята, вы это видели?
  - Не расслабляемся бойцы! Не теряем бдительности! Они еще могут вернуться! - заверещал сотрясаемый нервной дрожью де Базиде. У него, как всегда, по окончанию боя, случился обычный "зверский отходняк".
  - А вот я в этом глубоко сомневаюсь. - Подала голос молчавшая до сих пор Веселова, а Елена и вовсе потребовала от поджавшего хвост "Главкома":
  - Мишель, будь ласков, сними на пару минут защиту, я быстренько смотаюсь на место уничтоженного мной звездолета и проведу забор проб для последующих лабораторных исследований.
  - Только через мой труп! - категорически заявил резко пришедший в себя Горбоносый. - Я не собираюсь рисковать успехом всей спасательной миссии ради каких-то паршивых образцов.
  - А ну закрой рот и делай, что я сказала! - угрожающе потребовала Булгакова. - Забыл кто у нас сегодня старший по воинскому званию.
  - Да кто ты такая, чтобы указывать мне? Сама в отряде без году неделя...
  - Ша! Подожми свой крысиный хвост и помалкивай! - Шарлота залепила супругу смачную затрещину, но и Булгакову не оставила без внимания: - Советую и тебе придержать коней Елена Батьковна! То ты вроде командуешь, а как запахло протухшим маринадом, так сразу в кусты. Не спорю, мой благоверный не командник, а классный спец, но сейчас он прав, и баста!
  - Мальчики, девочки, а давайте мы не будем ссориться. - Придурковато просюсюкала Веселова голоском пятилетней девочки, пытаясь шуткой разрядить накалившуюся обстановку. - Там в холодненьких, сломанных ванночках лежат голенькие дяденьки и тетеньки, готовые вот-вот отбросить свои израненные копытца. А мы здесь, - в ее голосе зазвенел металл, - продолжаем, как последние придурки, погонами друг перед дружкой мериться!
  Сказанное возымело действие и они не стали больше перепираться, а единодушно решили бес промедления приступить к продолжению спасательной операции.
  Через час упорной возни и изредка проскакивающих матов, в основном со стороны нетерпеливого француза, им удалось-таки пристыковать буксир к сухогрузу.
  Аварийный модуль, как и все остальное оборудование торгового судна, тоже оказался поврежденным, и Мишелю ничего не оставалось, как выйти в открытый космос и, с помощью молотка, мезонной горелки и "парижской матери", привести его в рабочее состояние.
  Только после этого шлюзовой люк наконец-то был открыт.
  Вадим Леонидович бес промедления встал на его обрезе и, перекрыв все пространство своей тучной фигурой, на всякий случай выдвинул вперед ствол крупнокалиберного лучемета.
  В глубине стыковочного модуля, с правого бока, тут же неуверенно нарисовалась упакованная в бронесферу голова француза.
  Они около минуты пристально смотрели друг, другу в глаза, затем Гаврош поднял прозрачное забрало, на всякий случай втянул ноздрями воздух и, окончательно успокоившись, с неподдельным сочувствием поинтересовался у измотанного до предела врача:
  - Ну, как вы здесь, Вадим Леонидович?
  - Вашими молитвами, уважаемый! Исключительно Вашими молитвами!
  - Ты "волыну" то свою, хотя бы в сторону отверни. Помощник смерти. Мало ли... А то ведь и палка раз в семь лет стреляет. - Немного распушил пощипанные перышки француз, при этом, продолжая опасливо коситься на лучемет.
  Майор демонстративно разрядил оружие и, от избытка чувств, бросившись вперед, заключил Горбоносого в свои крепкие объятия.
  
  
  
  Глава 5
  Все тайное, когда-нибудь становиться, явным
  
  - Йо - хо - хо, парниша! Почи-ка ты с миром!
  Фабио с наслаждением вогнал в сердце своего подопечного раскаленный добела вертел, а когда тот, последний раз, дернувшись в агонии, безжизненно обвис, и вытянулся почти до пола, с сожалением отложил в сторону свой инструмент, и удовлетворенно присел на заранее приготовленный табурет.
  Сегодня душа палача, как ни странно, светилась и пела от избытка положительных эмоций. Давненько он не пребывал в таком вот приподнятом настроении.
  Тугой, проникающий всюду, звон "Временного колокола" оповестил на славу потрудившихся обитателей Подземелья об окончании рабочего дня.
  Фабио, постанывая от удовольствия, выпил целый ковш студеного кваса и, гордо развернув свою впалую грудь, поковылял за остальными Инквизиторами в направлении выхода.
  Сегодня, к неописуемой радости, он выдавил Ярославцева до последней капли, чем заслуженно снискал одобрение у Главного подвального смотрителя. Тот при всем честном народе похвалил его за проявленное усердие и назидательно поставил в пример.
  Фабио раболепно согнул и без того горбатую спину и, смущенно пролопотав:
  - Рад стараться Ваша Низость! Мы и не таких гордецов обламывали. - Почувствовал себя самым счастливым Инквизитором в Преисподние.
  Как только последний служащий Подземелья покинул пыточный зал, огромные кованые двери тут же были заперты Главным смотрителем и многотонная, стальная решетка, сплошь усыпанная отравленными шипами, медленно опустилась снаружи, наглухо перекрывая вход.
  Два Огненных мечника, презрительно лязгнув латами, приняли ее под охрану. Ведь в мире вечного ужаса не существовало более неподкупного и бдительного караула! Выше них в сословной иерархии этого мрачного общества стояли только Огненные всадники, ведавшие поиском и уничтожением вероотступников и личных врагов Его Высочества - Князя Тьмы.
  А тем временем в самом подвале наступила долгожданная тишина.
  Истерзанные трупы заключенных еще некоторое время продолжали бесшумно покачиваться, развешенные на крюках, но вскоре и они были вынуждены успокоиться в ожидании следующего дня.
  Постепенно полночь вступила в свои законные права, и ничто уже ни нарушало этот веками отлаженный покой...
  Вдруг в одной из жаровен затеплилась едва различимая искорка.
  Когда она разгорелась до размеров женского ноготка то, резво выпрыгнув из остывшей чаши, маленькой кометой пронеслась по спертому воздуху и замерла возле трупа, угадайте кого? Ну, конечно же, капитана Ярославцева.
  
  - Давай братишка! Не ленись! Ползи быстрее на свет у нас очень мало времени.
  Костя, так толком ничего и не понимая, продолжал с трудом продираться через липкий черный туман, ориентируясь на этот очаровательный и дрожащий от волнения голосок.
  Однако вскоре он настолько выбился из сил, что к своему стыду уже был готов с воплем:
  - Да, не пошли бы вы все - в пим дырявый?! - распластаться в этом тягучем мареве и, плюнув на все, преступно "щемануть как следует на массу". Ведь, реально он не спал в Преисподнии уже целую вечность!
  Внезапно ослепительный свет озарил его истомленную пытками душу и Ярославцев, хвала небесам, вполз в некое подобие большого молочно-белого пузыря.
  И тут же, словно повинуясь благородному порыву доброй волшебницы, непреодолимое притяжение черной дыры, резко ослабило свой гнет и позволило ему с легкостью воспарить в центре этой божественной сфере.
  То, что затем возникло из пустоты, слегка обескуражило капитана и заставило поверить в реальность всего происходящего. Напротив, с характерным звуком рвущейся копировальной бумаги, материализовалась молодая, симпатичная девушка, с пропорционально сложенной фигурой и большими, выразительными глазами.
  В следующее мгновение она, словно кадровый военный, заложила, за спину руки, и расставила ноги на ширину плеч.
  На ее смуглом скуластом лице, не угадывалось никаких эмоций. Даже косметика отсутствовала как таковая. Но, не смотря на свою суровость, она продолжала оставаться женщиной, и короткая стрижка густых вороненых волос весьма удачно подчеркивала очарование ее маленьких сексуальных ушек. Без серег и клипсов они, все равно, были настолько притягательны, что вполне бы могли послужить причиной для очередной "Одиссеи", или небольшой феодальной войны.
  Незнакомка предстала перед ним в темно-коричневом штурмовом комбинезоне, с аккуратно закатанными рукавами, без каких либо знаков различия, кроме, шитого золотыми и серебряными нитками, шеврона, который загадочно поблескивал на ее левом предплечье.
  Костя, не тая любопытства, демонстративно напряг свое, и без того, стопроцентное зрение и... Не смог удержаться от восклицания.
  Распятый на гарде сломанного меча, окровавленный белый ангел очень эффектно блистал в обрамлении черного бархата, красноречиво призывая к немедленному отмщению.
  Однако Константина больше поразило не то, каким способом его изготовили, а с какого перепуга, кто-то посмел нацепить на свой рукав эмблему ЕГО подразделения!
  - Не шелести братишка, береги силы и слушай меня внимательно. - Певуче, с еле уловимым акцентом потребовала незнакомка, не меняя позы. - Ты сможешь вырваться из Подземелья, если научишься блокировать боль. А это не так сложно, как кажется. Твоя ошибка заключается в том, что каждый раз ты пытаешься использовать для этой цели отрицательные эмоции, в основе которых лежит чувство патологической ненависти к принцессе Ли. Оно, конечно, помогает тебе выжить в Аду, но в этом случае клин не вышибается клином. Тебе удастся полностью забыть о боли только при помощи собственного положительного потенциала. Когда же эта задача станет реально выполнимой, не стоит расслабляться. В условиях величайшего тяготения черной дыры тебе придется заново научиться управлять своей Душой. В обычном мире подобные трансформации не представляли для тебя особой сложности и не требовали больших усилий, однако, здесь все обстоит совершенно по-другому. Поэтому постарайся любыми способами вернуть свое сознание в прошлое. Когда-то отец успел вложить в тебя некоторый объем необходимой информации. Сделай все, чтобы как можно быстрее встретиться с частичкой его сознания. На свете есть всего три места, где ты сможешь сделать это. Если все получится, и тебе, в конце, концов, удастся полностью блокировать боль, а так же заново научится управлять своей Душой, Фабио уже не сможет извлечь ее из тела. Ей будет достаточно небольшого фрагмента твоей истерзанной плоти, чтобы зацепиться за нее и не оказаться втянутой в энергетическую ловушку. Как только это произойдет, затаись, дождись окончания рабочего цикла и закрытие Подвала. Затем, слабыми энергетическими толчками перемести себя в Хранилище клонов, на это тебе должно хватить силенок, найди свой ряд и вселись в одного из них. Там этого добра - как грязи. После, сумей вырваться на поверхность одной из ближайших населенных планет, и наделай там такого шума, чтобы о твоих похождениях стало известно Князю Тьмы.
  - Зачем ты помогаешь мне?
  - Затем что ты - один из нас! И самое последнее. Я активировала в тебе такие способности как ментальный удар и телепатическое сканирование, а так же сняла промежуточную блокировку с регенеративных возможностей тела. А вот силовую воздушную волну я трогать не стала. Видно при программировании произошел сбой, и блок сработал лишь частично. Поэтому подсознание, нащупав в нем брешь, помогло тебе вспомнить этот боевой навык самостоятельно. Извини, что не провела эту процедуру раньше. Но иначе было нельзя! Ты стал бы сильно отличаться от обычного человека и мог бы неосознанно погубить наш совместный план на его начальной стадии. Да и на принцессу Ли мы бы не вышли так скоро. А теперь прощай, братишка.
  Видение исчезло, и Ярославцев вновь оказался зверски распятым на пыточном столе.
  - Ну-с, что у нас на сегодня на закуску: свиная отбивная, или приправленный специями цыпленок табака? - Фабио вожделенно пощелкал перед его носом острыми как бритва секаторами.
  Костя как всегда промолчал, но на этот раз, не стал готовиться к пытке. Он просто расслабил все мышцы и, до зубной ломоты, попытался напрячь пока еще блуждающее в потемках страха сознание.
  Оно откликнулось только после третьей попытки и, со скрипом убитой нерадивым хозяином телеги, начало выкатываться на белый свет.
  Ярославцев, в легкой растерянности немного пометавшись по прошлому, вдруг необычайно ярко вспомнил финальный номер прощального отрядного концерта, который состоялся перед самым убытием Ангелов в эту проклятую экспедицию. Ведение всплыло в его сознании настолько отчетливо, что у капитана непроизвольно сложилось устойчивое впечатление, своего повторного присутствия на нем.
  Тогда, под самый занавес этого традиционного мероприятия, совсем недавно набранный, детский хор с упоением исполнил "Реквием" Амадея Моцарта. Исполнил его так, что многие из Ангелов не устыдились слез, да и сам Ярославцев едва не разрыдался от переполнивших его чувств.
  Теперь всплывшая из подсознания музыка и пение детских голосов тихо зазвучали в нем и позволили полностью отгородиться от окружающей действительности. В памяти особенно четко проявился Ратибор, одетый в парадную форму офицера Космической пехоты... Он бережно и трепетно дирижировал ими, этими безгрешными, невинными и большеглазыми "Почемучками", желавшими, во что бы то ни стало своим искреннем старанием хоть немного скрасить горечь последних минут перед неизбежным расставанием с родителями...
  Боль от вогнанного под коленную чашечку штыря рванула в наступление. Однако Костя в этот раз не постеснялся и заорал так, что всерьез напугал растерявшегося от неожиданности Фабио.
  - Ага-а-а! - опомнился тот и, в восторге, бросив молоток, хлопнул себя по приплюснутому затылку. - Заверещал, мой птенчик. Вы слышали?! - радостно обратился он к остальным Инквизиторам. - Мой птенчик наконец-то заверещал.
  Заплечных дел мастера сделали вид, будто бы их это, совершенно не касается, и разозленный горбун с удвоенным рвением набросился на свежее тело заключенного.
  Но на сегодня его везение почему-то закончилось. Уже через час он выбился из сил, несколько раз изошел потом, и даже был вынужден смотаться в клозет. От злости у неудачника резко подвело живот, и открылась проливная, кровавая, диарея.
  Палач, тихонько выл от бессилия! Он возненавидел Ярославцева настолько, что был готов одними зубами загрызть его до смерти.
  А капитан, тем временем, не смотря на все его ухищрения, как заговоренный продолжал молчать и отрешенно пялиться в закопченный и забрызганный кровью потолок.
  Приступы боли продолжали рвать сознание на части, но они уже не могли превратить его в стонущее, безвольное животное. Он перестал их бояться и постепенно начал брать под контроль.
  Реквием с каждым повторением звучал в его сознании все сильнее и сильнее. Казалось, дети поют только ради него и своей чистейшей, безгрешной энергетикой распределяют всю его боль между собой.
  Почуяв, что все это добром не кончится, к столу приблизился Главный подвальный смотритель. Он немного понаблюдал за паническими потугами горбуна и потребовал в приказном тоне:
  - Добивай его Фабио! Клиент просто "закостенел". Такое иногда случается. Сегодня явно не твой день. Возьми отгул и немного отдохни. Завтра мы вместе перезагрузим этого упертого птенчика и посмотрим, что он нам запоет.
  Осрамленный Инквизитор растерянно посмотрел по сторонам. Однако остальные мастера, почему то в этот раз не злорадствовали, а наоборот скупыми и сочувственными жестами попытались ободрить коллегу по цеху.
  Шепча проклятия, тот вырезал у Константина сердце и, слегка подсмолив его в жаровне, сожрал полусырым и горячим, глотая большими кусками, словно оголодавший пес.
  
  - Ты непростительно сглупил сынок. Зачем ты спровоцировал своего палача? Нужно быть дальновиднее и хитрее. Если завтра ты вдруг снова отважишься демонстрировать свое полное безразличие к его титаническим усилиям, Главный подвальный смотритель может заподозрить неладное и тогда, он однозначно прибегнет к частичному перепрограммированию твоего сознания. А эта неприятная процедура, как пить дать, отбросит тебя на несколько месяцев назад.
  Напротив Ярославцева, за гостевым столом, в доме, где у него когда-то состоялось его первое свидание с Зеей, сидел ничем не примечательный молодой мужчина.
  Так случилось, что Костя, по ее настоятельной просьбе, сохранил в тайне всю информацию о существовании своего фамильного особняка. Да и сама Планета - Призрак настолько тщательно оградила это место естественными препятствиями, что не посвященному или случайному человеку не представлялось возможным отыскать его среди непроходимых зарослей дремучего таежного бурелома.
  И видно поэтому, в своих вынужденных путешествиях по прошлому, он оказался именно здесь - в родительском доме.
  Прибыв на это виртуальное свидание, Ярославцев, не смотря на демонстрируемое спокойствие, чувствовал себя здесь весьма напряженно и скованно. И причиной тому являлась некоторая разница в их возрасте. Константин надеялся увидеть умудренного и убеленного сединами мужа, а его собеседник оказался не только младше, но даже и меньше ростом...
  Да! Между ними действительно просматривалось поразительное сходство, и это обстоятельство пока удерживало капитана от язвительно-ядовитых реплик, которые он успел непроизвольно накопить за время вынужденного прозябания в Преисподнии.
  Поэтому он больше слушал и меньше говорил, выжидая удобного момента.
  Нет! Он не испытывал безграничное уважение к сидевшему напротив него родственнику. Кое, какие противоречия очень болезненно терзали его самолюбие, а чувство обиды, в основе своей, перешедшее из детства, не позволяло забыть про все и, со щенячьим визгом, броситься в родительские объятия.
  Лимонно-желтое, шелковое кимоно, обычного, не бойцовского покроя, сидело на нем, слегка мешковато. Длинные русые волосы были, гладко зачесал назад и завязаны в гордый самурайский хвостик. Больше никаких изысков или бросающихся в глаза мелочей его предок, своим обликом, не демонстрировал.
  Была ли эта естественная простота, или отец намеренно прикидывался серенькой посредственностью, чтобы усыпить его бдительность? Ответ на этот вопрос оставался для Кости неразрешимой загадкой.
  Пока они беседовали, Ярославцев так и не смог определить: есть ли у него оружие? Свободный покрой одежды не давал ему не единого шанса, для каких либо однозначных утверждений.
  За время их, пока еще короткого, общения этот, ни чем не примечательный господин, вел себя по-хозяйски раскованно, естественно, и ни как не старался подчеркнуть своего превосходства.
  Он не читал нравоучений, не давил морально, не повышал голоса, он просто говорил, но делал это мягко, спокойно и самое главное убедительно.
  - Послушайте въюноша. - все же не вытерпел капитан и задал свой самый наболевший вопрос: - Если вы и, правда, мой отец и все это время желали мне только добра, то где вы были раньше, такой заботливый и сердобольный?
  - Увы! Причина здесь одна. - Не замедлил тот с ответом. - Мы знали тебя совсем недолго. Прошло всего две недели, как Светлана разрешилась тобой, а потом начались глобальные, не зависящие от нас, изменения, которые оказали такое разрушительной влияние на дальнейшее развитие всей нашей Цивилизации. - Его предок на несколько секунд задумался, явно борясь с нахлынувшими из прошлого воспоминаниями, а затем решительно тряхнул головой, и продолжил. - В то время мы долго спорили, но ни как не смогли убедить Апостолов не запускать их роковой проект под романтическим названием "Великое откровение". Они все равно не послушали нас и сделали это, фактически выпустив озлобленного, неуправляемого джина из бутылки, который не замедлил устроить им "Мгновенное порабощение Душ". Хотя, большая часть из числа этих циничных материалистов и безоглядных прагматиков была готова к подобному сценарию и, наивно претендуя на бессмертие, сознательно слилась с этим безжалостным энергетическим чудовищем. Однако их авантюрный шаг, впоследствии отразил на нас и привел к таким ужасающим последствиям, что их не могли предсказать даже самые убежденные пессимисты! Вскоре между нашими цивилизациями вспыхнула война. Война до полного истребления. Война, которую мы бездарно проиграли и оказались поглощены ненасытной утробой этого прожорливого монстра. Тебе, наверное, будет очень интересно узнать, кто сейчас охраняет его мнимый покой?
  - Я знаю, - блеснул своей осведомленностью Ярославцев, - моя новая знакомая - принцесса Ли?
  - Верно сынок. Самое парадоксальное, что именно с твоей помощью она уже не только примерила монаршую корону, но и пристегнула к своему золоченому пояску тяжелую связку ключей Главной привратницы "Великого откровения". Извини, кажется, я отвлекся ... Так вот, когда большая часть Ангелов красиво, гордо, но бестолково погибла на полях сражений, и наше поражение стало неизбежным, оставшиеся в живых решили спасаться бегством. Правда, среди нас нашлись и те, кто отважился до последнего защищать руины своей некогда Великой Империи. И это им вполне бы удалось! Апостолы к тому времени тоже оказались сильно обескровлены и не способны вести крупномасштабные десантные операции. Мы же, перейдя к тактике партизанской войны, постепенно подкапливали ресурсы и, изматывая противника мелкими уколами, готовились к решающему контрнаступлению. Неизбежность поражения не только сплотила нас, но и заставило в корне пересмотреть свое отношение к методам ведения космических войн. Мы поняли что, правда, должна быть рослым молодцем с большими, увесистыми кулаками, а не стонущей от бессилия, пускай и премудрой старухой, раболепно подставляющей под удары свои отвисшие щеки. Но самое главное, наши разведотряды уже вот-вот должны были обнаружить местонахождение "Великого откровения". Однако в самый ответственный момент, когда победа казалась уже близкой, нас предал самый надежный союзник - наша планета. Она, позабыв, о своем божественном предназначении, как простая смертная, испугалась за собственную жизнь и, низвергнув из недр океаны лавы, уничтожила наш последний, с таким величайшим трудом накопленный, людской потенциал. Как выяснилось позже, Апостолы пригрозили испарить ее, если бы она не согласилась их условия. В те времена Мир еще не был настолько ожесточен, и подобные действия приравнивались в обоих враждующих лагерях как минимум к святотатству. Но, как ты знаешь, в уличной драке побеждает не самый сильный, а тот, кто не боится убивать. И даже сейчас, будучи безраздельными хозяевами двух Вселенных они, довольно часто позволяют себе эти мерзкие и антигуманные акции, беззастенчиво уничтожая непокорные планеты вместе с их населением. Превращая в космический пепел тех, кто по каким-то причинам успевает прозреть, и пытается самостоятельно выбрать свою судьбу.
  Тогда же, после кошмарного планетарного Апокалипсиса спастись удалось немногим. В их числе оказался ты, и восьмилетняя Алиша - твоя старшая сестра. Последним представителям Цивилизации Ангелов удалось тогда укрыться в Заповеднике. Это место всегда считалось неприкасаемым, и это правило не подвергалось пересмотру ни при каких обстоятельствах.
  Однако единожды переступившие закон и вкусившие крови уже не хотели останавливаться ни перед чем. Апостолы, переименовав себя в Фолаксов, стали готовить вторжение на священную территорию Заповедника, и только прямое вмешательство Великих Творцов, подкрепленное угрозой полного уничтожения наших миров, заставило их отказаться от своих намерений. Благодаря столь принципиальной позиции наша Цивилизация избежала унизительного рабства и тотального истребления.
  Алиша оказалась одной из тех, кто возглавил этот вынужденный исход, впоследствии прозванный "Большим". Очень скоро она, отколовшись от остальных, основала со своими единомышленниками Боевой орден, приспособив под эти цели, небольшую астероидную колонию, о существовании которой до сих пор не ведает ни одна живая душа во всем Внеземелье. Алиша лично занималась твоим воспитанием, вплоть до совершеннолетия, пока у вас обоих не родился "грандиознейший план". Не впадай в скепсис сынок, неверие Ангелу не к лицу! - одернул Ярославцева отец, видя как стремительно у того портиться настроение. - Она настолько сильно любила и любит тебя, что сумела, вопреки всем мыслимым законам природы, прорваться в неподконтрольное нам измерение, и разыскать твою Душу на дне самого Ада.
  - Стоп! - Костя вскинул вверх руки и пошел ва-банк. - А начнем-ка мы плясать от печки. Если ты и мама мертвы, точнее сказать полностью поглощены "Великим откровением", то с кем я сейчас разговариваю?
  - Со своим прошлым мой маленький несмышленыш. А если конкретно, то с частичкой моего сознания записанной на годичных кольцах этого древнего стола, который когда-то изготовил твой дед, большой мастак на подобные, скрытые от посторонних глаз, сюрпризы. Алиша, еще до твоего первого появления, побывала здесь с целью корректировки и дополнения моей записи. Ты, между прочим, тоже можешь оставить небольшое послание своим потомкам. "Ловцы душ", то бишь фолаксы, пока еще не научились их находить и обезвреживать. Если вдруг повезет, и ты сумеешь вернуться на Планету-Призрак, не поленись и поищи, пожалуйста, эти секретные записи нашего бородатого ворчуна. И еще, обязан, тебя предупредить. Я обычная одноразовая запись, без возможности повторного воспроизведения. Поэтому, прежде чем задавать вопрос, хорошенько подумай о его содержании.
  - Обожди, не грузи! - вновь запротестовал Ярославцев. - Я сейчас совершенно не готов осмыслить все сказанное тобой. Тем более что ты намеренно апеллируешь такими терминами, о значении которых мне приходиться только догадываться. И вообще, почему я должен безоговорочно верить тебе? Ведь госпожа Зея рассказала мне совершенно другую историю.
  - Госпожа Зея? - Призрак ни как не проявил своих эмоций. - Между прочим, это она и предала нас в самый ответственный момент. В том числе и из-за нее мы проиграли свою последнюю войну. Я знаю, что сейчас она, устав от угрызений совести, решила с твоей помощью поиграть в добрую, заботливую хозяйку и хоть немного реабилитироваться в собственных глазах. Но ее очаровательная попочка слишком мала, чтобы сразу умаститься на два стула. Рано или поздно фолаксы возьмут ее за горло и заставят уничтожить твоих бывших сослуживцев вместе с семьями и детьми.
  - Мне трудно поверить тебе на слово. И я совершенно не стремлюсь к этому.
  - А у меня нет ни времени, ни полномочий спорить с тобой. Да и "резанули" меня совершенно для других целей. Ты ведь пришел узнать, как можно быстро научиться управлять своей Душой в условиях непреодолимого тяготения черной дыры?
  - Отец! - Внезапно полностью отошел от темы Константин. - Назови мне, пожалуйста, свое настоящее имя. Со всем остальным я уж как-нибудь разберусь самостоятельно.
  - Господи, как же ты непредсказуем. А я то, старый пенек, думал, что ты заинтересуешься и вытянешь из меня все имеющиеся сведения и про "Великое откровение", и про "Большой исход"...
  - Во-первых, находясь в данный момент в Преисподнии, я не готов их использовать по предназначению! - Довольно резко прервал его капитан. - Во-вторых, ты не сможешь полностью удовлетворить мое любопытство, как бы жестоко это не звучало, но ты жалкая звуковая пластинка с ограниченным и запрограммированным интеллектом. И, в-третьих, сначала мне нужно вырваться из притяжения черной дыры, затем попытаться разыскать свою сестру, а уж она-то мне все как следует, разжует и разложит по полочкам. Поэтому, если хочешь, чтобы мы расстались друзьями, будь добр назвать мне свое настоящее имя.
  - Роберт Оверлайн. - Коротко ответило изображение.
  - А теперь, мое настоящее имя.
  - Мы так и не успели тебе его дать. - Впервые паренек проявил хоть какие-то эмоции, виновато опустив глаза.
  - Замечательно! Ты просто не представляешь, папа, как погано осознавать это на протяжении всей своей сознательной жизни. Чувствовать себя сперва полусиротой, потом получеловеком, а когда понимаешь что ты вообще - НЕПОНЯТНО КТО, хочется волком выть от обиды! А в это время все, кому не лень сочувственно охают вокруг тебя, а когда узнают про сверхъестественные способности, то и вовсе пытаются попользовать в своих шкурных интересах... Ты знаешь папа? А ведь Сергей Александрович Ярославцев мне как-то ближе... Роднее... Я с детства, как слепой щенок, тыкался по миру в надежде отыскать Вас...
  - И все-таки Алиша непревзойденный гений! - Теперь и призрак отца, развернувшись на все сто восемьдесят градусов, начал уходить от обсуждаемой темы. - Насколько реалистично и талантливо она сумела отработать легенду для прикрытия, и заблокировать твое подсознание... Все! Хватит размазывать сопли по столу. Через пять минут в Преисподнии начнется очередной рабочий цикл. Защищать свое сознание от боли ты уже научился. Это первый шаг. Теперь попробуй сконцентрироваться и, за несколько мгновений до своей биологической смерти, покинуть тело. Как только горбун поймет, что в очередной раз досрочно ухайдакал тебя, то втихаря от Главного подвального смотрителя активирует на несколько секунд специальную ловушку. Преодолеть ее притяжение очень сложно. Успей вновь втиснуться в свое мертвое тело и замри, притворившись сто процентным жмуриком. Фабио, чтобы окончательно не ударить в грязь лицом, будет делать вид, что продолжает пытку. Ты должен выдержать истязания, ни пикнув, и не дернув при этом ни единой мышцей.
  - Понятно! А дальше?
  - Выполняй все советы Алиши. Вырвись из Подземелья на поверхность ближайшей планеты, а там как в реальном бою: коли, вали, стреляй... Короче используй на полную катушку весь тот потенциал, который ты сумел накопить за время службы в Космической пехоте. Удачи тебе сынок! - Изображение хлопнуло ладонями по столу и исчезло.
  - Спасибо отец! - искренне поблагодарил его Ярославцев, и в который раз поперхнулся спертым воздухом пыточного Подвала.
  Рядом с ним стоял угрюмый, и до предела сосредоточенный Фабио.
  Его сгорбленная фигура и решительный взгляд не сулил нечего хорошего.
  - Здорово, конек - горбунок! С чего это ты так напыжился? Того гляди, лопнешь и забрызгаешь здесь всех своим вонючим дерьмом! - как можно громче рявкнул Константин.
  Однако Инквизитор хорошо подготовился к неожиданностям подобного рода и, не смотря на дружный гогот, донесшийся со всех сторон, спокойно приступил к выполнению своих обязанностей.
  Его помятая и бледная физиономия позволяла утверждать со стопроцентной гарантией, что в последние восемь часов он, по какой-то причине, так и не смог донести свою голову до подушки.
  И действительно всю прошедшую ночь этот трусливый недомерок занимался только тем, что усиленно шевелил мозговыми извилинами, скрупулезно обдумывая любой из возможных вариантов сегодняшней пытки.
  Обратиться к кому ни будь за советом, у него не хватило смелости. Слишком малым был его рабочий стаж и авторитет среди большинства подвальных мастеров. Идти в библиотеку тоже не имело смысла, в этом мире он не умел ни читать, ни писать. В общем, хочешь, верь, а хочешь не верь, но его дальнейшая карьера теперь всецело зависела от того, как поведет себя распятый на столе Ярославцев.
  - Эх, вот ведь незадача?! - обречено поплакался Фабио самому себе в потную жилетку. - Куда ни кинь, везде клин.
  От волнения у горбуна пересохло в горле, и мелко задрожали руки. Он непростительно долго растапливал жаровню, затем по несколько раз перекладывал с места на место свой инструмент и только после повторного окрика Главного подвального смотрителя неуверенно загнал Ярославцеву под ноготь раскаленную иглу.
  Костя, неукоснительно соблюдая наставления отца, не замедлил подыграть своему истязателю. Он резко, и насколько позволил наручник, дернул рукой и тихонько застонал.
  Фабио вздрогнул и от неожиданности, сломал иглу. Затем, опомнившись, грубо, непрофессионально, с противным хрустом, вывернул ему палец.
  Капитан негромко замычал от боли сквозь стиснутые зубы.
  Палач, до конца не веря в обрушившееся на его голову счастье, склонился над пыточным столом и подозрительно уставился на своего непредсказуемого клиента.
  "Ну-ну! Так я перед тобой и раскрылся", - подумал капитан, демонстрируя ему затуманенный, одичавший от пыток взор.
  Но Костя явно недооценил своего подвального опекуна.
  Горбун вновь обрел так нехватавшую ему уверенность в собственных силах и решил сегодня полностью реабилитироваться перед начальством.
  Он очень быстро успокоился и заработал как заправский пыточный конвейер, умело, сочетая раскаленные клещи и заживляющие снадобья, дробильные молотки и восстанавливающие микстуры, острые секаторы и лечебные мази.
  Капитану с большим трудом удавалось блокировать боль и держать свое сознание под контролем.
  Уже ближе к вечеру, к неописуемой радости палача, их осчастливил своим вниманием Главный подвальный смотритель. Внезапно приблизившись, он дружески похлопал Фабио по лоснившемуся от пота горбу, и произнес с нескрываемой похвалой:
  - Приятно видеть, дружок как твои дела снова идут в гору.
  - О да, Ваша Подлость, я стараюсь, я очень стараюсь! - прохрипел пунцовый от натуги Инквизитор.
  Смотритель доверительно склонился к его покалеченному уху и тихо прошептал:
  - Твой личный коэффициент сегодня в два раза превысил норму. Если сумеешь продержать столь высокий показатель, хотя бы месяц, можешь смело надеяться на внеочередное повышение.
  Палач понимающе затряс головой и, с удвоенной энергией, засуетился вокруг жаровни, одной рукой подбрасывая угля, а другой остервенело, нагнетая воздух.
  Ярославцев, конечно же, все слышал.
  Он не смог уловить основной сути их разговора, а скорее почувствовал, что настало время попытаться разыграть свою преждевременную кончину.
  И как только Главный смотритель удалился Костя, почем свет, начал костерить своего распушившего хвост Инквизитора.
  Фабио старался не обращать внимания на эту замысловатую ругань, однако хватило его ненадолго...
  Стоило клиенту начать во все горло обсуждать его физические недостатки как он, не совладав с собой, допустил непростительную ошибку и тот, захлебнувшись собственной кровью, со зловещим бульканьем, испустил дух.
  Палач сперва струхнул, потом, немного придя в себя, осторожно осмотрелся по сторонам.
  Но нет, никто и не заметил его оплошности. Близился конец рабочего цикла. Все были заняты выполнением плана и не следили за тем, что происходит вокруг.
  Тогда он, в нарушение установленных правил, скрытно активировал на несколько секунд энергетическую ловушку, которая вообще-то должна была включаться лично Главным подвальным смотрителем и как минимум на четверть часа, дабы гарантированно зачистить все пространство вокруг стола.
  И снова никто ничего не заподозрил и не забил тревогу...
  Фабио облегченно перевел дух и сделал вид, что занят грубой расчлененкой. Досадная оплошность не смогла испортить его радужного настроения. Вдобавок ко всему, сегодняшней ночью ему предстояло выступить в роли ночного сторожа в Главном хранилище тел. Эта приятная повинность в последнее время постоянно обходила его стороной. Каждую неделю, на подведение итогов начальство с каменным выражением лица лишало неудачника столь желанной привилегии, мотивируя свое решение: "отсутствием должного рвения при выполнении своих служебных обязанностей". А ведь обиженному горбуну было из-за чего переживать! В Хранилище, в специальных, прозрачных коконах ждали своей очереди многочисленные клоны. На некоторые из них, особенно женского пола, можно было любоваться часами...
  Но и только! Потому что нарушить целостность оболочки, и попытаться развлечься с телом какой ни будь симпатичной грешницей, категорически запрещалось. На каждом из них стояло Клеймо Повелителя, особая печать, которую мог вскрыть только Главный подвальный смотритель. Вся остальная самодеятельность приравнивалось к порче казенного имущества, и каралась, без суда и следствия, немедленным понижением в общественном статусе.
  Зато молча, пялится на их прелести, мохнатости и выпуклости никто не запрещал. Случалось, что и у старых мастеров, запытавших на своем веку не один десяток красоток, восторженно разбегались глазища, и обильно капала похотливая слюна...
  Сигнал об окончании рабочего цикла не застал горбатого Инквизитора врасплох. Про себя он уже считал каждую секунду и украдкой поглядывал на огромные песочные часы, выставленные по правую сторону от кресла Главного подвального смотрителя.
  Внутренне возликовав, но при этом, не подав и вида, он, как всегда с дежурным проклятием, разогнул натруженную спину, и устало поплелся в сторону выхода.
  По дороге Фабио мельком глянул на соревновательное табло и с радостью отметил, что его личный показатель немного понизился, но все равно продолжал красоваться на первом месте.
  Горбун с замиранием сердца приложил грязную пятерню к электронному определителю денежного автомата, и тот выплюнул в выдвижной лоток кучку пластиковых жетонов.
  Палач в два приема выгреб их своей лапищей и, не замедляя, хода, ибо остальные мастера нетерпеливо и раздраженно дышали в затылок сегодняшнему "стахановцу", решил их, на всякий случай, пересчитать.
  Все было правильно! Его заработная плата подскочила сегодня в четыре с половиной раза.
  Передовик производства непроизвольно хрюкнул от восторга и бережно ссыпал свое жалование в карман.
  Что ни говори, а на эти деньги он смело мог себе позволить: трехчасовое посещение перворазрядной турецкой бани, эксклюзивный заказ запотевшего бочонка с натуральным пивком в приличном пабе под вожделенную закуску из вяленых морепродуктов, и дешевую уличную проститутку на всю оставшуюся ночь. Соваться в элитный бордель, было рановато, однако если все останется по-прежнему, то через неделю он смело может претендовать на статус его постоянного клиента.
  Горбун только на мгновение представил себе эту радужную и полную счастливых мгновений картину, как тут же едва не пропахал носом от увесистого тычка в спину.
  - Что? На ходу заснул, раззява? - один из многочисленных коллег по цеху бесцеремонно отпихнул его в сторону и, набычившись, продефилировал мимо, демонстративно поигрывая мышцами.
  - Вот вы где у меня скоро будите! - обиженно тявкнул ему в след калека и, с ненавистью сжав свой волосатый кулак, погрозил им верзиле.
  - Помечтай, помечтай... Для таких как ты, это полезно.
  И тут случилось невероятное. Впервые Фабио не проглотил обиду, а с отчаянным криком бросился вперед. Нет, он не стал подленько нападать со спины а, оббежав эту невозмутимую гору мышц, обрушил град ударов на его твердый как камень живот.
  Громилу очень позабавило то, с каким остервенением сие оскорбленное ничтожество пыталось причинить ему боль. В своей прошлой жизни он был успешным цирковым борцом с кучей всевозможных титулов и поэтому, без видимых усилий, сумел перехватить и жестко зафиксировать его слабые ручонки. Затем, на всякий случай, нанес чувствительный удар ногой в пах и брезгливо отшвырнул воющее от боли тело к стене.
  - Лучше добей меня! - истерически взвыл Фабио. - Иначе рано или поздно я найду возможность отомстить тебе.
  - И мстя моя, будет страшна! - презрительно изрек обидчик и окончательно добил его своей любимой репликой: - Запомни, как следует: танки клопов не давят.
  Потом ему стало немного совестно, за то, что вот так, без веской причины втоптал в грязь одного из своих собратьев по цеху, тем более самого слабого и беззащитного. Ведь как ни как, а убогого мог обидеть каждый... Причем без риска быть наказанным. И тогда гора мышц, задумчиво почесав переносицу, проурчало с легким намеком на сочувствие:
  - Сам виноват. Не хрен было кидаться. И вообще, какая муха тебя сегодня укусила?
  - Не твое дело, кусок дерьма! - визгливо ответил калека.
  - Ну, как знаешь?
  Бывший борец развел руками и степенно направился по своим делам.
  А Фабио злобно и бессильно воя, продолжал корчиться от боли на полу. Он так и не смог подняться, и остальные Инквизиторы, проходя мимо, в лучшем случае удостаивали его оскорбительной шуткой, а кое-кто не ленился, и одаривал увесистым пинком.
  Сознание униженного палача немного помутилось, и в этот момент он решил, что с сегодняшнего дня не будет ни каких бань, "пивасика" и публичных домов. Он больше не собирается терпеть подобных унижений и станет откладывать, с таким трудом, заработанные деньги для найма толкового кулачного бойца, который по первой его команде придет и намылит холку этим самоуверенным и зарвавшимся мордоворотам.
  Фабио не первый день околачивался в Преисподнии и прекрасно понимал, что для этого ему понадобиться немыслимое количество денег. Как ни как, а среди его постоянных обидчиков и задирал прочно прописались профессиональные драчуны, которые держались спаянной кучкой и постоянно совершенствовали свое умение в трактирных драках стенка на стенку, или обычных потасовках один на один. И поэтому ему предстояло весьма серьезно потрудиться над тем, чтобы самые авторитетные Инквизиторы начали его бояться, а потом и уважать.
  Однако нет, худа без добра и теперь у него появилась цель. Настоящая цель, ради которой он был готов пожертвовать многим.
  
  
  Глава 6
  Похождения бравого капитана, или несостоявшийся рейд по глубоким тылам противника.
  
  Незапланированная трансформация в собственное тело проходила настолько болезненно, что Константин с величайшим трудом сдерживал рвущиеся на свободу проклятия.
  Обретение плоти было сопоставимо с тяжелыми родами, только в отличие от их классического течения он, если выразиться абстрактно, испытывал двойные муки: как стремящегося к свету младенца, так и истекающей кровью, от множества порывов, матери, у которой, к тому же, это все происходило впервые, да еще и с серьезными осложнениями.
  Когда реальность наконец-то заключила его в свои четкие границы, Ярославцев не стал торопиться, и посвятил свои первые минуты проверке работоспособности и степени чувствительности заново обретенных конечностей. Не хватало еще, оказавшись на полу, беспомощно переваливаться, с боку на бок, не имея возможности пустить в дело свои затекшие и онемевшие чресла.
  Однако дальше медлить было нельзя! Воздуха в клоновой оболочке становилось все меньше и меньше, а тонкий патрубок, присоединенный к нему вместо пуповины, уже не справлялся с многократно возросшим потреблением питательной жидкости. Он был рассчитан лишь на поддержание тела в глубоком коматозном состоянии, и не более.
  Ярославцев аккуратно и почти бесшумно продрал дыру в своей родовой тюрьме и, отсоединив от живота присоску, предусмотрительно завязал ее узлом. Мало ли... Ведь никто не гарантировал ему стопроцентное отсутствие некого контрольного пульта, с бдительным круглосуточным дежурным, который тут же определив подозрительное снижение давления питательной жидкости, запаникует, и решительно объявит тревогу.
  Но, кажется наш капитан, сильно перестраховывался, и значительно переоценил технические возможности этого мира.
  Полностью обнаженный он, в первую очередь, превратившись вслух, терпеливо провел без движений на холодном полу не менее четверти часа, пока полностью не убедился в том, что никто так и не заинтересовался несанкционированной загрузкой его Души в одну из трех десятков хранившихся здесь телесных копий.
  Впервые минуты после своего суррогатного рождения Константин психологически был схож со зверем, выскочившим на белый свет из дремучего, заповедного леса. Он ощущал себя матерым волчарой загнанным охотниками на чужую территорию. Одно только радовало: столь болезненное обретение плоти каким-то образом не только возродило его прежние способности, но и прибавило новые! Потом он вспомнил о разговоре с Алишей и все, сразу же встало на свои места.
  Поэтому перво-наперво он опробовал телепатический навык и с легкостью просканировал находившиеся рядом помещения на предмет наличия оружия, подслушивающих устройств и приборов скрытого наблюдения.
  Вопреки его опасениям окрестности оказались девственно чисты, и это обстоятельство значительно облегчило его задачу.
  Примерно в трехстах метрах за несколькими перегородками он почуял присутствие живого существа. Однако оно стояло неподвижно и пока не представляло дня него угрозы.
  "Ну, что, пехота? Попылили...". - Подумал Ярославцев и хотел, было перед уходом уничтожить все свои оставшиеся копии. Но, еще раз тщательно пересчитав их, решил не испытывать судьбу, и оставить все как есть. Согласно инструкций, полученных от Алиши, шум ему следовало поднимать, только после выхода на поверхность, не раньше. А пока для начала следовало бы разжиться примитивным холодным оружием, и какой никакой одежонкой. Щеголять, потрясая своим волосатым достоинством, он не привык, до сих пор считая себя начитанным и в меру воспитанным мальчиком.
  Проблема с одеждой разрешилась легко и просто. В одном из боковых коридорчиков соединяющих оба, заполненных коконами зала, Ярославцев наткнулся на маленькую, незапертую подсобку, по всей видимости, предназначенную для обслужившего персонала. В ней он обнаружил брезентовые брюки и кожаную безрукавку вполне подходящего размера, а так же металлическую тележку доверху набитую различным уборочным инвентарем.
  А вот с оружием был, натуральный напряг!
  Ничего подходящего, кроме увесистой совковой лопаты он не обнаружил. Метал, был так себе - достаточно мягким и капитан, энергично сгибая и разгибая его, обломал возле самого крепежного кольца. Затем заточил, насколько это было возможно одну из граней уже сломанной лопаты о каменный пол, и ей же заострил деревянный конец черенка.
  Повертев вокруг себя изготовленным посохом, Ярославцев, удовлетворенно хмыкнул и только теперь решил, как следует осмотреться, чтобы после уверенно идти на прорыв.
  
  
  Уже через полчаса он составил полную картину о том месте, где оказался волей судьбы.
  Весь подземный комплекс имел один выход и включал в себя двенадцать одинаковых залов соединенных между собой коридорами с примитивными вспомогательными помещениями.
  Покинуть Хранилище самостоятельно не представлялось возможным. Единственная дверь, ведущая к свободе, тускло отсвечивала ребристой броней, а механический замок можно было взломать только хорошим зарядом взрывчатки или выплавить с помощью мощного боевого лазера.
  Сделав соответствующие выводы, Ярославцев принял решение на взятие заложника, и уверенно начал сближаться с единственным живым существом, перемещавшимся по кругу из помещения в помещение, с которым он раньше так старательно избегал встречи.
  Капитан мог только предполагать, кто это был? Возможно охранник, возможно уборщик... Но наверняка он знал как можно тихо, не привлекая внимания, улизнуть из хранилища.
  По большому счету ему оставалось лишь встретиться с ним и вытрясти необходимую информацию.
  По мере продвижения Костя не переставал подмечать особенности в коммунальном оборудовании помещений, и это наталкивало его на определенные мысли. К примеру, для освещения залов использовались примитивные светильники со спиралями накаливания, а не открытый огонь, как было принято в его пыточном подвале. Электропроводка была не заглубленной, а спрятанной в надежные кабелеводы, проложенные прямо по верх стен. Через равные промежутки в ней поблескивали впаянные предохранительные мостики. Он так же успел наткнуться на пару пожарных емкостей доверху заполненных протухшей водой. Значит, клоновые оболочки были легко воспламеняемы, и наверняка в хранилище имелся как минимум еще один запасной выход для проведения экстренной эвакуации. Ведь добрища, по местным меркам, здесь было накоплено предостаточно.
  Последние метры Ярославцев крался предельно осторожно. Сопящий за углом субъект мог представлять для него серьезную угрозу, как своим вооружением, так и индивидуальными способностями, а выяснить это с помощью телепатического сканирования он поостерегся. Существовала реальная опасность нарваться на практикующего или, того хуже, боевого мага о существовании которых капитан узнал совсем недавно, случайно подслушав разговор между Главным подвальным смотрителем и одним из Инквизиторов.
  Но все оказалось намного проще, чем он предполагал.
  Едва Костя выглянул за угол, как тут же, по шишковатой голове и вечно потному горбу, опознал своего мучителя.
  Сидеть в засаде или внезапно нападать со спины не имело смысла.
  Поэтому капитан смело шагнул вперед и пророкотал, словно девятибалльный штормовой прибой:
  - Елы - Палы! Кого я вижу! А почему до сих пор один, да еще и без охраны?!
  Фабио так и не успев обернуться, уже настолько испугался, что наделал под собой большую, противно пахнущую лужу. Он узнал Ярославцева по голосу и это заставило его ощутить каждой клеточкой своей трусливой душонки фундаментальность древнего, как мир, постулата гласящего, что справедливое возмездие все равно когда-нибудь, да восторжествует.
  Когда же способность хоть немного мыслить возвратилась к нему, палач в первую очередь обречено осознал, что все его мечты по поводу отмщения своим ненавистным обидчиками с этой секунды попросту шли прахом. То обстоятельство что Ярославцев убьет его прямо, здесь, даже немного обрадовало горбуна. Хотя он и предпринял отчаянную попытку спасти свою жизнь, воспользовавшись висевшим на поясе кинжалом, но хлесткий удар посоха окончательно спустил его с небес, а сломанная кисть заставила смириться с неизбежным.
  Если бы даже случилось немыслимое и, после всего произошедшего между ними, Ярославцев, по какой-то причине вдруг решил поиграть в благородство и вознамерился его пощадить, во что Фабио благоразумно отказывался верить, все равно Клеймо Повелителя оставалось нарушенным, и это обстоятельство уже само по себе не лезло ни в какие ворота. Они оба попали в разряд государственных преступников, с той лишь разницей, что Инквизитор получал сорок ударов плетью, а его бывший подопечный, которого рано или поздно все равно поймают, подлежал ссылки на другую, более приближенную к черной дыре, планету.
  Но самое неприятное для Фабио состояло в том, что сразу, же после унизительной экзекуции ему предстояло не менее унизительное возвращение в подвал, на свое рабочее место, к какому-нибудь хилому и слезливому недоноску, который как пить дать сразу начнет беспрестанно гадить под себя от страха, и терять сознания от одного только вида холодных клещей.
  Все это промелькнуло в голове расстроенного калеки с устрашающей скоростью и он, досадливо выругавшись, безвольным мешком, опустился в собственную мочу.
  - Я смотрю, что ты не очень-то рад нашей встречи? - воскликнул Ярославцев довольный произведенным эффектом.
  - А чему мне радоваться? Давай, заканчивай побыстрее весь этот балаган! После того что я вытворял над тобой, меткий удар кинжалом в сердце будет для меня воистину царским подарком. Однако помни, что и тебе недолго придется бегать на свободе. Проживешь ты максимум до утра. Потом сюда прибудет охрана, которая, прежде чем надеть кандалы, вдосталь поглумиться над тобой. - Глухо и отрешенно попытался разочаровать его Фабио и Костя понял, что он, полностью смерившись, начал впадать в то предсмертное, апатичное состояние, при котором ему будет очень сложно развязать язык. Да и любое "Пособие по ведению допроса" в этом случае настоятельно рекомендовало, как следует морально встряхнуть военнопленного и заставить его хоть немного побороться за собственную жизнь.
  - Еще неизвестно кто и над кем поглумиться. Ты, кажется, уже имел возможность видеть меня в стоящем деле? Не так ли?
  - Довелось. - Согласился горбун и уважительно промычал: - Да-а-а, махать руками, ты силен. - Однако снова скатился на самое дно предсмертного столбнячного пофигизма, и равнодушно потребовал: - Ну, и чего ты ждешь?! Бери кинжал и своди со мной счеты.
  - Хоть ты и порядочная скотина, но я не стану убивать тебя, Фабио.
  - Неужели?! А-а-а, понятно, не хочешь руки об меня марать?! - слегка растерялся калека и, опомнившись, заявил, сумев перед этим, неимоверным усилием воли, стиснуть в кулак жалкие остатки своего достоинства: - Не-ет! Ты зря разявил рот, шире ворот, в надежде потребовать от меня, что ни будь взамен. Любое сотрудничество с тобой автоматически понизит мой статус. А мне легче умереть, чем вновь оказаться на пыточном столе.
  - Но твоя Душа, не чета моей! Она не имеет запасного клона. - С ходу "припер его к стенке" капитан.
  - Ну и что? Это даже к лучшему. - Пытаясь вывернуться Фабио начал беззастенчиво врать, но Костя по его мимики, интонации и жестам сразу уловил фальшь. - Главный подвальный смотритель поместит меня в новую более совершенную оболочку, и я наконец-то избавлюсь от горба.
  - Ты сам-то хоть веришь в то, о чем говоришь?! - участливо поинтересовался Ярославцев, понимая, что ему удалось подцепить палача на крючок, и тот неосознанно впрягся в хитроумную игру по спасению собственной шкуры. Костя просто обожал подобные психологические поединки. - Неужели ты думаешь, что кто-то отважится взвалить на свои плечи процессуальное оформление, а так же все положенные затраты по созданию нового, полноценного клона? Молчишь? А я отвечу: "НИКТО!". Тебя, засунут в очередную генетическую отработку, способную сносно шевелить конечностями и тогда твой сегодняшний облик окажется для тебя недосягаемой мечтой.
  - Хм! - Фабио приподнялся и гордо выпятил животик. - А вот и не, правда, твоя. У меня имеются кое-какие накопления.
  Что ни говори, но, не смотря на безысходность своего теперешнего положения, он продолжал отчаянно блефовать, и в целом держался молодцом. Вот только получалось у него это не достаточно правдоподобно.
  - Не свести! Нет у тебя ни каких накоплений. Те жалкие крохи, что тебе с таким скрипом удавалось заработать, легкомысленно пропивались и уходили в клозет через твой прожорливый желудок.
  - Почем знаешь?
  - Да у тебя вся твоя жизнь на роже написана, а про мысли я вообще поостерегусь заикаться. Короче, вали-ка ты на все четыре стороны, и не забудь, как только я скроюсь за углом, объявить тревогу. Железное алиби твоей невиновности с лихвой обеспечит обильная моча и искалеченная кисть.
  Костя забрал у него кинжал и решительно двинулся к единственному выходу из зала.
  Заинтригованный до смерти Фабио нагнал его и клещом вцепился в куртку.
  - Как только я подниму тревогу, сюда ворвется не менее пяти охранников.
  - Отлично! - Ярославцев не прилагая усилий, освободился от его рук. - Они же не появятся из воздуха словно приведения. Наверняка воспользуются, предусмотренной для таких случаев, потайной дверью. Одного из них я специально оставлю в живых, и думаю, он окажется намного сговорчивее, чем ты.
  - Ладно! - Горбун забежал вперед и решительно преградил ему дорогу. - Допустим, тебе удастся перебить охрану... А дальше, дальше то что?
  - Воспользуюсь их формой и оружием... - начал импровизировать капитан.
  - Ну, ну! И нос к носу столкнешься с Огненными мечниками. Запомни, эти парни - НЕПОБЕДИМЫ!
  - "Непобедимых" не бывает. В схватке кто-то оказывается искуснее и сильнее, а кто-то слабее и нерасторопнее. Отойди в сторону Фабио, не буди во мне зверя.
  - Стой! - палач вытянул вперед свои грязные ладони и продолжил взахлеб. - Ты очень странно себя ведешь... Вопреки здравому смыслу поступаешь, со мной по-человечески. Зачем тебе это?
  Костя молчал, давая возможность горбуну, как следует выговориться.
  - Я знаю, что значит быть Настоящим Человеком! - из глаз калеки брызнули крупные слезы. - Признаю, я не такой как ты, потому что не смог сохранить свое честное имя и сломался под гнетом непреодолимых жизненных обстоятельств, но лишь единицы способны здесь удержаться на ногах, и остаться людьми, а не животными. Не понимаю, как тебе это удалось? Но ты выстоял! В прошлой жизни я не был таким конченым поддонком! Я работал сельским учителем, имел достаток и должное уважение. Все началось с трагической смерти жены. Детей мы не успели завести и, овдовев, я утратил веру и смысл своего дальнейшего существования. Я наложил на себя руки и за это угодил сюда, во Вселенский котел для грешников, названный Преисподней. Среди Падших, Души самоубийц являются самыми низшими энергетическими субстанциями. Даже к серийным убийцам, пробитым на голову маньякам и изощренным насильникам, здесь относятся с большим уважением. По существующему положению нас обеспечивают телами по остаточному принципу. Поэтому мне и достался частично мутировавший клон. Такое иногда случается. Программа жизнеобеспечения хранилища из-за сильных скачков напряжения в электросетях дает сбой. Получившихся монстров отбраковывают, но не уничтожают и, рано или поздно, им находят должное применение. - Фабио умолк и отрешенно уставился на Ярославцева, безнадежно погрязнув в своих воспоминаниях.
  Константин понял: Инквизитор ждет от него либо утешения, либо решительного действия, однако ни того, ни другого он не собирался ему предоставлять. Палач был нужен Ярославцеву как преданный союзник. И если честно, то до зарезу! Ведь капитан тоже немного блефовал и бравировал перед ним. Вырваться отсюда под шумок ему вряд ли удалось бы. Капитан помнил, как лихо его спеленали те самые Огненные мечники на "Обероне". Да и внутренняя охрана довольно умело владела холодным оружием и навыками группового рукопашного боя.
  - Тогда скажи мне школьный учитель, как Человек, Человеку, зачем вы ежедневно подвергаете пыткам такое количество людей? Я не поверю, что кто-то делает это без особой, веской причины. По любому, в ваших действиях присутствует какой-то смысл? Мне это очень интересно. Тем более, до встречи с тобой я успел, как следует осмотреться. Здесь хранится не одна тысяча, готовых к загрузке клонов. Значит, помимо нашего подвала, есть еще десятки других?!
  - Их несколько сотен и предназначены они лишь только для одной цели - удержать на орбите нашу многострадальную планеты.
  - Не понял?! - впервые за всю беседу по-настоящему удивился Ярославцев.
  - Все элементарно просто. Физику в школе изучал?
  - Конечно, но если честно - от случая к случаю. - Полушутя открестился капитан, надеясь услышать пространные и совершенно непонятные ему научные рассуждения. Однако Фабио, вопреки опасениям, сумел тщательно разжевать всю интересующую его информацию на уровне церковно-приходской "хабзайки":
  - Притяжение гигантской, черной дыры чудовищно. Кстати между собой мы уважительно называем ее "Черной убийцей". Она все время пытается затянуть ближайшие к ней планеты в свою ненасытную воронку. А так как ее энергетическое поле, да и сама она, имеет отрицательный заряд, то без труда, поглощает все положительный частицы, которые попадают в зону действия ее гравитационного поля.
  - В то время как отрицательно заряженные элементы должны, наоборот, от нее отталкиваться. - Догадался Ярославцев.
  - В самую дырочку, - облегченно вздохнул калека, порадовавшись достигнутому взаимопониманию. - Когда человека пытают, то причиняют ему боль. Во время этого неприятного процесса его Душа, хочет она того или нет, излучает в окружающее пространство поток универсальной, отрицательной энергии, и в результате получается, что массовые и наиболее изощренные экзекуции способствуют ее быстрому накоплению вокруг планеты, и та, в свою очередь, формирует защитное поле, позволяющее ей удерживаться на безопасном удалении. Если производство отрицательной энергии по какой-то причине прервется, или снизится до критических объемов, мы неизбежно окажемся поглощенными черной звездой. Поверь, я не стараюсь оправдать нашего скотского существования. Хотя оно вынужденно и навязано независящими от нас обстоятельствами. Но так устроен здешний мир, и по-другому, нам не выжить. Ты можешь возразить: "Мол, есть же и другой, альтернативный, героико-патетический вариант!", более подходящий для таких апоссианариев как ты. Однако мы жалки, ничтожны и неспособны на такое благородное безрассудство. Большая часть населения Церия, как и сама планета не готовы покончить с постыдным промыслом, и уж тем более единодушно позволить нашему невидимому светилу разорвать себя на атомы своим чудовищным притяжением. Многие даже считают, что нам еще ой как повезло! Мы хотя бы можем строить небольшие поселки под защитой искусственных бронированных куполов на поверхности. Жизнь вне, на открытом пространстве, там, увы, невозможна. Наше черное светило уже давно засосала всю атмосферу и теперь, своим жестким излучением, превратило поверхность Церия в радиоактивную пустыню. А вот на трех других, которые расположены ближе к ней, ситуацию можно охарактеризовать одним лишь словосочетанием: "Полный звездец". На них все граждане от мала, и до велика, вынуждены посменно и безвылазно трудиться у пыточных столов очень глубоко под землей.
  - А в вашей звездной системе имеются более благополучные места?
  - Да сколько угодно.
  - И как туда попасть?
  - На поверхности Церия расположен некий магический портал, который может перенести тебя только на две планеты, которые находятся ближе или дальше от черной дыры. Та, что ближе называется Чумой, а вот дальняя - Фаногорией. Говорят, что это пустынная планета, но на ней живут веселые и отзывчивые люди. Построены ли на них точно такие же телепортические врата или только односторонние выходы, я не знаю. Но, на мой взгляд, они наверняка, там есть! Для чего тогда было затевать весь этот сыр - бор?
  - Твои рассуждения вполне логичны и заслуживают самого пристального внимания. - Расщедрился на похвалу капитан и тут же буквально "взял своего собеседника за горло". - А ты не поможешь мне тихонечко пробраться до этой волшебной дверки в лучшие миры?
  - Исключено! - в страхе замахал руками Фабио. - Ни за какие коврижки! Да и тебе никогда не преодолеть радиационного барьера и волшебных чар нашей Черной искусительницы. Стоит только человеку узреть ее неземную красоту, и он тут же впадает в полное забвение, а звезда тем временем не только убивает его плоть сильнейшим нейтронным излучением, но и засасывает внутрь себя его несчастную Душу. Для нее этот вид энергии, не просто закуска на завтрак, а праздничное, лакомое блюдо. Можно сказать, что она охотится на тех бесстрашных одиночек, которые пытаются бросить ей вызов. Наша "Малышка", как никто на этом свете, умеет подавлять психику и порабощать волю. Находились смельчаки, которые, закрыв глаза и, законопатив уши, пытались на ощупь дойти до этих заветных врат... Но, в целях пресечения несанкционированного покидания планеты, они расположены на открытой местности, а излучение звезды останавливало и превращало их в холодец за считанные мгновения.
  - Тогда нахрена они вообще нужны? - непроизвольно ругнулся капитан.
  - Ха! Им пользуются Избранные.
  - Кто, кто?! - досадливо скривил физиономию Ярославцев, время шло, а они продолжали топтаться на месте.
  - Специальные гонцы, состоящие на службе в Департаменте связи Его Мерзости. - Фабио произнес один из многочисленных титулов Князя Тьмы с искренним почтением и испуганно огляделся по сторонам. - Их с пяти лет начинают выводить под прозрачный бронированный купол и постепенно приучать к ее убийственному величию. А еще они точно знают, где расположен портал. И самое главное: на каждый проход их снабжают противорадиационным антидотом и специальным защитным скафандром.
  - Где все это можно достать?
  - Не знаю.
  - Ладно! - подвел черту капитан и поблагодарил горбуна. - Спасибо за добрый совет и правдивую информацию. Ты честно рассказал мне о своем прошлом. Теперь послушай меня. Готов?
  - Угу. - Настороженно кивнул головой калека.
  - Там где мне довелось раньше послужить все, кому не лень, любили повторять один и тот же девиз: "Есть Космическая пехота, и нет задач невыполнимых!".
  - Забавно!
  - Еще бы! Но самое невероятное, и смешное состояло в том...
  - Что вы, как дураки, во все это верили?!
  - Нет! Что у нас почти всегда все получалось.
  Ярославцев внезапно схватил горбуна за изуродованную руку и, сосредоточившись, коротким, но емким импульсом, быстро срастил ему раздробленные кости.
  - То, что я смогу добраться до портала даже не сомневайся. - Твердо заверил его капитан, и тут же продолжил с нескрываемой хитрецой: - Конечно, если ты поможешь мне незаметно выбраться отсюда, и укажешь нужное направление.
  - Не устану повторять: "Это исключено", - уже не стой уверенностью, как прежде прогнусавил Фабио, задумчиво разглядывая свою излеченную кисть...
  Вскоре он отчетливо понял, что стал свидетелем маленького чуда.
  От этой мысли калека резко вздрогнул, в страхе отшатнулся от Константина и, на всякий случай, отбежав в угол, растерянно пролопотал:
  - Как тебе это удалось? Готов поспорить, что здесь не обошлось без черной магии?!
  - Так ты поможешь мне?! - продолжал настаивать Ярославцев.
  - Ни за что!
  - Хорошо, я сдаюсь! - капитан притворился, что пошел на попятную. - Такого малого как ты невозможно обвести вокруг пальца и задешево купить. Поэтому я готов сделать тебе выгодное предложение, от которого ты вряд ли сможешь отказаться.
  - Какое еще предложение? - Фабио тупел, ну прямо на глазах.
  - Я верну тебе твой прежний нормальный облик, и ты никогда больше не будешь стыдиться своей внешности.
  От неожиданности калека опустился на корточки и разинул рот.
  Однако оцепенение длилось недолго. Первым делом он заново с удвоенной подозрительностью ощупал и внимательно осмотрел восстановленную конечность.
  Затем крепко призадумался и несколько раз, изловчившись, оценивающе похлопал себя по горбу.
  - Мало того, - вкрадчиво подлили маслица в огонь капитан, - я могу вылепить из тебя приличного культуриста и писаного красавца, причем в одном лице.
  - А ты не врешь? - всхлипнул Фабио, кривя рот в дурашливой улыбке.
  - Разве я хоть раз обманул тебя?
  - Тогда у меня встречное предложение! - Наконец-то "разродился" тот, решительно отметая все свои сомнения и страхи. - Я выведу тебя отсюда и провожу до самого портала. Но! - палач многозначительно щелкнул пальцами. - Предложенные тобой чудеса не уберегут меня от издевательств со стороны злопамятных братьев по цеху. И даже если я выживу после восьми десяти ударов плетьми, новое тело не прибавит мне умения классно сворачивать им в случаи наезда хавальники, и уж тем более не оградит от побоев. Сделай так, чтобы никто не посмел меня пальцем тронуть.
  - Но ты загнул, братело! А губа, случаем, не треснет!
  - Да нет, в самый раз будет! - нагло возразил Инквизитор и многозначительно изрек: - Победитель получает все!
  - Даже не знаю, что тебе и ответить? - Ярославцев задумчиво потер подбородок, разыгрывая сомнение, в надежде еще раз прощупать своего новоявленного союзника и, с завидной точностью, угодил в его самую уязвимую точку.
  Спесь и наглость враз слетели с калеки! Он приблизился, мелко перебирая ножками и, преданно заглядывая в глаза капитана, заюлил, словно выклянчивающая подачку собачонка:
  - Ты, наверное, не расслышал меня? За содействие преступнику мою персону накажут восемью десятью ударами кнута, который, между прочим, унизан стальными шипами. Редко кому из осужденных удавалось пережить и шестьдесят "горячих". Я готов умереть за свое новое тело! Но если вдруг выживу.
  - Ты выживешь! - заверил его капитан и пообещал: - Я накачаю твое тело таким запасом прочности, что тебе позавидует добрый десяток самых крепких парней Преисподнии.
  - Спасибо, добрый господин. Но пожалуйста, сделай так, чтобы прошлое могло вернуться ко мне только, в кошмарном сне, и тогда я, ей-ей, доведу тебя до портала в целости и сохранности.
  - Э-э-э брат, так не пойдет! Личность ты известная и у меня не хватит времени на поиске всех твоих обидчиков. Наверняка они сейчас разбрелись по разным уголкам Подземелья. Кое-то и вовсе вышел на поверхность. А ведь скоро наступит рабочий цикл и наша с тобой задача значительно усложнится.
  - Верно, мыслишь, мой мудрый господин. Но тебе не обязательно чистить морды всем подряд. Четверо самых сильных и задиристых сейчас глушат пиво недалеко отсюда. Я знаю это наверняка.
  - Вот и договорились. - Форсировал ситуацию капитан. - Закрой глаза и расслабься. Да не вздумай орать с перепуга! Чтобы не случилось, помалкивай, как делал это я под твоими изощренными пытками.
  Фабио мигом стиснул зубы и закрыл глаза. А на его физиономии проявилось такое безмятежное и доверительное выражение, что Ярославцев невольно пожалел о сказанном.
  Перестраивать что-то, и уж тем более кого-то, на клеточном уровне, он пробовал впервые. Неизвестность пугала! К тому же и с трансформацией собственной телесной оболочки у него до последнего времени были серьезные проблемы. Однако отступать было поздно, и Константин напрягся... Да так, что зазвенело в ушах...
  Далеко не сразу его организм подвергся молекулярному, а затем и атомному распаду. Даже прежние, развитие в ходе упорных тренировок, сверхчеловеческие навыки возвращались постепенно и требовали значительных дополнительных усилий, но снятый Алишей промежуточный блок сделал свое дело.
  Превратившись в светящееся облачко, он сразу ощутил, как значительно ограничен в возможности свободного перемещения. Любое движение атомной массы требовало колоссальных энергетических затрат. Если бы не вездесущее притяжение черной дыры, то Костя уже давно бы придушил этого недоноска и, обратившись в шаровую молнию, переместил себя, как минимум, на другую планету. Однако сложнейшие гравитационные условия этого мира не позволяли ему, как следует развернуться и применить свои уникальные трансформационные способности.
  Поэтому, не расходуя силы для сжатия себя до привычных размеров теннисного мяча, Ярославцев наоборот, расплылся еще более и начал очень осторожно обволакивать замершего Фабио, постепенно растворяя его, изуродованную мутацией плоть.
  Палач сперва запаниковал, уж больно непривычными и устрашающими оказались эти специфические ощущения.
  "Не дергайся дурашка! Иначе все загубишь на корню!", - мысленно приказал ему капитан и калека, окончательно успокоившись, полностью доверился своему новому компаньону.
  Сначала Константин удалил безвозвратно загубленные клетки. Просто вырвал их из общей структуры и превратил в чистую энергию. Затем с ее помощью стал исправлять все остальное от самого сложного к наиболее простому. Большая костная масса горба позволила использовать его как основной источник для покрытия недостающего белкового материала и обойтись без дополнительных вливаний извне. Он выбрал верную стратегию исцеления, и уже через десять минут завершил всю эту генетическую стряпню.
  С величайшим облегчением наш новоявленный скульптор отступил назад и откровенно залюбовался своим первым творением. По правде, говоря, он даже и не рассчитывал, что все закончится так удачно. Удовлетворение от проделанной, буквально "на Ура!", работы было настолько велико, что он едва не запел от восторга.
  "Как это здорово, когда знаешь, что можешь перекраивать человеческую плоть по собственному усмотрению! Вот если бы еще и научиться штамповать клонов из подсобного материала. Цены бы мне тогда не было!".
  - Уже все? Ты закончил? - опасливо проблеял подопытный и переступил с ноги на ногу.
  - Да, теперь ты можешь открыть глаза. - Приободрил его капитан. - Жаль, вот только поблизости нет приличного зеркала. Уж тогда бы ты увидел, какого я из тебя красавца слепил! Орел, а не мужчина!
  Но зеркала не потребовалось. Палач отважно разул зенки, лихорадочно ощупал себя с головы до пят и... жидко обделался теперь уже от избытка восторженных чувств.
  - Э-э, братело, а ну притормози, не то ты так совсем на анализы изойдешь. Кто же тогда меня отсюда выведет?
  - Я мигом! - Засуетился Фабио. - Я щас, только жопу сполосну и штаны замою.
  - И то верно! - согласился Ярославцев. Его отнюдь не прельщала перспектива отстаивать интересы дурно пахнущего клиента.
  Палач пулей подскочил к ближайшей пожарной бочке, скинул портки и шустро привел себя в порядок. По-видимому, он проделывал это не впервые. Чувствовалась приобретенная с годами сноровка.
  Натянув мокрые штаны на чистый зад преображенный Инквизитор, вытянулся и выжидательно присмирел.
  - Ты готов?
  - Да, мой добрый господин.
  - Тогда пошли, пора начать сеять в этой мерзкой клоаке доброе, разумное и вечное. - Мрачно пошутил Ярославцев, приказав жестом, чтобы тот возглавил их маленький отряд.
  
