Волчкова Елена: другие произведения.

Нить кукловода. Игры аватар.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Путь близится к концу, но при этом все только начинается. Проясняются кое-какие вопросы, загадки, открываются новые секреты. Кто они - те, кто идут вместе? Какие каждый из них преследует цели? И все ли спутники Най считают ее избранной, или имеют относительно будущего свои планы?

  Часть вторая. Игры аватар.
  
   Глава 20.
  
  Дороги забытые,
  Дороги разбитые,
  Ложатся под стук копыт
  И сердце спешит.
  И ветры попутные
  Не связаны путами,
  И утро не станет ждать.
  Нельзя опоздать.
  
   Роса рассветная
   Светлее светлого,
   А в ней живёт
   Поверье диких трав.
   У века каждого
   На зверя страшного
   Найдётся свой
   Однажды волкодав.
   Мельница - "Волкодав".
   Сначала драконий лес показался мне не таким уж страшным местом. Разве что слишком тихим... Без густых, непроходимых зарослей, мрачных урочищ, коварных буераков с оврагами. Даже на редких поваленных стволах вместо грибов с плесенью курчавились бледные цветы с тонкими полупрозрачными стебельками. На некоторых открытых местах встречались даже бледные берёзки. Только впереди и за спиной по низинам петляла тонкая тропка, и судя по когтистым отпечаткам, её проложили не люди...
   Наш отряд двигался в строго определённой последовательности, и возглавляла его Фарриэт. Идти старались как можно тише, а лошадей, как шумных животных, отпустили налегке ещё у границы драконьих владений. Они ушли вслед за вожаком, Раскатом, которому его хозяин объяснил, где нас ждать.
   Конечно, тот факт, что мы шли по звериной тропе, уже привлекал ненужное внимание. Но ломясь напрямик по кустам, мы бы точно себя выдали, а так был шанс, даже если столкнёмся с кем-то лоб в лоб, отбиться от местных обитателей, у которых нет привычки ходить по тропе большими стаями.
   С углублением в чащу всё начало меняться, и более явственной становилась необитаемость леса, в том смысле, что людей здесь, в отличие от лесных окраин, ещё не было. Деревья выросли в высоту и толщину, и под их пышными густыми кронами сгустился лёгкий синеватый туман. Солнце опять скрылось за слоистыми облаками. Их было недостаточно даже для мелкого дождика, но хватило на то, чтобы день превратился в затяжные сумерки.
   Пригибаясь, чтобы пройти под узловатым корнем огромного дуба, вздыбившегося над тропой, я запнулась о его отросток, и не успев за что-нибудь ухватиться, упала вперёд, растопырив руки.
   Фарриэт, пригнувшись, тут же развернулась на месте. Уплаченные эльфом деньги она отрабатывала по полной, и сейчас воплощала собой насторожённое внимание.
   -Что там!? - Шикнула она.
   -Уже ничего- Я уже вставала.
   Полукровка с вампиром уставились на мою руку.
   -Кровь. Это плохо - тихо и мрачно заключила наёмница. Граций зашевелился на моей шее и недовольно заворчал, уловив общее настроение. Сандар нахмурился и огляделся. Вся цепочка застыла. Динар подошёл сзади, цапнул себе мою правую ладонь. А я даже не заметила, как ухитрилась её расцарапать...
   -Вот, там. - Вампир указал вбок. Среди деревьев, далеко, словно пара белых светляков, в тумане проплыли чьи-то глаза.
   -Всё. - Динар отпустил мою руку, уже невредимую.
   -Поздно. Уже учуяли. - Досадливо скривилась Фарриэт, заправляя в пучок выбившуюся прядь и разворачиваясь обратно к тропе.
   Я мрачно сопя, пошла за всеми. Вот зараза, ну я же нечаянно... Опять какая-то дрянь случается именно из-за меня!
   -Может, обойдётся? - Тихонько попросила я местных богов, если они сейчас нас прослушивали. Высшие силы отозвались за спиной голосом Тамина.
   -Не переживай.
   -Спасибо...
   -...нас бы всё равно заметили, рано или поздно. - Закончил он. Я едва удержалась, чтобы не стукнуть по голове этого пессимиста.
   -И надо же было мне туда сунуться...
   Ксайф, идущая впереди, обернулась и бросила на меня сочувствующий взгляд. А потом посмотрела за мою спину и сама едва не споткнулась.
   -Фарриэт!
   Обернулись все. Позади в отдалении мелькало уже не меньше трёх глазастых тварей.
   Граций вытянул мордочку, а потом увидел их и с писком закопался поглубже, под куртку. Наёмница же пригнулась к земле и низко, еле слышно зарычала, вздёрнув верхнюю губу. Там среди деревьев кто-то испуганно тявкнул, заскрёб лапами, и глаза исчезли.
   Тамин невозмутимо поправил лютню и снова открыв рот, изгадил мне настроение окончательно:
   -Вряд ли они единственные, кто за нами увязался.
  
  
   ***
   К вечеру нам пришлось бежать.
   Уж не знаю, то ли мою кровь почуял весь драконий лес, вплоть до последней букашки, то ли само по себе место оказалось слишком оживлённым, но постепенно местная шпана перестала нас бояться. Волкулаки, те самые, со светящимися глазами, подтянулись со всех окрестностей, сбились в стаю и следовали за нами, то и дело пытаясь взять в кольцо. Спереди на нашу группу пару раз выскакивали облезлые типы в рваной одежде, но действовали зомби в одиночку, поэтому так и остались лежать на тропе.
   Полукровка знала, куда нужно идти и подгоняла нас, чтобы до ночи успеть к какому-то удобному месту. Однако последние минут десять мы пробирались в полной темноте.
   -Ни-фи-га... - Я замерла на выходе из зарослей, но Ксайф, держащая меня за руку с той минуты, когда стемнело, потянула за собой.
   Перед нами возвышалось нечто, по размерам смахивающее на секвойю. Могучее дерево, видевшее столетия, некогда подпирало макушкой облака, но со временем всему приходит конец. Может, в него ударила молния, а может, что-то проточило изнутри, но гигантский ствол рухнул. Его крона, заслоняющая свет, и корни не позволили другим деревьям придвинуться близко, и теперь остатки ствола возвышались на свободном месте, как круглая природная крепость. Острые обломки древесины и коры играли роль зубцов с бойницами, а трещина по всему боку пня, шириной в полтора метра, служила главным входом.
   Да-а, неудивительно, что Фарриэт так рвалась сюда. Идеальное место для ночлега по пути через лес!
   Мы быстро пробежали по траве и поднялись наверх. В отличие от леса, здесь в глаза бросались явные признаки чьего-то пребывания. Во-первых, все острые древесные пики внутри были спилены, местами даже выжжены. Во-вторых, середина пня, в самом глубоком месте, были выложена камнями в пару слоев, а сверху был рассыпан пепел вперемешку с головешками. Неудивительно, я бы тоже только здесь и останавливалась.
   Но с другой стороны, местное зверьё тоже должно быть отлично в курсе того, насколько популярно это место... пенёк диаметром метров так в двадцать...
   -Огонь не разводить! - Предупредила наёмница. - Нас не должны заметить те, кто ещё не заметил. На ночь парами выставляем часовых. Ведём себя тихо, пережидаем. Днём тут всё успокаивается, зато ночки весёлые.
   -О-о, приятно слышать! - Проворчал вампир, взбегая на самый высокий выступ и оглядываясь.
   -Мы знали, на что идём. - Откликнулся Динар, шедший последним.
   -Будут кружить, но напасть вряд ли отважатся. - Твёрдо сказала полукровка, сбрасывая сумку с плеча. - В этом месте часто бывают драконы. Во всех обликах. Их запах должен отпугнуть нечисть.
   Страх страхом, а лагерь мы разбили быстро. Пушистик чуть не подрался со мной, а потом опять с Дарканом за кусочки колбасы. На ужин мы перекусили ею, хлебом и вяленым мясом. Ксайф, подержав в ладонях котелок, вскипятила чай. Получилось скудно, но, по словам наёмницы, один вечер мы спокойно перебьёмся, и ничего с нами не случится.
  
  
   ***
   Дежурили мы парами, а разделились по принципу "слабый с сильным" и первыми сидели я с Динаром, спина к спине. Сильной в этом дуэте была явно не я.
   -Неспокойно тут. - Заключила я вслух после особенно проникновенной волчьей (то есть совсем не волчьей, просто было похоже) рулады, заставившей меня обрасти мурашками с ног до головы.
   -Главное дотерпеть ночь, а потом выберемся. Я думал, что будет хуже, но пока нам везёт. С нашим проводником.
   -Это точно. Интересно... - Я оглянулась на спутников, но все крепко спали, и я шёпотом продолжила: - ...У неё ведь в этом деле есть какой-то интерес? Ты говорил, что ей тоже нужно в эту сторону. Интересно, зачем?
   -Об этом она умолчала. - Эльф почесал бровь мизинцем.
   -А вдруг её наняли, чтобы завела нас подальше, да перерезала тишком? А нас всё больше становится с каждым днём! Прирезать такую толпу нелегко будет, вот она и ходит злая!
   Динар тихонько рассмеялся шутке. Я ощутила это больше по его спине, нежели по звуку. Однако, как говорится, в каждой шутке только доля смеха.
   -Я тоже умею быть подозрительным. Но на свою интуицию привык полагаться. Она меня ещё ни разу не подвела.
   -Ну-у... всё бывает в первый раз.
   -В таком случае... - Улыбаясь, в тон мне протянул эльф - Сандар уже бы её сдал.
   -А он тут причём?
   -Он телепат, вообще-то. Как и все вампиры.
   -Серьёзно!? - чуть не подскочила я. Так клыкастый всё это время знал, что я о нём думаю?? А я его и подозревала сама не знаю в чём (просто морда его с самой Арены не понравилась) и просто размышляла, на кой чёрт он с нами тащится и зачем нужен...
   Эльф опять улыбнулся.
   -Если ты боишься за свои тайны, успокойся. Мысли вампиры слышат только изредка и самые поверхностные, на уровне эмоций. Ну, если только не "слушают" специально.
   -Ой спасибо, успокоил...
   -И это с людьми. Мысли магов читаются труднее. К тому же Сандар не из тех, кто станет копаться в чужой голове из любопытства. В это, наверное, с первого взгляда трудно поверить, но он порядочен, и уважает чужое пространство.
   -Попробуем поверить в честных вампиров... Динар?
   -М-м?
   -Почему ты стал изгнанником?
   Плечо, на которое я опиралась, закаменело от неожиданности. Потом расслабилось, и эльф вздохнул.
   -Лучше, если узнаешь всё от меня... Потому что на родине меня обвинили в воровстве и убийстве. Это разожгло серьёзную вражду между двумя родами, и чтобы избежать её последствий, род Шаркаин решил избавиться от причины.
   -Интересно девки пляшут! - Опешила я. - А не легче было доказать, что ты ничего такого не сделал??
   -Не легче.
   -То есть?
   Лица я не видела, но голос у него был мрачнее грозовой тучи.
   -Потому что сделал.
   -Не верю! Опишите все обстоятельства дела, подсудимый! - Я пихнула его локтем. Эльф с грустным смешком успел блокировать.
   -Там всё очень запутано... Воровства на мне не было. Какой вор додумается творить такое в месте, где находится собственный дом? К тому же на родине так не поступают. Это всё равно, что осквернить её... Но я и вправду убил другого эльфа.
   -И как так вышло? - Тихо спросила я. На мои плечи словно кто-то брякнул невидимый камень. Мол, мало тебе проблем было? Мало поводов для нервотрёпки? Получай добавку.
   -Дуэль. - Динар был краток. Исповедь давалась ему с трудом; приходилось допытываться.
   Я подумала.
   -А разве это не обычное явление? Дуэли - это ведь такое дело... Если оба выжили, то считая, повезло! Даже в моем мире, столько поэтов вот так перебили...
   -У нас дуэли строжайше запрещены. И наша была только до первой крови.
   Каждое слово было тяжелее предыдущего.
   Я отодвинулась, чтобы повернуться и посмотреть на него.
   -Я так поняла, тебя могут не впустить в страну именно поэтому?
   Он тоже покосился на меня, как показалось, с удивлением.
   -Обратно в род не пустят точно... Это всё, что тебя волнует!?
   -Динар. - Я цапнула его за ладонь и сжала её. - Конечно, я не могу сказать, что знаю тебя как облупленного, но ты - и убийство? Ладно еще самозащита, но на дуэли и без необходимости? Ясно же, что имела место подстава или какая-то случайность.
   Он вздохнул и за руку подтянул меня к себе, сграбастав в объятия и положив подбородок на макушку. Я мысленно с триумфом замурлыкала. Тёплый...
   -Если бы и в семье думали так же... Никто меня не подставлял. Я сам виноват, хотя не хотел его даже кончиком меча задеть... Только терзаться по этому поводу уже поздно.
   -Так что там насчёт твоей страны? Как у тебя с въездом-выездом, проход свободный?
   -В том-то и дело, что нет. - Он тяжело вздохнул. - Знаешь, скорее всего, от границы тебе придётся идти без меня. Хорошо хоть, что есть Ксайф и Даркан.
   -Вот это поворот... - Пробормотала я ошарашено. Новость, мягко говоря, не обрадовала, да ещё и атмосфера подобралась, хуже некуда. Ночь, таинственный и пугающий мрак вокруг, месяц изображает зловещие рога, ныряя в облака, в деревьях кто-то зыркает, да подвывает в тон урчащим желудкам. - А что я там без тебя буду делать!?
   -Сейчас я здесь. - Он машинально шевельнул рукой, успокаивающе погладив моё плечо. Мне легче не стало, даже наоборот.
   -Что, вообще ничего нельзя поделать!? У них там что, избыток боевых единиц и Целителей, что можно разбрасываться людьми!? То есть эльфами.
   -Как раз на свой дар и надеюсь. Может, решат, что я всё же им нужен. Тем более, двадцать лет прошло. Для нас немного, но мало ли что за это время могло случиться...
   -Законы изменились? - Без энтузиазма угадала я.
   -Вроде того. Давай лучше подумаем о сегодняшнем, а не будущем. Вот когда будем у границы, так и побеспокоимся. - Предложил он, хотя судя по тону, сам не поверил в свой оптимизм.
   Мне стало так тоскливо, что внутри что-то сжалось. Неужели я скоро останусь без него? И не на что надеяться? Двадцать лет. Для меня это целая жизнь, а для эльфов... пшик.
   Мы оба молчали. Всё сказано, обсуждать нечего. Да и настроение говорить совсем пропало.
  
  
   ***
   По внутренним ощущениям, с момента смены вахты я проспала не больше часа. Но когда в лагере подняли тревогу, было около четырёх утра. Вокруг ещё стояла ночь, но звёздочки на востоке уже исчезли, а небо выцвело до грязно-синего.
   Волкулаки подтянули основные силы и таки решились на прорыв. Покружили внизу, у корней, выискивая слабое место в обороне, и логично пришли к выводу, что оно в трещине! И всей гурьбой рванули туда.
   Первого всклокоченного волка перехватила Фарриэт. Свернула ему шею ещё в воздухе, и угрожающе рыкнула на остальных. Те, глядя на такое милое дело, немного задержались, злобно сверкая на нас глазами снизу.
   Сбоку послышалось рычание, и на Динара со стены бросился другой волкулак, выбравший окольный путь. Эльф размахнулся и полоснул того мечом.
   -Все к оружию! - Крикнул он, оборачиваясь через плечо. Я торопливо выцарапывала из куртки Грация, чтобы упрятать среди наших вещей, куда бы и до него не добрались, и мне он не мешал. Упрямый зверёк цеплялся когтями за всё, что под них попадалось, отчаянно верещал и, похоже, был уверен, что я просто хочу им пожертвовать и отвлечь от себя любимой внимание.
   Звери тем временем как с цепи сорвались и кинулись вверх, прямо по стенам, всаживая когти в кору. Один влез на самый высокий, острый пик, сгруппировался на нём, будто насаженный на кол, и вскинул голову вверх. Уши резанул громкий переливчатый вой.
   Фарриэт выругалась и бросила в него кинжалом. Зверь поперхнулся и, покачнувшись, свалился вниз, но те, кто надо, его уже по-любому услышали. У меня наконец-то получилось вытащить пушистика наружу, но тот мигом обвился вокруг моей руки, как змейка. Пока я прятала его среди сумок, отцепляя уже от себя, мы оба приглянулись одному клыкастому. Я только успела укрыть Грация и развернуться к нападающему, надеясь перехватить его разум, как тот на бегу полыхнул живым факелом, громко завыл и заметался на краю, почти сразу свалившись обратно.
   -Смотри по сторонам! - Крикнула мне Ксайф, оглядываясь в поисках новой угрозы.
   И тут началось самое страшное, о чём я пыталась не думать весь день.
   -Дай мне!! - от силы внутреннего вопля меня аж пошатнуло. - Отдай мне тело, сейчас убьют!!!
   Ага, разбежалась! Я махнула головой, словно могла вытряхнуть злобную половину через уши, и встала спиной к Ксайф, прихватив с собой меч. Надеюсь, им получится отмахаться.
   К стае волкулаков присоединились другие твари, схожие по строению, но куда крупнее, плюс ещё несколько зомби, и парочка существ, похожих на пауков с когтями на каждом суставе. Это были ещё не несметные полчища, но в первые секунды от страха мне показалось, что они заполнили собой всю поляну.
   Динар, тенью проскользнув по самому краю стены, сцепился с одним косматым чудищем, и быстро спихнув его вниз, кинулся ко мне, отбивая атаку другого. Тот уже пару минут крался к нам, прикидываясь то тенью от зубцов, то ветошью. Взвизгнув, обнаруженная зверюга поменяла приоритеты и набросилась на эльфа.
   Меня вдруг опять с силой дёрнуло вперёд, пришлось сделать шаг, чтобы не свалиться. Зверь упорно забилась, заскреблась внутри, ища выход, а у меня в голове от затылка к макушке быстро разрастался сгусток боли. Я зажала уши, силясь забить её вой и заскулила почти в унисон.
   Уйди, уйди, уйди...
   Резким движением оборвав скулёж нечисти, Динар повернулся ко мне. Глаза эльфа пугали, зрачки почти закрыли собой радужку.
   -Всё плохо?
   Я помотала головой. Альтер-эго как раз успокоилось, отступило в глубину сознания.
   -А с тобой что?
   -Боевой транс. - Ответил он. - Жаль, тебя ему сейчас не обучишь. Будь внимательна. Если что, я рядом.
   И эльф опять побежал по стене, сбрасывая с неё особенно настырных.
   Стоило ему пронестись мимо, как над краем пня медленно показались мохнатые лапы. Напряглись и подтянули за собой косматое тело с зубастой пастью. Тело прикинуло свои шансы в драке с каждым из нас, и побежало в мою сторону.
   На первый и второй раз я увернулась от длинного когтя, со свистом вспоровшего воздух, но эта дрянь отвлекла меня ложным выпадом и замахнулась другой лапой, огрев по голове, от уха до щеки. По лицу вниз хлынула кровь, я перепугалась и рубанула сверху по этой мерзости. Та затрещала и попыталась увильнуть, но тут Ксайф оглянулась через плечо, и тварь загорелась, заорав уже гораздо громче и правдоподобнее.
   От дальнего края к нам крался другой волкулак, но на этот раз я заметила гостя и заранее приготовилась встречать. Тот облизнулся на моё изукрашенное лицо и закружил, отыскивая местечко послабее, (а может, и повкуснее) но слишком увлёкся. Позади него, откуда ни возьмись, появился Сандар, до этого успешно слившийся с темнотой, и расправился с наглецом за пару секунд.
   Я покрепче сжала меч, хотя не надеялась, что это мне поможет. Рана на голове зудела, стало быть, уже потихоньку начала стягиваться. Но, зараза, продолжала сочиться кровью и соблазнять нечисть. Т-твою мать, когда это кончится!?
   Упорство стаи стало меня пугать, и я попыталась подцепить сознание следующего зверя, показавшегося на стене. Тот повернул ко мне голову, как на свист, и распахнул пасть, свесив язык набок. Гадай теперь, то ли получилось, то ли у этой особи настроение такое, игривое...
   Но попытка отдать приказ как будто распахнула ещё одни двери в моём сознании, и другое "я" моментально пошло напролом. Я с воплем упала на колени и схватилась за голову: виски как будто попали под пресс. Внутри бесновалась и рычала Зверь, пыталась выбраться наружу.
   -Дай мне крови, дай их крови!!!
   -Уйди из головы-ы - проскрипела я зубами, зажмуриваясь. Меня шатало, по телу то и дело пробегали судороги. Из горла вырывались хрипы, глаза резало.
   Не знаю, что творилось со мной внешне, но внутри, судя по ощущениям, пытался вылупиться Чужой. Зверя я удерживала внутри только диким усилием воли, и неизвестно чем бы это кончилось для меня и моих спутников, но меня вдруг кто-то вырубил ударом по затылку.
  
  
   ***
  Я - твоё отраженье,
  Я - твои ложь и сомненья,
  Я - твоя истина,
  Непреодолимая стена.
  Тебе меня не победить,
  И не переубедить,
  Я буду вечно с тобой,
  У тебя нет власти надо мной!
  (Otto Dix - Война)
   -Ты сдохнешь!! Сдохнешь, а вместе с тобой и я, безмозглое ты создание!!
   Я в недоумении оглянулась. Золотистая трава, закат, ага. Злобное альтер-эго прилагается в комплекте.
   -Да чтоб ты лопнула! - Пожелала я от души. Судя по её безумному виду, она как раз была близка к этому.
   Зверь резко остановилась, словно её рванули за невидимый ошейник. Развернулась; багровые волосы плеснули по воздуху и опали. Слегка впалые жёлтые глаза пристально уставились в мои.
   Голос её вдруг стал сладким-сладким, и таким же несъедобным, как сахар в шоколаде.
   -А давай ты и дальше будешь от меня отказываться и запихивать куда подальше. Давай, убегай от любой опасности, прячь голову в песок, отсиживайся за чужой спиной. Превращайся в того, о ком говорила Бастия. В домашнего зверька. Ручную кошечку. Кушай с чужих ручек. А потом... - Голос окреп, постепенно оброс гортанным рычанием: - ...Когда ты разучишься даже думать самостоятельно, я сожру тебя! Затопчу, порву, вырвусь на свободу, и тогда у тебя не будет никаких шансов вернуться! Потому что ты даже не вспомнишь, каково это - драться СО МНОЙ!!
   -А чего ты хочешь!? - Заорала я. Она попала в точку, обрисовав весьма правдоподобный сценарий. - Чтобы за меня думал не кто-то чужой, а ты!? Да ты сумасшедшая! Псих, повёрнутый на крови! Тебе нельзя довериться ни на секунду, ты сатанеешь сама от своей же свободы, ТЫ!! Бросаешься!! На своих!!! Я вообще не понимаю, как ТАКОЕ может быть частью меня!!
   Трава вокруг загорелась. Сначала горизонт затянули дымные облака, а потом вверх взметнулось красно-жёлтое пламя. Мы не обращали на это внимания, настолько обеих захватило желание придушить друг друга.
   -И всё-таки я такая же, как ты. - Зверь скалила клыки в злой усмешке. - Можешь в чём угодно себя убеждать, я всё равно останусь! Мы неразделимы, беги куда хочешь, никуда тебе не деться! Меня не запрятать, не подавить, не посадить в клетку, потому что ты не можешь подавить саму себя!!
   Небо затянуло дымом; вокруг всё потемнело. Огонь окружал нас кольцом.
   Я схватилась за голову.
   -Как это вообще можно объяснить!? Я не пойму, что ты такое и откуда вообще взялась!
   Зверь расхаживала туда-сюда. Для полноты картины не хватало длинного хвоста, раздражённо хлещущего по бокам. Она снова резко остановилась, рубанула воздух ладонью.
   -Ах, ты уже решила, что я что-то чужое?? Помнишь книгу о Билли Миллигане? Так вот, я - твой Рейджен! А ты мой Артур.*
   -То есть? - Я замерла, сбитая с толку её словами.
   -Ты правильно поняла. - Резко отчеканило альтер-эго с прорывающимся сквозь голос рыком. - Мы части целого, но ни ты, ни я, не являемся этим целым. И друг от друга нам не избавиться. Смирись! - Рявкнула она напоследок, и всё поле поглотил дым.
  *
  Речь идёт о книге "Множественные умы Билли Миллигана", Дэниела Киза. Уильям Миллиган страдал диссоциативным расстройством личности. Фактически, в одном теле уживались двадцать три разных человека. Артур и Рейджен были личностями, контролирующими управление общим телом, и решали, кто из всех владеет им в определённый момент.
   Артур, интеллектуал, руководил в обычных ситуациях, принимал все решения, имеющие для них важность. Именно его разрешение потребовалось, чтобы личности признались в своём существовании. Рейджен олицетворял агрессию и появлялся при угрозе. Обладал необычайной силой и мог контролировать поток адреналина в теле. Его имя - результат двух слагаемых, "ragen=rage" и "again" - снова ярость. Рейджен доминировал в опасных ситуациях, например, в тюрьме.
   Ни тот, ни другой не были центральной личностью, или "ядром", а только произошли от него.
  
   ***
   Я пришла в себя от толчка. Вокруг стояла серая рассветная мгла. Не было никакого даже намёка на солнце, но основная масса нечисти, по ходу, уже свалила на дневную лёжку.
   Мои спутники быстро шли между кряжистыми деревьями, а я лежала на подобии носилок из пары жердей и чьего-то одеяла. На груди в позе сфинкса возлежал Граций, и стоило пошевелиться, как он тут же принялся меня обнюхивать, что-то взволнованно треща и цокая, как белка. Да моя ты прелесть...
   Не почувствовав качки, я сначала удивилась, а потом подняла голову и поняла, что меня левитирует перед собой Даркан. Да, он не маг, конечно, но за неимением другого - ценнее бриллианта!
   -Эй, а чего ногами вперёд!? Обалдели, я вам не панночка в гробу! - Я попыталась встать. Со мной поравнялся Динар и опять схватил руку, то ли проверить пульс, то ли ещё зачем-то.
   -Можешь идти. Даркан, опускай.
   -Наконец-то! - Вздохнул демон. Носилки крутнулись, останавливаясь, и врезались в дерево. Я поняла, что таким образом меня и разбудили.
   -Да ты профессионал! - Ехидно заметила Ксайф через плечо.
   -Извини, мало практики! - В тон ей ответствовал демон, и носилки рухнули окончательно. Хорошо, что я уже с них слезала, и ударилась только коленкой, а не всем телом.
   -Зато не волоком! - "приободрил" санитар, в попытке оправдаться уже передо мной. Хотя первые шаги дались с таким трудом в ноющих мышцах, словно волоком и тащили всё это время, ухватив за ногу, и пересчитав затылком все кочки. А на носилки положили только пять минут назад, для видимости.
   -Кстати, ты это ты? - Донеслось сзади голосом вампира. - Тебя недавно так корёжило, что мы даже не знали, кого бояться больше, нечисть или тебя!
   -Можешь перестать бояться за свою нежную психику. - Недовольно отозвалась я, щупая болящую макушку. Группа взяла приличный темп, и мне пришлось угоняться за ними.
   -Неужели так долго валялась... Куда мы идём? - Я оглянулась, и не обнаружила никаких изменений. То же, что и вчера. Мы там, случайно, не свернули обратно по ошибке?
   -Подальше от той поляны. - Ответила стихиарий, перепрыгивая через заросшую цветами корягу, упавшую поперёк тропы. - Тебя, кстати, тормошили, но без толку. Сандар хорошо постарался.
   Я оглянулась, замедлив шаг:
   -А-а, вот кто меня вырубил. А где эта сволочь? Хочу выразить свою горячую благодарность!
   -Это было меньшее зло! - опять донеслось из-за спин. Не видя лица, я уже могла угадать его ехидное выражение. Но подумав, решила повременить с местью, увидев среди деревьев кое-что поинтереснее.
   -Эй, там за нами кто-то бежит!
   Пушистик поддержал меня, заворчав и прильнув к плечу, словно притаился в засаде.
   -Ага. - Равнодушно отозвался демон, даже не глядя в ту сторону. - Жмырь. Один. Пусть бежит, пока не бросается.
   Мелькающая сбоку на холмиках четвероногая тварь с длинными передними лапами и массивной нижней челюстью, замерла и как-то укоризненно на меня посмотрела. Мол, я что, тебе мешаю?
   Спереди на неё шикнула Фарриэт, и жмырь исчез, как муха после использования "Фумитокса". Жаль, не всех местных этим проймешь.
  
   ***
   На коротком привале, который устроили через пару часов, полукровка объявила, что мы привлекаем к себе слишком много внимания. Как любая крупная группа. И чтобы спокойно дойти последний дневной переход мимо болот, придётся разделиться.
   У меня, как у человека с большим стажем просмотра фильмов ужасов, эти слова вызвали кондрашку. Нас и группой едва не сожрали, а такими темпами из леса вообще никто не выйдет!
   Динар тоже поднялся, озвучив мои мысли почти дословно. По его словам, довести до точки назначения хотелось бы всех, а не половину, потому что ненужных среди нас нет.
   Однако наёмница спокойно выслушала наши доводы и задавила их фактами. Во-первых, след двух человек у нежити вызовет куда меньше внимания, чем тропа целой группы. К тому же он не так заметен на траве, его легче забить сушёной бередой, в то время как глушить ею запах семерых бессмысленно. Во-вторых, делиться мы будем снова по принципу "сильный со слабым". Сама полукровка идёт с Ксайф, сочетая физическую подготовку с магической защитой.
   Судя по всему, Динар не сомневался, что тащить за собой и опекать мою важную персону предстоит именно ему. Но тут Даркан решил, что это подходящий момент, чтобы рассказать про адского пса, и вообще сообщил, что может отпугивать сильную нечисть, успешно обходясь без маскировки следов. Эльф сжал челюсти, гася внутри себя неизвестную бурю эмоций, но промолчал, хотя мне опять стало не по себе от его мрачного вида.
   В общем, мой вечный охранник с Тамином и Сандаром пошёл отдельно. Наёмница отправила их краем болота, ибо два эльфа и вампир - именно те, кто сможет пройти там максимально незаметно.
   На этом и порешили. Фарриэт дорогу знала, у вампира было неплохо с чувством направления, а демона наёмница проинструктировала и тоже указала направление. Долго задерживаться мы на месте не стали, и спутники растворились в окружающей нас поросли.
   Тёмный эльф напоследок даже не оглянулся...
  
  
   ***
   -Ты не в курсе, почему так волновался Диннариэль?
   -Прости, ты меня с кем-то перепутала. С неким клыкастым телепатом, который знает этого эльфа куда дольше, чем мы оба. Я только предполагать могу.
   -А что предполагаешь? - Я старалась от него не отставать и не шуметь одновременно, но получалось или только первое, или второе.
   -Самое логичное, что он за тебя волнуется. После ночных происшествий я его даже понимаю. Неизвестно, что ты, или твоя тень выкинет, а тут и вокруг неспокойно. Так что...
   -Мда, других мыслей и правда в голову не приходит... Ты тенью что, Зверя назвал?
   -Ну да. Тёмная сторона личности. - Пожал плечами демон, и добавил: - Но я не совсем правильно выразился. Тенью, как правило, называют нечто плохое, что осталось в прошлом, но никуда не делось.
   -Вроде "скелета в шкафу"?
   -Ага. Только звучит поэтичнее.
   "Тени за спиной у каждого свои" - сказал некогда светлый эльф. Значит, я тогда правильно его поняла.
   Выйдя на край огромной длинной поляны, Даркан вдруг остановился, так что я едва не врезалась ему в спину. Собранные в хвост волосы метнулись туда-сюда по спине, пока он изучал обстановку. Я оглянулась, но ничего - и никого - подозрительного не увидела. Кроме самой поляны, которую лучше бы обойти по краю, не высовываясь на открытое место.
   -Что такое?
   Он ответил вздернутым кверху пальцем.
   -Я что-то слышал...
   Граций завертел мордочкой, принюхиваясь с прищуренными глазами. Я тоже прислушалась, изо всех сил сдержав за зубами едкое замечание о том, что кое-кто тут, между прочим, одним своим присутствием распугивает нечисть, и по идее, должен гулять по этому лесу, как по собственной кухне, вразвалочку и насвистывая. А сдержала потому, что уже знала, что бывает нечисть, а бывает нежить. Вторая тупее, и дорогу уступать никому не будет. А ещё бывает местная фауна, которой на мистику вообще чихать...
   Неподалеку хрустнула ветка, зашуршало. Кто-то, не особо маскируясь, шел сквозь заросли прямо к нам.
   -Кажется, тихо пройти не получится... - пробормотал демон, с тихим шелестом вынимая короткий меч из ножен на спине. Металл блеснул и зеркалом отразил зелень листьев.
   - ...А значит, пойдем громко! - И лезвие с влажным хрустом пошло аккурат в грудь выскочившей на нас из кустов ушастой твари, проворной, как кошка. Отбросив существо в сторону, демон обернулся ко мне. К его радости истерик я не устраивала, а уже стояла со своим оружием в руках, опасливо оглядываясь. Чему-то же меня эльф научил: авось да отмашусь.
   Когда на меня с дерева бесшумно прыгнула вторая "кошечка", я с воплем неожиданности ушла в сторону кувырком, едва не нанизав себя на собственное остриё. Шашлык бы знатный получился...
   Граций, вообразивший себя героем, прыгнул ей навстречу и злобным, верещащим клубком повис на морде, вгрызаясь в чувствительный нос. Тварь чуть с ума не сошла: сразу позабыла о нас, засучила лапами, завизжала и покатилась по земле, пытаясь стряхнуть когтями коварную "белочку". Пушистик, не будь дурак, тут же отстал и затерялся в траве.
   Цепкая рука схватила меня за шкирку и рванула вверх, а вторая отмахнулась, и серебристый блик снёс голову подскочившему зверю.
   -Быстрее! - Дёрнул меня демон. Я вопреки требованию отмахнулась, хлопнулась на колени и зашарила по траве.
   -Граций! Ты где!?
   Зверёк, слава богу, не стал играть в партизана, а прыгнул на мой бок и быстро взобрался на любимое место у затылка. Туда же, секунду спустя, опять вцепился демон и потащил за собой, уже молча, но куда настойчивей.
   Четыре близнеца убитых зверушек молча оскалились на нас из кустов и воспылали жаждой родственной мести. Что придало нам хорошего ускорения. Демон встал передо мной, отпихнув нас с Грацием за спину, но в этот раз ему не пришлось даже размахиваться.
   Внезапно протаранив заросли, на ушастых зверушек кинулся давешний жмырь. Молча, по-волчьи. Так же молча и начал рвать их массивными челюстями. И только тут я осознала, что он всё это время был у меня "на поводке". С самой ночи, и даже когда я была без сознания. Или не совсем у меня...
   -Даркан, бежим! Быстрей, пока они разбираются!
   Поляна однозначно оказалась плохим местом, на которое лучше не соваться. Мы не успели пересечь даже её половину, как деревья на дальнем краю с треском качнулись вперёд, и их поглотил гигантский огненный вал. Он оказался вполне реальным, с жаром и гулом, мигом разогнав по кустам визжащих от ужаса зверей. Пламя ринулось вперёд, к земле, но улеглось волной, не докатившись до наших ног какие-то несколько метров.
   За стеной опадающего на землю пепла взметнулся, взмахнул крыльями, приземляясь, здоровенный, иссиня чёрный дракон. Негромко рыкнул (таким басом, что пробрало до костей) и по-гусиному вытянул изящную шею в нашу сторону, разевая пасть. В глубине глотки заклокотало, у клыков задрожал воздух, и я поняла, что если продолжу стоять на месте с разинутым ртом, то даже шашлыка из меня не получится. Опадём мы угольками, как те деревья.
   Кинулась влево к зарослям, уходя с линии огня (в прямом смысле), но тут демон тоже ожил, догнал меня и в прыжке повалил на землю, подминая под себя. Мы с Грацием от неожиданности заверещали одновременно и почти одинаково. Вырваться не получилось, хотя я очень старалась.
   Нас с головой накрыло чем-то плотным и чёрным, похожим на плащ. Вокруг заревело, зарокотало, затрещала трава, до лица добрался отголосок жара - и всё.
   Мы остались живы.
   Это чёрное зашуршало, сползло назад, и я увидела озадаченного дракона, подобравшегося поближе. Он даже голову боком повернул, левым глазом разглядывая нас, посмевших остаться целыми и невредимыми посреди пепелища.
   -Вернулись... - В восторге бормотал демон сбоку, общупывая здоровенные кожистые чёрные крылья, каждое не меньше, чем в полтора моих роста. Огнеупорные конечности распластались со всех сторон от него и чуть подёргивались, словно жили отдельной жизнью.
   Я подскочила к нему и тряхнула за плечи, что было сил. Ибо дракон уже пришёл к выводу, что проще будет прикончить неких букашек собственноручно (то есть, собственнозубно) и по-ящеричьи изгибая тело, направлялся прямо к нам, треща лапами по недогоревшим веткам.
   -Идиот, кончай релаксацию! Бежим!!
   И тут же, подавая героический пример, опять споткнулась, пропахав носом пепел. День неудач!
   Даркан, наконец, вернулся в эту реальность, вскочил на ноги, но вместо того, чтобы последовать деликатнейшему совету, схватил меня поперёк живота. Развернул крылья, ударил ими по воздуху, и меня дёрнуло вверх с такой силой, как после прыжка с моста на резинке!
   Пушистик судорожно вцепился в куртку всеми когтями, ещё и обмотался вокруг моей шеи так туго, как мог. Я только ухватилась за руку демона и за свой меч (вдруг проснулась жаба пополам с ностальгией: это оружие некогда спасло мне жизнь) и, согнувшись пополам, с ужасом вытаращилась на взлетающего вслед за нами дракона. Да что мы ему сделали-то!?
   И вот тут, в воздухе, началось... Да если бы я знала, что этот недобитый "мессер" станет выделывать такие кренделя и пируэты, то руку бы ему отгрызла еще на поляне! И летал бы он без руки и без меня!!
   Уворачиваясь от дракона и его горячих плевков, одновременно пытаясь зачем-то атаковать (не понимаю, чем он собрался грозить бронебойной шкуре противника) демон абсолютно наплевал на всякие там законы тяжести, наше положение относительно земли и сопротивление воздуха. Какие там мертвые петли, это ещё безобидно! Зато когда он вдруг складывает крылья и камнем падает, чтобы потом раскрыть их и унестись вверх пулей, или начинает дико вертеться, сбивая с толку ящера, а заодно и мой желудок - вот где настоящий аттракцион! Я даже уже не орала, а с ужасом зажмуривалась, про себя молясь кому угодно, чтобы меня вернули обратно на твёрдую землю, пусть её обсидят хоть полчища вурдалаков, жмырей, упырей и прочей нечисти.
   Удар пришелся по одному из крыльев. Ящер мазнул по нам когтями и почти попал. Рука демона разжалась, и я по всем упомянутым законам тяжести понеслась вниз. Едрить твою!!! Да отсюда и деревьев-то не видно, сплошная зеленая масса! И пятна на земле не останется!
   Крутое пике прервала громадная лапа, схватившая меня, словно курёнка, и выбившая воздух из легких. Может, ещё и ребра основательно помяла, но посреди этой гаммы ощущений пойди разбери. Дракон, зараза, тут же рванул вверх. Так, кажется, в игре "догонялки" поменялись роли. Или игра похожа на салки: у кого я, тот и удирает?
   Мой личный монстрик опять не стал сидеть на месте. Сориентировавшись, он шустро проскочил по моему рукаву и вцепился зубами в драконий палец возле когтя, где чешуя была помельче. Я присоединилась, в панике разворачивая её когтями на кривых изменённых пальцах. Сработало. Ящер тут же разжал лапу и возмущённо... мяукнул. По крайней мере, этот тягучий вопль был похож на мяуканье.
   -Гра-а-аций! - только и завыла я, опять уходя вниз. Пушистик сжался в комок, зажмурился, спрыгнул с лапы и понёсся следом за мной, громко пища от ужаса. Я растопырилась в воздухе, спиной вниз, в попытке замедлиться, и еле успела цапнуть его за хвост. Неблагодарный спасённый тут же возмутился на такое неуважительное обращение и клацнул на меня зубами, но я кинула его себе за шиворот и, увидев приближающуюся к нам лесную массу, в панике завизжала громче стригоя.
   Спикировав сверху коршуном, меня схватил демон, и сразу же ударил крыльями, уходя вбок по кривой. Мимо угрожающе прошипел сгусток пламени, скрылся в деревьях и взорвался где-то у самой земли. Хорошие снарядики...
   Дракон вверху выл, хлопал крыльями и пытался зализать лапу, которую мы, между прочим, не сильно-то и повредили. Всего лишь расцарапали. То есть, здорово его разозлили.
   -Дарка-а-ан, деревья!!!
   Поздно. Перевернувшись на спину, демон вместе со мной проломал кроны деревьев, в последний момент, чтобы не грохнуться, хлопнул крыльями и рухнул на землю. Сверху на нас праздничным конфетти посыпались листья и обломки веток.
   Я уползла к стволу деревца, здорово смахивающего на баобаб, и попыталась отыскать в своем организме желудок, ушедший... хм, вниз ушедший, сердце, занявшее место желудка, и душу, замуровавшуюся в пятках. На уме опять были одни ругательства. А этот идиот, продолжая сидеть на земле, ещё и засмеялся.
   -...... и ......, чтоб я еще раз с тобой ...... куда-то пошла, да какого ...... ты ...... ржешь!?
   -Крылья... вернулись!! - со счастливой ряхой взвыл он, с любовью поглаживая развалившееся по земле правое крыло. - Хорошие мои, как же я раньше без этого жил!? Ущипните кто-нибудь!
   Не вопрос, попросил - я сделала. С экспрессией цапнула, когтями.
   В ответ на эту любезную услугу раздался неблагодарный вопль и куча непечатных выражений, куда более изощрённых, чем хилые мои. Но раздавшийся сверху рёв побил все наши рекорды, заставив нас мигом заткнуться и притихнуть, как мышей под веником.
   Сквозь просветы в листве мелькало гибкое чёрно-синее тело, били громадные крылья, и доносились громкие возмущения. Приземляться и продираться сквозь переплетение веток и стволов дракон пока что не торопился, и правильно. Чудо, что мы сами там не застряли.
   -Бежим, пока не спустился! - Даркан вскочил, как с силой брошенный о землю резиновый мячик. Крылья шустро сложились у него за плечами, и когда демон повернулся, их легко было перепутать с плащом. Мда-а, теперь нескоро он с ними расстанется, ещё и спать так ляжет...
   -До места встречи осталось немного, ещё и успеем раньше всех. Туда! - И он удрал в заросли. Чертыхаясь и на ходу засовывая в ножны чудом не потерявшийся меч, я припустила за ним.
  