  
  Кабацкая драка, всегда отличается скоротечностью, необузданной жестокостью и отсутствием каких либо правил. В большинстве случаев она вспыхивает внезапно и может столь же внезапно угаснуть, ограничившись выяснением отношений между двумя драчунами.
  Но никто не гарантирует вам, что это, не раз воспетое многими поколениями писателей и поэтов, безобразие, так и не перерастет в разухабистый и бессмысленный погром, который имеет свойство заканчиваться полным уничтожением всего трактирного имущества и, что самое печальное, не единичным смертоубийством.
  При подобном раскладе дело редко ограничивается выяснением отношений стенка на стенку. Постепенно толпа перемешивается, и народ начинает махаться по принципу: "Все против всех!". А когда каждый за себя, то у дерущихся нет времени на принятие взвешенных решений, и в ход идут самые убийственные приемы и приспособления, то, что может нанести максимальный урон и всегда находится под рукой.
  Главное в этой сваре не увлекаться, и не терять голову, а так же максимально обезопасить себя, со спины, иначе легко можно "проворонить вспышку" и оказаться на затоптанном полу с проломанным черепом.
  Константин не собирался устраивать грандиозного побоища. Он надеялся решить проблему максимально быстро и малой кровью. Поэтому когда они с Фабио подошли к массивным, дубовым дверям, украшенным крикливой надписью над каменной аркой: "Питейной заведение веселой крошки Флер", Ярославцев не вломился туда с ходу, а отправил Инквизитора на рекогносцировку.
  Фабио осторожно проник в кабак, и почти сразу же вернулся обратно.
  - Они здесь. Трое бычар за центральным столиком. Цыдят пиво и режутся в кости. Верховодит ими самый рослый. Кликуха у него - Старшой.
  - Сколько человек сейчас в заведении?
  - Народу там полно, но зуб даю, никто за них не подпишется. Они уже у всех вот, где сидят. - Палач для наглядности многозначительно постучал себя ребром ладони по шеи.
  - Среди посетителей есть солдаты или охранники?
  - Нет! Этот трактир обслуживает только Инквизиторов. У нас здесь все очень строго и каждый сверчок лезет на свой шесток, иначе и глазом не успеешь моргнуть, как схлопочешь по фейсу или окажешься в околотке.
  - Смотри! Если ты решил обманом "бросить меня под танки", а сам тем временем под шумок метнуться за охраной, я не задумываясь, превращу тебя в горбатую крысу.
  - Не-е! - палач энергично замотал головой. - Если тебя завалят, то и мне несдобровать.
  Но Костя все-таки решил перестраховаться и легким телепатическим импульсом просканировал питейное заведение.
  Не обнаружив ничего подозрительного, кроме больших разделочных ножей на кухни, да вертелов под дичь, он рывком распахнул дверь и по-хозяйски переступил через порог.
  Негромкий шум, висевший в пропахшей пивными парами атмосфере, сразу же пошел на убыль и постепенно стих. Многие узнали Константина. Личность была довольно известная, да и кое-кому от него уже когда-то перепало на орехи. А такое здесь запоминали надолго.
  - Минуточку внимание джентльмены! - развязано обратился к присутствующим капитан, растопырив пальцы на блатной манер. - Я хотел бы познакомить вас со своим лебшим корешом, - Фабио тут же безмолвной тенью вырос за его спиной, - а заодно и предупредить, что если кто-то осмелится на него наехать, то я порву тому негодяю пасть до самой задницы. Несогласные, могут попытаться оспорить мое утверждение. Особенно я хотел бы потолковать с господами, сидящими за центральным столом. Да, вы не ошиблись, именно с вами! Поэтому попрошу подойти ко мне как можно быстрее и выяснить все наши разногласия.
  Однако лихая тройка не спешила ввязываться в драку. Старшой сделал едва заметный жест немногочисленным шестеркам, и в голову Ярославцева с приличной скоростью полетели два увесистых табурета.
  Об этом утреннем кабацком происшествии, уже на следующий день начали слагать легенды. А впоследствии, во всех подземельях еще долго рассказывали историю о Проклятом чудо - колдуне, который, не только пощадил и осчастливил своего мучителя, но и лихо приструнил самых отпетых драчунов из Инквизиторской братвы.
  И восторгаться было от чего! Костя настолько серьезно настроился на победу, что сам обалдел от собственного проворства.
  Первый табурет он разнес в щепки встречным ударом ноги, причем те, со свистом разлетевшись по сторонам, серьезно травмировали ближайших к нему забулдыг. Полет же второго был прерван метрах в трех от него концентрированным воздушным ударом. Причем для большего запугивания и морально подавления своих потенциальных противников, Ярославцев не стал его, просто отшвыривать от себя а, к изумлению всей кабацкой братии, заставил на секунду зависнуть в воздухе, а затем рассыпаться в труху.
  Позже он узнал, что искусство бесконтактного боя было совершенно неизвестно гражданам Церия. Вместо него на планете практиковалась боевая магия, и мастеров способных применить заклинание такого уровня сложности, здесь можно было пересчитать по пальцам одной руки.
  Поэтому маленькая демонстрация своих потенциальных возможностей произвела на публику ошеломительный эффект. Окружающие сдрейфили всерьез, и только Старшой, не потеряв присутствие духа, решил-таки уладить возникшие между ними разногласия.
  - Ну, тебя-то мы знаем. А вот что за хмырь к тебе приклеился? Надо бы уточнить. Тем более, когда ты требуешь, чтобы ни один волосок не упал с его головы...
  - Это мой бывший Инквизитор, который хорошо известен вам под именем Фабио Панталоти.
  Сказанное настолько огорошило публику, что некоторые потом долго не могли прийти в себя. Зал загудел как городская улица в час пик, пока громкий удар кулака Старшого о крышку стола не вернул в заведение тишину.
  - Вот, теперь нам все понятно. Однако ответь мне грозный господин, как может беглый преступник постоянно удерживать в страхе наше уважаемое сообщество? Ведь менее чем через два часа начнется рабочий цикл и тебе придется, ударившись в бега, на собственной шкуре испытать все прелести своего незавидного положения. И вряд ли ты сможешь в полной мере контролировать ситуацию? А за базар ведь надо отвечать. Или мы тебя не так поняли?!
  - Неплохо соображаешь, дружище. Повторяю для тех "кто в танке".
  - То есть для "Бронелобых"?! - уточнил Старшой и многозначительно подмигнул Ярославцеву, намекая на свое армейское прошлое. Он, как бы, между прочим, озвучил этот весьма специфичный термин, которым космопехотинцы за глаза называли офицеров бронетанковых войск, как наземного, так и космического базирования.
  - И не только для них, а так же для "Траков", "Кочек", "Свистков", "Костоломов" и "Бетонономешалок". - Завязал, диалог Ярославцев демонстрируя степень своей профессиональной подготовки, и намеренно угодил прямо в десятку.
  - Здесь таких нет. - Авторитетно заявил верзила, расплываясь в дружелюбной любе, и для порядка уточнил: - Да и сам я не "погон". Батя был "Костоломом" - старшиной в Звездном спецназе, вот и обучил меня некоторым премудростям.
  - Я рад за тебя и, особенно, за твоего батю. Так вот, повторяю: тот, кто рискнет обидеть моего кореша, может смело ложиться в гроб. Рано или поздно я обязательно вернусь. В каком качестве - неважно! Но даже в статусе Проклятого я непременно найду возможность сдержать данное мной слово. Скажу, больше! Я, не стану марать об него кулаки, а тихо, и без лишней суеты, превращу этого самонадеянного осла в такую страхолюдину, что даже родная мать будет вынуждена отвернуться от него. Всем, все понятно?!
  - Слышали, не глухие. - Ответил Старшой, стараясь сохранить свое пошатнувшееся положение лидера. Малый он был действительно смекалистый, с завидной интуицией, и всегда держал нос по ветру: - Не беспокойся грозный господин, я лично прослежу за этим.
  - Тогда всего хорошего уважаемые Мастера пыточных клещей и раскаленного метала.
  Прежде чем выйти Костя поставил перед собой Фабио так, чтобы, прикрывшись им как живым щитом, побыстрее покинуть это, слегка приунывшее после его визита, заведение. Ломиться на выход спиной, самонадеянно демонстрируя ее кабацкой публике, было опасно, но и за дверью его вполне могла поджидать вооруженная засада, которую лучше всего было встретить лицом к лицу.
  Поэтому капитан приблизился к двери боком и, резко распахнув ее, сумел одновременно удержать под контролем, и зал, и слабоосвещенный коридор.
  Однако все его опасения оказались напрасными, и он решил поделиться своими сомнениями с палачом, на что тот незамедлительно пояснил:
  - В Подземельях "каждый баран носит свои яйца". Инквизиторы пытают, Сыскари ловят преступников, Смотрители следят за общим порядком и так далее... Нужно быть круглым идиотом, чтобы куснуть чужого пирога. За проявленную инициативу никто не заплатит, а вот врагов среди тех, чью работу решишь, по простоте душевной, выполнить, точно наживешь. Теперь насчет засады. Можете, не беспокоится мой добрый господин. Стукачество является самым гнусным поступком на Церии. У нас ведь тоже имеется свой Кодекс чести. Тем более мы с Вами не вышли за рамки наших внутри инквизиторских разборок.
  - Я вот все думаю: "А правильно ли мы с тобой поступили? Может, мне, для большего устрашения, следовало бы, их как следует поколотить?", - высказал вслух свои тайные мысли Ярославцев.
  - Нет, Вы выполнили наш устный договор как нельзя лучше! Публичное унижение сильно озлобило бы их. А так они сумели сохранить лицо, и разговаривали с Вами почти на равных. Конечно, авторитет Старшого и его ребят немного понизился, но они быстро наверстают упущенное, а на меня просто перестанут обращать внимание. Старшой и раньше всегда держал свое слово.
  - Ну, вот и ладушки. Я свои обязательства выполнил. Теперь ты должен отвести меня к заветному порталу.
  - О да, мой добрый господин. Как говорится: "Долг платежом красен!".
  И преисполненный благодарностью Фабио уверенно увлек его за собой в грязноватый полумрак холодных галерей и покрытых плесенью переходов.
  Он использовал в основном малообжитые и заброшенные коридоры. Это позволяло им передвигаться с максимальной скоростью и сокращало риск нарваться на ночной патруль.
  Кое-где, крадущейся в полумраке паре, преграждали дорогу небольшие каменные отвалы, образовавшиеся в результате обрушения незакрепленных сводов. Однако они были расчищены настолько, что позволяли преодолевать опасный участок, где на четвереньках, а где и только пригнувшись.
  Довольно часто Ярославцев замечал на полу использованные шприцы, презервативы и пустые пакеты из под крепких спиртных напитков. Он уже знал, что все эти предметы были категорически запрещены для граждан Церия и являлись самой настоящей контрабандой. Но чем необитаемее оказывался проход, тем больше он был загажен этими немыми свидетелями греховного и разгульного поведения церианцев. К тому же Фабио очень спокойно реагировал на их присутствие, а некоторые даже подбирал и бегло осматривал на ходу, в надежде урвать целехонький экземплярчик.
  Из всего увиденного капитан сделал для себя весьма полезный вывод: в повседневном существовании Подземелий, не смотря на довольно эффективную систему безопасности и тотальный контроль со стороны властей, имелись такие значительные прорехи, которые без особого риска позволяли их обитателям вести другую, никому неподконтрольную жизнь. Причем подобным образом поступали далеко не мелкие группы отпетых протестантов или заговорщиков, а все кому не лень, если даже вечно униженный социальный маргинал Фабио чувствовал себя здесь завсегдатаем и уверенно ориентировался в запутанной паутине ходов и еле приметных лазов.
  Вскоре Ярославцев сравнил обитаемые недра планеты, с обычным военным кораблем, какой ни будь окончательно деградировавшей колонии, на борту которого все старательно выполняют только свои обязанности, а в свободное от вахты время развлекаются, кто во что горазд. Командование, возглавляемое капитаном, делает вид, что ничего не знает о "мелких шалостях" экипажа, а обнаглевшая и потерявшая страх матросня, старшины и примкнувшая к ним кучка наиболее отпетых мичманов стараются только в служебное время вести себя в рамках приличия и без надобности не светиться перед начальством.
  В общем, бардака в этом подземном "Мухаморнике" хватало выше крыши и это укрепило его уверенность в успехе своего рискованного предприятия.
  За полчаса до начала нового цикла они наконец-то достигли цели своего недолгого путешествия.
  Вынырнув из очередной, доверху загаженной, галереи, беглецы оказались в ярко освещенном и облицованном белым гранитом, коридоре, в самом конце которого, возле позолоченной, обрамленной бархатными шторами, двери, откровенно скучал легковооруженный охранник.
  Он никак не отреагировал на появление этой колоритной пары босяков и продолжал, лениво позевывая, тянуть служебную лямку, опершись на заржавленную алебарду.
  - Портал находится вон там, за этой дверью. Она открывается очень просто. Поворачиваешь бронзовое кольцо вправо и тянешь на себя. Сразу за тобой никто не погонится. Только не вали на смерть пацана. Выруби его и все. Тогда начальник караула будет ждать прибытие группы Избранных. Да и они поленятся лишний раз вылезать на поверхность. Посидят, перетрут последние новости, и завернут свои лыжи обратно.
  - Но почему? Разве они не обязаны организовать преследование и поимку столь опасного преступника?
  - Они много чего обязаны, но кому охота лишний раз подвергать себя нейтронному излучению? Здоровье то свое, а не казенное, и антидоты очень дорого стоят. Тем паче все будут уверены, что Черная звезда убьет тебя еще до того, как ты доберешься до портала. Не серчай на меня за откровенность, добрый господин, но даже я, невольный свидетель творимых тобой чудес, не верю, что тебе удастся драпануть отсюда. Поэтому спасибо за все, и желаю удачи!
  - И куда ты теперь, после всего случившегося?
  - Да никуда! Подожду начало рабочей смены и пойду в ближайший околоток, сдаваться. Глядишь десяток, другой "горяченьких" и спишут, за явку с повинной.
  Фабио еще немного постоял, переминаясь с ноги на ногу, а затем, словно потревоженный таракан, шмыгнул в одну из многочисленных боковых галерей.
  А Ярославцев не стал больше ждать, как говаривали на Флоте: "От моря погоды", и направился прямехонько к изнывающему от безделья служивому.
  Тот сперва не понял скрытого смысла его наглого маневра и попросту ошалел:
  - Эй, куда прем, басота?! Совсем страх потерял?!
  А когда сообразил, то было уже поздно!
  Капитан, не заморачиваясь, зарядил ему в пах ногой, а затем окончательно и надолго обездвижил, с силой надавив на одно из нервных сплетений.
  Путь к свободе был расчищен и Ярославцев не замедлил воспользоваться ситуацией.
  За резной деревянной дверью, покрытой снаружи тонкой золотой фольгой, оказалось небольшое прямоугольное помещение, оборудованное обычным шлюзовым люком с ручным приводом и тремя прозрачными шкафами, расположенными вдоль одной из стен, в которых хранились примитивные скафандры, оборудованные автономными дыхательными аппаратами.
  И хотя шкафы были снабжены кодозамками, их вскрытие не потребовало бы много времени. Однако Костя перво-наперво обследовал хранилище на наличие сигнализационных датчиков, а когда полностью убедился в их отсутствии, то внимательно осмотрел, и тщательно простучал толстые бронированные стекла, которые на проверку оказались обычным противоударным пластиком, причем самого низкого качества. Выстучав наиболее слабое место, капитан проломил прозрачную дверцу ударом ноги, и на всякий случай замер, в ожидании срабатывания скрытой сигнализационной системы.
  Но его опасения оказались напрасными, и тогда он стал с особой осторожностью облачаться в скафандр. Как выяснилось при контрольном осмотре, этот продукт местного технического прогресса на проверку оказался сильно изношенным, и существовала реальная опасность повредить его при неаккуратном использовании.
  Он не знал, что замки шкафов раньше были выведены на охранный пульт в караульном помещении. Потом провода постепенно замокли, линия закоротила и ее попросту обрезали, дабы лишний раз не донимать начальство просьбами о выделении денег на ремонт.
  Однако сам факт отсутствия сигнализации не обрадовал, а сильно насторожил капитана! Если охрана единственного на всей планете портала организована таким наплевательским образом, то поневоле напрашивался вывод о невозможности его использования людьми не прошедшими специальной подготовки. Хватит ли у него сил, опыта и сноровки для успешного преодоления столь опасного рубежа? Об этом можно было только догадываться. И лишь одно ему было известно наверняка: на поверхности Церия, властвуют несовместимые с белковой жизнью условия, способные уничтожить любого ее обитателя в считанные секунды.
  - Эх-ма, а где наша не пропадала?! - вслух подбодрил себя Константин и, продув, при небольшой нагрузке, дыхательную систему скафандра, энергичным вращением штурвального колеса отдраил овальный люк и перебрался в обычную шлюзовую камеру.
  Теперь стоило хорошенько подумать! Если верить Фабио на слово, то за этой последней переборкой, господствовал стопроцентный космический вакуум. И тогда, стоило ему только ослабить крепление второго, открывавшегося наружу, люка, как давление воздуха легко распахнет его и начнет вытягивать за собой на поверхность всех и вся.
  Причем в этой аварийной ситуации устранить губительную утечку было возможно, только с помощью отсечной перегородки, которых, в допотопных коридорах Подземелья, не было и в помине.
  Подобная техногенная катастрофа была бы очень хороша для заметания следов и исключения скорой погони. Но как бы она вообще не окончилась полным уничтожением всего подземного комплекса, а за ним и планеты?
  Ну, нет! Такой "шум" ему был явно не по карману. Слишком большой ценой его предстояло оплатить. Да и реакция сильных мира сего на эту "невинную шалость" могла последовать незамедлительно, ведь при подобном раскладе он сразу же превращался из мелкого нарушителя режима в государственного преступника номер один, а его поимка становилась делом чести для всех розыскных органов Преисподни.
  Еще до конца не веря в преступное разгильдяйство местных инженеров, Костя все равно решил проверить свои предположения. Он осторожно приблизился ко второму, оборудованному штурвалом, люку и слегка крутанул его до слабого, характерного шипения.
  "Самонадеянные бестолочи! - подумал он, возвращая колесо в исходное положение. - Можно же было хотя бы предусмотреть простейший механизм блокировки обоих дверей, чтобы никто не смог открыть их одновременно. Да за такие художества всех ответственных за подвальную систему безопасности следовало бы, не церемонясь, выбросить нагишом в открытый космос".
  Капитан решительно вернулся назад и наглухо заблокировал промежуточную перегородку, и только потом более внимательно изучил последнее препятствие перед выходом на поверхность.
  Ого! Здесь даже имелся ручной перепускной клапан для постепенного стравливания давления, который он раньше и не заметил.
  Провозившись с ним, несколько минут, Ярославцев всем весом налег на последнее штурвальное колесо.
  Остатки воздуха легонько подтолкнули его вперед и помогли открыть полуторатонную дверь. Он тщательно задраил ее, поставил на стопор и стал подниматься наверх по пологим и узким ступенькам заглубленного выхода из Подземелья.
  А ведь Фабио не врал! Чем ближе он подбирался к поверхности, тем сильнее ощущал нарастание радиационного фона. Он и раньше "чуял" облучение буквально каждой клеточкой своей кожи, и если ее степень увеличивалась, то после полутора тысяч рентген у него начинались серьезные проблемы.
  Планета встретила его в штыки! По своим внутренним ощущениям Ярославцев образно сравнил себя с котлетой, которую бросили в котел, доверху заполненный кипящим маслом. Даже его уникальный организм, не смотря на нечеловеческую быстроту регенерации клеток, уже не справлялся с их массовой гибелью от нейтронной ионизации.
  Спасение было только в одном - как можно быстрее обнаружить заветный портал, и с его помощью унести отсюда ноги. Но для этого нужно было знать точное направление для его поиска?
  А пока, наш беглец, ежесекундно помня о наставлениях Фабио, тупо смотрел себе под ноги, и отчаянно брел вперед!
  Эти блуждания наугад, растрачивали и без того драгоценное время, но собраться с духом, и, как следует, оглядеться по сторонам, было равносильно самоубийству! Вокруг покоились многочисленные останки тех, кто пытался на собственный страх и риск покинуть Церий, и хрустение их полуистлевших костей болезненно отдавалось в мозгу и как нельзя убедительно удерживало от необдуманного безрассудства.
  Однако очень скоро он осознал, всю бесполезность своих "героических" усилий. Ведь через несколько минут, исчерпав внутренние резервы, ему предстояло глупо и мучительно сдохнуть от облучения. И поэтому Костя был просто вынужден хотя бы краем глаза взглянуть на безжизненные просторы этой злополучной планеты.
  "Эх, была, не была!", - Капитан медленно поднял голову и... Обмер, не в силах сделать следующий шаг...
  Еще раньше, из-за своей беспокойной профессии, Ярославцеву "посчастливилось" посетить такие удаленные и порой загадочные уголки Внеземелья, что заикнись он про них в компании зажравшихся обывателей, то те сразу, даже не задумываясь, подняли бы его на смех.
  Однако то, что предстало перед ним сейчас, поразило его до глубины души! За всю свою недолгую, но весьма насыщенную жизнь, он испытал самое сильное потрясение...
  Колоссальный размер и величие черной дыры были настолько пугающими и, в то же время грандиозными, что у него мигом сформировалось твердое убеждение, будто бы она, словно строгая мать, с немой укоризной, смотрит ему прямо в лицо, и спрашивает, перед тем как заключить в свои объятия: "Так, где же ты так долго пропадал, мой непослушный мальчуган?".
  Но самое страшное состояло в том, что никому еще до сих пор не удавалось избежать ее роковых объятий.
  Потоки раскаленной звездной пыли, мелкие скопления метеоритов, и даже две, довольно крупные кометы, обречено закручиваясь по спирали, с немыслимой ускорением, стремились к ее центру.
  Затягиваемые из дальнего космоса они разгорались и, по мере приближения, ослепительно полыхнув, навсегда исчезали в ее ненасытной утробе.
  Планета Церий, каким-то чудом удерживаясь на орбите, находилась настолько близко к ее смертоносному зеву, что та занимала над ней весь видимый небосвод.
  И эта фантастическая по своей красоте и неповторимости панорама, подавляла и подчиняла настолько, что у Ярославцева сперва мелко задрожали колени, а затем и все тело отказалось повиноваться ему.
  Капитану вдруг непреодолимо захотелось замереть и до бесконечности любоваться ее убийственным величием.
  "Клянусь страховочным фалом! Я наконец-то обрел, то прекрасное, единственное и вечное, ТО, к чему должна стремиться каждая песчинка в этой необъятной Вселенной! - Восторженно подумал Константин, покрываясь холодной испариной. А излучение, тем временем, продолжало делать свое черное дело, лишая его подвижности и возможности контролировать как свои мысли, так и поступки. - По сравнению с ней, все остальное настолько мелочно, суетно и убого, что мне остается только зарыдать от отчаяния. О небо! Сколько же времени я потерял, блуждая в поисках тайного смысла своего существования? И вот, благодаря счастливому стечению обстоятельств, передо мной открылся путь, указывающий на истинное понимание окружающей меня божественной сути. Хвала судьбе! Я отыскал его и теперь готов успокоиться навечно! Зачем мне жить?! Ведь весь мой прежний накопленный с такими потугами опыт ни идет, ни в какое сравнение с ним! И как поздно я понял, что все суета сует, а вечно только эта прекрасная звезда, да еще моя бессмертная душа, которую я, в знак своего безграничного уважения, сейчас дарую ей".
  Он обессилил от радиации настолько, что стал заваливаться на спину. Увы, Константин в этот раз переоценил свои возможности и теперь так бесславно, нелепо и обидно заканчивал свой недолгий, жизненный путь.
  Причем, в другом измерении, вдали от Родины и лучших друзей...
  Смерть наконец-то подсекла своей ржавой косой бывшего капитана Космической пехоты... Последнюю надежду Ангелов на то, что они будут все-таки отмщены за свою поруганную и уничтоженную Цивилизацию...
  Еще секунда и оказавшись на земле лицом к небосводу он станет зачарованно пялится в ненасытную глотку этого космического монстра, не в силах сомкнуть веки, в то время как радиация всего за несколько минут гарантировано превратит его в бесформенную, трясущуюся слизь.
  В этот самый миг, в другой Вселенной, на заглубленной астероидной базе, в одном из защищенных бункеров с отчаянным криком пробудилась Алиша.
  Она не знала, что происходит с Константином, но еле ощутимая духовная связь и внезапный ночной кошмар сорвали ее с постели.
  - Господи, только бы он выжил! - воскликнула девушка, в отчаянии заламывая руки...
  Нет, капитану в этот раз не повезло... Да и о каком везении здесь можно было вести речь, если все произошло не благодаря, а вопреки его желанию. Такое называется обычным стечением обстоятельств.
  Полная утрата атмосферы на Церии ежесекундно подвергала планету метеоритной бомбардировки из космоса, и благодаря этому обстоятельству в тот самый момент, когда Ярославцев, пуская восторженные слюни, уже был готов повалиться на спину и умиленно почить в бозе, в пяти шагах позади него, в истерзанный грунт врезался самый обыкновенный метеорит. И хотя ударной волны не последовало, зато плотное облако мелкой шрапнели, словно наскочивший грузовик грубо опрокинуло, его вперед.
  А вот теперь капитану действительно повезло! Осколки повредили только внешнюю оболочку скафандра. Он неуклюже ткнулся гермошлемом в почерневшие останки какого-то бедолаги, и замер, не имея возможности даже дернуть мизинцем.
  Почти сразу же к нему вернулись способности адекватно оценивать обстановку, оперативно шевелить мозгами и желание самостоятельно распоряжаться своей жизнью.
  Ярославцев не стал ругать себя последними словами, на это не было сил. Организм хоть и продолжал барахтаться, но уже предательски, секунда, за секундой, сдавал свои, некогда могучие, позиции.
  И наконец-то опомнившись, он, порывисто, словно уходя из зоны обстрела, пополз по-пластунски вперед.
  За миг до того как Черная звезда успела взять его под свой убийственный контроль, наш глазастый капитан умудрился таки разглядеть в шагах тридцати, прямо перед собой, маленькую светящуюся арку.
  Строить предположения было бессмысленно, сейчас от него требовались четкие и решительные действия, а не философские размышления и абстрактные обоснования своего поступка.
  И Костя полз, вкладываясь в каждый бросок без остатка.
  Однако вскоре, после нескольких импульсивных, больше похожих, на конвульсии, рывков, материя скафандра громко затрещала, угрожая беглецу убийственной разгерметизацией.
  Оказывается его примитивная защита, была не рассчитана на столь длительную и экстремальную нагрузку.
  "Эх, мне бы сейчас мой родимый тяжелый пехотный комплект...", - мысленно помечтал капитан и, рыгнув зелено-кровавым гноем в прозрачное забрало гермошлема, заставил себя сперва встать на карачки, а потом отважно стартануть из этого положения и перейти на широкий пехотный шаг.
  - Раз, два, три! Раз, два, три! - сквозь сжатые зубы мычал капитан, стараясь максимально наклонить свой корпус вперед.
  Тот, кто когда-то имел возможность прошагать с полной пехотной выкладкой не один десяток километров, прекрасно был знаком с этим уникальным шагом. Еще древние викинги умудрялись с его помощью уже на третьи сутки нагонять ускользающего с добычей противника, даже если тот пытался уйти от погони на лошадях.
  
  
  
  - Эй, у тебя там все в порядке? - озабочено выкрикнул через примитивный рупор, дежуривший в смотровой башенки, оператор и, на всякий случай отыскал глазами ручную лебедку для отпирания клеток с муравьями - солдатами.
  Внеплановое появление Избранного слегка насторожило его. Они и так-то пользовались здешним порталом очень редко, а этот и вовсе вывалился из ворот, словно чумной.
  Хотя... Таинственный визитер вполне мог оказаться секретным правительственным агентом, или наемным убийцей, выполнявшим особое княжеское задание. Ведь не всегда Его Мерзость пользовался услугами Огненных Всадников. Отдельные силовые акции по устранению государственных преступников были настолько щепетильны и могли вызвать такую общественную огласку, что он был вынужден просить о помощи профессионалов со стороны.
  И в тех, и в других случаях операторскую службу вообще никто и ни о чем не предупреждал.
  Хвала адскому пламени, что дежурному еще ни разу не довелось встретить возле своего портала Огненных всадников. Однако он и не спешил расстраивался по этому поводу. Из воспоминаний ветеранов службы свидание с этими полумифическими существами не сулило ничего хорошего! Они всегда стояли над законом, и могли зарубить своими волшебными мечами каждого, кто, по их мнению, недостаточно быстро выполнял их распоряжение.
  Оператор не ударил в колокол "Общей тревоги" еще и потому, что находившийся под его охраной портал, за все время своего существования, ни разу не подвергался несанкционированному переходу. По ту сторону от магических врат господствовали несовместимые с жизнью условия, и воспользоваться им могли лишь заранее подготовленные люди, облаченные в надлежащие средства защиты. Хотя инструкция все равно предписывала ему в любом подозрительном случаи проявлять бдительность и держать свое ухо востро.
  Именно поэтому он скоренько сделал необходимую запись в журнале и продолжил свои наблюдения, готовый, в любую секунду, действовать по обстановке.
  Ярославцев поднял перепачканное рвотой забрало, глотнул свежего воздуха, и бегло осмотрелся по сторонам.
  Он стоял в самом центре круглого каменного колодца достаточно большого радиуса, высокие стены которого, отшлифованные почти до зеркального блеска, надежно отгораживали его от остального мира.
  "Что-то типа карантинной камеры", - подумал капитан, и не ошибся.
  Справа и с лева от него, в отгороженных железными решетками нишах, нервно топтались большие рыжие муравьи.
  Ростом примерно с матерого лося, они устрашающе щелкали своими серповидными жвалами и хаотично шевелили усиками, пытаясь уловить и запомнить исходящий от пришельца запах.
  Костя, не смотря на удачную депортацию, чувствовал себя крайне отвратительно. Организм только, только начал восстанавливать свои функции и спешно избавляться от загубленных радиацией клеток. Вдобавок ко всему он не понял не единой операторской фразы. Язык этой планеты был совершенно ему незнаком. Он в корне отличался от основных диалектов Преисподнии, и требовал значительного времени для его изучения.
  И капитан решил поступить так, как ему когда-то советовали опытные Контактеры, посетившие не одну сотню обитаемых миров. Он поднял правую руку вверх, и поприветствовал оператора плавным помахиванием, выказывая этим свои добрые намерения.
  Затем медленно продемонстрировал изодранную в клочья спину, пытаясь убедить его в полном отсутствии какого либо вооружения.
  Не надо думать, что Костя предпринял этот маневр только ради демонстрации своего миролюбия и ужасных последствий метеоритного обстрела. Он едва сдерживал очередной приступ тошноты и теперь незаметно от дежурившего на башне обильно рыгнул гноем внутрь скафандра.
  Ему сразу намного полегчало, но при этом мучительно захотелось пить.
  Универсальный жест приветствия возымел свой положительный результат. Наблюдатель окончательно успокоился, и даже немного посочувствовал ему:
  - Да! Не повезло Вам, храбрый господин! Вон всю спину как разворотило. Вижу, еле на ногах стоите? Давайте, идите потихоньку сюда. Я бы и рад Вам помочь, но инструкция запрещает мне спускаться вниз.
  Когда Ярославцев, немного отдышавшись, вновь обратил свой взор в сторону башни, под ней в каменной кладке уже зиял ровненький прямоугольный проход, а агрессивно настроенные муравьи так и продолжали тупить свои жвалы о решетки.
  Но Беглец специально тянул время. Ведь с каждой секундой он набирался сил и чувствовал себя все увереннее.
  
  
  Оператор оказался подвижным и словоохотливым малым. Выполняя контракт, он дежурил здесь месяц безвылазно, и поэтому был неимоверно рад внезапно подвернувшейся возможности скрасить свое постылое одиночество.
  Донельзя взволнованный паренек крутился вокруг него как орбитальный спутник, трещал, не переставая, да так, что очень скоро Костя уже немного освоился и мог отвечать на его вопросы отрицательным или положительным восклицанием.
  Первым делом он препроводил капитана в прилично оборудованную душевую, где тот, закрывшись изнутри, буквально вместе с омертвевшей кожей стянул с себя ненавистный скафандр и сунул его в пластиковую корзину для грязного белья.
  Насытив организм водой прямо из моечной лейки, он быстро отскреб себя с помощью жидкого шампуня, а затем, усевшись прямо на пол и прислонившись спиной к холодной мозаичной стене, долго размышлял под теплыми струями, не забывая внимательно изучать окружающую его обстановку.
  Ярославцев считал себя профессионалом, и все увиденное уже вполне позволяло ему судить об уровне развития данной цивилизации. Если сравнить его с Преисподней, то он был несравнимо выше. На Церии, куда не глянь, везде господствовал упадок и регресс. Здесь же отчетливо присутствовало большинство признаков стабильно развивающегося общества, с некоторыми элементами умеренного феодализма. Местное население активно использовало в повседневной деятельности металл, полимеры и промышленно обработанные натуральные материалы. Отсутствие личного вооружения у дежурившего на вышке оператора красноречиво свидетельствовало о некоторой гуманитарной составляющей в их развитии. По всей видимости, туземцы сами никогда не воевали, а исполнение некоторых неприятных и рискованных функций, каким-то образом перекладывали на примитивно развитых насекомых.
  Костя еще раз досконально вспомнил все слова произнесенные оператором, их интонацию, и при каких обстоятельствах они использовались...
  "Опыт первого общения не должен пропадать даром. Анализируйте, сопоставляйте и с величайшей осторожностью используйте свои наблюдения на практике. Искусство безболезненного и незаметного проникновения в структуру общества является основой, обеспечивающей, впоследствии, успех всей предстоящей операции. Во время изучения ранее неизвестного противника не бывает мелочей. Только разносторонне подготовленный агент в состоянии сложить из них прочный фундамент для организации вооруженного сопротивления или успешного развертывания свой агентурной сети". - Так описывало "Наставление по партизанской и диверсионной войне" ситуацию, в которой Ярославцеву предстояло существовать в ближайшие несколько суток, а может быть и месяцев. Все зависело от второстепенных обстоятельств: сложности языка, многогранности или простоты общественных отношений, видимой и скрытой структуры чиновничьей иерархии, совершенства форм и методов действий полицейских и карательных органов... Тем более, что он не собирался все время убегать и прятаться, а хотел как следует оглядеться, и заявить о себе в полный голос!
  Оператор терпеливо ожидал его за дверью, и как только обнаженный капитан попытался выйти наружу, протянул ему через порог превосходное хлопчатобумажное полотенце.
  - Спасибо. - Впервые как следует, разомкнул свои уста Ярославцев.
  - Вы, наверное, правительственный агент? - в нарушение всех инструкций, осторожно предположил парнишка.
  Костя не смог точно понять значение произнесенной им фразы и поэтому незамедлительно скорчил раздраженную гримасу.
  - Молчу, молчу! - раболепно склонился тот и, указав пальцем на одну из трех дверей, поспешил замолвить словечко в свое оправдание: - Я просто хотел выяснить: которую из них, я должен предложить вам.
  Жест был продемонстрирован настолько уверенно, что Ярославцеву ничего не оставалось, как воспользоваться его рекомендацией.
  Капитан подошел к двери и уверенно сжал металлическую ручку рычажного замка.
  Оператор сделал вид, будто бы торопится к себе наверх, однако Костя сразу же почувствовал его внимательный взгляд на своем затылке.
  "Та-а-к, а дверь-то заперта и если я не вскрою ее с первой попытке, то мне придется его придушить!".
  У капитана была железная хватка. Он мог голыми руками перемолоть в крошку самый качественный мрамор, и легко завязать в узел обычный металлический гвоздь. Да и замок оказался обычным, без каких либо электронных или магнитных прибамбосов, с классической двусторонней скважиной, бесшумно и незаметно взломать который не составило бы труда. Ярославцев уже начал было плавно наращивать давление на ручку, как сам поразился глубине своей тупости и примитивизма. Ведь объяснение лежало буквально на поверхности, и не требовала заумных решений:
  "Стоп! Эта либо ловушка, либо элементарная, рассчитанная на дилетантов, проверка! Если я должен знать, как открывается дверь, или таскать в кармане ключ, то дежурной службе не стоит заострять на этом своего внимания. Однако наш болтливый паренек явно чем-то озабочен, вон как сопит и нетерпеливо топчется за моей спиной?".
  Капитан отпустил рычаг, чинно развернулся и уверенно потребовал:
  - Ключ!
  - О, да! Совсем запамятовал, мой таинственный господин. Я сейчас, только вскрою нужную вам ячейку. Под каким именем прикажите записать вас в регистрационном журнале?
  - Мститель. - Не задумываясь, представился Константин.
  Дежурный смазал пятки наверх, а беглец не замедлил облегченно перевести дух: "Ну, надо же, едва не засветился!".
  Потом Ярославцев непроизвольно зевнул, потянулся и с удовольствием признал, что ситуация в которую он сейчас вляпался, явно пришлась ему по душе.
  В недалеком прошлом "родное Министерство Обороны" не раз использовало его для выполнения колониальных секретно-диверсионных миссий. Они носили как индивидуальный, так и коллективный характер с привлечением всего штатного состава его прославленного подразделения. И сегодня впервые, после похищения с борта "Оберона", он вновь "почувствовал себя в обойме".
  - Глаза в ниточку, ушки торчком, сам в стоечку! Братан, мы снова на задании! И никто, повторяю НИКТО, не сможет заставить Рыцарей спецназа свернуть с намеченного пути. - Он с наслаждением повторил любимую батину поговорку, и до хруста сжал свой увесистый кулак.
  
  
  
  Помещение оказалось маленькой квадратной комнатой с деревянными стеллажами, плотно забитыми черными, полеителеновыми пакетами.
  На стене, справа от двери, висел голубой металлический ящичек, крышка которого была украшена черно-белым стикером, с изображением симметрично расположенной ячеечной паутины.
  Костя, от греха подальше, не стал его вскрывать и уж тем более задумываться по поводу его предназначения.
  Если оператор ничего не напутал, а глаз у него на такие дела должен быть натренирован, то он настоятельно порекомендовал ему обычный общедоступный тайник, предназначенный для первичной легализации рядовых правительственных агентов. Это предположение косвенно подтверждало и то, что в помещении полностью отсутствовало оружие, и какие либо средства передвижения.
  Он еще раз окинул взглядом стеллажи и, решительно вытянув руку, взял наугад первую попавшуюся упаковку.
  Пакет оказался довольно увесистым, да еще и украшенный цветной картинкой, с которой мужчина в двубортном, алом халате укоризненно грозил ему пальцем.
  Желая оставить после себя как можно меньше следов и улик, Ярославцев не стал рвать полеителен, а просто прощупал предмет через пленку и "включил мозги".
  Когда он намывал себя шампунем в душевой, то приметил прямо над входом искусно выложенную мозаику, работу местного живописца, весьма реалистично и точно изобразившего небольшое сборище аборигенов обоего пола. Так вот, еще тогда Ярославцев обратил внимание, что красные тона совсем не преобладали в их примитивном одеянии. Они скорее были исключением среди этой многочисленной толпы городских обывателей.
  Да и синих халатов насчитывалось чуть больше, примерно столько же, сколько и салатовых. А в целом, и в центре, и по краям мозаики, прочно доминировал одинаковый грязно-белый цвет.
  Костя без сожаления вернул пакет на место.
  Претендовать на роль зажиточного горожанина или родовитого вельможи ему было пока еще рановато.
  Тем более что задача по выживанию формулировалась предельно четко и просто: слиться и раствориться в людском потоке, замести следы, найти безопасное убежище и затем, не привлекая к себе внимание, просуществовать хотя бы суток трое. За это время как следует осмотреться, досконально изучить язык, быт, обычаи и нравы, вникнуть в обстановку и выработать несколько вариантов своих дальнейших действий. Если все перечисленное удастся осуществить, не угодив в лапы правоохранительных органов, то на следующем этапе следовало аккуратно легализоваться и приступить к подготовке подрывной и диверсионной деятельности.
  Ну а пока ему предстояло отыскать грязно-белый халат простолюдина и примерить его на себя.
  Вскоре он выбрал нужный стеллаж и бережно извлек лежавшую, как раз посредине штабеля, упаковку. Его предельная осторожность объяснялась просто: размер одеяния мог и не подойти, ведь он пока еще не владел ни буквенной, ни цифровой грамотой, а оставлять после себя гору мусора, претило его профессиональным убеждениям.
  Действительно халат оказался коротковат и мал в плечах. Следуя законом логики, выше должны были лежать меньшие, а ниже большие размеры, или же наоборот... Навряд ли те, кто осуществлял закладку, сделали это хаотично. Многолетний опыт подсказывал ему, что спецслужбы любого общества всегда отличались профессиональной аккуратностью и не допускали проколов в мелочах.
  И в этот раз он оказался прав!
  Костя уложил запакованный пакет на место, пропустил четыре штуки и уверенно потянул на себя пятый.
  "Распохайчик" пришелся в самую пору!
  Застегнув его на четыре квадратные пуговицы, капитан, следуя давней пехотной привычки, подпрыгнул несколько раз, и услышал ласковый звон благородного металла.
  Он опустил руку в единственный, очень глубокий, внутренний карман и извлек четыре прямоугольные пластины, примерно полтора на два с половиной сантиметра, с ровными маленькими отверстиями посредине. Одна пара была белого, другая желто-красного цвета.
  Капитан собрал воедино все свои знания о волюте и решил, что в принципе этих денег ему будет вполне достаточно для сносного существования впервые дни. Хотя найденная им сумма вряд ли позволила развернуться на широкую ногу. Ее покупательную способность он безошибочно определил по наличию характерных дырок на каждой пластине. В любом государстве монеты высочайшего наминала очень редко пускаются в свободное обращение. И уж тем более их никогда не станут нанизывать, как разменную мелочь, на нить. Такие ценности всегда хранятся в крепких сундуках, за надежными запорами.
  Конечно, ему ничего не стоило перетрясти все стеллажи и выйти отсюда богачом! Так на его месте поступил бы любой здравомыслящий преступник. Тем более что впереди его ждала череда преследований и ежедневная борьба за выживание в незнакомом социуме, а звонкая монета в любые времена была хорошим подспорьем не только для преступивших закон, но и для добропорядочных граждан.
  Однако Ярославцевым овладел профессиональный азарт. Он не искал легких путей! Он желал борьбы, адреналина и запредельного риска!
  Словно в старые, добрые времена Константин вновь почувствовал себя Солдатом Вселенной! Вот только на этот раз он был один на один с враждебным миром, который ему предстояло завоевать, причем без тыловой поддержки, авиаприкрытия, и надежного эвакуационного модуля в резерве.
  Это внезапное осознание собственной значимости пробрало Ярославцева буквально до печени. Он понял, что впервые наступил его воистину "Звездный час"!
  
  
  
  Назначенные, Подвальным судьей, пятеро Инквизиторов, потрудились над телом осужденного на совесть. Что ни говори, а выполнили они свой гражданский долг с отменным усердием, старательно выкладываясь при каждом ударе.
  Да и сама высочайшая комиссия, зорко следившая за торжеством правосудия, не давала им возможности расслабиться.
  Когда, после второго десятка, рука палача все же начинала слабеть и шипастая плеть теряла первичную резвость, уставшего экзекутора мигом меняли на свежего и полного сил исполнителя.
  Воистину, преступник получил свое сполна! И хотя жизнь любого гражданина на Церии была священна, и смертная казнь отсутствовала как таковая, подобные "шалости с законом" всегда заканчивались летальным исходом для провинившегося.
  При совершении особотяжких преступлениях решение о наказании принималось только коллегиально. Ведь новое, здоровое человеческое тело считалось здесь запредельной роскошью, а снятие белковой матрицы для дальнейшего коррекционного клонирования более совершенного вместилища для Души было категорически запрещено законом, и не допускалось даже в порядке исключения.
  Данный запрет существовал на Церии только по одной причине. Генетическое улучшение тела в условиях мощнейшего тяготения Черной дыры сопровождалось большими энергетическими затратами, способными на целые сутки свести на нет усилия нескольких десятков пыточных подвалов. Планета и так едва, едва держалась на орбите! И поэтому поступок Ярославцева, по местным меркам, действительно приравнивался к ЧУДУ.
  Весть об этом, вышедшим за общепринятые рамки, событии, мигом разнеслась по всем подземельям и сумела взбудоражить большую часть, и без того находившегося в состоянии перманентного стресса, населения.
  Народ, в редкие минуты отдыха не таясь, одобрял преступный выбор Фабио, громко сочувствовал и даже завидовал ему. Все понимали: горбун заранее знал о том, что его засекут на смерть, но ради нескольких часов обладания новым телом, не задумываясь, пошел на государственную измену.
  Почувствовать себя человеком и ненадолго попрать мерзкие законы этого опостылевшего мира, да о таком героическом безрассудстве в тайне мечтал каждый второй гражданин на Церии.
  Поэтому, что случилось, то случилось! И Верховный синод подвальных судей, изрыгая проклятия, назначил бывшему калеке, не смотря на процессуально оформленную явку с повинной, максимально допустимое наказание: сто ударов шипастой плетью по спине. Хотя про себя многие из них признали, что на месте этого генетического уродца, и они не устояли бы против такого соблазна.
  Когда взмокшие и хрипящие от усердия Инквизиторы закончили свою ответственную и почетную миссию, а приговор был приведен в исполнение, присутствующие на экзекуции, согласно протоколу: дежурный лекарь, Главный подвальный смотритель и молоденькая судебная секретарша, первым делом осмотрели выставленную перед эшафотом ловушку.
  К их величайшему изумлению она оказалась пустой!
  Оторопевший лекарь немедля бросился к казненному, и обнаружил у него едва заметное дыхание, перебиваемое слабо выраженным нитевидным пульсом.
  Он крайне сосредоточенно осмотрел растянувшиеся на широкой лавке тело и вынужденно констатировал, что, не смотря на подаваемые им признаки жизни, спина несчастного оказалась оголенной до костного скелета, а кое, где и вовсе торчали осколки от изуродованных позвонков.
  По логике вещей, "дышавшего на ладан" Фабио надлежало незамедлительно добить, дабы избавить от дальнейших мучений.
  Однако закон Церия был суров, и чтим! Причем всеми гражданами без исключения... От Управляющего планетой, и до служащего вулканического крематория, куда с риском для жизни ежедневно сбрасывались останки зверски замученных Проклятых. В противном случае общество уже давно бы прекратило свое существование, закатившись как бильярдный шарик в лузу вечно голодной сверхтяжелой звезды. И он предписывал судейской тройке со всеми предосторожностями отправить выжившего в лучший столичный госпиталь, где обеспечить ему должный уход, а затем смиренно ожидать, как в дальнейшем распорядиться его душой судьба - злодейка.
  - Эх, жаль мне парнишку! Хватил, лакомый кусок не подумавши, а тот возьми и окажись испорченным. - Сочувственно зацокал языком Главный подвальный смотритель. - Право дело, если он все-таки выживет, быть ему вечным калекой.
  - Несомненно! Позвоночник безвозвратно поврежден, а самому ему, без помощи хорошего специалиста по Черной или Белой магии, ни за что не восстановиться. - Авторитетно заявил дежурный лекарь, протирая запотевшее пенсне.
  - На это нужны деньги, и немалые деньги. - По-матерински вздохнула секретарша ибо, не смотря на юный возраст, уже успела нахлебаться на своей хлопотной должности предостаточно житейской грязи, чтобы иметь право вслух высказывать свое мнение: - Как только трудовая комиссия признает его инвалидом, он подлежит принудительной перезагрузки в другое тело.
  - Тут и к бабке не ходи! Его опять запихнут, в обычного неудавшегося дегенерата. В последнее время наши генетики все чаще ошибаются, и штампуют их пачками. - Досадливо поморщился Главный подвальный смотритель.
  - Они здесь не причем! - возмутился лекарь, у которого в генетиках числился любимый зять. - Все производственное оборудование настолько изношено, что для меня до сих пор остается загадкой то, как они до сих пор умудряются выполнить ежедневный план по клонам.
  Смотритель не стал с ним спорить и задумчиво продолжил:
  - Бедный Фабио Панталоти... Он был неплохим пареньком... Не хватал звезд с неба, ни куда не лез, и особо не выслуживался... Рядовой трудяга, у которого не всегда все получалось... Но ведь никто не сможет возразить мне, что на таких как он, туповатых и добросовестных исполнителях, до сих пор держится наше многострадальное общество. И, не смотря на свою заурядность, у парня все же хватило смелости, контрастно выделиться из толпы, и сделать решительный шаг вперед. А это господа, скажу я вам - достойный уважения, поступок. И я ни перед кем не откажусь от своих слов!
  - Наверное, больше всего им руководствовало желание хоть немного побыть в своем нормальном обличии?
  - Возможно! - согласился с лекарем Главный подвальный смотритель. - И если по секрету, то ему, ведь все время доставалось на орехи от нашей пыточной братии, а беглец не только изменил его внешний облик, избавив от ненавистного горба, но и публично заступился за беднягу, силой призвав распоясавшихся обидчиков к порядку.
  - Я уже слышал об этом. - Затряс своей жиденькой бороденкой престарелый эскулап.
  - Скорее, скорее сюда! Смотрите господа! - дрожащим от волнения голосом воскликнула секретарша, указывая на изуродованную спину казненного.
  Мужчины плотно сгрудились возле лавки и вторично за сегодняшний день отказались, верить своим глазам.
  Мало того, что Фабио Панталоти удалось выжить под беспощадной инквизиторской рукой...
  С его смертельно искалеченным телом начали происходить новые, совершенно немыслимые превращения...
  На месте костных обломков вдруг явственно проступили здоровые бело-розовые наросты.
  - Невероятно? - зачарованно проблеял обладатель козлиной бородки. - Пока мы с Вами, мой друг, точили лясы, у казненного запустился процесс регенерации.
  - Не болтайте чушь! - не поверил ему возмущенный смотритель. - Этого не может быть!
  - Да заткнитесь Вы, оба! Лучше стойте молчком и смотрите повнимательнее! - цыкнула, обозленная их кудахтаньем девушка. - Вот, видите? Они уже начинают потихоньку обрастать мясом. Мне кажется господа, - ее голос окреп, и пробрел ту особую торжественность, с помощью которой объявляют, как минимум явление народу, помазанника Божьего, - что мы сейчас невольно присутствуем во время важнейшего исторического события!
  Члены комиссии умолкли и, в течение нескольких минут, едва дыша, продолжили наблюдать за происходящим...
  Да! Действительно чудом восстановившийся позвоночник медленно и необратимо покрывался здоровым мышечным каркасом, и этот, не поддающейся здравой логике, процесс был заметен даже невооруженным глазом. Причем сплющенные и рваные куски плоти не отторгались, как это было положено по законам природы, а поглощались выздоравливающим организмом.
  Около часа они стояли рядом и не могли оторвать своих взглядов от этого фантастического явления. Фабио вопреки всему беспрерывно продолжал оздоравливать свою истерзанную плоть.
  Вскоре он и вовсе пришел в сознание, открыл глаза и отчетливо попросил воды.
  Тонкая кожица в этот момент едва прикрыла его спину и судейская тройка не позволила ему встать, а сама, по очереди подносила воду в небольшой фарфоровой пиале.
  
  Уже за полночь, после нескольких дотошных осмотров, дежурный лекарь позволил "воскресшему" убыть под присмотром Главного подвального смотрителя в его холостяцкую берлогу, а сам вместе с молодой секретаршей уселся за составление подробного отчета.
  Первым делом были вызваны принимавшие участие в экзекуции Инквизиторы, которых по одному и очень въедливо допросили, заставив письменно, под присягой, подтвердить свое участие в казни и подробно описать как, чем и насколько добросовестно они наносили удары по спине приговоренного.
  Затем, после нескольких часов тяжелой и кропотливой работы, сопоставив и отсортировав все собранные документы, дежурный лекарь, раздувая от важности щеки, надиктовал секретарю докладную записку, напрямую адресованную Его Высочеству, Князю Тьмы.
  Запечатав все в пергаментный пакет, и застраховав его от нежелательного вскрытия большими сургучными печатями, молоденькая секретарша присвоила депеши наивысший гриф секретности, указала в правом верхнем углу скорость ее доставки, и только после этого вручила ожидавшему за дверью Избранному, еще раз, проинструктировав его о важности выполняемой им миссии.
  Когда все дела оказались улаженными они, с чувством выполненного долга, отправились в свои уютные подземные гнездышки, в то время как само существование этого, построенного на людских мучениях мира, продолжило, не смотря на их усилия, свое размеренное веками течение...
  
  
  
  Не успело забрезжить утро, как наш герой, без всяких скидок, был водворен на свое рабочее место и заскучал возле пыточного стола в ожидании нового клиента.
  Увы, ненавистная Черная звезда, не признавая ни выходных, ни перерывов, ни праздников, продолжала цепко удерживать граждан Церия в постоянном напряжении.
  Однако сегодня в судьбе выжившего преступника наступили кардинальные перемены.
  Во время его следования к пыточному подвалу встречные Инквизиторы все как один, демонстрировали перед ним свое расположение. Они приветливо снимали головные уборы, а некоторые и вовсе почтительно уступали ему дорогу.
  Пережитое потрясение несколько облагородило бывшего калеку и он, не задирая нос, сдержанно отвечал им вежливым поклоном головы.
  Начало нового цикла ни чем не отличалось от предыдущих, наполненных кровью и страданиями но вот дальше, как и предсказывала молоденькая судебная секретарша, произошли события, прочно вошедшие в исторические летописи Церия.
  В самый разгар производственного процесса, когда стоны и крики несчастных непрерывно сотрясали закопченный подвальный свод, все без исключения, и Инквизиторы и Проклятые явно ощутили резкий запах серы.
  И если вторые даже не подозревали, что это сулит им небольшую передышку, то первые, мигом прекратили пытки и, трясясь от страха, буквально остекленели на своих местах.
  И только Главный подвальный смотритель продолжал метаться между столами, словно раненный в обе ягодицы муфлон, лихорадочно проверяя, а все ли здесь соответствует законодательным нормам.
  С громким шипением и треском возле восточной стены материализовался оранжевый шипастый портал.
  Он был настолько велик, что мог пропустить сквозь себя тяжеловооруженного всадника.
  Все, кто до этой секунды цепенел на ногах, как подкошенные пали ниц, а Главный подвальный смотритель, блюдя свой чиновничий статуса, медленно опустился на оба колена.
  Из портала под ритмичные удары литавр и торжественное завывание больших, до блеска начищенных, горнов, старательно маршируя в ногу, вышли, облаченные в парадные доспехи, двенадцать Огненных мечников в сопровождении настоящего военного оркестра.
  "Клянусь всеми муками Ада", - обречено подумал смотритель, наблюдавший в полглазика за происходящим. - "Если Его Мерзость затеял парадный выход - не сносить нам всем головы!".
  Как не крути, а столь помпезные явления Князя Тьмы перед своими подданными случались весьма редко и, как правило, заканчивались массовыми репрессиями. Молодой правитель Ада не причислял себя: ни к публичным политикам, как его отец, умудрившийся в придворных интригах профукать пол империи, ни к законченным самодурам, как его мнительный дед, сумевший своими барскими замашками, и ничем необоснованными казнями, лишить себя поддержки большей части мелкопоместного дворянства, которое во все времена считалось твердой опорой, и надежной защитой княжеского престола.
  Получив вместе с короной это тяжкое наследство, Его Мерзость старался решать все государственные проблемы быстро, тихо и без показушной торжественности. Но если он, вдруг призывал к себе придворного церемониймейстера, и при этом заказывал почетный караул, то тем, кого он планировал осчастливить своим присутствием, оставалось только кричать во все горло: "Спасайся, кто может!", и наперегонки занимать очередь в похоронную компанию.
  - Слушайте, мои верные подданные! - Громко и покровительственно обратился к валявшимся на полу Его Высочество.
  - Слушайте, слушайте, слушайте, и не говорите потом, что вы ничего не слышали! - для усиления значимости появления своего сюзерена протяжно и величественно пророкотала его правая рука - молочный братец Августиньо.
  - Мне нужен - Фабио Пантолоти.
  - Я здесь, Ваша Мерзость! - прокричал, срывающимся голосом, дрожащий от волнения Инквизитор.
  - И "Неутомимый" - Курт Вебер.
  - К Вашим услугам Мисир. - Проблеял перепуганный на смерть Главный подвальный смотритель и даже внутренне немного приободрился. Ведь грозный правитель назвал его почетный титул, а это уже был - добрый знак. На Церии все граждане, от мала, и до велика, знали одно неизменное правило в поведении своего искренне обожаемого Владыки: если тот хотел немедля расправиться с подданным, то обращался к нему приторно вежливо и только по имени.
  - Остальные свободны. - Властно махнул рукой Его Мерзость, и водрузил свое бесценное седалище на вынесенный из портала позолоченный трон.
  - Инквизиторы! Немедленно добивайте всех Проклятых, и вон из помещения. - Княжеский приказ Августиньо подкреплял громкими, как выстрел, хлопками в ладоши и бесцеремонными пинками под зад особо медлительным.
  Через полминуты они остались вчетвером, да еще капрал из числа личной охраны составил им компанию.
  - Разговор у нас, непослушные дети мои, предстоит серьезный. Поэтому, для начала, я желал бы выслушать ваши жалкие оправдания?
  Валявшиеся у его ног, загнанно переглянулись. Его Высочество как никто другой умел своими внезапными и пространными вопросами не только сбить с толку, но и нагнать страху...
  "Неутомимый", первым смикитивший что к чему, больно шибанул Фабио локтем в бок и тот, даже не ойкнув, мигом, набравшись храбрости, приподнял, свою повинную головушку к трону:
  - Позвольте чистосердечно покаяться в содеянном преступлении, Ваша Мерзость?
  Князь Тьмы одобрительно хлопнул ладонью по подлокотнику и недвусмысленно щелкнул пальцами.
  Капрал из Огненных, немедля приблизился к Фабио, и упер острие своего обнаженного меча в его спину, готовый по первой команде снести несчастному голову.
  Столь простой, но эффективный способ устрашения позволял наравне с дорогостоящими магическими эликсирами успешно развязывать самые тугие языки.
  Фабио решил начать свой рассказ с того момента, когда судьба впервые свела его с Ярославцевым. Он попытался, было утаить от слушателя нелицеприятный факт скоротечного мятежа капитана, когда тот умудрился отмутузить почти всех Инквизиторов его подвала, а двоим и вовсе посворачивал шеи, но Его Высочество, с ходу почуяв ложь, только слегка дернул бровью и Огненный мечник тут, же отсек хитрецу правое ухо.
  Взревев от внезапной боли, окончательно прозревший Инквизитор, теперь уже обдумывая и взвешивая каждое слово, поведал восседавшему на троне печальную историю своего преступного падения, завершив ее "улетом в никуда" на третьем десятке плетевых ударов:
  - Потом, Ваша Мерзость я попросту потерял сознание...
  - Теперь ты?! - едва разомкнув губы, потребовал от Главного подвального смотрителя Правитель Ада.
  Курт Вебер не стал повторять ошибку своего недалекого подчиненного! Он очень подробно и правдиво изложил все произошедшее как во время, так и после казни, и даже позволил себе сделать некоторые выводы.
  Князь Тьмы внимательно дослушал его до конца, а затем крепко задумался, слегка поглаживая при этом острый кончик своего аристократического носа.
  Выглядел он мрачнее тучи грозовой, и был расстроен настолько, что стоящий с правой стороны от трона Августиньо с сожалением покачал головой.
  Столь откровенный и красноречивый жест, предупреждал о приближении шторма!
  Более того, Его Высочество начал нервно грызть свои ногти, а это уже свидетельствовало только о том, что о его крайне честолюбивая натура, занялась беспощадным самоедством и, с каждой секундой, все глубже втаптывала себя в глухую депрессивную яму.
  Самое печальное заключалось в том, что подобное положение дел не сулило ничего хорошего обоим виновникам "торжества"...
  - Подымись ниц и подойди ко мне Фабио! - сердито потребовал разгневанный Правитель, вцепившись в тронные подлокотники.
  Тот, кожей почуяв, дыхание смерти, решительно встал с пола и шаткой походкой приблизился к Владыке своей судьбы, где робко сгорбил плечи и понурил голову, красноречиво выразив этим свое безграничное почтение.
  Его поведение немного позабавило Князя, однако, в целом, он остался непреклонен:
  - Как смел ты, предать МЕНЯ, своего "отца" и господина?! - монарший перст больно уперся в его грудь.
  Бывший горбун нашел в себе силы на миг встретиться с его бездонными глазами.
  - Он предложил мне то, что Вы никогда не предлагали, Ваша Мерзость. Я верой и правдой служил Вашему престолу более трехсот лет. Сначала в качестве Проклятого, потом Инквизитора. Но не мое старание, ни моя преданность не стали поводом для моего возвышения. Это произошло совершенно случайно. Более того, столь неожиданное изменение общественного статуса крайне слабо повлияло на мое и без того незавидное житие. Просто физические муки были заменены моральными, а кому, как не Вам знать, что они мало чем отличаются друг от друга.
  - Все мы в этом мире обречены на мучения. Кто-то на большие, а кто-то на меньшие. - Назидательно прервал его Владыка Ада и метнул разгневанный взгляд в сторону Главного подвального смотрителя.
  Тот затрясся как осиновый лист и немедля пояснил:
  - Истинная, правда, Мисир. Сто тридцать лет назад, еще при Вашем батюшке у меня освободилась одна из инквизиторских вакансий. В те времена было необязательно ставить в известность Управляющего планетой, и разрешалось осуществлять такие кадровые перемещения самостоятельно. Признаю, я поддался уговорам и пошел на поводу у своих наиболее заслуженных подчиненных, которые попросили меня назначить на эту должность визгливого горбуна из числа Проклятых, причем самого слабого и генетически неполноценного. Парням был нужен ежедневный козел отпущения. Тот, на ком можно было бы безнаказанно срывать свое зло. Однако в оправдание столь демократического решения могу сказать что, не смотря на тщедушие и физическое уродство, Фабио Панталоти хорошо справлялся со своими обязанностями, а в последнее время и вовсе выбился в передовики. К тому же это назначение позволило улучшить моральный климат среди сотрудников моего подвала, повысить производительность труда...
  - И привело к государственной измене! - подвел неутешительный итог, Владыка Ада.
  Смотритель, демонстрируя свое крайнее послушание, рухнул при этих словах, не пожалев лица, на холодные плиты.
  - Ты недостаточно ревностно исполнял свои обязанности Курт Вебер если в твое отсутствие Инквизиторы занимались неизвестно чем. Плели интриги, обижали слабых, прописывали новичков...
  Неутомимый благоразумно помалкивал, и продолжал биться лбом об пол.
  - А где тебе удалось раздобыть новые тела для этих раздолбаев, которых Беглец забил насмерть во время своего спонтанного бунта.
  - Нам сказочно повезло, у погибших имелись значительные накопления и в это время на планете проездом находился черный маг. Мне удалось очень быстро связаться с ним и попросить о помощи. Он незамедлительно прибыл на место происшествия и, за вполне умеренную плату, восстановил покалеченные тела моих подчиненных.
  - Но почему ты не доложил о происшествии своему начальству?
  - Я не хотел расстраивать его по пустякам Мисир.
  Князь Тьмы ненадолго умолк, а затем огласил свой приговор:
  - Учитывая твои предыдущие заслуги, и честное служение престолу, Я сохраню тебе, твой общественный статус Курт Вебер. Но если в будущем месяце твои добры молодцы снова займутся поисками очередного несчастного для своих дурацких утех, и не смогут увеличить производительность труда, хотя бы на десять процентов, я подыщу на твое место более расторопного и требовательного исполнителя, а тебя прикажу поставить к пыточному столу на место Фабио Панталоти.
  Главный подвальный смотритель не смел, даже шелохнуться.
  - Пшел вон.
  Тот с величайшим облегчением прошмыгнул за дверь, а Его Мерзость вновь обратился к проштрафившемуся Инквизитору:
  - Можешь продолжать мой безрассудный Фабио.
  - Как я уже и рассказывал Вам, Мисир, беглый преступник внезапно возник передо мной в Хранилище клонов и после некоторых угроз и щедрых посул сумел склонить к обоюдовыгодному сотрудничеству. Сперва я сделал вид, что готов помочь ему, в надежде поднять тревогу при первой же удобной возможности. Но, ни страх скорой расправы и вечного забвения в прожорливой глотки Черной звезды, ибо в тот момент подле нас не оказалось, ни одной энергетической ловушки, ни обещание кардинально изменить мою внешность, не подтолкнули бы меня к государственной измене. Я принял это преступное решение после того, как он реально заступился за меня перед нашей подвальной братией. Ведь мало того, что он сделал из меня полноценного мужчину! Он смог разглядеть за моей уродливой внешностью Личность, и не побрезговал протянуть мне руку помощи.
  - Глупец! Ты хоть понимаешь своим скудным умом, что беглец использовал тебя в своих личных интересах? Разуй пошире глаза и реально взгляни на окружающий тебя мир. На Церии он держится исключительно на насилии. По-другому здесь просто не выжить.
  Однако Инквизитор никак не хотел прозревать:
  - Возможно, Ваша Мерзость. - Он, в который раз за сегодняшний день, рухнул ниц и покорно пролепетал: - И я настолько осознаю глубину своего преступного падения, что готов заново взойти на эшафот!
  Этот бесхитростный ответ обезоружил грозного владыку. Он долго хохотал, утирая выступавшие слезы, а когда немного успокоился, то даже соизволил сойти с трона и покровительственно потрепать сконфуженного Инквизитора за кудрявую шевелюру.
  - Наивная Бестолочь! Ты уже и так получил все причитавшееся тебе сполна. О, адские трубы этого несчастного княжества! Порой диву даешься, насколько дремуч и необразован мой народ. Заодно и тоже преступление не наказывают дважды. Я отправлю тебя на планету Перуан, в аббатство Святой Женевьевы. Там ты примешь сан послушника и сможешь искупить свои прегрешения перед моим престолом. Останься и проследи за выполнением моей воли Августиньо.
  Потрясенный Фабио не придумал ничего лучше как заорать во всю глотку:
  - Да здравствует Его Мерзость!!!
  И эти истерические крики сопровождали Князя Тьмы вплоть до момента его телепортации в княжеский дворец. Ни бой литавр, ни громогласный рев горнов не смогли заглушить благодарных воплей амнистированного Фабио.
  Они смолкли только после жесткой затрещины, которую влепил ему Августинью.
  От пережитого потрясения и сильного удара по затылку Инквизитор тут же лишился чувств.
  - Эй, мясных дел мастера! - рявкнул на робко возвращавшихся в подвал Инквизиторов "Правая рука", Его Высочества. - Отмойте-ка, как следует этого говножуя, да переоденьте, во, что-нибудь приличное.
  