  
   ***
   Ксайф.
   -Зачем тебе туда?
   -Хм-м? - подняла бровь наёмница, упоённо грызущая подслащенный сухарь. К этой её страсти я за всю дорогу уже привыкла. Она постоянно ими хрупала. Даже когда на нас кинулись зомби, просто в другую руку лакомство переложила, чтобы кинжал оказался в нужной ладони.
   -Зачем тебе к Дархартэ?
   -По личному делу. - Ради ответа она с явным неудовольствием оторвалась от еды.
   -Но почему ты пошла с нами? - Я не отставала.
   -Одному тут не дойти даже до середины. - Она явно намекнула на наше с ней недавнее приключение.
   Ну да-а, конечно. Ей даже лезвие пачкать не пришлось; мертвецы красиво загорелись и сами разбежались. И после этого, стоило ещё чему-то в кустах не то что зарычать, а просто подозрительно зашевелиться, как я в панике швырялась огненными сгустками куда глаза глядят, выжигая целые поляны и распугивая лесной народ. А что, они на нас так и зыркали!
   Так что наёмница наслаждалась прогулкой и сухариками, пока у неё за спиной ковыляла нервная я. Даже голова сейчас кружилась, настолько я выдохлась.
   -Но ты могла обойти драконий лес. - Я прикинула в уме маршрут. - Конечно, пришлось бы пересечь Эльвию, а там, мягко говоря, спокойно живётся только людям. Страна расистов. Но если замаскироваться и не высовываться, то всё возможно.
   -Это заняло бы слишком много времени. - Хмуро ответила Фарриэт, в тон своим мыслям глядя на сухарик так, как будто тот был её злейшим врагом.
   -А что за это дело, можно узнать? - Осторожно поинтересовалась я. Она подняла на меня насторожённый взгляд узких зрачков, но смягчилась.
   -Это слишком личное. Могу сказать только, что оно не терпит отлагательств. Совсем недавно мне стало известно, что мудрец может помочь. Я и так ждала слишком долго.
   -Прости... - Смутилась я. - Любопытство раньше меня родилось.
   -Хорошо, что ты это осознаёшь. - Она усмехнулась и подняла голову, насторожившись: - Тебе не показалось, что там кто-то идёт?
   -К сожалению, слух у меня самый обыкновенный. - Сообщила я шёпотом. Она навострила уши, замерла, глазами шаря по стене леса, окружившей место нашего привала. Я следила за ней, с возрастающим волнением. Кажется, уже и сама слышала отдалённые шаги, треск...
   Полукровка невозмутимо вгрызлась в сухарь. Прожевала и выдала:
   -Ложная тревога.
  
  
   ***
   Нэнайе.
   Первыми к месту встречи мы не успели, но меня это ничуть не огорчило. Ксайф испуганно подпрыгнула, а потом с досадой покосилась на наёмницу. Та увлечённо что-то грызла, и по её безмятежному виду было понятно, что она издалека услышала наши шаги, спотыкания и вялое переругивание.
   -Как шли? - Оживилась стихиарий, явно радуясь, что мы именно дошли, в целости и сохранности. Причём радовалась нам обоим.
   -Незабываемо! И набегались, и налетались, и с местными авторитетами очень близко познакомились. - Мрачно съязвила я, испепеляя косым взглядом бессовестного летуна, который сразу же подобрался к костру на брёвнышко, изображая страсть как измотанного страдальца, бледного и голодного. Зловещие крылья немного портили образ, но их в сложенном состоянии сразу и не заметишь, при таких больших, жалобных глазах. Проследив их взгляд, Ксайф полезла в сумку с едой, которую с собой утром унесла Фарриэт.
   -А вы как? Не скучали? - Спросила я.
   Стихиарий недоумённо посмотрела на меня, потом на демона, а на вопрос ответила наёмница.
   -Наоборот, на удивление спокойно. Каждый день бы так. Ксайф, а ты не задумывалась тоже поработать местным проводником? По-моему, шансы есть.
   -Предпочту ими не воспользоваться. - Отчего-то смутилась девушка. - Мне сейчас так хорошо оттого, что мы не там, а уже здесь, что впору танцевать и бегать вокруг деревьев. И добровольно повторять этот маршрут я не стану даже в следующей жизни.
   Граций показался на свет из воротника, обрадовано пискнул и спрыгнул на землю, прошмыгнув к Ксайф. Та робко взяла его на руки, но зверёк обнаглел и тут же принялся мурчать, выпрашивая ласку, а желательно в придачу и что-нибудь вкусненькое.
   -Кстати. - Я тоже подошла к импровизированной лавке, но садиться на неё не спешила, вглядываясь в сгустившиеся сумерки и туман, из которого мы вынырнули. - Мы-то здесь. А где эти тихоходы?
   -Вообще-то они должны были дойти раньше всех. - Призналась наёмница, тоже несколько озадаченно оглядываясь назад.
   - Ничего удивительного, что они задерживаются. Насколько я знаю, здешние болота, туда побоятся ходить даже самоубийцы.- Заметил демон, нарезая последнюю колбасу тонкими ломтиками, чтобы всем хватило, и не на один раз. Обслуживать его стихиарий не соизволила, вручив продукты и великодушно кивнув на воткнутый в пенёк нож. - В таких местах лучше не спешить... Ну, кто тут голоден?
   И тут же с наслаждением вгрызся в здоровенный двухслойный бутерброд.
   -Вообще-то голодны вс.е - Ядовито обобщила Ксайф, вернувшись в привычное состояние "век-бы-этого-типа-мои-глаза-не-видели". - Най, чего стоишь? Тут сейчас такими темпами колбасы останется только на "понюхать".
   Мне всю дорогу грезился ужин, но сейчас он отошёл на задний план.
   -Какое-то у меня нехорошее предчувствие. - Призналась я, медленно опускаясь на пенёк и не отрывая взгляда от деревьев. - То ли просто нервы ни к чёрту, то ли что посерьёзнее, не пойму.
   -Сильное?
   -Что? - повернулась я к костру.
   -Это плохое чувство - сильное? - Повторила наёмница. Я замялась и пожала плечами.
   -Не знаю. Вроде не очень. До паники далеко. А что?
   -Интуиции стоит доверять, если в тебе сейчас говорит именно она. - Сообщила Фарриэт, но в противоположность словам принялась с безмятежным выражением лица возиться с иглой и нитью, собираясь чинить сумку, расползающуюся по швам. По мне её давно бы стоило выкинуть, но у наёмницы, очевидно, вещь была чуть ли не талисманом.
   Я бы успокоилась, если бы краешком сознания не уловила кое-что. То ли та самая интуиция, то ли седьмая ресница на левом глазу говорили мне, что это её спокойствие чаще всего бывает напускным. А под ним прячется тревога. Как сейчас.
   -Держи! - Ксайф протянула мне такой же внушительный бутерброд, как у Даркана.
   Рядом с ней всегда становилось как-то спокойнее. В этом она напоминала Сауру. Я улыбнулась в ответ, вовремя протянув навстречу руку - на то место, где секунду назад было угощение, прыгнул Граций, клацнув челюстями. Ещё один голодающий...
   После перекуса и жить стало гораздо приятней. Смутное беспокойство начало утихать, в основном задавленное доводами разума. Что там с ними может случиться, троими? Тем более с их-то подготовкой. Да и как сказала наёмница, эльфы и вампир единственные, кто может ходить по лесу та тихо, что их е заметят даже химеры в двух шагах.
   В общем, к тому моменту, как Фарриэт вскинулась и, прищурившись, всмотрелась в заросли, я о плохом уже не думала, а чесала за ушками пушистика, который приполз ко мне и некоторое время терпеливо играл роль успокоительного.
   -Наконец то, живые люди! - Первым из кустов вывалился непривычно оживлённый светлый эльф, остервенело отряхивающийся от репьев, каких-то колючек и прочего сора. Обернулся. - Ну, почти люди... Сандар, ты что там, уснул?
   Из темноты вперемешку с заплетающимися шагами донеслось злобное шипение.
   -Издеваеш-шься, да? Налегке идеш-шь, язва уш-шастая? Сейчас-с в тебя его кину!
   Принц даже не думал обижаться, обводя нас взглядом.
   -Все целы? Хоть что-то радует. Мы тоже целы. - Ответил он на наш ещё невысказанный вопрос и рассеянно оглянулся. - В физическом смысле...
   -Отвечай только за себя! Иначе я сейчас захочу проголодаться! - Злой и растрёпанный Сандар вышел на открытое место.
   Ксайф охнула, а я оцепенела и чуть не подавилась, когда мы поняли, какую именно тяжесть он тащит на себе. Доковыляв до расстеленных одеял, вампир, едва не придавив кинувшегося навстречу Грация, осторожно сгрузил на них обмякшее тело Целителя. Тот так и остался лежать, не подавая признаков жизни. По ткани разметались влажные чёрные волосы, на траву безвольно откинулась бледная рука.
   Как у мертвеца.
  
  
   ***
   Сандар
   -....., так и знала! - Процедила сквозь зубы наёмница, одним рывком развернулась-встала и направилась к пострадавшему.
   -Спокойно, он живой! - Вампир предостерегающе вскинул ладонь, увидев, как вспыхнули жёлтым глаза Нэнайе.
   -Тогда что с ним? - Бестия в панике подползла к Динару и так и замерла на четвереньках, вглядываясь в лицо. Но потом увидела, что он хоть и слабо, но дышит, и паника не стала перерастать в истерику.
   -Понятия не имею. Скорее всего, действие гипноза.
   -Гипноз? А я почему-то слышу кровь. - Полукровка деловито принюхивалась, слегка наклонившись вперёд, ища поражённое место. После Диннариэля она была единственным членом нашей группы, кого можно назвать лекарем.
   -Да плечо, плечо, левое. - Пояснил вампир, и устало опустился на землю. Почти все собрались вокруг его напарника, но хотя бы не галдели и не нервировали оружейника лишний раз. Най опомнилась и присела, внимательно слушая, но пока разумно не вмешиваясь. Слегка подвинулась, давая наёмнице дотянуться до Динара, разрезать маленьким острым ножом воротник его куртки вместе с рубашкой и открыть взглядам потемневшее место укуса со следами четырёх клыков.
   -Кто? - Отстранённо спросила полукровка, прислушиваясь к сердцебиению эльфа.
   Светлый, складывающий сумки у костра (нагруженный вампир предоставил ему честь тащить их припасы и вещи) повернулся и ответил раньше, чем до Сандара дошла суть вопроса.
   -Стрыга.
   -Как?
   Тамин поймал взгляд Фарриэт и в свою очередь посмотрел на вампира, как на более подходящего очевидца. Тот невольно поёжился, вспоминая. И рассказал, попытавшись быть как можно более кратким. А в уме всплывало, что произошло с ними на болотах...
  
   ...Почти весь путь они прошли без приключений, потому что местные обитатели их даже не заметили. Разве что парочка волкулаков на границе болот, подумаешь... Два бойца без труда должны были пройти по опасному месту, даже учитывая третьего, который на роль воителя не тянул. И то - удивил... Как оказалось, принц неплохо обращался с метательными иглами.
   Да и вообще оказался полон сюрпризов!
   Светлый шёл вторым, после вампира, и Сандар не сразу заметил неладное.
   Сначала Тамин остановился, как вкопанный, вслушиваясь во что-то с недоумением... потом со страхом. А затем стремительно побледнел, схватился за горло и начал падать в воду с тонкой тропы. Диннариэль в последний момент успел схватить его за шиворот и уложить на землю.
   Со светлым уже вовсю творилась какая-то жуть. Его сотрясали судороги похлеще, чем оборотня при первом обращении, но из горла вырывалось только тихое хрипение на грани слышимости, а глаза закатились так, что был виден лишь синеватый белок. Диннариэль, напряжённо всматриваясь в него, вдруг оглянулся.
   -Я не понимаю! Из него как будто выкачивают душу, но здесь нет никого, кто бы мог это сделать! Он бледнеет на глазах...
   Мало того, сквозь кожу, наливаясь, начали проступать слишком тёмные для здорового организма вены.
   -Я вижу. - Отозвался напряжённый вампир.
   -Я не его самого имею в виду. Аура. - Тёмный эльф лихорадочно прощупывал её ладонями, но не находил ничего, что могло это объяснить. Вскинул на друга растерянные глаза.
   -Я не знаю, что делать! Он сейчас умрёт здесь, а я ничего не могу сделать!
   Вампир знал, что с Целителем уже случалось такое. И тот до сих пор боится повторения.
   -Не дури! - прикрикнул он на зарождающуюся панику. - Смотри, по-моему этот припадок пошёл на спад.
   Рисунок из сетки сосудов начал постепенно бледнеть.
   -И точно... - Динар остановился. - Дёргается уже меньше. Правда, такой же бледный, никакого возврата сил. Смотреть страшно.
   Спазм отпустил горло барда и до них донеслись неясные обрывки, которые в сознании не сразу сложились в слова. Он говорил что-то на эльфийском.
   -Khert tey say'el kessiar??* - наклонившись, громко спросил его Динар.
   Светлый закинул голову назад, прохрипев:
   -Teel... teel hir tai etaste**
   -Так и плещет оптимизмом... - Пробормотал Сандар, оглядываясь. Ему не нравился поднятый переполох. Такое точно привлечёт к ним лишнее внимание, и желательно бы им оказаться как можно дальше от этого места.
   Тамин приходил в себя. Зрачки вернулись на место, и последние спазмы утихли. Он вздрогнул, попытался медленно встать, застонал и уронил голову обратно, зажмурившись. В этот момент он больше всего походил на жертву жёсткого похмелья и отравления.
   -А теперь ещё раз, что это было? - Уже спокойней спросил Динар, сидящий рядом с ним на корточках.
   Светлый замялся, но деваться было некуда, и он неохотно вымолвил:
   -Paver war'ass.
   -Я не настолько хорошо знаю ваш язык, как кажется. - Обернулся Сандар, смерив взглядом шифровщика. Причину такой стеснительности он понимать отказывался. Сейчас они все были, как говорится, в одной упряжке, и такие припадки спутникам не мешало бы объяснить. Хотя бы для того, чтобы в следующий раз они знали, что делать и как реагировать.
   -Кровавое проклятие. - Перевёл Диннариэль, не отводя от принца взгляда. - И как давно это у тебя?
   -С детства. - Тот слегка поморщился. - Я уже привык. Это не заразно, случается не часто, и проходит само по себе.
   Больше ничего из него добровольно выудить не удалось.
   -Имейте в виду, мы уже не одни! - донёс до них Сандар, который заметил движение среди деревьев даже с некоторым облегчением. Отсутствие реакции на произведённый ими шум было странным, и нервировало его, ну а теперь всё встало на свои места.
   К тому же от небольшой кучки стрыг они должны были отбиться с легкостью, и тревожиться было не о чем. Вампир и не беспокоился. К тому же светлый уже пришёл в себя и встал на ноги, даже не шатаясь. Когда из лужи рядом с тропкой к его ноге метнулась синеватая рука, принц даже увернулся и отскочил в сторону.
   Утопленник подтянулся, стремительно выпрямляясь на земле, но вор тоже не спал. Так что булькнув, нечисть тут же свалилась обратно со вскрытым горлом. Тёмный эльф пригнулся, вытирая лезвие от грязной крови и одновременно внимательно оглядывая подтягивающиеся силы противника. По болоту разносилось протяжное уханье и завывание - стрыгам было плевать, кто там их слышит.
   Понеслась...
   Сандар, после долгого заточения на Арене, только начал набирать прежнюю силу и неплохо развлёкся, с боевым кличем ворвавшись в толпу. Обрадованные мертвецы потянулись к нему со всех сторон и это лишний раз доказало отсутствие у них разума. На последнем своём противнике, до которого, наконец, дошло, что надо удирать, оружейник даже отработал полузабытую связку клановых приёмов, так что тот опал на землю, нарезанный стружкой. А потом довольный вампир обернулся, и усмешка моментально слетела с его лица.
   Диннариэль тоже был не прочь размяться, только скорее всего, добивая своего утопленника, поскользнулся на намокшей траве. И когда поднимался, его успели схватить.
   Эльф застыл на самом краю бочага с прозрачной водой, опираясь на одно колено, словно вот-вот встанет на ноги. В руке он сжимал кинжал и легко мог перерезать глотку нечисти хоть несколько раз. Но не делал этого.
   Не делала ничего и она. Только улыбалась тёмными губами, слегка наклонив голову вперёд. Нянька. Старшая особь, выгуливающая молодняк, и обучающая их охотиться до того, как они отрастят крылья, став стригоями, и уберутся с её территории, освободив место для следующих поколений. Глаза стрыги ещё не подёрнулись плёнкой, оставаясь ясными, и облик почти не пострадал, но именно эта правильность внушала страх. Светлые волосы облепили тело, наполовину вынырнувшее из того самого бочага, а тонкие пальцы вцепились в плечи эльфа. Тот тяжело дышал, глядя ей в глаза, и не двигался.
   Сандар кинулся к ним, но он находился слишком далеко. Только и успел увидеть, как утопленница, не отводя взгляда от Целителя, плавно подалась назад, в мягко всколыхнувшуюся воду.
   Увлекая его за собой.
   -Динар, ......!! - Заорал вампир, перепрыгивая с одной узкой звериной тропки на другую. Но эльф, не отреагировав, ушёл в болото с головой следом за стрыгой.
   Тамин был ближе и отреагировал быстрее. Он в прыжке через бочаг швырнул иглу вниз, и умудрился попасть. Тварь с воплем взметнулась из воды как раз, когда он приземлился на другом краю, и кинулась на него, но бард, пригнувшись и погасив силу прыжка, был наготове. И уже знал, что ей нельзя смотреть в глаза.
   Нечисть только слегка достала его когтями по куртке, но добраться до принца ей не дали. Взбешённый вампир, подоспев, отрубил ей голову. И тут же, не останавливаясь, прыгнул в воду.
   Но извлечённый из топи тёмный эльф был таким же, что и сейчас - еле дышащим, без сознания, полумёртвым. И вампир понятия не имел, что с ним произошло...
  