  
  Серебряный фонтан нежно журчал прохладными струями и подле него, на витой скамейке, совершенно не по княжески вытянув ноги, под тенью густых виноградных лоз, устало восседал Его Мерзость в компании маленькой очаровательной брюнетки.
  Ах, какими прекрасными были эти минуты!
  Забыв обо всем, переполненные счастьем молодожены могли хоть ненадолго перевести дух и расслабиться вдали от любопытных глаз своих немногочисленных придворных.
  Пять минут назад Его Высочество закончил прием послов из Хаоса. Переговоры, на которые он возлагал такие надежды, прошли очень натянуто и закончились фактически безрезультатно. Грубо говоря, его жестко поставили перед фактом собственного бессилия и недвусмысленно намекнули, что Конфедерация миров бывшей Империи намерена и в дальнейшем отстаивать свою независимость. Но больше всего его раздражало то, что он не мог, ни пригрозить, ни подкупить, ни уничтожить этих надменных лордов. А ведь ему ничего не стоило превратить их в жалких жаб и растоптать, в назидание другим, сапогами. Или вовсе испепелить адовым пламенем приняв свой второй, демонический, облик.
  Но, увы и ах, эти заносчивые господа имели дипломатический иммунитет, а начинать свою самодержавную карьеру с грубого попирания основополагающих общественных норм было бы верхом безумия. Это спонтанное безрассудство окончательно подорвало бы доверие всех слоев населения к сильной авторитарной власти, и скомпрометировала само право наследования престола. В его шатком положении, когда вечная недовольная оппозиция уже и так наступала ему на пятки, крича на всех перекрестках о вырождении некогда могучего древа князей де Мантегю, действовать, приходилось крайне осторожно. Верхушка мелкопоместного дворянства умело баламутила народ, предлагая сделать Великокняжество выборной, пожизненной привилегией для своего общественного класса.
  - Э-хе-хех! Мои дорогие предки... - Его Высочество подтянул ноги и придвинулся поближе к княжне. - С какой же легкостью и беспечностью вы умудрились профукать столь процветающую и богатейшую звездную систему...
  - Последовательный и упорный мусорщик даже из кучи навоза со временем сможет сделать ценное удобрение для виноградников и продать его за пару серебряных монет. Для начала поищи утешение в том, что ты никоим образом не принимал участия в этом катастрофическом государственном развале. - Нежным голоском посоветовала ему супруга.
  - О, да моя волчья ягодка! - Он трепетно поцеловал ее мизинчик. - Лишь ты одна понимаешь своего ворчливого тирана с полуслова.
  - Муж и жена одна сатана. - Прижалась к его плечу супруга.
  Они были настолько разочарованы итогами переговоров что, даже не сменив церемониального платья, спешно уединились в своем любимом летнем саду.
  На протяжении долгого времени этот, ни чем не примечательный, дворцовый уголок, служило им в качестве заповедной территории. Он был для них маленьким островком, живущим по собственным, ими же и придуманным законам.
  Здесь Валери впервые встретил Мадлен...
  Здесь они вмести играли, мечтали, ссорились и строили планы на будущее...
  Здесь прозвучали их первые признания в любви...
  Его фиолетовый камзол удачно сочетался с черным кружевным платьем супруги. Глубокий вырез декольте и полностью открытые плечи демонстрировали ее аристократическую бледность, а черные локоны и специальным образом оттененные глаза только усиливали неземную красоту.
  Но, только посвященный знал, что за всей этой девичьей скромностью, опущенными вниз глазками, и тихим кротким голоском скрывалась черная степень боевого Мангла, а об умении хрупкой Мадлен владеть холодным оружием и вовсе слагались легенды. Ведь ее бабка до сих пор преподавала все виды магии в придворном университета, да и отец по молодости входил в тройку лучших придворных дуэлянтов.
  Чтобы хоть немного успокоить своего благоверного, мудрая княжна начала тихо читать ему собственноручно написанную, коротенькую одно - актовую пьесу, при этом с упоением обыгрывая каждого из четырех героев. А он, не больно-то вникая в хитросплетения сюжета, больше следил за шевелением ее пухлых губ, и заворожено любовался тем, с какой естественностью она раскрывает перед ним непростые характеры своих вымышленных персонажей.
  Мадлен де Монтегю, а в девичестве мадмуазель де Компраси, происходила из древнего, но давно обнищавшего дворянского рода.
  Долговая яма, в которую попали ее родители, оказалась настолько велика, что отец был вынужден продать свое роскошное поместье и устроиться простым садовником в княжеский дворец.
  Мадлен очень переживала за своих родителей и, будучи старшей дочерью, постоянно старалась подставить им свое хрупкое плечо. Вскоре, совершенно непреднамеренно, она попала в заповедный сад, где судьба свела ее за прополкой клумб с отбывающим очередное наказание Валери.
  Скромность, классическое домашнее воспитания и непритязательность девочки, а так же ее знание жизни, покорили сердце маленького княжича. В те времена в казне еще водились деньги, и двор его отца продолжал процветать, содержа немалое количество бездельников.
  Валери окружало лишь притворство, лесть и закамуфлированная ложь. Подобное положение дел вполне устраивало старого князя и его капризную жену, которая ни в чем себе не отказывала и, как минимум, по три раза на неделе закатывала роскошные балы.
  Однако образ жизни родителей был не по душе их честолюбивому отпрыску. Вместе со своим молочным братом Августиньо он любил, переодевшись бродяжкой улизнуть на ночь из дворца и побродить по злачным местам столицы.
  В портовых трактирах, уличных кабаках, а то и просто на людных городских площадях Валери приходилось выслушивать такие нелицеприятные отзывы о своей монаршей семье, что по возвращению во дворец он не раз закатывал "зарвавшимся предкам" шумные истерики, призывая их повернуться лицом к своему многострадальному народу. Но родители не принимали всерьез его обличительные выступления и всегда прерывали их выдворением разгневанного отпрыска в дворцовый сад.
  Присутствующие при этом придворные фрейлины и кавалеры злорадно улыбались, прикрыв лицо веерами, а за глаза и вовсе откровенно посмеивались, сравнивая будущего наследника престола с "принцем Гамлетом".
  В своих благородных терзаниях Валери еще долго оставался наедине с собой. Вечные "поиски правды" не находили поддержки даже у его самого близкого друга, и все время натыкались на стену осторожного равнодушия.
  Августиньо, исполнявший у ног Его Высочества роль денщика, шута и партнера по играм, как никто другой знал свое место и молча, выслушивал обличительные монологи обожаемого сюзерена, ни рискуя при этом высказывать свое мнение вслух.
  Поэтому очень скоро среди горшков, кадушек и плетеных корзин с редкими цветами и экзотическими деревьями Валери обрел в лице очаровательной дочки садовника своего самого преданного союзника.
  Мадлен умело сочетала, но самое главное - очень осторожно использовала свои врожденные способности: талантливого адвоката, тактичного советника, строгого судьи и мудрого учителя. Не раз, после общения с ней молодой княжич выдавал при дворе такие перлы, что вскоре обрел реальную поддержку среди Огненных Всадников и Мечников. А ведь именно они во время крестьянского восстания возглавляемого боевыми магами спасли Валери от разъяренной толпы и затем, после убийства родителей, когда пламя народного бунта немного поубавило свою разрушительную силу, возвели двенадцатилетнего княжича на престол.
  Уже в самом конце ее увлекательного чтения их осмелился побеспокоить вездесущий Августиньо.
  Он приблизился легкой кошачьей поступью и тактично прочистил горло, привлекая к себе внимание княжеской четы.
  Его Высочество, попросив супругу ненадолго прерваться, позволил ему осуществить доклад.
  - Ваша воля исполнена Мисир. - Молочный брат был краток, как истинный английский дворецкий, и чем-то весьма и весьма раздражен.
  - Ты свободен, друг мой. - Дежурной фразой попытался избавить себя от его присутствия Князь, желая дослушать финальную часть пьесы и высказать ее автору свое восторженное мнение.
  Тот демонстративно развернулся кругом, но на выход не спешил, выказывая всем своим видом, что желает продолжение разговора.
  Его Высочество не любил недомолвок между близкими ему людьми.
  - Ты чем-то расстроен? - вопрос был задан, судя по интонации, больше из вежливости, и Августиньо теперь самому предстояло решать, а стоит ли ему и дальше беспокоить монарха?
  Преданный сподвижник слегка замялся, опустил голову и начал ковырять носком башмака сорную траву между плит.
  Его Мерзость, враз заинтригованный столь недвусмысленным поведением своего самого преданного слуги, немного подлил масла в огонь:
  - Право дело, друг мой! Ты сопишь, словно разъяренный носорог и готов сожрать меня без соли и перца.
  И пламя полыхнуло в полную силу:
  - Ваше поведение Мисир, начинает меня сильно настораживать. - Негодующе и резко заявил юноша, при этом пристально уставившись в глаза своего повелителя.
  - Тебя смутили результаты нашего визита на Церий?
  - Да, Ваша Мерзость. И осмелюсь заявить, что, если вы и дальше, станете столь великодушно миловать своих подданных, то жалкие остатки вашей империи очень скоро канут в небытие.
  - Полноте друг мой, сгущать краски. Две жалкие душонки с минимальным энергетическим потенциалом, ни как не смогут повлиять на благополучие моей империи.
  - Согласен Мисир. Но за их судьбой пристально следили все граждане Церия, и многие по простоте душевной, или своей природной тупости, вполне могли возомнить, что теперь им дозволено если не все, то многое. Поколебав веру в вашу безграничную жестокость, Вы посеяли зерна сомнения в умах этих людей. Вам вообще не следовало там появляться. Разумнее и безопаснее было бы отдать это крайне щепетильное расследование на откуп местным властям. Тем более что они, очень хорошо справились со своими обязанностями. Однако если вы все-таки решили посетить Церий, с подобающей вашему сану помпой, то при этом вам следовало бы навести там такого шороху...
  - Ты забываешь об одном, мой принципиальный Августиньо. Фабио Панталоти понес самое тяжкое наказание, какое только можно было назначить проштрафившемуся Инквизитору, и произошло это за день до моего визита на планету. А теперь ответь: как я мог нарушить закон, наказав его дважды заодно и тоже преступление?
  - Увольте, Ваша мерзость! - твердо возразил юноша. - ВЫ здесь закон! Я же видел, как вы буквально кипели от ярости и были готовы разорвать обоих негодяев в клочья. Но этого почему-то не произошло! Смерть Панталоти и "Неутомимого" Мелигана вполне можно было объяснить вспышкой вашего монаршего гнева, Великокняжеским капризом, да чем угодно... Однако мой грозный господин показал свою слабость, которая впоследствии может и вовсе подорвать общественный порядок на Церии и всех планетах Преисподни. - Отважно закончил свою обличительную речь Августиньо и, предвидя неизбежность новой волны монаршего гнева, боязливо втянул голову.
  Но Валери повел себя с точностью до наоборот. Он ухватился руками за бока, и едва не задохнулся от простодушного и переливчатого смеха:
  - Ох, и уморил же ты меня, дружок! А то ты сам не знаешь, что там уже и подрывать то нечего. Эти три планеты доживают последнее десятилетие. Еще немного и я навсегда потеряю Чистилище в прожорливой пасти Черной убийцы. Хотя, клянусь всеми муками ада, что сделаю все возможное, дабы этого никогда не произошло.
  - Хорошо! Я согласен! - обречено махнул рукой Августиньо. - Эти обгадившиеся щенки даже не стоят вашего внимания, а три планеты Преисподни обречены и нам, пока что ничего, противопоставить этому. Однако не слишком ли поверхностно мы относимся к самой главной из наших проблем. Ведь дерзкий побег Проклятого высветил совершенно новые вызовы и угрозы для нашей имперской безопасности. Зашаталась и пришла в движение вся система общественных ценностей, которая успешно работала испокон веков. Она, конечно же, не рухнет из-за одного весьма чувствительного толчка и очень скоро обретет устойчивость и стабильность, но только до тех пор, пока следующий ушлый молодчик из числа обреченных на вечные муки не сумеет благополучно покинуть Церий... Что запоет тогда, мой грозный господин? Неужели снова начнет смотреть сквозь пальцы на "невинные шалости" своих подданных?
  - Ты мудр и одновременно близорук, мой сердобольный Августиньо. Но я могу заявить тебе в пику, следующее: другого такого случая не представится никому. За всю историю Преисподнии еще ни одному из Проклятых не удалось воспользоваться магическим порталом. Да, признаю, несколько попыток прошмыгнуть между измерениями имели место. У некоторых даже получалось не только покинуть свой пыточный подвал, но и выбраться на поверхность. Однако они не смогли ступить и десяти шагов, а их кости до сих пор догнивают там, в назидание остальным. Надеюсь, из всего вышеперечисленного мною, ты уже успел сделать правильный вывод о том, что наш бывший пленник, на проверку, оказался весьма незаурядной личностью?
  - Да, я заметил это Мисир.
  - Ну, посуди сам! Каким нужно было располагать потенциалом, чтобы суметь в крайне неблагоприятных условиях вылепить из генетического зверька полноценного мужчину? Такое под силу - лишь Верховному Манглу! Да и то, не на Церии, а подальше от Черной убийцы. Рассуждаем дальше. Нашему талантливому беглецу не только посчастливилось преодолеть величие черной дыры, но и выжить без антидота там, где нормальный человеческий организм поджаривается от радиации за несколько секунд. Поэтому заявляю со всей ответственностью: мы столкнулись с чрезвычайным происшествием имперского масштаба, которое потребовало нашего немедленного вмешательства. А ты, как десятилетний мальчишка, дуешь губы и призываешь меня отсиживаться во дворце, перепоручив его расследование бесталантливым и тупоголовым исполнителям, умеющим лишь раболепно гнуть спину, да восторженно вопить при встрече со мной: "Да здравствует Его Мерзость!".
  - Все равно, я не перестану утверждать, - продолжил "упираться рогом" Августиньо, - что ваше решение, мягко говоря, лишено здравой логике, а визит на планету и вовсе был неуместен.
  - Послушай смертный! - а вот теперь его господин рассердился по-настоящему. - Откуда тебе знать все тонкости и хитросплетения моего Великокняжеского мышления? Не смей заискивать и возражать! Молчи и слушай своего повелителя, если он удостоил тебя такой чести. Ты, как и большинство граждан моей несчастной империи, не видишь дальше своего носа. Повторяю: я, как никто другой, осознаю всю степень угроз исходящих со стороны Беглеца для нашей государственной идеологии. Кое в чем ты действительно прав! Да, эта мина замедленного действия. Фабио Панталоти не наивный новичок в отлаженном механизме наших общественных ценностей. Он впитал имперские порядки каждой клеткой своего дегенеративного организма. Более трехсот лет этот генетический урод был вынужден жить по нашим правилам. До встречи с беглецом он только и делал, что ревностно чтил все законы, и ничем не выделялся из толпы таких же сереньких планетарных тружеников. Я далек от мысли, что Проклятый мог оказать на него какое-то влияние до их роковой встречи в Хранилище клонов. Но вот, что меня больше всего настораживает: беглецу удалось практически за несколько минут морально сломить Фабио, и заставить его осознанно действовать в своих интересах. А затем, он и вовсе завербовал его и превратил в послушного, готового на заклание, барана. То бишь этот человек сумел как следует встряхнуть мозги у нашего подданного, не приложив для этого особых усилий.
  - Одно мне непонятно Мисир: почему он ушел с планеты по-тихому, а не поднял среди Падших восстания? Ведь в суматохе мятежа его задача намного бы упростилась. - Подхватил и развил его мысль Августиньо.
  - Я надеюсь, что мы узнаем это при личной встрече с ним. Человек не иголка в стогу сена. Поэтому отправь-ка по его следу тройку Ловчих и одного Огненного мечника.
  - Будет исполнено, Мисир! - Молочный брат аж засветился от восторга.
  - Моя миссия на Церии, друг мой, заключалось в том, чтобы лично оценить величину магического потенциала этого прыткого господина. Более того, я должен был узнать природу творимых им чудес. Признаюсь, не кривя душой: в пыточном подвале я почувствовал такой положительный энергетический заряд, что его нейтрализация потребовала от меня небольшого усилия. Однако я привык из всего извлекать пользу. Даже из собственного поражения. Знаешь, что удержало меня от расправы над этими "подвальными крысами"?
  - Не смею, и догадываться Мисир.
  - Когда я рассвирепел настолько, что был готов принять свой магический облик и, как ты ратовал, в назидание другим, испепелить этих ротозеев, в моем разгневанном сознании родилась весьма рациональная мысль: "Эге!, - сказал я себе, - пускай парнишка и соскочил на некоторое время с пыточного стола, но как приятно осознать, что принцесса Ли, сама того не ведая, преподнесла нам, в его лице, такой щедрый подарок". Причем эта самодовольная гусыня умудрилась передать клиента не, только в здравом уме, но еще и в купе с родной телесной оболочкой.
  - Она наивно понадеялась, что наш герой быстро и безнадежно деградирует от бесконечных пыток и непрерывной череды перезагрузок в новые клоны, а все произошло как раз наоборот. - Гордо выпятил грудь слуга, сопереживая свою причастность с величайшими размышлениями своего обожаемого господина.
  - Ты правильно подметил, друг мой, назвав его "Героем". И чем быстрее ты представишь эту личность перед моими очами, тем большую награду сможешь требовать от меня.
  - Уже лечу! - Казалось внезапно налетевший шквал, выдул Августиньо из дворцового сада.
  Супруги немного помолчали, размышляя каждый о своем...
  Затем, Мадлен, так и не дочитав до конца финальную часть своей пьесы, страстно прошептала:
  - Валери?
  - Да, моя черная капелька крови? - Князь трепетно приобнял ее, готовый исполнить любой каприз. Ведь только ей разрешалось называть монарха по имени, да и то наедине.
  - Расскажи мне, пожалуйста, о прошлой жизни этого прославленного беглеца.
  Молодой супруг вздрогнул от неожиданности. Он уже предвкушал страстную любовную прелюдию, и просьба жены без преувеличения застала его врасплох.
  - Мне известно о нем немного. Он бывший кадровый военный, в офицерском чине. Принцесса Ли хитростью заманила его в ловушку, убила жену и двоих детей, а самого обменяла на своего сопливого сводного братца.
  - Артура Мелигана? - кротко уточнила княжна.
  - Да. - Валери ласково стиснул ее руку.
  - Ваша Мерзость, - официально и предельно серьезно обратилась к нему девушка, - я непременно хочу познакомиться с этим интереснейшим человеком. Постарайтесь, до этого момента, сдержать себя и не порвать его от злости на портянки.
  - Обещаю, что сделаю это, лишь после того, как моя любознательная ведьмочка, удовлетворит свое женское любопытство.
  - Я горжусь и преклоняюсь, перед Вашей мудростью Мисир. - Она грациозно встала с беседки и сделала глубокий книксен.
  
  
  
  В ветвях старой яблони громко и нагло щебетали воробьи.
  Было раннее утро и, пробудившись, они по привычке устроили настоящую свару, решая руганью и толчками свои птичьи вопросы.
  Что же, на самом деле, пытались выяснить эти беспокойные пернатые, по большому счету никого не волновало, потому как их возмущенный гомон очень скоро начал тонуть в шуме просыпавшегося города.
  Ярославцев спрятав лицо под капюшоном, сосредоточенно нажевывал пресную хлебную лепешку, закусывая ее крупными и сладкими яблоками. После нескольких месяцев проведенных им в Преисподни эта незатейливая и грубая еда была настолько восхитительна, что он вкушал ее маленькими кусочками, сначала обсасывая, а затем уже тщательно пережевывая.
  Кто хоть когда - ни будь, голодал по настоящему, а не в целях очередного лечебного похудания, хорошо знает, в какое лакомство может превратиться простая осьмушка "черного", второсортного хлеба.
  Ее трепетно и аккуратно режут острым ножом или шпагатом, чтобы не получить крошек, на небольшие кубики, а потом каждый осторожно кладут на язык, и медленно смакуют как сладкую ириску из далекого и безоблачного детства. У-у-у... Вкуснятина!
  Капитан "уронив свои кости" на длинной каменной лавке недалеко от сторожевой башенки, скрывавшей, за своими стенами, магический портал, напряженно вслушивался в бойкую болтовню спешащих мимо горожан.
  Пороть горячку и бросаться с головой в омут партизанской войны пока не имело смысла. Ведь он, до сих пор еще не смог преодолеть языковой барьер!
  Местные, в отличие от немногословных граждан Церия, разговаривали на совершенно другом, несравнимо развитом диалекте, немного похожем на фарси, но имевшим более расширенный словарный запас. Это обстоятельство, конечно же, сильно осложняло его задачу, и пока не позволяло начать фазу активных диверсионных действий.
  Рядом с ним какой-то бродяга, безбоязненно притулив свой тощий зад, тоже уплетал за обе щеки вроде бы дармовые яблоки и совершенно не обращал ни на кого внимание.
  Мимо них по широкой, вымощенной булыжником, улице говорливо текла, постепенно набирая силу, разбитая на разные потоки толпа.
  Похоже, портал был выстроен на центральной улице города, ведущей к крупному продуктовому рынку.
  Посредине ее неторопливо проплывали примитивные, ярко раскрашенные, четырехколесные повозки, запряженные парой, а иногда и тройкой муравьев. В них очень скучено сидели люди, причем мужчины и женщины ехали отдельно друг от друга, и лишь, иногда эти местные такси арендовались целыми семьями.
  Костя подметил, что тягловые насекомые специально ступают лапа в лапу, строго выдерживая определенный темп. И хотя это значительно снижало скорость самой повозки, однако вся процессия двигалась плавно, без рывков, словно по невидимой ниточке.
  А вот уже ближе к огороженным металлическими цепями дорожным краям, явно предназначенным для безопасного передвижения пешеходов, все происходило как раз наоборот. Здесь быстрыми односторонними ручейками протекали плотные колоны муравьев-носильщиков, тащивших на своих спинах, закрепленные широкими ремнями, огромные тюки. Это движение регулировали стоявшие на краю тротуаров погонщики, вооруженные длинными бамбуковыми палками с острыми короткими чеканами на концах. При любой заминке в бурлящем потоке членистоногих, они начинали громко свистеть и, со всей дури, гвоздить замешкавшегося муравья по голове.
  Костя так же отметил про себя, что бегущие непрерывным потоком насекомые сильно отличаются от тех устрашающих экземпляров, точивших на него, в тени каменного портального колодца, свои внушительные жвалы. Эти были значительно меньшего размером, да и вели себя как отупевшие и загнанные рабы. Прямо на его глазах, погонщики, за каких-то полчаса, забили на смерть троих хитиновых тружеников, и никто при этом даже ухом не повел, а сами членистоногие стояли смирно и безропотно сносили сыпавшиеся на них удары.
  Здесь стоило бы разъяснить, что Ярославцев не просто так, а сугубо из-за жестких требований оперативной обстановки занял этот наблюдательный пост. Если по его следу уже устремилась погоня, то вряд ли она начала бы рыскать в непосредственной близости от портала. Задача любого преступника формулировалась достаточно просто: как можно быстрее и дальше убежать от места совершенного преступления, или "залечь на дно" в надежном, неизвестном властям, убежище. Однако он не располагал заранее подготовленным тайником, и самое главное - не считал себя преступником.
  Константин уже давно определил свой боевой статус. Он приписал себя к обычной разведывательно-диверсионной единицы, действующей в глубоком тылу противника, которой рекомендовалось только по возможности опираться на соответствующие боевые инструкции и наставления, а в основе своей, конечно же, действовать по обстановке. То есть самодеятельность при этом вполне допускалась, ведь невозможно было предусмотреть все нештатные ситуации.
  Но, помимо "величайших целей будущей партизанской войны", существовали еще и обычные физиологические потребности, которые ему все равно предстояло решать. И как только капитан благополучно покинул портальную башенку, жесточайший приступ голода едва не свалил его с ног. Это напомнили о себе последствия полной регенерации организма. Ему бы помедитировать в тайнике часок, другой, насытив клетки от альтернативных источников, но он, опасаясь, погони, сильно торопился и, выйдя в город, почувствовал такую дикую боль в желудке, что хоть ложись и помирай. Самое время было подбросить организму немного топлива. И тут Ярославцев допустил свою первую ошибку...
  Без задней мысли наш самоуверенный нелегал приблизился к уличному лотошнику, бойко торговавшему горячими хлебными лепешками, и протянул жетон из красного металла.
  Реакция ухоженного мальчишки с чистенькими розовенькими ручками оказалось весьма и весьма бурной!
  Он, вдруг наотрез отказался брать деньги, и чуть не силой ссудил Ярославцеву две свежевыпеченные лепешки, при этом боязливо оглядываясь на проходивший мимо вооруженный патруль.
  Капитан был крайне раздосадован случившимся! Вся эта сцена сопровождалась настолько громкой и эмоциональной трескотней распалившегося торговца, что на них, помимо стражников, обратили внимание не менее двух десятков прохожих.
  Чтобы и дальше не усугублять ситуацию, Костя быстро сунул горячую выпечку в карман халата, и благоразумно смешался с толпой спешащих по своим делам, горожан.
  Немного покружив по городу и составив в голове его примерный топографический план, он окончательно определил, что выход из портала действительно находится почти в самом центре этого достаточно крупного поселения.
  Вскоре капитан нашел довольно удобное для наблюдения место и, вывалившись из людского потока, присел на грубо отесанную скамью под раскидистой яблоней, возле маленького питьевого фонтанчика, но уже с другой стороны от портальной башенки и горластого хлебного торговца.
  Климат в зоне расположения городских кварталов был сухой и жаркий. Ярославцев кожей чувствовал, что он соседствует с большой песчаной пустыней. Но вода здесь почему-то присутствовала повсюду и тратилась весьма неэкономно.
  Каждая улица смело могла похвастаться разветвленной сетью больших и малых фонтанов. Их практическое предназначение Костя узнал, наблюдая за действиями местных жителей. Из больших, горожане черпали воду применяя для этого кожаные ведра. В средних, омывали лица и руки, предварительно натерев их какой-то голубоватой пастой. А малые служили им для утоления жажды и ополаскивания мелких фруктов.
  Даже бедно одетые граждане на удивление Константина не выглядели неряшливо. Их лица были побриты, волосы красиво подстрижены, а халаты сверкали чистотой и аккуратно пришитыми, однотонными заплатами.
  Социальная структура общества подбрасывало ему одну загадку за другой, и поэтому Костя решил продолжить свое невинное созерцание за этим многоликим, бурлившим вокруг него, обывательским водоворотом.
  Пережитое волнение немного приглушило голодные спазмы в желудке, и он пока что не рискнул впиваться зубами в хрустящую, еще хранившую тепло, лепешку.
  Очень скоро на скамейку плюхнулся незатейливый мужичонка в штопаном халате и, совершенно безбоязненно, подобрав с земли несколько яблок, придирчиво осмотрел их, а затем помыл в фонтанчике.
  Вернувшись на место бомжара начал аппетитно причмокивать сочными плодами и болтать от удовольствия в разные стороны босыми ногами.
  Проходившая мимо тройка стражников даже бровью не повела в его сторону.
  Босяк, быстро закончив свой постный завтрак, внимательно ощупал землю возле корней и, печально покачав головой, пошел и набрал воды, воспользовавшись кожаным ведром, прикованным к фонтанчику тоненькой стальной цепочкой.
  Костя с интересом наблюдал за происходящим.
  Проковыляв под тяжестью ноши к дереву, бродяга заботливо полил его, и вернул ведро на место.
  - Да возрадуется наш мудрейший Падишах за то, что помог своему подданному не умереть в это утро с голоду! - с выражением и от души продекламировал мужичонка и, выпрямив спину, гордо побрел прочь.
  То, что увидел Ярославцев, заставило его сделал два неутешительных вывода: во-первых, на планете существовала реальная благотворительная система продовольственного обеспечения нищих слоев населения, а во вторых, если самое занюханное "дитя улиц" в слух восхваляло Падишаха, да потом еще и дефилировало по городу с высоко задранным носом, ни о каком социальном протесте, а уж тем более, восстании здесь не могло быть и речи. Местные граждане были всем довольны, а острые социальные углы успешно сглаживались, по всей вероятности, за счет мудрой системы налогообложения и малого, но эффективного чиновничьего аппарата.
  Вскоре капитан, и сам неплохо позавтракав, тем не менее, не стал срываться с насиженного места, а продолжил ломать голову над странным поведением торговца. Он создал громкий прецедент, и сейчас хотел разобраться в его причинах. Получалось, что парнишка уступил ему свой кровный товар совершенно бесплатно? Причем втиснул едва не силой, да еще и боязливо косился на проходивших мимо стражников. Но почему? Ведь Ярославцев, судя по его одеянию, не принадлежал к деклассированным общественным элементам, которые всем своим видом уже требовали к себе снисхождения. За треть той суммы, что позвякивала в его кармане он, по его наблюдениям, вполне мог купить у крикливого мальчонки весь его вынесенный на продажу товар, да еще и вместе с лотком.
  Однако долго напрягать мозги ему так и не пришлось. Разгадка столь нелепого, с позиции "купи-продай!", поведения произошла сама собой.
  Пока он был занять изучением быта, нравов и обычаев местных обывателей, к яблоне приблизилось престарелая бродяжка.
  Старуха, в отличие от остальных, критически осмотрела его со всех сторон и, просительно заглянув под капюшон, показала покрытые язвами руки, да еще при этом и уверенно потребовала:
  - Изгони мою хворь целитель.
  Капитан сперва онемел от такой наглости, а затем ляпнул, явно не подумавши:
  - С какой это стати я должен лечить тебя, "Старость ходячая"?
  - Ты ведешь себя очень странно?! - подозрительно прищурив правый глаз, нараспев произнесла бродяжка. - Разве ты не член Ордена странствующих целителей?! - при этом она возмущенно указала скрюченным пальцем на маленькое изображение симметричной паутины украшающий его правый рукав. - Ну, да?! Судя по акценту, ты пришел сюда издалека. Но ведь законы Ордены едины во всех частях света.
  "Второй провал за сегодняшний день! Стареем брат, стареем..." - тоскливо подумал Ярославцем почем свет, костеря себя за допущенную промашку.
  Получалось, что сам того не ведая он выбрал в тайнике одежду "местного общественного коновала".
  "Выходит, в мои обязанности входит еще и бесплатное лечение всех сирых и убогих на этой планете? Хотя за это, судя по реакции хлебного торговца, мне тоже, кое-что здесь безвозмездно причитается".
  Отступать было некуда! Отфутболивать старуху тоже не имело смысла. Эта карга могла разораться, и вновь привлечь к нему внимание.
  Надо было действовать быстро и решительно!
  В другое время, и в другом месте он бы незаметно свернул ей шею и усадил "покемарить" в тени гостеприимного дерева. Однако сейчас ему, ой как нельзя было оставлять следов!
  Поэтому наш общественный эскулап, призвав на помощь свои уникальные навыки, с самым серьезным видом, медленно провел по пораженным участкам теплыми ладонями, и с удовлетворением заметил, как они стали затягиваться тонкой бледно-розовой пленкой.
  Старуха восприняла его поступок как нечто должное.
  Она терпеливо дождалась полного заживления и, вместо слов благодарности, скрипуче проворчала:
  - А ты хороший лекарь. Не часто встретишь среди вашего брата такую силу.
  "Так, пора менять не только место дислокации, но и этот маскарад. А то, еще чего доброго, придется открыть здесь филиал военно-полевого госпиталя".
  - Подходи! Налетай! Не стесняйся! Сам как хочешь, скорей одевайся!
  Приближавшийся протяжный голос сорвал его с места. Нет, однозначно сегодня сама госпожа Удача покорно плыла в его руки!
  Это оказался не просто торговец одеждой. Большая часть его тележки была доверху заполнена поношенными вещами, что позволило Кости без труда подыскать для себя обычный босяцкий халат.
  Старьевщик тут же, не сходя с места, развернул маленький шатер и, не задавая лишних вопросов, помог капитану переодеться, продолжая громко нахваливать свой товар:
  - Ай, какой подходящий халат, в нем сорок дыр и сорок заплат. - И снова не жалея легких: - Подходи! Налетай! Сам себя одевай!
  Барыга не жадничая, с ходу предложил разумную цену, да еще согласился купить орденскую униформу, мудро рассудив:
  - В большом хозяйстве все сгодится.
  Закончив торговые формальности, они ударились по рукам, и Ярославцев, обретя новый облик, успешно и незаметно влился в ряды многочисленных уличных бродяг.
  
  
  Спустя неделю, как только стемнело, в ворота зажиточной усадьбы на южной окраине города настойчиво постучал рослый мужчина.
  Дверь быстро отворили, ибо хозяин, истомленный дневной жарой, вместе с многочисленной семьей в это время изволил ужинать во дворе прямо под открытым небом.
  - Проходи, - обыденно махнул рукой полный пожилой господин в сторону одноэтажной мазанки с торчащей печной трубой. - На кухне тебя покормят, там, если надо и заночуешь.
  Хозяин дома был на полголовы выше просителя и значительно шире в плечах. Его тучность и возраст совершенно не мешали ему быстро и в тоже время грациозно двигаться, а в жестах явно угадывалась не дюжая сила и природная ловкость. Ходили слухи, что в молодости этот удалец, не смотря на мнимую внешнюю неуклюжесть, нередко побеждал в молодецких драках стенка на стенку. Еще поговаривали про его выдающиеся борцовские способности: мастерские броски и захваты. Даже сейчас, когда жизнь покатилась под горку, и возраст с каждым годом напоминал о себе отдышкой и болями в суставах он продолжал исполнять обязанности "народного Кади" - общественного смотрящего за порядком в своем довольно неспокойном квартале.
  Закон гостеприимства не позволял толстяку без веской причины прогнать попрошайку прочь. Тот мог пожаловаться любому городскому стражнику и если факт грубого обращения доказывался в суде, то богача, ни взирая на его капитал и заслуги, ожидало месячное заточение в тюрьме и солидный денежный штраф.
  Однако бродяга не спешил переступать порог.
  - Я пришел по поводу работы. - Он указал на слегка повядший пальмовый лист, вставленный в одну из трещин заборной стены. Сей знак, красноречиво сигнализировал, что хозяин дома нуждается в постоянном помощнике. Если бы ему вдруг понадобился поденщик, то вместо пальмового листа на улицу вывешивался пучок сухой полыни.
  - А-а-а?! Вот ты зачем. - Здоровяк почесал свой волосатый живот. - Тогда можешь смело идти дальше. Я не возьму на эту работу проходимца вроде тебя.
  - Зря ты так со мной, уважаемый! Я ведь не "перекати поле", а честный и единственный сын своего отца. Меня обманом, сразу же после его кончины, лишила наследства и изгнала из дома хитрая и злая мачеха. - Гневно воскликнул Константин, и выставил вперед, обутую в кожаный сандаль, ногу.
  Хозяин, мгновенно оценив стоимость обуви, телосложение и прическу просителя не задумываясь, отошел в сторону:
  - Если твои слова, правда, тогда проходи во двор. Посмотрим, чего ты стоишь? Эй, Гульсара, - позвал он свою младшую жену, - принеси-ка мне масляный фонарь, а ты ступай вон туда и разденься до пояса.
  Ярославцев за эту неделю успел изучить местное общество настолько, что теперь смело, решил заняться своим карьерным ростом.
  Тем более что его преследователи уже взяли ложный след и сейчас находились во многих днях пути отсюда.
  Как он и предполагал, к исходу вторых суток после его побега из Преисподнии, прямо под утро, торговую площадь пересекли три весьма подозрительных типа во главе с Огненным мечником.
  "Ей Богу, ребята пожаловали сюда, по мою душу", - лениво подумал Ярославцев и перевернулся на другой бок. Он спал на соломенном матрасе, среди таких же клошарствующих элементов прямо в центре торговой площади.
  Их было больше сотни, на дворе стояла середина лета и многие старались не отдаляться от прикормленных мест, где их уже знали и охотно брали на работу. Ночлежки находились в специальном квартале на окраине города, да и заработанный грошик никогда не был лишним.
  К зиме торговая активность падала, фруктовые деревья переставали плодоносить и чтобы сохранить для себя минимальные бытовые удобства даже этим людям требовались некоторые накопления.
  Местный патруль молодцевато поприветствовал гвардейца и, перекинувшись парой слов, отправился дальше.
  Следопыты немного покружили по прилегающим к площади улочкам, пока мечник опрашивал районного Кади, поднятого ради такого случая с теплой постели.
  А площадь той порой начала потихоньку пробуждаться и жить своей, мало кому подконтрольной жизнью.
  Бродяги, не успев еще толком продрать глаза, полусонные совершали омовение и, тихо переговариваясь, завтракали на скорую руку. Никто из них не обращал внимания на эту колоритную пару, представлявшую высшую и низшую властную ветвь. Подобное равнодушное поведение объяснялось довольно просто: вот, вот должны были прибыть наниматели, а их надлежало встретить не с заспанной рожей. Хороший работник обязан вставать засветло...
  Очень скоро, не соло нахлебавшись, на площадь, по одному подтянулись Ловчие.
  Кади, выполнив свои обязанности, степенно прошествовал домой, а сами охотники решили, как следует посовещаться.
  Нельзя было утверждать, что Константин сильно рисковал, находясь в непосредственной близости от них. Фотографию в этом мире еще не изобрели, и преследователи были вынуждены довольствоваться его словесным описанием.
  Поэтому, громко и нагло позевывая, он перенес свой матрац на границу этой стихийной ночлежки и, как законопослушный гражданин, пристроившись почти что под носом у господ сыскарей, сосредоточенно приступил к утренней молитве, тихо и трепетно проговаривая каждое четверостишье.
  Местные, в своем большинстве считали себя достаточно религиозными людьми. Они прилежно поклонялись оранжевому светилу, молясь ему и на рассвете, и во время заката.
  На самом же деле, наш хитрый капитан только делал вид, что всецело посвятил себя этому благородному, душевному порыву. Прикрывшись шныряющими вокруг него босяками он, до предела обострив свой слух, сумел-таки, по обрывкам фраз выведать все о дальнейших планах своих преследователей.
  Охотники, не смотря на его скептицизм, оказались компетентными господами и, за столь короткое время, каким-то образом, смогли разнюхать про скандал с уличным лотошником и удачное исцеление старухи.
  А вот снять информацию со старьевщика им так и не удалось. Спустя сутки после переодевания капитана, тот бесследно исчез?! Как в воду канул. Причем вместе с тележкой и всем товаром. Конечно же, это случилось не без помощи Ярославцева. Костя, строго соблюдая элементарные правила конспирации, устранил возможного информатора, обрубив, таким вот жестоким способом ведущие к себе концы. Ничего не попишешь: "С волками жить, по-волчьи выть!". Еще никому не удавалось, находясь на нелегальном положении, полностью сохранить человеческий облик.
  В конце короткого, но очень бурного совещания Ловчие все, же убедили гвардейца в том, что беглец, наверняка прибился лекарем к одному из купеческих караванов, и отправился с ним в ближайший оазис. Тот хоть и не был столицей, но многократно превосходил все остальные своими размерами, а так, же располагал единственным порталом позволяющим перескочить на следующую, более удаленную от Черной дыры, планету. Именно возле него они и собирались устроить засаду.
  Огненный весьма неохотно одобрил их план. Даже по маске, скрывавшей его лицо, можно было определить его крайнее нежелание куда-то срываться и зачем-то нестись. Но сыщики проявили настойчивость, и гвардеец вынужденно подчинился большинству так как, не смотря на свой высокий статус, не командовал поисковой экспедицией, а был придан ей в качестве силового и административного прикрытия.
  И вот, произошло то, что должно было произойти. Преследователи не учли уровень интеллекта и степень подготовки своей жертвы и, сами того не ведая, с удвоенным рвением, бросились по ложному следу, избавив Ярославцева на некоторое время от своего присутствия.
  
  
  - А ну, взвали-ка этот мешок на плечо! - пророкотал, как следует, осмотрев тренированное капитанское тело, тучный хозяин и, играючи швырнул к его ногам ста килограммовый куль с мукой.
  Костя безропотно повиновался.
  - Теперь присядь с ним десяток раз... Хорошо, бросай поклажу. Силенок у тебя предостаточно. Раскрой пошире рот.
  Толстяк, подсвечивая фонарем, внимательно осмотрел его зубы и тоже остался доволен.
  - Аль-ля-я! Кажется, достойный человек постучал сегодня в дверь этого дома. Однако маленький червь сомнения гложет мое сердце изнутри. Кто ни будь в городе, может подтвердить правоту сказанных тобой слов?
  - Нет. Я пришел издалека.
  Ярославцев хорошо знал, что по "Обычаю пустыни" он мог не называть ни место, ни даты своего рождения. Спросить человека о его возрасте и происхождении считалось верхом неприличия. Тем более если он происходил из знатной семьи, а сейчас был вынужден носить штопаный халат. У всякого могут случиться тяжелые времена...
  - Ну, тогда просто назови свое имя, и развей мои сомнения.
  - Салех ибн Дауд. - Озорно прищурившись, произнес капитан.
  Хозяин смеялся до слез, потому, как и все на этой планете любил и ценил хорошую, уместную шутку.
  Ярославцев назвал имя ныне здравствующего падишаха, которого в молодости изгнала из дворца властолюбивая мачеха. Он долго скитался в рубище пилигрима по стране, пока народные волнения не расчистили ему путь к трону.
  - Ну, мой хитрый верблюжонок, и уморил же ты меня! - наконец-то выдавил сквозь смех, покрасневший от натуги толстяк. Ладно, Салех...
  - Ибн Фаради, всегда к вашим услугам мой господин. - С легким поклоном продолжил капитан, недвусмысленно намекая на положительное решение вопроса.
  - Я беру тебя ибн Фаради. Все, что от тебя потребуется - ревностно следить за тем, как производится хлебный замес, не давать спуску муравьям и вовремя подносить воду. Эти рыжие лодыри просто физически не приспособлены к такой работе.
  - Я готов, мой господин.
  - Жить будешь в загоне с домашней скотиной, на месте моего бывшего водоноса. Сейчас пойдешь на кухню и плотно поужинаешь, а заодно переговоришь с Эльчибеем. Он расскажет тебе про твои ежедневные обязанности и покажет где что следует брать. Теперь о самом главном: тебе известно, почему я прогнал твоего предшественника?
  - Наверняка вы уличили его в краже муки?
  - Ты знал об этом, или догадался?
  - Предположил, потому что больше воровать на этой должности нечего.
  - Ловок! Ну, теперь ступай.
  - Один миг вашего драгоценного времени. - Вежливо заерепенился капитан. - Мы не договорились об оплате, и я не знаю имени моего добрейшего господина.
  - Муслим ибн Фази. - Сердито проурчал толстяк, сожалея, что проходимец заставил его соблюсти все условия найма. - А плачу я немного - один серебряный финар в неделю. Тебя это устраивает?
  - Мне ли жаловаться на судьбу о, добрейший из всех, кого я когда-то знал. Однако я не теряю надежды добиться своим безграничным прилежанием скорейшего повышения в этом гостеприимном доме.
  - Ну да?! Ты, наверное, надеешься стать управляющим, потом охмурить мою дочь и, в конце концов, выставить меня за ворота. Даже не распахивай по этому поводу полы своего драного халата!
  Хозяин, с самым свирепым видом демонстративно поднес свой внушительный кулак к лицу работника, и грозно пообещал:
  - Как только я увижу, что ты попытаешься заговорить с кем-то из моих женщин, не сносить тебе головы Салех ибн Фаради.
  - Не стоит беспокоиться мой благочестивый господин. Покойная матушка воспитала меня в лучших традициях нашей веры, и я никогда не позволю себе отступить от этих священных правил.
  
  Плотно набитый матрац и одеяло из верблюжьей шерсти настойчиво призывали к безмятежному, и полному сладостных грез, путешествию в прекрасный мир глубоких сновидений, однако Ярославцев, блаженствуя в тягучей, медовой полудреме, не спеша и основательно подводил итоги сегодняшнего дня.
  И начал он с того, что, не скупясь в выражениях, похвалил себя за качественно отработанную оперативную легенду. Действительно, ему было чем гордиться! За неделю, проведенную в среде босяцких элементов он очень серьезно, до самой последней мелочи, продумал свою новую биографию, и вот теперь эти усилия окупились с лихвой. Хозяин усадьбы с ходу, без всяких дополнительных проверок, впустил его в свой дом, предоставил кров, еду и работу.
  А произошло это лишь потому, что Константин прилежно и дотошно изучил не только традиции, нравы и обычаи всего планетарного социума, представленного двумя родственными национальностями, но так, же и историю возникновения такого общественного порока, как бродяжничество.
  Ко всему вышеуказанному он не поленился, и докопался до первопричины столь терпимого отношение к этому уродливому явлению не только со стороны властей, но и остальной, относительно благополучной и зажиточной, части населения.
  Как выяснилось, бродяжничество было распространено на всей территории Фаногории. Отверженными в подавляющем большинстве случаев становились младшие сыновья из многодетных и небогатых семейств. Закон под страхом смертной казни запрещал делить наследство, и оно полностью переходило к старшему сыну, который после смерти отца немедля изгонял своих братьев из дома.
  С одной стороны этот поступок, был антигуманным, и не лез ни в какие моральные рамки обычного цивилизованного общества. Но все фундаментальные законы рождаются исключительно в интересах его выживания, а остальное идет потом, уже в дополнение, когда желудок перестает урчать от голода.
  Фанагория была колонизирована по космическим меркам не так уж и давно, и социальные противоречия еще не успели здесь, как следует вызреть. На суше, омываемой тремя пресными океанами, вольготно господствовали песчаные пустыни, и только в немногочисленных оазисах, могли существовать и развиваться крупные городские поселения.
  Отцы основатели фаногорской нации поступили мудро. Еще на заре зарождения общества они сумели разглядеть главную опасность для его стабильного развития и дальнейшего относительного благополучия. Ей оказалась угроза перенаселения. Не смотря на обилие осадков и водных источников, плодородные, пригодные для земледелия, площади были сильно ограничены, и могли прокормить лишь определенное количество народа. Поэтому власти имущие, руководствуясь этими природно-климатическими особенностями, не только наложили вето на дробление родовых участков, но и категорически запретили бродягам заводить семьи и иметь детей.
  И таким вот непопулярным и примитивным образом им, худо или бедно, но удавалось удерживать под постоянным контролем общую численность населения городов.
  Если кто-то, вдруг отважился нарушить закон, его немедленно подвергали принудительному оскоплению. В расчет не принимались, ни какие оправдания! Правила игры были едины и для патрициев, и для плебеев.
  А чтобы избежать неминуемых социальных потрясений, особенно со стороны молодых, полных энергии и честолюбивых помыслов бродяг, власти принуждали каждого, имевшего семью, гражданина добровольно отдавать свою третью и последующих дочерей, после достижения ими совершеннолетнего возраста, в общественные публичные дома, на утеху и забаву для всех желающих.
  Босякам же по средам и государственным праздникам они установили, в этих увеселительных заведениях, день для одноразового бесплатного посещения.
  Подневольные жрицы любви также подлежали насильственной стерилизации, но в виде исключения наиболее сердобольным отцам семейств дозволялось оставить дочерей в доме, если они соглашались после рождения третьей на полную кастрацию.
  В общем и целом местные законы на этой слаборазвитой планете были просты и обязательны для всех: "Хочешь, плоди будущих проституток или бродяг, а не хочешь, умерь свой пыл, живя безбедно и счастливо, в окружении любящей жены и двух детей".
  Однако не все вынужденные изгнанники мирились со столь незавидным существованием. Некоторые запасались терпением и умудрялись-таки выкарабкаться из нищеты! Где упорным трудом, где врожденной смекалкой и настойчивостью они, непременно, изо дня в день, откладывали часть заработанных денег в специальные накопительные банки. Когда медный грошик, а когда и полновесный серебряный финар. И ждали, надеясь, что судьба, предоставит им шанс...
  Это случалось крайне редко, в основном, после какой ни будь массовой моровой заразы, по завершению которой, в том или ином городском поселении, сразу освобождалось большое количество земельных участков, и вот тогда местные управы устраивали открытые аукционы по продаже ничейного имущества, а новые хозяева домов и наделов вместе с правом пожизненной собственности так же приобретали столь долгожданное разрешение на обзаведение семьей.
  Однако большинство молодых изгнанников после пяти-шести лет бесполезного ожидания, опускало руки, и постепенно мирилось с происходящим. Накопленные деньги бездумно спускались на развлечения и азартные игры, которые особенно процветали в босяцкой среде. Тем более что само существование бродяжничества ни как не порицалось обществом, да и по закону каждый зажиточный гражданин ежедневно должен был нанимать на поденную работу не менее одного желающего по его первому требованию.
  Завтракали "Перекати поле", в основном на территории общественных парков собирая плоды фруктовых деревьев. Сытным обедом их был обязан накормить наниматель. А вечера они коротали в бедняцких ночлежках, где на заработанный грошик могли помыться, привести себя в порядок, хорошо отужинать, да еще и поспать на чистом тюфяке с пахучей соломой.
  Костя так и не заметил, когда он совершил переход в благодатные сады бога сна Морфеуса.
  Спокойно продрыхнув примерно четыре часа он, сам того не желая, вдруг оказался свидетелем одного весьма любопытного события.
  Положение нелегала не позволяло капитану окончательно расслабляться, и поэтому еле различимый шорох мгновенно возвратил его к реальности, и заставил обратиться в слух.
  Он не питал ни каких иллюзий по поводу своих преследователей. Рано или поздно они разыщут его и попытаются арестовать. Их встреча была неизбежна и являлась лишь вопросом времени, и вполне могло случиться, что они уже проникли на территорию усадьбы, и теперь подкрадываются к нему с разных сторон...
  Капитан еще раз внимательно прислушался. Нет, тихие подозрительные звуки исходили только из муравьиного загона.
  Кажется, ему снова повезло. Во сне он перевернулся на левый бок и, теперь оказавшись лицом к источнику шума, мог, не привлекая к себе внимания скрытно отслеживать все происходящие через чуть разомкнутые веки. Благо еще и масляный фонарь был подвешен на шест как раз посреди загона.
  А посмотреть то было на что!
  Пятеро рабов-насекомых вели себя настолько странно, что всерьез заинтриговали капитана. Костя и раньше, слоняясь по улицам, или горбатясь на очередного хозяина, не упускал возможности, чтобы пристально понаблюдать за ними. Однако пока у него сложилось мнение, что перед ним были тупые, примитивные членистоногие с довольно слабым хитиновым покровом, не способные запомнить больше десятка команд. Единственно чем они могли похвастаться, так это выносливостью, неприхотливостью в пище и способностью переносить тяжелые и объемные грузы на очень большие расстояния.
  Они использовались людьми в основном как дешевая тягловая сила.
  Каждый раб все время держался особняком, и Константин пришел к неутешительному выводу об отсутствии у них не только речи, но и умения общения между собой даже при помощи примитивной знаковой или жестовой системы.
  На муравьях-солдатах и вовсе можно было ставить большой, жирный крест. Эти машины для убийства применялись крайне осторожно и только внутри надежно огороженных площадей. Они перемалывали на мелкие кусочки своими острыми, как бритва жвалами любой предмет, попавший в их поле зрение, и совершенно не поддавались дрессировке.
  Обратно, в огороженные толстыми металлическими прутьями загоны, этих хитиновых бойцов заманивали специальным, пахучим лакомством. Если бы они случайно оказались на городских улицах, то те бы полностью обезлюдели за несколько часов.
  Однако этой ночью, соседствующая с Ярославцевым и внешне ни чем не отличавшаяся от остальных, компания членистоногих, собравшись в кружок, напротив энергично шевелила своими антенообразными усиками, тихо посвистывала, и сухо перещелкивалась между собой.
  Неожиданно один из них, настолько увлекся, что не выдержал и, нетерпеливо притоптывая лапой, начал что-то вычерчивать коготком на песке. Остальные, умолкнув, придвинулись поближе, и трепетно внимали, не смея даже усом шевельнуть.
  "Ого! - подумал капитан. - А ведь все это смахивает как минимум на служебное совещание командира низового ранга со своими подчиненными". Более того, Костя даже посмел предположить, что они не просто перемывали хозяйские кости, а с помощью своего муравьиного языка, как пить дать, плели какой-то заговор. И к бабке не ходи, здесь явно "попахивало керосином"! Иначе чем объяснялась такая таинственность и строжайшая степень конспирации?
  И Ярославцева вдруг осенило: вот она его БУДУЩАЯ ОПОЗИЦИЯ! Его разведчики, солдаты и диверсанты.
  Усилием воли, пробудив незадействованные участки головного мозга капитан, не теряя драгоценных секунд, приступил к форсированному изучению их языка, применяя для этого особую спецназовскую методику.
  Насекомые, так и не обнаружив скрытого наблюдения за собой, "подискутировали" еще примерно минут двадцать, и мирно расползлись по своим местам.
  Но и этого оказалось достаточно, чтобы Костя уже мог безошибочно произносить их имена, примерно определить объем словарного запаса и границы языковых возможностей.
  Сказать по правде ему даже стало немного не по себе! Если и остальные насекомые, нещадно эксплуатируемые на территории всей планеты, были так же сообразительны и только на людях "прикидывались ветошью", то рано или поздно колонистам предстояло столкнуться, а может и вступить в вооруженное противоборство с хорошо организованной и грамотно законспирированной армией.
  И его опасения были не беспочвенны. Язык буквально кричал об их интеллекте!
  Посвистывание и пощелкивание обозначали в нем отдельные буквы и служили для составления примитивных предложений состоящих из двух, максимум трех слов. А вот чтобы решить с соплеменниками более сложный вопрос в ход пускались коготки и усики. С их помощью они могли быстро и бесшумно обмениваться любым объемом самой разнообразной информации.
  Костю прямо так и подмывало разбудить эти сонные хитиновые хари, и попытаться установить с ними первый цивилизованный контакт.
  Однако "гнать лошадей" пока не имело смысла. Его словарный запас не позволял завязать с ними открытый и полноценный диалог.
  Озадаченный этим обстоятельством капитан, слегка поднапряг свои мозговые извилины и решил, что в первую очередь ему следовало поинтересоваться их историческим прошлым, и выяснить, почему они до сих пор не взбунтовались, а уж потом пытаться организовать первичный контакт и тесное взаимодействие.
  Это "гениальнейшее открытие" окончательно успокоило его и, с чувством выполненного долга Ярославцев перевернулся на другой бок в надежде проспать как минимум до рассвета, справедливо решив, что пара лишних часиков ему совершенно не повредят.
  Он сладко потянулся, и в этот момент что-то шлепнулось рядом с ним прямо в изголовье матраца.
  В мгновение ока Константин оказался на ногах и, одним широким прыжком, переметнулся в густую темноту.
  В звездном небе, рядом друг с другом красовалась пара почти, что одинаковых по размеру спутников, и усадебный забор в их ровном, холодном свете, отбрасывая хорошую тень, надежно скрыл его от посторонних глаз.
  Ярославцев, затаив дыхание, напряженно ожидал, когда противник выдаст себя новым действием. Рыпаться и геройствовать при таком раскладе не имело смысла. Тот, кто следил за ним, занимал очень выгодную огневую позицию, и мог уже не раз отправить его к праотцам.
  Какой-то маленький предмет, блеснув в свете лун, поднял фонтанчик пыли возле его ног. Капитан в этот раз не стал менять диспозицию. Он медленно присел и подобрал с земли... Золотую женскую сережку украшенную крупным бриллиантом.
  Кто-то явно желал с ним встретиться, и Ярославцеву ничего не оставалось, как медленно выйти на середину двора с разведенными в стороны руками. Пусть те, кто за ним наблюдают, увидят, что он все понял правильно и готов к дальнейшему развитию событий.
  Константин успел примерно определить, откуда был произведен бросок и теперь выжидательно замер, стоя лицом к хозяйскому дому, который своим внешним видом больше напоминал маленький дворец падишаха, а не роскошное жилище крупного землевладельца.
  Первый этаж этого необычного, для зажиточного гражданина, особняка был совершенно глухим, высотой около пяти метров с маленькими вентиляционными отверстиями и одной хорошо укрепленной дверью. Он отсвечивал разноцветными, до блеска отполированными гранитными блоками, украшенными тотемной орнаментной резьбой. Несмотря на явную дороговизну, в нем располагался обычный склад, пекарных полуфабрикатов и готовой продукции.
  Второй представлял собой кричащий деревом, шелком и позолотой жилой комплекс, меньшей площадью, ужатый к центру, настолько, что по его краю могли свободно разойтись как минимум два человека с гружеными ручными тележками.
  На его углах хранились крепкие приставные лестницы, которыми хозяева могли воспользоваться в случаи пожара. Здесь же стояли большие емкости для сбора дождевой воды, стекавшей во время непогоды с единой крыши, похожей на большую луковицу.
  Какое либо ограждение на межэтажном пандусе полностью отсутствовало, ни тебе декоративного бортика, ни надежных перил.
  - Сюда. Сюда мой бесстрашный спаситель. - Приглушенно раздалось справа, и в окне одной из комнат несколько раз мелькнула белая тряпица.
  Голос явно принадлежал молодой женщине.
  "Может это засада?", - засомневался Константин и тут же отогнал свои подозрения прочь: - "Нет, нереально! Заманить меня в ловушку можно было намного проще и эффективнее".
  Он никогда не блистал мастерством по-городскому паркуру, но уверенных навыков в горной подготовке вполне хватило на то, чтобы быстро и бесшумно оказаться на крыше.
  Распластавшись ужом на ее прогретой за день поверхности, Костя выждал некоторое время, и тенью скользнул к темной пасти оконного проема.
  На Фанагории не использовали стекло для тепло и звукоизоляции помещений. Из него делали изящную посуду для очень богатых земледельцев, а во время холодных зимних ночей все отверстия в домах, за исключением вентиляционных, закрывали изнутри плотно подогнанными деревянными щитами.
   Капитан не стал, подставляться и заглядывать внутрь, и уж тем более перелезать через подоконник. Прижавшись спиной к теплой, чуть шероховатой стене, Константин тихонько кашлянул, обозначив свое присутствие.
  В комнате предательски заскрипела половица и ленивым отголоском тявкнула собака.
  - Умолкни Пхут! - громко потребовал все тот же женский голос. - Вечно ты брешешь не по делу.
  Ярославцев обострил слух и слабеньким телепатическим импульсом аккуратно просканировал помещение.
  "Два живых существа... Минимум деревянной мебели... Оружие отсутствует полностью..."
  Голова работала как во время боевой операции: быстро и предельно сосредоточенно.
  Громкое журчание оповестило окрестности об использование ночного горшка по его непосредственному предназначению, и должно было объяснить потревоженным хозяевам причину возникшего шума.
  Капитан терпеливо ждал, давая возможность незнакомки усыпить бдительность проснувшейся собаки.
  - Тебя прислал мой отец?
  Вопрос прозвучал как гром с ясного неба!
  Ярославцев даже вздрогнул от неожиданности, и прекрасно понимая, что вступил на очень скользкую дороженьку, тем не мене довольно уверенно подтвердил ее догадку:
  - Да госпожа, меня прислал твой отец.
  - Тогда чего ты ждешь? Немедленно забери меня из этого паучьего гнезда! - последовал полный отчаяния ультиматум.
  - Потерпи еще несколько дней. Мне нужно все как следует подготовить. - Как можно спокойнее ответил ей Константин, балансируя в этом словесном диалоге буквально на грани полного провала.
  - Ты что-то скрываешь от меня? - в ее голосе засквозило плохо скрываемое подозрение. - Назови мне имя моего отца! - грозно и требовательно прозвучало из комнатной черноты.
  "Вот те бабушка и Юрьев день! Первый допрос с пристрастием! Ладно, была, не была. Ведь терять мне пока что нечего. В случаи провала, молча, спущусь с крыши, и пойду себе спокойно досыпать".
  - Меня нанял посредник, госпожа. А он, в целях общей безопасности, не сообщил мне даже твоего имени. Скажу больше, ты ведешь себя крайне безрассудно. Не успел я переступить порог этого дома, как ты своими действиями, едва не выдала меня с потрохами. Терпение моя госпожа, тебе понадобится много терпения.
  - Хорошо! Как только будешь готов, пройдись по двору в полдень в белом платке, словно бы у тебя разболелась голова. Я подсыплю снотворного собаке, и ночью ты выкрадешь меня.
  - Жди оговоренного сигнала.
  Костя не стал больше задерживаться и, бесшумно спустившись вниз, скрытно, избегая освещенных мест, прокрался к свой лежанке.
  Здесь он разыскал вторую серьгу и спрятал украшение в тайный кармашек халата.
  Ломать голову над случившимся Ярославцев не желал! Утро было всегда мудрее вечера, и капитан, безо всяких угрызений совести, вновь отдал себя на растерзание коротких, но очень красочных и насыщенных сновидений.
  
  
  
  - Подъем бездельники! Подъем тунеядцы! Протирайте свои бесстыжие глазища и марш на завтрак! - громко горланил капитан, тормоша спящих муравьев по их хитиновым загривкам.
  Наступил третий день его пребывания в качестве водоноса и надсмотрщика за насекомыми. Этого срока оказалась вполне достаточно чтобы как следует изучить всю оперативную обстановку и предпринять кое какие шаги.
  Сегодня он решил в корне поменять всю организацию своего труда.
  Разбудив насекомых на полчаса раньше Ярославцев, вдоволь наполнил их кормушки едой и водой, а затем, скорчив страшную физиономию, грозно приказал:
  - Жрите от пуза. Нам придется сегодня хорошо поработать. - Да еще для большей убедительности помахал перед ними бамбуковой палкой с острым стальным чеканом.
  Членистоногие, радостно шевеля усиками, жадно набросились на еду, а Константин тем временем вышел во двор и, умывшись из фонтана, совершил коротенькую молитву.
  Патинат уже вовсю суетилась возле кухонного очага и, завидев его ранний подъем, с радостью пригласила к столу.
  Полная и жизнерадостная супруга Эльчибея подрабатывала в доме кухаркой, ежедневно готовя еду для работяг и многочисленной прислуги. Стряпуха она была так себе, но никто и не требовал от нее изысков. Для своих людей хозяин никогда не экономил на продуктах, что нельзя было сказать о рабской кормежке.
  Шлепнув в деревянную тарелку пшеничной каши щедро сдобренной вяленным, мелко нарезанным, мясом, она уселась напротив и, подперев уже седеющую голову рукой, стала наблюдать за тем, как Константин уплетает за обе щеки ее нехитрую стряпню.
  Патинат вместе с мужем устроились на работу к ибн Фази ровно четыре года назад. Удачно выдав замуж младшую дочь, они надеялись встретить глубокую старость в собственном доме, но старший сын внезапно привел украденную невестку, да еще к тому, же в интересном положении...
  Естественно, что ее родители, не получив положенного выкупа за дочь, обратились к судье и потребовали в качестве компенсации, все Эльчибеевское имение. И закон был на их стороне! К краже невесты прибавилась плотская связь до замужества и вся вина за содеянное теперь легла на родителей "вора и растлителя".
  Подобные прецеденты случались крайне редко и в основном решались между будущими родственниками полюбовно. Родители и невесты и жениха прекрасно понимали, что здесь замешано большое и прекрасное чувство...
  Однако на этот раз все вышло совершенно по-другому.
  Как оказалось, отец невесты уже просватал свою дочь старому, но богатому землевладельцу за очень хороший выкуп. На что та, недолго думая, возьми да и сбеги со своим возлюбленным прямиком к нему домой.
  А чтобы родители не смогли вернуть ее обратно, "молодые" не придумали ничего лучше, как пойти на нарушение брачного закона.
  Престарелые супруги не стали проклинать своего непутевого сынка, и по-тихому удалились к одному из своих дальних родственников. Да и родители невесты после суда смягчились и переписали все имение на зятя.
  Вскоре им подвернулась довольно приличная работенка, и они снова, как в молодые годы, начали вить свое семейное гнездо, надеялись за оставшееся время накопить на небольшой одноэтажный домик с маленьким земельным участком.
  Вскоре к трапезе присоединился и сам управляющий. Он как всегда был хмурый и не выспавшийся.
  Эльчибей уже успел обойти все хозяйственные постройки и заметил изменения в графике кормежки рабов. Однако вмешиваться в это дело не стал, ограничившись только устным порицанием:
  - Зря ты так поступаешь. Хозяин не одобрит твоего самоуправства.
  - Цыплят по осени считают.
  - Чего?! - осклабился управляющий, впихивая в себя кашу и запивая доброй порцией козьего молока.
  - Да я о том, что результат будет известен только к вечеру. Поэтому не стоит понапрасну переживать? Тем более в отцовском имении наш управляющий всегда делал именно так.
  - Ох, и отдубасит тебя хозяин, а потом еще и выставит с позором за ворота. Носил бы себе потихоньку водицу, да не высовывался. - По-матерински заохала Патимат.
  - Цыц, женщина. Иди к плите и не суй свой нос в разговоры мужчин. - Скорее для порядка приструнил ее Эльчибей, отставляя от себя недоеденную кашу: - Ты одно пойми верблюжонок. Если ты даже окажешься прав, в чем я очень сильно сомневаюсь, хозяин все равно не упустит шанса намять тебе бока. Он, между прочим, и твоего предшественника избил до полусмерти и прогнал, бездоказательно обвинив в воровстве. А тырили муку эти хитиновые твари. Они ее даже не ели... Закапывали за скотным двором.
  - Когда все это вскрылось, - не выдержала, и все-таки поддакнула Патимат, - Хозяин даже бровью не повел. А ведь несчастного мальчонку можно было разыскать через стражников и вернуть назад...
  - Рабов надо лучше кормит, тогда и меньше будет пропадать. - Мягко перебил ее Ярославцев, и тоже пригубил козьего молока.
  - Ладно! - подвел черту управляющий. - Я тебя предупредил.
  - И на том спасибо! - искренне поблагодарил его капитан и, промокнув губы о рукав халата, пошел выгонять муравьев на работу.
  
  
  
  Сегодня они управились на два часа раньше да еще успели замесить сверх плана теста на пятьдесят булок.
  Пятерка хлебопеков - поденщиков устало развернув натруженные плечи, тихо переговариваясь, отошла в тень столетнего тутового дерева и, кряхтя от удовольствия, расположилось на циновках.
  Костя, не тратя попусту время, загнал рабов обратно. Снова насыпал им хорошую порцию корма и добавил свежих пальмовых листьев.
  Режим оптимального питания он вычислил, подслушивая их ночные разговоры. Но самое смешное состояло в том, что насекомые совершенно не держали зла на людей. Они даже не пытались критиковать их действия, а все свои беды объясняли культурной, научной и нравственной отсталости фанагорцев. Прямо "Толстовщина" какая-то получалось.
  Капитан уже неплохо понимал их "речь", вот только сам не мог еще толком разговаривать. Сложен, ох и сложен, оказался их язык. Однако Костя не сдавался, и каждый раз делал хоть и маленький, но все, же шаг вперед.
  - Эй, водонос - экспериментатор, - возле загона нарисовался хлебопек по имени Тенгиз, - там тебя хозяин кличет.
  - Зачем? - поинтересовался капитан, не поднимая головы, ибо в этот момент извлекал острой палочкой из под краешка муравьиного панциря большую кровососущую блоху.
  - Не знаю. - Пожал огромными покатыми плечами хлебопек. - Но выглядит он весьма решительно.
  "Ну ладно, господин хороший. Видит Бог, не хотел я твоей крови", - вздохнул про себя Константин и уверенной походкой поспешил на свежий воздух.
  Судя по количеству собравшейся во дворе публике, все ожидали яркого и красочного представления. Даже девяностолетняя мать хозяина, редко встававшая с постели, ради такого случая выползла на свежий воздух.
  - Ты звал меня, мой господин? - буднично вопросил Ярославцев, покорно замирая в трех шагах от своего обозленного патрона.
  - Да! Верблюжья отрыжка! - с ненавистью прорычал ибн Фази, однако капитан ни как не отреагировал на это оскорбление и продолжал, молча взирать на раскрасневшегося от возмущения толстяка.
  Произошла явная осечка. Хозяин ждал, что водонос словесно ответит на унижение или, на худой конец, продемонстрирует какой-нибудь оскорбительный жест, ведь, как ни как, а с его слов, воспитывался он в приличном доме и должен был иметь хотя бы каплю мужского достоинства. Но этого, увы, не случилось, а этикет даже самой спонтанной уличной драки не позволял ему намылить холку, без предъявления хотя бы формального обвинения, однако и оно не заставило себя долго ждать: - По какому праву ты разбазариваешь мои корма?
  - Их расход не превысил дневную норму, мой сиятельный господин. - Спокойно возразил Ярославцев. - Я просто пересмотрел время кормления и разовый объем.
  Муслим ибн Фази, вопросительно уставился на управляющего и тот, с внутренним злорадством, утвердительно кивнул головой в подтверждении сказанного.
  - Более того! - смело перешел в наступление Константин. - Расход муки воды и других, необходимых для выпечки ингредиентов, так же остался в пределах нормы. Мне удалось сэкономить довольно значительную часть, из которой хлебопеки приготовили пятьдесят дополнительных булок, что принесло твоей казне солидный незапланированный доход.
  - Ты много на себя берешь, и за это будешь строго наказан. - Неожиданно для всех приторно медовым голосом пообещал хозяин и, к удовольствию собравшихся, бросился на Костю с кулаками.
  Но водонос повел себя еще более странно. Он не сошел с линии атаки, а только сделал шаг правой ногой назад.
  Столкновение было страшным! Хозяин коварным таранным ударом надеялся опрокинуть его на землю. Но не тут-то было! Он словно налетел всем своим весом на гранитную скалу, причем настолько сокрушительно для самого себя, что на долю секунды даже потерял сознание.
  Опомнившись, ибн Фази нанес мощный удар справа, метя в незащищенную голову Константина. Тот выставил жесткий блок и остановил могучий кулак противника возле своего лица.
  Однако хозяин недаром на протяжении тридцати лет носил титул непревзойденного мастера уличных поединков. Молниеносно осуществив захват за рукав халата, он начал проводить один из своих самых эффективных и коварных приемов.
  Костя с помощью рычажного контрприема без труда освободил захваченную руку, и продолжил стоять как вкопанный.
  Ибн Фази по инерции провалился влево и на мгновение, потеряв равновесие, с трудом удержался на ногах.
  Неожиданный и очень профессиональный "уход" настолько озадачил и потряс толстяка, что тот не придумал ничего лучшего и, предельно сократив дистанцию, взял водоноса в жесткий удушающий захват, пытаясь при этом оторвать его от земли.
  Константин когда-то очень серьезно изучал боевое самбо и некоторые виды древнеславянской борьбы. Во время самоподготовок по рукопашному бою они на пару с Ратибором Дормидонтовым до одури валяли друг друга на борцовском ковре.
  Иногда их тренировки и спарринги заходили настолько далеко, что начинали рваться сухожилия, трещать кости и сокурсникам приходилось растаскивать борцов силой.
  Они оба не любили филонить и старались работать "без дураков" выкладываясь на каждой тренировке в полную силу, и поэтому сейчас все попытки озверевшего хозяина приложить его к земле оказались тщетны. Костя даже не открыл для себя ничего нового, а толстяку казалось, что сопя от натуги, он обжимает железный столб, а не податливую человеческую плоть.
  Капитан пристально посмотрел в его глаза и очень тихо предупредил:
  - Я уважаю твою старость, иначе ты уже давно бы валялся поверженным в пыли. А сейчас я тебе просто поддамся. Смотри на радостях, не задуши меня до смерти.
  И, уступая натиску, он медленно расслабил свои мышцы.
  Ибн Фази наконец-то оторвал его от земли и виртуозно положил на обе лопатки.
  Зрители восторженно заулюлюкали и начали напевать протяжную ритуальную здравницу, ритмично хлопая при этом в ладоши.
  Хозяин, будто малый ребенок, радостно пустился в пляс, переполненный ликованием от одержанной победы.
  Однако на душе у него скребли такие жирные кошки, что он был готов провалиться под землю от возмущения и стыда.
  Сегодня ему довелось помериться силами с более искусным противником, и только благодаря его великодушию остаться не посрамленным на виду у всей родни и многочисленной прислуги. Да, в его жизни случались проигрыши! Особенно по молодости, когда не хватало мастерства и опыта. Но никто и никогда не поступал с ним подобным образом. Самое главное заключалось в том, что он не мог расценить это как унижение. Работник просто очень корректно намекнул ему о приближающейся старости.
  "Увы, но, кажется, он прав! Время не стоит на месте, и годы берут свое", - попытался самооправдаться толстяк и склонился над придушенным водоносом.
  - Позвольте вышвырнуть его за ворота мой непобедимый господин? - рядом преданно засуетились два хлебопека.
  Иб Фази, важно подбоченившись и выпятив живот, в раздумии пожевал губы, и только потом снисходительно проворчал:
  - Пусть остается. Он заставил меня вспомнить молодость. Да и в схватке показал себя удальцом.
  - Слава нашему благороднейшему хозяину!
  - Да преумножат небеса его достаток!
  - Живи и здравствуй на радость нам еще лет триста!
  Наперебой заблажили работники, поднимаясь из пыли и отряхивая полы своих халатов.
  А Ярославцева, от греха подальше, быстро отнесли к муравьиному загону и только там начали отливать водой, покуда он не пришел в чувство.
  Костя предпочел не комментировать свое поражение.
  Он громко поблагодарил хозяина за проявленное великодушие и, закинув метлу в тележку, молча, направился на уборку закрепленной за ним территории.
  
  
  Суббота на Фанагории всегда считалась законным выходным, и каждый уважающий себя гражданин был волен, делать в этот день то, что ему заблагорассудится.
  Накормив досыта всю муравьиную команду, Ярославцев хорошенько смыл с себя недельную грязь, затем неторопливо побрился, и лишь потом облачился в новенький халат.
  Взяв в руки маленький деревянный сундучок с письменными принадлежностями, он отправился, ни куда-нибудь, а прямехонько к ибн Фази.
  Остальные работники, еще с вечера получив расчет, испросили у хозяина разрешение и с восходом солнца разбрелись по своим делам.
  Костя, тихонько мурлыча под нос одну из уличных песен, вежливо постучал в ворота склада и, дождавшись, когда слуга откроет дверь, робко поинтересовался:
  - Могу ли я засвидетельствовать свое почтение моему обожаемому господину?
  - Вполне. - Уверенно ответил тот, пропуская его внутрь.
  Капитан грешным делом подумал, что толстяк отдыхает в своих апартаментах, пока вся его женская половина совершает субботний шопинг-тур по местной барахолке, однако он ошибся, и подниматься наверх ему так и не пришлось.
  Муслим ибн Фази, находился на складе и старательно пересчитывал товар.
  Капитан приблизился и почтительно замер за его спиной, в ожидании, когда на него обратят внимание...
  Хозяин еще долго делал вид, что не замечает присутствие водоноса, и важно прохаживался между штабелями, осуществляя какие-то пометки на куске пергамента.
  Костя оставался на месте, демонстрируя овечье смирение и верблюжью покорность.
  Когда "Его высочество" наконец-то соблаговолило его заметить прошло не менее получаса.
  - Вот теперь я готов выслушать тебя ибн Фаради
  - Хозяин позволь мне сходить в городское Хранилище Знаний.
  - Зачем тебе это надо! - искренне удивился толстяк. - Ступай лучше в кофейню или публичный дом, да взъерошь как следует лобковую шерстку молоденькой красавице. В Хранилище Знаний ходят только престарелые книгочеи, да нищие и вечно голодные ученики светских медресе. Ты здоровый красивый парень, нечета этим очкастым буквоедам. Торопись жить пока еще молод, и полон сил!
  Капитан вежливо помалкивал и одобрительно кивал головой в такт его рассуждениям.
  - Ну, как, еще не передумал, где будешь проводить свой выходной?!
  - В городском Хранилище Знаний. - Упорно стоял на своем Ярославцев.
  - Вот я и смотрю, - с нескрываемой горечью вздохнул ибн Фази, - что не зря твоя мачеха отсудила у тебя отцовское имение. Голову тебе надо лечить верблюжонок, ГОЛОВУ! Будь твоя воля, небось, все бы променял на книги, да на свитки.
  - Имел такие намерения. - Подтвердил его догадку водонос, стыдливо отводя в сторону глаза.
  - Я ведь в тот вечер как нанял тебя, долго не мог понять, как ты оказался на улице. И парень вроде серьезный, и силушкой не обижен, а вот мозги оказывается не на мести. Эх, была бы моя воля, я бы все эти хранилища спалил дотла. Мутят они народ, не дают ему жить спокойно. Ты мне вот лучше скажи, кто тебя тайным борцовским приемам обучил? - резко сменил тему разговора хозяин и, во всю навострив уши, доверительно пообещал: - А я тебя за это, отпущу хоть к черту на рога.
  - Отец рано заметил мое пристрастие к книгам, и поступил очень мудро, отдав меня, в пять лет, на воспитание странствующему силачу. Я долго скитался с ним по всей стране, выступая на ярмарках, а когда вернулся домой, то вновь пристрастился к знаниям.
  - Надо было досыта "накормить" тебя ими еще в детстве, как это сделал мой дядюшка со своим любимым племяшом. Тот тоже решил испробовать себя на книгочейном поприще. Взбрыкнул, уперся рогом и, ни в какую! А, дядя тоже не лыком шит! Начал ежедневно давать ему заведомо невыполнимые задания, да вечером еще и розгами пороть за неусидчивость. - От нахлынувших воспоминаний толстяк непроизвольно расхохотался. - Ты не поверишь, но уже через полгода его тошнило и рвало от одного упоминания о книге.
  - Я искренне сожалею, что в тот момент рядом со мной не оказалось столь настойчивых и заботливых наставников. - Смиренно проблеял капитан.
  - Ну да ладно, что с убогого возьмешь? Ступай куда хочешь, но имей в виду, после полуночи никто тебе ворота не отопрет.
  - Спасибо мой добрый господин. Я учту все сказанное Вами и постараюсь не доставить хлопот.
  
  Глава 7
  Тайна муравьиной горы
  
  Хранилище знаний расположилось далеко от центра. Оно сиротливо приютилось на противоположной окраине города в самом беднейшем квартале и Ярославцеву пришлось приложить немало усилий, чтобы исполнить свои намерения.
  Почти все прохожие к кому он обращался за помощью, делали вид, что совершенно не понимают о чем идет речь и, досадливо отмахнувшись от него рукой, спешили прочь.
  Поэтому, когда Костя наконец-то обнаружил сей бесценный кладезь местных знаний и научных достижений, предварительно по нескольку раз расспросив дорогу у уличных торговцев, то был вынужден, для начала потратить некоторое количество времени на изучение архитектурных особенностей этого донельзя примитивного, убогого и крайне мрачного заведения.
  Пыльные и никогда не беленые стены навевали непреодолимую тоску и представляли собой нагромождение черных туфовых блоков, грубо отесанных и очень плотно притертых друг к другу. Они, только за счет своей неимоверной толщины, надежно поддерживали плоскую каменную крышу, выполненную из цельного гранитного монолита.
  Это уродливое и донельзя карикатурное сооружение снаружи как две капли воды походило на брошенный дезертирами дзот или дешевую усыпальницу для прокаженных.
  И Константин никак не мог понять, в чем же здесь дело?! Ведь на всех без исключения планетах, которые он успел посетить под публичные библиотеки, хранилища или временные накопители информации всегда отводились самые лучшие помещения, великолепия фасада которых просто заставляло случайного прохожего не пройти мимо и заглянуть внутрь. Здесь же все, по какой-то причине, было перевернуто с ног на голову!
  Однако деваться было некуда: "Назвался груздем - полезай в кузов!", и Ярославцев, вдохнув несколько раз чистого уличного воздуха, решительно потянул на себя ручку входной двери.
  Он уже знал, что такие общественные учреждения существуют исключительно на пожертвования и, оказавшись внутри, первым делом демонстративно опустил новенький серебряный финар в небольшой глиняный кувшин стоящий, на круглой подставке, справа от входа.
  - Да не оскудеет рука дающего! Мира Вам и процветания! - прозвенел, задорным колокольчиком, приятный девичий голос.
  За изысканным деревянным столиком, резной работы, ему приветливо улыбнулась девочка-подросток, опрятно одетая, тщательно причесанная с располагающим к себе личиком и, не смотря на свой ранний возраст, уже вполне сформировавшейся фигурой. Ни дать, ни взять - этакая маленькая фея пустыни, неизвестно каким образом, оказавшаяся в этом чехотошном хранилище макулатуры.
  Неизвестно почему, но капитаном уже с порога, несмотря на ее демонстрируемое дружелюбие, начало овладевать чувство крайнего раздражения.
  Разглядев в руках Ярославцева сундучок с письменными принадлежностями, она не стала задавать лишних вопросов, и сразу же перешла к делу:
  - Подсаживайтесь к столу мой пытливый собрат. Я вижу вы у нас впервые?
  - О да, госпожа.
  - Тогда я обязана записать вас в книгу посетителей.
  - Как будет угодно луноликой красавице. - Он удобно расположился на стуле, и скрытно осмотрелся по сторонам.
  Изнутри каменные стены оказались задрапированными недорогими шерстяными коврами, что позволяло в купе с метровыми туфовыми блоками поддерживать постоянную температуру внутри помещения в любое время года.
  Пол, как и крыша, был выполнен из единой каменной плиты с узким лестничным маршем, круто уходящим под землю. Вероятнее всего, само хранилище располагалось именно там. Причем этот вход был не единственным. Костя явственно уловил слабое дуновение сквозняка.
  - Ваше имя? - девчушка выжидательно замерла с пером в руке над раскрытой регистрационной книгой.
  - Салех ибн Фаради.
  - Салех ибн Фаради. - Старательно проговаривая, вывела она на белоснежном бумажном листе. - Цель посещения?
  - Меня интересуют любые сведения о муравьиной цивилизации. - Ровным голосом ответил Константин, внимательно наблюдая за ее реакцией.
  - Я не понимаю, о чем вы говорите? - она бережно отложило в сторону перо и, промокнув мелко размолотым песком, свежую запись, аккуратно сдула его и закрыла книгу.
  - Вы прекрасно поняли меня, и я крайне восхищен вашим самообладанием. - Ярославцев недаром просиживал штаны на факультативах по физиогномике. Косвенные признаки выдали ее смятение, и он продолжил так называемый "бархатный нажим".
  А чтобы хоть немного расположить эту юную особу к собственной персоне капитан доверительно посмотрел в ее карие глаза и очень убедительно прошептал:
  - Поверьте, Золотко мое, сейчас от вашего положительного решения зависит очень многое. Судьба распорядилась так, что на карту поставлено существование целого народа.
  Она зарделась от смущения и разволновалась настолько, что тут же схватила перо, и в раздумии закусила его кончик своими жемчужными зубками.
  Костя терпеливо ждал, ни чем, не проявляя своих эмоций, одновременно перебирая в уме все возможные причины ее загадочного поведения:
  "Неужели эта тема находится под запретом властей? Или она настолько непопулярна в научной среде, что одно лишь ее упоминание уже считается правилом дурного тона? В принципе немудрено! Судя по тому, какое внимание, здесь оказывается науке, то не за горами те времена, когда всех умеющих читать и писать с упоением начнут жечь на кострах".
  - Хорошо! - уж чего-чего, а решительности ей было не занимать! - Я сведу вас с одним человеком, который когда-то занимался этими вопросами. Возможно, он выслушает вас... Эй, Зинатула! - громко крикнула она, обернувшись в сторону подземелья.
  Вскоре оттуда выскочил весьма расторопный разбитной паренек.
  - Да, Зульфия.
  - Этот господин желает встретиться с Отой Кяримом.
  - Так ступай вместе с посетителем к нему, а я за тебя подежурю.
  - Пройдемте. - Девчушка встала из-за стола и угловато поманила Ярославцева за собой, и тот, глядя на нее, неожиданно вспомнил слова из одной, когда-то очень любимой им песни:
  "Движения твои, очень скоро станут плавными,
  Походка и жесты, осторожны и легки..."
  Однако вскоре настроение у капитана окончательно испортилось, и он понял, почему хранилище подействовало на него так угнетающе. Первый звоночек прозвучал, когда они спустились вниз и уперлись в, точно такую же, как на Церии, шлюзовую камеру, единственное отличие которой состояло в том, что обе бронированные двери, поблескивая гнутыми штурвалами, почему-то оказались снятыми с петель и приставленными к боковым стенам.
  А когда они ступили на отполированный до блеска коридорный пол с узкими боковыми стоками и небольшими воронкообразными сливами, защищенными от попадания крупных кусков плоти металлическими решетками, то у Константина предательски увлажнились ладони, и тоскливо заныло под сердцем.
  В который раз за сегодняшний день ему стало не по себе!
  Сам того не желая он, был вынужден с головой окунуться в недалекое прошлое этого подземелья.
  "ПЫТОЧНЫЙ КОМПЛЕКС!!! Немного переоборудованный и облагороженный, но так и не сумевший до конца избавится от всех своих ужасающих черт".
  Увиденное заставило капитана сделать весьма неутешительный вывод. Вероятнее всего, Фанагория тоже когда-то находилась в непосредственной близости к Черной дыре, а затем каким-то образом оказалась перемещенной на безопасное расстояние.
  Это неприятное открытие ввергло капитана в полное уныние, и он искренне пожалел о том, что имел неосторожность заняться отработкой этого, как ему вначале показалось, очень перспективного направления. А тем временем лавина воспоминаний и вопросов, стремительно нарастая, несла его в неизвестность и вот, вот была готова похоронить под собой.
  Ота Кярим, на удивление посетителя, оказался еще о-го-го, каким стариканом!
  С пронзительным взглядом из под жесткой, и белой как лунь челки, двухметрового роста, да в добавок ко всему, крепкого телосложения он, ну никак не вписывался в образ пыльного книжного червя, и непроизвольно вызывал к себе не только здоровое чувство зависти, но и искреннее уважение.
  Не успела Зульфия вымолвить с порога:
  - Этого человека зовут Салех ибн Фаради, и он интересуется муравьиной цивилизацией, - как тот, не вдаваясь в расспросы, отчитал ее словно провинившуюся школьницу:
  - А почему ты сразу не прогнала его прочь?!
  Старый ворчун развернулся к ним спиной и сделал вид, что занят сортировкой пергаментных свитков.
  - Он был очень убедителен и настойчив. - Попыталось оправдаться девчушка.
  - Ладно, внучка, - немного смягчился эксцентричный книгочей, - ступай и займись-ка лучше делом.
  Они промерялись характерами около часа...
  Старец трепетно перекладывал свитки, мимоходом прочитывая некоторые из них, а Ярославцев, без малейшего движения, молча, стоял за его спиной, специально погрузив себя в состояние полного оцепенения.
  Для профессионального снайпера со стажем этот способ выжидания противника никогда не был в тягость. Он даже доставил ему некоторое удовольствие, воскресив в памяти, кучу приятных воспоминаний.
  Наконец старик не выдержал и решил прервать затянувшееся молчание:
  - И откуда ты только взялся на мою голову, чужеземец?
  - Я не чужеземец...
  - Не лги! - гневно оборвал его Ота Кярим. - Если хочешь обсудить со мной муравьиные проблемы, наберись мужества и расскажи мне всю правду.
  - А стоит ли она, той информации, которую ты предложишь мне взамен? - спокойно начал торговаться Константин, жирно отчертив свою независимую позицию в этом споре.
  - Не сомневайся! Она того стоит.
  - Значит, ты желаешь услышать правду?! Изволь! - Ярославцев полностью контролируя ситуацию, решил принять условия старика: - Да, ты прав. Я чужеземец, вернее беглый Проклятый с планеты Церий, с той, что находится в самом сердце Преисподнии.
  - Лжешь! - казалось Ота Керим, даже не дослушал его.
  - Извини, но своим дремучим неверием ты вынуждаешь меня покинуть твой гостеприимный подвал! Нам больше не, о чем разговаривать. - Капитан демонстративно направился к выходу.
  - Стой гордец и позволь мне испытать тебя? - вкрадчиво раздалось позади, и Ярославцев круто развернувшись, не размышляя, дал согласие:
  - Попробуй.
  - Ты утверждаешь, что сбежал из Преисподнии, хотя это уже само, по себе, не лезет ни в какие ворота.
  - Да! И я продолжаю настаивать на этом.
  - Ну, тогда тебе не составит большого труда описать, то место где тебя ежедневно подвергали пыткам.
  - Посмотри по сторонам, - мрачно оскалился Константин, - мы сейчас как раз находимся в одном из бывших пыточных подвалов, и я не удивлюсь, если, сняв решетку со сливного отверстия, ты вдруг обнаружишь следы засохшей крови на стенках трубы.
  - Вах, вах, вах! - не удержался от восклицания старик и теперь уже посмотрел на капитана с нескрываемым интересом.
  Тот даже не отвел глаза.
  Однако Ота Кярим не собирался так просто уступать! Усилием воли он выдавил на своей морщинистой физиономии выражение крайнего скепсиса, и издевательски изрек:
  - Может ты еще и лично знаком с Его Мерзостью?
  - Ну, на брудершафт мы с ним никогда не пили. Хотя, однажды наши пути-дороженьки все-таки пересеклись. И вообще, как тебе мое заявление о том, что я являюсь существом из другой Вселенной?
  - Не мудрено! Все мы в прошлой жизни были детьми других миров. Кто-то помнит свой прежний облик, а кто-то и нет...
  - Ты не понял моего намека, уважаемый. В отличие от остальных я пока еще не умирал.
  Ота Кярим сделал ему знак рукой, призывая к молчанию.
  Как раз в это время небольшой серебряный чайник засвистел своим длинным носиком на чугунной жаровне доверху наполненной раскаленными докрасна углями.
  - Какой сорт кофе ты предпочитаешь? - на правах хозяина поинтересовался старик, расставляя на своем письменном столе маленькие фарфоровые чашки. Чайник закипел как нельзя, кстати, и он благоразумно решил воспользоваться этой незапланированной паузой, чтобы еще раз как следует приглядеться к странному посетителю.
  - Позволь мне приготовить сей чудесный напиток самому? - Неожиданно предложил Ярославцев.
  - Почему?! Неужели ты боишься, что я незаметно подсыплю в твою порцию ядовитого зелья?
  Капитан оставил его разглагольствования без внимания, ведь до сих пор ему так и не посчастливилось отыскать на этой планете ни одной приличной кофейни, где бы столь восхитительный напиток готовили должным образом.
  На Фанагории плохо обжаренные зерна фанатично толкли в ступе до состояния дорожной пыли, потом перемешивали с тростниковым сахаром и заливали крутым кипятком.
  Костя, прокачав, как следует эту странную особенность, выяснил, что кофе превращается скуповатыми гражданами в "ополоски" только по одной причине - из-за отсутствия достаточного количества дров. Дерево здесь было в дефиците и в качестве топлива использовалось весьма экономно. На рынках дрова и вовсе продавали на вес, а простолюдины готовили пищу, сжигая в очагах высушенный помет животных, да переработанные и спрессованные в брикеты отходы от злаковых. Вот поэтому как следует обжаривать зерна, и тратиться на каждую порцию в отдельности, даже для большинства зажиточных землевладельцев было делом весьма расточительным.
  Капитан незаметно напрягся и материализовал небольшую кофейную турку.
  Ота Кярим и бровью не повел, ведь подобные превращения были доступны любому практикующему магу с академическим образованием и не вызывали удивления у просвещенной части общества. Знал бы он, что в действиях капитана присутствуют совершенно другие физические принципы, то-то бы удивился...
  Поколдовав минут десять над жаровней, Константин ловко разлил напиток по чашкам, и жестом пригласил старика откушать его эксклюзивное детище.
  - Ах, какой аромат! - восторженно воскликнул Ота Кярим, с чувством смакуя подношение. - Как соблазнительно он щекочет ноздри и услаждает своим вкусом язык.
  Когда "кофейное знакомство" была окончена, престарелый ученый наконец-то отважился поговорить с посетителем "по-взрослому".
  - Раскрыв предо мной тайну своего преступного прошлого, ты не боишься, что я, при первой же возможности, донесу о тебе властям?
  - Не советую. - Капитан, не вставая с места, потянулся к стене и, с легкостью отломав кусок выступавшей породы, демонстративно перемолол его в мелкий парашек. - В своем мире я был очень искусным воином, и мог в одиночку противостоять целой армии.
  - Звучит устрашающе. Но я до сих пор не верю не одному твоему слову. - В раздумии проворчал Ота Кярим и более миролюбиво добавил: - Однако сейчас для меня важнее было бы узнать, с какой это стати ты так разоткровенничался?
  - Иначе вы бы не стали разговаривать со мной.
  - Хм-м. Железная логика. Ладно! Перейдем непосредственно к делу. И давно у тебя появился интерес к насекомым?
  - Нет, просто совсем недавно я совершенно случайно узнал, что у муравьев есть своя письменность и свой язык.
  - Смелое заявление! Но мне нужны доказательства твоих слов.
  - А вот здесь спешу разочаровать вас, уважаемый. С момента случившегося прошло не так уж много времени, и я пока что воспринимаю их разговоры исключительно на слух. Ваш покорный слуга еще далек от совершенства и может только бегло произнести несколько десятков самых простых и распространенных предложений.
  - Так озвучь какое-нибудь из них.
  - А Вы поймете меня? - засомневался Константин.
  - Погонщики, как правило, обходятся десятью словами, недальновидно считая их простейшими командами. Но я знаю около двухсот и однозначно уловлю смысл произнесенной тобой фразы.
  - "Я не желаю вам зла. Идите с миром". - Константин как можно тщательнее прощелкал и просвистел каждый слог.
  Старик был потрясен настолько, что едва вымолвил дрожащим от волнения голосом:
  - А ты действительно не шарлатан... Мне очень жаль, что здесь не присутствует мой отец. Он многое бы рассказал тебе о муравьиной цивилизации. Скажи о, достопочтенный коллега, ты уже пытался навязать им свое общение?
  - Нет! - честно заявил Ярославцев, хотя его так и подмывало наплести для поднятия статуса с три короба.
  - Но, почему? - не унимался старикан, не спуская с него пытливого взгляда.
  - Чтобы общаться с ними на равных, нужно располагать хоть какими-то запасом знаниями. Вот поэтому я и пришел сюда.
  - Ты поступил очень мудро! Ведь стоило тебе только раскрыть свой рот, и они убили бы тебя, точно так же как и моего отца. Он не стал продвигаться в изучении их языка очень далеко, а всего на всего пытался разгадать тайну "Муравьиной горы". Это древнее устное предание, дошедшее до нас со времен первых поселенцев. Оно гласит, что наша планета не была пустынной, когда на нее ступила нога человека. Однако колонисты совершили непростительную ошибку. Они начали безжалостно истреблять муравьев и захватывать жизненно важные территории, а когда спохватились, то было уже слишком поздно. Фактически за одно поколение на планете произошли необратимые климатические изменения и пустыни, поглотив огромные плодородные территории, загнали род человеческий в оазисы. Нам удалось лишь сохранить ничтожную часть этих насекомых. Но и тогда никто не пытался с ними договориться. Алчность и стремление выжить любой ценой, сгубили эти попытки на корню, и рабовладение прочно закрепилось на всей Фанагории...
  - Извините, но вынужден перебить вас, уважаемый. Однако мне кажется, что уровень экономического и интеллектуального развития позволял и до сих пор позволяет муравьям эффективно защитить себя. Но они, по какой-то причине, не делают этого.
  - Мой отец говорил и мыслил точно так же, и поплатился за свои заблуждения головой.
  - А местные власти? Как они относятся к научным изысканиям в этой области?
  - Да ни как! Все уже давно кануло в небытие. Отец был последним, кто пытался докопаться до истины.
  - У вас имеются хоть какие-нибудь документальные свидетельства: свитки, книги или образцы их письменности?
  - Нет. - Ота Кярим с сожалением покачал головой. - Отец говорил, что все было уничтожено на заре колонизации, причем самими муравьями. До нас дошло только лишь это устное предание...
  - Ну и наворотили вы здесь делов! - в сердцах воскликнул капитан, раздосадованный тем, что ничего так и не добился. - Хотя, чему удивляться? В моем мире я тоже принимал не последнее участие в подобных акциях, совершенно не задумываясь об их последствиях. Жаль, что вы не в состоянии помочь мне.
  Ярославцев встал из-за стола и вежливо поклонился ученому.
  - Приходите в следующий выходной. Общение с вами весьма поучительно и интересно. - Предложил Ота Кярим, намериваясь проводить его наверх.
  - Вы, кажется, забыли, что с вами только что беседовал беглый преступник, который по законам жанра вообще не должен оставлять после себя свидетелей, ибо по моему следу уже движутся трое следопытов во главе с Огненным мечником.
  Старик не испугался, а наоборот воскликнул с восхищением:
  - Какое совпадение, а я ведь с детства мечтал увидеть Огнеликого.
  - Не геройствуйте уважаемый. И вот вам добрый совет, если эта лихая компания вдруг заявится сюда, не вздумайте жаловаться на отсутствие памяти, и в первую очередь подумайте о безопасности своей внучки.
  - Но, а все-таки, вы придете?
  - Поживем-увидим... И не надо меня провожать. Я прекрасно запомнил дорогу.
  
  
  - До скорого свидания Салех ибн Фаради.
  - С нетерпением буду ждать нашей следующей встречи о, прекрасная фея моих самых счастливых сновидений.
  Ее божественный смех сопроводил капитана вплоть до дверей.
  Девчушка оказалась не только смущена, но и польщена столь кучерявым комплиментом.
  Он с облегчением вышел на свежий воздух, и немного постоял, щурясь от нестерпимо яркого полуденного солнца.
  А город, тем временем, продолжал жить своей жизнью, делая вид, что совершенно не замечает присутствие подозрительного чужака.
  Из-за сравнительно юного возраста он еще не успел, как следует озлобиться, заматереть и превратиться в страшное чудовище, которое равнодушно перемалывает людские судьбы, вознося при этом единицы до заоблачных высот...
  Константин по долгу прежней службы не редко выполнял боевые задания на таких вот слаборазвитых планетах. В основном они сводились, к точечным ударам по агентуре противника, или его складам. Колонисты во все времена славились непревзойденным мастерством в организации и проведении партизанской войны, и не гнушались размещать свои перевалочные базы или космодромы подскока на нейтральных территориях. Поэтому федеральным агентам в столь специфических условиях приходилось действовать изобретательно и крайне аккуратно. Любая оплошность вполне могла закончиться громким межпланетным скандалом. А так как спецподразделений никогда не хватало то, Министерство обороны было вынуждено иногда привлекать и кадровых космопехов, с начальным уровнем разведывательной подготовки, для проведения второстепенных операций.
  Раздосадовано вздохнув, Ярославцев, был вынужден признать, что сегодняшний ознакомительный поход в Хранилище знаний закончился полным провалом!
  Он понял, что фактически полдня безрезультатно "протянул пустышку".
  Оправданием служило лишь одно: наука на планете влачила жалкое существование, да и занимались ей отдельные энтузиасты, причем на свой страх и риск. Что поделать, если постоянная угроза голода держала население на коротком поводке. Случись два сезонных неурожая, и большая часть граждан была бы просто обречена на вымирание. Как говориться: "Не до жира, быть бы живы". Стратегических запасов продовольствия здесь никто не делал, да и люди, как правило, не заглядывали дальше, чем на один день вперед. Однако ему от этого легче не стало. Да и топтаться на месте он не привык и жаждал активных действий!
  Исходя из суровых принципов нелегальной работы его возвращение на хозяйский двор, пока было отложено. Капитан, решил не пренебрегать положенными мерами безопасности и, на всякий случай, покружил по оживленным улицами города, проверяя, а нет ли за ним хвоста?
  Через полчаса, не заметив ничего подозрительного он, пообедал свежей выпечкой в первой же попавшейся кофейни, окончательно успокоился и, размеренным прогулочным шагом побрел в направлении своего квартала.
  Как ни как, но там его ждал сытный ужин, крыша над головой и гарантированный ночлег.
  - А чего это ты, так рано? - удивленно воскликнул хозяин, свежуя подвешенного за заднюю ногу барашка.
  - Вот решил внять вашим советам о, мудрейший, и начать новую жизнь, но перед этим как следует выспаться.
  - Да ну?! - не поверил ибн Фази, и слегка оторопел.
  - Истину говорил мой покойный батюшка. - Костя смиренно опустил руки и виновато понурил голову. - Излишняя ученость еще никому не принесла пользы. Пора прекращать это неблагодарное занятие, да начинать копить деньги на свой участок. Платите вы мне хорошо...
  - И то верно! - радостно поддержал его толстяк, вытирая окровавленные ладони о засаленный передник. - Если не будешь слишком часто шляться по публичным домам, да греметь игральными костями, то лет через пять вполне сможешь поучаствовать в земельном аукционе. Ну, ступай, отдохни, как следует. Небось, намаялся за неделю?
  - Спасибо мой добрый господин! - Костя вежливо откланялся и прошмыгнул в муравьиный загон.
  Разомлевшие от жары насекомые крепко спали, и не дернули при его появлении даже усом.
  Костя еще в кофейне твердо решил больше не связываться с ними.
  Нет! Его не страшила перспектива разделить печальную участь отца Оты Кярима. Просто теперь все представлялось слишком сложно и крайне запутанно. Ему как воздух был необходим быстрый и эффективный тактический результат, а не многоходовая стратегическая партия с рискованным финалом. Время поджимало! Вот, вот могли нагрянуть преследователи и тогда игра, хочет он этого или нет, пойдет совершенно по другим правилам...
  "Интересная вырисовывается картина! - Лениво подумал капитан, потягиваясь на своем обжитом ложе. - По-моему настала пора переключить свое внимание в сторону таинственной пленницы, а не ждать, когда эти хитиновые интеллигенты соизволят принять вас в свой замкнутый кружок борцов за правое дело".
  И впервые за все время, проведенное им на Фанагории, Ярославцев заснул аки грудной младенец. Напряжение спало, и он больше не переживал за то, что его смогут пленить во время сна. Наверняка ведь княжеским розыскникам была поставлена задача: "Изловить!", а не уничтожить беглого преступника. Да и состав поисковой группы, по его наблюдениям, не был усилен боевым магом, что значительно сужало ее оперативные возможности.
  Скрутить его, пока он спит, эти парни возможно и сумеют...
  А дальше что? Арестованного ведь придется этапировать. Если через портал, то им понадобится дополнительный защитный комплект, антидот и некоторое количество времени. Да и он в любой момент может, прибегнув к энергетической трансформации, с легкостью выскользнуть из их рук.
  - Спи спокойно Константин Сергеевич, и не парься по мелочам. Будет день, и будет пища. - Философски рассудил Ярославцев и, сладко зевнув, усилием воли погрузил себя в глубокий сон.
  
  
  Это звучало весьма пугающе но, кажется, у него теперь появилось какое-то особое везение на неприятности. И притягивал он их - словно заправский электромагнит, дорвавшийся до мелкой стальной стружки.
  Часов около трех ночи Константин внезапно проснулся от какого-то неосознанного внутреннего толчка.
  Ожидание чего-то неотвратимо грядущего было настолько явственно, что он безрезультатно проворочавшись с боку на бок, решил на худой конец порадовать своим присутствием уличный клозет. Действительно! Ну, не пропадать же, столь раннему побуждению даром?
  Проходя мимо муравьиного загона, капитан, лениво почесываясь, мимолетно скользнул "дежурным оком" по своим подопечным и... Не досчитался одного раба!
  - Вот те на? - Аж хрюкнул от изумления Ярославцев. - Оказывается пока я тут спокойно "харю плющу" мои бойцы по "самоволкам" шастают. Та-ак! Кажется, пришло время во всем как следует разобраться и показать им - кто в доме хозяин?! Эй! - защелкал он со свистящими переливами на муравьином языке. - Хватит играть в молчанку. Грей! Ты здесь кажется за главного? А ну отвечай немедленно, куда подевался Месс?
  Мгновение и рабы уже твердо стояли на лапах! Их хитиновые головушки очень быстро сообразили, что поведение человека не сулит им ничего хорошего. И они, не придумали ничего лучше, как отважиться на крайние меры.
  Четыре тугие струи концентрированной муравьиной кислоты ударили в Константина, и только кошачья реакция спасла горе-контактера от мучительной смерти.
  За долю секунды Ярославцев подскочив на максимальную высоту, крепко вцепился в потолочное перекрытие, затем на махе вперед крутанул полное сальто и благополучно приземлился за спинами своих убийц, умудрившись извернуться в полете на сто восемьдесят градусов.
  Муравьи, недолго думая, перестроились и обречено ринулись врукопашную. Вероятнее всего, у них просто не было другого выхода...
  Константин, благоразумно отступив к загону, вырвал из ограды заостренный кол, и приготовился преподать им маленький урок элементарной вежливости. При этом он не собирался убивать членистоногих, а лишь надеялся, как следует намять им бока.
  Но не тут, то было! Сдавленный призыв о помощи и отдаленная ругань, не позволили ему, даже начать свой воспитательный процесс.
  Нападавшие замерли, напряженно вслушиваясь в череду, доносившихся с улицы звуков, среди которых капитан явственно различил осторожный посвист Месса.
  - Чтобы не случилась, оставайтесь на месте, и не смейте высовывать свои шаловливые усики за пределы сарая! - приказал он Грею, и тенью выскользнул во двор.
  Здесь, к его удивлению, все было тихо и спокойно. Даже хозяйский пес продолжал равнодушно дрыхнуть на своей летней подстилке.
  Шум от возни доносился со стороны улицы и, по характеру звуков, Костя безошибочно определил, что там происходит обычная потасовка с применением холодного оружия.
  Перемахнув в одно касание через высокий забор, капитан едва не приземлился на голову кому то из стражников.
  Увы, отнюдь не радостная картина предстала перед его взором: ночной патруль прижал к стене двух муравьев, но те, по всей видимости, все-таки успели оказать отчаянное сопротивление. Доказательством тому послужили, прожженные кислотой щиты, валявшиеся рядом в пыли, да один из членистоногих истыканный копьями словно решето. То, что он был не жилец, не подлежало никакому сомнению! Однако этот хитиновый герой все равно, продолжал, истекая кровью, прикрывать своим телом насмерть перепуганного Месса, сжимавшего лапами под брюхом какой подозрительный сверток.
  Костя не стал разбираться, на чьей стороне правда, и решил присоединиться к муравьям.
  Он, с разворота, обрушил свой тренированный кулак на незащищенную голову ближайшего стражника и прыжком отскочил в сторону.
  Удар оказался настолько сильным, что у патрульного треснула черепная коробка. Но в этот момент остальные, прикончив раненого муравья, решили вплотную заняться его персоной.
  Капитан не стал демонстрировать перед ними свои глубочайшие познания в единоборческих искусствах, а отреагировал так, словно вел индивидуальный наступательный бой.
  Без лишних движений Константин сорвал дистанцию, оставив за спиной перепачканные муравьиной кровью наконечники копий, и оказавшись перед противниками лицом к лицу сдвоенным тычком, твердых как камень ладоней, навсегда остановил их разгоряченные битвой сердца.
  Чтобы лишний раз не нашуметь, и как следует подстраховаться, он ловко, захватил обоих стражников за шеи, рывком сломал им позвонки и аккуратно уложил еще трепещущие тела в дорожную пыль.
  - Лезь через забор, и мчись не жалея лап в загон. Я объявлюсь там ровно через минуту. - Прошелестел капитан, обернувшись к Мессу.
  Тот понял все с полусвиста и, без лишних вопросов, начал карабкаться вверх по стене.
  Ярославцев быстро определил направление едва ощутимого ночного ветерка и, вынув из кармана маленький бумажный пакет, словно факир, плавным и расчетливым движением руки, распылил в воздухе взвесь из мелко протертого жгучего перца. Мало ли?! А вдруг сюда нагрянет полнокровная облава с десятком специально натасканных псов...
  Оседлав забор, он внутренне сосредоточился и послал слабый энергетический импульс туда, где отсвечивали чешуйчатыми доспехами, перебитые им стражники и сиротливо чернел изуродованный труп насекомого.
  Плотная пылевая волна из мелкого песка и перетертого перца, словно метла старательного дворника, разошлась по кругу и, навсегда уничтожив все следы, ровным слоем осела на землю.
  Капитан, не оглядываясь, вернулся в сарай и решительно приблизился к загону.
  Муравьи вели себя крайне насторожено. Они окружили Месса плотным кольцом и были готовы если не победить то, не задумываясь разделить участь своего павшего собрата.
  - Скоро сюда нагрянет городская стража. Она обыщет весь двор, затем дом, и вот тогда нам точно - несдобровать. Поэтому, мой вам добрый совет: как можно быстрее спрячьте то, за что Месс едва не поплатился головой. Пока, по большому-то счету, я меньше всего переживаю за случившееся, однако прежде чем сделать отсюда ноги, мне бы очень хотелось узнать: ради чего я отправил на тот свет трех представителей рода людского?
  - Твое желание вполне законно. Ты, рискуя жизнью, защитил нашего брата. - Нехотя проскрипел Грей. - Но сначала помоги нам спрятать королеву, а детали мы обсудим позже.
  Костя каждой клеточкой почувствовал, что рабы вот, вот готовы сорваться с места, и разорвать его на куски. Однако он не оробел, и сходу взял инициативу в свои руки:
  - Если нам удастся надежно спрятать королеву на территории усадьбы, в этом случаи ее смогут обнаружить с помощью собак?
  - Нет! - уверенно ответил Месс. - Мы нейтрализуем все компрометирующие запахи, только это будет временная мера. Стражники не успокоятся и обязательно вернуться с поисковым тараканом. А тот почует личинку даже на пятиметровой глубине в навозной куче.
  Муравьи непроизвольно расслабились. Они окончательно убедились, что этот странный человек окончательно определился и встал на их сторону. Более того, они были высокоразвитыми насекомыми и могли безошибочно распознавать энергетический потенциал любого живого существа, его биоритмы и магические способности. По большому счету эти хитрецы раскусили Ярославцева, как только он впервые переступил порог их загона, но не подали и вида...
  И тому были свои весьма серьезные основания. Как ни прискорбно признавать, но трехсотлетний рабский гнет воспитал в них адское терпение, звериную скрытность и не дюжую степень осторожности. Они и сейчас продолжали колебаться. Однако капитан своими последующими решительными действиями не оставил им и шанса.
  - Тогда нам нужно немедля спасать королеву! Укажите самое безопасное место, и я помогу вам доставить ее туда в целости и сохранности.
  - А что ты потребуешь взамен? - затрещал как испорченный телефон, молчавший до этого момента, самый неказистый муравьишка. - Драгоценные камни, золото или...
  - Ваши знания, Флек! - гневно обрубил его перечисления Капитан. - И то если они мне понадобятся. И вообще, я считаю, что сейчас не самое подходящее время для торга. Поэтому, слушайте сюда: мы немедленно начинаем готовиться к путешествию и баста! Диспозиция следующая: вы действуете в роли проводников и консультантов, я осуществляю силовое прикрытие. Выступаем через десять минут. Предупреждаю, к нам присоединится еще один человек, и эта будет женщина. Молчать! - пресек он любые возражения с их стороны. - С этой секунды я командую экспедицией и требую от вас беспрекословного подчинения.
  Константин хотел еще что-то дополнить, но передумал, и вышел вон.
  Едва он оставил муравьев наедине, как между ними тут же, с новой силой, вспыхнули разногласия.
  - Мою душу гложут серьезные сомнения, - решительно озвучил свою позицию Лонг, - как им удастся пересечь Мать всех пустынь? Ведь предшествующие попытки наших собратьев бесславно заканчивались уже на ее границе.
  - На теле этого человека стоит незримое Клеймо повелителя. - Флек от волнения беспорядочно замахал перед собой передней парой лап. - Оно свидетельствует о том, что наш союзник каким-то образом совершил побег из Преисподнии, и это обстоятельство многократно повышает наши шансы на успех. Мы наконец-то заполучили самого лучшего представителя рода человеческого. Он не идет ни в какое сравнение с теми алчными авантюристами, которые соглашались сотрудничать с нами исключительно ради денег.
  - Да устыдимся слабости своей, братья! - выступил вперед молчун Мет. - Не к лицу нам пасовать перед трудностями! Дорогу осилит идущий. Сколько наших братьев уже пыталось пройти этот путь. Не мы первые, но нужно сделать все, чтобы мы стали последними. Мне кажется, что с этим человеком у нас все обязательно получится.
  - О, да! - осторожно проскрипел Месс. - Он Великий воин, и именно тот, кто идеально подходит для выполнения нашего грандиозного плана. Я предлагаю полностью довериться ему.
  - Замолчи! - гневно защелкал Грей. - Всему свое время. Я тоже не слепой и разбираюсь в людях, не хуже остальных. Однако сейчас не стоит посвящать его в тайну Муравьиной горы. Для начала он должен доказать всему нашему братству, что является тем, о ком сказано в устном завещании. Вспомните братья, сколько раз за эти триста лет наш народ ошибался и был вынужден расплачиваться за это большой кровью?!
  Остальные, в знак молчаливого согласия, трепетно скрестили свои усы, а Грей сурово продолжил:
  - Так кому из нас мы доверим королеву?
  - Жребий! Я предлагаю жребий! - взволнованно присвистнул Флек.
  - Нет! - категорично возразил Грей. - Личинку понесет Месс. Он самый молодой из нас, и ему легче всего будет мутировать запаховые железы, что гарантированно позволит сбить с толку преследователей, даже если они соберут вокруг себя всех поисковых тараканов этого города. Я прекрасно понимаю, что никому из вас не хочется завтра умирать! Но ради будущего нашей планеты мы сделаем это. Время выбрало нас! И еще, Месс и человек, по нашим древним законам теперь побратимы, а первая строчка святого трактата о Муравьиной горе гласит: - "Общее дело сблизит их, и станут они братьями, столько не по крови и облику своему, сколько по устремлениям и душевным помыслам...".
  
  Ярославцеву не пришлось тратить время на уговоры.
  Оказавшись на крыше дома, он, перемахнув через подоконник, быстро и бесшумно свернул охранному псу шею, и легонько коснулся плеча спящей на кровати незнакомки:
  - Прошу прощения госпожа. Час пробил и птичке пора бы выпорхнуть на волю.
  Она, молча, и не мешкая, собрала небольшой узелок и, боязливо обойдя мертвую собаку, отважно полезла за ним в оконный проем.
  Константин с помощью приставной лестницы, спустился с беглянкой во двор и, не оглядываясь, направился к муравьиному загону.
  Заметать следы он не стал, практично рассудив, что хозяин, сделает это за него. Сейчас для ибн Фази была дорога каждая минута! Стопроцентно толстяк удерживал в своем доме девушку вопреки ее желанию, и в нарушение местных законов. И именно поэтому он ни за что не осмелится заявить властям о ее пропаже, и предпримет все от него зависящее, чтобы прикрыть свою задницу. А отсюда следовало, что ему было крайне необходимо узнать о бегстве узницы и водоноса как можно раньше, дабы заранее подготовиться к нелицеприятному общению с городской стражей.
  Когда капитан и девушка приблизились вплотную к загону, то едва не онемели от ужаса.
  Готовый к путешествию Месс спокойно ожидал их в окружении растерзанных тел своих собратьев.
  - Что здесь произошло? - потребовал объяснений, потрясенный Ярославцев.
  - Ничего особенного. - Сухо прошуршал муравей. - Братья отправились в Сад своих тайных желаний. Грей убил троих, а я убил Грея... Сперва они хотели пожить до тех пор, пока сюда не прибудут городские стражники, и только потом принять сильнодействующий яд, который был приготовлен заранее. Однако в последний момент братья передумали и решили не осквернять свое "последнее путешествие" греховными намерениями.
  - Ты что мне здесь мелешь, подлое хитиновое создание! - Константин с трудом удержал себя в руках. - Перебил их всех исподтишка в надежде присвоить всю славу себе, а теперь ездишь по моим ушам как пьяный тракторист по колхозному полю?!
  - Человек, ради светлой памяти моих сородичей не напрягай понапрасну свои голосовые связки. Вы люди тем и отличаетесь от нас, что умеете любить, ненавидеть, переживать и волноваться. Однако ваше развитое воображение порой способно вскружить вам голову и затуманить разум. А ведь жизнь намного проще, чем вы ее себе представляете. Мы - муравьи очень древняя раса, начавшая отсчет своей истории за много миллиардов лет до того как Великие творцы вдохнули Души в ваши телесные оболочки. За это время самые способные цивилизации насекомых успели пройти долгий и нелегкий путь развития от примитивных коммун до планетарных сообществ. Вы же в сравнении с нами очень молоды и горячи сердцами. Мы старше, практичнее, мудрее и, как следствие, очень скупы на эмоции. Вот поэтому, при принятии судьбоносных решений, мы всегда ставили во главу угла не сиюминутный порыв, а трезвый и холодный расчет. Да, мне пришлось убить Грея. И сделал я это без удовольствия, воспринимая все, как жизненно важную необходимость. Но, как бы, то не было, и у вас, и у нас самоубийство считается самым тяжким прегрешением. В этом случае Душа уже никогда не перейдет на следующую ступень своего астрального совершенства. Не стану лукавить, но братья всерьез рассматривали твою кандидатуру на роль образцового умертвителя. Ведь ты, в отличие от нас, виртуозно владея холодным оружием, мог бы сделать это быстро и безболезненно. Однако Грей в последний момент мудро рассудил, что пока "это не твоя война", и нам не стоит крепить союз муравья и человека кровью невинных жертв. Братья осознанно приняли столь нелегкое решение. Ведь как только стражники поняли бы, что личинка муравьиной Королевы ускользнула у них из рук, они подвергли бы их самым изощренным пыткам...
  - Насколько я знаю, на этой планете никто не понимает вашего лопотания! - в запале перебил его Ярославцев. - Какой смысл пытать твоих соплеменников, если при этом нельзя разобрать не единого слова из их предсмертных стенаний?!
  - История развития муравьиной расы не всегда шла бок обок с людской. Не забывай, что на планете присутствуют наши злейшие враги. И хоть время значительно стерла между нами все связи, они до сих пор не утратили способности восприятия нашей речи. Даже присутствие на допросе одного поискового таракана будет вполне достаточно, чтобы узнать о наших честолюбивых намерениях. Не кручинься и не принимай все так близко к сердцу, человек. Я, Грей, и остальные знали, на что шли, когда отправляли меня за личинкой в питомник. Просто мы не ожидали, что наши судьбы сплетутся сегодня в единый клубок в этом доме. Конечно, никто не хотел умирать за идею. Ведь мы - муравьи, как и люди тоже, весьма далеки от совершенства. Однако из двух зол мы выбрали наименьшее и максимально минимизировали его последствия для остальных. Мы просто выполняли некий исторический ритуал, даже не надеясь на положительный результат, но наши действия спровоцировали претворение в жизнь первой страницы трактата о Муравьиной горе. Сие писание считается для нас священным, и теперь мы просто обязаны выполнить его до последнего пунктика.
  Ярославцев хотел, было снова возразить, но вдруг понял, что за все время этой эмоциональной перепалки обращался к Мессу исключительно на человеческом языке в, то время, как тот продолжал старательно высвистывать свои доводы в ответ.
  Это открытие окончательно выбило его из колеи и заставило умерить свой праведный гнев.
  Ведь не смотря на проявленную жестокость муравьи, в этой архисложной ситуации, действительно приняли единственно правильное решение. Они не стали впутывать его в свои проблемы, а тихо, и без показушного героизма, расчистили дорогу.
  Костя почтительно присев возле Месса, пристально посмотрел в его черные, ничего не выражающие глаза, и восхищенно прошептал:
  - Значит, все это время вы понимали наш язык?
  - Тебя это угнетает?
  - Меня это удивляет!
  - Что еще удивляет нашего гофмаршала?
  - Маленький моральный пунктик моей еще до конца не отмершей совести, который навязчиво нашептывает мне в оба уха: "А почему твои братья не пошли вместе с нами?".
  - Хорошо я с удовольствием добью этого маленького червячка, которого вы привыкли называть совестью. Ты же не станешь возражать, что большая группа муравьев непременно вызвала бы подозрение у первого же патруля.
  - Логично! Однако мы могли бы просто разбежаться по сторонам, а потом встретиться в условленном месте. - Костя чисто машинально выставил перед членистоногим словесную ловушку в надежде хоть немного продвинуться в изучении логики его мышления.
  - Так говорит тот, кто не в достаточной мере владеет ситуацией. - Укоризненно выдал на гора Месс, раздраженно подергивая усиками. - В нашем затруднительном положении нужно учитывать одно очень существенное обстоятельство, которое мы не в состоянии проигнорировать. ЗАПАХ! Любое живое существо испускает запах, который можно лишь приглушить, но не уничтожить полностью. А из этого следует, что успех всей нашей миссии полностью зависит от совершенства органов обаяния у поисковика. Не стану вдаваться в подробности, но даже самый ленивый и необученный таракан без труда сможет идти по следу и способен учуять меня за пять километров в любых погодных условиях. Твои эксперименты с перетертым перцем годны только для собак. В нашем же случае потребуется кардинальное изменение функционирования потовых желез, причем на молекулярном уровне. Для этой цели у меня имеется только две гранулы. Время их действия - чуть больше месяца. Затем организм возьмет свое и вернет все в исходное положение. За девушку можешь, не беспокоится. Муслим ибн Фази, не заикнется о ней даже под страхом смертной казни и пустит стражников во двор не дальше нашего загона.
  - Но...
  - У меня нет времени для ответов на твои: "Но?". Впереди у нас долгая и полная опасностей дорога. Мы еще успеем надоесть друг другу до рвоты. А сейчас нам надо покинуть город и немного углубиться в пустыню. - Запей гранулу большим количеством воды и, молча, следуй за мной.
  
  
  Со всеми возможными предосторожностями они, немного поплутали по узким улочкам, в ожидании кардинального изменения своих "телесных ароматов"...
  И действительно, уже через десять минут от Константина разило как от старого и давно не стриженого барана в жаркий июльский полдень.
  Как только их новый след был надежно оборван среди множества вариантов всевозможной вони, они без промедления повернули в сторону пустыни.
  Дом ибн Фази стаял на самой окраине города, и очень скоро его величественная панорама исчезла за вершиной большого бархана.
  Песок здесь оказался достаточно крупным, и ноги не увязая в нем, позволили им сразу же перейти на бег.
  Костя, по настоятельной просьбе муравья, усадил девушку ему на спину, а сам проворно "перебирал лаптями" чуть поодаль. Ночная прохлада позволяла сохранять высокий скоростной темп и значительно замедляла потоотделение.
  Единственное, что на данный момент вызывало опасение у капитана, так это его спутница. Рано или поздно она заподозрит его в обмане и может повести себя непредсказуемо. Поэтому от нее нужно было избавляться как можно быстрее, и Ярославцев решил поделиться своими соображениями с муравьем.
  Месс отмахнулся от него как от назойливой мухи и лишь проскрипел в ответ:
  - Не трать свои силы на разговоры. Лучше энергичней работай ногами и следи за дыханием. Я могу передвигаться и быстрее, но из-за тебя вынужден выдерживать этот черепаший темп. Если до рассвета мы не доберемся до убежища, нам конец!
  - Тогда укажи нужное направление, и давай, как следует, поднажмем! - обиженно воскликнул Ярославцев и намеренно пошел в отрыв.
  Теперь уже Месс едва поспевал за ним, а Константин летел по пескам, словно гусеничный транспортер высокой проходимости.
  Девушка, не смотря на его опасения, пока что помалкивала, воспринимая все происходящее как должное.
  Вскоре темно-фиолетовое небо на горизонте начало стремительно насыщаться светлыми тонами.
  - Вперед! Заклинаю, вперед! - заверещал не на шутку взволнованный муравей.
  Они буквально вознеслись на вершину очередного бархана и с облегчением перевели дух. Внизу, примерно в трехстах метрах раскинулось большое озеро с приличным, заросшим зеленью, островком посредине.
  Обрадованный Ярославцев восторженно выкрикнул боевой клич космической пехоты, но предупредительная трескотня членистоногого заставила его забыть про эмоции и внимательно осмотреться по сторонам.
  - Мы опоздали! Они уже здесь. - Отчаяние муравья было настолько велико, что он затравленно, опустился на брюхо, и прикрыл передними лапами глаза.
  - О ком ты говоришь?
  - Стражи пустыни, наши заклятые враги. Они все-таки успели пробудиться и учуяли нас.
  И словно в подтверждении его слов прямо по курсу, в песке начала формироваться большая воронка, из которой на свет божий выползло два гигантских таракана.
  Они как дворовые псы отряхнули свои хитиновые панцири и замерли, плотоядно уставившись своими масляными, коричневыми глазками, величиной с суповую тарелку, на замерших перед ними путников.
  Ярославцев непроизвольно вспомнил все, чему его учили инструктора по борьбе с внеземными формами жизни, и был вынужден признать, что с голыми руками ему не выиграть этот бой.
  Отсутствие, какого либо вооружение полностью лишало его шанса на успех.
  "Тараканы, как правило, не атакуют стремительным броском. В отличие от других насекомых они могут перелетать на небольшие расстояния и обрушиваются всей массой своего тела на противника сверху. Самый лучший способ их уничтожения в ближнем бою - это перехват в воздухе из лучевого оружия или использование стальных сетей - ловушек".
  Тем временем Стражи пустыни начали приготовления к прыжку. Они присели на лапках и, с характерным треском, расправили свои, заблестевшие на солнце, крылья.
  Напади на капитана одно насекомое, он бы, не задумываясь, разделался с ним при помощи навыков бесконтактного боя, или, на крайний случай, схлестнулся бы врукопашную. Однако изготовившаяся в полусотни метров тараканья двойка, за счет своего численного превосходства, представляла для него серьезную угрозу, а гадать какую тактику она применит: одиночную атаку или согласованной групповой бой, было верхом идиотизма. Вот поэтому Ярославцеву ничего и не оставалось, как мгновенно трансформироваться в шаровую молнию и поочередно превратить этих хитиновых монстров в кучи пепла.
  - А не назвать ли мне этот прием: "Огненным поцелуем смерти"?! - громко произнес, спустя несколько секунд, распираемый от гордости капитан.
   В то время как Месс, так и не поверивший до конца в случившееся, сперва приоткрыл один глаз... затем второй... потом грубо сбросил девушку на песок, и что есть мочи припустил к остывающим останкам своих заклятых врагов.
  Константин попытался помочь своей спутницы подняться, но от пережитого потрясения у нее отнялись ноги. Тогда он с легкостью подхватил ее на руки и медленно пошел в сторону озера.
  - Ты не наемник моего отца. Ты Кара - Мерген, Черный охотник пустыни. Тот о ком поют у костров сказители всех кочевых тейпов. - Равнодушно озвучила свою догадку девушка, устроившись поудобнее и смиренно опустив голову на его плечо.
  - Я все равно помогу тебе, потому что дал слово. Но это мы обсудим позже.
  - Сейчас я полностью в твоей власти, и ты волен сделать со мной все, что тебе заблагорассудится. Однако учти - шила в мешке не утаишь, и отомстить за меня будет кому.
  - Мне не нужна ни твоя честь, ни твое тело. - Костя хотел, было попрекнуть ее родственниками, которые и палец о палец не ударили, чтобы забрать свое обожаемое чадо из ненавистного дома, но решил пока не идти на конфронтацию и поддерживать с беглянкой хорошие, взаимно-доверительные отношения. Ему, для "полного счастья", только не хватало стеречь ее по ночам?
  - Невероятно! - восторженно протрещал Месс. - Ты не представил им ни единого шанса. Ведь если убивать бойцового таракана обычным способом, то даже при одновременном поражении головного и спинного мозга он ухитряется инстинктивно, с помощью скрижалей, это такие пилообразные наросты на его задних лапах, вызвать подкрепление. Эти же ребята издохли мгновенно, так и не успев возопить о помощи.
  - Господин Месс. - Капитан демонстративно повернулся в его сторону. - Мало того, что Вы не по-джентельменски повели себя с дамой...
  - На все твои вопросы я отвечу, как только мы укроемся в оазисе. Да и то не сразу. Сперва, как следует, подкрепимся, отоспимся, а после обсудим наши разногласия. Поторопись человек, скоро здесь будет не менее десятка Пустынных стражей.
  Ярославцев не стал возражать и продолжил свой путь в сторону водоема.
  Озеро оказалось холодным и очень глубоким. Костя начал, было соображать, каким способом ему переправить на другой берег девушку, как та, выпорхнув из его рук, не снимая одежды, безбоязненно вошла в воду и уверенно поплыла к противоположному берегу. Либо незнакомка умело пудрила ему мозги, притворяясь насмерть перепуганной, несмышленой дурехой, либо за столь короткое время успела оправиться как от потрясения, так и от паралича нижних конечностей.
  Месс достал из накладного кармана дорожного мешка и разжевал во рту какой-то крупнозернистый белый порошок. Затем старательно и аккуратно выдул полупрозрачный пузырь, который уверенно сплющил и превратил в плавательный матрац.
  "Лихо! - подумал капитан. - Надо бы узнать у членистоногого рецепт этой универсальной жевачки. Ведь она смело может пополнить ранцевый комплект для выживания в экстремальных условиях".
  Ярославцев плыл не спеша. Вода была почти ледяной и от этого мышцы работали, чуть ли не со скрипом. Поэтому он старался не делать резких и судорожных движений.
  Как только они оказались на острове, незнакомка, исключительно по собственной инициативе, не замедлила продемонстрировать перед ними навыки умелой и заботливой хозяйки. Не успев еще, как следует обсохнуть, она распаковывала собранный Мессом дорожный мешок и, не мешкая, занялась приготовлением пищи.
  Собрав лежавшие на земле плоды и сбегав за водой, молодая и весьма симпатичная особа с помощью примитивного огнива, развела костер из опавших пальмовых листьев и, заунывно напевая, стала "колдовать" вокруг подвешенного над пламенем котелка. Столь привычная обывательскому глазу сцена вызвала в душе Ярославцева давно забытое чувство ДОМА, и он был вынужден признать, что если бы ему вдруг захотелось остаться на этой планете навсегда и, покончив с прошлым, начать цивильную жизнь то он, не задумываясь, попробовал бы добиться расположения у этой пустынной красавицы.
  А вот для муравья все оказалось намного проще! Его совершенно не волновали эти романтические закидоны. Поэтому, насытив до отвала свою утробу белым пальмовым соком, он уволился в теньке и мирно посапывал, изредка подергивая во сне поджатыми к брюху лапками.
  Когда еда была готова, то незнакомка сняла котелок с огня, и достала две чистые пиалы.
  Ярославцев уже знал, что по местным традициям женщина в присутствии мужчины ест только то, что он ей подаст из своих рук, или оставит после себя на столе. Накладывать себе самой здесь считалось весьма предосудительным отступлением от правил.
  Константин не стал набрасываться на еду первым, а медленно наполнил пиалу варевом, и передал ее девушке, выражая этим свое глубочайшее уважение. Более того, таким подчеркнуто вежливым поведением, он еще раз гарантировал ей полную неприкосновенность.
  Впервые, за все время их короткого знакомства, спутница рискнула выказать перед ним свои чувства. Молча и быстро поглощая похлебку, она, не стесняясь, давилась слезами.
  Чтобы хоть как-то разрядить обстановку капитан, придав своему голосу покровительственный тон, по-отечески спросил ее:
  - Как звать тебя красавица?
  - Алтын Кыс.
  - Золотая кисточка, - в слух перевел Ярославцев, прихлебывая горячее варево, - красивое имя... А меня Салех ибн Фаради.
  Алтын благодарно улыбнулась, и застенчиво протянула ему пустую пиалу.
  Капитан тут же наполнил ее, стараясь плеснуть погуще, хорошо понимая, что страхи и переживание последних суток пробудили в этом молодом организме волчий аппетит. О, как это было знакомо Ярославцеву! Он сразу же вспомнил свои лихие лейтенантские годы, когда еще только, только смолкала канонада лучеметов главного калибра, и усталая пехота, распаковав штурмовые ранцы, начинала вскрывать рационы боевого питания. И не было в тот момент ничего вкуснее разогретого после боя сухого пайка и доброго глотка холодного, ломившего зубы, хлебного кваса. А еще приятней было осознавать, что сегодня ты, в который раз остался, в живых и теперь можешь спокойно вкушать с ножа теплую, пахнущую дымком бивуачного костра, тушенку и закусывать ее хрустящими галетами...
  - Отдохнешь с дороги, или поговорим о наших проблемах? - Костя поудобней подобрал под себя ноги в готовности выслушать ее печальную историю. Кое о чем он, конечно же, догадывался, но для принятия окончательного решения ему была необходима более подробная информация.
  - Я все равно сейчас не засну.
  - Тогда, наберись мужества и расскажи мне все о себе, а уж потом я хотел бы узнать, какая беда привела тебя в дом ибн Фази и превратила в затворницу. Тем более, торопиться нам пока что некуда. Проводник, - капитан указал на сопящего во все дырки Месса, - пробудится еще не скоро. Да и самим нам надо как следует отдохнуть.
  - Я родилась в кочевом земледельческом тейпе, на юго-востоке Матери всех пустынь.
  - Прошу прошения госпожа, - мягко перебил ее Ярославцев, - но пор мере твоего повествования я буду вынужден неоднократно прерывать тебя для уточнения некоторых деталей. Я не из этих мест, и все для меня здесь пока что в диковинку. Если ты конечно не возражаешь?
  - Нет. Я тоже заметила - ты немного не такой как все. - Быстро согласилась бывшая пленница и умолкла в ожидании вопроса.
  - Ты сказала, что родилась на юго-востоке самой большой пустыни в этих краях.
  - Именно, мой защитник и господин. Мы сейчас находимся как раз на ее южной границе.
  - Ты была единственным ребенком в семье?
  - Ну что ты? У меня есть старшие братья. Их шестеро и каждый уже привел в свой кочевой шатер невесту.
  - Значит ли это, что на вас не распространяются городские законы об ограничении рождаемости?
  - Мы вольный народ! - с нескрываемой гордостью воскликнула девушка. - И сами решаем, что нам выгодно соблюдать, а что нет. Да, ты зришь в самый корень - некоторые городские законы не действуют на территории наших поселков.
  - Ты сказала, что родилась в кочевом, земледельческом тейпе, но разве кочевники занимаются земледелием?
  - Разводить домашнюю скотину в условиях пустыни крайне невыгодно. Большое стадо невозможно прокормить на столь малой территории. А по границе пустыни, - начала терпеливо объяснять Алтын, - расположено много крупных оазисов. Они малы для городов, но вполне пригодны для того, чтобы прокормить нас. Каждый тейп владеет несколькими плодородными территориями. Когда земля истощается, мы перебираемся с одного земельного участка на другой, при этом старый оставляем под пары, а новый начинаем использовать под сельхозугодия. Брошенная земля тем временем отдыхает и набирается сил. Когда вновь наступит ее черед, а это случается не скоро, она полностью успевает восстановить свое плодородие.
  - Но ведь другой тейп может в ваше отсутствие занять пустошь, распахать ее, снять два, три урожая...
  - Чужая земля неприкосновенна. Даже если люди будут умирать от голода, никто и никогда не осмелится заселиться на чужую территорию. Другой кочевой тейп может прийти к нам и попросить приютить их на некоторое время, и мы будем обязаны сделать все от нас зависящее, чтобы помочь им. Чужаки могут находиться в нашем поселке не более десяти суток. Этого достаточно, чтобы полностью восстановить свои силы и обратиться за помощью к главам других тейпов.
  - За то время пока ты кочевала по пустыне, такое уже случалось?
  - Нет. Об этом нам рассказывали только наши старейшины.
  - Интересно! А сколько человек насчитывает твой тейп?
  - Когда меня выдавали замуж за сына ибн Фази, людей в нашем шатровом поселке было примерно пять раз по сто.
  - А твои соплеменники занимаются торговлей?
  - Два раза в год, после сбора урожая, мы грузим продуктовые излишки на муравьев и отправляем караван в ближайший город, где продаем их или обмениваем на другие товары.
  - А что находится в центре пустыни?
  - Никто не ведает об этом.
  - Вот как? - искренне удивился Ярославцев. - Неужели среди твоего народа никогда не объявлялись отчаянные смельчаки готовые попытать свое счастье и раскрыть эту тайну?
  - Мой народ живет по ее границе на протяжении трехсот лет и до сих пор не один торговый караван не приходил к нам из глубины песков. Того, кто осмелится бросить вызов Матери всех пустынь ожидает мучительная смерть от голода и жажды. Да и Стражи пропускают людей в ее глубь не далее чем на однодневный пеший переход. Я очень испугалась, когда тараканы преградили нам дорогу. Вдоль границы они всегда вели себя миролюбиво.
  - Я и Месс несем с собой личинку Муравьиной королевы. - Задумчиво пояснил Ярославцев.
  - Ах, вот оно в чем дело? - испуганно всплеснула руками девушка. - Тогда вы не будите в безопасности даже за городскими стенами. - Откуда Месс достал это сокровище?
  - Он выкрал ее вместе с другим муравьем из питомника. Я хочу знать, почему она так дорого стоит?
  - Право торговли рабами в нашей стране испокон веков принадлежит ограниченному кругу специальных государственных чиновников - кадишей. Они занимаются только тем, что выращивают муравьев в хорошо охраняемых питомниках, а затем продают их. Все доходы напрямую поступают в падишахскую сокровищницу. Мне известна одна история, когда очень влиятельный, кочевой тейп, перекупил у контрабандистов личинку Муравьиной королевы. Несколько лет они в тайне плодили бесплатных рабов для собственных нужд. Но их сгубила жажда наживы. Как только они продали первого раба, то были незамедлительно истреблены падишахской гвардией, привлекшей на свою сторону всех боевых и поисковых тараканов состоявших в то время на службе. Но если гвардейцы убивали только рабов, то Стражи пустыни истребляли всех не жалея ни старого, ни малого. История этого кровавого побоища надолго врезалось в память нашего народа.
  - Тебя не шокирует тот факт, что ты сидишь рядом с государственным преступником? - вкрадчиво поинтересовался капитан.
  - Не испытывают страха только умалишенный. - Медленно ответила Алтын, глядя Ярославцеву прямо в глаза. - Если ты доставишь меня домой в целости и сохранности я смогу уговорить соплеменников дать тебе временный приют, пока ты не избавишься от личинки. Но стоит тебе начать воспроизводство рабов, старейшины изгонят тебя с территории тейпа.
  - А как же Стражи пустыни? Они способны учуять Муравьиную королеву...
  - На наших землях нет их гнезд! - авторитетно заявила Алтын.
  Ярославцев понял, что и так уже вытянул из нее достаточно информации и дальнейшие расспросы могли бросить между ними новые зерна недоверия. Поэтому он спешно сменил тему разговора:
  - Из-за чего ибн Фази удерживал тебя в качестве пленницы?
  Девушка, тяжело вздохнув, не замедлила всплакнуть в краешек великолепного шелкового платка укрывавшего ее плечи.
  Костя не стал ее торопить, давая возможность заново пережить все ужасы этого загадочного заточения.
  Вскоре девушка успокоилась и продолжила свой рассказ:
  - Мой отец хоть и не является Главой тейпа, однако принадлежит к кругу очень уважаемых и влиятельных людей в нашем кочевом поселке и все судьбоносные решения принимаются при его непосредственном участии. Когда мне исполнилось шестнадцать лет, я стала самой богатой и завидной невестой в тейпе. Меня не стали просватывать в темную, когда бы я, до самой свадьбы, не знала имени своего жениха, и наш брак с Фархадом состоялся по взаимной любви. Мы познакомились задолго до официального оформления наших семейных отношений. Наша первая встреча произошла на городском рынке. Я помогала отцу и братьям продавать партию пустынных тыкв, а мой будущий муж как раз закупал с двумя хлебопеками муку для своей пекарни.
   - Что помешало тебе выбрать суженного среди своих соплеменников? Такая красивая девушка как ты, могла бы вскружить голову любому парню.
  - Двадцать лет мужчины и женщины нашего поселка не заключали браков на стороне? Главы семейств не желали разбазаривать родовое имущество и приумножали его путем внутритейпового слияния. Однако эта скупость вышла для нас боком. Дети стали рождаться слабыми и уродливыми, и старейшины решили, что от этой напасти нас может спасти только кровосмешение. Все мои братья взяли в жены городских девушек, и те с легкостью произвели на свет здоровое потомство. Поэтому когда я поведала о своих чувствах отцу, он не стал возражать и противиться нашему браку с Фархадом. Два года назад мы отыграли роскошную свадьбу, и первое время прожили в любви и согласии. Но вскоре одно странное обстоятельство стало сильно беспокоить меня. Мы занимались любовью с Фархадом по шесть раз за сутки, но я, ни как не могла забеременеть. Женщины нашего рода во все времена славились отменным здоровьем и плодовитостью, и вряд ли причина наших семейных неудач была во мне... И вот однажды ночью, когда мой муж очень крепко спал, я осторожно ощупала его половой орган и с ужасом обнаружила отсутствие одного яичка. От волнения я не сомкнула глаз до самого рассвета, все лежала и думала, как же мне дальше поступить. То, что Фархад бесплоден, не подлежало сомнению. Но знал ли он об этом? Наверняка, что нет! Вчерашние юноши весьма поверхностно следят за своим мужским здоровьем. По городским законам я смело могла обратиться с жалобой к городскому Кади, и он был бы обязан взять меня под свою защиту и укрывать в своем доме до тех пор, пока в город не прибудет караван из моего поселка, с которым я беспрепятственно вернулась бы к родственникам. Причем по тем же законам отец жениха, если мои слова находили подтверждение, привлекался к суду и был обязан выплатить мне большой выкуп в качестве компенсации морального ущерба. Потому, как в этой ситуации мне, как лишенной девственности, приходилось рассчитывать, только на брак с овдовевшим мужчиной или бывшим бродягой, сумевшим выкупить в собственность земельный участок. Но я любила своего суженного, и когда представила, какому позору и унижениям будет подвергнут Фархад то, недолго раздумывая, решилась на отчаянный шаг. В городе есть одно место, где молодые и красивые бродяги за хорошие деньги ублажают престарелых вдов и искательниц острых ощущений из числа богатеньких и избалованных женщин. Чтобы обойти наши строгие семейные традиции и не иметь общественной огласки, вся система оказания этих незаконных услуг выстраивается на двойной системе посредников и полной анонимности ее клиентов. Соблюдая крайнюю степень предосторожности, я встретилась с одним из них, и в иносказательной форме от третьего лица, поведала ему о своей беде. Тот не торгуясь, назвал необходимую сумму и, получив ее, на следующий же день свел меня с еще одним человеком. Тот уже не стал требовать с меня денег, как оказалось, я сразу за все заплатила, а просто поговорил со мной раскованно и прямолинейно. Более того, он подошел к решению моей проблемы очень въедливо и серьезно. Сначала я тайно показала ему своего мужа и всю его родню: уговорила их сходить со мной на базар за покупками, наврав при этом с три короба, будто бы отец передал мне через караванщика деньги, и я хочу порадовать своих новых родственников подарками... Когда сводник как следует запомнил их внешность и повадки, то целую неделю подыскивал для меня подходящего партнера. Затем мы ждали, когда у меня наступят самые благоприятные для зачатия дни... Все дальнейшее прошло как в тумане... Я не испытывая ни каких ощущений, просто отдалась этому молодому парню, а он, видя мое крайнее смущение, сделал свою работу молча и быстро... С одной стороны мне было очень стыдно, но с другой я утешала себя тем, что пытаюсь сохранить наш брак. О, сколько же волнений и страхов мне пришлось пережить впервые дни! Я вздрагивала при каждом дверном стуке... По ночам мне снилось, как меня буквально на части разрывает разгневанная толпа. Но с каждым новым утром ощущение вины постепенно сходило на нет, и уже через три недели у меня появились первые признаки беременности. Фархад был вне себя от счастья. Он оберегал меня, словно я была не кочевницей, а стеклянной вазой для падишахских пиров. - Алтын, не выдержав тяжелого гнета воспоминаний, вновь обильно умылась слезами.
  Капитан терпеливо ожидал, давая ей, возможность выговориться до конца и хоть перед кем-то облегчить свою душу...
  - После родов никто так ничего и не заподозрил. Наш маленький Рустем был настолько похож на Фархада, что я решила махнуть на все рукой, и воспринимать свой визит к городским сводникам всего лишь как страшный сон? Но как потом оказалась, хоронить свое греховное прошлое было еще рано. Народная пословица гласит: "За все в этой жизни, рано или поздно, придется заплатить!". Вскоре в городе началась повальная моровая язва и все мое новое семейство слегло от ее зловонного дыхания... В те страшные дни, находясь в бреду, я в одночасье лишилась и мужа и сына... Не знаю почему, но мне удалось выжить. Едва я оправилась от болезни, как тут же, оказалось под градом тайных нападок со стороны свекрови. Выбрав удобный момент, она змеей приползла в мою комнату и без зазрения совести обвинила меня в смерти сына и внука, назвав неизбежный рок судьбы - карой за мои прегрешения на стороне. Оказывается, эта старая карга обо всем уже давно догадалась.
  - И не мудрено! - не выдержал и вставил свое веское суждение Константин. - Любящая мать знает каждый бугорок, каждую родинку на теле своего сына, и Зульфия наверняка обнаружила половой дефект у Фархада еще в грудничковом возрасте. Бьюсь об заклад, у нее была причина хранить все это в глубочайшей тайне от мужа.
  - Мы очень долго шипели друг на друга. Пока она, в конце концов, не договорилась до того, что лучше бы я сдохла вместе с мужем и нагулянным сыном. После таких пожеланий я разозлилась и пригрозила свекрови своим походом в суд. Но та заявила, что мне уже ничего не удастся доказать. Трупы Рустема и Фархада были сожжены и в суде против моего слова будут предъявлены показания всех ее родственников. Тогда я смирилась и попросила отпустить меня с миром к родителям, пообещав, что сохраню добрую память о ее сыне, и никому не расскажу о его бесплодии. Однако эта фурия испытывала ко мне какую-то патологическую ненависть и потребовала, чтобы я осталась в их доме до тех пор, пока в городе не закончится эпидемия и все родственники окончательно не встанут на ноги. В ее словах не было ничего подозрительного. Город действительно находился на карантином положении и не один караван не мог выйти за его стены, а дом был наводнен еще не отравившимися от болезни домочадцами, за которыми требовался тщательный уход. Если бы я только знала, на что способна эта подлая старуха, то не раздумывая, собрала бы вещи и отправилась домой.
  - Пешком вдоль границы пустыни? Отчаянный шаг. - С сомнением в голосе осудил ее решение капитан.
  - Я кочевница! - с вызовом воскликнула Алтын.
  - Я вижу, ты девушка не глупая, - серьезно заявил Ярославцев, - поэтому давай называть вещи, своими именами. Никто не подвергает сомнению твои способности правильно ориентироваться и выживать в тяжелых условиях пустыни. Но, ни один мужчина, хоть убей, не пройдет мимо одиноко бредущей по пескам симпатичной девушки, и наверняка попытается безнаказанно воспользоваться этой пикантной ситуацией. Я глубоко сомневаюсь, что ты об этом не подумала?
  - Конечно. Ты прав! Много опасностей подстерегают такую красавицу, как я, за пределами городских стен. Но я вполне могла бы нанять вооруженного телохранителя. У меня есть бриллиантовый гарнитур. - Она непроизвольно положила одну руку на грудь, а другой ощупала пустую мочку уха.
  - Да, кстати, - спохватился капитан и, порывшись во внутреннем кармане халата, протянул ей бриллиантовые серьги, - хорошо, что напомнила. Все ни как не мог найти повода, чтобы вернуть их тебе.
  Алтын неуверенно забрала принадлежащее ей имущество, но Ярославцев успокоительно пообещал:
  - Размер причитающейся мне благодарности мы обсудим, когда твой уважаемый отец накроет праздничный стол по случаю нашего возвращения. А сейчас покажи мне, пожалуйста, с помощью чего тебе удалось так точно метнуть в мою сторону эти украшения.
  Девушка облегченно расслабилась, и хитро сверкнув глазами, сняла с себя поясной платок.
  - Этим искусством издревле владеют все женщины нашего поселка. Смотри внимательно, показываю только один раз.
  Она скрутила ткань в особый жгут, затем сложила ее вдвое и, без труда отыскав каменный кругляш величиной с куриное яйцо, зарядила им свою примитивную пращу.
  - Видишь вон ту пальму? - указала она на одну из зеленых красавиц с богатой, раскидистой кроной.
  - Да. - Лаконично подтвердил капитан и расположился так, чтобы держать в поле зрения оба объекта.
  - Выбери любой, висящий на ней плод.
  - Средненький, с подгнившим бочком. - Самую малость покуражился Ярославцев, с интересом наблюдая за ней.
  Совершенно не прицеливаясь, кочевница, дважды энергично крутанув над головой, с легким хлопком разрядила пращу. Камень, с характерным звуком, устремился прямехонько к цели.
  "Интересно, а как я удостоверюсь в точности попадания? Ей-богу придется лести на пальму", - подумал Константин, но перезрелый плод слегка дрогнув, обреченно рухнул вниз. Девушка без особых усилий угодила точно в плодоножку.
  - Ловко! - похвалил Ярославцев, явно не ожидая такой точности. - Однако мы вновь отвлеклись от основной темы. Что произошло между тобой и свекровью дальше?
  - Я даже не представляла, на какую гнусность она оказалась способна! - всплеснула руками девушка и приложила ладони к пунцовым щекам. - Мне стыдно мерзко и противно вспоминать те дни.
  - Не беспокойся, - попытался развеять ее сомнения, капитан. - Все сказанное тобой будет похоронено в моем сердце навсегда. А твоим родителям мы скажем, что после смерти Рустема и Фархада их родственники решили не выплачивать положенный выкуп, а пытались уморить тебя голодом. Им совершенно незачем знать то, через что тебе пришлось пройти. Хорошенько подумай и ответь, кто из веселого семейства толстяка знал всю правду о твоем заточении?
  - Только свекровь и сам ибн Фази.
  - Если необходимо, то для спасения твоей репутации, я могу в ближайшее время незаметно проникнуть в их дом и сделать так, чтобы они умолкли навсегда. - Костя для наглядности своих намерений провел ребром ладони по горлу, одновременно очень внимательно наблюдая за реакцией девушки.
  Та даже не вздрогнув, только слегка сузила глаза и восхищенно прошептала:
  - Ты страшный и великий человек ибн Фаради. Ты очень похож на наших далеких предков, которые отвоевали у Стражей пустыни столь необходимые всем тейповые пашни. Однако убивать стариков не имеет смысла. После того что они сделали со мной, им всю оставшуюся жизнь придется держать свой рот на замке. Иначе мои разъяренные родственники не оставят и камня на камни от их роскошного дома.
  - Я буду с тобой предельно откровенен, возможно, несдержан в словах и жесток в суждениях, но на протяжении нашего короткого знакомства ты все время козыряешь своими соплеменниками. Позволь задать тебе вопрос: почему до сих пор они так и не пришли к тебе на помощь?
  - Для меня это тоже является неразрешимой загадкой. Я могу лишь предположить, что их постигло какое-то великое бедствие. Стоило только моровой язве начать собирать свою обильную жатву, как ни один тейповый караван не посетил наш город. Наверняка они, узнав об эпидемии, спешно откочевали на север?
  - Вполне вероятно. - Согласился Ярославцев и умолк, всем своим видом намекая на продолжение разговора.
  Алтын созрела не сразу. Она долго колебалась и наконец, выдавила с виноватой улыбкой:
  - То о чем я тебе расскажу, будет стоить мне немалых усилий, поэтому я не хочу видеть твои глаза.
  - Желание клиента для меня - закон. - Ярославцев с удовольствием растянулся на песке и сделал вид, что переключил свое внимание на ближайшие подступы к оазису с той стороны, откуда они вторглись в его границы.
  - Свекровь сохранила в тайне и причины и сам факт моего блуда, но она не успокоилась и не отказалась от мести... Еще не успели, как следует сгладиться все последствия моровой язвы, как она осуществила свой коварный и вероломный план. Зульфия купила у бродячего мага любовное зелье и незаметно подсыпала мне его в ночное питье. Летом ночи бывают настолько жаркими, что приступы жажды пробуждают тебя по нескольку раз. Выпив этой мерзкой отравы я впала в такое глубокое оцепенение, что не могла пошевелить и пальцем. Спустя некоторое время ко мне в комнату через окно проник твой предшественник - водонос. Он был молодым и полным сил парнем, а они, как известно круглосуточно жаждут женского тела. Рывком, сорвав одеяло, насильник начал быстро и похотливо ощупывать меня, сотрясаясь от нетерпения, словно в лихорадке. Но самое печальное было в том, что его грубые и неуклюжие ласки настолько сильно возбудили меня, что я тут, же выгнулась дугой и испытала такой потрясающий оргазм, что едва не задохнулась от наслаждения. И ведь стоило ему только вонзить свое твердое как камень достоинство в мое трепетавшее от нетерпения лоно, как стоны удовольствия вырвались из наших уст. Приподнявшись на руках, он гвоздил меня как сумасшедший молотобоец, а я, бесстыдно, словно гулящая девка, забросив свои ноги на его плечи, с каждым толчком настолько неистово стремилась к нему навстречу, что несколько раз скидывала его с кровати.
  "Мда-а! Шекспир здесь и рядом не стоял! - с легким скептицизмом подумал Константин. - По-моему мадам не стоит во всем винить магическое действие отвара. Длительное половое воздержание вполне могло стать первопричиной ее разнузданного поведения, а "зловредное пойло" лишь раскрепостило сознание, как это делает со многими людьми алкоголь и наркотики. Но самое анекдотичное, девочка моя, заключается в том, что этот эпизод, рано или поздно станет, одним из ярчайших сексуальных воспоминаний в твоей жизни".
  - Он дважды извергал свое семя, но, ни как не мог насытиться и продолжал ублажать меня в том, же темпе. В конце, концов, не выдержав, я опрокинула его на пол и, оказавшись верхом, жалобно стеная при каждом движении, стала вгонять его член как можно глубже между ног. Он, то судорожно сжимал мои влажные бедра, то в который раз разминал мою переполненную желанием грудь, больно выкручивая набухшие соски и шепча при этом самые грязные оскорбления. О, как его слова ласкали мой одурманенный похотью слух...
  - Вас застал за этим злодеянием хозяин дома? - благоразумно прервал ее эротичную исповедь капитан, потому что уже и сам начал испытывать непреодолимое влечение к сказительнице, могущее в скором времени закончиться весьма, и весьма предсказуемо.
  - Нет, - возбужденно всхлипнула Алтын и сникла как увядший тюльпан, накрытая волной горячего стыда и искреннего раскаяния. - Он прогарцевал на мне до самого рассвета, и мы расстались, как только пропели первые петухи.
  - А в следующую ночь насильник вновь "осчастливил" тебя своим визитом?
  - Нет. Мы как чумные стали избегать друг, друга. Гази был воспитанным и застенчивым пареньком. Ума не приложу, что с ним случилось этой ночью?
  - Когда ты почувствовала, что беременна?
  - Месяц спустя. Но как ты догадался?
  - Дурное дело не хитрое. По-моему, твоего стыдливого водоноса тоже чем-то опоили. Мало того, кто-то помог ему беспрепятственно проникнуть в дом.
  - Он залез ко мне через окно, а не вошел в дверь!
  - Девочка моя, для того чтобы научится бесшумно передвигаться по крыше и залазить с помощью рук на любую высоту мне пришлось провести несколько лет в специальном медресе, где из нас - малолетних и несмышленых сопляков готовили будущих воинов. Ну, посуди сама! Если бы инициатива исходила только с его стороны, он бы, после этого случая, прописался бы в твоей постели и, каждую ночь, безнаказанно насиловал бы тебя, добиваясь покорности с помощью примитивного шантажа. Ты и пикнуть при этом не посмела бы.
  - Вполне возможно. - Согласилась с его доводами Алтын. - Наверное, старая карга и ему подмешала какого-то возбудителя?!
  - Ладно, что было потом, когда твой живот уже полез на нос, и пожалуйста, без этих красочных, интимных подробностей от которых у меня кое-что деревенеет в штанах. Я ведь пока еще не в том возрасте, чтобы жаловаться на отсутствие потенции.
  - Разъяренный ибн Фази избил меня до полусмерти. Причем сделал это тихо, по-семейному, в присутствии своей жены, которая, разыгрывая свою непричастность, буквально висла на нем, и прикрывала меня от побоев. Он поклялся заморить меня голодом, а потом, уже публично обвинив водоноса в воровстве, устроил ему жесточайшую взбучку, и с позором прогнал со двора. В этот же день у меня случился выкидыш... Через неделю меня перестали кормить и приносили только воду. А чтобы я не подалась в бега, на ночь, запирали в комнате вместе с самым злющим, хозяйским псом.
  - Сколько продолжались эти издевательства?
  - Два месяца, пока не появился ты.
  - Глядя на твои соблазнительные формы, мне с трудом верится, что ты провела два месяца на одной воде.
  - Я же кочевница, - в который раз напомнила Алтын, - а мы умеем правильно голодать и экономить силы. Вдобавок ко всему ибн Фази, понадеявшись на преданность своей многочисленной прислуги, не стал отбирать у меня личные украшения. С помощью пары дорогих колец и браслета мне удалось склонить на свою сторону одного из хлебопеков. Постепенно он начал тайком снабжать меня лепешками, а вскоре и вовсе согласился отправить через городскую почтовую службу весточку моим родственникам.
  - Я вижу, ты не теряла времени даром. А как местная почта осуществляет доставку писем? Используют птиц или делает это каким-то другим способом?
  - Нет, этим занимаются специально подготовленные гонцы, которые передвигаются по основным караванным тропам верхом на муравьях.
  - Насколько быстро?
  - За день они преодолевают не более тридцати километров. Это равно одному караванному переходу.
  - Ох, и долго же тебе пришлось ожидать помощи...
  - А вот и нет! Мое послание нужно было передать первому, попавшемуся тейповому каравану, или завезти в ближайший кочевой поселок. В каждом из наших поселений имеются охотничьи соколы из двух соседних клановых стоянок. С их помощью мы поддерживаем связь, и в случаи какой либо угрозы очень быстро оповещаем соплеменников. Сейчас особенно часто наши юноши и девушки заключают браки не только в городах, но и в самых дальних кочевьях, и никто не хочет чувствовать себя оторванными от дома, особенно в первое время.
  - Поэтому ты и расценила мое появление в доме ибн Фази как попытку организации побега со стороны твоих родителей?
  - Я даже не сомневалась в этом!
  - А я ведь даже и не подозревал о твоем присутствии. Ну, надо же какое совпадение?!
  - Странно. - Алтын в задумчивости опустила голову и стала писать пальчиком свое имя на песке. - Тогда кто ты, и почему помогаешь мне?
  - Кто я теперь совершенно не важно. В моей стране говорят: "Меньше знаешь - крепче спишь". А помогаю я тебе отнюдь не из благородных побуждений. Возможно, мне самому очень скоро понадобится помощь твоих родственников. Поэтому, не загружай себе больше голову, а ложись и как следует, отдохни. Все твои страхи теперь позади, и в этом мире, как ты уже успели убедиться, не существует сил, способных нарушить мои планы.
  - А ты женат? - на губах девушки расцвела лукавая улыбка. Она завлекающе распустила волосы и призывно раздвинув колени, томно погладила свою высокую грудь.
  - Был когда-то. - Осторожно ответил Ярославцев, непроизвольно скользнув взглядом по ее осиной талии и упругим бедрам.
  - Значит ты вдовец! - враз оживилась Алтын и придвинулась поближе.
  Костя понимал, что если не рубить концы сейчас, то уже через минуту у него возникнуть перед ней некоторые обязательства, которыми он совершенно не хотел себя связывать. Поэтому капитан как можно дипломатичнее решил поставить ее на место:
  - Ты прекрасна как алая роза, а твоя неземная красота способна затмить самую яркую звезду ночного небосклона. Ты очень нравишься мне и при других обстоятельствах я, не задумываясь, предложил бы тебе руку и сердце. Но я не хозяин собственной судьбы, и не смогу задержаться надолго в вашем мире. Мне просто этого не позволят.
  - Кто? - продолжила обольщение Алтын, зайдя со спины. Ее шаловливые пальчики уже скользили по его плечам, а жаркие губы и влажный язычок откровенно ласкали мочку уха.
  - Огненные мечники. Совсем недавно я совершил побег из Преисподнии.
  Она вздрогнула и отшатнулась, а затем сказала такое, за что Костя, не задумываясь, взял бы ее в свой отряд:
  - Не вздумай заикнуться об этом моим родителям. Его Мерзость самое почитаемое божество нашего тейпа. Ты и глазом не успеешь моргнуть, как мужчины спеленают тебя и выдадут властям. Но ты все равно можешь рассчитывать на меня! Я не из тех, кто забывает добро. - Горячее заверила его девица.
  - Хорошо! Я постараюсь запомнить твои слова.
  - Мой спаситель желает еще, что либо, узнать?
  - У меня остался последний вопрос. Ты уже упоминала о почтовых соколах, с помощью которых вы поддерживаете связь с другими поселками. А сколько понадобится времени, чтобы собрать все тейпы воедино?
  - Для чего? - недоуменно пожала плечами девушка.
  - Ну-у, если вдруг возникнут, какие ни будь спорные вопросы, или над вами нависнет смертельная опасность?!
  - В этом случае собираются только Главы тейпов с тремя наиболее уважаемыми старейшинами. Срывать всех людей с обрабатываемых земель не имеет смысла. Поля требуют ежедневного ухода и полива. Поэтому общенародное собрание для нас - непозволительная роскошь.
  - Вот теперь уже точно все! Ложись, отдыхай и больше ни о чем не думай. - Ярославцев поднялся на ноги и, оставив ее в покое, направился к берегу, намереваясь, как следует выкупаться и постирать свой халат.
  Он тоже довольно долго проспал в тени раскидистой пальмы, пока слабое поскрипывание, доносившееся со стороны пустыни, не разбудило его.
  В самом звуке не было ничего подозрительного. Однако частота и монотонность его повтора заставила Константина насторожиться.
  Возле уже почти затянувшейся воронки он разглядел маленького таракана. Конечно, маленьким его назвать не поворачивался язык, ибо по земным меркам это насекомое было самым настоящим гигантом.
  Ростом примерно с добрую овцу, оно испуганно шныряло по окружности и, периодически останавливаясь, начинало тереть друг об друга свои задние лапы, издавая при этом характерное поскрипывание.
  - Эх, жаль, что у меня нет ультразвукового сканера. Вероятнее всего малыш "грохочет" на всю округу. - Высказал вслух свое предположение капитан.
  - Он совсем недавно вылупился из яйца. А родителей рядом нет. Вот теперь и мечется в поисках их. - С готовностью откликнулся притаившейся рядом Месс.
  Муравей оказался настолько предусмотрителен, что спрятался за пальмовым стволом, да еще, для надежности, укрыл себя сухими листьями. Ни дать, ни взять, ну прямо как опытный снайпер в засаде.
  - Кто ни будь вообще, откликнется на его призыв о помощи?
  - Не переживай, уже через полчаса он будет усыновлен. У них с этим строго.
  - А если его новые родители нас снова обнаружат? - выразил свои опасения капитан.
  - Ну и что из этого? Мы здесь в полной безопасности. Тараканы панически боятся холодной воды и низких ночных температур. На остров они не сунуться, а после заката и вовсе не осмелятся выползти из своих гнезд.
  Костя, почувствовав приступ легкого голода, пошел и налил себе пиалу холодного варева. Как ни как, а наступило то самое время, когда можно было подробно обсудить их ближайшие перспективы и спланировать совместные действия.
  Поэтому неторопливо уволившись на бок возле муравьиной головы, он решил уточнить наиболее значимые для себя вопросы:
  - Давай-ка прикинем, дружище: куда мы с тобой понесем нашу драгоценную личинку? А то я тут совсем недавно узнал, что нас в приличное общество с этой ношей и на пушечный выстрел не подпустят.
  - Мы доставим ее в Запретный город. - Загадочно и нараспев просвистел муравей, прикрыв свои глазки.
  - И где он находится? - нутром почувствовал неладное Ярославцев.
  - В самом центре Матери всех пустынь. - Продолжал в том же духе членистоногий.
  "Спокойствие, Константин Сергеевич, только спокойствие!".
  - Мы будем пробираться туда по ночам, совершая переходы от оазиса к оазису.
  Ответ муравья сильно обескуражил капитана и значительно понизил его мнение об уровне интеллектуального развития всех гигантских насекомых.
  - Мы не встретим на своем пути ни одного оазиса.
  Костя еще до конца, не веря в сказанное, посмел было предположить:
  - Значит, нам предстоит всего лишь один ночной переход?
  - Отсюда, по прямой, до Запретного города, полторы тысячи километров.
  - Сколько?! - Ярославцев едва не подавился варевом, но Месс многозначительно помалкивал, и ему ничего не оставалась, как дать волю своим эмоциям. - Да Стражи пустыни нас уже на первых ста метрах в клочья разорвут! Ох, и угораздило меня с тобой связаться?! Слышь, ты, сказитель рода муравьиного, надежда и опора всех членистоногих... Мать твою за ногу! Ты что, чудило, действительно всерьез надеялся, добраться до Муравьиной горы, и не пойти на корм тараканам?!
  - Ты все сказал человек? - напарник был невозмутим словно прибрежная скала.
  - Почти! - прорычал капитан, ворочаясь и не находя себе удобного места.
  - В священном трактате написано, что ты, после некоторых скитаний и раздумий, успешно решишь эту проблему.
  - На заборе "Дурак" написано, а он как был забором, так им и остался. Бестолочи! Самые распоследние бестолочи и безответственные авантюристы. Вы хоть представляете, какую кашу заварили?! Короче, - удрученно махнул рукой Константин, - слушай сюда и не вздумай возражать! С этой минуты залепляешь намертво свой рот и отвечаешь только тогда, когда я этого потребую. Да, можешь еще орать благим матом в случаи смертельной опасности. Но под ногами лучше не путайся. Все время находись справа. Понял?
  Муравей кивнул, а капитан немного пожалел, что отчитал его как дошколенка. Он и сам не рассчитывал на легкий путь, и по правде говоря, предвидел что-то подобное... Однако полторы тысячи с гаком, в условиях слаборазвитых транспортных коммуникаций, могли повергнуть в уныние и опытного бригадного генерала с солидным армейским стажем. Одно было для него ясно как божий день, своими силами и ногами им туда не добраться. Нет, его отнюдь не пугала эта архисложная задача! Да и переть через всю пустыню дуром, не предлагал даже его недалекий компаньон. Поэтому Ярославцеву ничего не оставалось как, собравшись с духом, четко и по-военному озвучить перед ним свое решение:
  - Перво-наперво, мы доставим девушку родителям. Они кочевники и должны знать ответы на большинство из интересующих нас вопросов. Но тебе, пока я буду вести переговоры, и утрясать дела, придется находиться за пределами их поселка. Вход на территории с личинкой - категорически запрещен! Теперь отдыхаем до заката, а когда Стражи пустыни спрячутся в свои гнезда, двинемся в том направлении, которое нам укажет Алтын.
  Месс подобострастно подскочил и, отряхнув с себя листву, замер готовый идти за капитаном хоть к черту на кулички.
  Костя расценил его решимость как неуклюжую попытку заглаживания вины. Он был потрясен вопиющей безалаберностью членистоногих и их наивным упованием на неизбежный рок судьбы. Ведь с какой стороны не посмотри, все равно непоколебимая вера муравья в силу древнего пророчества за версту отдавала таким протухшим авантюризмом, что даже самый закоренелый оптимист не рискнул бы взяться за это гиблое дело.
  Хотя с другой стороны ему было грех пенять на менталитет насекомых. Ничего сверхъестественного в их поведении не усматривалось. Ведь и род человеческий за свою, весьма продолжительную, историю не раз выкидывал такие коленца, что наивное заблуждение насекомого не шло ни в какое сравнение с преступными художествами отдельных представителей "самой образованной и гуманной цивилизации Внеземелья".
  Чего только стоило Великое духовное переселение в Эру первой колонизации дальнего Космоса... Когда, вдруг, откуда не возьмись, появился пророк Илия, который с легкостью собрал вокруг себя миллионы добровольцев, а затем, обобрав их до нитки, отправил к неосвоенным планетам, причем практически нагишом, на ржавых и дышащих на ладан космических ботах. Да еще при этом и напутствие дал: мол, главное для вас не базовый контейнер выживания и табельный лучемет с тройным запасом батарей, а сила духа и вера в свою избранность, которая де и поможет вам взять в свои чистые и безгрешные длани эти агрессивные миры.
  Уверовав, колонисты гибли сотнями тысяч, кто во время полета, кто из-за отказа тормозных систем в плотных слоях атмосферы. А те счастливчики, которые все-таки добирались до поверхности очень скоро шли на закуску местным хищникам или первобытным аборигенам. Все зависело от того, кому первому они встречались на пути.
  Сам же достопочтимый Илия продолжал безбедно здравствовать и дальше вербовать все новых и новых адептов своего Ордена духовных покорителей Внеземелья.
  Когда же это бедствие приобрело, планетарные масштабы в процесс было вынуждено вмешаться правительство Земли. Но и после показательного суда во время, которого массовой общественности были представлены все ужасающие подробности этой преступной деятельности, а с экранов СМИ прозвучали десятки предостережений, еще в течение ста лет, как грибы после дождя, продолжали появляться все новые и новые последователи "Истинного учения Пророка". Действовали они уже с наименьшим размахом, но дураков для увеличения своего благосостояния находили бес труда.
  