   *Что с тобой творится?
   **Смерть за моей спиной
  
  
   ***
   Най.
   -Значит, нянька... - Фарриэт массировала пальцами подбородок. - Укусила его тоже она?
   -Больше некому. - Мрачно сказал Сандар. - До неё никто из этих гадин его даже не коснулся. Наверняка успела цапнуть там, под водой. Мы промыли рану от грязи, но эффекта никакого. Честно говоря, я не подозревал, что стрыги вообще обладают каким-то разумом, не говоря уже о гипнозе. Но задела она его, судя по всему, крепко.
   -Это не последствия гипноза. - Рассеянно проронила Фарриэт, копаясь в своей сумке. Так же как и Динар вечность назад, она достала оттуда связку чистых лоскутов и склянку с чем-то красноватым. Наверное, это было универсальное средство...
   -Стрыги владеют им на том же уровне, что и вампиры, только при прямом взгляде. При разрыве зрительного контакта жертва почти сразу приходит в себя. - Продолжала она.
   -Так что с ним? - не выдержала я. Лекции по нежитоведению это, конечно, хорошо и полезно, но мне сейчас было как-то не до них.
   -Не смертельный случай, но и ничего хорошего - признала наёмница, смачивая бинты едко пахнущей жидкостью и прижимая к месту укуса. - Яд стрыг гораздо сильнее, чем у стригоев. А тут ещё и нянька... Он не болен, не под воздействием. Он просто...
   -Спит? - Тихо угадала я упавшим голосом.
   Она кивнула, и я закрыла глаза, с трудом удержавшись от того, чтобы уткнуться головой в колени и застонать от бессилия. То, о чём он мне рассказывал! Это тоже было, кажется, так давно...
   -Очень крепко. Добудиться до него мы уже не сможем, на внешние воздействия он не отреагирует. Остаётся только ждать. У эльфов хороший иммунитет.
   Фарриэт говорила сухо, по делу, но было понятно, что её сложившееся положение, мягко говоря, не радует:
   Посмотрим, как будут обстоять дела утром.
   Я вдохнула, но запнулась, не решившись озвучить вопрос: а что, если он не проснётся?
  
  
  
  Глава 21.
  
   Даркан.
   Глядя на уютное пламя костра, хотелось... чего-то. У пламени есть свобода, оно извивается как хочет, его трудно удержать. Оно завораживает своей дикостью, неукротимостью, манит, влечёт к себе, но тянуться к нему опасно. Какая же это, наверное, непредсказуемая стихия.
   Интересно, ты ощущаешь то же самое, когда смотришь в огонь?.. Нет, конечно же, нет. Ты наверняка смотришь на него как на доброго друга, ласковое животное, потому что оно никогда тебя не тронет. Ты видишь огонь - и думаешь о том, что после пожара вырастают новые леса, тепло пламени спасает жизни, и приятно протянуть к нему руки с озябшими пальцами, а пламя будет льнуть к ним, как кошка. Пламя прекрасно, совсем как твои плещущие на ветру волосы...
   Мне не понять. Мой огонь не такой. Он не обожжёт, но и не согреет, потому что мёртв. Тёмное пламя сильно, но может быть таким бесполезным... След его не зарастает со временем. Оно не сможет быть домашним любимцем в уютной норке камина. Возле него не согреешься...
   Наверное, и я такой?..
   Что-то этой ночью спокойно не думалось. Мысли нет-нет да и сворачивали на неуместную лирику.
   Я тихонько хрустнул костяшками пальцев и огляделся. Интересно, насколько же точно сон может описать характер спящего!
   Фарриэт спала, свернувшись клубком на плаще, прижав руки к животу, словно страдала от какой-то внутренней боли. Спала чутко, скорее просто плавала в полудрёме. Звуки наших голосов и движений ещё проигнорирует, но стоит до её ушей дойти чему-нибудь более подозрительному, как от этой дрёмы не останется и следа, а перед нами предстанет привычный волк в женском обличье.
   Сандар же наоборот, вытянулся на своём одеяле во весь рост. Подобраться к нему, на первый взгляд, проще, чем к полукровке, но это только кажется. Вампиры просыпаются в течение минуты, но это относится только к их сознанию, а не телу. Проще говоря, он загрызёт обидчика, а потом только его увидит.
   Светлого эльфа мне было видно плохо, только волосы, торчащие из капюшона, накинутого на лицо и натянутого до самого носа.
   Я поморщился. Это ещё одна загадка. Дело в том, что я хорошо читаю ауры, особенно сейчас, когда вернулись крылья. И вот с ним творилось что-то неладное. Судя по окраске, воли к жизни в нём не было ни на грамм. Для существа, у которого хотя бы есть пульс, это ненормально. Как будто он своей смерти каждый день смотрит в лицо, да и сам одной ногой в могиле... Но рассмотреть его получше мне что-то мешало. Может, я просто ещё не до конца оправился.
   Ксайф тоже спала, рыжие волосы почти закрыли лицо и переливались отблесками пламени. Брови нахмурены, сжала одеяло в кулачок... Что же тебя беспокоит? И не узнать...
   Нэнайе... А вот она как раз не спала.
   Бестия молча лежала рядом с бессознательным эльфом, спиной к костру, словно слушала его дыхание. Сторожила, не могла уснуть. Волновалась она, судя по всему, очень сильно, но сейчас держала это в себе, не выдав себя ни вздохом ни движением.
   А ведь она без него никуда не пойдёт - подумал я. Пока он не очнётся - не успокоится, и не сдвинется с места. И нет у меня идей, как помочь. А вид у эльфа действительно странный. Был бы пугающим, но я, честно говоря, навидался уже всякого, так что... Сейчас он был ещё более безжизненным, чем Тамин. Будто его просто с нами нет, а лежит только бесполезная оболочка.
   Я потянулся вперёд, ладонью поправил рассыпавшиеся угли, чтобы они дольше хранили тепло, и подложил в костёр веток. Пламя оживилось и затрещало.
   Най пошевелилась, села и повернулась к огню. Прищурилась, заслоняя ладонью глаза. Вид у неё был сонный - ещё бы, все вымотались за переход, и наверняка глаза у неё уже начали слипаться.
   -Даркан? А ты чего не спишь?
   -Я вообще-то на страже. - Усмехнулся я. - Это ты почему-то не спишь.
   -Старческая бессонница. - Хмуро отозвалась она и вопреки заявлению протяжно зевнула. О чём-то задумалась, покосилась на Фарриэт и, наконец, спросила:
   -Не знаешь, сколько нам осталось идти до этого самого мудреца?
   -Понятия не имею, но есть нехорошие подозрения. - Я покосился на Фарриэт. Вроде как спит. Посмотрел по-другому, на ауру... точно, спит.
   -Вот она точно преследует какие-то свои цели. Это всем понятно, но нам не мешает, а потому всё равно. Но я не пойму, почему она идёт именно с нами? Она сидела в Оршаге не меньше трёх дней, и если её дело так важно, что наёмница пошла через драконий лес, то почему она ждала? Искала подходящих спутников? И что же в нас такого, что показалось ей подходящим? Вряд ли тот случай с орками.
   -Она упоминала, что в пути пригодится бестия. - Подумав, вспомнила девушка.
   -И не заикнулась об этом в драконьем лесу. Да и вообще вела себя там довольно спокойно. Выходит, уже водила там кого-то раньше. А вот в этих местах она, скорее всего, ещё не была. И здесь уже чего-то опасается. Вот это меня и интересует. Я как раз сижу и размышляю, сможем ли мы, если что, постоять за себя?
   -А разве нет? - Ведьма окинула группу взглядом, по-своему оценивая каждого, как я недавно.
   Я поскрёб подбородок.
   -Как сказать... На первый взгляд мы тут как нарочно подобрались. Против зверей - ты и Фарриэт, и подерётесь и договоритесь, да и остальные стоять без дела не будут. Встретим нечисть - да все её видели, били, Сандар вообще боец своего клана, а это поверь мне, говорит о многом. Так что отделаемся без проблем, а с высшей нечистью договорюсь я. И кстати, что тут у нас может быть страшнее демона? Ещё у нас есть стихиарий двух противоположных сфер, что гарантирует неплохой сюрприз врагу. И уж на крайний случай, если кто-нибудь из нашей великой группы всё же пострадает, о нём позаботится настоящий Целитель. Который и сам мастер меча...
   Она кивнула, но я ещё не закончил.
   -Но! Фарриэт, несмотря на свой опыт, ещё совсем молодой оборотень. О тебе и говорить нечего, не знаешь абсолютно никаких заклинаний, транса, и жива до сих пор лишь благодаря везению. Без обид. Сандар ещё не до конца оправился от Арены, к тому же уязвим для огня. Очень. И вампиры не любят дневной свет, намного лучше чувствуя себя ночью. Ну ладно, ещё Динар и Фарриэт неплохо в темноте ориентируются, но остальные тогда будут слепы. Ксайф тоже самоучка, ухватила что-то из книжек и пользуется только сырой энергией, а она отбирает намного больше сил, чем оформленная.
   Тамин вообще не воин, обучен чему-то на уровне самозащиты, но не тот уровень, чтобы о нём говорить. А я отрезан от своего измерения и, можно сказать, вообще не демон уже, а чёрт знает что такое. Выручает только амулет. Когда со мной дралась Ксайф, у неё были все шансы меня задавить, я был на последнем издыхании. Думаешь, на взрослого демона в полной силе подействовал бы удар Диннариэля? Максимум бы оглушил на минуту, я же чуть не испустил дух, опять же, спасибо амулету. О самом Целителе и говорить нечего - лежит вон, в коматозе... Так что проще говоря, мы кучка идиотов, бредущих незнамо куда и незнамо зачем.
   -Спасибо, сразу полегчало! - Саркастически отозвалась бестия, протягивая руки к костру.
   Я не ответил. В воздухе вдруг повеяло чем-то странным, будто гарью. Это был не настоящий запах, а только моё чутьё. Странно. Вокруг спокойно. И все спокойны. Один я вертелся.
   Совсем далеко, как удар набата, в воздухе разлилась тёмная сила. Словно на эту землю упал чужой, совсем чужой взгляд...
   -Это нехорошо. Ой, как нехорошо... - Бормотал я под нос.
   -Что-что?
   -Да так... - Я тряхнул головой, отгоняя это смутное чувство, как дурной сон. Всё равно ещё ничего не случи... стоп. Дурной сон. Сон!!
   -Най, ты спать ведь не собираешься? Мне нужно отлучиться на пару минут.
   -Зачем?
   Очень хотелось съязвить, но я только отмахнулся рукой, чтобы не потерять мысль, и ушёл в темноту.
   Среди людей я в своё время прожил долго. Узнал-то, в принципе, не так много, но с другой стороны, иные и без этой информации обходятся всю жизнь. А мне уже пригодилось не раз...
   ...Маслика ночная - трава для погружения в сновидения. Острые тонкие тёмно-зеленые листья, растущие пучком, посередине светлый стебелёк с единственным цветком, похожим на миниатюрную розу с махровыми лепестками. Голубого цвета, фиолетовый оттенок по краю...
   Отвар из него помогает погрузиться в сон, причём осознанный. Плохо помню, откуда я это вообще выцепил, но почему-то пришло в голову именно сейчас.
   Ага, вот. Маслика не растет одним кустом, рядом обязательно будут еще пучки. Нужен лишь цветок, но я на всякий случай собирал их вместе со стеблями. Мало ли, вдруг я плохо запомнил, а вреда они не принесут. Набрав полную ладонь, решил, что этого хватит и, попытавшись вспомнить, откуда пришёл, побрёл к костру.
   Бестия встретила меня недоумённым взглядом. Остальные так и лежали, только Фарриэт открыла глаза и проводила меня внимательным взглядом, после чего перевернулась на другой бок.
   -Что ты собрался делать?
   -Я всё расскажу, только дай мне воды и найди котелок. Даже кружка сойдёт. Будем помогать твоему эльфу.
   С головой уйдя в поиски, девушка даже не стала вскидываться от моих слов, мол, это не её эльф, а сам по себе, свой собственный.
   Я повесил котелок над пламенем, снова подложил в него ломаного хвороста и осторожно высыпал на плащ горсть слегка мятых цветков.
   -И-и? - Подначила она, вскидывая брови.
   -И... и это вот снотворное. Непростое. Помогает заснуть и попасть на определённые уровни подсознания. Сноходцы такое часто пьют.
   На лице ведьмы здоровенными буквами был выписан скепсис.
   -И чем ему это поможет? Он и так спит.
   -Поможет-поможет, не сомневайся. Только пить будешь ты.
   Она с подозрением изучила то, как я высыпаю цветки в закипающую воду и аккуратно всё это богатство размешиваю.
   -Что плохого я тебе сделала, если ты хочешь два бессознательных тела?
   Такими замечаниями она пыталась вытащить из меня информацию. Я всё понял и отвечал спокойно.
   -Выпив это, ты сможешь попасть в его сон. Фарриэт сказала, что на внешние раздражители он не реагирует. Значит, остаётся действовать только изнутри. Может, он не хочет выходить в реальность или его что-то не пускает, а ты поможешь и уговоришь.
   -Но почему именно я!?
   -А почему это должен быть кто-то другой? - Посмотрел я на нее поверх кружки. Давно уже понял, что лучший ответ на вопрос - другой вопрос.
   Она вздохнула и промолчала.
   Наверху среди листьев, подмигивая, мерцали звёзды. Небо ещё не светлело, но скоро начнёт. Луны не было видно, скорее всего, свой круг по небу она почти завершила.
   Когда отвар закипел в третий раз, я не стал возвращать его на огонь, решив, что трава уже отдала всё, что в ней было. Поболтал, подождав пока приостынет, и протянул ведьме. Вокруг всё серело, уже скоро взойдёт солнце, и все проснутся... Ну, ничего. Подождут.
   -Стой, пока не пей. Послушай.
   Она вцепилась в кружку и уставилась на меня. Мол, что там ещё!? Я и так на всё согласна!
   Я вытащил из внутреннего кармана куртки маленькую фляжку и, открыв, сунул узкий нож в горлышко. До этого я прокалил его на огне, так что металл должен остаться чистым.
   -Хлебнёшь сейчас - и попадешь неизвестно куда. Откуда подсознанию знать, куда нужно целиться? А нам нужен точный результат. Дай руку.
   Для верности плеснув ей водкой на ладонь, я быстро чиркнул остриём по коже, отчего она дёрнулась и чуть не выронила кружку.
   -Больно же!
   -Хочешь ему помочь? - Осадил я.
   Замолчала. Я тем временем проделал то же самое с ладонью эльфа и соединил их руки, слив кровь в одно целое. Посмотрел ей в глаза.
   -Ты понимаешь, что смешение крови это обряд кровного братства? Клясться вы ни в чём не будете, но какая-то связь некоторое время просуществует.
   Она недоумённо нахмурила брови.
   -А это плохо?
   Я пожал плечами.
   -Для кого как. Просто врать друг другу не сможете.
   -Ну и отлично. Уже можно пить?
   -На здоровье.
   Выпила залпом и даже не поморщилась, хотя отвар должен быть горьким. Растерянно оглянулась на меня, потом вздохнула и легла рядом с эльфом, не размыкая рук. Уткнулась лбом ему в плечо и закрыла глаза.
   -Спасибо, Даркан.
   -Обращайтесь.
   Выждав минутку, я осторожно пощупал её пульс. Он стал таким же слабым и медленным.
   Получилось.
  
  
   ***
   Ксайф.
   Спала я спиной к костру, чтобы свет от него не мешал спать. Проснувшись среди ночи от невнятного кошмара, перевернулась и увидев стоящий рядом котелок с водой, потянулась к нему.
   Моей руки коснулась чужая холодная ладонь:
   -Поверь, это лучше не пить.
   Даркан.
   Меня до самого плеча обсыпало мурашками, словно я сунула руку в прорубь. Только в проруби холодно, а тут вдруг стало жарко. От костра, наверное.
   Я села, машинально потирая запястье.
   -Почему не пить?
   -Это сонный отвар. Раз не спишь, я могу сходить за чистой водой.
   Не дожидаясь моего ответа - я как раз хотела смутиться и заявить, что ничего мне не надо - демон встал и вышел из круга света.
   Пока я сидела одна - отчаянно ругала себя за эту странную робость. Почему-то каждый раз когда рядом находился этот субъект, я чувствовала себя очень непривычно. Словно он может видеть меня насквозь, и поэтому никак нельзя выдавать своих мыслей. А мысли, кстати, донельзя странные. Постоянно хочется шутить и улыбаться. Ему. Странно на меня действует этот амулет...
   А смотреть демону в глаза вообще было невозможно.
   Я почти не заметила, как он вернулся. Поставив котелок с водой у костра, он сел обратно на своё место. Потом, подумав, встал, взял ту кружку с отваром и вылил его в траву.
   -Зачем этот отвар вообще понадобился? - Спросила я, оторвавшись от своей кружки.
   Он бросил взгляд в сторону Динара. Я тоже посмотрела, и увидела, что рядом с ним лежит Най и спит, кажется, так же глубоко. Даже лицо побледнело.
   -Я отправил её к нему в сон. - Демон пожал плечами, словно ждал, что я тут же брошусь его ругать и заранее оправдывался: - Раз до сих пор не проснулся, он не очнётся без посторонней помощи.
   -В смысле в сон?.. Подожди, ты и ее усыпил!?
   Он выставил перед собой ладонь.
   -Ничего другого не придумал, а это поможет.
   Я села и раздраженно отмахнула одеяло с ног, уставившись на него исподлобья. Что еще за самодеятельность? Но особого беспокойства почему-то не ощущалось. И опять пошла волна странного тепла по телу. От плеча.
   -Думаешь, получится? По-моему, сонные заклинания вещь ненадёжная.
   Он с хрустом размял пальцы, а потом вообще встал, чтобы размять ноги, и принялся ходить вокруг костра.
   -Почти уверен. Я сделал это не заклинанием - они мне не очень даются - а смешением крови.
   -То есть!? - Я даже подскочила и развернулась к нему. - А разве так можно?
   Демон покосился на меня и почему-то улыбнулся.
   -Так нельзя делать только с врагами. Но они ведь не враги? К тому же думаю, Диннариэлю бы не понравилось, если бы к нему во сны пришёл, к примеру, я. От крови вампира ему бы стало так худо, что лучше бы умер. А нашу бестию он, скорее всего, послушает.
   Когда он во время разговора проходил у меня за спиной, по затылку бегали мурашки, и снова становилось тепло, словно кожи вот-вот коснутся пальцы. Но стоило обернуться, как я понимала, что и руки, и сам демон находятся от меня за целую сажень.
   Я столкнулась с ним взглядом и отвернулась, фыркнув. Щеки переливались жаром.
   Это всё от костра. И от амулета, когда же я от него избавлюсь...
   -А как узнать, подействовало или нет?
   -Когда оба глаза откроют - кратко отозвался он, оглядываясь в деревья. Я перевела взгляд на эльфа с Най.
   Лежат без движения. И хотя остальные тоже спят, все равно чувствуется, что именно с ними что-то не то. Прождав с минуту, я решила, что что бы там ни было, у них этот сон надолго.
   Зато меня одолевала бодрость, как с утра.
   Я легла обратно, укрылась, но не хотелось даже закрывать глаза. Вот бы сесть и говорить, говорить, да расспрашивать о том, что так любопытно...
   Да что за бред мне лезет в голову!?? Спать, немедленно спать!
   И зачем проснулась?? До вахты еще полчаса. Хорошо хоть в драконьем лесу с ним дежурить не выпало. Как только остаемся наедине, так сразу что-то странное со мной творится. Амулет, это все виноват амулет...
  