  
  Маленький отряд, ведомый девушкой, уверенно двигался по границе пустыни.
  Перед началом марша капитан объяснил своей спутнице, что от нее требовалась.
  Алтын поняла его с полуслова и обещала довести их до ближайшего кочевья примерно за пять часов. Там они планировали закупить быстроходных караванных муравьев и за три ночных перехода, от оазиса к оазису, благополучно добраться до ее поселка.
  Однако гладко было на бумаге, да забыли про овраги...
  Нет, девушка не обманула их доверия и все рассчитала правильно! Они не выбились из графика и вовремя вышли в заданную точку. Только вот на месте маленькой цветущей долины их ждало сплошь покрытое песком поле с едва различимыми следами от человеческого присутствия.
  - О матерь нашего кочевого рода! - замерла в неведении девушка. - Что же здесь произошло?
  - Ничего особенного. - Тихонечко присвистнул Месс. - Пустыня перешла в наступление. Такое иногда случается.
  - Не понял, поясни! - на правах командующего потребовал Ярославцев.
  - Да здесь и понимать-то ничего. Люди испоганили планету настолько, что теперь она не в состоянии поддерживать необходимое им климатическое равновесие. Пустота, в том числе и духовная всегда чем-то заполняется. Этим жалким существам, - он ткнул своей лапкой в сторону девушки, - уже давно надо было меняться в лучшую сторону...
  - Я так понимаю, себя ты к губителям природы не причисляешь?
  - Мы созданы Творцами для ее спасения и последующего возрождения. - Важно заявил Месс и для солидности задрал свою заостренную морду кверху.
  - Очень интересно! - начал злиться капитан. - Вы сами до этого додумались, или кто подсказал?
  - В отличие от некоторых мы знаем свое эволюционное предназначение, а вы все время находитесь в его поиске. Скажу по большому секрету, Творцы создавали вас как двигатель цивилизационного прогресса, а нас как страховой полис на случай каких либо глобальных потрясений.
  - У нас еще будет время обсудить эти вопросы. И вообще, мое личное мнение таково, что нам всем пора меняться в лучшую сторону, а не козырять своей непогрешимостью! - подвел черту Константин, давая понять, что разговор на этом закончен и обратил все свое внимание на спутницу.
  - Алтын! Посмотри на меня!
  Девушка сделала отрицательный жест рукой, чтобы он ей не мешал, и очень осторожно двинулось вперед, внимательно осматривая каждую неровность на песчаной поверхности.
  Костя понял, что сейчас ее лучше не отвлекать, и решил заняться вопросами общей безопасности.
  - Месс!
  - Да, Главнокомандующий?
  - Обследуй ближайшие окрестности на наличие тараканьих гнезд. Я не хочу иметь неприятности с восходом солнца.
  - Здесь очень тонкий слой песка и Стражи пустыни, не смогут пробраться сюда ни под каким соусом.
  - Разве что-то мешает им прорыть свои норы в земле?
  Муравей не стал больше спорить, а быстро разгреб своими когтистыми лапами песок и извлек из ямки комок плодородной земли.
  - Даже самая обычная почва кишит микроорганизмами, способными заразить и умертвить любого из представителей тараканьего рода. А вот песок... Он практически стерилен. Поэтому наши заклятые враги еще долго не смогут обустроить на этом месте свои гнезда.
  - Ладно, убедил. - Сдался капитан и двинулся вслед за девушкой.
  Он догнал ее почти на середине пустоши.
  Алтын стояла возле небольшого песчаного кургана, посередине которого был вкопан, обвязанный разноцветными ленточками, деревянный столб и громко читала заупокойную молитву.
  Костя не стал ей мешать и безмолвно замер рядом в ожидании окончания этого скорбного ритуала.
  Справа от них, метрах в десяти, сиротливо зиял распахнутым входом маленький шатер. Вероятнее всего, он был намеренно оставлен кочевниками для спасения случайно забредших путников.
  Ярославцев, следуя неписаным правилам разведчика - нелегала, не утерпел и решил-таки обследовать его.
  Внутри он обнаружил четыре, плотно набитых овечьей шерстю, спальника, да небольшой запас воды и вяленых фиников.
  - Не густо. - Хмыкнул капитан. - Однако пересидеть песчаную бурю или подкрепить себя после многодневного перехода хватит за глаза.
  Полностью удовлетворив свое любопытство, он поспешил вернуться к девушке, которая уже завершила молитву и молча, ждала его на прежнем месте.
  - Сначала в поселок пришла моровая язва. - Спокойным, ровным голосом, начала она свои безрадостные пояснения и Ярославцев окончательно уверовал, что перед ним не слабая и легкомысленная женщина, а мужественный и трезвомыслящий напарник, способный не дрогнуть даже в боевой обстановке. - Эпидемия за две недели свела в могилу половину населения. Все они захоронены под этим холмом. - Она указала на самую нижнюю черную ленту, с цифрой обозначающей число погребенных. Потом, примерно месяц назад, со стороны пустыни подул очень сильный горячий суховей, который свирепствовал, не переставая несколько дней. Он погубил все посевы и засыпал песком поля. Люди пытались противостоять ему, но когда пересох последний колодец, Глава тейпа принял решение перекочевать на другую территорию. Нам нет смысла здесь задерживаться. Нужно двигаться дальше, на восток, в поселок моего отца.
  - Но почему селяне заново не расчистили свою землю. Ведь слой песка не превышает и тридцати сантиметров?
  - Они неоднократно пытались сделать это, но каждый раз пустыня приводила в движение все новые и новые массы песка.
  - Откуда тебе стало известно об этом? Тебя же не было здесь!
  - Я прочла ленточное письмо. - Спутница провела пальцем по разноцветному матерчатому орнаменту повязанных на столб лоскутков. - Они решили, что их постигло какое-то проклятие, и оставили предостережение другим тейпам, если те вдруг попытаются возродить эту долину.
  - То есть, убедившись в тщетности своих попыток, они снялись с насиженного места и убыли в неизвестном направлении. Я правильно тебя понял?
  - Да, мой храбрый спаситель.
  - Тогда сколько времени займет переход до другого оазиса?
  - Не более восьми часов.
  Ярославцев даже не стал заниматься расчетами и категорично заявил:
  - Значит, сегодня мы уже никуда не торопимся!
  Девушка хотела было ему очень резко возразить, но неожиданно вспомнила:
  - Ах, да! Как же я могла забыть! Пока личинка Муравьиной королевы с нами, мы связаны по рукам и ногам. Двигаться с ней в дневное время по пустыне, смертельно опасно. Но у нас мало воды и припасов мой храбрый спаситель. Поэтому нельзя сидеть, сложа руки. Необходимо предпринять кое-какие меры, чтобы с наименьшими потерями пережить светлое время суток. Через два часа взошедшее солнце превратит это место в раскаленную сковороду.
  - Но в шатре достаточно питья и продуктов...
  - Это не для нас! - разражено отрезала кочевница и, прочитав на его лице искреннее недоумения, смягчилась и терпеливо пояснила: - Палатка предназначена для тех, кто приползет сюда полумертвым от голода и жажды.
  - Вот теперь все ясно. - Одобрительно кивнул Ярославцев, припоминая, что в стародавние времена точно такой же обычай существовал у сибирских промысловиков и золотодобытчиков. - Неприкосновенный запас - это святое!
  Странное дело, но чем больше усложнялась обстановка, тем увереннее Ярославцев чувствовал себя в прежней, насквозь продырявленной и опаленной пехотной шкуре.
  Из краткого "Курса выживания в агрессивной среде" наш бравый капитан знал, что сейчас самой серьезной угрозой для них является быстрое обезвоживание организма. При отсутствии специальных защитных костюмов они вылакают всю оставшуюся воду за полдня, а к вечере будут сродни выжатым до последней капли лимонам. Существовал только один способ минимизации этих последствий, как можно глубже зарыться в песок.
  Кочевница подтвердила правильность его умозаключений своими решительными действиями.
  Под ее командованием они выдвинулись к границе брошенного поселка.
  Подыскав нужное место она, покрикивая, приказала муравью отрыть квадратную яму два на два и метр глубиной, а сама встревоженной пташкой упорхнула к погребальному холму.
  Вернулась Алтын, очень быстро. Оказывается она бегала за двумя толстыми бамбуковыми палками, которые вытащила из внутреннего каркаса шатра.
  Увидев, как капитан пытается помочь муравью, кочевница энергично отстранила его от этого занятия, да еще и не поленилась объяснить свое странное поведение:
  - Самому капать нельзя! Ляжешь в убежище потным, и Стражи пустыни враз почуют тебя, и примчаться полакомиться свежим мяском.
  - Ексель - моксель! - непроизвольно вырвалось от возмущения у Константина. - Они и здесь нападают на людей?!
  - Тараканы всеядные насекомые. Они не брезгуют падалью, а так же уничтожают больных, старых и беспомощных существ. На метровой глубине, ты становишься беззащитным как малый ребенок, даже полной грудью тяжело вдохнуть. Мой народ таким вот способом лишает жизни преступников: насильников, воров и убийц. Сначала его гоняют палками до седьмого пота, а потом крепко связывают и зарывают в песок недалеко от поселка.
  - Забавная история! Только вот чем мы будем с тобой дышать на такой глубине?
  - Ни чем, а через что! - кочевница многозначительно дунула в одну из бамбуковых палок, и Костя по звуку определил, что ее можно использовать именно для этих целей.
  "Здорово у них все продумано!", - восторженно продумал капитан, а девушка заторопилась обратно.
  - Ты куда? - на всякий случай поинтересовался главнокомандующий, строго блюдя свой высокий статус.
  - За спальными мешками. Они простеганы овечьей шерстью, а она, как всем известно, отпугивает тарантулов и скорпионов, да и песок внизу холодный, все здоровье из суставов вытянет, если как следует не утеплиться.
  "Прямо не кочевники, а спецназ какой-то. Ох, и вовремя я тебя повстречал подружка, ох и вовремя!".
  Пока Алтын бегала до шатра и обратно, копавшийся в песке Месс, не удержался от пары едких замечаний:
  - И все-то мы знаем, и обо всем-то мы ведаем... И надо же было так умудриться запудрить кое-кому мозги, что тот буквально заглядывает ей в рот и слушается во всем с полуслова.
  - А кое-кто, между прочим, своей позицией: "Моя хата с краю, ничего не знаю", не оставляешь мне выбора. Да и толку от тебя пока, как от козла молока. Все чего-то темнишь, недоговариваешь...
  - Мое время еще не пришло! Вот доберемся до Запретного города и посмотрим, кто из нас главнее и полезнее. - Многозначительно прощелкал муравей, остервенело, врываясь в песок, а капитан подумал:
  "Почаще их надо сталкивать лбами. Хорошая, управляемая конкуренция в группе, всегда идет на пользу общему делу. Тем более что этот хитрец все еще продолжает осторожничать и скрывать большую часть информации".
  Перед тем как лечь в эту холодную могилу, другое сравнение у Ярославцева просто не приходило на ум, кочевница строго проинструктировала муравья:
  - Засыпишь нас очень аккуратно. Смотри не повреди дыхательные трубки. Сам укроешься в шатре. Очень тщательно закрой входной полог. Пока не стемнеет, не высовывайся. Подожди час после заката солнца и только тогда приступай к откапыванию, да и тогда следи по сторонам во все глаза.
  Капитан на всякий случай перевел ее наставления, старательно выщелкивая и просвистывая каждый слог. Но муравей своим обиженным видом продемонстрировал, что он не дурнее его и все понял с первого раза.
  Ярославцеву проходил полевую специализацию по планетам с холодным климатом, и ему еще не доводилось спасаться от жары таким вот кардинальным способом, поэтому он, немного занервничал, когда Месс начал "хоронить" их заживо под слоем песка.
  - Не беспокойся и доверься мне! - попыталась успокоить его девушка. - Муравьи легко переносят запредельную жару. Если он вдруг погибнет я все равно смогу самостоятельно выбраться наверх и вытащить тебя. У нас - кочевников, девушку не выдадут замуж до тех пор, пока она не сможет трижды проделать это без чьей либо помощи.
  - Вот как?! - аж вздрогнул от удивления Ярославцев. - Но для чего нужны столь изощренные испытания?
  - Пустыня не терпит слабых и на ее просторах выживают только подготовленные и уверенные в себе!
  Оказавшись погребенным Ярославцев усилием воли, отключил часть своего активного сознания и впал в некоторое оцепенение, значительно понизив при этом сердцебиение и частоту дыхания. К тому же у него, в отличие от девушки, имелся козырной туз припрятанный в рукаве на тот случай, если ситуация резко ухудшится и выйдет из под контроля. В момент смертельной опасности он всегда успеет трансформироваться в более сильное существо, и без труда стряхнет с себя это песчаное одеяло.
  Однако все его опасения оказались напрасными, и муравей своими действиями доказал, что на него можно полностью положиться.
  Как только ночь вступила в свои законные права, членистоногий, пошныряв для безопасности вокруг убежища, в два счета откопал их из песка.
  Костя, тепло поблагодарил его и, с помощью специальных упражнений, размял слегка онемевшие конечности.
  Девушка и вовсе чувствовала себя, как ни в чем не бывало, словно все это время проспала на мягкой и удобной перине.
  Поужинав на скорую руку, они, ориентируясь по звездам, продолжили свое опасное путешествие.
  
  Следующий оазис оказался засыпанным только наполовину, и им пришлось поочередно нести вахту, чтобы не прохлопать нападения Пустынных стражей.
  Довольно приличная "зеленка" из сохранившихся пальм послужила хорошей защитой от убийственного зноя и первую половину дня они, пополнив в небольшом озере запасы пресной воды, провели в относительном спокойствии.
  Проблемы появились задолго после полудня...
  Стражи учуяли-таки их присутствие и начали кучковаться на южной границе оазиса, там, где песок и воду разделяла лишь узкая полоска травянистого газона шириной не более пятидесяти метров.
  - На что они надеются? - недоуменно спросил Ярославцев у муравья. - Ведь не далее, как вчера, ты клятвенно заверил меня, что обычная земля смертельно опасна для них, и на своей территории нам нечего боятся.
  Месс виновато заерзал на подстилке:
  - Полоска плодородной почвы слишком мала. Она сильно сократилась в результате наступления песков. Оазис обречен. Это лишь вопрос времени...
  - Слышь ты, краснобай хренов, - ругнулся Константин, - я, кажется, задал тебе конкретный вопрос? Поэтому отвечай, коротко и по существу, а не грузи меня посторонними темами.
  - Сейчас они еще колеблются, - муравей взволнованно потер передними лапами свою заостренную мордочку, - но запах Королевской личинки дурманит им разум. Когда же их соберется не менее трех десятков, они предпримут отчаянную попытку приблизиться к нам.
  - И как они намерены это осуществить? Попрут всей массой на пролом, или применят, какой ни будь более оригинальный способ?
  - Мелкие и слабые послужат в качестве живого тротуара, а несколько наиболее сильных особей пробегут по ним и набросятся на нас.
  - Хм-м-м, странно! - засомневался капитан, - Они же без усилий могут преодолеть это расстояние по воздуху. Зачем создавать себе такие сложности?
  - Ты говоришь сложности?! - вдруг с полуоборота завелся муравей, и Костя понял как ему страшно: - Да известно тебе, что с такой чудовищной массой тела они не очень-то уютно чувствуют себя в воздухе и даже самый легкий порыв ветерка способен опрокинуть их в озеро. А там мгновенный паралич сердечной мышцы из-за резкого перепада температур. Они ведь, как никто другой, знают об этом!
  - То есть, если я тебя правильно понял, эти горе - летуны панически боятся холода, а сама вода им, до определенной глубины, совершенно по барабану?
  - Вот именно! - обрадовано закивал Месс. - Даже стена огня не вызывает у них такого страха. Через нее, ради спасения собственной шкуры, они могут перебежать или перелететь, выпрыгнув как можно выше.
  - Выходит огнем их тоже не остановить?
  - Таракан способен при полном безветрии одним махом преодолеть двухсотметровый участок, поднявшись на пятидесятиметровую высоту. А теперь посчитай, сколько тебе понадобиться горючего материала, чтобы создать полосу сплошного огня такой ширины?
  - Ясненько! Серьезный противник! - уважительно воскликнул Ярославцев, машинально разминая кулаки.
  - Серьезней некуда! - торопливо поддакнул Месс и с надеждой посмотрел на своего командира.
  - А с ними можно как-то договориться?
  - Пока личинка Муравьиной королевы в наших руках - нет.
  - А запугать и заставить отказаться от своих намерений?
  - Только смерть последнего таракана остановит их.
  - Что ж, час от часу не легче?! - решительно выдохнул капитан, и пока муравей совершенно не пал духом, приступил к отдаче боевого приказа: - Короче, дело к ночи! Будем действовать следующим образом. Сейчас ты выдуваешь три больших пузыря, мастеришь из них плотики, затем спускаешь на воду и грузишь провиант. По моему сигналу рассаживаетесь и отплываете на середину озера. Пустой плотик для меня буксируете за собой. А теперь, пока у нас еще есть время, будь ласков и расскажи мне, как они нападают на свою жертву.
  - Ты что задумал?! - испуганно замахал своими лапами муравей.
  - Врага надо знать в лицо! И самый лучший способ определить чего он на самом деле стоит - это спровоцировать его на силовой контакт во время короткой разведки боем. Поэтому чтобы со мной не случилось, я категорически запрещаю вам подплывать к берегу. А сейчас мне бы хотелось услышать, что произойдет, если я, набравшись наглости, выйду к ним навстречу.
  - Стоит тебе только ступить на песок, и ты - не жилец! Когда они сбиваются в кучу, у них просыпается стадный инстинкт. Не знаю как, но эти твари сразу, и безошибочно определяют самого сильного таракана.
  - То есть вожака?
  - Можно сказать, что и так. Он первым нападет на тебя, убьет и съест самые лакомые куски. Но, даже не насытившись, лидер должен оставить половину добычи остальным. Ну а там, кто проворен и смел - тот остальное и съел...
  - Все ясно. Знакомый принцип: в большой семье ртом мух не ловят! - Как нельзя, кстати, вспомнил старую кадетскую поговорку капитан. - На их теле есть уязвимые места, куда можно нанести один - единственный смертельный удар.
  - Нельзя бить таракана в голову. Она защищена толстым хитиновым панцирем. Сверху их туловище тоже непробиваемо. А вот грудь и подбрюшье покрыто тонкой пластинчатой чешуей. Однако перед тем как убить, его еще нужно суметь опрокинуть на спину, что само по себе невозможно. Средней вес одной особи доходит до двух тон.
  - Иногда, во время большого голода, или длительного караванного перехода, когда заканчивается провиант, наши мужчины охотятся на Стражей с помощью специального копья и прочных веревок с металлическими кошками на концах. - Робко вмешалась кочевница.
  Костя, из-за экономии времени, не пересвистывался с муравьем, а задавал ему вопросы на человеческом языке, что и позволило девушке уловить самую суть их диалога. - Это очень опасное занятие и мы решаемся на него на грани жизни и смерти! Таракана нужно убить до того, пока он не успел позвать на помощь. Поэтому все зависит от слаженности и быстроты действий охотников. Группа из двенадцати мужчин с помощью караванного муравья находит одиночное гнездовье. Парное для этих целей не годится. Справиться одновременно с двумя особями нереально. Мужчины окружают его и подбрасывают к краю воронки тушу освежеванной овцы. Запах крови выманивает таракана на поверхность и как только он набрасывается на мясо, первая пара одновременно цепляет кошками его задние лапы лишая возможности свести их вместе и воспользоваться скрижалями. Когда это удается, остальные тоже пускают в ход свои веревочные приспособления. Их задача на несколько мгновений блокировать насекомое, ведь оно настолько сильно, что удержать его даже таким большим числом невозможно. Успех охоты строится исключительно на использовании фактора внезапности. Когда растерявшийся таракан обездвиживается, заранее назначенный охотник проворно забегает под него и вонзает копье в гибкое сочленение между туловищем и головой, которое защищено лишь тонкой панцирной чешуей. Удар наноситься под углом сорок пять градусов, иначе будет невозможно повредить головной мозг. Для большей верности охотник проворачивает копье и тут же отскакивает в сторону, чтобы не оказаться придавленным. Страж еще около минуты бьется в агонии. Нужно во что бы то ни стало удержать его задние лапы в растянутом положении. Когда он затихает, то дело завершает самый опытный из кочевников, который внимательно и осторожно проверяет: а не притворяется ли он? И только после этого вся группа начинает разделку туши. Следы охоты при этом обязательно уничтожаются, а несъедобные остатки сжигаются на костре и мелкими порциями развеиваются по ветру в разных местах.
  - Меня впечатлил твой рассказ, но неужели тараканы настолько глупы, что не чувствуют присутствие людей, и как последние остолопы попадаются на эту уловку.
  - Мои соплеменники охотятся на них крайне редко, а люди умирают во время караванных переходов и смены кочевий довольно часто. По нашим тейповым законам, их запрещается хоронить посреди песков. Однако держать усопшего в караване тоже нельзя. Жара за несколько часов превращает его в раздувшийся зловонный пузырь. Поэтому труп со всеми почестями относят к ближайшему гнездовью, где тараканы и пожирают его. Они знают об этом ритуале и безбоязненно выползают на поверхность в надежде задарма насытить свою утробу.
  - Месс?
  - Да, Главнокомандующий? - обрадовано встрепенулся компаньон, ибо в этой нервозной обстановке ожидание и неведение было смерти подобно.
  - Мне нужна более подробная информация об их повадках.
  - В смысле? - разочарованно просвистел муравей. - Я, кажется, все уже тебе рассказал? - муравей от навалившего на него страха не заметил как перешел на "ты".
  - Все, да не все... - капитан в задумчивости потер гладко выбритый подбородок. - Как они атакуют жертву? Чем бьют? С какой стороны наносят удары: спереди, с боку или сверху?
  - Страж пустыни, на своей территории, не станет нападать сразу. Сперва он, как следует, осмотрит тебя. Потом начнет готовиться к прыжку: присядет и распустит крылья. И только после этого, перелетев, осуществит передними лапами жесткий захват и расплющит твою голову твердыми как камень жвалами.
  - Но для чего ему соблюдать такие условности? Не легче ли быстро подбежать ко мне и трахнуть сверху по темечку? И дешево и сердито.
  - Бегом они только преследуют жертву, да и кушают вашего брата крайне редко, если он вдруг забредет слишком далеко в пески и окончательно выбьется из сил.
  - Ну, надо же, какие гуманисты?! Прямо "Санитары пустыни", не больше, не меньше. - Задорно хохотнул капитан.
  Однако муравей не разделил его веселья:
  - Вы для них, между прочим, самый легкодоступный корм. Что-то наподобие низковисящего яблока в городском общественном саду. Протяни руку и оно уже твое. Но эти недоумки не способны действовать иначе. Этот, на первый взгляд, странный поведенческий стереотип сформировался у них в результате долгой и мучительной эволюции. Его нарушение приведет к полному вымиранию всего тараканьего рода на отдельно взятой планете. Между прочим, такие прецеденты уже имели место. Некоторые особо амбициозные особи, захотев всего и сразу...
  - Ближе к теме! - оборвал его разглагольствования Константин. - Их уже двадцать четыре! - он нетерпеливо кивнул головой в сторону пустыни.
  - Дважды в году у них начинается брачный сезон. В это время самки становятся готовы к спариванию. Все происходит довольно мило и романтично...
  - Короче!!!
  - Несколько претендентов из числа самцов собираются возле особей противоположного пола и начинают мериться силами. Сперва, они распускают друг перед другом крылья, демонстрируя их длину...
  - Мелкокрылые уступают более сильным самцам и позорно покидают поле боя. Дальше!
  - А откуда тебе все это известно?! - нет, Месс был неисправим, и своей "душевной простатой" и любовью к "лирическим отступлениям" мог довести до белого каления кого угодно.
  - Все самцы Внеземелья ведут себя примерно одинаково.
  - А что такое "Внеземелье"?
  - Я тебе сейчас придушу! - Мрачно пообещал Ярославцев.
  - Как правило, на арене борьбы за обладание самками, - как ни в чем не бывало, продолжил муравей, - остаются два самых крупных производителя. Они заново повторяют ритуал раскрылативания и, после, непродолжительной по времени, оценки собственных сил, кто-то один обязательно покидает поле боя.
  - А если никто не захочет уступать? Ведь есть же среди них настоящие мужики.
  - Тогда больше никаких церемониалов... Схватка не на жизнь, а на смерть, в которой побеждает сильнейший. Но это исключение из правил. Я уже пытался рассказать об этом, но кое-кто не дал мне даже закончить свою мысль. Так вот повторяю, если бы они каждый раз вцеплялись друг другу в морды, то истребили бы свой род за один брачный период и вряд ли их популяция просуществовала столь длительный срок.
  - Понятно! Их вожак и со мной поведет себя подобным образом?
  - Да! Как бы противно ему это не было.
  - Ты так и недорассказал мне, как самые упертые из них решают свой спор?
  - О-о-о! Это великолепное зрелище. Подпрыгнув, Стражи пустыни отчаянно машут крыльями и начинают кружить в нескольких метрах друг от друга. Проигрывает тот, кто окажется слабее. Стоит ему только опуститься чуть ниже противника, как тот планирует и, сцепившись, опрокидывает его спиной на песок. Когда эти многотонные туши оказываются на земле, нижний, от удара, полностью теряет способность к сопротивлению, а победитель либо кромсает его подбрюшье когтистыми лапами, либо вырывает жвалами сердце.
  - Ну и ну! Эх, - мечтательно прищурился капитан - мне бы сейчас надежную винтовку с хорошей оптикой, да пачку бронебойно - разрывных патронов, и вся проблема была бы решена за каких-то пять минут. А так, придется хорошенько попотеть... Все! Иди и займись изготовлением плотов, о готовности к отплытию сообщишь мне голосом.
  Повторять дважды не пришлось. Муравей бросился выполнять команду с таким энтузиазмом, что Кости стало невдомек, как он вообще умудрился высидеть все это время рядом с ним. Подкупало и заслуживало уважения в его поведении лишь одно: Месс, не смотря на панический страх перед Стражами, старался сохранять такое невозмутимое спокойствие, словно речь шла не о его личной безопасности, а о простом участии в увеселительной прогулке.
  Конечно, ожидать от рядового трудяги, что он станет рядом с ним плечом к плечу, и героически порвет на части нескольких тараканов, было бы просто смешно. Однако, как любили повторять в его бытность армейские пропагандисты: "В жизни всегда должно быть место для подвига!".
  Но с другой стороны Месс не родился солдатом, и ему было совершенно не нужно им становиться. В их обществе каждый представитель муравьиного рода исполнял только свои, строго определенные обязанности и, имея те или иные физиологические особенности в строении своего организма, не старался прыгнуть выше головы. Богу - божье, а Кесарю - кесарево. Тем более что Месс и так уже значительно преуспел на своем "рабочее - крестьянском" поприще. Отважиться и среди ночи пробраться на охраняемый питомник, чтобы выкрасть личинку Королевы, мог только отчаянный и глубоко уверовавший в свою правоту храбрец!
  Вот поэтому-то Константин буквально нутром почувствовал: его нужно во, чтобы то ни стало, и как можно быстрее, доставить в Запретный город. А уж там он, наверняка прекратит "валять Ваньку", и полностью раскроет перед ним весь свой потенциал...
  Капитан, на секунду прервав свои размышления, обеспокоенно обернулся в сторону пустыни и насчитал двадцать шесть особей.
  Пока они не выказывали внешнего беспокойства и, притулив свои хитиновые задницы, мирно грелись на солнышке, словно разомлевшая от безделья группа курортников. Ни дать, ни взять - самые настоящие прожигатели жизни...
  Но Ярославцев уже знал, что очень скоро все должно, непременно закончится, и сонные Стражи, стряхнув с когтей не только песок, но и мнимое равнодушие, покажут себя перед ним во всей красе...
  Протяжный свист муравья раздался примерно через четверть часа.
  - Ну, вот и славненько. - Капитан рывком поднялся на ноги, и решительно скомандовав: - Запрыгивайте на плоты и выгребайте на середину озера! - легко и напористо направился в сторону ничего не подозревавших тараканов.
  Его наглый и самоуверенный демарш не вызвал в их рядах переполоха.
  Они настолько уверовали в свое превосходство, что не соизволили даже обеспокоенно дернуть усами.
  Костя скинул на границе оазиса халат и, пройдя по песку два десятка шагов, выжидательно замер, больше не предпринимая никаких действий.
  Вся эта безликая хитиновая масса наконец-то опомнилась и немедленно пришла в движение.
  Он, еще надеясь договориться по-хорошему, максимально обострил свои телепатические способности. Однако его освободившийся разум наткнулся на такую плотную стену ненависти и презрения, что капитан даже не стал повторять свою попытку. А еще он узнал из обрывков их мыслей, что Стражи, бесспорно, считали себя единственными хозяевами этой планеты.
  - Ох, как мне это все нравиться! - сам себя подстегнул Ярославцев. - Прав был Дормидонтыч, когда воскликнул на семинаре по философии древних миров: "В этой жизни нет ничего более увлекательного, чем низвержение Богов с небес!". Мы ведь тоже когда-то считали себя Ангелами, но кое-кто довольно легко опустил нас на грешную землю.
  Миролюбивая и выжидательная поза капитана могла ввести в заблуждение кого угодно и тараканы, поскрипев своими мозгами, решили, что этот представитель рода человеческого, наверное, решил покончить свою жизнь самоубийством, а иначе как еще можно было объяснить его, не поддающийся здравому смыслу, поступок.
  Однако Костя никогда не начинал драку, хорошо не подумавши.
  Вот и сейчас он специально избрал подобную поведенческую тактику, чтобы попытаться определить, каких же высот, в своем развитии, достигло их военное искусство.
  Но, не смотря на его ухищрения, Стражи пустыни повели себя как примитивное первобытное стадо.
  Пропустив вперед вожака, они немного потолкались позади и замерли неподвижными, словно высеченными из камня изваяниями.
  Костя непроизвольно улыбнулся. Пока все шло по его сценарию, однако расслабляться и праздновать победу, было еще рановато. Что-то подсказывало ему: противник не настолько туп и примитивен. Он просто не подозревает о грозящей ему опасности и надеется заполучить свой приз с наименьшими затратами. Действительно?! Зачем напрягаться, если перед тобой стоит существо, которое ты можешь убить легким толчком своей передней лапы.
  Вожак с треском распустил заблестевшие на солнце крылья и полуприсел в готовности к убийственному прыжку.
  И нужно было отдать должное его благородству! Он выждал ровно столько, сколько бы его жертве потребовалось для спасения собственной шкуры.
  Воспользуйся Костя этой ритуально паузой, и он смог бы благополучно ретироваться обратно. Туда, где еще некоторое время можно было плевать в потолок и чувствовать себя в полной безопасности.
  То есть шанс ему все-таки предоставили, и позволили распорядиться им по собственному желанию.
  Вожак до сантиметра рассчитал свой маневр. Вот только одного он так и не учел. Перед ним оказался не просто человек, а самый совершенный убийца Внеземелья.
  Едва только задние лапы насекомого коснулись песка, как Костя нанес мощнейший дистанционный удар в его грудь. Твердая, словно закаленный металл, воздушная волна, навзничь опрокинула таракана и сплющила его внутренние органы. Капитану даже не потребовалось добивать своего противника. Лучший планетарный боец издох почти мгновенно, а победитель, сместившись влево, почтительно поклонился в сторону поверженного насекомого, и вновь выжидательно замер, демонстрируя высшую степень невозмутимости и уверенности в себе.
  Во вражеском стане начались некоторые перемещения. Тараканы, образовав кружок, срочно решили, как следует перетереть все произошедшее.
  Костя немного пожалел, что до сих пор не изучил их языка. Было бы крайне любопытно узнать, что они обо всем этом думают.
  Сгорая от любопытства, он не вытерпел и заново напряг свои телепатические способности...
  К его величайшему разочарованию вокруг этой трещащей наперебой массы, свирепствовала буря бестолковых эмоций, вперемешку с настойчивым выпячиванием своих личных достоинств. Никаких импульсов страха или хотя бы малейших сомнений он не уловил. Но это только пока...
  "Наш лидер погиб случайно, и мы отомстим за него!".
  "Позвольте мне! Я самый сильный и рослый из вас!".
  "Убьем человечишку и полакомимся им!".
  Эти гневные реплики без труда прочитывались в их напыженных позах и витиеватых шевелениях усами. Тараканы жаждали реванша!
  - Ребята, кажется, так и не поняли, на кого решили сегодня поохотиться? - Не удержался от комментариев капитан. - И эта преступная самоуверенность может очень плохо для них закончится. Погибший вожак лишил их возможности объективно оценить произошедшее, заслонив меня своей раскормленной тушей. Поэтому сейчас они, немного помитингуют, затем выберут "дежурного бугра", и заново повторят свою ошибку.
  Стихийное собрание продлилось около десяти минут.
  Солнце уже начинало клониться к закату, и это тоже входило в планы Константина.
  Во второй раз они все-таки предприняли некоторые меры предосторожности, что немного расстроило капитана.
  Заинтригованные Стражи пожелали увидеть все своими глазами и, охватив его полукругом, замерли в напряженном ожидании.
  Константин, на всякий случай, тоже решил сменить оборонительную тактику, а заодно, и проверить крепость их хваленых хитиновых панцирей.
  Когда нападающий приземлился рядом с ним, он внезапно выпрыгнул вперед и нанес сокрушительный оглушающий удар в его лобовую пластину.
  Еще в училище ему удавалось с легкостью пробивать пяткой десятисантиметровую бетонную плиту. С годами навык только усилился и, оттренированный практически до автоматизма, приобрел высшую степень виртуозности.
  Таракан, замерев на секунду, начал медленно оседать на песок.
  Ярославцев благоразумно отступил назад, в готовности к любым неожиданностям с его стороны.
  Из треснувшего лба насекомого потекла беловато-розовая жидкость. Он обреченно засучил задними лапами и спустя полминуты затих, испустив предсмертный стон.
  "Ну, совсем как человек...", - с сожалением подумал капитан.
  А в это время первые признаки коллективной паники начали проявляться у всего стада.
  Тараканы беспорядочно зашевелили усами и, как по команде, стали позорно пятится назад.
  И Костя понял, что настал самый благоприятный момент для полного разгрома вражеских сил, иначе те могли опомниться, перегруппироваться и попробовать атаковать его одновременно со всех сторон.
  Не теряя драгоценного времени, он впервые в своей жизни нанес по их мозгам обширный ментальный удар, имея цель опробовать на практике этот пробужденный Алишей боевой навык.
  Смерть насекомых была мгновенной и безболезненной. Они как по команде осели в песок и замерли небольшими безжизненными холмами, отражая на своих хитиновых пластинах лучи заходящего солнца.
  - А ведь можно было и договориться!
  Он подобрал свой халат, встряхнул его как следует и, небрежно накинув на плечи, направился к озеру.
  
  
  - Вы поступили очень мудро, уничтожив всех свидетелей, Главнокомандующий. - Теперь Месс, демонстрируя свое глубочайшее почтение, старался не смотреть ему в глаза. - Иначе они бы успели оповестить ближайшие гнездовья о Вашем появлении, и тогда Стражи пустыни, от отчаяния и страха, немедленно приступили бы к тотальной мобилизации, чем создали бы нам непреодолимые трудности и лишили возможности рекрутирования собственной армии.
  - О как? А почему ты не предупредил меня об этом заранее. Я промежду прочим, не в пример некоторым, всегда веду с напарником свои дела открыто. Тем более за последние трое суток мы с тобой уже дважды рисковали головой... А из этого следует, что если вы, милостивый государь, и дальше будите продолжать свои шпионские игры, которые начинают портить мне настроение, то очень скоро отправитесь к центру пустыни в гордом одиночестве.
  Капитан, пытаясь переварить полученные сведения, решил устроить компаньону обычную словесную порку. Это позволяло удерживать источник информации под жестким контролем, и давало некоторое время для осмысления своей позиции. Он намеренно не стал повышать голоса, и пока девушка массировала его затекшие плечи, лениво потягивал ароматный чаек, вкрадчиво воркуя, словно переевший мышей котяра.
  - Я не был до конца уверен, что вы тот - за кого себя выдаете. - Месс не оправдывался, он аргументировано излагал свою позицию. - Сначала вы показались мне обыкновенным авантюристом, с хорошо развитыми навыками боевого мага. К тому же во время нашей первой стычки вы расправились с тараканами настолько быстро, что я не успел отследить природу вашего фантастического феномена. Все произошло настолько внезапно... Но сегодня я очень внимательно следил за вами и понял: вы тот, о ком написано в нашем Священном трактате.
  - Твоя неуверенность чуть не вышло нам боком. - Примирительно пробурчал Ярославцев. - Однако теперь, когда мы наконец-то с такими усилиями пришли к общему знаменателю, я хотел бы знать все, что тебе известно про Запретный город и тайну Муравьиной горы.
  - Спрашивайте.
  - Что произойдет после того, как мы туда доберемся?
  - Глобальные планетарные изменения.
  - А подробнее?
  - Основная часть города спрятана глубоко под землей, в твердых скальных породах, и представляет собой гигантский муравейник. Как только мы поместим личинку в инкубатор и обеспечим ей надлежавший уход, она начнет воспроизводство. Накопив достаточный боевой потенциал и обеспечив надежную защиту городу, мы приступим к рекультивации приграничных песчаных пустошей, что постепенно приведет к полному уничтожению Матери всех пустынь и кардинальному изменения климата. Планета вновь обретет свой первоначальный облик.
  Костя с удовлетворением отметил, как от прежнего мессовского словоблудия не осталось и следа. Каждый его ответ был настолько продуман и взвешен, что вполне мог вызвать черную зависть даже у древних жителей Лаконии, издревле славившихся своим не многословием. Теперь перед ним сидел не безответственный балабол, а довольно толковый аналитик и весьма посредственный стратег. В общем, выражаясь на языке космодесантуры - обычный отрядный спец среднего пошиба.
  - А почему тараканы так обеспокоены происходящим? - задавая этот вопрос, Ярославцев уже знал, как ответит его напарник, но решил перестраховаться и подтвердить свою догадку.
  - Уничтожив пустыню, мы лишим их привычной среды обитания и, чтобы выжить, они будут вынуждены мутировать до привычных вашему мировосприятию размеров.
  - Узнав о наших намерениях, а рано или поздно это произойдет, они попытаются помешать нам?
  - Любой ценой!
  - И насколько велики их шансы?
  - При стечении некоторых обстоятельств и несоблюдении определенных правил, мы обречены на поражение. Все будет зависеть от продуманности и быстроты наших действий, когда мы прибудем на место.
  - Надеюсь, тебе они известны?
  - Нет.
  - ??? - Костя вдруг испытал такое желание закурить, что невольно закусил губу.
  - Моя задача сопроводить вас до города и обеспечить надлежавший уход за личинкой в первые две недели. На все ваши вопросы относительно последовательности возрождения запретного города, ответит Муравьиный оракул. Вы будите работать с ним в тесном контакте.
  - Но как нам удастся проскользнуть мимо их гнездовий. Возможности моего организма тоже не безграничны. Ну, пару сотен этих твердолобых вояк я уж как - ни будь, да завалю, а потом...
  - Преодолеть столь огромное расстояние, без специальных средств невозможно. Ни один караванный муравей не сможет унести на своей спине достаточного количества воды для такого длительного путешествия. Прибавьте к этому еще и жизненно необходимые пищевые припасы.
  - Когда мы доберемся до поселка кочевников, то сможем снарядить большой караван.
  - Попытка проникнуть к центру пустыни традиционным способом исключена! Нам ни за что не выжить среди песков. Температура воздуха там уже в десять утра зашкаливает за шестьдесят. Да и центр пустыни покрыт уже не точечными гнездовьями, а многотысячными колониями Стражей. Ваши сверхчеловеческие способности вызывают восхищение, но даже они не позволят нам пробиться через их боевые порядки. Это многомиллионная армия создана ради одной цели - остановить нас еще до подхода к городу. Ранним утром разведчики выходят на поверхность и ежедневно, вплоть до заката ведут наблюдение за Муравьиной горой. По самой пустыни шныряют бесчисленные парные патрули. Их система оповещения позволяет по первому сигналу перебросить на угрожаемый участок любое количество особей и сформировать из них непреодолимый заслон.
  - Но ведь они активны только днем?! - возразил ему Ярославцев. - А ночью совершенно беспомощны.
  - Расстояние от границы пустыни и до города не позволит нам уложиться в один ночной переход. Моя средняя скорость по пересеченной местности при полной нагрузке составит не более тридцати километров в час.
  - Их колонии сконцентрированы ближе к центру. - Не сдавался Константин. - На окраине пустыни плотность гнездовий составляет примерно...
  - Пять, или шесть на сто квадратных километров. - Подсказал ему Месс, не понимая, куда он клонит.
  - Так вот, осторожный ты мой. Двигаться мы будем только ночью.
  - Я уже это слышал! - теперь муравью было впору вкалывать успокоительное.
  - Не перебивай, когда разговариваешь со старшим по воинскому званию. - Пожурил насекомое Ярославцев, отыгрываясь за его предыдущее поведение. - А днем я довольно легко смогу зачистить всех свидетелей нашего присутствия. Когда же мы приблизимся к городу на минимально допустимое расстояние то, отправим караван обратно, а сами с необходимым запасом воды совершим ночной ускоренный марш-бросок и оставим Стражей пустыни с носом. Ну, как тебе мой план?
  - Это они нас оставят без ушей и носа! - Месс от возмущения настолько потерял над собой контроль, что невольно обрызгал его слюнями. - Стражи почуют запах личинки еще задолго до того, как мы пройдем первую сотню километров. Вспомните, как быстро, и в каком количестве, они примчались сюда, да посчитайте, на какой территории мы успели засветиться всего за несколько часов. Причем каждый из них, в надежде первым добраться до лакомства, не счел нужным оповещать соседа с помощью скрижалей. Однако сегодня нам просто повезло! Мы имели дело с обычными бродягами. Солдаты, несущие службу по охране Запретного города, уж поверьте мне на слово, намного дисциплинировеннее и ответственнее. При малейшей опасности они, не раздумывая, задействуют систему оповещения.
  - Если они такие чувствительные к запахам, то нам вообще не имеет смысла соваться с личинкой в Запретный город. Едва мы окажемся там, как они разорвут нас с первым лучами солнца.
  - Как только Королева попадет в инкубатор, система жизнеобеспечения этого сооружения гарантирует ей стопроцентную двухнедельную безопасность. А все остальное будет зависеть от наших с вами действий.
  - Ты отвечаешь за свои слова?!
  - Вполне!
  - Вот с этого и надо было начинать! А то, ну прямо клещами, приходиться вытягивать из тебя жизненно важные сведения. Хорошо! Я все понял! - смирился с неизбежным Константин. - Больше этот вопрос в такой постановке нами не обсуждается. Но я бы хотел услышать ваши встречные предложения - "товарищ Маузер"?
  - Я рассказал Главнокомандующему все что знаю и если ОН, тот о ком начертано в трактате, то он легко решите эту проблему.
  - Опять двадцать пять! Не боевая двойка, а детский сад какой-то. - Теперь настала очередь капитана брызгать от возмущения слюнями. - А если вдруг окажется, что мы оба ошибаемся, и я все-таки не тот, о ком написано в вашем сраном манускрипте, будь он не ладен, что от этого изменится?!
  - Тогда мы глупо и бесславно погибнем.
  - Мне нравится твоя позиция! Короче: надейся и жди, вся жизнь впереди. - Мрачно пошутил Ярославцев, наконец-то осознав, куда он вляпался. - Да-а-а, Константин Сергеевич это вам не пончики из кадетской столовой в наряде тырить. А как все хорошо начиналось...
  - Вы расписываетесь в своем бессилии Главнокомандующий? - робко просвистел Месс. - Но, по-моему, у вашего народа, на этот случай, есть весьма поучительная пословица: "На Бога надейся, да и сам не плошай".
  - Все верно, образованный ты мой! - съязвил по уши озадаченный капитан. - Однако тут делов то - не плюнуть и растереть. Это задачка потребует от нас максимального напряжения...
  Костя жестом поблагодарил девушку за массаж и, усевшись в позу "лотоса", устало прикрыл глаза.
  Хорошо знающие Ярославцева люди постарались бы в это время оставить его в покои. Принцип: "Ша! Командир думу думает!", - соблюдался в Космической пехоте свято. Но Месс пока еще не служил в Космической пехоте, и даже не принадлежал к ближайшему капитанскому окружению.
  - Я безгранично верю в вас, Главнокомандующий? Ведь далеко не каждый в нашем мире способен в одиночку вырваться из Преисподнии...
  - Мне вот одно - невдомек. - Константин, внезапно очнувшись, бесцеремонно перебил хвалебную трель муравья. - Чем они кормят такую многочисленную армию? И каких же размеров должна достигать их тыловая инфраструктура?
  - Девяносто девять процентов этой массы, впав в оцепенение, круглосуточно находятся под многометровым слоем песка в специально оборудованных бункерах. Вы правы, прокормить такую армию очень сложно. Поэтому она пребывает как бы в законсервированном состоянии, готовая возродиться, и по первому сигналу ринуться на город.
  - А что представляет собой их военная структура?
  - В смысле? - не понял муравей.
  - Есть ли у них командиры, разделено ли это стадо на подразделения и части...
  - А-а-а, вот вы о чем! Нет.
  - Но почему? - откровенно не въехал в ситуацию Константин. - Это же абсурд какой-то! Находясь под постоянной угрозой тотального уничтожения, они должны представлять собой хорошо организованное и легко управляемое войско, подчиненное единому командованию и общей цели.
  - Цель у них одна, - презрительно прошуршал муравей, - как можно быстрее нажраться и отвалить в сторону. Пробыв в оцепенении не один десяток лет и наконец-то пробудившись, они начнут испытывать такой невыносимый голод, что в поисках пищи разнесут в пух и прах любое ближайшее сооружение.
  - То есть тактический замысел нашего некормленого противника строиться исключительно на этом принципе, и любой боец, урвав пищевой кусок, тут же выбывает из сражения?
  - Совершенно верно. Однако не все так просто, как кажется на первый взгляд. У Стражей имеется хорошо оборудованный антикризисный аналитический центр. Его местонахождение строго засекречено. В нем проживает их гуманитарная элита. По имеющейся у меня информации это точно такой же подземный город, только более скромных размеров.
  - А откуда тебе это стало известно?
  - У нас было триста лет, чтобы досконально изучить своего противника.
  - И последний вопрос на сегодня. Ты в совершенстве знаешь их язык?
  - Более - менее. - Уклончиво ответил муравей.
  - Я хотел бы его изучить.
  - Но зачем? - недоуменно развел передними лапами Месс.
  - Любая война рано или поздно заканчивается переговорами.
  - Здесь не тот случай! - категорично возразил муравей. - Эта война приведет к тотальному истреблению одной из сторон.
  - Тяжелый случай. - Ярославцев скривил губы и осуждающе покачал головой.
  - Чтобы выжить, мы просто обязаны полностью уничтожить своего противника! - стал горячее отстаивать свою точку зрения Месс.
  - До боли знакомая философия. Только, основываясь на историческом опыте, она ни к чему хорошему не приведет.
  - Вы снова рассуждаете с позиции своей псевдогуманной расы. Мы же никогда не станем рисковать жизнью ради призрачных идей. В нашем мире все намного проще. Каждый знает общие правила игры и старается их не нарушать.
  - Порой мне так и хочется зарядить тебе по уху. - Костя примирительно похлопал его по спине, но от самой идеи не отказался: - Так ты поможешь мне в изучении тараканьего языка? Нам ведь предстоит не только вести с ними переговоры, но и допрашивать военнопленных, осуществлять скрытую разведку боевых порядков противника, подслушивать, о чем они точат лясы перед генеральным сражением...
  - Если это необходимо для дела, то можете всецело рассчитывать на меня.
  - И на том спасибо великодушный ты мой.
  
   Глава 8
   Нас сюда никто не звал
  
  Поселок кочевников предстал перед ними словно цыганский табор после спешной эвакуации из района боевых действий.
  Подобное нелицеприятное сравнение приходило на ум при виде того, как на малом участке земли скучилось такое невообразимое количество народа, что просто яблоку было негде упасть...
  Но больше всего Константина поразило присутствие многочисленной и хорошо вооруженной охраны, которая несла патрульную службу по периметру сельскохозяйственных угодий. Она ревностно стерегла созреваемый урожай от остальной части населения, и строго следила за тем, чтобы мелкие группы работников добросовестно трудились на полях, и не могли совершить кражу во время полива, рыхления или прополки.
  Алтын, ну просто все уши прожужжала ему о запредельной щедрости, непременной отзывчивости и повальном дружелюбии ее соплеменников, а здесь все выглядело с точностью до наоборот. Серые и озлобленные лица сливались в единую отрицательно заряженную массу. Гнетущая тишина при каждом шаге отдавалась в голове обреченной пустотой и непреодолимой безнадежностью а, не сулящие ничего хорошего, быстрые волчьи взгляды из под головных платков, заставляли все время держаться на стороже.
  Не сказать, что увиденная им картина была уж слишком удручающей, но из всего этого напрашивался только один вывод: дела здесь обстоят далеко не лучшим образом...
  Девушка сразу же отыскала шатер своих родителей и, после бурной и эмоциональной встречи, представила им Ярославцева.
  Они договорились с Константином заранее и спутница ни, словом не обмолвилась о его победных стычках с тараканами и почти что божественных способностях. Она описала своего молчаливого спутника как обыкновенного наемника, согласившегося, за разумную плату, доставить ее к родному очагу.
  Семейство, блюдя традиции, усадила капитана на самое почетное место, и принялось наперебой потчевать его различными блюдами из своего нехитрого кочевого ассортимента.
  Однако, несмотря на зверский голод, Константин был очень умерен в пище, видя насколько малы предлагаемые ему порции, и какими завистливыми глазенками наблюдают за ним сидевшие возле входа детишки. Тут у любого кусок бы в горло не полез...
  Он, молча, слушал, о чем беседует глава почтенного семейства со своей дочерью, и ее законный упрек не остался без его внимания.
  - Разве ты не получили мое послание отец? Мне грозила смертельная опасность. И в эту трудную минуту я оказалась совершенно одна со своими проблемами.
  - Когда весть о постигшем тебя горе достигла наших ушей доченька, мы уже были не в состоянии броситься к тебе на помощь...
  Далее последовал велеречивый и заумный рассказ о беспощадной эпидемии, сведшей в могилу две третьих населения поселка, непреодолимом наступлении песков, бесконечной смене кочевий и разразившемся, в результате всего этого, беспросветном голоде...
  - Сейчас здесь собрались жалкие остатки шести тейпов. Прогнать их прочь у нашего Главы, не поднимается рука. Все плодородные оазисы, на много недель пути отсюда, занесены песком. Источники воды в них пересохли. Нам остается только надеяться на будущий урожай. Собрав его, мы сможем снарядить небольшой отряд разведчиков и оправить его на поиски сохранившихся территорий. Ради этого Глава был вынужден, отважится на крайние меры. Он запретил всем женщинам беременеть, вооружил самых крепких и надежных мужчин и приказал им взять под охрану поля с урожаем. Пока люди хоть и ропщут, но во всем слушаются его. Однако очень скоро наши скудные припасы иссякнут, и тогда придется пролить кровь, чтобы удержать их в узде.
  - Через какое время созреет урожай? - осторожно поинтересовался капитан.
  - Нам придется ждать еще около месяца.
  - Человеческий организм при правильном соблюдении водного режима способен продержаться и более длительный срок.
  - Да! Но в поселке много ослабленных переходами стариков, беременных женщин и детей. Как только они начнут умирать, ситуация выйдет из под нашего контроля, и тогда наступит хаос.
  - Извините, но мне показалось, что вас пугает совершенно другое. - Мягко возразил ему Ярославцев, и пояснил свою точку зрения: - Сейчас вы главные в поселки и другие тейпы вынуждены быть зависимыми и пресмыкаться перед вами. Поэтому угроза потери столь привилегированного положения не позволяет вам пойти на кардинальные перемены. Однако оно настолько призрачно и недолговечно, что любой здравомыслящий человек без сожаления отмел бы его в сторону и начал поиски других, пускай непопулярных, но более эффективных способов преодоления кризиса. Вы же пытаетесь законсервировать проблему и надеетесь на обыкновенное чудо.
  Вызывающая речь капитана задела старика за самое больное место. В шатре тут же установилась пугающая тишина.
  - И когда это молодость шла впереди мудрости? - Степенно парировал глава семейства. - Испокон веков наши предки вели себя подобным образом и сумели пережить многие удары судьбы. Если пальме подрубить корни она непременно умрет, а не порадует нас своим пышным цветением.
  - А Вы не пробовали охотиться на тараканов? - Костя понял, что непростительно перегнул палку и немного отклонился от основной темы разговора. - Две - три удачные попытки помогут обеспечить поселок провизией, по крайней мере, на неделю.
  Глава семейство метнул гневным взглядом в сторону Алтын, и та виновато опустила голову.
  - Я безгранично рад, что ты с помощью моей дочери сумел так глубоко изучить наши обычаи. Однако смею разочаровать тебя - она не состоится. Все мужчины тейпа настолько ослаблены хроническим недоеданием, что не в состоянии пойти на нее.
  - Но разделать и перевезти в поселок тушу Стража они еще способны?
  Костя решил заканчивать эту словесную дуэль. Восточный тип людей, не смотря на многие положительные черты, всегда раздражал его своей изворотливостью, двуличием и умением раздувать из мухи слона только ради извлечения своей собственной выгоды.
  - Да! - после некоторого колебания, уверенно ответил старик.
  - Тогда, завтра поутру я жду их у южной границы поселка.
  - Мы подумаем над твоим предложением. - Осторожно заявил старик, давая этим понять, что последнее слово осталось все-таки за ним.
  - Как скажешь уважаемый. Как скажешь...
  Ярославцев степенно откланялся, и немедля вышел на свежий воздух.
  Родственники немного послушали тишину, затем бережно убрали остатки пищи и по одному, церемониально испрашивая разрешение, начали расходиться по своим шатрам.
  Глава семейства выпроводил даже собственную жену, но при этом сделал исключения для Алтын, и та была вынуждена задержаться.
  - Кто этот самоуверенный юнец? - разомкнул он свои уста, оставшись с дочерью наедине.
  - Ты не привык, когда с тобой разговаривают в подобном тоне? - поведение девушки было хоть и вызывающе, но вполне объяснимо жгучей обидой на родителей за их вопиющую нерасторопность.
  - Не смей дерзить мне, не то мигом оттаскаю за косы! Или забыла свое место в шатре?
  Но Алтын и в девках была не робкого десятка. А последние события и вовсе закалили ее характер и значительно поколебали веру в непогрешимость своего отца.
  - Это не я, а вы забыли наши славные традиции! Для кочевника нет ничего позорнее, чем бросить своего соплеменника в беде. Или я не права?
  - Не тебе судить нас! - возмущенно взвизгнул старик. - Приехала, понимаешь ли, сытая и ладная...
  - Отец! Почему ты так и не предложил моему спасителю заслуженное им вознаграждение!? Или я для тебя больше ничего не стою!? - Теперь она уже напоминала не разгневанную дочь, а разъяренную львицу.
  - Мне нечего ему предложить. Деньги, золото и каменья давно обменены на воду и продукты для всего тейпа.
  - Тогда отправь к нему на неделю, самую красивую девственницу, из числа своих многочисленных малолетных племянниц, которые только и умеют, что завлекающе стрелять глазками, да заглядывать мужчинам в рот. Этим мы сполна заплатим свой долг, да и поселку принесем большую пользу. Ибн Фаради, можешь мне поверить на слово, великий воин и могущественный маг. Он подарит нам такое потомство, о котором не смели мечтать даже наши великие предки.
  - А ты сама...
  - Нет! Он отверг мои ласки, хотя знает в этом толк и уже давно не испытывал радости совокупления с женщиной.
  - Я бы рад, - сокрушенно вздохнул старик, - но традиции...
  - Выброси их в тараканье гнездовье! Я видела уничтоженные песком кочевья. Пустыня пришла в движение, и остановить ее наступление невозможно. Это место тоже не вечно и скоро нам придется любо умереть, либо пренебречь свободой и поселиться в городах, пополнив бродяжьи ночлежки.
  - Мы тоже не глупцы и знаем об этом! Ради чего ты вообще затеяла этот разговор?
  - Наемник готов протянуть нам руку помощи. Он не бескорыстен и однозначно потребует что-то взамен. Скажу по секрету, у него есть созревшая личинка Муравьиной королевы и ему необходимо как можно быстрее добраться до центра Матери всех пустынь. Грешно не воспользоваться этой ситуацией ради собственной выгоды.
  - Тогда зачем он назначил на завтра охоту? - недоумевал, в конец, задавленный возникшими обстоятельствами, старик.
  - Ибн Фаради, узрев твою недоверчивую физиономию, решил сперва завоевать наше доверие. Он просто хочет накормить поселок, и это у него получится.
  - Ты что-то недоговариваешь, дочь моя! - укоризненно погрозил ей пальцем старик.
  - Когда-то ты учил меня, что постная и безвкусная полуправда, в некоторых случаях более уместна, чем сладкая ложь. - Мастерски уклонилась от ответа девушка, чем до слез растрогала своего отца.
  - Кровиночка моя! - он ласково обнял Алтын. - Ты самая мудрая и способная из всех моих детей. Мне очень жалко, что я не смог вовремя прийти к тебе на помощь. Прости, пожалуйста, своего непутевого отца.
  - Только если ты, в знак своей благодарности, подаришь моему спасителю наши фамильные хурджуны. - Осталась непреклонной своенравная кочевница.
  - Все сделаю, как ты скажешь, черноокая моя.
  