  
   ***
   Нэнайе.
   Только провалившись в сон вниз, словно сквозь одеяло, я подумала, что поступаю весьма опрометчиво. Что мешает демону просто-напросто меня отравить и тем самым выслужиться перед родиной!?
   Но вроде бы не отравил.
   Сначала была полная тьма, через которую меня куда-то тащило, как сквозь воду. Потом пошли смутные видения...
   Сверху посветлело. Я подняла голову и увидела, как мне навстречу с серого неба падают белые пушинки. Они не касались меня, но отчего-то я осознала, что они очень холодные: это снег.
   По бокам проявились размытые тени, которые почти сразу оформились в чёткую картину. Улица городского рынка, зима, всё припорошило снегом. Ветра нет, погода относительно тёплая, и люди выбрались из домов, чтобы не только сбегать по своим делам, но и насладиться свежим воздухом, пока он не стал слишком уж свежим. В воздухе витает негромкий гомон, отдалённый собачий лай, одуряюще пахнет жареным мясом и выпечкой - таверны не упускают случая заманить клиентов.
   С шиком одетый человек в кожаной куртке, подбитой серебристым мехом, неспешно шествует вдоль лавок и натыкается взглядом на кошелёк, валяющийся в снегу.
   Человек не замедляет шаг, не нагибается: ниже его достоинства подбирать что-то на улице. Но зато неосознанно проверяет, на месте ли его собственные деньги, щупая правый бок куртки.
   -Ага. - Произносит тень впереди меня.
   Тень, накидывая капюшон на голову, выходит из подворотни и следует следом за человеком в дорогой одежде. Меня тянет следом, как воздушный шарик на нитке.
   Этот некто из подворотни ведёт себя осторожно. Он не идёт прямо за целью, а словно бы присматривается к прилавкам, выискивая что-то, и словно не обращает внимания, кто там ходит впереди. Замечает среди товара что-то интересное, ускоряет шаг и "случайно" натыкается на типа в меховой куртке, едва не сбивая того с ног.
   -Смотри, куда идёшь!
   -Смотри, где стоишь!
   Обмен любезностями проходит быстро и без последствий, потому что оба спешат по своим делам. Некто отходит от прилавков к домам, недовольно поправляясь, а богач сворачивает влево, вглубь рядов, и снова останавливается где-то там, еле видимый, возле клеток с бойцовыми собаками.
   Тот, кто его толкнул, на ходу прячет в небольшую сумку вычурный, расшитый кошелёк и направляется к маленькому столику, на котором расставлены бутылочки с зельями. Его владелец пристроил свою аптекарскую лавочку аккурат между двумя трактирами для того, чтобы ни из левого, ни из правого, не смогли придраться, что он торгует именно на их территории. А одновременно с претензиями они не подойдут, ибо конкуренция...
   -Это такое прикрытие? - тихо спрашивает вор, подходя к лекарю. Тот щурит слегка раскосые светлые глаза и как-то хищно усмехается, так что смуглая кожа вокруг глаз собирается в складки, а на щеках мелькают ямочки. Ой как непрост этот лекарь, судя по пронзительному взгляду.
   -Если клиента нужно отравить, зачем сложности с подмешиванием? Особенно если к этому клиенту просто так не подберёшься. Люди склонны сами покупать неизвестную бурду и доверчиво хлестать её литрами. - Непростой тип разводит руками. - И кто же будет запоминать лицо какого-то травника? Он же обслуга, как разносчик в таверне... Ты достанешь купца?
   -Уже.
   -Как смог?
   -Он мне сам показал, где его добро. - Вор откровенно веселится, сбрасывая сумку с плеча. Наёмный убийца принимает её и прячет под свой стол. Вовремя: на другом конце ряда уже поднимается крик. Но не тот, которого они ждали.
   -Человек умирает! Человеку плохо!
   Травник успел развязать под столом краденый кошель, и секунду смотрит на то, что выкатилось ему на ладонь, а потом показывает сообщнику. Небольшая россыпь драгоценных камней, заказанный перстень и маленький пузырёк из тёмного стекла.
   -Это что, его лекарство?
   Вор явно потрясён. Он оглядывается, лихорадочно раздумывая. Выбор очевидный, но непростой: спасти человека, вернув ему лекарство и выдав себя для позорной виселицы - или скрыться и обречь его на смерть?
   Человек за столом не думает об этом выборе. Он уже прячет кошелёк. А вор пошатывается и вдруг бросается в сторону обокраденного купца. С пустыми руками.
   -Что ты творишь!? - Шипит "травник" сквозь зубы вдогонку. Но некто из подворотни прошивает толпу, как игла ткань, и падает на колени возле человека, у которого изо рта уже пошла красноватая пена. Это островная лихорадка, и без лекарств с ней не справиться...
   Я откуда-то знаю, что вором двигало нечто другое. Как мной, когда я подчиняла зверей на Арене - я тогда сама не понимала, что делаю.
   Он охватывает ладонями шею человека, а кончики его пальцев начинают едва заметно светиться. Тип за прилавком со снадобьями резко перегибается через стол, вглядываясь, и выдыхает вместе с облачком пара:
   -Так ты Целитель...
   Человек в меховой куртке судорожно глотает воздух, словно вытащенный на берег утопающий, а вор в непонимании таращится на свои ладони, ещё не осознав, что с ним только что произошло.
   Толпа приходит в себя куда быстрее.
   -Мы его месяц ищем, это ж тот самый ворюга! - Прорываются сквозь неё стражники. - Держите его!!
   -Он мой кошелёк украл... - неблагодарно хрипит купец, валяясь на земле. Вор потерянно оглядывается, ещё сидя на корточках, и я вижу знакомое лицо.
   Я откуда-то совершенно точно знаю, что это давнее прошлое. Но эльф здесь вообще не изменился. Только длинные волосы, как у демона убраны в тугой хвост, а ещё глаза... Светлее, моложе? Такие растерянные.
   Собаки вдруг сходят с ума, взрываются лаем и словно бешеные, бросаются на стены. Пара клеток не выдерживает, мускулистые звери вырываются наружу, бросаются в толпу и нацеливаются на стражников. Поднимается крик, визг, и хаос, в котором всем уже не до Динара.
   А эльф оборачивается и ловит взгляд "травника". Глаза того горят звериной желтизной. Меня даже во сне вдруг бросает в жар: да это же Кровавый Жастин!
   -Беги. - Мрачно говорит бестий. Диннариэль ухитряется услышать его за столько метров, сквозь шум, и взбирается наверх, на крышу палатки.
   Я срываюсь и бегу к нему, вспомнив, где я, и зачем здесь нахожусь.
   -Дина-ар!!
   Но фигуры расплываются, теряя чёткость, и вокруг меня сгущается мрак. Куда-то идти, искать, даже на ощупь бесполезно, хотя я всё равно ищу.
   Сквозь черноту через некоторое время начинают проступать очертания тёмного коридора, по которому идут две фигуры. Видение совсем смутное, я только с трудом различаю голоса, причём говорят на эльфийском. Скоро возненавижу этот язык... До меня слова долетают плохо, и пока приближаюсь, могу понять только тон. Один голос ровно и холодно что-то излагает, словно судья, выносящий приговор. Второй, знакомый, в ответ отчеканивает нечто раздражённое; левый силуэт разворачивается и уходит по боковому коридору, судя по всему, ведущему в сад.
   Я вижу его застывшее лицо с поджатыми губами, и развевающиеся за плечами длинные чёрные волосы. Как странно видеть их у него, с его-то вечным "ёжиком", как непривычно...
   -Диннариэль, я должен думать обо всей семье, и это в наших интересах. -Бросает первая фигура вдогонку.
   -Конечно. В ваших. - Презрительно доносится из коридора. Оставшийся на месте эльф качает головой. Интересно, это его отец, дядя? Это он решил изгнать Динара?
   И я опять кинулась бежать по боковому коридору вслед за ним, но высокие светлые окна по бокам слились в две полосы, и место снова потерялось, на этот раз растворяясь в свете. Или в тумане?
   -Я зря теряю время. - Сказала я в мглу сама себе. - Мне не воспоминания нужны. Я должна найти его самого. Значит, нужно как-то попасть ещё глубже. На другой уровень сознания.
   И пошла вперёд наугад, внушая себе, что я могу попасть в нужное мне место, если захочу. Здесь на самом деле нет расстояний, нет даже времени, раз я прыгаю по воспоминаниям из разных периодов чужой жизни. Значит, меня может вести только намерение.
   Вокруг ничего не было, но это уже обнадёживало. Хотя бы видений нет. Но вот из тумана медленно выступила зелёная листва, вокруг всё посветлело, как от дальних солнечных лучей... и раздался знакомый плачущий голос.
   -Так. Это не туда меня принесло, кажется. - Озадаченно пробормотала я, останавливаясь. Это, вообще-то, мой сон. Тот самый, где зовёт на помощь какая-то барышня. Вот как сейчас.
   - Lossa... Sa miless we lossa...
   -Наверное, но ничем не могу помочь. - Кивнула я, разворачиваясь. И застыла, как вкопанная. Может, потому что находилась в голове у эльфа, или не знаю, почему... но я поняла, о чём она говорит!
   "Холодно... Под водой так холодно..."
   -А не нечисть ли ты? - с подозрением протянула я и целенаправленно пошла в сторону зова.
   Застывшие в молочном мареве деревья плыли навстречу, словно паря в воздухе, но то открытое место, где я видела её в прошлый раз, не находилось.
   -Путь памяти слишком долог, а во сне так легко и не больно... - Донёсся до меня её усталый голос, и девушка замолчала. Можно было подумать, что это кто-то говорит Динару, но я поняла, что снова вижу воспоминание, причём не реальности, а сна. То есть эльфу когда-то снился этот же сон?
   Надо будет спросить его. Ага, и перед этим ещё найти.
   Нужно пройти дальше, дальше...
   Я зажмурилась, шепча это про себя, а когда открыла глаза, место опять изменилось. Лес остался, и лёгкий туман тоже, но теперь здесь было гораздо темнее. То ли поздние сумерки, то ли раннее утро. А впереди показался просвет.
   И вправду холодно. Интересно, это ещё с первого видения, или что-то психологическое? А может, я там, в реальности мёрзну? Земля не печка, лёжа на ней не упаришься.
   Просвет оказался дорогой, которая вышла на берег широкой речки, слегка заросший осокой. Передо мной заросли расступались, и к воде тянулись деревянные мостки. С таких удобно прыгать в воду в летнюю жару.
   На самом краю спиной ко мне сидел эльф, опустив в воду ноги в закатанных штанах, и наклонив голову в задумчивости. Очередное воспоминание.
   Я огляделась, ожидая развития событий, но вокруг всё оставалось неизменным. Ничего не происходило. И до меня, наконец, дошло, что это не видение. У меня ведь было своё собственное сонное местечко, куда приходит усталое сознание? У него тоже, и это как раз оно.
   Наконец-то нашла.
   Хотелось кинуться к нему от радости и то ли обнять, то ли придушить, а лучше как-то совместить эти два удовольствия. Но я молчала в нерешительности. Ну, и что я ему скажу? Бегом возвращайся, там завтрак приготовить некому? Или вернись, мы без тебя заблудились? А слова "мне без тебя плохо" почему-то застряли в горле...
   -Эммм... Это ты?
   -Я. - Отозвался он, по-прежнему разглядывая воду со склоненной головой. Спокойно как-то отозвался, совсем как Тамин.
   Стоило раздаться его голосу, как вода всколыхнулась, и из неё вверх взлетели несколько... птиц. Разбросав крыльями брызги и пронзив туман, чёрные силуэты в молчании разлетелись в разные стороны. Я проводила их взглядом и приказала себе отдавать отчёт в том, что это сонный мир, здесь, наверное, бывает и не такое.
   Помедлив, подошла и села рядом. Он задумчиво разглядывал воду, над которой, как пар над кипятком, скользил голубоватый туман. Другого берега было почти не видно.
   -Чего пришла?
   Я аж поперхнулась.
   -Как это "чего"? За тобой. Или ты думал, я в гости на чаёк наведалась?
   -Хм-м... - Без выражения протянул он. Мне была видна лишь половина лица, но прячущаяся ухмылка очень насторожила. Какой-то он совсем странный... Стоп. А во сне водятся метаморфы!?
   -Динар, у меня был тяжёлый день, и ночь выдалась не лучше, так что не беси меня! - я с угрозой наставила на него палец. - Ты слышишь меня? Это я, реальная я в твоём сне и одна не уйду отсюда!
   Он совсем отвернулся, пряча лицо, и хихикнул.
   -Разве ты слышала от меня, что я и есть Динар?
   Тонкая нога вспорола неподвижную поверхность, разбросав в воздухе ртутные брызги. Лёгкий ветерок пробежал по шелестящим камышам и колыхнул длинные волосы, свесившиеся пологом до самой воды.
   Я вытаращила глаза.
   -Ты!!?
   -Допустим, я. - Зверь сначала выпрямилась, подняла голову, и только потом развернулась ко мне. - Не ждала?
   Такой же тон появлялся у меня, когда удавалась какая-нибудь пакость ближнему.
   -Но что ты тут забыла!?
   -Ну как же. Мы неразделимы. - Она снова ударила ногой по воде, наблюдая за светлыми каплями на фоне тумана, и кругами по зеркальной поверхности. - Если ты вдруг решила уйти в чужой сон, то я буду в нём вместе с тобой.
   -Тогда зачем ты прикидываешься кем-то другим? Это не смешно!! - вскинулась я, но в этой тишине кричать было как-то неудобно. В спокойной обстановке я и к альтер-эго относилась спокойно. Она же сейчас не пытается влезть в моё тело и перебить к чертям всех вокруг...
   -И как это ты перевоплотилась? - добавила я уже тише.
   -Здесь всё возможно. Ты же хотела увидеть эльфа, вот и увидела. Всё ради тебя! - ухмыльнулась Зверь, и добавила: - Скажи спасибо. Я могла и кем-то пострашнее прикинуться.
   Она подняла голову и пропела:
   -Разума сон
   Чудовищ рождает...
   Не знала, что у меня такой голос. Вполне сносно звучит, могу даже подпевать Тамину...
   Я опомнилась от её пристального взгляда. Желтые глаза слегка фосфоресцировали среди свесившихся на лицо волос.
   -Ты ещё не знаешь, что я у него в голове отыскала. Ты видела только важные для него, решающие события. Это неинтересно. А я ходила по плохим.
   Она указала вперёд. Туман разошёлся в стороны, а на воде, как на экране, проявились какие-то картины.
   Скудно освещённый светом факела подземный грот, чей-то жуткий вой, лица в камне... Сверху комком черноты прыгает огромный паук, притаившийся между сталактитов, и изображение резко дёргается в сторону. Дикий крик и кровь на камнях, хруст костей и ужасный комок мяса падает вниз - то, что до этого было подростком эльфом.
   Я с шипением вдохнула воздух сквозь зубы и отвернулась, а она продолжала говорить, словно ничего в этом мире не могло поразить её.
   -Ты знала, что он в детстве застрял в пещере с выводком таких же, как он, эльфят? Ему тогда было лет десять. Они думали, что погибнут, ведь их старших проводников убили почти сразу, чтобы не дать выбраться. Взрослые тогда, конечно, подняли тревогу, прочёсывали катакомбы, но детишки забрели слишком далеко. Хотели стать героями, добыть что-нибудь из заброшенных гномьих поселений. Добыли... волосы седые.
   Их оттуда вывел гном. Спас чужих детей. Он тоже ходил в старый город, только опыта у него было куда больше. Ты спасителя и наяву видела: это Гранд. Ему, выходит, тоже лет немало... А вот, ещё. Взгляни.
   В воде проявился ночной лес. Колоннада могучих стволов, между которыми неспешно идёт множество фигур в тёмно-синих одеяниях. У всех распущены тёмные волосы, и каждый держит в ладонях небольшой огонёк, трепещущий над маленькой, почти прозрачной свечкой. Видны в основном взрослые, но рядом с фигурой, которая с пустыми руками идёт впереди, держатся двое детей, повыше и пониже. Вроде как мальчик с девочкой...
   Зрелище было волшебно красивым, странно, что оно тоже попало в плохие сны вместе с пещерами.
   Видение сменилось. По водной глади от берега плывёт низкая лодка, и её края очерчены огнём от стоящих на бортах свечей. Там на ней лежат двое, но под уложенными в лодку белыми цветами толком не различить. По воде за лодкой, словно бабочки, плывут хрупкие лепестки.
   Фигуры стоят на берегу, и огоньков больше не держат - все свечи теперь на лодке. Эльфы поют что-то печальное... Каждый по отдельности говорит довольно тихо, но голоса сливаются в одну чистую мелодию, которая плывёт над водой вслед за лодкой, смешиваясь с лёгким туманом.
   Тот, кто шёл во главе процессии, теперь стоит по колено в воде, а складки тяжёлого одеяния уходят вниз так же ровно, как если бы были каменными. Дети стоят впереди всех на берегу.
   Девочка совсем маленькая, лет шести. Её длинные кудри спускаются по плечам и спине вторым плащом до самых колен. Прекрасные дымчато-голубые глаза блестят от слёз, дрожащих на ресницах, по щекам спускаются мокрые дорожки. На лице застыло неверие пополам со страданием, но девочка не двигается, не плачет, не моргает. Только смотрит на лодку.
   Сзади неё, осторожно держа за плечи, стоит мальчик, вдвое старше сестры. Те же черты лица, те же глаза... Но они сухие. В них застыли похожие чувства, но примешивается что-то ещё. Нежелание верить.
   Губы мальчика поджаты так знакомо...
   Я подалась вперёд, не поверив своим глазам, но это был Диннариэль. А это, в лодке... неужели его родители?
   Эльф, стоящий в воде, вытягивает руку вперёд, и пламя от свечей разрастается, борт словно перехлёстывают огненные волны, скатываясь внутрь. Над водой поднимается один огромный факел.
   Девочка тихо всхлипывает, закрывая глаза, и брат обнимает её. А сам смотрит, смотрит на пламя, пока оно в один миг не утихает, оставляя после себя чистую воду. Словно и не было никакой лодки.
   Я снова отвернулась, хоть и запоздало. И так всё увидела.
   -Это только его прошлое, а не наше. Кто тебе дал право в него лезть!?
   Зверь наклонила голову вбок, глядя на меня, а водная поверхность померкла, снова превратившись в синее стекло. Туман потихоньку возвращался на прежнее место.
   -Не из любопытства, не переживай. Тебя в его воспоминаниях ничего не насторожило?
   -Нет. - Отрезала я, подбирая под себя ноги, и собираясь встать и уйти, но она оскалилась в улыбке.
   -А ты подумай лучше. Как насчёт той несчастной, что зовёт на помощь? Я именно в поисках ответа рыскала у него в голове.
   Я нахмурила брови, разворачиваясь к ней.
   -А у тебя что, есть какие-то мысли?
   -Нет. Сижу и думаю над этим. - Отозвалась она, глядя на туман. - Вот, к воде даже пришла, может, тут догадаюсь. Она же бормотала что-то там про воду. Так что иди. Не мешай.
   -Всегда пожалуйста. Думай хоть лет десять, но мне тоже не мешай. - Пробормотала я, вставая. Туман сзади ждал, словно затаившись среди деревьев. Ступать в него было страшновато, но надо.
   Белая мгла затянула меня, как болото, путаясь в ногах и глуша шаги. Куда идти? Куда глаза глядят? Сомневаюсь, что они приведут в нужное место.
   Я остановилась. Кругом, куда ни кинь взгляд, одно и то же. С таким успехом я могла оказаться в открытом море - никаких ориентиров. Оглянулась, уговаривая себя не бояться смутных теней в тумане, и не выдержала:
   -Диннариэль!
   А в ответ тишина...
   -Динар! Отзовись, пожалуйста! Ты меня слышишь?
   Едва не споткнулась на ровном месте. Прислушалась, снова оглянулась. Послышалось!?
   Никого, тихо. Никто не дышит за спиной.
   Я в нерешительности постояла, и двинулась дальше. Нужно идти, нужно искать. Было страшновато, как-то тоскливо, но я упрямо шла. Не стоять же на месте. Не для этого я пришла.
   Пусто. Тихо. Всё время кажется, что кто-то идёт за тобой по пятам, сверля спину голодным взглядом, но когда оглядываешься - там только клубятся мглистые щупальца. Озноб берёт...
   -Дин! Ты слышишь меня!? - Выкрикнула я. Снова остановилась. Хоть плачь - бесполезно. Уставилась в пустоту, пока сердце что-то щемило. Страшно, тревожно, и даже как-то обидно. Зря что ли я здесь оказалась, зря хожу, кричу, пытаюсь его вернуть - ему самому это, может, и не нужно.
   -Динар...
   Да что ж это такое? Захотелось завыть волком, может, хоть тогда он услышит.
   Шла вперед, вспоминала. Да если бы не он... Сколько раз он меня выручал? И сосчитать уже сложно. А эти случаи с моим превращением... Кто бы ещё так спокойно разговаривал с вооружённой психопаткой, которая собирается его зарезать!?
   Так почему я не могу помочь ему!?
   Так, держаться, не плакать. Бывало и хуже. Гораздо хуже, чем сейчас.
   Такое же отчаяние накрывало меня, когда уехали родители. Я ведь сначала не думала, что это надолго. Они часто исчезали на пару недель, возвращаясь весёлыми, бодрящимися, привозили мне много чего вкусного и интересного. Но прошли месяцы, год, и я поняла, что они больше не вернутся.
   Я выросла, и им стало незачем возвращаться, а взять меня с собой они отчего-то не захотели. И так было тоскливо, хоть на стену лезь... Если бы не бабушка, не знаю, что бы со мной стало и куда я могла попасть, пока ходила, поглощённая своим горем, не замечая окружающих.
   А потом умерла и она. Воспитала меня, вырастила, и тихо ушла во сне, оставив совсем одну. И весь мир казался до омерзения холодным, отчуждённым, так что временами казалось, что мне вовсе незачем жить. Вот тогда было по-настоящему плохо. Но родные люди ушли от меня навсегда, а вот эльфа я ещё могу вернуть.
   Только как это сделать...
   -Динар!!!
   Судорожный вздох за спиной заставил меня вздрогнуть, а оглянувшись, я от неожиданности отскочила.
   Он стоял прямо за спиной, весь в чёрном, сложив руки на груди и искоса глядя на меня каким-то чуждым, подозрительным взглядом. Глаза, отражая туман, совсем побелели. Жуть та ещё, но я знала, что на этот раз это он.
   -Что происходит? - Спросил эльф. Голос оказался сдавленным.
   Я шагнула вперёд, запинаясь:
   -Я пришла сказать... Ты... спишь и не просыпаешься. Ты во сне.
   -Разве это сон? - Он оглянулся, пронизывая взглядом туман. - Это ты меня сейчас звала? Я думал, послышалось.
   -Это правда сон, ты помнишь, как здесь оказался?
   Он задумался, глядя куда-то в деревья. Волосы его намокли от тумана и уже почти не дыбились, скрывая уши.
   Окруживший нас лес дрогнул и начал медленно вращаться вокруг, словно огромная карусель. Островком спокойствия осталось лишь то место, на котором он стоял.
   -Помню, мы шли через болото... А кто "мы"? Не понимаю... Потом помню глаза, мёртвые. Они так много знали... Они на меня посмотрели, и... дальше не помню. Так... это сон? Просто сон? - Он обхватил себя руками и сгорбился, словно ему было холодно. Лес завертелся быстрее, но эльф этого словно не замечал.
   -Динар, тебе нужно проснуться. Помнишь, ты мне рассказывал про стригоев и их яд? Ты же сейчас отравлен тем же самым, опасно здесь оставаться, надо уходить. - Я приблизилась на расстояние шага и заметила, что тоже двигаюсь куда-то вместе с лесом, будто стою на платформе.
   Он вздрогнул и опустил руки.
   Я всё ещё опасалась к нему подходить. Где-то я слышала, что понимаешь, насколько всё плохо, когда отчаялся тот, кто раньше всех успокаивал. Вот и мне сейчас от его растерянного вида было не по себе.
   -Значит, сон... - пробормотал Динар и вдруг поднял на меня глаза, до сих пор белёсые от тумана. - А зачем мне туда возвращаться?
   Ну всё. Абзац.
   Я попыталась шагнуть ближе, но поняла, что больше не могу двигаться. То есть движение не зависит от моего желания - лес продолжал вертеться, туман вздымался клубами, и меня увлекало следом за этой воронкой. Его подсознание вдоволь натерпелось и теперь пыталось меня вытолкнуть.
   Он развернулся и моментально исчез, словно растворился в воздухе.
   И тогда лес взбесился окончательно, деревья завертелись и смазались в воздухе, оставив после себя только знакомую мглу.
   -Динар! Не бросай меня одну!!- я пошатнулась, осознав, что потеряла его. - Не уходи, пожалуйста! - Вырвалось у меня прежде, чем я это осознала. Под ногами ощущалась твердь, но уже не такая надёжная. Я сейчас просто упаду сквозь неё в реальность... без него.
   -Я не смогу там без тебя!!
   Повисла тишина, но какая-то задумчивая. А потом он вынырнул из тумана. Уже прежний. Пристально посмотрел на меня, явно узнав, и посветлел лицом. Шагнул ко мне и обнял, прижав к себе.
   -Не останешься. Обещаю.
   Я с облегчением привычно зарылась лицом в куртку. Эльф тихо и задумчиво что-то прошептал на своём языке, и это было последним, что я там помню.
  
  
   ***
   Я не сразу поняла, что вышла из его сна и вернулась в своё тело. Оно, конечно, ощущалось, но какое-то вялое. Первым вернулся слух, и если верить ему, вокруг нас никого не было. Открыв глаза, вообще чуть не свихнулась - я ослепла!!
   Проморгалась и перевела дух: это зрение просто не сразу вернулось. Судя по освещению, был уже полдень, но воздух всё равно остался холодным.
   Блин, и здесь я мёрзну. Я потянула на себя первый попавшийся кусок материи, потянув вместе с ним и Динара, спросонья слегка неадекватного. Плащ машинально рванули на себя. Тоже вместе со мной.
   Тут же на голову плюхнулось нечто пушистое и когтистое, заставив меня, а вместе со мной и эльфа, моментально проснуться.
   -Айй! - Злобно зашипел он, получив от меня локтем в рёбра. Я содрала с волос радостно пищащего Грация, но тот вывернулся из ладони, как крыса, и юркнул под одеяло, которым нас с эльфом накрыл кто-то заботливый.
   Пробуждение, как всегда, задалось.
   Граций быстренько обнюхал меня и умчался к эльфу, осмотр которого занял у него куда больше времени. К тому же отбиваться у Динара получалось хуже, а открыв глаза, он тут же их зажмурил, ещё и прикрыл рукой. Наверное, последствия сна.
   Я вытащила свою ладонь из под одеяла, и в тихом шоке осмотрела абсолютно целую ладонь. Да что такое, у меня ведь даже лицо ещё не до конца зажило, сверкая белой полоской! А-а, тьфу, это не та рука. Вот, ага, на этой шрамик есть. Ф-фух, а то такая регенерация меня немного пугала.
   Я выбралась наружу, села и огляделась в поисках спутников, но у костра никого кроме нас не было. Странно.
   Мою руку осторожно пожали, и я оглянулась. Эльф уже пришёл в себя и пристально глядел в мои глаза.
   -Спасибо. Правда. Я не ожидал.
   -Да обращайтесь... - Пробормотала я, делая вид, что мне надо срочно поправить обувь и скрывая за волосами лицо. Судя по горящим щекам, я здорово покраснела. Почему-то во сне всё было предельно ясно и просто. Вот я, вот он, и друг без друга мы уже никуда. А в реальности я вдруг решила засмущаться.
   Эльф пытался встать, поднявшись на локтях, но с первой попытки не получилось, и непослушное тело рухнуло обратно.
   -Кошма-ар! - Простонал он и, собравшись, сел рывком. Опёрся на руки, сморщился и посмотрел ладонь, увидев свежую рану.
   Его как будто холодной водой облили.
   -Это что!?
   -Это Даркан. Как ты думаешь, я бы попала к тебе в сон? Он дал мне какой-то сонный отвар и смешал нашу кровь, чтобы я гарантированно угодила к тебе в голову. - Я показала свою ладонь
   Динар снова посмотрел на свою руку, как будто видел её в первый раз, и скрипнул зубами, пробурчав на эльфийском что-то нелестное. Ну что ему опять не так!? Однако среди прочих слов я угадала имя демона и успокоилась - казнить захотели не меня.
   -А что, не нравится реальность? Обратно захотел? - покосилась я на него, а обида внутри меня уже задрала нос. Стараешься тут, стараешься...
   -Что!? Ещё как нравится! - И Динар с довольным смехом сграбастал меня обратно, уткнувшись носом в волосы. Было безумно приятно... но щеки мои раскалились так, что на них можно было готовить завтрак. Нельзя же так, без предупреждения!
   В общем, даже не знаю, хотелось ли мне придушить показавшегося в деревьях вампира, или тайком поблагодарить - за появление, из-за которого эльфу пришлось меня отпустить.
   -Сработало! - Удивился Сандар, тащивший в руках охапку сыроватого хвороста. - А я уж думал искать речку и мастерить плотик!
   -Я бы тебя на похороны не пригласил, сволочь циничная! - Динар мстительно запустил в него сапогом.
   -И тогда ни одной свечечки бы на твоей лодочке не было. - Вздохнул вампир, аккуратно сворачивая пойманную обувку. Для чего он это делал, я уже поняла, и вовремя пригнулась.
   Снаряд просвистел мимо и врезался в плечо эльфа, который даже не успел выставить руку.
   -Наверное, отходить я буду дольше, чем думал. - Огорчённо заключил Динар, рассматривая коварный сапог. Вампир к тому времени уже подошёл к потухшему костру, плюхнул рядом свои ветки и уселся на одно из брёвнышек, даже не думая его разводить. Ах да, вампиры же боятся огня...
   -Так уж и быть, помогу тебе размяться. - Снисходительным тоном отозвался он, внимательно рассматривая свои ногти. - Только чтобы потом не жаловался.
   Я захихикала, сообразив, что теперь уже эльфа погоняют с оружием, а я буду в первом зрительском ряду!
   Судя по мокрятине вокруг, ночью снова шёл дождь, и становилось вдвойне непонятно, почему все решили слазить по кустам. Душ?
   -Где все остальные?
   Вампир вздохнул.
   -Кушать, знаете ли, хочется. Вот мы и заняты тем, что ищем, что приготовить, и на чём готовить. На мне хворост, на Ксайф - его сушка. Надеюсь, от него одни угли не останутся, по крайней мере в первую минуту... Остальные, кстати, скоро вернутся. Я слышал вдалеке восторженные вопли вроде "наконец-то он издох!", так что или они прикончили демона, которому безумно благодарны за эту задержку, или скоро принесут дичи. Потом выдвигаемся и идём до вечера, сколько успеем пройти. Причем ножками, ножками, ибо наши лошади до сих пор даже не показались на горизонте!
   -Поесть, говоришь, нечего... - Похмыкал эльф, с удовольствием роясь в своей сумке. Я все не могла на него налюбоваться.
   Порывшись, он вздохнул:
   -Похоже, действительно нечего.
   И сел, ожидая остальных. Я огляделась, но от вчерашнего ужина даже крошек не осталось. Мда, толпа голодных нелюдей - это что-то.
   Итак, поляна постепенно заполнилась своими. Тамин выполз из кустов первым, на ходу сплетая мешающие волосы в кособокую косичку. Сразу видно, что наше высочество никогда самостоятельно не занималось шевелюрой. Следом показалась Фарриэт, тащащая в руках котелок с чем-то окровавленным. Похоже, несчастного зайца они разделали прямо в лесу, найдя там ручей.
   На запах мгновенно отреагировал Граций: тут же бросил эльфа и мелькнул в траве по направлению к полукровке. Подпрыгнул и вцепился ей в ногу, влезая по штанам (и по коже заодно) как по дереву. Зверёк был единственным в нашей компании, к кому наёмница относилась с симпатией, так что она просто поймала его за шкирку и так и донесла до костра; в одной руке живой пушистик, а в другой - котелок с его менее удачливым сородичем.
   Следом за полукровкой шла Ксайф, выкручивая волосы от воды, и последним подтянулся живой Даркан.
   -Я же говорил, до вечера точно очнутся! - Заключил он. Фарриэт молча зыркнула на него, а Ксайф, увидела меня, облегченно вздохнула и расправила плечи. Похоже, сильно волновалась.
   Пока все располагались, пока устанавливали котелок с мясом и водой на огонь, пока складывали в отдельную кучу сухолом и пока Ксайф его просушивала, следуя советам демона (при этом она даже не огрызалась!), выяснилось, что Фарриэт зла как химера, которой прищемили хвост.
   Резкое обострение обычного раздражения полукровки вызвала как раз наша задержка; по её словам, к вечеру мы могли уже быть на месте. Динар невозмутимо заявил, что они могли бы и не торчать здесь весь день, а погрузить нас на лошадей, которые, кстати, уже кружат неподалеку, и выдвинулись бы к Дархартэ.
   Оспаривать никто не стал, зато и напряжение схлынуло.
   Демон почему-то наоборот, исполнился мрачности и тревожности, пока остальные расправлялись с обедом - а для кого и завтраком.
   -Меня мучают плохие ощущения... Словно светлые эльфы провели какой-то важный обряд. Архидемона они не вызывали, такое я бы точно почувствовал, но они готовятся к этому.
   Диннариэль прищурился:
   - Как думаешь, когда это произойдет?
   -Уже скоро. - Даркан вертелся на месте, беспокойство не давало ему сидеть спокойно. - Не нравится мне это, не нравится!
   -Не стоит забывать о кристаллах тёмных эльфов, что были украдены светлыми - напомнил вампир серьезно. Он не ел, спокойно сидя на высоком пне за пределами нашего круга.
   -Это о тех кристаллах, которые тёмные собирали по сектам? - Невинно спросил Тамин. - Так части из них больше нет.
   -Что значит нет? - вскинулся Динар - Куда они их использовали?
   -Не они, а я. Сырую силу в кристаллах можно было использовать только для разрушения, однако для телепортации, если взять призму, тоже подошло неплохо. Так что у владыки будут некоторые проблемы с ресурсами.
   -Бард, ты - находка! - Восхитился вампир. - Может, ты еще как-нибудь им напоследок нагадил? Ну там башню-другую обрушил, дворец поджег... Нет? Эх напрасно...
   -Но подгадил значительно, не только кристаллами. - Пробормотал светлый, держа в руке краюшку и не решаясь ее доесть, словно в момент потерял весь аппетит.
   -Это чем?
   -На меня он тоже рассчитывал.
   -Ты же сказал, что к делам государственным никакого отношения не имел!
   -А я не о делах.
   -А о чем же? - допытывался Сандар, глядя на принца так пристально, словно пытался проломить баррикаду у него в голове и заглянуть в мысли. Возможно, так оно на самом деле и было. Только эльф не давался.
   -Уже не важно.
   -Помимо них, есть и мы. И наши проблемы - Фарриэт обходила нас по кругу, рассыпая по траве какой-то зеленый порошок. Мне тут же запахло хной, да так, что чуть не расчихалась. - Собирайтесь, и в путь. Сколько успеем до темноты, столько и пройдём. А лошади к утру должны нас догнать.
  
  
   ***
   Полукровка остановилась на выходе из зарослей и прислушалась, вздернув острые рысьи ушки над льняными волосами. Помедлила и осторожно вытянула назад руку с раскрытой ладонью, давая нам знак последовать ее примеру. Я почти одновременно с ней почуяла, в чём дело, и тихонько подошла ближе, стараясь рассмотреть, не ошиблась ли.
   Заброшенная дорога просекой выходила на открытое место, где широкий ручей делал поворот. Крутые берега вздымались над руслом, и между двумя холмиками к воде вела низкая натоптанная тропа. Отличное место для водопоя. И оно как раз было занято.
   Химеры уже напились и, отфыркиваясь, поднимались вверх и уходили в лес. Они нашу группу, похоже, вообще пока не видели, да и ветер дул в нашу сторону. Огромные, гибкие, сильные звери выглядели удивительно мирно, когда не охотились на нас. К тому же посреди стаи, бежали два умилительных детёныша, тягуче потявкивая, как лисы. Мохнатые, в светлом пуху, они так и сновали между чужих лап, играя в догонялки, и взрослые на них даже не огрызались.
   Я поймала себя на том, что застыла с восхищённо открытым ртом. Какая же притягательность есть в диких хищниках, что хочется любоваться ими вечно? Точно уйду в местные зоологи. А по химерам напишу докторскую.
   Объекты будущей научной страсти, не подозревая о моих хищных мыслях, скрылись. Я хотела, раз уж путь освободился, двинуться вперёд, но вампир схватил меня сзади за локоть и приложил палец к губам.
   Из-за холмика на ровное место выбрался последний зверь, с тёмной полосой меха вдоль хребта. Оглянулся, навострив уши, повёл мордой. Судя по бугрящимся на лапах мышцам, это была вовсе не старая, отбившаяся особь. Вожак медленно пустил волну по подвешенному в воздухе хвосту, и пошёл, нет, величаво поплыл к зарослям.
   Под чьей-то ногой сзади хрустнула ветка. На этот раз, в виде исключения, не под моей.
   Зверь остановился. Мы затаили дыхание.
   Химера нагнула голову, подняла переднюю лапу и принялась умывать морду стоя, как кот. Выкусила что-то между подушечками лапы, и наконец-то сдвинулась с места.
   Проследив за ней взглядом, Фарриэт обернулась к нам.
   -Это та самая река. И раз звери здесь так спокойно ходят, значит, мы уже близко.
  