  
  - Ты не поверишь компаньон, но у нас возникли некоторые трудности с реализацией нашего грандиозного проекта. - Как бы, между прочим, сообщил муравью Ярославцев, когда они соорудили себе из опавших пальмовых листьев временное пристанище и, основательно перекусив, заползли в его прохладное нутро.
  - Я само внимание, Главнокомандующий?
  - Ты уже, наверное, успел изучить это заморенное недоеданием стадо? - капитан лениво махнул рукой в сторону поселка.
  - Ну, и...
  - Мне кажется, что голод и страх мешает им с криками "Ура!" броситься нам на выручку или просто попытаться оказать посильную помощь. Поэтому прежде чем вступать в серьезные переговоры, нам следовало бы накормить их от пуза.
  - Эта проблема не так безнадежна, как кажется на первый взгляд, и я могу предложить вам на выбор не менее трех вариантов ее решения. - Месс с полуоборота въехал в ситуацию, словно знал о ней заранее и имел возможность все как следует обдумать и спланировать. - Первый потребует от вас несколько раз рискнуть своей головой, во время охоты на Стражей пустыни.
  - Именно этим я и займусь завтра поутру.
  - Тогда вам обязательно потребуется мое личное присутствие.
  - Вот еще! Останешься здесь. Дело это хлопотное и небезопасное.
  - Но только я могу ухаживать за муравьиной личинкой.
  - Минуточку! А на кой ляд нам тащить ее с собой?
  - Вы, в самом деле, надеетесь, что эти люди раскошелятся на приличную приманку? Да они сейчас уже готовы за горсть прогоркшей муки выгрызть друг, другу глотки.
  - Верно проницательный мой! - похвалил муравья Ярославцев. - Давай "жги" правду-матку дальше. Хорошо, что кочевники нас не слышат, а то обиделись бы наверняка.
  - Но охота не панацея от всех бед, и использование тараканов в роли дичи даст лишь временный результат. Мы же не собираемся записываться в пожизненные добытчики и навечно застревать в этой дыре?
  - Конечно же, нет! И кормежка здесь плохая, да и местные путаны не ахти. - Костя, невольно вспомнил один из любимых сотниковских каламбуров и искренне пожалел об отсутствии своего бывшего подчиненного.
  - Тогда анализируем ситуацию дальше. - Продолжил свои рассуждения муравей. - Второй вариант, более рискованный, и противоречит общественным моральным устоям. А учитывая Ваше светское воспитание, незаурядное благородство и аристократическую щепетильность...
  - Подожди. Я кажется, догадался. Сейчас ты предложишь мне сколотить из этих неудачников маленький отряд, и заняться вольным промыслом на караванных тропах?!
  - А чем не способ?! Да и воспримут они его с большим энтузиазмом. Тем более, для достижения цели, все средства бывают хороши. К вашему сведению кочевники и в благополучные то времена не брезговали разбоем. Не смотрите на меня так! Я знаю, о чем говорю. Вы сами-то посудите: разве можно на выращивание пшеницы, ячменя и картофеля заработать много денег? А наша общая знакомая, с такой неподражаемой легкостью разбрасывалась бриллиантиками...
  - Нет, этот вариант отметается сразу!
  - Тогда переходим к третьему, самому трудновыполнимому и сложному. Вы должны привести ко мне всех уцелевших муравьев поселка, и через неделю я завалю его однообразным, но очень калорийным пищевым продуктом.
  - Не понял, просвети? - заинтересованно оживился Ярославцев.
  - В дорожном мешке любого уважающего себя муравья всегда найдется маленький пакетик со спорами подземных грибов. Это наш самый эффективный способ для борьбы с голодом. Если поблизости есть вода и два десятка пальм, то можно очень быстро соорудить небольшую подземную грибную ферму. При хорошем уходе и достаточном количестве работников она способна ежедневно приносить до семисот килограмм наисвежайшего продукта, который можно отваривать, жарить, сушить, и даже употреблять в сыром виде.
  - Погоди! Я что-то не въезжаю? Ты предупредил меня о каких-то непреодолимых трудностях? Разве так тяжело убедить кочевников на время расстаться со своими рабами?
  - Вот в этом и вся загвоздка! Мои братья не станут помогать нам, если вы их просто заберете и приведете сюда. Пока они не получат от своих хозяев вольную, они и лапой не пошевелят. А это потребует кардинального изменения людского менталитета. Род человеческий должен будет научиться воспринимать муравьев, не как рабов, а как равноправных партнеров.
  - Ничего себе задача! Где-то я уже это слышал? - задумчиво произнес Ярославцев, потирая переносицу. - Ага, вспомнил! В послеколумбовской Америки был очень известный политический реформатор Авраам Линкольн. Он, кажется, тоже хотел покончить с рабством за один день, но очень скоро поплатился за это жизнью, а сам процесс освобождения чернокожих невольников спровоцировал гражданскую войну, и растянулся не на одно столетие.
  - Меня совершенно не интересует перипетии вашей "Величайшей истории". - Неожиданно бзыкнул Месс, словно ему наступили на больную мозоль.
  - Но вот опять ты лезешь впереди батьки в пекло. - Попытался отшутиться капитан, заметив столь бурную реакцию муравья. - Я же еще не договорил. А три века спустя его, без преувеличения, сверхгуманная инициатива привела к новой, но теперь уже расовой войне, в ходе которой белое население было вытеснено за границы этого некогда самого демократического государства. Причиной тому послужило большое количество самых разнообразных факторов, однако у истоков этого величайшего общественного катаклизма стоял всего лишь один весьма честолюбивый и образованный человек.
  - Я понял, к чему вы клоните. Но только в ВАШЕМ обществе путь в ад выстилают благими намерениями.
  - Вон ты как заговорил, критичный ты мой?! - Костя тоже начал потихоньку заводиться. - Ты с завидным постоянством поливаешь словесной грязью все то, что так дорого мне, и все время стараешься выпятить...
  - Я ничего не выпячиваю. Если вы не в состоянии решить проблему, наберитесь мужества и откажитесь от нее. - Начал замыкаться муравей.
  - Нет, постой! У меня сложилось нехорошее впечатление, что ты все это время считал меня безнадежным глупцом, не способным проникнуться твоими величайшими идеями. Но ведь я раньше и слыхом не слыхивал о вашей Муравьиной цивилизации. В то время как вы знаете про население этой планеты почти все. Вы триста лет мечтали возродить ее. Но для чего?
  Месс насуплено помалкивал.
  - Люди на протяжении трех веков гнобили вас и держали в черном теле, почему вы не уничтожили их? Хотя могли сделать это в любой момент! Не хочешь отвечать? Отлично! Но и я не чурка стоеросовая и, между прочим, связавшись с вами, накликал на свою голову немало серьезных проблем. Так что, пока мы не наломали с тобой дров, давай-ка рассказывай подробно и по порядку все про ваше героическое прошлое и помни: времени у нас предостаточно, и для меня не существует мелочей.
  Месс сопел и помалкивал как матерый подпольщик на допросе.
  - Ну, как хочешь... - Костя демонстративно повернулся к нему спиной и обиженно проворчал: - Ладно. Я уж как-нибудь уболтаю жителей поселка и приведу к тебе муравьев, но для этого мне придется врать и изворачиваться. А я этого очень не люблю, потому что серьезные отношения между напарниками не строятся на лжи. Извини, что заблуждался и наивно считал тебя своим боевым товарищем... Плохо иметь дело с обыкновенным попутчиком, который постоянно норовит извлечь из нашего временного союза лишь собственную выгоду.
  Капитан усилием воли погрузил себя в глубокий сон, оставив Месса один, на один с терзавшими его сомнениями.
  
  Муравья прорвало только за полночь, когда из-за горизонта торжественно выплыли обе луны и щедро залили своим бледно-розовым свечением иссушенные дневным зноем окрестности.
  - Вы спите? Главнокомандующий.
  - Уже нет. - После короткой паузы откликнулся Ярославцев, с хрустом потягиваясь и садясь на подстилке, дабы во всех подробностях рассмотреть созревшее для диалога насекомое.
  - Я долго размышлял над вашими словами и наконец-то понял, что связался не только с отчаянным и удачливым авантюристом, но еще и с бесстыжим, искусным интриганом.
  - Это как-то повлияет на качество выполнение нашей миссии? - с обаятельнейшей ноткой сарказма продемонстрировал свою непробиваемость капитан.
  - Нет. Но...
  - Хватит ломаться, словно красна девица перед дюжиной изголодавшихся по женскому телу разбойников! - Внезапно не на шутку разошелся Ярославцев, решив раз и навсегда определить степень своего делового партнерства. - Если мы все-таки решили вместе пробиваться к Запретному городу тебе, хочешь ты этого, или нет, все равно придется сотрудничать со мной, и отвечать на мои вопросы. А если у тебя до сих пор имеется на этот счет своя точка зрения, говори, потому что я устал от твоих подозрений и недомолвок.
  Но муравей лишь напряженно посапывал в ответ.
  - Ладно, обсудим проблемы по мере их поступления. Я смотрю тебя, ну прямо таки взбесило мое нежелание освободить из рабства твоих соплеменников. А ведь причина здесь одна: я, к твоему сведению, далеко не бабахнутый на голову альтруист - мечтатель, и совершенно не хочу заниматься перевоспитанием всего людского населения планеты, прекрасно понимая, насколько эта затея бесполезна.
  - Но почему бесполезна?! - возмущено пискнул муравей. - Дорогу осилит - идущий.
  - Одно дело кому-то сказать об этом, а совершенно другое - самому и по собственной воле встать на нее, и сделать хотя бы первый шаг. Любое серьезное предприятие необходимо сперва, как следует подготовить и лишь, потом начинать реализовывать через последовательное выполнение малых задач. Но даже в этом случае нет гарантии, что затраченное время и масса живых, наглядных и неоспоримых примеров способно коренным образом изменить ситуацию, и расставит все на свои места. Как ты заметил, я не стараюсь лезть в заоблачные высоты, да и тебе не советую. Давай-ка лучше опустимся на грешную матушку - землю и будем исходить из следующего: ты обозначил передо мной проблему, и я имею право знать все ее составляющие. Иначе, не располагая необходимым информационным объемом, я не смогу ее качественно выполнить. Более того, непроизвольно допущу такие фатальные ошибки, которые в будущем с легкостью сведут на нет все наши усилия.
  - Я ничего не знаю о вас, Главнокомандующий. - Осторожно высвистел Месс. - Да и покойный Блек запретил мне посвящать вас во все тонкости этого крайне сложного мероприятия до тех пор, пока мы не окажемся на территории Запретного города. А вы все настаиваете и настаиваете...
  - Тебе недостаточно того, что я сбежал из Преисподни?
  - Нет. Тем более что вы оказались там не просто так, а за какой-то антигуманный и бесчеловечный проступок.
  - По-твоему праведник никогда не может попасть в ад?
  - Нет никогда! Это нереально.
  - Ты плохо знаешь жизнь дружок! Она непредсказуема, изменчива и многогранна, и в ней довольно таки часто случаются исключения. Хорошо! Я буду перед тобой откровенен и правдив, словно грешник на исповеди у самого Папы Римского. Твой покорный слуга, всегда старался соблюдать общечеловеческие и моральные принципы. Более того, он даже немного преуспел на этом неблагодарном поприще. Но судьба, в лице одной могущественной женщины, распорядилась по другому, и я оказался в аду не после смерти моей физической оболочки, а был заживо обменен на другую Душу. При этом никто даже не спросил моего согласия.
  - Все это враки! - непреклонно заявил Месс. - Сказанное вами противоречит основным законам Мироздания.
  - За, что купил, за то и продаю. И вообще тебе не нравится моя рожа, манера поведения, или то как я пукаю во сне?
  - Нашей цивилизацией накоплен колоссальный объем знаний, и я не хочу, чтобы они оказались в руках недостойного человека.
  - Да плевать я хотел на ваши знания и то, что ты обо всем этом думаешь! - Костя, не стеснялся, демонстрировать свое раздражение. - Меня разыскивают трое Ловчих во главе с Огненным мечником, но это мои проблемы, и я не гружу тебя ими. А если вдруг начну с пеной у рта рассказывать о своем прошлом, то боюсь, что даже у такого непробиваемого флегматика как ты может случится обширный инфаркт от излишних переживаний. У меня есть своя сверхзадача, о которой тебе знать совершенно необязательно. Даю честное слово, она ни каким боком не коснется этой планеты и всей вашей, до опупения, рациональной Муравьиной цивилизации.
  - Тогда почему вы присоединились к нам Главнокомандующий? Шли бы спокойно своею дорогой. Мы же особо не навязывались.
  - Чутье подсказало мне, что с вами я решу ее намного быстрее. А оно еще никогда не подводило меня. Ты вот лучше скажи. Мы точно не сможем своими силами наладить производство этого универсального грибного продукта?
  - В нужном нам объеме? Нет!
  - А сколько уйдет времени с момента посева и до сбора первого урожая?
  - Сутки. Но три первые выгонки будут пущены на семена, необходимые для засевания больших площадей.
  - Выходит если я уболтаю кочевников даровать рабам вольную они, при правильном подходе, смогут заключить с муравьями равноправный договор, чем обеспечат себе в будущем полноценную продуктовую безопасность?
  - Вот теперь вы мыслите в правильном направлении.
  - Отлично! Я счастлив, что смог извлечь из нашего разговора хоть какой-то результат. И мне наконец-то ясна причина твоего недоверчивого поведения. Однако можешь спать спокойно. Делить с твоими муравьиными братьями планету я не собираюсь...
  - На вашем месте, Главнокомандующий, я бы не корчил из себя обиженного ребенка, и не прикидывался наивным простачком.
  - Ты пока еще не на моем месте! И не смей сравнивать себя со мной. В недавнем прошлом я состоял в числе самых опытных военноначальников своей Цивилизации, и мне приходилось практически ежедневно решать по нескольку подобных задач. Более того, ради процветания наших галактических сообществ мы завоевывали целые планетарные группы в течение нескольких суток. Думаешь, я от хорошей жизни терплю и выслушиваю твое постоянное нытье. Да гори, ваш Запретный город синим пламенем, если бы не одно "Но". Мне необходимо как можно быстрее вернуться на свою Родину. Туда, где меня ждет мой дом, и мои друзья, и только ради этого я решил сотрудничать с вами. Однако муравьиная цивилизации, в твоем лице, не смотря на все мои усилия, пока еще не желает строить со мной взаимовыгодные и доверительные отношения.
  - Нас сразу насторожил тот факт, что вы отказались от натурального вознаграждения и предпочли, чтобы мы рассчитались с вами своими знаниями. - Казалось, компаньон совершенно не слушает его, и пересвистывается сам с собой.
  - Подожди. Ты все время трясешь перед моим носом шкурой неубитого медведя, и при этом твердишь как пономарь: "Наши знание, наши великие и бесценные знания...". А может они для меня и яйца выеденного не стоят?! Судя по развитию этой планеты вы, в сравнении с нами, тупые и примитивные неандертальцы, только, только научившиеся использовать огонь.
  - Вы все время плетете какие-то небылицы и настолько болезненно отрекаетесь от своего бывшего мира, Главнокомандующий, что у меня порой закрадываются сомнения относительно вашего психического здоровья.
  - Ой, ти господи! - издевательски просюсюкал Ярославцев. - У него видите ли: "Сомнения закрадываются". Эй, спасите люди добрые, мол, связался я с придурковатым фантазером, который мне успел все уши прожужжать о своем инопланетном происхождении. Слышь ты, Фома - неверующий. А тебе известно, что я вообще попал сюда из другого измерения?
  - Вы нагло и неуклюже блефуете. Только Душа может совершить путешествие в параллельные или хаотичные миры. Проделать этот фокус вместе с телесной оболочкой, не под силу даже нам - ВЫСОКОРАЗВИТЫМ НАСЕКОМЫМ. Ваше заявление в корне противоречит основополагающим принципам строения Мироздания.
  - Ну ладно, хватит! Пора сворачивать весь этот балаган. Сейчас я покажу тебе откуда, и каким образом, я угодил на вашу недоделанную планету.
  - Меня не впечатлит ваш рассказ. Придумать можно все что угодно.
  - Ага! И наплести, с три короба, тоже.
  - Не обижайтесь Главнокомандующий. Но, как я успел заметить, за словом в карман вы не лезете. И это иногда восхищает меня! Ваши ораторские способности заслуживают самого искреннего уважения. Порой мне кажется, что при стечении некоторых обстоятельств вы сможете "залечить" даже такое высокоразвитое насекомое как я.
  - А мне все время кажется, что наше общение больше смахивает на диалог немого с глухим. Но, - капитан вздохнул и обреченно покачал головой, - деваться некуда, надо, же как-то наводить мосты полного взаимопонимания между двумя упрямыми индивидами. Надеюсь, тебе известно о существовании телепатии? В моем мире это один из самых эффективных способов передачи большого объема информации от одного разумного существа, другому.
  "Вполне". - Обижено посигналил усами муравей.
  "И ты, как образованный мальчик, не станешь ставить под сомнение принятые твоим мозгом образы. Ведь только зрение можно обмануть, а вот мозг - никогда". - Костя предложил ему новый формат общения, доступный только высокоразвитым особям и муравей не замешкался с ответом.
  "Вы меня обижаете Главнокомандующий. Этот великий язык известен нам издревле. Я даже способен отличить ваши жизненные воспоминания от обычных фантазий".
  "А если я попытаюсь загипнотизировать тебя?", - заговорчески прищурил левый глаз Ярославцев.
  "Стражи пустыни до сих пор являются непревзойденными мастера дистанционного гипноза...
  "Но вы, то ребята хватские! И вам он, что слону - дробина. Я правильно закончил твою мысль?".
  "Вполне. Однако снизьте уровень вашей передачи хотя бы в половину. Вы фоните с такой мощностью, что рискуете быть услышанным не только мной".
  "Как приятно имеет дела со специалистом в этой области. А теперь немного расслабься и добро пожаловать в мой мир"...
  Костя не стал заныривать слишком глубоко. Он прокрутил два коротких рекламно-ознакомительных ролика, которые с успехом демонстрировались контактерами всех уровней при самом первом посещении новых миров. Один рассказывал об истории и основных достижениях человечества, а второй красочно повествовал о мощи и непобедимости Вооруженных сил Федерации.
  Потом Ярославцев перешел к собственной персоне, начав с момента получения контракта на поиски "Оберона". Особенно подробно он остановился на обстоятельствах своего позорного пленения и последующего низвержения в ад. Капитан не стал смаковать те ужасные испытания, с которыми он столкнулся в мрачных подвалах Преисподнии, а продемонстрировал лишь маленький эпизод о царящих там нравах.
  Закончил он свое телепатическое повествование на более примитивном и привычном для них обоих языке:
  - Сколько месяцев я пробыл там, не могу сказать точно. Время в аду протекает совершенно по-другим принципам.
  - Мне это известно, - задумчиво проскрипел Месс.
  Демонстрация произвела на него такое неизгладимое впечатление, что он со всей ответственностью заявил капитану:
  - Теперь, когда все стало на свои места, нам придется действовать крайне осторожно и очень тщательно просчитывать каждый последующий шаг.
  - Это еще почему?
  - Да потому что с этой минуты я должен беречь вас больше чем Королевскую личинку. Блек оказался прав! Мы с вами идем по священным строкам нашего писания, и поэтому не имеем право на ошибку. Вам невероятно повезло Главнокомандующий. Судьба забросила вас в самое первое измерение, созданное Великими творцами в качестве экспериментального полигона, на котором обкатывались все последующие технологии зарождения разумной жизни в других Вселенных.
  - Здесь в аду?! - удивлению Ярославцева не было предела.
  - Убежищем зла этот мир стал намного позже. Сначала его заселили разумными насекомыми. Сильными, выносливыми и устойчивыми к радиации. Те первые особи были настолько совершенны, что даже могли находиться некоторое время в открытом космосе без ущерба для своего здоровья. Но мы не оправдали доверие своих создателей. Наши неугомонные ученые, не смотря на их запрет, стали тайно изучать "Темную энергию" и доэкспериментировались до того, что спровоцировали образование гигантской Черной дыры в самом центре нашей Вселенной. Выражаясь людским языком: "Мы насрали большую кучу в собственный карман". И тогда Творцы уменьшили наши размеры в десятки раз, остановили дальнейшее развитие Черной дыры и заселили планеты новой, так называемой, людской расой. Однако ваши соплеменники продержались еще меньше. В бешеной гонке за материальными благами они настолько развили экономический прогресс и обострили внутренние противоречия в своем социуме, что дело закончилось глобальной термоядерной войной. Прибыв на дымящиеся, радиоактивные руины своего любимого полигона Великие творцы оказались настолько разочарованны, что махнули на все рукой и, удалились, предоставив нас самим себе. Человечество, пройдя недолгую и мучительную цепь мутаций, так и не смогло выжить, а мы, забравшись глубоко под землю, частично уцелели и сумели продолжить свой род. Последующие выходы на поверхность планет и тщательно регулируемые дозы облучения позволили нам вернуть свои прежние размеры. Постепенно, на протяжении долгих столетий, мы научились воздействовать на среду своего обитания и устранять разрушительные последствия природных и техногенных катаклизмов. Это была борьба за элементарное выживание. День за днем, метр за метром наши малочисленные предки возвращали планетам их былой, пригодный для жизни, облик. Когда мы полностью изменили свое сознание и восприятие окружающего мира, к нам вновь проявили интерес наши хозяева - Великие творцы. Они уже давно, используя накопленный за наш счет опыт, создали новые, более совершенные миры, и мы теперь, со своей "идеей исправления и заглаживания вины", как, оказалось, напоминали им об их ошибках и торчали, словно ржавый гвоздь в заднице. Посчитав эти потуги бесперспективными, они, не смотря на наши доводы и мольбы о пощаде, решили полностью зачистить свою первую Вселенную, и вновь запустили Черную дыру, надеясь с ее помощью быстро превратить всю живую и неживую материю в сгусток универсальной "Черной энергии", необходимой им для дальнейших экспериментов с основными законами Мироздания.
  Сотни звездных систем начали последовательно исчезать в ее ненасытной пасти. Границы нашего мира сужались с каждым днем. В это критический период самые мудрые и смелые представители муравьиного рода объединили свои усилия и бросили вызов неизбежному. Когда засасываемая Черной дырой Вселенная сжалась до размеров обычной звездной галактики, им удалось-таки найти выход из этой, казалось бы, совершенно безнадежной ситуации. Муравьи, в конце, концов, поняли, что их спасение заключено в формировании единой системы коллективного мышления, с помощью которой можно выделять такое количество биоэнергии, которая позволит управлять орбитальным положением планет и даже удерживать на них атмосферу. Мы вновь переселились под землю и в сжатые сроки отстроили высокозащищенные бункеры, жалкие останки которых ты уже видел и в Преисподнии, и здесь, на Фанагории. Очень скоро мы настолько научились управлять силой своих коллективных мыслительных потоков, что смогли не только перемещать в космическом пространстве отдельные планеты, но даже преодолевать притяжение Черной дыры.
  - Вот это да! - восторженно воскликнул Ярославцев. - Суметь использовать планеты в качестве гигантских космических кораблей... Я, с благоговением снимаю перед Вами шляпу господа наимудрейшие насекомые.
  - Мы смогли удержать нашу многострадальную Вселенную всего в шаге от гибели, но заставить Черную дыру замедлить свое вращение и умерить амбиции, нам оказалось не под силу. Да и Творцы в этот раз так же не оставили наши титанические усилия без своего божественного внимания. Они прислали внушительную комиссию с целью окончательного решения нашей дальнейшей судьбы. Однако и мы к этому моменту уже знали себе цену и вели себя с ними без вызова, но достойно.
  После долгих разбирательств Великие вынесли свой вердикт. Всем нам предписывалось переселиться на одну из планет, которую категорически запрещалось покидать, а так же передвигать ее в космическом пространстве. На ней нам предлагалось подвергнуть себя последнему испытанию, которое состояло в том, что две исторически конкурирующие расы: муравьиная и людская должны были найти точки соприкосновения и создать идеальное общество планетного благоденствия и согласия.
  - Но ведь это, то, же самое, что пытаться соединить пламя и воду! - Не вытерпел и высказал свое возмущение капитан.
  - Совершенно верно! - согласился Месс. - Однако при определенных условиях даже пламя способно гореть в воде. И потом нам удалось выторговать для себя одно очень важное послабление. Творцы разрешили нам оборудовать современное подземное хранилище для сосредоточения накопленных знаний, которое мы в последствие назвали Запретным городом. А чтобы у нас вдруг не возникло шальных мыслей они приставили к нам в качестве наблюдателей и сторожей туповатую, но очень исполнительную и преданную им расу гигантских тараканов. Но самое главное нам категорически запретили предпринимать любые попытки направленные на расширение своей Вселенной.
  - Но почему?
  - Великие творцы решили использовать ее для исправления Душ, которые каким-то образом умудрились нахвататься отрицательной энергии. У них в это время что-то пошло не так в одном из самых амбициозных проектов, под кодовым названием "Заповедник". Кажется, они решили объединить на одной из планет все созданные ими формы жизни и посмотреть, что из этого получится? Это был даже не эксперимент, а скорее всего сверхрискованная, отчаянная авантюра, заранее обреченная на провал.
  - Да уж! Как всегда: сперва напортачат, а потом решают все исправить за чей-то счет. - Поддакнул Ярославцев, прекрасно понимая о ком, сейчас идет речь.
  - Однако в столь экстремальных условиях им удалась единовременно вырастить несколько сотен самых совершенных и развитых Душ, из которых впоследствии были созданы две величайшие в истории Мироздания расы: Ангелы и Апостолы. Эта игра действительно стоила свеч, хотя и обошлась Творцам десятками тысяч изломанных испытаниями Душ, которые нужно было куда-то девать и где-то корректировать в ту или иную сторону.
  - То есть они превратили вашу Вселенную в примитивное исправительное учреждение?
  - Да, и по-другому было нельзя. Добро и Зло должно присутствовать в равных количествах, а плюс всегда соседствовать с минусом. Иначе наступает энергетический хаос, и все приходиться уничтожать и создавать заново.
  - Ответь мне, пожалуйста, пока вопрос вертится на моем языке, - перебил его капитан, - а как бы поступили Великие творцы с вашими предками, если бы те не согласись на их условия?
  - Они ввергли бы на нашу Вселенную в "Космический шторм", суть которого заключается в использовании самой совершенной божественной энергии для зачистки любого типа пространства. Она представляет собой раскаленный до миллиардов градусов поток нейтральной плазмы. Из-за отсутствия заряженности он способен вступать в реакцию даже с "Черной энергией". Это универсальное оружие мгновенно испаряет планетную атмосферу любой толщины и плотности, выжигает и делает стерильной земную твердь на сотню километров в глубину, взрывает черные дыры, словно новогодние хлопушки, а маленькие звезды, вокруг которых в основном и расположены обитаемые миры, превращает в беспомощные белые карлики.
  - Всеочищающий небесный огонь, приходящий по воле Божьей и безжалостно карающий грешников. - Ярославцеву стало не по себе! Он сразу же вспомнил свой последний разговор с Мариной на борту захваченного принцессой Ли "Оберона", и ее пророческие слова теперь обрели в его памяти совершенно иной смысл.
  "Выходит она была права, и я, действительно, не хозяин своей судьбы, а лишь маленькая беспомощная песчинка в ее изменчивом потоке?!".
  Однако муравей, не заметив его смятения, продолжал свое историческое повествование:
  - Мы провели в ожидании несколько миллионов лет. Они не были долгими, ведь с момента нашего появления мы оставили за плечами около двух миллиардов и сумели пережить не только ярчайшие взлеты, но и величайшие падения. За это время одни предсказатели нашего будущего неизменно вступали в противоречие с другими, и лишь одному из них удалось указать нам истинный путь. Так родилось пророчество о "Тайне муравьиной горы"... Когда Великие творцы, наконец-то вспомнив о нас, направили на Фанагорию первых поселенцев, мы уже совершенно не питали никаких иллюзий и безропотно смирились со своим частичным истреблением и неблагоприятными изменениями природной среды.
  - Ваша позиция принципиального непротивления, конечно же, заслуживает безмерного уважения, но сидеть, сложа руки, и ждать, пока примитивная амеба наконец-то превратиться в прекраснейшее и высокоразвитое существо способное проникнуться вашей величайшей философией...
  - Предыдущие испытания научили нас быть терпеливыми. - Не дал договорить ему муравей. - Вода со временем точит даже камень. Тем более что это столетие было для нас решающим. В пророчестве говорилось о появлении человека с иным, более близким для нас мышлением.
  - А если бы я не появился?
  - Тогда пророчество оказалось бы ложным и это разделило бы наше общество на два непримиримых лагеря. Одни предпочли бы и в дальнейшем занимать выжидательную позицию, в то время как другие со всей решительностью призывали бы к немедленному восстанию и уничтожению всего людского рода.
  - Странно! Но неужели вы сами не можете, объединив свои усилия, пересечь пески, оживить Запретный город и превратить планету в райский сад. Чтобы уже после, вытащив этих жалких людишек из их примитивного, обывательского болота, как следует встряхнуть и указать им единственно правильное направление в их дальнейшем развитии?
  - Эх, если бы все было так просто, то мы управились бы и десятью тысячами солдат. Однако перехитрить Великих творцов невозможно. Они продумали все до последней мелочи. Ведь только вместе с людьми мы можем попасть на территорию Запретного города. Все его охранные сенсоры наружной линии обороны настроены на биоритм человеческого организма. Одних муравьев они ни за что не пропустят и расстреляют еще на подходе из лазерных установок. Правда существует призрачная надежда на массовый штурм, но прорыв внешнего ограждения ничего не даст. Потому что городской Оракул откликается только на человеческий зов.
  - Выходит это не город, а целый высокотехнологичный укрепрайон?
  - Совершенно верно. Вот только его боевые возможности весьма ограничены и если Стражи пустыни отважатся попреть всей своей мощью, ему не продержаться и пятнадцати минут.
  - Это что же тогда получается? - Ярославцев азартно взъерошил короткий ежик волос. - Если вдруг, какому ни будь самонадеянному самозванцу ради собственной наживы, случайно посчастливится обвести вас вокруг пальца и попасть туда обманным путем, то город будет уничтожен, причем в самое ближайшее время.
  - Гениально, Главнокомандующий! Вы наконец-то уловили самую суть моих обоснованных подозрений на ваш счет.
  - Ну, и ну-у-у?! - не на шутку разволновался капитан. - Мне будет, очень жаль, если я не смогу оправдать ваших смелых надежд.
  - Я рад, что мы поняли друг, друга. - Почтительно склонил свою голову Месс. - Особенно мне понравилось, когда вы сравнили род людской с примитивными амебами. Это еще раз доказывает, насколько глубоко вы прониклись нашей муравьиной философией.
  "А с этим пареньком надо быть все время начеку. Смотри-ка, какой внимательный, не единого слова не пропустит, не обсосав, как следует", - немного раздраженно подумал Константин, понимая, что не он банкует эту партию, и вряд ли будет банковать ее дальше.
  Однако деваться было некуда! Как не крути, но он сам и по собственной воле предложил свои услуги муравьям, выудил у них всю необходимую информацию, и теперь идти на попятную было просто не по джентельменски.
  Чтобы как следует обдумать свои дальнейшие действия, он выбрался из шалаша и стал прогуливаться вокруг него в первую очередь, прокручивая в голове все возможные варианты своих последующих переговоров с кочевниками. То, что, не смотря на удачную охоту, они пройдут весьма непросто и напряженно, он даже и не сомневался. Ведь по большому счету ему, в скором времени, надлежало вытащить из средневекового морокабесия целую планету. Причем настолько расстараться, что перескочить за один прыжок через несколько ступеней в ее эволюционном развитии.
  Единственное, что сейчас немного огорчало капитана, так это отсутствие ядреного кубинского табака и хоть какой-то родственной души из прошлого, способной скрасить его вынужденное одиночество и помочь толковым советом. Муравей, в силу своей идеологической защоренности, для этой цели не годился, а Алтын волновали совершенно другие проблемы.
  От такого откровенного одиночества ему вдруг захотелось превратиться в волка и жалобно завыть, задрав свою морду к темно-фиолетовому небу.
  
  
  Поутру их не стали провожать на охоту всем поселком.
  Отец Алтын, заранее не веря в удачный исход, тем не менее, на свой страх и риск, отважился снарядить небольшой отряд из числа наиболее надежных родственников во главе со старшим сыном Главы поселка.
  Те, заранее, в глубочайшей тайне от соплеменников, прибыли к шалашу капитана, а не стали дожидаться его в условленном месте, у всех на виду.
  Вглядевшись в их суровые и решительные лица Константин попытался немного разрядить обстановку и кратко объяснил им свой замысел:
  - Я намерен поохотиться сегодня нетрадиционным для вас способом. Поэтому от вас требуется лишь одно: следовать за мной на расстоянии прямой видимости и в сжатые сроки обеспечивать быструю разделку туш, а так же уничтожение всех следов. Вопросы?
  - Гнездовья Стражей пустыни находятся в пятидесяти километрах к востоку отсюда. Это очень большое расстояние для ослабленных голодом людей. - С мнимым равнодушием попытался охладить его полководческий пыл самый старший из кочевников.
  - Я не стану забираться так далеко в пески. Мы немного углубимся в пустыню, и дождемся, пока Стражи сами не пожалуют к нам.
  По выражению их глаз он понял, что они вот, вот поднимут его на смех. Однако Ярославцев не хотел раньше времени информировать кочевников о присутствии муравьиной личинки, и взмахом руки призвал их следовать за собой.
  Он шел, не оглядываясь и не надеясь, что охотники до конца поверят ему. На их месте он бы тоже начал сомневаться и вряд ли рискнул, присоединиться к незнакомцу, пришедшему неизвестно откуда, да еще и сулящему златые горы.
  В понимании этих людей предстоящая охота требовала тщательной подготовке и высочайшей слаженности действий, а при неудачном исходе и вовсе грозила истреблением всему поселку. Стражи пустыни не прощали подобных гастрономических пристрастий.
  Как и предположил Ярославцев, на его призыв откликнулась только молодежь. И не мудрено! Ведь в этом возрасте наиболее остро переживаешь постигшее твоих близких горе, и меньше всего задумываешься о собственной безопасности.
  Большая часть отряда так и осталось возле шалаша. Они проводили взглядами исчезнувших за горизонтом охотников и начали готовиться к наступлению изнуряющей жары.
  - Нас предали, Главнокомандующий. - Тихо заверещал Месс, степенно вышагивая рядом.
  - А кто тебе сказал, что будет легко? - спокойно отреагировал капитан. - Кочевники поступили весьма рационально. Они оправили с нами неженатых юнцов. Тех о ком меньше всего будут скорбеть в случаи их гибели. Ты разве не заметил, что помимо муравьев, веревок и мешков, в их отряде насчитываются два почтовых сокола. Я думаю, нам не стоит торопиться с выводами. После того как мы убьем первого таракана они непременно подадут сигнал и остальные тут же присоединяться к нам.
  - Главное чтобы Страж оказался упитанным и рослым. Не хочется размениваться на всякую мелочь. - Отважно присвистнул муравей.
  - Да, кровожадный ты мой. - Хохотнул Ярославцев и, оглядевшись по сторонам, деловито предложил: - Давай, распаковывай личинку.
  - А не рано ли?! - засомневался тот.
  - В самый раз! Или ты хочешь привлечь сюда все тараканье население пустыни?
  Костя обернулся и подал кочевникам знак рукой. Те немедленно остановились и, спешившись с муравьев, замерли в напряженном ожидании.
  Капитан сделал свой выбор в пользу большого песчаного бархана, позволявшего ему хорошо обозревать с его вершины все ближайшие окрестности.
  Месс лишь на несколько секунд нарушил герметичность упаковки на своей бесценной ноше и, поймав на себе недоумевающий взгляд компаньона, торопливо пояснил:
  - Этого будет достаточно для обозначения приманки и привлечения дичи.
  - Ты уверен?
  - Полностью.
  - И в каком количестве нам ее следует ожидать?
  - Не более трех особей.
  - Но откуда столь точный расчет? Ведь до их гнездовий, как до Китая пешком. - Ярославцев отнюдь не занудствовал, просто ожидание было смерти подобно, и он пытался убить разговорами время.
  - А запах приманки не дойдет до гнездовий. Его уловит ближайший пустынный патруль, и так как он будет весьма слабый и противоречивый, то наши будущие деликатесы решат не поднимать общей тревоги, а попытаются как можно быстрее проверить свои подозрения.
  - И сколько времени нам придется провести в ожидании этого "чуда"?
  - Как минимум, час.
  - А пропажа патруля не вызовет подозрения у их бдительного руководства?
  - Понимаете Главнокомандующий, социально структура тараканьего общества, строго поделена по кастовому принципу и солдаты в ней занимают самое низшее звено. Это примитивные создания, способные лишь добросовестно исполнить приказ, тем более что большего от них и не требуется. Они почти на сто процентов существуют в мире низменных инстинктов и вполне могут перебить друг друга из-за попавшейся на их пути полуразложившейся туши издохшего от старости пустынного варана. Поэтому вряд это исчезновение кого-то насторожит. Тем более что патрулирование расположенного на окраине пустыни сектора всегда производилось крайне формально. Ведь только серьезная внешняя угроза может превратить столь неорганизованное стадо в думающую и боеспособную армию. А пока они будут действовать по принципу: "Каждый, за себя", нам не стоит бояться каких либо осложнений.
  - Постой-ка дружище?! - заметно оживился капитан. - У вас ведь тоже наверняка имеется свой "Табель о рангах"?
  - У нас все профессии, кроме Муравьиной королевы, равнозначны и почетны. - Месс сразу понял, куда клонит капитан.
  - Не скажи, брат, не скажи! Еще до знакомства с тобой мне не раз удавалось убедиться в ограниченности мышления ваших солдат. Стражи пустыни, по сравнению с ними, ну просто вундеркинды, или я в чем-то не прав?
  - Позвольте ответить на ваш вопрос иносказательно?
  - Валяй!
  - Разве прозорливый и ответственный родитель подарит своему малолетнему и несмышленому ребенку в качестве игрушки ядерный фугас?
  - Надо быть круглым дураком, чтобы решиться на это.
  - И я того же мнения. Поэтому, еще, задолго до появления первых поселенцев мы с помощью генной инженерии вывели этих примитивных биороботов, способных выполнять строго ограниченный перечень команд. Наши аналитики, зная род людской не понаслышке, заранее просчитали, что может произойти, если в их руки попадет столь совершенное оружие и решили на всякий случай не испытывать судьбу. Внимание Главнокомандующий! - пронзительно взвизгнул муравей. - Они приближаются!
  Костя завертел головой, словно башней тяжелого танка, и без его подсказки обнаружил групповую цель.
  Пара довольно крупных особей рысила прямехонько к их бархану, оставляя за собой невысокий, но четко просматриваемый шлейф.
  - Хорошо идут! - непроизвольно вырвалось у капитана. - Эй?! - обратился он к компаньону. - Становись за моей спиной и поглядывай по сторонам. Я не хочу, чтобы кто-то застал меня врасплох во время выяснения отношений с этими весьма напористыми господами.
  Он немного выдвинулся вперед и предусмотрительно скинул халат, в надежде запахом пота еще больше привлечь к себе внимание.
  Стражи, обнаружив его визуально, тут же скорректировали свой маршрут и вдвое быстрее заработали лапами.
  Константин подпустил тараканов на минимально безопасное расстояние и, не дав опомниться, одновременно превратил в кашу их мозги уже проверенным на практике ментальным ударом.
  Со стороны это выглядело примерно так. Человек резко выбросил вперед обе руки и неотвратимо приближающиеся насекомые, пропахав своими мордами песок, замерли у его ног без движения.
  Он намеренно не стал демонстрировать перед противником свои смертоносные фокусы с энергетической трансформацией, подозревая, что кочевники непременно наблюдают за ним со стороны. А их пока не стоило перевозбуждать и уж тем более нервировать раньше времени.
  И Костя как в воду глядел! Едва он только подал знак, как караван тут же быстро сорвался в его сторону, а в дрожащее от жары небо взмыл один из почтовых соколов.
  Они не стали задавать вопросов и подчинили свои действия только единственной цели - спорой разделке остывающих тушь.
  Вскоре к ним присоединился второй отряд.
  Как выяснилось позже, они немного подождали, и тронулись за первым караваном, ориентируясь по их следам.
  Что ни говори, а свежевать насекомых они умели как никто другой!
  Сначала кочевники сдвинули тараканов как можно ближе друг к другу и начали посуставно отсекать им конечности остро оточенными топориками. Быстро покончив с этим, они достали специальные пилы, представлявшие собой слегка распушенные стальные тросы с деревянными ручками на концах, и приступили к разделке туловищ. Это была самая тяжелая и трудоемкая часть всей операции. Мужчины постоянно меняли друг друга, чтобы не останавливать процесс. Некоторые и вовсе в изнеможении валились на песок и жадно глотали теплую воду из кожаных бурдюков.
  Костя внимательно наблюдал за всем процессом, но и не забывал присматривать за окрестностями.
  Кочевники тоже выставили охранение и бдительно следили за подступами к бархану.
  "При толковом подходе из этих пустынных бродяг вполне можно сколотить небольшое дисциплинированное войско".
  Он не вытерпел и, едва шевеля губами, поделился своими выводами с муравьем.
  Месс без энтузиазма воспринял его слова, но согласился, что после соответствующего перевооружения кочевники вполне могли бы выступить на равных против Стражей пустыни, чем оказали бы муравьям неоценимую помощь.
  Где-то, через полчаса примерно одинаковые куски мяса оказались отделенными от чешуйчатой кожи и панцирей, слегка припудрены мелко протертой солью и разложены чуть в стороне на пропитанных разведенной уксусной кислотой, шелковых полотнах. Большая часть отряда начала сноровисто упаковывать добычу аккуратно завязывая концы квадратных полотен крест, на крест. Остальные почти бегом складировали в одну общую кучу, опустошенные панцири, кожу и внутренности насекомых, прикрывая ими, политое кровью, место где они разделывали туши.
  Вскоре запылал костер.
  А когда упакованные в два слоя тюки были погружены на муравьев, кочевники разделись донага и тщательно протерли друг друга тем же раствором виноградного уксуса.
  Затем с головы, до ног переодевшись во все чистое, они без сожаления выбросили использованную одежду в огонь.
  - Вы позвольте доставить груз в поселок, достопочтенный Салех ибн Фаради? - вежливо испросил разрешения самый старший из кочевников.
  - Не ждите меня и, если вас больше ничего не задерживает, отправляетесь в путь. Я пойду вслед за вами, потому что желаю немного прогуляться пешком.
  - Тогда разрешите составить Вам компанию? - смиренно склонил свою голову говорящий.
  - Почту за честь. - Коротко выразил свое согласие капитан.
  Кочевник издал резкий горловой звук и указал своим соплеменником в сторону поселка.
  Нагруженный караван одновременно тронулся и быстро исчез за ближайшим барханом.
  Они степенно ступали по раскаленному песку практически в ногу, а их муравьи терпеливо перебирали лапами чуть позади.
  Ярославцев строго соблюдая кочевой этикет, решил заговорить первым, ведь не ради праздного любопытства этот суровый господин пожелал остаться с ним наедине.
  - Прошу прошения уважаемый, но мы так до сих пор и незнакомы.
  - Рустам - бек, старший сын Главы поселка.
  Константин, специально изобразив на лице легкое недоумение, вежливо поинтересовался:
  - Так ты не родственник Махмуда Неязи отца достопочтенной Алтын Кыс?
  - В какой-то мере все жители нашего поселка являются друг, другу родственниками, однако близкими узами мы не связаны.
  - И как ты оказался в этом отряде?
  - Отец очень сильно заинтересовался твоим визитом, а когда узнал что ты ушел из шатра старейшины рода Ниязи бес заслуженного вознаграждение, то сам явился к нему и побеседовал с глазу на глаз.
  Рустам - бек умолк давая возможность капитану сделать свой следующий ход. Прием был коварен тем, что теперь он мог очень достоверно прощупать не только будущие намерения Константина, но и определить основные черты его характера.
  Однако Ярославцев был сам не промах, и поэтому с легкостью обошел расставленную ловушку.
  - Бог с ней с наградой. Меня сейчас беспокоит совершенно другое обстоятельство. Как бы после столь удачной охоты, в поселке не вспыхнули беспорядки спровоцированные дележом добычи?
  Кочевник пристально посмотрел в его глаза, хищно усмехнулся, и попытался развеять эти опасения:
  - По прибытию, охотников встретят мои люди и раздадут все мясо поровну. А как его употребят в пищу - это уже не наши проблемы!
  - Если добычу разумно экономить насколько хватит заготовленных нами припасов?
  - Примерно на неделю, а там глядишь, и новый урожай поспеет. - Рустам - бек сделал короткую паузу, и совершенно неожиданно для Константина бросился в наступление: - Ты допустил одну непростительную ошибку ибн Фаради! - в его голосе появился металл, и раздражение.
  - Какую же? - непроизвольно напрягся Константин.
  - Нельзя было убивать Стражей на вершине бархана. Хороший порыв ветра разнес бы запах крови по окрестностям и выдал бы нас с потрохами.
  - И что из этого следует?
  - Многое! Либо ты не тот за кого себя выдаешь, любо ты сделал это, имея твердое намерение погубить наш тейп. В любом случаи опытный охотник никогда бы не поступил подобным образом, а вот нанятый Столичным Советом боевой маг...
  - Зачем Совету нанимать боевого мага?! - резко перебил его Константин.
  - Чтобы ухудшив наше, и без того тяжелое положение, загнать в города и тем самым лишить свобод и привилегий.
  - Твое самомнение слишком завышено, уважаемый Рустам - бек. - Капитан чеканил каждое слово при этом, совершенно не задумываясь о последствиях. - Городские мужи сейчас озабочены совершенно другим. Уже несколько месяцев они безуспешно ломают голову над тем, как им прокормить своих бродяг и проституток. Объемы сбора урожаев в этом году упали вдвое, поступление налогов в казну снизилось до критической отметки. Стража, между прочим, уже третий месяц не получала положенного жалования и уже начинает потихоньку роптать. Я ведь не слепой и прекрасно вижу, что мое незапланированное появление в поселке создало реальную угрозу для вашей властолюбивой верхушки. И вовсе не о привилегиях и благополучии своего народа вы печетесь. Я хорошо успел разглядеть разницу между золотым шитьем на шелковых шатрах вашей знати и скромным убранством остальных палаток, которых в поселке почему-то большинство.
  - Мне неизвестны твои тайные намерения, а твои действия идут в разрез с нашими интересами и могут вызвать большие неприятности. Забери положенную награду и ступай своей дорогой ибн Фаради. - Попытался перехватить инициативу кочевник, но капитан был неумолим и продолжал словесный разгром, осознавая, что этот человек понимает лишь язык силы.
  - Пока ты и твой отец панически пытаетесь удержать ускользающую из ваших рук власть, время не стоит на месте, а задерганная матушка-природа вот, вот сцапает вас за шиворот и бесцеремонно препроводит к порогу судьбоносных перемен. Ты же не станешь отрицать, что пески пришли в движение и очень скоро они заставят твой народ отказаться от привычного кочевого уклада и тихо деградировать в городских ночлежках, где за миску с похлебкой вам придется пожертвовать своей властью, хваленой свободой и священным правом иметь неограниченное количество детей.
  - Да, наши старики заметили эти перемены уже давно. - Через силу выдавил из себя кочевник. - Однако мне до сих пор непонятен твой интерес в этом деле. Я не верю в твою бескорыстную доброту. Зачем ты помогаешь нам?
  - Затем что мне необходимо любой ценой попасть в центр Матери всех пустынь. Я не собираюсь открывать перед тобой свои планы, однако готов озвучить свои предложения. Завтра вы соберете всех муравьев и, объявив им, что они свободны, отпустите на все четыре стороны. Взамен я обещаю ровно через неделю обеспечить продовольствием весь ваш поселок.
  - Мы не сможем выполнить твои условия! - категорично заявил Рустам - бек и свистом призвал своего муравья.
  - Это твое последнее слово?
  - Да! - прорычал кочевник, усаживаясь верхом.
  - Тогда вы все умрете с голоду. - Не повышая голоса, пообещал Ярославцев. - Возможно, вам удастся собрать будущий урожай, но уже к середине осени пески лишат вас воды и этого последнего участка.
  - Мы отыщем новые земли.
  - Желая удачи. - Костя демонстративно помахал ему рукой и ласково потрепал Месса по загривку.
  - Берегись наемник, ибо ты начал злоупотреблять нашим гостеприимством! - недвусмысленно намекнул напоследок кочевник и стеганул своего муравья витой плеткой.
  Когда взбешенный сынок местного князька наконец-то умчался прочь, членистоногий компаньон взволнованно обратился к капитану:
  - Мне почему-то кажется, что сейчас самое время уносить отсюда ноги?!
  Костя негромко и душевно рассмеялся.
  - Но они убьют нас Главнокомандующий!
  - Пусть только попробуют. Не бзди мой верный Санчо - Пансо, твой господин не настолько глуп, чтобы идти и сражаться с ветряными мельницами.
  - Вы снова изъясняетесь загадками.
  - Это я так, размышляю вслух... А теперь слушай сюда, напарник. Сейчас мы возвратимся к поселку, и ты хоть тресни, но вырасти мне к закату солнца несколько своих чудо - грибов.
  - Но зачем?
  - Затем, что первый закон стихийного рынка гласит: "Если покупатель сомневается, то ему нужно продемонстрировать товар лицом". Устроим им маленькую рекламную акцию. Сдается мне, что этот резкий господин печется только о собственной выгоде и давно уже не представляет интересы всего тейпа.
  - Гениально! - муравей в отличие от заносчивого кочевника понимал все с полуслова. - Прибавим шагу, Главнокомандующий. Или нет! Садитесь-ка мне на спину.
  - Разве я могу оседлать собрата по разуму? - с ироничным пафосом почти, что продекламировал Ярославцев.
  - К черту эти условности! - пискнул муравей, и для удобства лег на брюхо.
  - Ты там шибко-то не гони, гражданин начальник, - предупредил его капитан, - а то из меня наездник, как из тебя балерон.
  - Держитесь крепче Главнокомандующий и закройте глаза, если вдруг станет страшно.
  
  Теперь они поменялись местами. Месс выступил как опытный бригадир, а капитан исполнительный и расторопный малый. И, судя по восторженному посвисту муравья роль начальника, пришлась ему по вкусу...
  Покуда членистоногий старательно и осторожно выкапывал небольшую подземную пещерку, Костя без устали подносил с помощью двух кожаных ведер из ближайшего источника воду. Ее, на этапе строительства фермы, требовалось больше всего.
  Чтобы песчаные своды не осыпались от малейшего толчка муравей, глотая литры, тут же отрыгивал тягучую жидкость, которой пропитывал стены и потолки.
  На этот раз Ярославцев не выразил внутреннего удивления. Ему была знакома эта технология, применяемая на всех осваиваемых и колонизируемых планетах Внеземелья. Она была настолько распространена как при строительстве, так и в инженерном обеспечении, что использовалась даже рядовыми космопехотинцами во время ведения боевых действий в условиях песчаных и сыпучих грунтов. Для этого в полевой саперный комплект, помимо всего прочего, закладывался заправленный под давлением баллончик с сжиженным вакумбетоном. Его нужно было только распылить тонким слоем на стенки свежевырытых окопов и ходов сообщения, где он, почти мгновенно застывая, превращал их в прочную и надежную защиту для бойцов. Правда и стоило это "удовольствие" дороговато, но оснащенное им подразделение могло всего за два часа превратить любой участок местности в труднопреодолимый укрепрайон.
  Когда оборудование пещеры было закончено, они сняли часть высохших пальмовых листьев со своего шалаша, и Месс очень проворно начал измельчать их с помощью небольших, но острых жвал.
  Где-то к полудню накопив необходимое количество этой трухи, он занес ее внутрь своей подземной норы и, перемешав один к одному с песком, разбили две высокие грядки.
  Костя снова несколько раз сбегал за водой, а муравей, трясясь над каждым семечком, еще долго не вылезал наружу.
  Капитану надоело ждать, и он, осознавая свою ненужность, укрылся от палящего зноя в шалаше.
  Часа через полтора туда же приполз выжатый как тряпка муравей.
  Сперва он выдул ведро воды, а затем стрескал без проса весь неприкосновенный запас.
  И хотя поведение компаньона явно выперло за рамки приличия, Ярославцев не стал возмущаться по этому поводу. Он уже предвкушал вечернее грибное пиршество, и надеялся к первому сбору, как следует нагулять аппетит. Однако кое-какие сомнения продолжали терзать его душу, и чтобы развеять их, Константин решил еще раз обсудить со своим напарником некоторые, до конца ему неясные, детали.
  - Эй, агроном - мичуринец, а ты уверен, что они так быстро прорастут? В моем мире грибы размножаются не семенами, а спорами, да и на образование полноценной грибницы требуется намного больше времени.
  - Не волнуйтесь Главнокомандующий. Первые всходы появятся уже через час. Если не верите, можете сходить и лично убедиться в этом. А по поводу сроков созревания... То тут ваши сомнения вполне объяснимы. Обычные грибы и в нашем мире размножались при помощи спор, и тоже довольно медленно. Пока не грянула, уже известная вам ядерная война. Именно после нее и было получено это универсальное пищевое детище, плод продолжительной селекционной работы наших лучших биологов и генетиков. Когда радиация загнала нас под землю, то она, в первую очередь, заставила работать наши мозги, а уже потом все остальное. Однако в самом начале борьбы за свое существования мы совершенно не думали о хлебе насущном, хватало стратегических запасов. Именно это обстоятельство фактически развязало нам руки, и мы занялись усовершенствованием своих телесных оболочек.
  - Я что-то не наблюдаю у тебя дополнительной пары лап, непробиваемого панциря или третьего глаза. Неужели ослеп? - нарочно подзадорил его Ярославцев.
  Он жадно слушал пояснения муравья и старался вытянуть из него как можно больше всевозможных полезных сведений. Потому как знал назубок полный Курс Военной истории. А в нем, между прочим, черным по белому было прописано, что не одна планетарная цивилизация Внеземелья так и не смогла выжить после ковровой ядерной бомбардировки без посторонней помощи.
  - Мы не ставили перед собой таких амбициозных целей, а "скромно" трудились над проблемой сокращения сроков воспроизводства здорового и половозрелого потомства. - Спокойно пояснил членистоногий. - Как бы пафосно и напыщенно это не звучало, но успешное решение этой задачи впоследствии спасло нас от вымирания. Ведь снизу, из глубины недр, наших предков убивали ядовитые газы и высокая температура, а сверху давило излучение, которое проникало все глубже и глубже в почву, постепенно накапливалось в организме и многократно, не смотря на природную выносливость, сокращало продолжительность их жизни. Когда наши гении научились управлять процессом метаболизма клеток, они смогли втиснуть период: с момента появления личинки и до образования половозрелой особи в короткие девять лет. И хотя радиация продолжала убивать их с тем же постоянством, они, теперь уже, успевали за свою недолгую подземную жизнь воспроизвести полноценное и способное к размножению потомство. Когда процесс полураспада оставшихся после ядерной бомбардировки материалов завершился, и уровень излучения почти на всех территориях снизился вдвое, наши предки потихоньку стали выравнивать этот перекос, увеличивая среднюю продолжительность жизни особи, и постепенно взяли стихийную рождаемость под жесточайший контроль.
  - А что им мешало в тот момент неограниченно плодиться? Ведь худшие времена остались позади.
  - Полное отсутствие восполнимых пищевых источников. Так называемые вопросы продовольственного снабжения. До этого времени мы - муравьи очень экономно подъедали стратегические запасы, сохраняли семенной фонд и в будущем надеялись возродить традиционное земледелие на поверхности. Увы, первые попытки выращивания овощей и злаковых потерпели неудачу. Почва еще не успела до конца очиститься от радиоактивной заразы и делала урожай совершенно непригодным в пищу.
  - Подожди?! - бесцеремонно перебил его капитан. - Но мне, например известен метод гидропоники. Почему вы не использовали его?
  - К тому времени у нас не было достаточных энергетических мощностей для искусственного освещения подземных ферм. Однако, как оказалось, наши ученые, сами того не ведая, сумели создать весьма солидный альтернативный задел. Сразу же после войны в нескольких подземных лабораториях группа военных биологов по заданию правительства, в режиме строгой секретности, проводила разработку альтернативных пищевых источников, способных произрастать в крайне неблагоприятных условиях. На одной из стадий очередного эксперимента ими был получен примитивный быстрорастущий гриб, имеющий высокую калорийность и необходимый набор питательных веществ. Вот только есть его из-за специфического вкуса было почти невозможно. Но проставленная задача была все-таки выполнена, голод нам уже не грозил, ни при каких обстоятельствах и ученые законсервировали этот проект до наступления худших времен. А вот когда они реально заявили о себе, и надежды на традиционное земледелие, а так же быструю колонизацию поверхности не оправдались, то нам пришлось вновь извлечь из запасников всю техническую документацию и заняться совершенствованием этого грибного чуда. Теперь уже им занималась не группа отдельных энтузиастов, а все научное сообщество. Вскоре путем многочисленных скрещиваний и генетических преобразований нам удалось добиться ошеломляющего эффекта.
  - Вы удивительная цивилизация! - непроизвольно восхитился озвученными достижениями Ярославцев. - Я, раньше не мог и представить, что существующие в моем мире маленькие и беззащитные насекомые способны, при определенных условиях, на подобные титанические свершения.
  - Знаете, Главнокомандующий? Мне кажется что Великие творцы создавали ваш мир уже после того как мы очистили свои планеты от радиационной скверны, восстановили озоновый слой и заново воссоздали благоприятные природные и климатические условия. Учтя наш бесценный опыт, они решили использовать муравьев в качестве дополнительного страхового полиса, способного поддержать цивилизации в случаи возникновения рукотворных катаклизмов, а чтобы не создавать вам конкуренции сознательно уменьшили наш размер и уровень допустимого интеллекта.
  - В молодости я читал одну очень древнюю книгу, в которой маститый ученый - биолог довольно аргуметированно доказывал, что после глобальной ядерной войны выживут лишь только муравьи, тараканы и крысы, так как их организмы, по сравнению с человеческим, имеют более высокий порог сопротивления радиационному облучению, что позволяет им достаточно успешно существовать в условиях глобального радиационного загрязнения окружающей среды. Эта книга вышла на заре создания боевого ядерного оружия и, имела огромный резонанс в околонаучных кругах.
  - Вот видите! Законы Мироздания едины везде и действуют лишь с некоторыми ограничениями. Не сомневайтесь! Сегодня вечером вы гарантированно насладитесь восхитительным вкусом выращенных нами грибов. Голову даю на отсечение!
  - Твоя голова нам еще пригодиться. А мой озабоченный вид объясняется совершенно другими причинами. Ты не заметил, что в поселке царит какое-то подозрительное затишье? Сегодня с утра, и ты был этому свидетель, мы четко обозначили свою принципиальную позицию. Мне кажется, власти предержащие ограничились только раздачей мяса и не донесли наши предложения до ушей рядовой общественности. Поэтому, как ты смотришь на то, чтобы сходить в разведку, как следует расспросить своих соплеменников, да послушать о чем кочевники шепчутся со своими женами в шатрах?
  - Я же не солдат! - заартачился компаньон.
  - Понимаешь бомбино. Моя физиономия в поселке настолько примелькалась, что ее будет очень трудно спутать с чем-то остальным, а твоей неприметной персоне проникнуть в их самое охраняемое логово, не составить большого труда. Я же не призываю тебя, обвязавшись динамитом, красться на полусогнутых от укрытия к укрытию и, замирая при каждом шорохе, в страхе вертеть башкой по сторонам. Люди считают вас примитивными тягловыми насекомыми, и вряд ли им придет в голову мысль заподозрить тебя в шпионаже. Кстати, хотел бы я знать, как сами муравьи отнеслись к нашей инициативе?
  - Весьма холодно и нейтрально. Они поверят в нас только тогда, когда на собственной шкуре почувствуют перемены в людском сознании.
  - Что ж, логично. Лучше один раз увидеть, чем десять раз услышать. Ну, так как? Ты готов на подвиг ратный ради нашей великой миссии?
  - Да, Главнокомандующий. Разрешите только дремануть часок, перед убытием на задание?
  - Спи. Солдат спит, служба идет.
  Уговаривать муравья не пришлось. Уже через минуту он сопел в обе норки и чуть подергивал задними лапами.
  "Ну, прямо как молоденький кадет после суточного марш - броска", - с крайне душевной теплотой подумал про себя Константин.
  Он не стал анализировать странное поведение кочевников и пытаться отыскать причину, их могло быть не менее десятка, и каждая имела право на существование. Да и запредельная жара, иссушая плоть, совершенно не располагала к этому. Мысли с трудом перетекали в мозгу, а любое шевеление вызывало обильное потоотделение. Капитан услышал, как ровно через час поднялся и тихо ушел на задание его напарник. Он специально претворился спящим, чтобы не проводить последний инструктаж, потому как успел не раз убедиться в его сообразительности. Боевая задача было сформулировано довольно четко, и он не хотел зашоривать своего лазутчика какими либо новыми ограничениями.
  