  
  
  Глава 22.
  
   -Не хочу ни на что намекать. Но мне кажется, что кому-то из нас не даёт покоя шило в одном месте. - Тихо ворчал Даркан, мрачно вцепившись в поводья, чтобы не пустить вперёд нетерпеливо храпящего Раската. Иначе своенравное существо, не нагулявшееся за долгий путь без хозяина, просто утащило бы его за собой, как кошка - банку, привязанную к хвосту.
   После ночевки Фарриэт подняла нас засветло, когда демон после своей стражи только-только уснул, и настроение у него было испорчено на весь грядущий день. Я и не подозревала, что он может быть таким занудой. Ему не нравилось вообще всё, начиная от подгоревшего хлеба, который он грел над огнем, и заканчивая подозрительной дорогой. Слишком уж та заросла. И привал мы зря не сделали, потому что он зверски устал идти пешком столько времени. И солнце слишком долго не садится.
   -Как только найдем место, тут же остановимся на ночь. Похоже, сегодня до его жилья мы не доберемся. - Не выдержала Фарриэт. Демон ухмыльнулся в сторону, и я заподозрила, что таким манером он просто вытягивал нужную информацию.
   - А поляна может быть у воды? - Робко подала голос Ксайф. - Просто впереди скоро будет речка.
   -Хм, тогда может и доберемся... - Бормоча, Фарриэт взлетела в седло и вытянулась, пытаясь выглянуть вперёд.
   -Я бы не спешил. - Осадил её Динар. Полукровка недовольно обернулась.
   -С чего это?
   -За нами с самого обеда по лесу кто-то идёт. И уверен, нам этот "кто-то" вряд ли понравится.
   Она насторожилась.
   -Ты его слышишь?
   -Не я. Сандар. А я вижу это по его лицу.
   Вампир тоже зыркнул на эльфа через плечо, но кивнул.
   -Понятия не имею, что это за зверь, но он куда больше химеры. Держитесь ближе друг к другу, и попытаемся добраться хотя бы до поляны. По крайней мере, до сих пор он на нас не нападал. Может, не голоден, а только любопытствует. Молитесь, чтобы по пути к убежищу он не успел проголодаться.
   -А зачем беспокоиться, с нами же Най. - Не поняла Ксайф.
   Вампир пристально посмотрел на неё с пару секунд, смутив окончательно.
   -Потому что она его до сих пор даже не заметила. Значит, зверь не так-то прост.
   Заросли оборвались внезапно, открыв нашим глазам мшисто-зелёную скалу, почти полностью прикрытую искристым шлейфом водопада. От подножия скалы по поляне разлилась широкая заводь. Ближе к лесу, влево от нас она вытягивалась в полосу реки и уходила в деревья, подмывая нависающие над ней берега.
   Со стороны Фарриэт донёсся облегчённый вздох - она первая поняла, что место обжито. В скале сбоку от водопада виднелись вырубленные ступени, уходящие по стене за водную завесу, берег был бережно выложен гладкими камнями, как декоративный бассейн в саду, плюс до самой середины озерца по воде тянулись узкие плавучие мостки. Установленная на их краю пара самодельных удочек окончательно убедила нас в мысли, что у этого места есть хозяин.
   Однако стоило нам выйти на открытое место, как с противоположной стороны поляны показался наш загадочный преследователь. Из деревьев бесшумно выплыла здоровенная звериная морда и пригвоздила нас взглядом к месту. Помедлила, осматривая каждого из нас, и соизволила показаться целиком во всей красе.
   -Что это за зверь? - Тихо спросила стихиарий.
   Похоже, только мы с вампиром поняли, ЧТО это такое.
   -Смерть с шипами. - Мрачно ответил он, осторожно потянувшись к оружию, но тэллир отрывисто рыкнул на него, и рука замерла на полпути к рукояти. Этот зверь отличался от убитого на Арене так же, как варг от волка, заморенного в клетке - видно, что свободно гуляет с самого рождения. Вольный, сильный, нахально скалит зубы.
   -Фарриэт! - Сквозь зубы процедил Диннариэль - Я же вижу, ты знаешь, в чём дело. Не хочешь пояснить?
   -Это испытание. - Тихо ответила она, не поворачиваясь.
   -А если не злить меня и ответить нормально?
   -Мне известно только, что Дорго не любит гостей. - Ответила полукровка, стараясь не провоцировать тэллира громким разговором. - Всех гостей кроме своих, и то для них устраивает какое-то испытание. Это как раз должно быть оно, и больше мне ничего не известно.
   -Это всё, что ты утаила? - Поинтересовался эльф таким тоном, что наёмница слегка вжала голову в плечи.
   -Я правда больше ничего не знаю! Я и Испытание только сейчас, вместе с вами увидела!
   Зверь тем временем оскорбился, что ему уделяют так мало внимания, и зарычал, прижав уши к голове, моментально оборвав наметившуюся разборку.
   -Нам бежать? - Спросил Тамин. Я сделала глубокий вдох и шагнула вперёд. Испытание для своих - значит, для бестий.
   Ага, сча-аз! Меня тут же цапнули за плечо так, что чуть его не вывихнули.
   -Что это ты придумала?
   -Не придумала, а задумала! - Зашипела я на своего вечного опекуна. - Я знаю, что делаю, только не мешай!
   -Поверь, она знает. - Подтвердил вампир. Рука подумала-подумала и разжалась.
   Я тоже подумала-подумала и запустила руку за пазуху. Пушистая масса, снова пригревшаяся вокруг шеи, попыталась сонно цапнуть меня за палец, но я непреклонно вытащила его за шкирку и передала в руки Динару. Граций мяукнул, недовольно заворчал, но противиться не стал.
   Зверь сосредоточил на мне взгляд тёмных глаз, и я едва не пошатнулась, но упрямо сделала шаг. Второй. Третий. И дальше.
   Идти по мягкой траве оказалось труднее, чем я думала, потому что приходилось неотрывно смотреть в чужие зрачки, в которых маячило моё отражение. Воздух словно становился гуще и стягивался вокруг, мешая двигаться. Но я откуда-то знала, что это всё нереально, и главное только одно: я ни в коем случае не должна разорвать зрительный контакт. Иначе - всё.
   И тут мне под ногу попалась колючка! Причём, судя по ощущениям - от акации. Адская штука вонзилась в ступню раскалённой иголкой, так что я еле сдержала вопль сквозь зубы и пошатнулась вперёд, припадая на одно колено. Но глаз при этом сумела не отвести, и увидела горящее в зверином взгляде торжество пополам с любопытством.
   Эта тварь меня испытывала, наслаждалась реакцией! Ах, нравится тебе, скотина, когда мне больно!?
   Наверное, у меня пожелтели глаза. Я от злости выпрямилась и резкими шагами пошла вперёд. Даже боль уже не так чувствовалась, а пространство вокруг будто медленно сжималось вокруг нас. Может, это я становилась сильнее. Или наглее? От боли и раздражения я даже перестала принимать во внимание явное силовое превосходство противника. А зверюга не предпринимала никаких попыток сопротивления, когда я, разгневанная, сжимая кулаки, подошла к ней вплотную и впилась взглядом в глаза, чуть не упираясь лицом в морду.
   Тэллир задрал верхнюю губу, обнажая страшные клыки, но я только злорадно ухмылялась ему. Оттого что не ожидал такой наглости, зверь даже не успел заметить, как я накинула на него незримый поводок. У меня бы никогда не получилось подчинить его как варгов - зверь сумел бы сбросить нити и разодрал меня в клочья. Но я схитрила и отказалась от контроля над его телом. Только одно ограничение поставила - никого из присутствующих на поляне он не сможет тронуть.
   Зверю не понравилось, но, как говорится, делать было уже нечего. Он порычал ещё немного, потом вскинул шею, разом возвысившись ещё на добрый метр, медленно развернулся и отдалился под тень от скалы. Меня отпустило, и я, вдохнув, осознала, что только что сделала и на каком тонком волоске от смерти находилась.
   Потянулась проверить ногу, и как и думала, там не оказалось никакой колючки. Покосилась в сторону скалы, где тэллир уже успел разлечься под нависающими ветвями, и тот лениво посмотрел на меня из под прикрытых век. Выходит, у каждого из нас свои приёмы. Как же мне всё-таки на Арене повезло...
   Обернулась назад, и на меня налетела Ксайф.
   -Ты это сделала!! Ты! Это! Сделала! Какая ты молоде-ец!! - Ликовала она. Хорошо, что подруга меня схватила, а то сама на ослабевших ногах я бы вряд ли удержалась.
   Следом по траве прискакал верещащий Граций и с ходу прыгнул на меня, достав сразу до пояса. Вцепился когтями в куртку и снова замяукал, требуя, чтобы я сама взяла его на руки. О чем тут же пожалел - я вцепилась в эту пушистую успокоительную подушку так, что будь он резиновым, его очаровательные глазки вылезли бы, как у краба.
   Фарриэт, подойдя, уже оглядывалась в поисках хозяина, но ни Динар, ни тем более я не собирались забывать её нехорошее поведение.
   -Зачем ты сюда пришла? - спросил более вменяемый эльф. Я все еще тискала Грация, который начал настойчиво отпихиваться.
   Она вскользь мазнула по нам взглядом.
   -По личному делу.
   -Дай угадаю. К нам отношения не имеет? - Поддел вампир, подходя к эльфу. - Как же верить тебе на слово, если ты столько не договариваешь? Например, о своей крови? Которую я всё равно могу легко учуять?
   Наёмница, наконец, изволила обратить внимание на претензии, нахмурив брови. Но к её удивлению, мы не шутили, и даже не подумали уходить от темы из уважения к личному пространству.
   Эльф сложил руки на груди.
   -Учитывая такое подозрительное молчание о многих опасностях, тебе следует объяснить, зачем ты пришла сюда вместе с нами. И до тех пор, пока я тебе не поверю, ты не сделаешь и шагу. Я не собираюсь так рисковать.
   Полукровка насупилась и оглянулась, но все смотрели на неё с мрачным выжиданием. Перед нами как раз на заднем плане маячил тэллир. Только Тамин спокойно рассматривал берег, любуясь лесом.
   -Чего вы от меня хотите?
   Динар поднял бровь.
   -Правды.
   -И сними амулет, чтобы я точно знал, что ты не врёшь! - Добавил вампир за его плечом, как злорадный пиратский попугай.
   Я покосилась на него с недоумением. Лично я ни о каком амулете и не подозревала.
   Фарриэт набычилась, словно её уже загнали в угол.
   -Так это всё из-за него!?
   Эльф с вампиром одновременно прищурились. Их терпение начинало иссякать.
   -Да. - Твёрдо отчеканил Целитель. - Я хочу быть уверен, что ты не причинишь никому из нас вреда. И не имеешь никакого к нам отношения.
   Поняв по нам, что никуда не деться, она вспыхнула и полезла к шее, выдрав из-за воротника медальон из медных завитушек. Сняла через голову и держа его перед нами, заговорила, еле сдерживая себя.
   -Я ищу свою сестру, она пропала пятнадцать лет назад. Эта вещь её. Я хочу знать, жива ли она вообще, и где находится. Она - это последнее что осталось от моей семьи. Вот моё личное дело. И мне плевать, куда и зачем идёте вы.
   -Это правда. - Ровно заключил вампир. - А почему именно к Дорго? Он что теперь, вместо бабки-гадалки ищет пропавших?
   -Потому что он знал мою мать, и сделал этот медальон сам! - Огрызнулась она.
   -Что ж, спасибо за правду.
   Эльф отмер и обернулся, щелчком подзывая коня.
   Наёмница дрожащими руками спрятала обратно медальон и сделала пару нервных шагов туда-сюда, пытаясь взять себя в руки. Такая, вроде бы безобидная правда, далась ей тяжело; девушка никак не могла успокоить дыхание.
   -Отчего ты так нервничаешь? Ничего ведь не изменилось. - Неожиданно подал голос Тамин. Она убрала волосы с лица, метнув в него тяжёлый взгляд: "Ничего, говоришь!? Неужели!?"
   -Это так и есть. - Он мягко пожал плечами. - Ничьи намерения не поменялись. Мнения тоже. Каждый и без того озабочен своими делами, поэтому не станет лезть тебе в душу. Не изменилось ничего, кроме того, что ушло напряжение.
   Она вздохнула и молча отвернулась от него. Но не возразила.
   Демон подошёл ближе, задумчиво глядя вверх, на скрытый за водопадом проход.
   -Странно, что никто не вышел нам навстречу. Или хотя бы не поаплодировал сверху: представление-то выдалось то еще.
   -Может, это следует расценивать как молчаливое приглашение? - добавила стихиарий, смотревшая туда же.
   -Возможно, он отошёл куда-то? - С сомнением предположил демон, задрав одну бровь, и повернулся к тэллиру. Тот безмятежно улёгся недалеко от ступеней, а в ответ на взгляд поднял голову и посмотрел в сторону пещеры, скрытой за водопадом. Потом обернулся обратно к нам, мол: и чего вы ждёте? Ковровую дорожку и каравай с солью на полотенчике?
   Так что мы без спроса поднялись по ступеням наверх.
   Вход в жильё пророка почти полностью закрывала водная завеса, так что нам всем пришлось прижаться к скале, чтобы попасть внутрь. Внутри, как ни странно, оказалось очень уютно. Вода пропускала свет солнца, а в глубине в нишах горели огоньки камней-светильников, похожих на те, что я видела в подземелье у Арены.
   Дархартэ, судя по всему, любил комфорт, потому что постарался обустроиться по максимуму. Ближе ко входу, у правой стены располагался явно дорогой стол из тёмного дерева, а по краю столешницы были искусно вырезаны узоры из листьев. На нём, правда, остался небольшой беспорядок - тарелка с крошками и брошенный на боку кувшин с тёмным пятном на столешнице. Один из стульев, опрокинутый, лежал на полу.
   Второй стол располагался в глубине за выступом, в противоположном левом углу, и был завален какими-то бумагами с записями, кристаллами, склянками и травками. Наверное, рабочее место. Между двумя этими зонами - рабочей и кухонной - у левой стены стоял уютный диван на толстом ковре тёмно-зелёного цвета, и низкий круглый столик из обработанного деревянного спила. Наверное, хорошо было засесть там и созерцать закаты сквозь падающую воду, покуривая нечто, похожее на кальян. Он как раз стоял рядом с диваном. За местом отдыха в темноту уходил ещё один ход, но что там - мы не знали.
   Хозяина дома нигде не было видно.
   -Как думаете, он обидится, если его разбудить? - Поинтересовалась Ксайф, которая нырнула внутрь сразу за мной.
   Вампир, стоящий сзади всех, покачал головой и огорошил нас всех:
   -Его здесь нет.
   -Как это??
   -Поверьте. Я бы услышал.
   Эльф, поймав его взгляд, внимательно осмотрел стол. Тронул пальцем пятно рядом с кувшином.
   -Похоже, он ушёл в спешке, даже не спрятал свои записи. И совсем недавно. Вода ещё не успела высохнуть.
   -Но его нет даже поблизости. - Возразил вампир. - Абсолютно никаких следов его сознания.
   -Разве что это.
   Динар подошёл к столу и указал на придавленные кубком мятые листы пергамента, на которых узорчатой вязью было что-то выведено.
   -Написано на эльфийском. Это... - Он наклонился поближе, нахмурил брови. - Похоже, это нам. Он знал, что мы придём.
   -И что там? - Фарриэт с тревогой вглядывалась в листы, явно жалея, что не знает эльфийского.
   Эльф поднял "записку" выше и чётко выговаривая, прочитал следующее:
   "Я сейчас нужен не вам.
   А ты чего ждала, малолетняя бестия? Что тебя ткнут носом в красиво обрисованную и предельно понятную цель?
   Можете злиться. Вы должны узнать всё сами.
   Однако если вы добрались до моего дома, и читаете это письмо, упорство стоит похвалы. И хотя бы небольшого вознаграждения. Так что я даю вам подсказки в виде кое-каких советов. Только не принимайте их как святую истину, это всего лишь попытки старика поучить молодежь уму-разуму. Может, поможет.
   Пока меня нет, мой дом - ваш дом. Вы можете спокойно провести в нём ночь, не выставляя часовых. Лучшая в мире стража находится за порогом, и его я о вас предупредил. Наверняка вы устали от недосыпа и постоянных караулов. Отдохните. Это ваш последний шанс на спокойствие.
   Надеюсь на ваше благоразумие.
   И раз уж такие дела, к вам тоже будет ма-аленькая просьба. Мне много лет не дает покоя загадка: что в переводе означает имя "Гэро?"
   Спросите, пожалуйста, у вашего демона"
   Динар закончил читать и от разочарования даже прикрыл глаза, опуская ладонь с зажатым в ней листком.
   В повисшем молчании можно было различить скрип мозгов.
   Мы с Ксайф повернулись к Даркану. Тот растерянно пожал плечами.
   -Это значит "щенок"...
   -И к чему это он? - не понял вампир.
   -Понятия не имею. - Хмуро отозвался демон, сверля взглядом листики в руках Динара. - А что там по поводу рекомендаций? Я так понял, для каждого найдется отдельное словечко?
   -Написано на всеобщем. Даже имена указал, чтобы мы не перепутали. Разбирайте.
   Свой листок он, едва прочитав, спрятал в карман.
   Я отошла к водопаду, где было светлее. Листок хрустел под пальцами и казалось, что он вот-вот развалится. Не бумага, привычная пальцам. Какой-то вид папируса? Сквозь материал просвечивают неясные линии, как разводы, так что буквы трудно различить. Пришлось прищуриваться, затаив дыхание, но прочитав, я с трудом подавила желание скомкать бумажку и зашвырнуть в водопад.
   "Всё не то, чем кажется. Смотри внимательно"
   Помог так помог, не то слово. Аж дышать легче стало, хоть спать спокойней буду, где там моя губная гармошка??
   -Делать больше нечего. Отдыхаем и с утра обсудим, как быть дальше. Последуем совету, раз уж он оказался единственным понятным, что он оставил. - Подвёл итог мрачный Диннариэль, по нашим лицам поняв, что никто не получил желаемого, и стало быть, это нормально.
  