  Месс отсутствовал довольно долго...
  Костя уже начал беспокоится, когда услышал его приближающийся топоток.
  Муравей, сунув свою заостренную физиономию в шалаш, а затем гордо и, в тоже время, слегка обеспокоено изрек:
  - Я все узнал! Я все разнюхал. Среди руководства поселка зреет заговор.
  - Значит, скоро нам придут бить морду?! - возбужденно хохотнул капитан.
  - Хуже! Они попытаются нас убить.
  - Это ты правильно сказал: "По-пы-та-ют-ся", - произнес по слогам Ярославцев, - и кто стоит во главе всей когорты отчаянных заговорщиков?
  "Сынок главы поселка". - Презрительно отсемафорил усами муравей. Было видно, насколько в лом ему произносить эту фразу.
  "Напарник уверовал в мою стопроцентную неуязвимость, и это просто замечательно", - очень осторожно подумал Константин, опасаясь, что Месс услышит его мысли.
  - Сюда наведается весь поселок или несколько особо одаренных представителей этого неблагодарного народа?
  - Насколько мне удалось узнать, нападавших будет не более дюжины. Однако все они в прошлом опытные разбойники, хорошо владеющие саблями и копьями.
  - Так называемые: "Караванных дел мастера". У них будет дистанционное оружие?
  - Нет. Только сабли, копья и щиты.
  - Уже хорошо! По большому счету ни луков, ни арбалетов я у них и раньше-то никогда не видел. Да и городская стража при мне ни разу не появлялась на улицах с этим добром. Вероятнее всего подобный тип оружия им пока еще незнаком или не настолько развит, чтобы занять достойное место в крупных арсеналах.
  - На Вашем месте Главнокомандующий я бы все-таки поостерегся пращей. Вспомните, как наша попутчица лихо с ней управлялась.
  - А откуда тебе известно об умении Алтын прицельно метать камни? Ты же в это время дрых недалеко от нас под раскидистой пальмой?
  - Мой народ уже давно сумел развить такую способность, как "Третье око". Даже во время глубокого сна происходящие вокруг нас события записывается в специальном отделе головного мозга, чтобы после пробуждения мы могли внимательно все изучить и занести наиболее важные сведения в память. Я понимаю, что с вашей точки зрения поступил довольно таки подло. Однако в то время я не настолько был уверен в моем Главнокомандующем, чтобы полностью доверять ему.
  - Смотри-ка: "Наш пострел - везде поспел!". Вполне естественно, что твое мелкопакостное поведения не вызвало у меня положительных эмоций, однако со своей стороны я надеюсь, что теперь-то между нами уже не будет никаких тайн и недомолвок?! Или вы, милостивый государь, все еще продолжаете с завидным упорством прятать парочку скелетов в шкафах своего продвинутого и крайне изворотливого сознания? Берегитесь! Ибо больше я не собираюсь прощать подобного обхождения с собственной персоной!
  Муравей виновато помалкивал, опустив почти к самой земле свой поблескивавший на солнце нос.
  "Вот ведь стервец! - беззлобно подумал Константин. - Все это время непрерывно держал меня под наблюдением, да так, что я и не заметил. Сколько раз зарекался, что никогда нельзя судить об интеллекте и способностях существа только по его внешности. Кажется, я снова допустил маленькую промашку? Слишком рано раскрылся и взял всю инициативу на себя, что позволило муравьям занять наиболее выгодную - выжидательную позицию и хорошенько прощупать меня со всех сторон. Теперь же они знают обо мне почти все, а я о них только тот мизер, которым они сами меня подкармливали заранее рассчитанными микропорциями".
  Однако он не стал превращать свой маленький провал в трагедию и искренне похвалил насекомое:
  - Ладно, проехали! Ты очень хорошо выполнил поставленную задачу и этим загладил свою вину! И вообще, сейчас не время печалиться, задери повыше нос и порази меня очередной порцией своего нескончаемого искрометного оптимизма! Вот увидишь, не далее как сегодня вечером мы заставим их принять наши условия.
  И хотя Ярославцев не обладал даром провидца, в этот раз, исходя из простейшего анализа сложившийся ситуации, он вновь оказался на высоте! Чем ниже солнце клонилось к закату, тем стремительнее стали развиваться события.
  Примерно через три часа их мнимое спокойствие осмелилась нарушить черноокая Алтын. Она рискнула прибыть в гордом одиночестве с небольшим, но увесистым свертком в руках.
  Не произнеся ни слова, кочевница торжественно развернула шелковую шаль и выложила к ногам своего освободителя два коротких меча.
  Ярославцев отреагировал на ее появление довольно сдержано. Его совершенно не смутило немного странноватое поведение девушки, да и все свое внимание он, в первую очередь, сосредоточил на самом подношении. Древние артефакты настолько крепко завладели им, что заставили задействовать не только знания, но и весь предыдущий опыт.
  Ведь не секрет, что наш герой неплохо разбирался в холодном оружии и даже самонадеянно считал себя в этой сфере достаточно продвинутым экспертом.
  Поэтому ему было достаточно лишь беглого взгляда чтобы определить: перед ним лежит не дешевый колониальный новодел, а очень древние, дорогие и крайне редкие в своем исполнении мечи. Причем, по всей вероятности, изготовленные для кого-то на заказ, да еще и в единственном экземпляре.
  В первую очередь его заинтриговала сталь, из которой они были выкованы, и только потом форма...
  Но, сколько бы он не рылся в дальних уголках своей памяти определить ее марку ему так, и не удалось.
  "Что же это за сплав? Может быть, какое-то очень редкое метеоритное железо?".
  Для более детального изучения он взял один из мечей и, сгорая от любопытства, вплотную поднес его к глазам...
  Затем, после длительного и скрупулезного визуального изучения, начал очень осторожно примеряться непосредственно к оружию, в надежде выявить скрытые изъяны и как следует проверить его боевые свойства.
  Но, не смотря на все его старания, оплетенная тонкой серебряной проволокой рукоять удобно и цепко обнималась всей пятерней и позволяла вращать лезвие или наносить стремительный рубящий удар во всех плоскостях. Круглое навершие было выполнено в форме кокетливой женской головки с пышной округлой прической и крохотными рубинами вместо зрачков. Неизвестный оружейник выпестовал эту деталь с таким прилежанием и знанием дела, что даже при профессиональном фехтовании клинком изящный шишак своими выпуклостями совершенно не цеплял за ладонь.
  Аккуратная гарда, выгнутая полумесяцем, скромно поблескивая, грозила противнику двумя змеиными головами с раздутыми затылочными мешками и направляла плоский, обоюдоострый клинок с глубокими кровостоками по центру, точно в цель. Его жало имело классическую, сходящую на конус форму и было заточено до остроты швейной иглы. На кромках лезвий ни на глаз, ни на ощупь не обнаруживалось сколов и зазубрин.
  Ярославцев решил было проверить ногтем большого пальца его остроту, и тут же пожалел об этом. Острие без усилия располосовало плоть до кости и капитан, чертыхнувшись, отдернул руку.
  - А где их ножны? - поинтересовался он у Алтын. - Ведь носить это оружие просто так не безопасно. При столь острой заточке, да еще и без специальных навыков, можно самому себе нанести смертельную рану.
  - Ты получишь их, если немедленно покинешь наш поселок. - Невозмутимо изрекла кочевница, гордо выпрямившись во весь рост.
  - Вот те на?! Это почему же я должен бежать, поджав хвост как трусливый шакал? - Ярославцев специально начал вворачивать в свою речь подобные витиеватые обороты. Кочевники очень любили всевозможные напыщенные выражения и яркие сравнения. - Я обеспечил ваш голодающий поселок продовольствием минимум на три дня и теперь, и теперь не успокоившись на этом, пытаюсь и дальше спасти твой неблагодарный народ, героически вкалывая на жаре, словно старый преданный ишак на своего жадного хозяина. Месс?!
  - Да, Главнокомандующий? - бойко откликнулся из пещеры муравей.
  - Будь так любезен, продемонстрируй даме наши последние достижения в области продовольственной безопасности.
  Повторять насекомому дважды не пришлось.
  Он, словно поднаторевший рекламный агент, казалось, заранее был готов к презентации, и теперь вынес целый мешок отборных грибов, бережно поставив его к ногам девушки.
  - Что это? - капризно указала перстом кочевница на подношение.
  - Высококалорийная и легкодоступная еда. Пяти таких грибов достаточно чтобы насытить взрослого человека. Их можно использовать сырыми, - Костя для наглядности выхватил лежащий на самом верху экземпляр и, аппетитно нахрустывая, продолжил с набитым ртом, - жаренными, отваренными, сушеными, солеными, вяленными и пареными. Я ничего не забыл напарник?
  - Они употребляются в пищу еще и квашенными. - Пискнул Месс нетерпеливо притоптывая передними лапами.
  Кочевница, молча, попробовала угощение. Ее лицо не выразило не единой эмоции, но оно явно пришлось ей по вкусу.
  После того как она, тщательно пережевав, проглотила последний кусочек последовал закономерный вопрос:
  - А где вы их взяли?
  Ярославцев махнул рукой в сторону недавно отрытой пещеры.
  Алтын, покачивая бедрами, не спеша проследовала в указанном направлении и, слегка пригнувшись, решительно скрылась внутри.
  Напарники выжидательно помалкивали. Обмен мнениями состоялся раньше, и разговаривать особо было не о чем. Сейчас все зависело как от сообразительности, так и от личных амбиций кочевницы. Они просто предоставили ей шанс, но она была должна им воспользоваться осознанно, под давлением объективных обстоятельств, а не субъективного фактора в лице энергичного воина и, не менее, решительно настроенного насекомого.
  Прошло немного времени, и девушка вернулась.
  Как только она раскрыла рот, Костя сразу понял, что не ошибся в выборе союзника.
  - Вы сделали это вдвоем?
  - Да.
  - И сколько вам потребовалось воды и пальмовых листьев?
  - Примерно пять килограмм и двести литров, но грибы можно выращивать и на плодородной почве, причем их урожайность увеличивается как минимум вдвое, да и воды потребуется в три раза меньше. - Капитан посмотрел на компаньона и насекомое, в подтверждении его слов, качнуло головой.
  - Все равно вам придется немедленно уходить отсюда. - Непроизвольно сникла Алтын. - Пески наступают и очень скоро они лишат нас колодцев. Твои усилия напрасны, и Рустам - бек вот-вот приползет сюда, словно пустынный змей в окружении дюжины искусных головорезов. Я вернула тебе долг за свое освобождение, и теперь ни что не удерживает моего спасителя возле поселка.
  - Мы можем ей довериться и полностью подключить к выполнению нашей исторической миссии? - почти, что по слогам высвистел Ярославцев.
  - Я считаю - нам стоит рискнуть! - поддержал его Месс. - Поэтому действуйте Главнокомандующий, невзирая на чины и обстоятельства!
  - Так будь так любезна и расскажи, что произошло в поселке после возвращение Рустам - бека с охоты?
  - Он справедливо поделил добытое мясо, и народ провозгласил его Величайшим охотником.
  - А почему ты не отважилась донести до соплеменников имя того, кто, на самом деле, рискуя жизнью, пытается им помочь?
  - Голодное брюхо не внемлет звучащим вокруг него речам. Людям совершенно безразлично, откуда в их доме появилось много мяса, главное оно появилось...
  - Удобная позиция! У моего народа по этому поводу тоже имеется хорошая поговорка: "Моя хата с краю, ничего не знаю". Но неужели твои соплеменники не подозревают о своем плачевном положении? Ведь очень скоро им придется лицом к лицу столкнуться с голодной смертью. Мне совершенно непонятна их преступная беспечность. Извини, но я был более высокого мнения о твоем народе.
  - Народ это стадо овец, которые послушны воли пастуха. Ухудшения погоды и капризы песков бывали и раньше, но они проходили, и все возвращалось на круги своя. Люди думают, мол, и сейчас ничего страшного не происходит и скоро все благополучно закончится. Вот поэтому они пассивны и равнодушны и только главы тейпов знают все о грозящей нам беде.
  - Тогда на что надеется Рустам-бек и те, кто активно поддерживает его политику?
  - Он открыто не говорит о своих планах, но я подозреваю, что этот хитрец хочет дождаться окончания уборки урожая, а затем с группой своих единомышленников, которые составляют примерно треть от населения поселка, с помощью силы изъять собранные продукты и обеспечить их транспортировку в столицу для последующей продажи.
  - Мне кажется это маловероятным. Ему не хватит вырученных денег, чтобы безбедно обосноваться даже в провинциальном оазисе. Ты что-то недоговариваешь?! Или мы откровенничаем до конца, или я не имею с тобой никаких дел! - пригрозил ей разрывом Ярославцев.
  Алтын боязливо оглянулась по сторонам и перешла на шепот:
  - Хорошо. Подойди поближе и тогда мы поворкуем, словно два влюбленных голубка.
  Он подчинился ее требованию, одновременно не ослабляя наблюдения за подступами к лагерю. Ведь незваные гости могли пожаловать с минуты на минуту!
  - Ты наверняка не знаешь, что основную часть нашего благосостояния мы получаем отнюдь не за счет выращивания сельхозпродуктов. - Страстно и горячо зашептала она, подавшись к нему всем телом. И это понравилось капитану. Опасность действовала на нее возбуждающе и характеризовала как решительную, амбициозную и властолюбивую женщину, а не какую ни будь размазню, для которой церковь, кухня и дети являются смыслом всей жизни. - Наши мужчины издревле промышляли разбоем. Однако действовали они настолько филигранно, что ни один житель городских поселений не мог заподозрить их в этом преступном промысле. Свою добычу они не продавали, а мудро накапливали, и все время перевозили с собой. Причем во время грабежей и разбоев брали, только драгоценности, потому, что те занимают мало места и, всегда пользуются высоким спросом на рынках. Иногда в особенно тяжелые периоды нам приходилось продавать награбленное, но и здесь мы проявляли крайнюю осмотрительность. В каждом тейпе есть семья искуснейших ювелиров, которые перед продажей меняли не только форму украшений, но и слегка, в ущерб их стоимости, подтачивали драгоценные камни или вовсе наносили дополнительные царапины, чтобы родственники не могли их опознать. Теперь ты понимаешь, какую страшную тайну я доверила тебе?
  - Вполне.
  - Поэтому заклинаю тебя мой спаситель в дальнейшем держать свой рот на замке! Иначе за то, что я столь неосмотрительно доверилась тебе, соплеменники, не раздумывая, порвут меня на части, крепко привязав к необъезженным муравьям.
  - И насколько велик золотой запас твоего народа?
  - Наши предки занимались разбоем не одно десятилетие и поэтому в любом, даже самой бедном кочевом семействе припасено приличное количество драгоценностей. Мне кажется, что после продажи выращенного с таким трудом урожая Рустам - бек и его тейп с помощью единомышленников и преданных воинов, а именно они сейчас и стерегут поля, окружит кочевье вооруженной охраной и, заморив всех остальных голодом, без кровопролития присвоит все наши сокровища.
  - Но почему бы ему и вовсе не пойти на крайние меры? Просто взять и вырезать всех несогласных во время сна?
  - Убить соплеменника ради личной наживы непростительный грех для кочевника. И если остальные гнусные проступки можно замолить или умаслить богов щедрыми подношениями, то это святотатство не имеет срока давности.
  - Значит, действовать нужно немедленно! - Рубанул с плеча Ярославцев. - Пока у людей еще достаточно сил для организованного сопротивления, а головы не затуманены голодом.
  - И я того же мнения! - согласилась с ним Алтын. - Но почему-то так случилось, что почти все самые сильные и ловкие разбойники примкнули к Рустам - беку и теперь в нашем лагере большинство составляют женщины, старичье и дети.
  - Он сделал очень многое, пока вы сидели, сложа руки, и "надеялись на авось". И не такие уж вы слабые и беззащитные. Конечно, платок и камень не могут состязаться на равных в открытом бою с острым мечем...
  - Наш кочевой закон запрещает использовать пращи против соплеменников. - Раздраженно попыталась перебить его девушка.
  - Ну да! - пренебрежительно воскликнул Ярославцев. - У вас вот-вот начнется гражданская война, а они до сих пор надеются только поиграть в благородство. Да знаешь ли ты, какой лозунг берут на вооружение в этом случае обе противоборствующие стороны?
  - Нет.
  - "Кто не с нами - тот против нас!". И побеждают те, кто более ревностно и жестче претворяет его в жизнь. Поэтому, как только прольется первая кровь, все ваши хваленые законы полетят в тартарары. Можешь в этом даже и не сомневаться.
  - Откуда тебе все это известно?!
  - Плавали. Знаем! - отшутился капитан и совершенно серьезно добавил: - У меня нет времени на разъяснение столь малозначимых мелочей. Ситуация развивается крайне стремительно и уже сегодня может выйти из под контроля. Лучше скажи, почему Рустам - бек решил расправиться со мной?
  - Ты представляешь для него реальную угрозу. По моим наблюдениям он уже начал приводить в исполнение свой коварный замысел, но тут, так не вовремя появился ты.
  - Прежде чем ответить на мой следующий вопрос, хорошенько подумай... И так: "Ты готова возглавить свой народ?!" - вызывающе бросил он ей в лицо, внимательно отслеживая реакцию.
  - Да! - после небольшой паузы ответила Алтын. - В нашей долгой истории случались подобные исключения, когда женщина становилась во главе нескольких тейпов и даже кочевий.
  Ярославцев внутренне просиял, однако радоваться было еще рановато.
  - Только сейчас это невозможно. - Без утайки выложила свои страхи и сомнения кочевница. - Даже если нам удастся с твоей помощью одолеть Рустам - бека, а так же его прихвостней и заставить соплеменников усадить меня на Священном ковре, я не смогу и полдня удержать в своих руках бразды правления.
  - Ты слышал, напарник? Она хочет иметь твердые гарантии, а не пустые обещания. Ну что, продолжаем вербовку?
  Месс не возражал и проявил свое согласие энергичным скрещиванием усов.
  - Тебя устрашает дальнейшего продвижения песков, а так же фатальная неотвратимость этого природного явления. - Изрек Ярославцев покровительственным тоном и ласково погладил ее по руке. Морально он уже был готов использовать все известные ему приемы как физического, так и психологического убеждения, чтобы превратить знатную кочевницу в преданную союзницу. - Я знаю, твои опасения вполне обоснованны и поэтому полностью разделяю их. Даже если мы, мобилизовав всех муравьев, завалим твой поселок дешевой грибной продукцией, все равно это не решит проблему и не предотвратит надвигающуюся катастрофу. Очень скоро пустыня поглотит оазис. Противостоять ей вы не можете уже сейчас. Ваши силы неравны. Поэтому остается лишь одно: смириться с неизбежным и удалиться в города... Или же попытаться решить эту проблему другим более кардинальными и непривычными вашему менталитету мерами. - Капитан сделал многозначительную паузу, неотрывно глядя девушке в глаза и та, не выдержав, почти что выкрикнула:
  - Скажи честно?! Ты хочешь спасти мой народ от позора и вымирания?!
  - Да! Если только вы всецело доверитесь мне и будите беспрекословно выполнять все мои рекомендации. А сделать тебя правительницей, императрицей, княжной или царицей я смогу уже сегодня к полуночи. Для меня это не составит особого труда.
  - Тогда я готова идти за тобой хоть на край света! - она решительно и горячее стиснула его руку, внутренне возликовав от того, что он не высказал намерения стать их единовластным вождем и почему-то с легкостью уступил столь значимую для нее привилегию.
  А Ярославцев уже начал оглашать полный список своих условий:
  - Перво-наперво, после того как я разделаюсь с Рустам - беком и его халдеями, я потребую на некоторое время полного и безоговорочного подчинения. В целях компенсации такого ущемления в правах, я обеспечу твоим соплеменникам сытую жизнь в течение двух месяцев, но и им кое-чем придется поступиться. Они будут обязаны дать вольную муравьям и обращаться с ними как с самыми близкими и любимыми родственниками. Ни больше, ни меньше!
  - Ты хочешь отменить рабство?! Но ведь это невозможно!
  - У вас нет выбора и в вашем положении невозможное очень легко может стать возможным. Вы и сами не заметите, с какой легкостью переступите ранее непреодолимые границы и уничтожите свои священные запреты. Мораль тем и хороша, что она может пересматриваться в зависимости от обстоятельств, а в исключительных случаях и вовсе приноситься им в жертву. Однако предупреждаю сразу - любые попытки возрождения рабовладения будут караться смертью. Я не собираюсь делать ни для кого исключений. Даже для тебя, моей верной и преданной сподвижницы. Теперь о самом главном! Часть освобожденных насекомых станет работать на грибных плантациях, часть над осуществлением нашего дальнейшего плана по спасению твоего многострадального народа. Все людское население поселка, от мала и до велика, будет вынуждено бороться с наступлением песков, чтобы те не добрались до колодцев и не засыпали их, иначе вам уже никто не сможет помочь. Примерно через неделю, когда все продуктовые палатки и мешки наполняться грибами до отказа я вынуждено покину вас и отправлюсь к центру пустыни.
  - Но зачем?! - не выдержала и все-таки перебила его Алтын.
  - Там расположен гигантский заброшенный муравейник и обширные плодородные территории, способные одновременно прокормить все кочевые тейпы. Они не освоены и только ждут, чтобы их заселили.
  "Ты ври, да не завирайся! Там ведь, кроме Запретного города и песка, ничего нет. Ни-че-го-шень-ки!" - тоскливо возопил Месс возмущенный до кончиков лап его беспардонностью в достижении цели.
  "А кто мне лапшу на уши клал, про ваши гениальнейшие способности по регенерации и улучшению окружающей среды? Лучше заткнись и во всем поддакивай мне. А детали мы обсудим позже". - Мысленно огрызнулся капитан и воодушевленно продолжал:
  - Как только я помещу в муравейник личинку королевы, она начнет рожать огромных солдат. Когда их количество окажется достаточным, чтобы сопроводить и защитить большой караван, мы вернемся, и отведем твой народ на эти благодатные территории.
  Костя видел, что ему удалось заразить ее этой полуфантастической идеей, и он с еще большим жаром продолжил свой увлекательный рассказ:
  - Земли там настолько тучны, что позволяют собирать по четыре урожая за сезон, а многочисленные пальмовые рощи сплошь плодовиты и способны в одиночку прокормить все население планеты. Хрустальная вода залегает неглубоко и в таких количествах, что позволяет рыть открытые оросительные каналы и совершенно забыть о ручном поливе.
  - Ты обезумел мой храбрый спаситель! - жалобно простонала Алтын, дрожа от возбуждения всем телом. - Если все, что ты говоришь - правда, то очень скоро я смогу объединить все кочевые тейпы и стать для них грозной и всевластной Царицей. Мое имя прогремит в веках, а память обо мне переживет конец света. - От таких головокружительных перспектив и нее прямо таки сперло дыхание.
  - Истинная, правда о, моя будущая Госпожа и Властительница. Одно твое слово и весь мир будет у твоих ног. Решайся! Выбор за тобой.
  Костя хотел было для пущей убедительности пасть ниц и облобызать ей сапожки, но подумал, что может все испортить. Девушка была не глупа и стопроцентно заподозрила бы в его восторженно-щенячьем поступке показушную фальшь.
  - Ну, все! Полный трындец. Вот теперь-то мы уже точно допрыгались! - тревожный посвист Месса заставил их прервать дальнейшее обсуждения столь важной и увлекательной темы.
  Со стороны поселка густой цепью приближалась группа вооруженных мужчин во главе с Рустам - беком. Капитан узнал его по оранжевой чалме и большому павлиньему перу.
  Убийцы ступали хотя и не в ногу, но настолько уверенно и нагло, что у любого могло бы сложиться впечатление об их несокрушимости.
  Привыкшие нападать внезапно, под покровом ночи они, как правило, не получали достойного отпора, не несли больших потерь и поэтому безбоязненно резали своим сонным жертвам глотки. Да и многократное численное преимущество позволяло им сегодня полностью пренебречь элементарной осторожностью.
  - Чтобы не случилось, забери кинжалы, находись в отдалении и не смей вмешиваться. - Велел своей спутнице Константин. - Тебе же, друг мой ситцевый - обратился Ярославцев к насекомому, - я и вовсе приказываю не геройствовать, а сидеть ниже травы, тише воды, во все глаза поглядывать по сторонам и как следует стеречь личинку Королевы.
  - Они от тебя мокрого место не оставят! - Взвыла Алтын, готовая от отчаяния рвать на себе волосы. - Среди них я вижу Ратпека и Мурада. Эти бесстрашные воины хорошо знают приемы боевых магов и умеют их надежно блокировать. Тебе уже не помогут твои чародейские уловки, которые ты так удачно применял против тараканов. - Она непроизвольно начала развязывать поясной платок, причем делала это инстинктивно и опомнилась лишь тогда, когда Ярославцев громко прикрикнул на нее:
  - Не заставляй меня повторять дважды! Отступи назад и знай свое место женщина!
  "Четырнадцать против одного. Многовато. - Рассудительно подумал капитан, грубо прикидывая их шансы на успех. - К тому же они додумались застраховать себя от любых известных магических сюрпризов. Наверняка Рустам -бек сделал выводы по результатам моей недавней охоты на Стражей и решил понапрасну не рисковать своими людьми".
  Он подождал, когда кочевники подойдут поближе и миролюбиво обратился к главарю:
  - Эй, достопочтимый Рустам - бек, да будут продлены до бесконечности твои года и достаток! Какая нужда привела тебя в столь поздний час в мою скромную обитель?
  - Я решил зарезать тебя и твою потаскуху наемник. Если можешь, беги. Надеюсь, ты успеешь скрыться, пока мы с ней разберемся по своим кочевым законам.
  "Ну вот? - с фатальной неизбежностью подумал Константин. - Каждый раз одно и то же. И ничего ведь не попишешь? Как не крути, а придется их всех убить. Хотя видит бог - не хотел я вашей крови пацаны".
  Он решил не пользоваться кинжалами. Соваться в серьезный бой с незнакомым, толком неопробованным, да еще и опасным из-за своей непревзойденной остроты оружием, было бы верхом неосмотрительности. Тем более что его твердые как камень кулаки сейчас представляли для нападавших куда более серьезную угрозу. А вот хищное поблескивание старинных клинков заставило бы убийц полностью пересмотреть свое отношение к схватке. Пока же он удачно вписывался в образ готовой для заклания жертвы, способной только для приличия пару раз "взбрыкнуть копытами".
  Однако разбойники не учли одного, вернее сказать они даже не подозревали, что осмелились бросить вызов одному из самых высококвалифицированных убийц совершенно неизвестного, более жестокого и привыкшего никого не щадить, мира. Ярославцев не просто так носил титул одного из лучших рукопашников Вооруженных Сил. Десятилетия тренировок и время, проведенное в спортивных залах, плюс постоянная боевая практика, позволяли ему уверенно чувствовать себя и в более безнадежной ситуации.
  Капитан еще раз, на всякий случай, изучил их вооружение и не заметил ничего кроме традиционных саблевидных мечей и плетеных из пальмовых листьев, абы как обтянутых кожей, щитов.
  - Начнем, пожалуй! - он выдохнул низом живота, и решительно двинулся им на встречу.
  Константин не позволил себя окружить, как делали это "непобедимые" герои из китайских кинобоевиков. Их способности без усилий бегать по потолкам, летать по воздуху и отражать по несколько ударов одновременно всегда вызывали у него, да и не только у него, скептическую улыбку.
  Капитан начал эту схватку, используя излюбленную тактику токийских курсантов, основу которой составляла старинная китайская поговорка: "В кулачном бою наверняка побеждает тот, кто постоянно заставляет противника удивляться". Работать в организованной толпе одним стилем было равносильно подписанию собственного смертного приговора. Вот поэтому он, в целях исключения всяческих неожиданностей, и решил завладеть мечем, дабы повысить свои шансы как минимум вдвое.
  Внезапным акробатическими прыжками Ярославцев оказался за спиной правофлангового и резким тычком большого пальца раздробил ему шейный позвонок. Затем, не теряя драгоценного времени, выхватил из слабеющей руки слегка изогнутый меч и отскочил, назад в готовности отразить нападение.
  Но реакции на его стремительное нападение почему-то не последовало. Противники, слегка оторопев от такой наглой прыти, непроизвольно подарили ему несколько секунд, которыми он не замедлил воспользоваться.
  Капитан в мгновения ока превратился в подвижный ртутный шарик и избрал максимально жесткий атакующий режим на предельно коротких дистанциях.
  Этот мало кому известный, даже среди армейских рукопашников, стиль зародился давным-давно в одной из казачьих куриях. Он был жесток и эффективен, но так и не получил широкого распространения из-за специфики своего применения. И не мудрено! Ведь его совершенно не использовали в кровавых степных рубках, когда лава сходилась на лаву, и казаку было, где развернуться для доброго сабельного удара от плеча. Однако не все свое время вольный государев люд проводил в боях и походах. Бывало в годы затишья, когда даже вблизи приграничных застав коварный супостат вел себя тихо и мирно, изнывающие от безделья станичники имели удовольствие собраться в какой ни будь придорожной корчме, где хватало всякого сброда, чтобы промочить горло, погутарить о житье бытье и помянуть погибших товарищей. Нередко хмельные споры перестали в драки, да и задрать лишний раз ершистых казачков желающих всегда хватало с лихвой. В этих, вполне житейских ситуациях, ни времени, не места, для удалого замаха у дерущихся, как правило, не хватало. В ход спонтанно пускались ножи, кружки, крынки, столы и табуреты. А посему наиболее смышленые и тертые калачи, успев особым способом, обнажить свою "степную подругу", крепко захватывали лезвие левой рукой за тупую кромку почти возле самого острия, правой сжимали эфес чуть ниже пояса и начинали орудовать ей как заправские мясники на бойне.
  Находясь в оборонительной стойке, чуть поддавшись вперед, они надежно прикрывали живот, сердце и левую половину головы. Блок, поставленный надежным острием от себя, серьезно калечил противника, а то и вовсе лишал его ударной руки, если тот пытался атаковать спереди, с боков или сверху. При этом ноги дерущегося оставались свободными и могли нанести любой из классических ударов или произвести внезапную подсечку противника в тот момент, когда он начнет атаку и сместит свой центр тяжести вперед. Короткие секущие выпады были хороши для ошеломления болью и нанесения глубоких, но не смертельных ранений. Внезапные прицельные тычки усиленные тяжестью и твердостью эфеса позволяли успешно дробить челюсти и выбивать зубы. Но самые искусные мастера этого малораспространенного стиля могли мгновенно срезать своей жертве голову или рассечь ей грудь до позвоночника, мощно и резко, выбросив обе руки перед собой.
  Разбойники опомнились слишком поздно. Когда они отступили назад и попытались заново организоваться, на песке уже корчились в агонии четыре тела.
  Ярославцев, не дав им опомниться, подобрал второй меч и вновь обрушился на них, но теперь уже закручиваясь словно юла, против часовой стрелки. Этот неотразимый прием когда-то изобрели янычары. Пока порох не победил сталь, а мистер Кольт не уровнял между собой сильных и слабых при помощи своего революционного изобретения, они с успехом использовали его под занавес массовых битв, когда уже половина войск погибала, и уцелевшим хватало места, для того чтобы как следует развернуться. Если воин успевал набрать достаточную частоту вращения, остановить его мог только частокол из выставленных копий, да и то не всегда. Хорошо если мечи напарывались на окованный щит или добротные средневековые латы. Все остальное прорубалось ими словно бумага. Космопехотинцы только немного усовершенствовали его, приноровив под относительно короткие штурмовые ножи, да метко окрестили: "Дьявольской мясорубкой".
  Кочевники не располагали тяжелой броней, а их щиты в этом случае больше бы пригодились в качестве разделочных досок. Лезвия в руках наемника сверкали с немыслимой быстротой, а удары наносились с такой силой, что не оставляли им не единого шанса для отражения смертельного удара.
  Разбойники подали замертво как стволы бамбука, срубленные твердой рукой тренирующегося самурая. С каждым новым оборотом Константина их количество неумолимо сокращалось. Они не могли ничего противопоставить этому смертоносному шквалу, а отступить или броситься в бегство им, пока еще, не позволяла тупая мужская гордость. Истребление происходило настолько быстро, что бандиты, так и не успев осознать всю фатальность своего незавидного положения, были вынуждены умирать фактически в наивном неведении...
  Наконец двое последних сообразили, кому осмелились бросить вызов, и чем все это для них сейчас закончится. Больше не корча из себя храбрецов они приняли самое верное решение - бросили оружие и ринулись наутек в надежде спасти свои шкуры. Однако далеко уйти им так и не удалось. Алтын зорко следила за схваткой и держала свой платок с набором увесистых камней наготове.
  Вот так наш грозный и заносчивый Рустам - бек оказался в полном одиночестве.
  А дальше события стали развиваться настолько непредсказуемо и стремительно, что даже Ярославцев не смог предугадать их течение и вмешаться в самый решающий момент.
  Кочевница, быстро расправившись с беглецами, в мгновение ока, словно разъяренная кошка, оказалась перед их главарем. Рустам - бек предпринял отчаянную попытку сохранить свою жизнь, а вернее, как выяснилось позже, умереть достойно. Он сделал, резкий выпад мечем, намереваясь пронзить девушке горло. Но та была начеку и, с восхитительной грацией уклонившись от острия, жестко и мощно ударила своего противника ногой в пах.
  Костя мысленно охнул и откровенно посочувствовал разбойнику. Так, чисто из элементарной мужской солидарности...
  Алтын, не мешкая, оседлала Рустам - бека и сомкнула ладони на его горле.
  Когда тот перестал сучить ногами и окончательно затих, она деловито достала маленький изогнутый кинжал и сильными, расчетливыми движениями споро обезглавила труп.
  Ярославцев повидал на своем веку и не такое, и поэтому даже не отвел взгляда. Игра пошла по крупному и им, во-первых, овладел азарт, а во-вторых, при таком раскладе не стоило полагаться на эмоции. В глубине своей души он слегка жалел лишь о том, что сильно недооценил свою союзницу и немного поразился тому, с какой легкостью и быстротой она перевоплощалась из кроткой хранительницы семейного очага в решительную и беспощадную Валькирию.
  Однако та, стряхнув с ладоней теплую кровь, не поленилась объяснить свое шокирующее поведения. Нет, она не оправдывалась, она просто хотела, чтобы между ними не оставалось недомолвок способных со временем перерасти в ядовитые пятна взаимного недоверия.
  - Он намеривался изнасиловать меня, а потом отдать на потеху своим приспешникам. Для женщины из степей это ничем не смываемый позор. Он ложится грязным пятном на весь ее род, и никто не смеет о нем забывать и уж тем более прощать подобное оскорбление. Если бы ты опередил меня или попытался помешать, моя честь и мое достоинство остались бы замаранными навсегда и из союзника ты бы превратился в моего вечного врага.
  - Ты все сделала правильно о, госпожа! Теперь, когда наш союз скреплен кровью и путь назад отрезан, настало время для решительных действий! Поэтому немедля идем в поселок!
  - Брать власть?!
  - Да! Сейчас или никогда. Иначе родственники Рустам - бека оправятся от потрясения и успеют оказать нам организованное сопротивление.
  
  Глава 9
  Ветер дальних странствий
  
  
  Горячий ароматный чай благодатными волнами разгонял по телу живительное тепло и наполнял столь необходимой влагой иссушенную за день плоть.
  Костя лениво перемалывал зубами восхитительные финики и задумчиво смотрел через откинутый полог шатра на мерцающий вдалеке караульный костер.
  Справа на толстой подстилке из пальмовых листьев тихо посапывал Месс. За сегодняшний день он намаялся настолько, что едва дополз до отведенного ему места.
  Демонстративно громкое шуршание нарядных шелковых халатов отвлекло капитана от философского созерцания и заставило переключить свое внимание на суетившихся внутри шатра. Две молоденькие кочевницы, закончив тщательную уборку его нового жилища, выжидательно преклонили головы и преданно прожурчали:
  - Не желает ли господин, еще чего ни будь?
  Ярославцев, не смотря на усталость, легко поднялся на ноги и, приблизившись, громко потребовал:
  - Поднимите свои лица.
  Те робко повиновались.
  В их черных, широко раскрытых глазах, он прочитал наивное любопытство и отблески дикого детского страха. Капитан положил ладони на хрупкие девичьи плечи и, ощутив легкую, всеми силами скрываемую, дрожь удостоверился в правильности своих предположений.
  Черт бы подрал эту Алтын, настоявшую на том, чтобы из уважения к его новому сану родственники Рустам - бека прислали двух самых красивых девственниц для использования их в качестве юных любовниц. Все это напомнило ему курс училищных лекций о способах управления примитивными сатрапиями в деградировавших колониях с жарким и влажным климатам. Туда отправляли безнадежных троечников, которым после выпуска страшно было доверить даже взвод. Эти ничем не выдающиеся личности после взятия власти на местах спокойно, в свое удовольствие доживали дни в кричавшей роскоши и продолжали оставаться верными сынами своего Отечества. Этакими пожизненными агентами влияния.
  Он не стал больше углубляться в воспоминания, нужно было жить настоящим и формировать у этого народа устойчивое мнение относительно его персоны. Кочевники всеми силами желали навязать ему собственные правила игры, но Константин решил все время держать их в тягостном напряжении. Они не должны были предугадывать его дальнейшие действия, ведь только так его рейтинг будет держаться на недосягаемой высоте.
  "Диктатор, желающий многого достичь и надолго удержаться у власти должен в первую очередь вызывать уважение, а уж потом панический страх", - гласило одно из фундаментальных положений "Трактата об управлении внеземными цивилизациями". В его основу был положен накопленный опыт не одного поколения отважных покорителей Вселенной, и он не собирался его нарушать. Тем более что страху на поселок он сегодня нагнал предостаточно и поэтому не собирался опускаться до дикого средневековья и уж тем более превращаться в мстительного насильника, сводя этим низменным поступком счеты с потерявшими сына родителями. Негодяем можно стать за одну минуту, а вот праведником никогда. Именно это капитан и попытался втолковать опьяненной властью Алтын. Однако своенравная кочевница, не смотря на все его доводы о достаточности репрессивных мер по отношению к своим бывшим противникам, осталась непреклонной, да еще и обвинила его в попрании местных традиций.
  - Правила созданы, в том числе и для того, чтобы их нарушать! - бросил он ей вслед.
  - Ничего не желаю слушать! Ты просто обязан лишить их девственности.
  Она самодовольно удалилась, и уже спустя полчаса его холостяцкую берлогу украсили два черноглазых проворных существа в полупрозрачных халатиках, надетых на голое тело.
  Ярославцев крепко призадумался. Алтын еще ни разу не дала ему повода усомниться в правильности ее суждений или разочароваться по поводу совместных действий и поступков. Ситуация в которую он попал, была конечно же не патовая, но он хотел извлечь из нее как можно больше выгоды. Да и сами кочевники непроизвольно подсказали ему наиболее оптимальное решение этой щекотливой проблемы.
  Отправленный немного раньше на разведку Месс принес очень важные сведения: люди реально дали вольную муравьям, а вот девчонок набрались смелости и подменили. Оказывается родственники покойного Рустам - бека встали в позу и не стали отправлять своих дочерей, а за хорошую плату наняли отпрысков из самых малоимущих семейств. Завтра поутру ему предстояло разобраться с этим самовольным толкованием распоряжения новой Властительницы и может быть, для порядка, даже пустить, кому ни будь из них кровь. Но это завтра! А сейчас не стоило больше удерживать этих трясущихся от страха особ подле себя.
  - Ступайте в свои шатры и больше не приходите сюда.
  Он поочередно поцеловал их в лоб и начал легонько подталкивать к выходу.
  Девочки сперва оторопели, но затем быстро опомнились и начали наперебой расхваливать свои внешние достоинства, а так, же исключительные умения в постели. Причем на счет прелестей не врали, бесстыдно распахивая до пояса халаты и демонстрируя красивые груди с торчащими кверху, набухшими сосками.
  Он требовательно взмахнул рукой, и они умолкли.
  - Я понимаю, что деньги уплачены и вам нужно их обязательно отработать. Но как вы потом найдете себе мужей?
  - Заработанные сокровища в несколько раз увеличат наше приданное, и среди семейств, живущих в простых шатрах, найдется немало юношей готовых забыть, что мы провели несколько ночей в твоих жарких объятиях. - Заявила наиболее бойкая на язык, а вторая и вовсе расхрабрившись, шарахнула не в бровь, а в самый глаз:
  - Как?! Неужели господин не желает видеть нас в качестве своих законных жен?
  - Я наемник! - резко возразил капитан. - Сегодня здесь, а завтра там. У меня всегда полно врагов и к тому же я смертен. Связав со мной свою судьбу, вы рискуете очень скоро овдоветь, чего любой здравомыслящий мужчина не пожелает таким красавицам как вы. Поэтому ступайте быстрее домой, и не смейте возвращать выплаченных вам сокровищ. Такова моя воля и завтра утром я сам улажу эту проблему с родственниками Рустам - бека.
  Горе - наложницы не заставили его повторять дважды. Их полупрозрачные, цветастые штанишки только сверкнули в проходе и скрылись в темноте.
  Он опустил полог, неторопливо зашнуровал его и, уволившись рядом с Мессом на толстом шерстяном ковре, решил подвести итоги.
  Что ни говори, а денек сегодня выдался на славу!
  После кровавой расправы с разбойниками он фактически палец о палец не ударил, чтобы обеспечить своей союзнице захват власти в поселке. Умная и расторопная девушка сумела все прокрутить сама, решительно сыграв на болезненных противоречиях, десятилетиями не решаемых проблемах и взаимно накопленных обидах.
  Как только они приблизились к границе оазиса, Алтын отдала ему инкрустированные драгоценными камнями ножны и строго предупредила:
  - Ты сделал свое дело и теперь, чтобы не произошло, говорю только Я! Ты стережешь меня со спины. Старинным оружием не свети. Магию не применяй. Если что, рубись только обычным мечом и зорко посматривай по сторонам. Постарайся никого не убивать и сильно не калечить. Я знаю, ты это можешь. - После краткого и весьма убедительного инструктажа она ловко вытянула из крайнего шатра вертикальную жердь, споро заострила ножом один из ее концов и наколола на него отрубленную голову Рустам - бека.
  Костя, внимая ее совету, вложил мечи в ножны и на скорую руку прикопал их землей под одной из раскидистых пальм, а сам вооружился кривым разбойничьим кинжалом весьма внушительных размеров.
  - Нам бы очень пригодилась парочка надежных человек с крепкими щитами, если таковые есть в твоем поселке. - Он поднялся с колен и отряхнул руки.
  - Это еще зачем? - в недоумении замерла кочевница.
  - Солнце уже давно опустилось за горизонт, и враги под прикрытием темноты могут помешать осуществлению наших планов.
  - Каким образом?
  - Ну, например, находясь в отдалении или среди толпы, незаметно выпустят в нас с десяток смертоносных камней.
  - Ты совершенно не знаешь наших обычаев. Пращей владеют только женщины, а они никогда не поднимут на меня руку.
  - Это еще почему? - так просто не сдавался Константин.
  - Потому что для них я сестра по несчастью, но сегодня ночью время безраздельного царствования наших мужчин закончится раз и навсегда.
  "Кто бы мог подумать, что мне придется стать зачинателем бабьего бунта имеющего своей целью установление форменного матриархата". - Подумал про себя капитан и решительным жестом выказал готовность к дальнейшим действиям.
  Они еще раз на всякий пожарный случай осмотрелись по сторонам и направились прямо к центру поселка.
  Алтын, гордо выпрямив спину, шествовала впереди словно знаменосец, идущий под плотным вражеским огнем в последнюю атаку. Костя бесшумно, подобно призраку следовал за ней, не отставая ни на шаг.
  Его слух крайне обострился и был способен уловить даже малейший намек на угрозу.
  Вот с лева метрах в десяти, за стенкой шатра кто-то потянул из ножен меч и тут же вернул его обратно. Огромный пес оскалил клыки, но так и не тронулся с места, прочитав в едва заметном жесте капитана свой смертный приговор. Какая-то женщина, заламывая руки, бросилась им навстречу, но отступила под пристальным взглядом Алтын. Всегда любопытные детишки бросились врассыпную при их появлении как стайка воробьев напуганных появлением кошки.
  Сравнительно благополучно преодолев половину пути до шатра Главы поселка, они успели обрасти многочисленной толпой. Костя, ожидая провокаций, продолжал маневрировать как заправский телохранитель, надежно прикрывая своей спутницы тыл. Готовый ко всякого рода неожиданностям он мог эффективно отразить любое нападения или совершенно спокойно "проглотить" угрозы в свой адрес. Как ни как, а сегодня лишились кормильцев четырнадцать семей, и он был тому виной. Однако пока ничего серьезного не происходило. Люди стекались к ним со всех сторон и, узрев насаженную на шест голову Рустам - бека с какой-то нездоровой молчаливой торжественностью, присоединялись к процессии и покорно брели за остальными, даже не обсуждая между собой случившееся.
  Положение не изменилось даже тогда, когда они достигли центра поселка.
  Алтын резко остановилась, затем вогнала жердь со страшным трофеем в землю и замерла, скрестив руки на груди. Остальные продолжали переминаться с ноги на ногу на расстоянии трех шагов в полной тишине, неизвестно чего дожидаясь.
  Но вот, словно по взмаху невидимого волшебника в руках людей стали появляться толстые светящиеся палки. Они полыхали изнутри ярким, но ровным и холодным пламенем. Их быстро передавали сзади, и вскоре в центре поселка стало светло как днем.
  Люди стояли не плотно, мелкими семейными группками и у каждой кучки эти загадочные палки мерцали своим только им присущим цветом.
  Зрелище было настолько завораживающее, что Ярославцев на несколько секунд забыл про свои грандиозные планы и вспомнил поросшие быльем злоключения на планете Золотарь...
  Тем временем общее напряжение продолжало нарастать, и вскоре атмосфера вокруг накалилась настолько, что он почувствовал его уже, как говориться кожей. Народ требовал внятных объяснений происходящего, и это было его законное право.
  - Братья и сестры! - протяжно обратилась к соплеменникам Алтын. - Все ли собрались здесь, ибо настало время для принятия судьбоносного решения.
  - Эй-я! - в едином облегченном порыве выдохнула толпа и устремила светящиеся палки к мерцающим в небе звездам.
  - Тогда принесите наш священный трон!
  Казалось, кто-то заранее предупредил их об ее намерениях. Люди как по команде расступились в обе стороны и образовали живой коридор, по которому тут же проследовало несколько молодых девушек, неся на руках небольшой вытканный золотыми нитями ковер.
  - О, горячее любимые братья и сестры мои! Те, с кем делила я радость и горе. Те, кто все еще помнит меня босоногой девчонкой. Скажите, достойна ли я, ступить на трон, чтобы обратиться к вам за советом?
  Ответ последовал мгновенно:
  - Да! - И вновь светящиеся палки устремились вверх.
  И вот Алтын нарочито медленно и торжественно сделала шаг, который впоследствии вошел во все летописи этой планеты.
  Ярославцеву уже приходилось в интересах военной службы творить историю, но раньше это происходило согласно спускаемых свыше инструкций и под жестким надзором начальства. Сейчас же судьба народа вершились сугубо по его сценарию, и он впервые полностью отвечал за все!
  - Сегодня ночью у меня было ведение. Священная мать пустыни явилась предо мной в образе белой верблюдицы и просила меня покаяться перед вами, а затем донести до ваших ушей ее волю.
  Алтын специально выдержала паузу, дав возможность родственникам Рустам - бека выплеснуть свой гнев.
  - Будь ты проклята грязная убийца! - истерически взвизгнул женский голос совсем рядом, и толпа пришла в движение.
  - Кайся подлая грешница! Расскажи всем, как ты сгубила наших сыновей! - вторил ей трубный старческий голос.
  Костя зорко следил за происходящим готовый в любую секунду на крайние меры. Но все его опасения оказались напрасны. Что случилось - то случилось, и время равнодушно перевернуло очередную страницу людских судеб, которую было уже невозможно переписать. Потерпевшая сторона допустила непростительную ошибку. Незапланированная развязка настолько шокировала родственников разбойников, что те, находясь в полной прострации, попросту упустили свой шанс. Сводить счеты нужно было тогда, когда девушка и наемник следовали к центру поселка. А после того как Алтын ступила на священный трон никто уже не мог поднять на нее руку до тех пор пока она полностью не объясниться с народом.
  - А в чем я должна покаяться перед тобой Муртаза - кярим? Двое твоих сыновей пытались изнасиловать меня, и я лишь защищала свою честь. Что в этом предосудительного?
  Толпа прекратила движение, и люди замерли, всецело внимая соплеменнице.
  - Более того ваши дети готовили заговор с целью свержения законной власти в поселке. Они хотели силой захватить будущий урожай и заморить голодом остальные семьи.
  Честное собрание охнуло от изумления и забурлило как неумело вскрытая бутылка дешевой шипучки.
  - Ты врешь! - попытался оправдаться старик, но семя сомнения уже было вброшено в толпу и оно легло на благодатную почву. Слухи о чем-то подобном давно ходили по поселку, вот только никто не осмеливался озвучить их публично и уж тем более призвать подозреваемых к ответу. Сейчас же о предательстве верхушки заговорила представительница местной аристократии, ни чем до этого не запятнавшая себя.
  Глаза девушки вспыхнули гневом:
  - Тогда пройдем испытание огнем! Ты и я! И пусть весь народ станет свидетелем моей правоты.
  Родственники старика начали выпихивать его вперед, но тот заартачился:
  - Где это видано, чтобы женщина спорила с мужчиной и ставила под сомнение его правоту? Я не собираюсь затевать с ней спор. Это ниже моего достоинства.
  - Ты лжец, а ложь, как известно, отнимает уверенность и силу. Да! Столетиями мы жили по законам предков. Кочевница не имела право перечить своему мужу, была обязана молча сносить побои, и могла использовать оружие, только защищая свой шатер от грабителей и насильников. Но сегодня настал день всеобщего переосмысления. Мать пустыни просила донести до вас правду и я, переступая через себя, через семью и через наши традиции, сделаю это. Я виновата перед вами, но только лишь в том, что по наущению моего отца утаила от вас всю правду о наступлении песков. Однако какая дочь пойдет поперек воли отца и уж тем более бросит вызов собственной семье? Но есть вещи поважнее родственных уз и наступает момент, когда Мать пустыни ставит тебя перед выбором: любо ты сидишь, молча сложа руки и делаешь вид что ничего не происходит или начинаешь борьбу за благополучие всего обманутого и ограбленного народа, ведь опасности подвергается и стар и млад, и бедный и богатый. Я сделала свой выбор в пользу вас и сейчас, стоя одной ногой на священном троне отрекаюсь от своего рода.
  Протяжный стон повис над центром поселка. Костя видел, как стоявшие рядом женщины схватились за головы, а мужчины замахали руками так, словно перед ними возникли все злые силы пустыни. А кочевница, упиваясь растерянностью ослепленных горем соплеменников, продолжала словесное зомбирование толпы.
  - С этой минуты моя душа чиста. У меня нет ни семьи, ни дома, ни имущества, ни обязательств. Я верная подданная Матери пустыни избранная ей для великой миссии - привести мой народ к процветанию. Сегодня она сказала мне: "Пески продолжат наступления и очень скоро все оазисы и города окажутся под их толстым слоем. Источники пресной воды иссякнут, и тогда на наших землях воцарит великий голод. Люди начнут пожирать друг друга, и брат поднимет руку на брата, муж на жену, а мать на сына".
  - Довольно! - громко закричал, Глава поселка и решительно выступил вперед. - Я признаю свою вину в том, что сокрыл от соплеменников эту страшную правду. Но я не сидел, сложа руки, и вместе с преданными старейшинами всеми силами искал пути к спасению моего народа. А мой сын действовал самовольно. Он не поставил меня в известность о своих намерениях.
  "Вот это гнида! Всем гнидам - гнида. Такую и раздавить то противно, вымажешься на всю оставшуюся жизнь! - подумал про себя Константин. - Мало того что ты увильнул от ответственности, а теперь еще и пытаешься дистанцироваться от убитых разбойников. Ну, ни как не поверю, что ты не знал, куда отправляется эта отпетая дюжина головорезов во главе с Рустам - беком". - И капитан тут же внес его в список тех, на кого ему в будущем стоило обратить особо пристальное внимание.
  - Ладно, Ходжа - рахим. - Брезгливо махнула рукой Алтын. - Возможно, ты действительно не хотел раньше времени будоражить народ, но тогда чем, по-твоему, занимался Рустам - бек вкупе со своими прихвостнями?
  - Если все сказанное тобой, правда, то он готовил самое гнусное преступление, которое когда-либо знала пустыня. - Театрально вскинул руки над головой старик.
  - И он заплатил за это! - подвела черту Алтын, отсекая все возможные пересуды и дальнейшие попытки к отмщению. - Верно, ли я говорю, люди добрые?!
  - Верно! - не так громко как прежде, но солидным большинством согласились окончательно сбитые с толку соплеменники. Они никак не могли смериться с тем, что привычный для них мир рушиться с головокружительной скоростью прямо на их глазах.
  Однако Глава поселка, старый интриган, мигом почуял, куда ветер дует и чем могут для него закончиться эти принародные откровения Алтын.
  Набрав в легкие как можно больше воздуха, он отчаянно бросился спасать свою хлебную должность:
  - Когда такая беда стоит на пороге не время для взаимных обид и сведения личных счетов. Прошлого не вернуть, а павших уж тем более не воскресить. Мы два месяца безрезультатно ломали голову над тем как отвести от нашего поселка эту беду. Неужели Мать пустыни показала только тебе эту спасительную тропинку?
  - Именно! Она сказала: "Прежняя власть скомпрометировала себя и не имеет права на существование. Грядет конец света и если мой народ желает выдержать это испытание, то он должен строго и неукоснительно следовать моим советам. Только послушные достойны обретения нового мира".
  "Давай моя девочка! Закручивай их в бараний рог, пока они стоят, раззявив рты и пуская слюни". - С восторгом подумал Ярославцев.
  - Так что же нам делать?!
  - Куда приложить свои усилия?!
  - Спаси нас грешных о, благородная Алтын!
  - Люди я верю! Она укажет нам верный путь. Колодцы действительно пересыхают.
  - Да и пески неумолимо движутся вперед, захватывая все новые и новые земли.
  Посыпались озабоченные возгласы со всех сторон, и кочевница внутренне ликуя от своего триумфа, начала с непроницаемым лицом торжественно вещать, словно и вправду ее устами говорила самое почитаемое божество этого многострадального мира.
  - Вы должны даровать женщинам некоторые права. Отныне они будут иметь равную долю при дележе имущества, и муж может поднять на супругу руку только, когда уличит ее в неверности.
  "Фу-у! Пронесло! - облегченно перевел дух Константин. - Пообещай она им сдуру все блага мира и мужская половина наверняка бы уперлась рогом, и тогда уже точно мне пришлось бы срубить не один десяток буйных голов".
  Но Алтын мудро придерживалась золотой середины и с каждым, словом вербовала в свои ряды все большее количество сторонников.
  - Следующее испытание, которому вы подвергнетесь, звучит и вовсе ужасающе. Однако послушание и смирение, проявленное вами при его прохождении, позволят нам успешно справиться с первой волной голода, которая уже успела накрыть поселок, и которую каждый из вас прочувствовал на собственном желудке. Охота на тараканов опасна и в любой момент может перерасти в войну с этими могущественными насекомыми. Но сегодня Мать пустыни указала нам надежного союзника. МУРАВЬЯ! Если мы отменим рабство, то в знак своей благодарности они, пока у нас будет вода, смогут кормить все население поселка.
  - Но чем?! - взвизгнул уже бывший Глава. - У них даже мясо несъедобно.
  - Вот этим! - важно ответила Алтын и Месс, вынырнув невесть откуда, поставил перед толпой мешок с грибами.
  Люди в испуге отшатнулись, настолько быстро все произошло, а кочевница, не давая им опомниться, подошла к муравью и, погладив его по голове, нарочито громко попросила:
  - Уважаемый, будь так добр, раздай свои подношения детям.
  Выстрел попал в цель. Если взрослые в силу своей возрастной защоренности не отважились бы на дегустацию, то полуголодные дети уже через несколько секунд с аппетитом трескали грибы и громко делились своими впечатлениями.
  Но кочевников сразил не сам факт появления чудо продукта, а странное и непривычное поведение Месса.
  - Это невероятно! Он понимает человеческую речь! - выразил всеобщее смятение главный сказитель поселка. Растерянный и одновременно растроганный до корней волос он старческой походкой посеменил к насекомому и робко попросил исполнить первое, что пришло ему на ум: - А ну-ка, пихни меня своим левым боком.
  Муравей тут же выполнил его просьбу.
  Акын растянулся в пыли и, вскочив как молодой козлик, с жаром обратился к присутствующим:
  - Люди! Соплеменники! Вы только вдумайтесь в мои слова. Нам выпала великая честь оказаться на преломлении двух эпох. Эпохи блуждания в беспросветной тьме и эпохи движения к свету. Отныне и я и весь мой род последует за тобой о, величайшая из всех великих, хоть на край земли. - Старик замер в низком поклоне и вслед за ним в сторону Алтын склонились все его многочисленные родственники.
  - Мы слушаем и повинуемся нашей мудрой госпоже! - вторили им остальные спеша засвидетельствовать свою лояльность к новой поселковой власти.
  - Драгоценные братья и сестры мои. Разогните свои натруженные спины, украсьте улыбками уста, успокойтесь и расходитесь по семейным шатрам. Завтра я соберу совет старейшин и поведаю на нем о дальнейшей воле Матери пустыни.
  - Ну, уж нет! - гневно возопил ни как не желавший мириться со своим поражением бывший Глава поселка. - Мы никуда не уйдем, пока ты не расскажешь нам все о своих сомнительных планах. Верно, я говорю люди добрые?! - Теперь он явно метил в лидеры будущей оппозиции и старался заработать себе как можно больше очков.
  - Правда, твоя Жоджа - рахим!
  - Даже идущий на заклание баран и тот знает, что его ждет впереди.
  - Мы хотим услышать, как ты планируешь спасти нас от иссушающего дыхания песков?
  - Если Мать пустыни раскрыла перед тобой свое сердце нечего скрывать его от нас.
  Нестройно, но довольно громко загалдели самые обеспокоенные. Те, кого хлебом не корми, дай только рот разинуть по поводу и бес.
  - Как только мы решим проблему с продовольствием, я немедленно направлю к центру пустыни опытного разведчика, - девушка указала на Константина, и тот важно подбоченился, - который отыщет пригодные к заселению земли. Я знаю вам трудно поверить, что это ему удастся, но у меня было ведение, в котором предо мной предстали райские, полные жизни оазисы. Почва там мягка как птичий пух и податлива даже костяному плугу. Пастбища настолько сочны и обильны, что можно без особого труда прокормиться одним лишь скотоводством. Вода хрустально чиста и беспрепятственно струится по поверхности, а пальмовые рощи теряются за горизонтом...
  - Этого не может быть! - попытался в последний раз образумить соплеменников Ходжа - рахим. - Почему же тогда до сих пор никто так и не отыскал эти сказочные территории. О них нет упоминаний даже в нашем героическом эпосе. - Он энергично дернул за рукав кади и сказитель утвердительно затряс своей щегольски уложенной чалмой:
  - И-и-и! Верно, говорит Жоджа - рахим. Верно.
  - А разве кто-то, когда ни - будь, доходил до центра пустыни? - вкрадчиво поинтересовалась Алтын.
  - Нет! Потому что это невозможно! - торжествуя, изрек бывший Глава и от удовольствия прищурил левый глаз.
  - Для человека, исполняющего божественную волю нет ничего невозможного! - авторитетно выпалила кочевница. - Именно этому учат нас предания далекой старины. Не так ли уважаемый кади?
  "Да оставьте вы этого старого пенька в покое, а то он, не ровен час, лопнет от важности", - Костю уже начало раздражать это обывательское кудахтанье и переливание из пустого в порожнее. Он привык действовать, а не разговаривать.
  К счастью вспыхнувшая перепалка закончилась в пользу Алтын, так как одуревший от избыточного внимания кади решил в этот раз многозначительно промолчать.
  Но Ходжа - рахим не собирался так просто сдавать свои позиции.
  - Путь к центру пустыни долог и полон опасностей. Даже если твой разведчик и отыщет эти благодатные земли, мы все равно не сможем туда пройти. Стражи пустыни не за что не пропустят нас, а то и вовсе сожрут. Я не собираюсь пойти на корм тараканам, да и родственников туда не пущу.
  - Тогда оставайся здесь и подыхай с голоду! - вспылила Алтын и допустила своим непродуманным ответом непростительную ошибку.
  Толпа сперва притихла, а потом угрожающе загалдела. Проблема была обозначена, а та, кто по доброй воле вызвалась ее решить, не захотела ничего объяснять, чем спровоцировала законное раздражение.
  - Упоминание о Стражах пустыни уместно и наполнено смыслом. Однако когда я разыщу эти земли они, независимо от их воли, полностью утратят свое влияние над песками и не смогут нам помешать. - Негромко и почтительно вмешался Ярославцев, всем своим видом демонстрируя: мол, я здесь никто, так себе птица вещая. Вот стою тихо и скромно в сторонке, разговариваю почти, что сам с собой. Кому надо, слушайте. Кому не надо, можете не слушать...
  - И куда они денутся? Может быть, исчезнут как миражи при нашем приближении? - желчно поинтересовался Ходжа - рахим и выдавил из себя некое подобие смеха.
  Костя дождался, когда наступит полная тишина и лишь тогда ответил, тщательно проговаривая слова и делая ударение на каждом:
  - Те из вас кто бывал в городах, наверняка знают, что помимо рабочих муравьев существуют насекомые - солдаты, которые ни в чем не уступают тараканам. По возвращению я приведу с собой целую армию преданных вам воинов, которые обеспечат беспрепятственный проход к центру пустыни. Вы можете еще долго кочевряжится и задавать мне глупые вопросы: "Что, и как?", но мои уста больше не разомкнуться, потому что я не собираюсь думать и решать за вас.
  Он демонстративно сломал кинжал об колено, и встал рядом с Алтын, давая этим понять, что разговор окончен.
  Кочевники стали активно перешептываться, озабоченно кивать головами, а кое-где и вовсе жестикулировать в подкреплении своих суждений.
  Однако полную победу новой власти обеспечили детишки, которые за это время уже успели оприходовать весь мешок с грибами и начали клянчить у родителей добавки. Те пытались беспомощно разводить руками, но вскоре были вынуждены сдаться и пообещать своим чадам с три короба лишь бы те заткнулись и без скандала отправились по домам. Детей кочевники почти что боготворили и прощали им многие шалости. Да и спорить уже вроде было не о чем?! Новая власть обещала не только сытно и вкусно кормить, но и спасти от неминуемой гибели. К тому же вовремя открыла глаза и избавила поселок от кучки зарвавшихся негодяев вынашивавших коварные планы.
  Эффект разорвавшейся бомбы был произведен и к тому же успешно закреплен. Однако Костя не сомневался, что очень скоро Алтын будет втянута в жесткую и бескомпромиссную информационную войну. Ведь уже завтра оппозиция переварит свое поражение и с новыми силами ринется в контрнаступление. Поэтому с раннего утра ему предстояло сделать несколько визитов, в ходе которых урезонить особенно непонятливых и приструнить чересчур строптивых. Но все это были лишь полумеры, судорожное битье по хвостам и только. Ведь когда он покинет поселок и направится к центру пустыни, его союзнице действительно придется очень туго. А отсюда следовало, что в этот короткий период им было жизненно необходимо обрасти надежными силовыми структурами и завоевать непререкаемый авторитет у большинства населения поселка. Он уже успел заметить, как кочевники из пришлых тейпов поддержали все их новшества на "Ура!". И не мудрено, ведь этим ребятам, находящимся в шкуре бесправных попрошаек, было просто некуда деваться. Поэтому, когда основная масса, следуя совету своей новой правительницы, разошлась по шатрам, он настоятельно рекомендовал Алтын взять поселок и свой шатер под надежную охрану. Береженого - бог бережет, а не береженого караул стережет! Девушка вняла его совету и выставила посты по внешнему периметру только из числа пришлых, причем выбрала для этой цели мужчин из самых беднейших семей, а их старейшин горячее заверила, что в новых землях беженцы будут иметь равные права даже с самыми зажиточными и почитаемыми людьми поселка.
  Почтенные аксакалы радостно закивали ей в ответ и все как один присягнули на верность.
  Программа дня оказалась выполненной по максимуму, и капитан решил заняться личным обустройством. Не век же куковать в шалаше в обнимку с давно немытым Мессом...
  К полуночи поселок наконец-то угомонился и Ярославцев не заметил, как провалился в глубокий сон.
  Нет, он не надеялся на бдительность и порядочность кочевников. Просто сегодня возле его шатра, зарывшись по усы в песок, посменно несли службу более надежные стражи - муравьи. Они стерегли личинку и того, кто доставит ее в Запретный город. Пророчество начало сбываться и теперь каждый членистоногий посчитал бы за честь сложить свою голову за капитана.
  
  Он проснулся на рассвете и долго лежал с открытыми глазами в кромешной темноте, размышляя над перипетиями будущего дня.
  Ярославцев не любил карательные операции. Даже обычные акции устрашения, проводимые исключительно в профилактических целях и малой кровью, вызывали у него отвращение. В его понимании кадровый военный должен был использоваться властями только для защиты общества от внешней угрозы. Все остальное, в том числе и межклановые разборки, являлись прерогативой полиции, внутренних войск или, на худой конец, тех же наемников. Поэтому, как любой уважающий себя профессионал, он старался всеми силами избегать участия в подобных мероприятиях. Однако сейчас ему было просто некуда деваться! Ведь на текущий момент он представлял в своем лице полноценное мини-государство с полным набором карательных функций и был обязан довести начатое дело до конца. Тем более что родственники Рустам - бека не смирились со своим поражением, затаили злобу и наверняка начали готовиться к ответным действиям. Ярким подтверждением этого служил их демарш в отношении приказа Алтын относительно своих незамужних дочерей. Константин не при каких обстоятельствах не стал бы склонять их к сожительству, но отказ от беспрекословного подчинения и скрытое неповиновение не должны были оставаться безнаказанными. На что они надеялись, прислав к нему вчерашним поздним вечером вместо своих дочерей двух нанятых девочек? Наверное, до сих пор так и не осознали, что настал конец их безраздельному правлению, или решили проверить, насколько далеко был готов зайти этот пришлый наемник, чтобы обеспечить своей союзнице возможность для широкого маневра с одновременной личной безопасностью. Костя как никто понимал: развал системы начинается с мелочей, а комариные укусы могут свести с ума даже матерого таежного зверя. И если все пустить на самотек и не приструнить их сейчас, то в недалеком будущем они принесут такой ворох проблем, что понадобится серьезное кровопускание для усмирения этих зарвавшихся от безнаказанности граждан.
  Он тихонечко приподнялся и с силой, до характерного хруста в суставах, обнял руками согнутые в коленях ноги.
  Месс продолжал беззаботно дрыхнуть прижимая к себе драгоценную личинку муравьиной королевы. Капитан от души позавидовал ему и неслышно покинул свой шатер.
  Стражники снаружи при его появлении немедленно просигналили усами: "Мы здесь! Мы не спим!".
  - Спасибо. Продолжайте охранять шатер и не смейте никого пускать без моего разрешения. - Ответил им человеческим голосом Константин. Выводить трели было не с руки, да и, честно говоря, неохота.
  Можно было пройтись по поселку, но он не стал откладывать дела в долгий ящик и решительно направился к шатру родителей Рустам - бека.
  Однако далеко идти ему так и не пришлось! Примерно через полусотню метров Ярославцев внезапно заприметил в невысоких зарослях съедобного бамбука взволнованно шепчущуюся парочку: одного из убитых горем отца семейства и донельзя возбужденного экс Главу поселка. Что они обсуждали вдали от посторонних глаз, так и осталось для него секретом. Старики обладали феноменальным слухом, да и на зрение наверняка не жаловались. Поэтому при его приближении один из них предупредительно шикнул на собеседника и тут же, скорчив донельзя угодливую физиономию, стал беспрестанно кланяться капитану.
  Кости ничего не оставалась, как с ходу закрутить их в бараний рог. Миндальничать и уж тем более соблюдать приличие не имело смысла и он, крепко захватив этих божьих одуванчиков за отвороты халата, приподнял их над землей и начал трясти, словно тряпичных кукол при этом назидательно приговаривая:
  - Слушайте меня внимательно старые прохвосты, если вы не успокоитесь и не перестанете будоражить народ, небом клянусь, я вырежу оба ваших рода до седьмого колена. При этом я не пощажу никого, даже младенцев, а всех молодых женщин продам в публичные заведения на потеху горожанам. Вы поняли меня?!
  Заговорщики утвердительно заскулили, и капитан разжал кулаки.
  Они грохнулись оземь как тяжелые кули. Затем охая, поднялись на ноги и стали медленно отряхивать свои парчовые халаты. Ярославцев не спускал с них глаз и, успев заметить промелькнувшее на лицах выражение патологической ненависти, решил продолжить свой урок:
  - По-моему до ваших куриных мозгов трудно достучаться с первого раза. Наверное, от прожитых лет они настолько усохли, что утратили самые основные мыслительные функции, а про инстинкт самосохранения я и вовсе промолчу. Смотрите сюда и запомните хорошенько мое последнее предупреждение!
  И резко на выдохе, он выбросил правую руку в сторону одиноко стоявшей на краю поселка огромной финиковой пальмы. Это оказался самый эффектный дистанционный удар за всю его практику. Воздушная волна вырвала могучее дерево из земли, а последующий за ней точечный огненный вал настиг пустынную кормилицу в воздухе и обратил ее в мелкий пепел.
  Невольные зрители так и остались стоять с раскрытыми от удивления ртами.
  - С каким удовольствием я бы стер вас в порошок! - зло прошипел Ярославцев, скрывая противное головокружение. Как ни как, а ведь вложил в удар почти всего себя. - Однако мне не нужны герои великомученики. Вы даже не представляете, каких усилий мне стоит постоянно удерживать себя от справедливой расправы. Вашим преступлениям нет оправдания, и вы все еще живете только потому, что этого хочет Алтын. А теперь слушайте меня внимательно! Очень скоро я покину поселок, но мой незримый дух будет присутствовать здесь и зорко следить за вами. И как только вы забудете о моем предупреждении, смерть вычистит ваши шатры своей ржавой косой. Теперь самое последние. Вчера вечером кое-кто попытался обмануть меня, прислав не тех девушек, которых требовала Алтын. Сегодня за это нужно ответить.
  И, не произнеся больше не слова, Ярославцев шагнул к отцу Рустам - бека и сноровисто свернул ему шею.
  Бывший заговорщик охнул от неожиданности и в страхе рухнул на колени:
  - Пощади! Я здесь не причем. Это все он. - Пролопотал он онемевшими губами, тыча пальцем в бездыханное тело старика.
  - Так будет с каждым, кто попытается меня обмануть. А его родственникам передай: если только попробуют потребовать у бедных девочек свои сокровища - враз лишаться головы. Старик за свое коварство поплатился жизнью, однако он полностью загладил свою вину и мне больше не нужны ваши девственницы.
  Капитан для пущего устрашения гневно сверкнул глазами и, брезгливо переступив через труп, направился по своим делам, внутренне успокаивая себя тем, что опытный диктатор помимо необходимого перечня кровожадных "достоинств" должен быть еще и непредсказуем. Только тогда он внушит зажравшимся обывателям животный страх и сможет удерживать их овечьи душонки в постоянном напряжении. Костя давно усвоил этот урок и сейчас поступал по всем правилам управленческого жанра: сперва как следует пугнул, затем немного ослабил узду, и когда обрадованные подданные уже были готовы вздохнуть с облегчением, решив, что в этот раз сумели его перехитрить, неожиданно продемонстрировал всю ширину своего волчьего оскала, способного кого угодно привести в неописуемый трепет.
  Он миновал центр поселка и остановился, чтобы перевести дух и осмотреться.
  Стража возле потухшего костра мирно клевала носами и никак не реагировала на его появление. Старуха с воспаленными глазами лениво колдовала над огромным казаном, испускающим потрясающие ароматы. Где-то неуверенно кукарекнул будильный петух и, не поддержанный собратьями в страхе заткнулся.
  "В общем, куда не плюнь сплошная идиллия, да и только!", - презрительно хмыкнул Константин и замер в тревожной нерешительности.
  Хотя его трудно было провести на мякине. Он бы обязательно заподозрил, что ни будь неладное и даже самые мелкие признаки надвигающихся общественных потрясений вряд ли ускользнули от его бдительного взора. Однако сегодня в этом "вымершем королевстве" царили мир и спокойствие, и ничто не омрачало тягостного утреннего равнодушия привыкших плотно поесть и крепко поспать кочевников.
  - Ладно, пойдем и немного разомнем свои изнывающие без дела чресла. - Приказал самому себе Константин и резво зашагал в направлении северной границы поселка, тихо напевая под нос марш космопехотинцев.
  Приметное место он отыскал сразу и осторожно выкопал спрятанные с вечера мечи.
  Костя поочередно извлек их из ножен и, прежде чем приступить к ознакомительной тренировке, решил еще раз рассмотреть в ровном утреннем свете.
  Яркая вспышка ослепила его!
  Быстро проморгавшись Ярославцев подозрительно осмотрелся вокруг. Бескрайняя, вся усыпанная неестественно крупными маками, степь предстала перед ним. В безоблачном и бездонном небе умиротворенно пели жаворонки. Справа большую часть горизонта подпирал покрытый лесом горный кряж. И все бы ничего! Но две божественно красивые девушки, в обольстительных восточных нарядах, обвешанные с ног до головы золотыми украшениями восседали рядом с ним на маленьких шерстяных ковриках, поджав под себя ноги.
  То, что это были не призраки, он определил сразу. Невысокая трава и алые маки, примятые их босыми ножками, говорили сами за себя. Судя по свежеутоптанным тропинкам, незнакомки прибыли из глубины степи и теперь заинтересованно, с лукавыми улыбками на малиновых губах, изучали капитана.
  Костя не стал делать резких движений. И он, и они сидели на таком расстоянии друг от друга, что внезапная атака была возможна только с применением дистанционного оружия.
  Тем более что незнакомки не проявляли внешних признаков агрессии, а самому обострять ситуацию было как-то не с руки.
  Но вот та, что справа слегка шелохнулась, и нежное позвякивание монист нарушило шаткое равновесие.
  - И куда меня в этот раз занесла нелегкая? - вслух поинтересовался капитан, действуя на опережение и не надеясь на ответ.
  - В наш маленький мир чужестранец. - Ответила черноглазая брюнетка и обворожительно взбила руками свою пышную шевелюру.
  Константин, почуяв неладное на всякий случай отклонился назад и непроизвольно сжал кулаки. Весь предыдущий опыт буквально кричал ему о том, как иногда такие вот встречи на незнакомых планетах заканчивались плачевно для более подготовленных и до зубов вооруженных космических экспедиций.
  - Не волнуйся! Мы не враги тебе. Если бы ты не заинтересовал нас как воин, то мы так бы и остались покоиться в ножнах. Многие достойные джигиты не могли не только обнажить нас, но даже поднять с земли. - Ровным умиротворяющим голосом обратилась к нему голубоглазая блондинка. - Находились и те, кому удавалось удержать нас в руках, но лишь единицам довелось владеть нами в полную силу. На твоем месте я бы слушала очень внимательно. У тебя будет только одна попытка завоевать нашу благосклонность. Странно, что мы не наблюдаем на твоем лице удивления. Либо ты искусно скрываешь свои чувства, и это уже хорошо, либо тебе известно, что совершенное оружие не может существовать без Души. Воистину: мудрый поймет, а просветленный узреет. Нам бы очень хотелось заиметь нового господина! Мы застряли в безвременье и вынуждены изнывать от безделья. Однако позволь дать тебе добрый совет. Прежде чем снова взять нас в руки реши, для каких целей ты будешь использовать нас. Если в преступных, то очень скоро мы превратимся в обычные куски заточенного железа и в самый ответственный момент откажемся тебе служить. Такое уже случалось, и наши недальновидные господа заканчивали свои дни на погосте. Пои нас кровью отпетых негодяев, и тогда на всем свете ты не сыщешь более преданных слуг.
  Видение пропало, и он снова оказался стоящим на краю поселка с обнаженными мечами в руках.
  "Бред какой-то! Предания далекой старины. Скатерти-самобранки, ковры-самолеты, говорящие оружие... Кому ведь расскажи, не поверят! - Рассерженно подумал Ярославцев, и осторожно осмотрелся по сторонам, проверяя, не стал ли кто свидетелем его психического провала. - Может солнышко голову напекло или съел, чего ни будь за ужином? Хотя какое солнышко в такую рань? Да и что нужно сожрать, чтобы нарваться на такую галлюцинацию. Видно физические нагрузки и нервное напряжение последних дней не прошли для тебя бесследно. В войсках эти мелочи ты успешно снимал стимуляторами и гипнокасетами. А здесь даже миску кислого вина днем с огнем не отыщешь. Короче капитан! Хорош заморачиваться, и тратить время по пустякам. Надо просто в сжатые сроки освоить это оружие, а не таскать его за собой бесполезным грузом".
  Он начал с примитивного като. Когда-то еще в училище, овладев базовой техникой древнекитайского ушу Константин был вынужден остановиться на достигнутом. Традиции и приоритеты новосибирцев не приветствовали более углубленного изучения столь экзотических единоборств.
  "Мы же не токийцы! Это они в основном действуют на планетах с примитивным уровнем общественного и экономического развития. Ваша специализация - легкое и среднее огнестрельное вооружение. - Постоянно поучали их штатные инструктора по рукопашному бою. - В тесных отсеках космического корабля или суженых переходах подземных баз, в полной штурмовой экипировке, под плотным огнем противника, разве будет у вас возможность задирать ноги выше пояса или демонстрировать врагам различные боевые стойки. Добрый и надежный укол штыком, неотразимый удар прикладом, короткий молниеносный выпад штурмового ножа и попадание между пластин вражеского бронежилета когда, сцепившись мертвой хваткой, вы будете загнанно дышать друг другу в опущенные забрала - вот ваши козырные карты. Все остальное бесполезная трата времени и сил. Если же возникнет служебная необходимость, и такое может случиться в вашей увлекательной карьере, то командование обязательно направит вас на курсы усовершенствования, где с чувством, толком и расстановкой вдолбит тот или иной стиль. А пока сожмите покрепче зубы и совершенствуйте то, чему мы вас так терпеливо учим".
   А учили их действительно на совесть! Костя, потом не раз вспоминал добрым словом своих бывших преподавателей. Вот и сейчас несколько ознакомительных уроков позволили ему довольно сносно работать с двумя мечами. Однако не сразу все пошло споро да гладко! Лезвия кинжалов, почему то разрубали воздух с таким трудом, что Ярославцев взмок от напряжения и был вынужден по нескольку раз останавливаться и чтобы выравнивать дыхание и нормализовать сердцебиение. Хотя упорство и труд все перетрут! И постепенно, к его чести, дело наладилось настолько, что примерно через два часа напряженной тренировки он наконец-то ощутил их настоящий вес. Оружие стало не только естественным продолжением рук, но и неотъемлемой частью его личного боевого потенциала. Он практически сросся с мечами и теперь вихрем рассекал и виртуозно колол окружавшее его пространство.
  В конце концов, опустив в изнеможение руки, донельзя довольный капитан восторженно выругался:
  - Да растудыт твою дивизию! - и решил немного перевести дух.
  Не успел он удобно расположиться на сухих пальмовых листьях, как из-за ближайшего шатра к нему направилась довольно странная процессия во главе все с одним из старейшин. В компании трех молодцеватых стариков с обнаженными и склоненными к земле головами он старательно, с тихим подвыванием, полз на четвереньках в его сторону.
  Опасливо замерев в пяти шагах от ничего не понимающего капитана вся эта группа ткнулась мордами в песок и гнусаво заблажила по очереди, не перебивая друг друга:
  - Прости и не гневайся на нас добрейший Див пустыни!
  - Были мы слепы от постигшего нас горя!
  - Застила наши очи жажда мщения и не разглядели мы сразу твоей божественной сути.
  - Не губи ты не нас, не семьи наши несчастные. Светлой памятью предков клянемся служить тебе верой и правдою.
  Маленькая информационная бомба рванула в мозгу Ярославцева:
  "И с каких это щей они так быстро поменяли свое мнение и полностью отказались от мщения?! А может эти искушенные постоянной борьбой за власть интриганы только прикидываются смирными овечками, имея намерения усыпить мою бдительность и в определенный момент нанести убийственный удар исподтишка?".
  - Не только жажда мщения затмила ваш разум о, недостойные! - громко и поучительно отвечал им Константин, напыжившись насколько это было возможно. - Вы осмелились попрать самое святое - справедливые законы пустыни и едва не уничтожили свой народ. Поэтому заслужить прощение небес можно только добрыми делами. И если вы, вовремя не примете всей душой этих простых вещей то не найдется вам места на новый территориях, о которых поведала соплеменникам благородная Алтын. А теперь ступайте прочь, глаза б мои вас больше не видели!
  Старцы, с замиранием сердца, поглядывая на старинные мечи, быстро, ну прямо как космические вездеходы, попятились назад и тем же манером скрылись за ближайшим шатром.
  "Что же все-таки повлияло на их поведение?!" - успел подумать Ярославцев и вновь был вынужден напрячься. Кто-то подкрадывался к нему со спины! Он резко обернулся и с удивлением обнаружил приближавшегося Месса.
  - Какого черта ты здесь делаешь, и кто охраняет личинку Королевы?! Я ведь оставил тебя - обормота мирно спящим в шатре...
  - По поводу личинки можете не беспокоиться, сторожей там больше чем достаточно, и разве мог я отпустить вас разгуливать по поселку в одиночку? - назидательно просвистел муравей. - Вот решил организовать, как вы любите все время повторять, скрытое наблюдение, сопровождение и прикрытие объекта. А тут вижу Главнокомандующий не с того, не с сего спал с лица да закручинился, того и гляди мозги сломает после очередного выкрутаса этих престарелых недоумков. Дай думаю, подскажу, пока не поздно. Старцы, между прочим, к вам приперлись на поклон неспроста. Они вновь собрали в сторонке совет, чтобы обсудить, как им отреагировать на убийство бывшего Главы поселка, но увидели, как вы упражняетесь с мечами, и это произвело на них колоссальное впечатление. Поздравляю Главнокомандующий! Слабо образованное местное
  - Постой, постой! Значит, эта хитрая лиса Алтын подсунула мне магические артефакты с целью проверки одной из своих догадок. Мол, справлюсь я с ними или нет? Мне кажется, что они чем-то похожи на заколдованный меч из сказаний о древнем волшебнике Мерлине. Тот, кажется, назывался Эскалибур и был почти по самую рукоятку вогнан в огромный камень, и только достойный из достойнейших мог воспользоваться им.
  - Я не знаю всех ваших древних легенд, но к центру пустыни мы теперь можем отправляться спокойно. Вашей союзницы уже никто не посмеет даже слово поперек сказать.
  - Ты уверен?!
  - Мои собратья ежесекундно осуществляют разносторонний мониторинг всей обстановке в поселке и передают ее мне по телепатическим каналам. Еще час назад в некоторых шатрах вызревали отдельные очаги сопротивления новой власти. Сейчас же фон общественных настроений настолько спокоен, что впору...
  - Ну, если так?! - нетерпеливо перебил его капитан. - Тогда настало время будить все это сонное царство и заняться разбивкой грибных ферм, чтобы к закату полностью развязать себе руки и начать подготовку к нелегкому маршу. Иди, поднимай муравьев! А я займусь людьми.
  Константин с помощью вдернутых в ножны ремков удобно закрепил кинжалы на бедрах и те необъяснимым образом исчезли, хотя он и продолжал чувствовать их тяжесть. Но стоило ему лишь дотронуться до рукоятей, как те мгновенно материализовались. Проделав эту процедуру еще пару раз, Ярославцеву только и оставалось, как раздраженно проворчать:
  - Короче, добро пожаловать в сказку уважаемый Константин Сергеевич. Вот ты и дожил до того прекрасного времени когда детские мечты начали сбываться. Только не поздновато ли?
  В душе он продолжал оставаться ярым поборником лазерного луча, огнестрельного оружия и суперсовременных космических технологий, а вот подобные средневековые примочки с запахом серы и липкими клубами мистики, скатертями-самобранками, мечами-кладенецами и коврами-самолетами, вызывали у него легкое чувство беспокойства.
  
  
  Он отыскал Алтын возле ее шатра. С помощью матери та старательно заплетала себе косы и, кажется, никуда не торопилась. Однако время не ждало, и дело уже близилось к позднему утру. Еще пару часов и труд на солнцепеке превратиться в мучительную пытку...
  - Не пора ли твоим уважаемым соплеменникам покидать свои насиженные гнездышки и выходить на полевые работы, госпожа?
  - Все необходимые распоряжения я отдала еще вчера. - Невозмутимо ответила кочевница и, заметив легкое недоумение на лице своего союзника, которое он и не собирался скрывать, пояснила: - Уже через полчаса ты не узнаешь поселок. Мы терпеливый народ и умеем трудиться даже на полуденной жаре.
  - Но надо все это организовать! - засомневался Константин. - Назначить бригадиров, разъяснить людям порядок их действий.
  - Тебе не стоит переживать и касаться этой проблемы. Все отдано на откуп муравьям. Предвижу твои гневные возражения и желчные вопросы, и поэтому спешу пояснить. Вчера, пока ты упражнялся в благородстве перед двумя непорочными девицами, которых, по моему мнению, был просто обязан обрюхатить я, используя весь свой авторитет, добилась-таки самого главного: большая часть моих родственников реально, без лукавства и оглядки, даровало муравьям свободу и уравняло их в правах. Остальные же, не смотря на посулы и угрозы, только сделали вид, а некоторые и вовсе восприняли нашу инициативу в штыки, хотя выступить открыто все-таки не осмелились. И вот тогда случилось невероятное! Там где насекомые были приняты, как равноправные члены семейств они начали общаться с людьми телепатически при помощи коротких мысленных фраз и тут же добились полного взаимопонимания. Эта весть мгновенно облетела поселок и заставила даже самых закостенелых пессимистов поверить в успех. Более того, некоторые кочевники не утерпели и с помощью своих муравьев уже ночью стали разбивать грибные фермы. Дело спорилось настолько быстро, что уже к утру, на подземных грядках успели проклюнуться первые шляпки. Видя это люди, пораскинули мозгами и решили возделывать грибные фермы силами семейств, а не коллективно как они раньше обрабатывали тейповые земельные угодья. Пусть каждый выращивает столько грибов - сколько посчитает необходимым. Поэтому нет смысла, массово выгонять людей на поля, чтобы потом, как это было раньше, обобществить и поделить, поровну весь урожай.
  Константин понял, что сегодняшней ночью они с Мессом, сами того не желая, забили первый гвоздь в гроб местной общинной системы землевладения и дали старт робким росткам будущего примитивного капитализма. И пытаясь хоть как-то сгладить последствия этого исторического прорыва он решил более не обострять и без того непростую ситуацию:
  - Ты права о, мудрейшая, грибные фермы действительно станут некоторым подспорьем для твоих соплеменников в столь непростые времена. У нас еще появились проблемы, требующие моего непосредственного вмешательства?
  - Нет, - отрицательно замотала головой кочевница, растрясая заплетенные косы.
  - Но я до сих пор так и не успел поблагодарить тебя за подарок. - Он заметил, как взволнованно задрожали ее ухоженные пальцы.
  Девушка выжидательно замерла, затем подняла на него свои бесстыжие глазки и Ярославцев понял, что в этот раз его использовали втемную. Подобное отношение к собственной персоне чувствительно ударило по самолюбию, и он решил "вежливо попросить" союзницу впредь не допускать таких вот демаршей.
  Костя приблизился вплотную и сделал знак матери, чтобы та немедленно удалилась. Однако старая карга оказалась с норовом и выполнила его требование только после того как испросила разрешение дочери.
  - Зачем ты подсунула мне эти волшебные клинки?! - потребовал объяснений капитан, когда они остались наедине. - Решила устроить мне генеральную проверку?
  - Кто ты наемник? - совершенно не смутившись, вопросом на вопрос отбрила его Алтын.
  - Много будешь знать - скоро состаришься. Запомни хорошенько! Я тебе не разменная монета. У меня своя игра и проблемы твоих соплеменников меня волнуют поскольку, постольку. Пока наши интересы совпадают, мы работаем вместе. Но как только ты начнешь ставить мне палки в колеса, я бес сожаления разорву наш союз.
  - Кто ты наемник? - казалась, кочевница не слышит его.
  - И до каких пор мы будем вести себя как в том бородатом анекдоте: ты мне: "Стрижено!", а я тебе: "Нет, брито!".
  - До тех, пока кто-нибудь из нас не уступит. И вообще, что тебя так разозлило?! Я попросту имела на твой счет некоторые сомнения. Вот и решила их проверить. Теперь же мне все ясно как божий день и я не собираюсь больше испытывать твои умения и проверять твою компетентность. Смени свой гнев на милость и позавтракай со мной.
  "А действительно и чего это я так разошелся?! Сам-то никогда бы не доверил свою судьбу первому встречному проходимцу о котором к тому же ничего не знаю".
  - Ладно! - немного смягчился капитан. - Я готов простить твою опрометчивую выходку, но лишь при одном условии: ты расскажешь мне все про эти загадочные мечи. Откуда они взялись? Как попали к вам и какими свойствами обладают?
  - Присаживайся, потому что твоя любознательность потребует некоторого количества времени.
  Ярославцев быстро зыркнул по сторонам и водрузил свое седалище рядом с девушкой.
  Тут же, не ожидая дополнительных распоряжений, вокруг них засуетилась престарелая мамаша и в руках Ярославцева оказалась теплая хрустящая лепешка и пиала наваристой бараньей шурпы, от которой исходил такой головокружительный аромат, что наш доблестный капитан окончательно притух и расслабленно развесил уши.
  - Эти мечи попали в наш поселок в стародавние времена. Людская молва приписывает им фантастические способности, однако я не стану уподобляться базарным сплетницам и расскажу лишь то, что знаю наверняка и видела собственными глазами. Мой дед, у которого они хранились до того как перешли к моему отцу, говорил что они были выкованы из огнестали весьма умелым кузнецом по имени Крон, который жил на звездном небосводе. Этот уважаемый муж имел любимую жену и двух красавцев сыновей. Но он всегда мечтал о дочери. Той, кто станет заботиться о нем в старости. И вот уже в зрелом возрасте его супруга два года подряд разрешалась девочками. Когда они достигли половозрелого возраста, весть об их неземной красоте облетела все обитаемые миры звездного небосвода.
  - Постой-ка! - перебил ее Константин. - Ты сейчас апеллируешь такими выражениями, что мои мозги вот-вот встанут набекрень. Нельзя ли выражаться поточнее, потому что для меня каждое произнесенное тобой словосочетание имеет свой скрытый смысл.
  - Я цитирую рассказ своего деда дословно. Еще в раннем детстве он заставил меня заучить наизусть эту красивую легенду. Мне продолжать?
  - Конечно! - Ярославцев слегка прикрыл глаза, и, казалось бы, оцепенел.
  - Так вот. Когда они достигли половозрелого возраста, весть об их неземной красоте облетела все обитаемые миры звездного небосвода. Многие достойные мужи стали добиваться их руки и сердца. Однако счастье не длится вечно и вскоре их ярчайшей внешностью прельстился сам Кнут - шестнадцатый, величайший предок нашего грозного правителя Князя Тьмы. Он нанял похитителей, и те выкрали девочек, а затем доставили в княжеский гарем. Кнут собирался сделать их своими наложницами, но те приняли яд, спрятанный в фамильных перстнях, и сохранили свои тела непорочными.
  Кнут был весьма опечален этим обстоятельством и даже устыдился собственного поступка. Ведь еще никто в нашем мире не осмеливался противостоять ему в открытую. Злые языки потом говорили, что именно этот случай и спровоцировал закат могущественной династии князей Валери. Понимая, какую негативную огласку, вызовет в обществе мужественное поведение девочек, он попытался сохранить все случившееся в тайне и похоронил их прекрасные тела в алмазном гроте - своей родовой усыпальнице. Но время шло своим чередом. Всех свидетелей столь наглого бесстыдства он так и не смог уничтожить. А, как известно, на каждый роток не накинешь платок и весть о его любовных похождениях постепенно докатилась до ушей престарелого кузнеца, причем в столь извращенной форме, что с ним случился сердечный удар, который казалось, навсегда приковал его к постели.
  Сыновья, недолго посовещавшись и бросив все свои дела, сели на ватман - ладью способную путешествовать в межзвездном пространстве и прибыв в столицу, публично призвали Кнута - шестнадцатого к ответу, вызвав его на поединок. Шансов к отмщению у них не было! Они знали об этом но все равно решили драться за честь семьи. Его Мерзости ничего не оставалось, как принять вызов. Кузнец Крон имел дворянский титул и имел полное право таким способом отстаивать свои права. Князь Тьмы по очереди сразился с сыновьями и без труда одолел их в неравном поединке. Одетый в огненный доспех с волшебным мечом в руках, он был неуязвим даже против самого искусного фехтовальщика. Оружие из обычной стали оказалось бессильно против него. И хотя дети Крона пали, не причинив ему вреда, они оставили незапятнанной свою честь и обрели всенародную любовь и славу, с которой впоследствии приходилось считаться всем князьям рода Валери.
  Когда двойное горе постучало в двери дома кузнеца, ему и его преданной жене оставалось только молиться. Однако Крон не стал призывать на помощь темные силы. Он напрямую обратился к Великим творцам и вскоре его страстные посылы были услышаны. Ровно через год после трагедии к нему явился падший ангел по имени Освальд. Он не обладал сверхъестественными способностями, Великие лишили его божественной силы, однако при нем был Кристалл души, а в его голове хранились знания, которые позволяли уровнять шансы, если бы роковой поединок состоялся вновь. Вдобавок ко всему он слыл хорошо подготовленным фехтовальщиком и не ведающим страха бойцом. Никому неизвестно, чем Освальд прогневал творцов и за что они изгнали его из своего круга избранных вершителей судеб. Уйдя в вынужденное земное изгнание, он наложил на себя обет суть, которого состояла в бескорыстной помощи всем униженным и оскорбленным. Прямо с порога падший ангел заявил больному старику, что его призывы не остались без внимания, но многое будет зависеть и от него самого. В волшебном кристалле, который Освальд носил в качестве амулета на шеи, покоились души дочерей Крона и падший ангел предложил больному кузнецу собственноручно создать для них новые вместилища - два меча, форму и размер которых он тут же нарисовал на куске пергамента. Освальд бросил на пол тяжелую торбу, в которой звякнули слитки первосортной огнестали. Крон еще никогда не работал с этим металлом. В его мире верхом совершенства считалась темная как ночь дьявольская сталь, из которой ковалось оружие для Огненных всадников и мечников. Как искусный мастер он слышал об огнестали, но, ни разу не держал ее в руках и поэтому не особо, то и верил в ее существование. Освальд развеял его сомнения и объяснил: мало выковать мечи, нужно еще суметь вдохнуть в них души дочерей. Это осветит металл, придаст ему специфические качества и позволит успешно противостоять любому заговоренному оружию тьмы. Старый кузнец не произнеся более ни слова, со стоном поднялся со своего ложа. Жажда мщения сделала свое дело! Освальд, восприняв его немощь как временную помеху, принялся при помощи целебных трав и заговоров врачевать старика и после недельной терапии тот сумел-таки приступить к работе. Падший ангел занял место молотобойца и вдвоем за неполный месяц они изготавливали оружие отмщения. Души дочерей постепенно наполняли металл в процессе ковки. Для этого оба оружейника во время работы громко читали специальные молитвы. Когда клинки были готовы, Крон, для успеха будущего предприятия смастерил для них специальные ножны позволявшие оружию становиться невидимым. Это был один из его фамильных секретов, передававшихся из поколения в поколение и он, не раздумывая, обратил его на общее дело. Старику было непросто смериться с тем, что не он лично отомстит Кнуту - шестнадцатому. Но Освальд в процессе работы сумел отговорить его от этой затеи, ведь они, имея в своих руках оружие от Великих Творцов, не могли на этот раз допустить осечки. Крон имел опыт обращения с холодным оружием, но его навыки явно не тянули на стопроцентный успех, что совершенно не относилось к падшему ангелу, который в своей прошлой жизни был небесным покровителем всех фехтовальщиков и дуэлянтов.
  И вот настал тот великий день, когда вооруженный светлыми клинками мститель встал перед главными воротами фамильного замка князей Валери, и потребовал от его хозяина сатисфакции.
  С тяжелым сердцем Кнут - шестнадцатый шел на этот поединок, но деваться было некуда, на кону теперь стояла честь его семьи. И ни как иначе! Ведь даже самый расспоследний босоногий торговец хлебными лепешками в его княжестве знал наизусть историю о двух прекрасных дочерях кузнеца и его, отважных и бесстрашных сыновьях осмелившихся бросить вызов самому Князю Тьмы.
  Поединок длился недолго. Магические доспехи и темный меч не смогли противостоять лезвиям из огнестали, да и особой фехтовальной выучкой тучный и неповоротливый князь не блистал. Они сошлись во внутреннем дворе, и Освальд поразил его первым же выпадом.
  Несмотря на непреодолимое желание порвать победителя на куски ему предоставили возможность беспрепятственно покинуть столицу. Дуэльный этикет не позволял расправиться с храбрецом в черте города. Но как только он пересек подъемный мост, по его следу бросилась вся княжеская рать.
  Зарубив не менее двух десятков огненных мечников, Освальд пробился к ближайшему магическому порталу и сумел переместиться на нашу планету. Ему удалось на некоторое время заблокировать врата и оторваться от преследователей. Падший ангел выполнил свою миссию, и теперь уже ничто не удерживало его в нашем мире. Великие творцы были готовы принять реабилитировавшегося собрата в свои ряды, но чтобы Вселенское зло так и не нашло себе покоя, он оставил волшебные мечи на планете, отдав их моему прапрадедушки. Из трех кочевников оказавшихся в тот момент поблизости только мой чистый душой и телом родственник мог удержать их в руках и даже переносить на короткие расстояния. Остальные два претендента едва не надорвали животы, пытаясь приподнять эти могучие артефакты. После этого знаменательного события время продолжило двигаться своим чередом, а волшебное оружие неоднократно по независящим от нас обстоятельствам уходило из семьи. Мои предки не придавали этому особое значение, потому что каждый раз каким-то необъяснимым образом оно возвращалось назад, и вновь надолго пряталась в наших фамильных сундуках.
  Алтын напряженно смолкла, давая понять, что повествование окончено, и теперь настала очередь высказаться ее спасителю.
  Костя специально потянул время. Во-первых, попытался еще раз набить себе цену, а во-вторых, надеялся, как следует обмозговать услышанное. В подобные россказни он раньше никогда не верил! Однако именно поэтому умудрился с треском провалить поисковую операция на "Обероне", а его хваленые навыки и опыт оказались бессильны перед заурядными магическими пассами принцессы Ли. Пора было разучивать новые правила игры, иначе окружающий мир в мгновение ока пережует тебя и, не глотая, выплюнет на обочину жизни.
  - Так это легенда или быль? - осторожно, словно ступая по тонкому льду, спросил Ярославцев.
  - Не могу утверждать ничего определенного. - Не лукавя, ответила девушка. - За прошедшее время все настолько перемешалось и границы между явью и вымыслом практически стерлись... Но! - она многозначительно подняла вверх украшенный перстнем палец. - Ты же не станешь оспаривать сам факт наличия мечей? Они существуют независимо от нашей веры в их фантастические способности. А мой народ сегодня утром почему-то решил, что ты являешься одним из воплощений святого Освальда. Ведь только ему было под силу так виртуозно владеть этим грозным оружием. И я бы не хотела, чтобы в ближайшее время ты разочаровал моих соплеменников.
  И с обаятельной хитринкой она посмотрела в его глаза.
  Костя выдержал ее испытывающий взгляд.
  - Теперь мне понятно, почему так переполошились наши престарелые заговорщики?!
  - Именно! Они наконец-то поняли, что им не под силу тягаться с тобой и восприняли смерть своих детей как неизбежный рок судьбы, с которым необходимо смериться. Они уже и без того обессмертили свои имена в нашем народном эпосе и несказанно обрадовались этому.
  - Мне нравится, что все закончилось подобным образом. - Константин отдал матери пустую пиалу и рывком поднялся на ноги. - Ты больше ничего не хочешь мне рассказать?
  - Нет.
  - Ну, тогда имею честь откланяться.
  - И куда хотела бы я знать, собралось наше новоявленное божество.
  - Вашему ангелу-спасителю надо хорошенько поразмыслить над тем, как побыстрее пробраться к центру пустыни. Пески вот, вот поглотят поселок и тогда все наши общие усилия окажутся напрасны.
  - Если тебе вдруг понадобится моя помощь, а она обязательно понадобится, обращайся в любое время дня и ночи. Полог моего шатра будет, всегда приветливо распахнут перед таким гостем как ты.
  - Спасибо за доброе слово моя повелительница. С твоего монаршего разрешения я немного углублюсь в пустыню там, в уединение мне лучше думается.
  - Как скажешь мой спаситель. Как скажешь... Однако будь осторожен. - Негромко бросила ему в след кочевница, вожделенно ощупав взглядом его ладную фигуру, и решила любой ценой заиметь от него ребенка.
  
  
  
  Индивидуальный мозговой штурм длился до самого вечера.
  На пешую прогулку по пескам мог отважиться только законченный недоумок, а так как Ярославцев себя с людьми подобного рода не ассоциировал, то ему понадобилось изыскивать простое, но весьма оригинальное решение.
  Для начала Константин попробовал определиться со средой, по которой он будет пробиваться к центру пустыни. Их оказалось всего две: земля и воздух. Затем ему понадобилось выработать способ и средство передвижения и только потом приступить к планированию материально-технического обеспечения своего плана.
  Конструктор из господина капитана, конечно же, был так себе! Но это лишь в сравнение со спецами и узкопрофильниками его бывшего прославленного подразделения. Что ни говори, а программа общевойсковой подготовки офицера космической пехоты, а вернее ее раздел: "Техническое обеспечение боевых действий на различных типах планет" вполне позволяли ему довольно грамотно и с наименьшими затратами решать и более сложные задачи, причем в отрыве от основных сил и сугубо самостоятельно.
  Самое сложное на данном подготовительном этапе заключалось в том, что Костя не располагал минимально необходимым перечнем материальных средств и ресурсов, да еще вдобавок ко всему не имел представления о реальных возможностях своих помощников - муравьев. А ведь вполне могло оказаться, что он напрасно все это время морщил лоб и напрягал мозговые извилины и эти всемогущие насекомые только прикидывались неумехами, а сами были способны за несколько секунд перенести его к центру пустыни одним шевелением своего левого усика.
  Конечно, хорошо было бы знать, какую помощь они смогут оказать ему на всех фазах будущей операции? И какие ресурсы будут предоставлены в его распоряжение в ближайшее время...
  Однако хитрюга Месс продолжал темнить и только подкармливал его минимальными порциями информации, причем, без какой либо конкретики.
  Когда утомленное дневными хлопотами светило закатилось за горизонт, Ярославцев вернулся в поселок и словно пустынный вихрь ворвался в шатер:
  - Доброй ночи страна! А ну, хорош, плющить морду напарник! Нас ждут великие дела, а ты здесь бодаешься с подушкой! Ступай, протри, как следует свою заспанную физиономию, и быром возвращайся обратно.
  Пока ошалевший от такого поворота событий муравей приводил себя в порядок Костя и сам с помощью вяленых фиников и воды утолил жажду и немного приглушил свой волчий аппетит.
  Но как только членистоногий отважился заползти в шатер капитан, отставив в сторону питье и лакомство, без лишних разглагольствований, приступил к совместному обсуждению ключевых вопросов, предупредив напарника заранее, что время для раскачки и всевозможных философских отступлений от основной темы безвозвратно кануло в прошлое:
  - Слушай сюда дружище! Наша с тобой величайшая миссия вступает в завершающую фазу. Теперь любой даже самый маленький просчет может грозить полным провалом. Поэтому прошу тебя отвечать на мои вопросы, предельно взвешено, правдиво и реально. Мычание типа: "Может быть?" или "Мы попробуем", меня не устраивают. Если ты сам окажешься не в состоянии обеспечить меня необходимым объемом информации, то я разрешаю привлечь к нашей беседе пару-тройку твоих башковитых собратьев.
  - В этом нет необходимости. - Даже внешне Месс подобрался и всем своим видом теперь старался олицетворять суперсерьезность помноженную на железобетонную компетентность. - Я установил телепатическую связь с моими братьями в поселке. Половина из них впало в транс и допустило меня к своему подсознанию. Теперь Главнокомандующий мы готовы предоставить вам без преувеличения все знания нашей Великой цивилизации.
  - Добро! Посмотрим, насколько она велика? - не удержался от ядовитого комментария Ярославцев. - Итак, первое! Мне необходимо знать все о поле зрения тараканов, а точнее их верхний радиус обзора с учетом подвижности шейных позвонков.
  Месс немного призадумался и четко отрапортовал:
  - Пятнадцать градусов от линии горизонта, но они могут вставать на задние лапы и, вращая туловищем, полностью просматривать окружающее их пространство.
  - Понятно! Как обычный башенный танк. А степень разрешения их глаз?
  - На тридцать процентов меньше среднестатистического человеческого.
  - Они располагают, какими либо оптическими приборами наблюдения, имеющие ту или иную степень увеличения изображения?
  - Нет, подобные технологии им неизвестны и недоступны.
  Этот разговор был похож на поединок двух блиц шахматистов или допрос экзаменуемого, которого привередливый экзаменатор хочет завалить на зачете. Та же скорость, тот же накал страстей...
  - Максимальная высота полета этих особей?
  - Четыреста пятьдесят - пятьсот метров.
  - Скорость передвижение по суше?
  - До восьмидесяти километров в час.
  - А в воздухе?
  - От трех до пяти метров в секунду.
  - Вы можете прямо здесь, не покидая поселка, своими силами изготовить большое количество воздухо и водонепроницаемой ткани особой прочности, негорючей и не статичной?
  - Да. - После непродолжительной паузы ответил Месс.
  - А более твердые материалы для создания каркасных конструкций?
  - Без проблем.
  - А сами каркасные конструкции?
  - Любой степени сложности.
  - Способ крепления больших и средних деталей между собой? Сооружения и механизмы должны обладать определенной степенью жесткости и прочности.
  - Для маленьких и средних - склеивание, для больших - холодная сварка. Можно применить заклепывание и стягивание винтами.
  - Мне понадобятся сверхпрочные колбы способные выдержать внутреннее давление в несколько атмосфер.
  - Если будет чертеж и подробные пояснения к нему, желательно с элементарными математическими расчетами.
  - Ну а сложный механизм способный сжимать воздух или другой, более тяжелый газ в замкнутом объеме и закачивать его в эти колбы?
  - Ответ тот же, что и на предыдущий вопрос.
  - Мне так же понадобится некоторое количество нетоксичного или слаботоксичного горючего газа.
  - Так называемый "болотный", получаемый при перегнивании растительной клетчатки, сгодится?
  - Вполне.
  - Вы можете с определенной степенью точности определить направления движения воздушных потоков на различных высотах.
  - Эта проблема решаема.
  - Тогда мне будет нужен очень точный прогноз на ближайшую неделю.
  - Потолок прогноза.
  - Четыре с половиной тысячи метров. И, наверное, самое последнее. К завтрашнему утру подготовьте мне место для работы за пределами поселка. Оно должно хорошо охраняться, иметь добротный чертежный стол, бумагу, набор карандашей и линеек.
  - Может быть, нам решать проблему передачи технической информации с помощью глубокого телепатического контакта? - осторожно возразил Месс.
  - Нет! - категорично возразил Ярославцев. - Поди потом докажи кто из нас о чем подумал и чего недопонял, а бумага стерпит все. Профессионально выполненный чертеж невозможно переврать, его остается только воплотить в материале.
  - Склоняю голову перед вашей мудростью Главнокомандующий и спешу заверить, что все будет исполнено в надлежавшем виде.
  - Ловлю тебя на слове! - капитан с облегчением перевел дух и тут же засомневался: уж больно все прошло тихо, да гладко. - Только ведь смотри, - он предостерегающе погрозил насекомому пальцем, - я тебе за язык не тянул. А у меня такой принцип взялся за гуж, не говори, что не дюж.
  - Я не могу проследить за логикой вашего мышления Главнокомандующий. Расшифруйте смысловое содержание вашего последнего изречения.
  Костя хотел было воскликнуть: "Темнота ты дремучая!", но поостерегся. Действительно откуда инопланетному насекомому было знать все заковыристые обороты великого и могучего земного языка. И он невольно поймал себя на мысли о том, что за столь короткий промежуток времени настолько плотно сработался и сросся с муравьем, что и сам того не желая уже чисто машинально намеривался заставить его думать собственными мерками.
  "Побойся бога Ярославцев! Если мед - то ложкой?! Это не наш принцип. А ну осади коней и дай пацану хоть немного продохнуть".
  И Константин предельно тактично и доходчиво постарался пояснить Мессу суть довольно таки известной пословицы:
  - Это означает: если согласился делать дело - делай, а не ищи тысячу причин чтобы увильнуть.
  - Спасибо. А теперь, будьте добры доведите до нас основной замысел предстоящей компании. Вы, я надеюсь, уже расставили для себя все приоритеты.
  - Конечно! Короче, я решил достигнуть центра пустыни на воздушном шаре. - Капитан произнес эту фразу, словно заказывал во второразрядной забегаловке яичницу.
  - На чем?! - не просвистел, а буквально прошипел ошарашенный муравей.
  Костя правильно оценил его реакцию и решил не тратить времени даром.
  - Вы когда-нибудь, занимались воздухоплаванием?
  - Чем? - вновь переспросил, но уже чуть вежливее членистоногий, хаотично помахивая усами.
  - Перемещением тел при помощи физических свойств воздушного пространства. В нашем с тобой случае с использованием температуры и плотности воздуха.
  - Нет. От наземного транспорта наши предки сразу же перешли к космическому судостроению. А в пределах планет они осуществляли путешествия и перемещение грузов при помощи телепортации. Этот способ оказался наиболее экономичен, экологически чист и почти на сто процентов безопасен.
  - Так что же мешает твоим братьям взять и телепортировать меня в Запретный город?! - Ярославцев прямо таки закипел от возмущения. - Выходит мы с тобой, за "Здравие желаю", сидим здесь и бычимся друг на друга в этой изматывающей духоте. А так, раз... и никаких проблем!
  - Этому мешает табу, наложенное Великими творцами.
  - Хорошо! - Костя понял, что они перешли в сферу, где их взгляды и некоторые принципы имели диаметрально-противоположное толкование. Дальнейшие споры и пререкания могли только усугубить положение. Поэтому он решил прекратить обмен мнениями. На сегодня им обоим и так хватало впечатлений. - Значит, поступаем следующим образом: я сейчас ужинаю и ложусь спать. И попробуйте только завтра не подготовить моего рабочего места. Вот тогда я устрою вам настоящую "телепортацию". Ох, и пойдут гулять клочки по закоулочкам! Все! Свободен.
  Месс хотел было возразить, но капитан прикрикнул на него:
  - Я сказал: "СВОБОДЕН!", - и сделал вид, что занялся приготовлением ужина.
  Он повел себя, конечно же, по хамски. Однако дальнейшее желание дискутировать с этими чистоплюйчиками у него полностью пропало. Цель в боевой обстановке всегда оправдывала средство, а эти ребятишки хотели и на стульчик сесть и рыбку съесть. То есть коренным образом изменить историю целой планеты не пролив при этом ни единой слезы младенца, и не обагрив свои лапы в крови. Его всегда бесил подобный восторженно-романтический подход к архисложным, меняющим судьбы целых народов делам. Тем более ему очень часто приходилось видеть, чем все это заканчивалось, а иногда и вовсе участвовать в ликвидации последствий. К тому же от проведенных за день инженерных расчетов голова была готова расколоться на тысячу осколков. Уставший мозг требовал большого количества глюкозы и продолжительного сна.
  Отдадим должное и муравью. Он не стал обиженно закусывать удила. У насекомого хватило такта без лишних слов прошвырнуться по поселку и принести горку пресных лепешек, которые еще с утра так понравились капитану и пиалу душистого меда.
  - Большое армейское спасибо! - поблагодарил его Константин и они, чинно и скромно трапезничая, как ни в чем не бывало, занялись обсуждением последних поселковых сплетен.
  
  
  Светлый мазок зарождающегося дня на горизонте призвал капитана к действию. Он наскоро провел разминку и плотно позавтракав, отправился в сопровождении Месса осматривать свое рабочее место.
   Братья насекомые действительно не подвели и прилежно выполнили все его рекомендации, проявив при этом даже некоторую степень инициативы.
  В ста метрах от южной окраины поселка, на продуваемом холме образованном мелкой базальтовой крошкой они возвели для него просторное куполообразное помещение с огромным чертежным столом и удобной мебелью.
  Стены хорошо пропускали свет и в тоже время защищали от жары. Все, кроме бумаги и карандашей, было изготовлено из какого-то загадочного полимера, однородная масса которого имела различную степень твердости в зависимости от предназначения предмета.
  Он не стал выказывать свое удивление и уж тем более начинать рабочий день с расспросов. Помимо Месса в помещение находилось еще четверо его соплеменников. При появлении капитана они вежливо поприветствовали его движением усов и сосредоточенно замерли, словно прилежные школьники в присутствии строго учителя.
  Костя вопросительно посмотрел на напарника: "Мол, с чего начинать-то?".
  Тот указал на большую чертежную доску с кусочками натурального ракушечного мела на специальной подставке:
  - Для начала общая схема летательного аппарата и всего необходимого оборудования.
  - Понял, не дурак! - Ярославцев с энтузиазмом приступил к работе, изредка озвучивая свои "художества":
  - Собственно воздушный шар... Компрессор... Газовая горелка и баллоны...Пассажирская кабина...
  Примерно через пятнадцать минут один из муравьев почтительно просвистел:
  - Достаточно. Ваш замысел нам понятен. Разрешите, прежде чем мы приступим к его воплощению, задать вам несколько уточняющих вопросов?
  - Конечно. - Ярославцев отложил в сторону почти полностью исписанный мелок и обеспокоено вытер перепачканные руки о полы халата. В качестве технического эксперта ему приходилось выступать впервые этим, и объяснялась некоторая степень волнения.
  - На каком диапазоне высот вы собираетесь передвигаться?
  - От двух до трех тысяч метров в зависимости от направления и скорости воздушных потоков.
  - Почему вы выбрали именно эту высоту?
  - Спускаться ниже опасно. Уровень разрешения тараканьего глаза позволяет гарантированно классифицировать воздушный объект и, следовательно, создает риск поднятия тревоги, и принятия контрмер по недопущению нас в Запретный город.
  - Мы согласны с вашими доводами, однако не советуем подниматься выше четырех тысяч метров. Перепад температур и кислородное голодание могут негативно сказаться на самочувствии личинки. - Предупредили его муравьи и задали следующий вопрос: - На какую скорость передвижения рассчитываете?
  - Не более трехсот километров за суточный перелет. К центру пустыне я планирую добраться примерно за четверо суток. Если конечно не попаду в стабильный скоростной поток.
  - Что вы будите делать, если окажитесь в зоне полного штиля. Ведь аварийная посадка возможна только в ночное время.
  Ярославцев и сам не заметил, как приблизился к самой главной проблеме своего плана, поэтому он начал отвечать заранее продуманными фразами.
  - Мне известно о ваших способностях телепатически передвигать различные предметы на весьма большие расстояния. Я так же знаю о довлеющем запрете наложенным на вас по этому поводу Великими творцами. Поэтому экспедиция запросит помощи только в экстренном случае.
  - Это исключено! - категорично заявил один из насекомых.
  - Но почему?! Ведь правила существуют и для того чтобы их нарушать.
  - Это если следовать вашей, человеческой логике. Ее губительные последствия мы наблюдали неоднократно в период всей эволюции. Мы же привыкли отвечать за свои слова и до последней запятой выполнять данные ранее обещания. - Муравей встал на задние лапы и обвел передними помещение, подчеркивая этим жестом весомость своих слов. Мол: "Сказано тобой, сделано нами. И никаких гвоздей!".
  Костя с трудом удержался от взаимных обвинений и, проглотив обиду за весь род человеческий, заявил с крайней степенью миролюбия:
  - Я же не предлагаю вам передвинуть планету. И вообще смею предположить, что телепатические возмущения такого ничтожного порядка останутся незамеченными.
  Муравьи долго молчали, мысленно общаясь между собой, и только потом сделали очень осторожное заявление:
  - Произведенные нами вычисления позволили предположить следующее: для поддержания шара в воздухе на необходимой высоте понадобятся усилия не более двадцати особей со средним телепатическим потенциалом. Но, ни о каком горизонтальном передвижении не может быть и речи. Больше эта тема обсуждению не подлежит. А теперь самое время приступить к детальным чертежам и математическим расчетам.
  "Вот уж педанты, растудыт твою туды!", - капитан, во второй раз, молча, впихнул в себя обиду, но усаживаться за чертежный стол и приступать к работе не торопился. Возникшая проблема не была решена и он категорично заявил:
  - Стоп! Я заставлю передвигаться воздушный шар с помощью двух турбовинтовых водородных двигателей, но это изменит, утяжелит и усложнит всю конструкцию. Вдобавок ко всему мне так же понадобиться новый газ - гелий. - Порывшись в дальних уголках своей памяти, он коряво вычертил его атомарную схему. - Вот только потяните ли вы внесенные мной изменения?
  Муравьи мгновенно оценили ситуацию, провели поверхностные расчеты и компетентно ответили:
  - Применение нового газа, а не подогретого с помощью горелки воздуха, увеличит грузоподъемность вашего...
  - Аэростата. - Подсказал им новое слово Ярославцев.
  - А-э-р-о-с-т-а-т-а. - Произнес по буквам муравей и продолжил тоном университетского лектора. - Технология изготовления сверхмалых и экономичных водородных двигателей работающих на расщеплении обычной пресной воды нам известна давно. Их производительность и расход топлива не вызовут вашего беспокойства. В далеком прошлом мы активно использовали аналогичные агрегаты на подземных буровых машинах для прокладки жилых и коммуникационных штолен под землей. Поэтому смело вносите изменения в конструкцию. Нам будет достаточно примитивных рисунков и минимальных математических расчетов. Все остальное мы сделаем сами.
  Возразить здесь было нечему и Ярославцев, собравшись с духом, отважно приступил к чертежам.
  Конечно же, он сделал для себя определенные выводы, и по его личному мнению людям и насекомым никогда совместно не править на этой планете без взаимных жертв, рисков и самое главное уступок. Едва начавшееся сотрудничество было омрачено банальным недопониманием и различиями в оценки важности предстоящей операции. Увы, он посчитал их почти идеальной цивилизацией, забыв при этом одну прописную истину, которые ему усердно вдалбливали еще с училищных времен: "У каждого народа, каким бы великим и мудрым он не предстал перед тобой, всегда найдутся застарелые комплексы, мешающие его успешному и полноценному развитию".
  День продолжился, но работа не вдарила бурлящим ключом как того ожидал Ярославцев. Снова ему пришлось смириться с привычкой муравьев подходить к любому делу основательно и не спеша. Долгая борьба за выживание на опустошенных и зараженных радиацией планетах сформировала у них определенный поведенческий стереотип, от которого они не отступали ни на йоту. Пятидесяти процентный риск или столь привычное нам: "Тяп - ляп" и "Авось" вызвало бы у этих древних насекомых неподдельное возмущение и немедленный отказ от сотрудничества. Однако союзников в войне не выбирают и Ярославцев это прекрасно понимал.
  Все его "гениальные художества" незамедлительно уточнялись, обсуждались и... откладывались в сторону. Насекомые не собирались претворять их в жизнь по отдельности. Они решили сперва накопить всю документацию по проекту и только, потом перейти к его осуществлению.
  Капитан, практически не разгибая спины и прерываясь только на короткое время для приема пищи, просидел за столом до глубокой ночи. Когда линии и цифры начали расплываться и двоиться в глазах он наконец-то сдался.
  Худо или бедно, но сегодня ему удалось вычертить, высчитать и согласовать большую часть проекта.
  Перед тем как расстаться муравьи, как всегда немного посовещавшись, осмелились высказать ему свое заключение:
  - Проведенные математические расчеты позволяют нам заявить с полной ответственностью, что ваш план выполним на девяносто целых и три десятых процента. Завтра мы приступаем к его практическому осуществлению. Вашего непосредственного вмешательства не потребуется. Можете осуществлять общий контроль за качеством выполняемых работ и если посчитаете нужным вносить свои корректировки. В заключении позвольте озвучить одно весьма существенное замечание. Вами совершенно не предусмотрены приборы ориентации в пространстве. Поэтому мы снабдим вашу экспедицию подробными топографическими картами и двумя современными компасами.
  Костя устало кивнул и вылез из-за стола. Признавать свою ошибку не было не желание, ни сил...
  Под куполом, построенным для него союзниками, было предусмотрено комфортабельное место для отдыха с удобной односпальной кроватью и, что самое удивительное, современным санузлом и биотуалетом. Все время нахождения на планете Ярославцеву приходилось справлять нужду под кустом и мыться в открытых водоемах, а здесь присутствовала даже туалетная бумага и жидкое мыло в капельном душе. Конструкция всех этих удобств была проста и компактна. Замкнутый цикл функционирования и самовосполняемость расходных материалов напомнили ему подобные блага цивилизации, размещенные на межзвездных космических кораблях. Значит, муравьи не лгали и действительно в своем развитии достигли космических технологий. И видно хорошенько их прищучили Великие творцы за прошлые прегрешения что, имея в кармане как минимум атомную бомбу, они были вынуждены добывать огонь при помощи примитивного огнива.
  Капитан улыбнулся, довольный тем насколько удачно ему удалось придумать последнее сравнение, и начал демонстративно зевать, не прикрывая рот, показывая всем своим видом, что готов немедленно отойти ко сну.
  Насекомые тут же бесшумно удалились, не забыв выставить по периметру надежную охрану.
  Ярославцев убедился в том, что он остался один хотя бы в границах своего нового убежища и, не смотря на усталость, не стал забираться под одеяло.
  За сегодняшний день он настолько пополнил копилку знаний о своих членистоногих союзниках, что это обстоятельство потребовало немедленного переосмысления.
  Наметанный глаз и постоянные штабные тренировки по совершенствованию параллельного метода выполнения боевой задачи, позволяли ему помимо чертежей и расчетов вести постоянное наблюдение за реакцией, поведением и телепатическими переговорами муравьев.
  Константин уяснил раз и навсегда - работают они медленно, и подгонять их не имеет смысла. Однако, несмотря на так раздражавшую его неторопливость, эти покрытые хитином существа продвигались вперед с неотвратимостью тяжелого танка, и это позволяло им доводить до конца любое начатое дело. Для них не существовало главных и второстепенных задач. Проблему любой степени сложности они решали с одинаковым прилежанием. К тому же в этом, так не похожем на наше, обществе совершенно отсутствовали гении-индивидуалисты. Все вопросы решалось коллективно, причем как минимум тремя специалистами. Принцип демократического централизма им тоже был знаком. При возникновении спорных моментов меньшинство всегда подчинялось большинству. Если тройка по каким-то причинам не могла справиться с возникшей проблемой, она превращалась в пятерку, семерку, девятку, и могла возрастать до тех пор, пока все живущие на планете особи телепатически не соединялись в единое интеллектуальное пространство способное за долю секунды перемолоть задачу любой степени сложности. Получался этакий немыслимый по своей мощности сверхкопьютер. Причем образование столь совершенной машины способной не, только вычислять, но и думать происходило совершенно незаметно от людских глаз. Продолжая выполнение повседневных обязанностей, насекомые настраивали большую часть своего мозга на определенную частоту и почти мгновенно включались в общую сеть. Но подобное происходило всего несколько раз за всю историю этой величайшей цивилизации. В основном все проблемы решались на уровне пятерок. Даже сегодня они не вышли рамки пятнадцати особей, да и то задействованных в определенные моменты в качестве консультантов.
  Косте было страшно представить какой потенциал прячется в этой серой и на первый взгляд туповатой массе?! Одно для него было ясно как божий день: в случаи прямого вооруженного столкновения двух цивилизаций человечество проиграет насекомым вчистую.
  - Вот именно, и ни как иначе! - воскликнул Константин, усаживаясь на медитацию.
  Спустя примерно пять минут он опробовал душевую кабинку и остался, ей доволен. Жизнь потихоньку налаживалась! И теперь он имел как в той басни: "... и стол, и дом...", надежную охрану, реальную жизненную цель и каждодневную усталость, не позволявшую депрессии приблизиться к нему на добрый бросок ручной гранаты. Если он сумеет расположить к себе насекомых и те позволят ему воспользоваться их знаниями и самыми совершенными технологиями, то поиски принцессы Ли, да и само возвращение домой станет для него не призрачной мечтой, а вполне выполнимой задачей.
  На этой мажорной ноте Ярославцев потушил маленький масляный светильник и с чувством выполненного долга погрузился в спокойный глубокий сон с яркими цветными сновидениями.
  
  
  Последующие двое суток прошли в монтажно-строительных хлопотах и дорожных сборах.
  Технологии союзников потрясли капитана до основания.
  Осуществление практической стороны проекта муравьи начали с приготовления нескольких разновидностей какого-то вонючего пойла. Когда оно было готово и выпито тремя десятками особей, работа наконец-то сдвинулась с нулевой точки и стала набирать обороты.
  Насекомые поделились на несколько групп. Большинство из них внешне практически не изменились, но все без исключения прошли чудовищные внутренние генетические мутации, позволившие им выполнять ту или иную производственную функцию.
  Одни, к примеру, выпускали изо рта, вязкую слюню и подвижными, очень чувствительными коготками на передних лапках вылепливали ту или иную производственную деталь, строго соблюдая форму и размеры.
  Темная, молочного цвета жидкость затвердевала буквально на глазах и превращалась в полимер с необходимым запасом прочности. Само собой, что вся эта процедура требовала определенного умения и сноровки.
  Иногда мастера все-таки допускали брак и, без сожаления отправив запоротый образец в переработку, немедленно приступали к изготовлению нового.
  Капитан попросил показать ему несколько испорченных деталей и, не имея на руках измерительных приборов, решил определить степень их несоответствия стандартам на глазок.
  Однако, увы! Он так и не смог разглядеть погрешность, настолько та оказалась мала.
  Ярославцев немедленно разыскал Месса и попросил объяснить происходящее. Он посчитал это слишком дорогим удовольствием. Ведь не космический корабль, черт побери, они здесь строили!
  Муравей с присущей ему невозмутимостью ответил, что отклонение от нормы, к примеру, для обычных скрепляющих заклепок и винтов должно составлять одну десятую миллиметра. Именно такие стандарты позволяют исключить возможность возникновения аварийной ситуации у заявленной конструкции.
  Обсуждая данную проблему, они как раз проходили мимо группы муравьев поглощающих в немыслимых количествах зеленые пальмовые листья и заранее заготовленные грибы. При этом всегда поджарые брюшки насекомых уродливо раздулись и увеличились в несколько раз.
  - Это наши биологические станции по выработке летучего газа. - Попытался успокоить капитана членистоногий, заметив в его глазах недоумение.
  Следующая картина и вовсе повергла Константина в шок. Два рослых муравья поскрипывая панцирями и посвистывая от боли стремительно мутировали в пауков.
  - Они займутся изготовлением материала для оболочки аэростата. - Предупредительно пискнул напарник.
  - Послушай дружище! - не выдержал капитан. - А все эти ваши генетические фокусы обратимы и не надорвут ли они пупок твоим соплеменникам?
  - Не извольте беспокоиться Главнокомандующий. После завершения работ каждый примет специальный антидот и вернется в прежнее состояние, причем весь процесс произойдет без каких либо осложнений для организма. Это для вас железо и техника важнее жизни отдельного члена общества, а у нас все наоборот.
  - Ну не всегда! - попытался возразить пристыженный офицер, хоть и в душе был вынужден согласиться с мнением насекомого.
  "Лес рубят - щепки летят, - о, как же любят у нас подобным образом оправдывать свою профессиональную некомпетентность, жадность, а то и обычную лень большинство чиновников любого ранга...".
  Из задумчивости его вывел предупредительный треск за спиной, и он был вынужден посторониться.
  Несколько насекомых протягивали гибкие шланги к биологическим станциям, которые уже успели присоединить к готовому компрессору с примитивным водородным двигателем, возле которого хлопотал один из муравьев, контролируя его работу по приборной доске. Двое других калибровали и проверяли на прочность столитровые емкости для хранения и транспортировки летучего газа.
  Время летело с сумасшедшей скоростью и Ярославцев, ушедший в процесс с головой, успел только прикорнуть на пару часов да один раз перекусить на скорую руку.
  На вторую ночь насекомые чуть ли не силком напоили его сладкой питательной жидкостью и под конвоем отправили для отдыха в поселок, при этом клятвенно заверив, что к восходу солнца все приготовления к полету будут закончены, а сам аэростат заполнится необходимыми припасами.
  Если верить их словам, то уже завтра ему вместе с Мессом только и останется, как воспарить над этой грешной планетой аки херувимам.
  Ярославцев вынуждено подчинился и позволил сопроводить себя до шатра. Однако, не смотря на демонстрируемое спокойствие и накопившуюся усталость, заснул он все-таки с трудом, проворочавшись с боку на бок битый час.
  Капитан вынуждено вспоминал всю известную ему ранее теорию по аэронавтике и клял себя за то, что когда-то неверно посчитал своих однокашников по училищу, увлекавшихся древними способами передвижения: "неисправимыми романтиками" и "законченными батанами".
  Ему, видите ли, были больше по душе запредельные скорости, боевая и броневая мощь, орудия главного калибра и все последние разработки военно-промышленного комплекса. Вот их то - он изучал и осваивал, взахлеб, а все остальное, не задумываясь, относил: "к не заслуживающей внимания ерунде, на которую не стоило тратить драгоценного времени".
  Однако многие из его друзей, в том числе и Дормидонтыч не брезговали совершать продолжительные практические экскурсы в историю. Пусть они и не преуспели в рукопашном бое как Ярославцев до уровня "Абсолют", ограничившись только "Мастер классом", но зато справлялись с изготовлением и управлением любого тихоходного транспортного средства в два счета.
  - Эх, пацаны, пацаны... Как же мне вас не хватает!!! - в сердцах воскликнул Константин и почти насильно заставил себя уснуть.
  Зато утро третьего дня он встретил бодрым, отдохнувшим и готовым к самым решительным действиям.
  - Главное не опростоволоситься при взлете, а там, вдали от любопытных глаз, наедине с Мессом можно и попрактиковаться часок другой.
  Плотно позавтракав, наш капитан, всем своим видом излучая уверенность и оптимизм, прибыл на стартовую площадку, где все уже было готово к началу экспедиции.
  Отдав распоряжение призвать к нему Алтын, Ярославцев вместе с группой муравьев в последний раз осуществил общий осмотр аэростата и остался им, доволен.
  - Подведем итоги? - старший группы по имени Конти, умиротворенно сложив передние лапки на похудевшем брюшке, с интонацией изнывающего от скуки преподавателя способного кого угодно вогнать в глубокий сон, изложил последние соображения своего муравьиного сообщества:
  - Заявляю с полной ответственностью, что данная конструкция теоретически способна выполнить поставленную перед ней задачу: перенести по воздуху личинку Королевы и двух пассажиров к центру пустыни. Конечно, многое будет зависеть от слаженных действий экипажа, ваших личных практических навыков, а так, же погодных условий. Однако мы уверены, что рано или поздно вам все-таки удастся добраться до центра пустыни.
  Капитан сдержано кивнул, а муравей продолжил:
  - Высоту полета вы будите регулировать с помощью подкачки или стравливания гелия, здесь проблем не должно возникнуть. Трехсот процентный запас летучего газа закачен в баллоны и загружен на борт. После некоторых расчетов мы бы настоятельно рекомендовали вам осуществлять передвижение с помощью высотных воздушных потоков и использовать водородные двигатели только в безвыходных ситуациях. К сожалению, они оставляют в небе заметный инверсионный след, что может послужить демаскирующем фактором и серьезно заинтересовать тараканов. Так же особую тревогу у меня вызывают высотные шторма. Увы, они не редки в этих широтах. Поэтому при первых же признаках, а их вам укажет Месс, немедленно уходите на безопасную высоту или меняйте курс. Вам все понятно?
  Капитан снова кивнул.
  - Тогда не смею вас больше задерживать.
  И муравьи принимавшие участие в проекте, оставив на стартовой площадке Месса, удалились на почтенное расстояние и выжидательно замерли, наблюдая со стороны за последующими действиями экспедиционеров.
  Только вот дела у дружного экипажа с чего-то двинулись в разлад и возле аэростата начали сгущаться тучи взаимного недопонимания.
  Непонятно каким образом, но Месс почувствовал внутреннюю неуверенность Константина и заподозрил его в полной практической несостоятельности. Однако высказать свои сомнения вслух он не осмелился и решил излить свои опасения в желчно-вопросительной фразе:
  - И на этом убоище мы с тобой полетим?
  - Тундра ты поросшая мхом, причем с головы до пят. А еще мнишь из себя представителя высокоразвитой цивилизации, которому все по плечу. - Попробовал отшутиться капитан но, видя, что фокус не удался, решил развеять все его сомнения бодрым заверением: - Мои далекие предки, между прочим, покоряли на этих летательных аппаратах многотысячные расстояния.
  - ОНИ, а не ТЫ! - возразил муравей и в упор уставился на капитана.
  Костя не отвел взгляда и с нарастающей угрозой почти что продекламировал:
  - Если у тебя кишка тонка, то вообще можешь никуда не лететь. Подберу себе более решительного и отважного компаньона. Ладно... Ладно! Не сопи и, не пуская пар из ушей как рассерженный бык перед плащом тореро. Лучше скажи, чем тебе не нравится мое гениальное детище.
  Муравей внезапно "здулся" и виновато опустив глаза, проскрипел, словно несмазанный механизм:
  - Мне страшно Главнокомандующий. Ведь еще не один из моих соплеменников не путешествовал подобным образом.
  Его откровенность подкупила капитана, и он решил больше не таиться. Они оба осознанно подвергали себя смертельному риску и поэтому имели полное право на достоверную информацию.
  - Ты не поверишь, но я никогда практически не управлял таким вот средством передвижения. Эра воздухоплавания в моем мире закончилось задолго до моего появления и люди уже давно используют совершенно другие способы для перемещения в околопланетном пространстве.
  Несмотря на некоторые опасения, муравей не испугался, а уважительно просвистел:
  - Это просто чудо, что ваша цивилизация в свое время додумалась до таких технологий и сумела не только их сохранить, но и передать последующим поколениям.
  - Ты знаешь, большую роль в этом сыграло постоянное стремление человека ввысь. Издревле люди мечтали подобно птицам парить над грешной матушкой землей и свято верили, что в поднебесье они обретут не только свободу, но и избавятся от большинства земных проблем.
  - Вы неисправимые романтики и в этом ваша сила!
  - Еще бы! Этого у нашей цивилизации не отнимешь. Однако у вас имеются неоспоримые стратегические преимущества, которые позволяют вам в случае открытого военного столкновения оказаться в сравнении с нами как минимум выше на две головы.
  - Нет, Главнокомандующий! Великие творцы намеренно вложили и в нас, и в вас эти хитрые программы самоуничтожения, и пока мы их не переосмыслим, не сломаем и не объединим свои усилия, мы так и будем менять друг друга на просторах Вселенных.
  - Да вы оказывается философ батенька! - Костя ласково потрепал его по затылку.
  - Ты звал меня, и я пришла! - раздался за его спиной слегка взволнованный голос.
  За взаимными расшаркиваниями они прохлопали появление Алтын.
  - Владычица! Мы убываем в благодатные земли на этой волшебной колесницы способной, словно огромная птица перенести нас к центру пустыни. Самое позднее через два месяца мы вернемся по суше и направим твой народ на путь благоденствия и процветания. Хватит ли тебе мужества и терпения, чтобы управлять поселком в наше отсутствие?
  - Да.
  - Не обманул ли я твои ожидания?
  - Нет. Ты сделал все как надо.
  - Не заставил, ли усомниться в собственном величии, переступить через гордость и вековые традиции?
  - Только с твоей помощью я смогла полностью раскрыть все свои таланты и воплотить в реальность тайные мечты.
  - Я безгранично рад за тебя о, дерзновенная Алтын. Та, для которой не существует преград. Мир дому твоему! Счастье и благоденствия родственникам. А теперь слушай меня внимательно. - Костя вплотную приблизился к девушке и прошептал: - Не при каких обстоятельствах не вздумай возрождать былые пороки. Путь назад отрезан раз и навсегда. Пока вы и муравьи живете единой, дружной семьей, вы - непобедимы и способны преодолеть любые невзгоды. Помни об этом всегда.
  Он хотел было еще раз, используя лучшую часть своего словарного запаса, предостеречь союзницу от сиюминутных, скоропалительных решений, способных свести на нет их совместные достижения, но внезапно заметил в ее расширившихся от ужаса глазах подкрадывающиеся сзади силуэты.
  И в ту же секунду Месс отчаянно заверещал:
  - Тревога!!!
  Капитан, не раздумывая, ушел кувырком влево и не прекратил вращение, пока не намотал добрый десяток оборотов.
  - Та-ак! По-английски уйти не удастся. - Резко развернувшись, он мгновенно оценил сложившуюся на стартовой площадке обстановку.
  Муравей и девушка бились, словно выброшенные на берег рыбы с головы до ног опутанные мелкоячеечной сетью, липкие объятия которой ему удалось избежать только благодаря своей молниеносной реакции.
  Справа, вращая над головами волосяными арканами, к нему приближалось два весьма решительно настроенных субъекта.
  Еще один ловчий успел отрезать Константину пути отступления к поселку.
  А прямо по фронту, лениво поигрывая двуручным мечем, степенно вышагивал Огненный мечник.
  Капитан бросил взгляд в сторону муравьев.
  Те уже со всех лап спешили к нему на выручку.
  - Этого еще не хватало! Назад! Не вмешиваться! - громким переливчатым свистом пресек он их благородный порыв и, вбросив в кровь чудовищную порцию адреналина, ввел себя в режим замедленного восприятия.
  Профессионалы его уровня намеренно блокировали эту естественную реакцию организма на смертельную опасность и, минуя ее, сходу переходили к активным боевым действиям, быстро преодолевая свою физическую беспомощность. Подобные действия были оправданы, когда ты сталкивался с противником что называется лицом к лицу и исход боя решали сотые доли секунды и степень тренированности твоей личной реакции. Но во всех других случаях попытка действия на "Ура!", с осознанием своего полного превосходства могла привести к плачевным результатам. Поэтому Костя, как всегда, постарался отойти от общепринятых догм и разработать свою поведенческую тактику. Пусть он давал противнику фору в несколько секунд, но за это время успевал мысленно проигрывать все возможные варианты боя. Запаса кислорода в мозговых клетках вполне хватало для аврального мониторинга, а его индивидуальные регенеративные способности надежно подстраховывали сосуды от неизбежной закупорки и других, неприятных для организма последствий.
  Вот и сейчас настроенные на победу преследователи стали приближаться намного медленнее, что совершенно не отразилось на производительности работы его серого вещества и позволило еще раз оценить обстановку, наметить наиболее опасную цель и продумать стратегию своего поведения во время боя.
  Наивные! Они даже не предполагали, что обретут в этих песках вечный покой...
  Как всегда, не имея права на ошибку, Ярославцев в этот раз решил действовать предельно эффективно и в тоже время просто, придерживаясь старого снайперского принципа: "Один выстрел - один труп".
  Нападавшие, те, что были справа, намного облегчили его задачу тем, что находились очень близко друг к другу. Вероятно, не сумев застать врасплох и оценив реакцию своей жертвы, они тоже надеялись застраховаться от повторной промашки. То есть осуществить одновременный прицельный бросок арканов! И, судя по тому, как веревки танцевали в их руках, ловчие знали в этом деле толк. Поэтому их было крайне необходимо нейтрализовать в первую очередь, до того как они начнут действовать.
  Особо не мудрствуя, Костя сконцентрировался на секунду и накрыл их обширным ментальным ударом, причем такой мощности, на которую, только был способен.
  Сыщики из Преисподнии резко остановились, будто налетели на невидимую преграду и одновременно рухнули замертво. Тугие желто - алые струи брызнули из их ушей ноздрей и глазниц.
  Капитан с нордическим спокойствием вернул себя в режим реального восприятия действительности и расслабленно замер, зорко наблюдая за действиями оставшейся пары.
  Он не спешил выхватывать мечи. Появление оружия должно было стать для противника неприятным сюрпризом.
  Мгновенная и бесславная смерть половины отряда послужила для остальных уроком. Телепатически он услышал как Огненный мечник и третий ловчий включили невидимую глазу магическую защиту и сделал вид, что повелся на их уловку.
  Демонстративно вытянув вперед руки Ярославцев, направил в сторону охотников воздушную волну средней интенсивности, и та угасла, прочно увязнув в защитном поле.
  Его промах вернул уверенность нападавшим и позволил забыть об осторожности...
  И расстояние между ним и преследователями стало сокращаться еще стремительнее...
  "Пора!", - сам себе скомандовал Константин и приступил к выполнению задуманной атаки. В его арсенале присутствовало всего лишь четыре, выверенных до сантиметра, действия! Присел. Убил. Заблокировал, и снова убил. Все просто как дважды два...
  Бой кровавый, бой короткий...
  Никаких кривляний и угрожающих стоек с пугающим душу подвыванием. Публика подобралась, увы, не та и вряд ли бы оценила его рукопашные достоинства!
  Капитан резко провалился в глубокий присед и над головой просвистели два ножа, которые ловчий успел-таки метнуть из просторных рукавов. Мечи, повинуясь его внутреннему призыву, буквально впрыгнули в руки Константина. Стремительно выпрямившись, он нанес короткий колющий укол, в живот преследователя одновременно прикрыв себя сверху от рубящего удара Огненного гвардейца вторым клинком. Лезвие пронзило человеческую плоть с неведомой ему легкостью. Выдернув его рывком обратно, Костя жестко скрестил свое оружие и намертво блокировал попытку последнего охотника рассечь себя пополам. Волшебный двуручный меч, выкованный из Темной стали впервые встретил достойного противника и безнадежно замер, покорившись его твердости.
  В горящих устрашающим блеском глазах мечника на мгновение застыло недоумение. Ведь для того чтобы сдержать настолько мощный удар помимо специальной стали еще и требовалась не дюжая физическая сила. Выходит: "Нашла, как говориться, коса на камень!".
  В следующую секунду, намоленная огнесталь, пробив хваленные своей неуязвимостью доспехи, раскрыла его сердце, словно тюльпан, на четыре части.
  Костя, в лучших традициях дуэльного этикета, отступил на два шага и уважительно отсалютовал поверженному противнику окровавленными мечами:
  - Покойся с миром, княжеская пехота!
  Гвардеец медленно пал на колени и так же медленно опрокинулся на спину. Его, казалось бы, намертво вросшая в плоть броня, исчезнув необъяснимым образом, обнажила тренированное тело в белоснежной набедренной повязке.
  - Наконец-то свободен! - восторженно прохрипел Огненный и испустил дух.
  Но на этом загадки и странности не прекратились. Внезапно из его пуповины на свет медленно и нехотя выполз небольшой многорогий слизняк и угрожающе зашипел в сторону капитана.
  - Это еще что за чудо - юдо?!
  - Гомункул. Специальный червь, выращенный в секретной лаборатории при дворце его Мерзости. - Муравьи успели освободить Месса, и теперь он вместе с Алтын, словно преданный вассал занял свое заслуженное место за спиной капитана. Но если кочевница опасалась лишний раз вздохнуть - настолько прониклась уважением после всего случившегося, то членистоногий с присущим ему спокойствием продолжал просвещать Константина по поводу всех этих волшебных явлений: - Симбиоз человеческого тела с ним дает потрясающий эффект, обеспечивая носителя самой совершенной для этого мира защитой, от которой при жизни невозможно избавиться. Поздравляю Главнокомандующий! Сегодня вам удалось, как следует встряхнуть это перекисшее болото, и теперь вы навечно занесены в списки личных врагов его Мерзости. Я поражаюсь, с какой легкостью вам все это удается?
  - Талант и мастерство не пропиваются. - Скромно пошутил Ярославцев и приказал толпившимся поодаль муравьям: - Собери-ка побыстрее все оружие, лишний меч хорошему делу никогда не послужит помехой.
  - Это исключено! - резко возразил Месс. - Оружие огненных мечников, как и ваше, имеет собственную темную душу. Чтобы приручить ее понадобиться много времени. А мы им не располагаем.
  - Убедил! - капитан на всякий случай дотронулся до рукоятки волшебного меча и ощутил сильную негативную вибрацию. - Ты лучше подскажи, как мне поступить с гомункулом?
  - Сейчас он беззащитен. Вы можете убить его или же он сам, без нового хозяина, высохнет под палящими солнечными лучами.
  Костя задумался на мгновение... но лишь на мгновения... И вот он уже отдавал четкие, не терпящие обсуждения, распоряжения.
  Муравьям:
  - Вы сохраните ему жизнь, создадите комфортные условия для существования и будите заботиться о нем, как заботились о личинке своей королевы вплоть до прибытия княжеских представителей.
  Кочевнице:
  - Ты! Спрячешь их оружие, похоронишь трупы так, чтобы они не пошли на корм тараканам. Когда сюда снова прибудут мои преследователи, не вздумай юлить, и расскажи им все без утайки, а так же коротко поведай о том, куда и зачем я убыл. Укажи место захоронения и верни захваченные мной трофеи. Это позволит тебе и твоим соплеменникам избежать кровавых репрессий.
  - Слушаю и повинуюсь! - почтительно склонилась девушка, внутренне ликуя от того, что союзник, не раздумывая, взял всю вину за случившееся на себя, неимоверно облегчив ей будущий диалог с представителями властей.
  - А теперь самое время пожелать нам удачи! - Капитан плотно сжал губы и в сопровождении Месса направился в сторону аэростата.
  
  
   Эпилог
  
  - Но что ты там опять сопишь за кустами? Или проваливай с глаз моих долой или рапортуй по существу, что еще могло стрястись за последние сутки в границах моего несчастного княжества. Ведь неспроста ты уже целых пять минут топчешь траву в заповеднике и заставляешь меня делать вид, что я тебе не замечаю.
  - Ваша Мерзость у меня две крайне неприятные новости. - Наконец-то осмелился подать голос Августиньо и неуверенно выступил из-за кустов.
  Князь и Княжна тревожно переглянулись.
  А ведь как прекрасно начинался этот день! Ранним утром Мадлен поведала мужу о своей беременности и супруги решили весь сегодняшний день провести, вместе отложив подальше государственные дела.
  - Слушаю тебя черный вестник.
  - Ваша Мерзость на планете Фанагория начались глобальные климатические изменения в результате которых в ближайшем будущем произойдет вымирание всего населения.
  - Значит, Великие творцы приступили к осуществлению своего коварного плана по ликвидации муравьев. - Слегка задумавшись, отреагировал на это известие Князь Тьмы. - Жаль что членистоногие, не смотря на их интеллект, так и не оправдали ни наших не их надежд. Что ж мы неизбежно потеряем планету, но постараемся сохранить наших подданных. Битва пойдет за каждую душу. Нужно готовиться к эвакуации, мой друг! Но все подготовительные мероприятия должны происходить скрытно, чтобы не возникла паника. Чем дольше мы продержимся на планете, тем больше у нас шансов отыскать решение для этой проблемы. А пока просчитай необходимое количество магических порталов и начни возведение временных лагерей на наших планетах по границе с Хаосом.
  - Но мой господин! В этом планетном секторе и так проблем хватает. Как местное население воспримет появление новых ртов. Не послужит ли это причиной стихийных выступлений, которыми непременно воспользуются наши враги.
  - Ты предлагаешь мне возглавить этот рядовой исход? - со зловещей улыбкой на устах поинтересовался молодой князь.
  - О нет Ваша Грозность. Не извольте сомневаться. Я в лепешку расшибусь, но сделаю все как надо.
  - Хорошо! Выкладывай вторую проблему.
  - Группа ловчих во главе с Огненным мечником отправленная на поимку беглеца исчезла.
  - Как исчезла! Где?! - Князь Тьмы был настолько рассержен, что на секунду, приняв свой демонический облик, непроизвольно дыхнул жаром в сторону слуги.
  Августиньо был просто обречен, превратиться в головешку, но Мадлен, зорко следя за поведением мужа за миг до этого оказавшись между ними, выставила магический щит, который полностью поглотил высокотемпературный гнев и позволил пузану отделаться лишь легким испугом.
  - Они исчезли на Фанагории. - Сильно заикаясь, выдавил из себя Августиньо.
  - Прочь с глаз моих долой! - прорычал Его Мерзость и уже более сдержано приказал застывшей на выходе страже: - Займите посты снаружи и никого не пускайте ко мне в течение получаса.
  Те безмолвно повиновались и промаршировали вслед за вылетевшим вон фаворитом.
  - Опять это скользкая планета. Она и раньше-то была у меня как бельмо в глазу. - Удрученно прошептал молодой Князь и нежно обнял свою супругу за талию. Он прижал свое чуткое ухо к ее животу и, уловив движение, исходящее от их первенца решил загладить свою вину:
  - Прости мою несдержанность!
  - Не слишком ли Августиньо туповат для такой сложной миссии? - Мадлен взъерошила его кудри, давая этим понять, что он прощен. Ни при каких обстоятельствах она не теряла присутствие духа и способность рационального мышления.
  - Я прекрасно все понимаю, но у меня мало толковых помощников. И если я буду совать везде свой нос, то моя и без того малочисленная челядь совершенно обленится и превратиться в обыкновенное стадо дворцовых подхалимов.
  - У меня к тебе встречное предложение. - Осторожно закинула удочку княжна.
  - Какое? - не чувствуя подвоха враз заинтересовался супруг.
  - Позволь мне отправиться на Фанагорию и самой разобраться с исчезновением наших людей.
  - Нет! Нет!!! И еще раз НЕТ!!! - категорически заявил Его Мерзость и от возмущения отпрянул от возлюбленной.
  - Не пыхти и послушай меня как следует! - на этот раз наступила ее очередь для проявления гнева. - Любой из твоих придворных непроизвольно пожелает выслужиться и испортит все дело. Они не посвящены во все перипетии нашей политики, они никчемные дипломаты, и никудышные аналитики, годные лишь для одноразовой акции устрашения. Вот в этих делах они непревзайденные мастера! А ведь ситуация не так проста как кажется на первый взгляд, и только я могу непредвзято разобраться во всех ее тонкостях и нюансах, а так же реально оценить степень тех или иных угроз. Надеюсь, ты не будешь отрицать тот факт, что только со мной ты способен круглосуточно поддерживать телепатическую связь на таких расстояниях. Может, ты мне не доверяешь?!
  - Ты беременна Мадлен! - простонал загнанный в угол муж.
  - Это не отразиться на моих способностях. К тому же я планирую, с твоего высочайшего позволения, задействовать двух боевых манглов из Академии моей бабушки с девятым уровнем подготовки.
  - Хорошо! Я подумаю над твоим предложением. А теперь оставь меня, пожалуйста, наедине с моими мыслями.
  
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  О.Гринберга "И небо в подарок" (Попаданцы в другие миры) | | К.Кострова "Невеста из проклятого рода 2: обуздать пламя" (Любовное фэнтези) | | О.Райская "Магическая штучка" (Городское фэнтези) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки. Печать демонов" (Любовное фэнтези) | | А.Мур "Миллионер на мою голову" (Женский роман) | | О.Волконская "Научи меня целоваться" (Молодежная проза) | | М.Старр, "Сто оттенков босса" (Современный любовный роман) | | С.Доронина "Любовь не продаётся" (Романтическая проза) | | А.Субботина "Цыпочка на побегушках" (Попаданцы в другие миры) | | С.Лайм "(по)ложись на принца смерти" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"