  
   ***
   Сон, что пришёл ко мне, оказался немного странным. Как будто еще один отдельный мирок, только теперь вокруг меня вместо поля или сумрачного леса возвышался и дышал свежестью могучий сосновый бор. Густой, ветви переплетаются понизу, приходится идти и осторожно раздвигать их перед лицом. Под ногами хрустит подстилка из старых иголок. Вокруг между деревьев плавает лёгкий зеленоватый туман, не скрывающий, впрочем, окружающего - то ли позднее утро, то ли ранний вечер. Воздух душистый, смолистый и чистый до головокружения. Странно, что это так хорошо чувствуется, это же только сон...
   Я огляделась - никого. Место, безусловно, интересное. Но подозреваю, что это снова не просто сон. И поэтому мне немного неуютно.
   Подозрения подтвердились.
   -Сила любопытства творит чудеса! - Раздался незнакомый мужской голос, тихий, но словно со всех сторон сразу.
   -Кто здесь? - Я завертелась на месте.
   Рядом не было никого, но голос, помедлив, задумчиво продекламировал:
   -...Боль чужая, камень странный
   Замыкает оборот.
   Кровью из смертельной раны
   Открывается проход...
   Я досадливо нахмурилась. Везёт же мне на загадки, кто бы хоть одну отгадку дал!
   -И это сейчас к чему было?
   -Как думаешь, что это может быть? - Поинтересовался незримый собеседник.
   -Ты что там, кроссворд разгадываешь?
   -А у тебя есть догадки? - Последовал ответный вопрос.
   -Понятия не имею. По ходу, кого-то в скором времени зарежут, если это предсказание. Только здесь их мне ещё не хватало. Поспать спокойно невозможно! - возмутилась я.
   -Согласен. Совсем не дают поспать. Мне. Это, вообще-то, как бы мой сон. Тебя не учили, что вот так лезть в чужую голову невежливо?
   -Я понятия не имею, как вообще сюда попала! - Возмутилась я. - И как выйти, не знаю тоже!
   -Я так не думаю. Ты хотела со мной поговорить, вот и пришла.
   Голос судя по всему, раздавался спереди, и я, помедлив, двинулась туда, осторожно раздвигая руками ветки.
   -Возможно... а я вообще с кем разговариваю, собственно?
   Голос явно удивился.
   -С кем? Ты сейчас не только шастаешь по моему сну, но и спишь в моем доме.
   Странно, а голос как у молодого. Мда... И я уже ему тыкать начала.
   -Ой... простите.
   -Оставь. Люблю честное общение. - Он помедлил и вкрадчиво поинтересовался: - Ты всё ещё ищешь какие-то ответы?
   -Не знаю. А они есть?
   -Не знаю. - в тон мне откликнулся он. - Есть только это...
   И опять процитировал:
   -...В глуби земной, во тьме веков -
   Был там народ, древней богов.
   Чужой, непознанный народ,
   Его не помнит небосвод.
   Но в час лихой, и в час надежд -
   Отринь речения невежд,
   И уговоры их забудь,
   Во тьму пещер направь свой путь...
   -Да что такое! Неужели нельзя говорить нормальным, понятным, человеческим языком!? - Я завертелась в попытке отыскать место, где он находится.
   Смешок снова звучал так, словно раздался со всех сторон сразу.
   -А с вами по-другому и нельзя. Иначе попрёте напролом, лбы порасшибаете... Нельзя так. Если идёшь по болоту, то стоит самому прощупать все кочки. А не полагаться только на проводника.
   -Разве жизнь это болото?
   -А почему нет? Она такая же, на первый взгляд красивая, яркая и в цветочках, но непредсказуемая до жути. Идёшь по твёрдой тропе, любуешься кувшинками, а в следующий момент - раз! - и уже пускаешь пузыри. А кувшинкам это только в радость. Как-никак, удобрения!
   И снова саркастично рассмеялся.
   Да-а, потрясающий оптимизм. Что это он со мной как с младенцем разговаривает? Я конечно понимаю, возраст и всё такое, но как-то... непривычно.
   -Допустим. - Протянула я. - Но можно же хотя бы указать направление?
   Молчание.
   -Вы меня слышите?
   Как и Саура, он решил не обращать внимания на упрямое "выканье", понимая, что воспитание так просто не забудешь.
   -Направление каждый выбирает сам... - Вздохнул он и замолк.
   Пауза.
   -Но кажется, тебе всё же не помешает кое-какая помощь
   -Какая?
   -Только ещё один небольшой совет. Подойди ближе.
   Я огляделась.
   -Куда?
   -Ты знаешь.
   Подумав, я просто пошла вперёд, но однообразие леса не давало никакой надежды. Так. Это сон. А как ходят во сне?
   Я просто представила, как пересекаю пространство одним шагом, будто сминаю расстояние между нами, как бумагу, и переступаю с одного сгиба на следующий.
   Лес чуть дрогнул, и впереди я наконец увидела хозяина сна. Он стоял боком ко мне, между туманных елей, словно шёл куда-то, но заметил меня за спиной и обернулся. Дорожная неброская одежда, прилаженный у пояса меч. По куртке спускались длинные волосы знакомого багрового цвета. Лицо было под стать голосу - совсем молодое, старше меня максимум лет на семь. Смуглая кожа, ровные черты, слегка раскосые ярко-синие глаза. Губы изогнуты в лёгкой усмешке.
   -Увидела что-то интересное?
   -Выглядите совсем как мой зверь.
   -Нет. Как мой зверь. Мы с ним едины.
   -Это как? - Ему удалось сбить меня с толку
   -Это и есть мой совет. Объединись со Зверем. Иначе бороться будешь не со своими врагами, а сама с собой.
   -Это невозможно!
   -Это ты так думаешь.
   Я все никак не могла согласиться.
   -Вы её просто не знаете...
   -Я знаю, что это необходимо. И эта информация тебе уж точно не помешает. Больше ничего не скажу, но объединившись, вы станете гораздо сильнее.
   -И стареть так же долго не будем? - Угрюмо спросила я, всё ещё не смирившись с советом. Вроде как и он опытнее, знает больше, но ожидала я чего-то другого.
   Он спокойно покачал головой, усмехаясь.
   -Только во сне мы не меняемся.
   Вытянул руку ко мне, вперёд ладонью, и я провалилась сквозь землю вниз, в своё собственное сознание.
  
  
   ***
   Там меня ждал пепел. Сухая, выжженная пустошь, без следа жизни. Даже солнце почти ушло, оставив только золотой краешек и багрово-красные облака на половину неба. Картина та ещё, мрачнее некуда. А ведь это тот самый мой спокойный уголок... Я вздохнула, присела, и поворошила рукой землю со сгоревшей травой.
   Сбоку раздалось рычание, и я повернула голову.
   Альтер-эго явно не горело желанием со мной разговаривать, и в клыкастой ипостаси возвышалось на четырёх массивных лапах. Угольно-чёрное пятно среди серых мазков. Зверь не спешила бросаться мне навстречу с распростертыми объятиями и помогать с объединением. Она двинулась с места и принялась обходить меня по кругу, недвусмысленно топорща загривок.
   -Ты же сама этого хотела - устало сказала я.
   Она зарычала на высокой ноте, оскалив белые зубы.
   -А я устала с тобой бороться. Вообще от борьбы устала. И от всего этого. И Дархартэ до нас, судя по всему, нет особого дела. Значит, можно и рискнуть.
   Она со мной была резко не согласна и сделала резкий выпад, щёлкнув клыками. Я опасливо отшатнулась, но оскаленная пасть неожиданно прошла сквозь мои пальцы.
   Ну разумеется! Это же только сон. Здесь всё возможно, как для неё, так и для меня!
   Тут я почувствовала прилив сил и неожиданно, впервые за долгое время ощутила уверенность в себе. Я не должна её бояться. Тогда сильнее становится она, а это плохо. Изначально мы равны.
   Я зарычала на неё в ответ, чувствуя метаморфозу, которая происходила с моим телом. Горизонт покачнулся, земля стала ближе, а лапы уверенно выпустили когти, пробуя землю на прочность.
   Глаза в глаза, на поле стояли две копии.
   Зверь занервничала и снова бросилась на меня, думая, что я перекинулась именно для драки. Но я прикрыла глаза, и она пролетела мимо.
   Это только сон, это моё сознание...
   Я развернулась, но она к тому моменту уже поняла, что я собралась делать, и по-прежнему атаковала первой. Но не зубами, нет. Косматая фигура застыла передо мной, а её глаза засветились глубинным жёлтым светом. Стоило поймать их взгляд, как всё вокруг словно дрогнуло, пошло волной в стороны от неё.
   Я упёрлась в землю лапами и сосредоточилась. Мир посветлел, зрение прояснилось, но напряжение между нами повисло такое, что воздух загудел. Мы стояли друг напротив друга, сжимая зубы, и мысленно давили, гнули, подчиняли одна другую. Всё. Хватит борьбы, хватит договоров, пришла пора узнать, кто пойдёт дальше.
   Первое время ничего не получилось, мы действительно оказались равны... но потом она стала одерживать верх. Меня двигало назад усилием её воли, что-то сильное клонило вниз, к земле. Жёлтые глаза светились злорадством. Я снова зарычала, уже от бессилия, но упорно не сдавалась и не падала. Лапы чертили в пепле полосы, пока меня толкало в грудь. В голове нарастала боль. Наверняка даже там, в реальности меня крутили судороги.
   Не сдаваться! Не клониться к земле!! Не клониться к земле...
   Сдохну, но не сдамся. Это - мой личный барьер, предел моих сил, но я смогу. Я смогу, смогу, должна.
   Больно!..
   И когда казалось, что моя голова вот-вот взорвётся, планка в её сознании вдруг поддалась. Мы обе не успели осознать, в чём дело, а я уже добила её. Зверь на подкосившихся лапах рухнула на землю, и сила моего давления отбросила её назад на добрые четыре метра.
   Поднимаясь на дрожащие лапы, она знала, что проиграла. А я знала, что она просто так не сдастся, и приготовилась ко второй атаке.
   Она посмотрела на меня тяжёлым, угрюмым взглядом и мрачно заворчала, вздыбливая шерсть на спине. Мы кинулись друг на друга почти одновременно, желая додавить, подчинить окончательно - или взять реванш.
   Но в момент соприкосновения мы не почувствовали ничего, и не прошли друг сквозь друга. Мы растворились в воздухе.
   Ветер внезапно ожил и рванул по кругу, поднимая струистую стену пепла вокруг того места, где мы только что находились.
   И поле исчезло.
  
  
   ***
   Меня выбросило в реальность, как утопающую - из воды на берег. Я распахнула в ночь глаза, судорожно пытаясь понять, что со мной произошло. Я слилась со Зверем? Я что, теперь - она??
   Порыскав по внутренним ощущениям, никаких отличий от себя прежней я не обнаружила. Но когда уже закрыла глаза, решив, что это мне привиделось, почувствовала её. Словно тихо урчащее от удовольствия животное потопталось на месте и свернулось во мне клубком. Улеглось и успокоилось - наконец-то дома...
   И как это понимать?
   Внутренний зверь приоткрыл глаза. Слов я больше не слышала, но почувствовала, как во мне струятся её мысли и даже удивилась, как могла слышать и понимать её раньше. Теперь то, что она хотела до меня донести, не приходилось облекать в громоздкую словесную форму, и смысл был ясен и прост.
   Теперь мы ближе. Теперь мы едины. Я прошла испытание. Я не стала ею, она не стала мной, но мы сблизились, и теперь между нами не может быть споров и столкновений. У меня, честно говоря, как будто с души стащили мешок со свинцом, и даже дышать стало гораздо легче. Я только сейчас осознала, насколько мне мешала жить такая "двойственность".
   Зверь внутри встал, потянулся, и просительно толкнулся мне между висков. Я поколебалась мгновение, но страха больше не было. Недоверие только мешает. Теперь оно позади.
   Встала, оглянулась, стекла с кровати вниз на четвереньки и в момент прикосновения к полу я уже была Зверем. Сознание осталось тем же, а изменился характер и склад мыслей, что ли. Я стала собранной, бесстрашной и какой-то свободной.
   Пальцы выпрямились, отращивая когти, сознание дрогнуло, и наяву повторилась знакомая метаморфоза. Прислушавшись, я нерешительно пошла вперёд, к выходу из комнаты, но с каждым шагом становилась всё уверенней. Тело упивалось нерастраченной мощью, силой перекатывающихся под кожей мускулов, и дрожало от удовольствия, чуя свободу.
   Я встала на выходе из пещеры и закрыла глаза, сосредоточившись на других ощущениях. Попробовала на вкус свежий ночной воздух, пронизанный влажной прохладой от водопада. Выпустила когти, прощупала ими твердь камня, на котором стояла, и покрывший его бархатный мох. Послушала шум водопада, тихую музыку ветра, резвящегося в древесных кронах, песнь сверчков, уханье сов. Открыла глаза.
   Как же было хорошо от облегчения, оттого что больше не придется бороться за собственное тело! С силой оттолкнувшись, я взмыла в воздух и, приземлившись у подножия скалы, пустилась в шальной бег по волшебному ночному лесу. Воздух свистел в ушах, путался в шерсти и раззадоривал чуткий нос букетами незнакомых запахов. Земля словно сама ложилась под когтистые лапы, и ночной лес, полный загадок, рвался навстречу.
   А вокруг не было больше никакой тишины! В ветвях пел ветер, шептались листья, по воздуху танцевали золотые светлячки и колокольчиками журчала вода. И ещё, как еле уловимый запах дорогих духов, неразличимый, когда его ищешь намеренно, из леса слышались чьи-то напевные голоса. Они смешивались с голосом ветра, прятались в нём, но теперь я отличала одно от другого. Кто это был?
   Остановилась, повела носом по ветру. Теперь вокруг играли не только светляки... По ветвям кружились полупрозрачные светящиеся силуэты, не больше трехлётних детей, рассыпая в воздухе искристые шлейфы. Тонкий смех разливался в воздухе, как серебристые колокольчики. Я могла видеть их только боковым зрением, как слабые звёздочки. Они то ли говорили, то ли коротко напевали, перекликаясь между собой на своём языке.
   Зачарованная, я подалась вперёд и заняла тело вместо Зверя.
   Я находилась на небольшой идеально круглой поляне, сверху накрытой куполом из кленовых ветвей. В центре под открытым небом на нетронутой траве лежал широкий камень, больше похожий на спил древесного ствола.
   Я медленно пошла к воде, но тут сверху молнией блеснула вспышка света, моментально прижав моё тело к траве, а уши - к голове. Рефлексы не подавить.
   Вокруг камня меленько задрожал воздух. Камень, словно разогревшись, подал голос, загудев басом на грани инфразвука. Во все стороны от него рванул ветер, а над алтарём вытянулся воздушный вихрь, в котором возник женский силуэт. В воздухе плеснули и опали пёстрые кудрявые волосы.
   -Снова здравствуй! - Лучезарно улыбнулась Бастия.
   Я попятилась и, упав на пятую точку, обнаружила, что меня незаметно для меня самой превратили в человека. Чтобы было удобно разговаривать? То есть, удобно для неё.
   -Ты не бойся. Это всего лишь такой же камень, как тот, что помог перенести тебя сюда.
   -Ага... спасибо, я и тут посижу. Не люблю спецэффекты. - Я поежилась, вспоминая нашу с ней прошлую встречу и ее последствия, и насторожилась: - А как это ты в прошлый раз так незаметно появилась? Тогда ведь даже огонь не дрогнул.
   -Потому что тогда со мной не было этого. - Загадочно улыбнулась она, и в её ладони появился слегка светящийся кинжал. - Я принесла его тебе. Возьми.
   Богиня воткнула кинжал в камень, как в пенёк, и отошла в сторону, предоставляя мне инициативу.
   Я подавила желание подойти и попробовать перекувыркнуться через него, чтобы проверить - работает способ превращения или нет?
   -Это твоё оружие. Бери смелее.
   Я подошла и робко тронула рукоять. Тёплая. От руки аватара или сама по себе? И зачем она не передала мне его нормальным способом? Делает тут из меня короля-Артура, вон с каким предвкушением скалится...
   Обхватила кинжал поудобнее и потянула вверх. Он подался легко, будто сам нырял в руку. Внимательно глядя на лицо богини, я заметила на нём тень любопытства, а затем удовлетворения. Она что, серьёзно сейчас снова меня испытывала?
   Она разжала губы и тихо сказала, поддерживая торжественность момента.
   -Сохрани его, как зеницу ока. С ним ты сможешь одолеть Арэя.
   -Кого-кого?
   -Его так зовут.
   -И... что? Я что, единственная в этом мире, у кого на такого красавца поднимется рука? По-моему ты могла дать этот ножичек кому угодно, любой будет только рад.
   -Тут есть некоторые сложности. Взять в руки сможет его сможет только тот, чья душа коснулась четырёх миров.
   -Один, два, три.. - Я выразительно загнула пальцы. - Ошибочка, осталось зашвырнуть меня ещё в один.
   -За такое короткое время никто подобного не выдержит. Но ты сама уже побывала в одном, тонком измерении, а такие сочетания случаются редко.
   -Ты о чём?
   -О загробном мире. Ты же на несколько секунд умерла, забыла?
   -То есть? - Я обошла камень. - Вы и мою смерть специально устроили!?
   -Зачем же? Просто повезло. - Она пожала плечами. - Придумали бы что-нибудь другое. Могли бы даже помочь лично. Но теперь, благодаря Гекате, этого делать нельзя, так что вот - кивнула на лезвие в моей руке - максимум, что ты можешь сделать.
   Меня аж распирало от подозрений. Она постоянно говорила "мы" то есть даже не отрицала, что Гетера тоже приложила к этому лапку. И что интересно, они бы придумали, если бы Геката прямо не запретила им вмешиваться? Вряд ли где-то завалялся артефакт с теми же свойствами, но послабее, чтобы я и без клинической смерти могла за него взяться. Тогда мне бы его сразу и дали, зачем лишние сложности? А без магических предметов даже и не знаю, чем бы они могли мне помочь. Вселиться в моё тело и использовать как марионетку? Прелесть. Особенно если вспомнить, что после вселения сущности такой силы тело, скорее всего, может и на куски развалиться, сгореть от перегруза как слабый контакт под током.
   -И что мне с этой железякой делать?
   Бастия как-то нежно посмотрела на кинжал.
   -Он вообще не из железа. Жертвенные атамы имеют огромную силу, особенно если созданы не руками, а магическим всплеском. Как этот. Очень древний и могущественный. Он появился после добровольной смерти ангела.
   -Они что, тоже существуют!?
   -Если есть тьма, то быть и свету. Только от такого оружия может пострадать архидемон.
   У меня появилось ощущение, что у меня на ушах висит развесистая лапша, вот только не разобрать, какая именно.
   -Выходит, я должна его убить?
   -Не обязательно. Достаточно и одной царапины.
   -И недруг издохнет в страшных корчах? - Допытывалась я
   -Это заставит его уйти обратно, чтобы вылечиться. И твоя миссия будет окончена.
   Она подняла кверху руку. Её кожа в темноте слегка светилась жемчужной белизной. Щелчок пальцев - и я очнулась у себя в комнате, с кинжалом в руке. Подскочила на кровати, сжимая его в руке, и заметила, что лезвие тоже слабо светится.
   Так... Если бы это была компьютерная игра, мне бы сейчас объявили выход на новый уровень.
  
  
  Глава 23
  
   Диннариэль.
   ...Её ладонь, словно истаивая, ускользает из моей, и я больше её не вижу. Она теряется в сумрачной мгле мгновенно, словно поглощённая ею. Я сразу же рвусь туда, за ней, но вокруг только пустота. Я ищу, не зная, на что надеюсь, но понимаю, что её со мной больше нет.
   Нет! Стой! Ты не можешь меня оставить!
   И я сам тебя сюда привёл...
   Мне становится по-настоящему страшно. Я не слышу её. Опускаю взгляд на свои руки и вижу, что их покрывает чужая кровь...
  
   Я вздрогнул и открыл глаза, медленно приходя в себя. Сон! Всего лишь дурной сон. Всё хорошо. Всё...
   Успокойся. Нужно успокоиться. Меня не должны пугать какие-то сны.
   Я застыл, выравнивая дыхание, и закрыл глаза. Зашевелил губами, неслышно проговаривая полузабытые слова наговора. Через какое-то время они подействовали, и кошмар растаял. Я смог расслабить пальцы, сжавшие одеяло.
   Судя по ощущениям, было очень рано, солнце даже не надумало всходить. Нужно поспать ещё немного, не помешают лишние силы...
   Но больше мне заснуть не удалось.
   Было очень непривычно вот так после пробуждения не вскакивать, а позволять себе лежать без дела, плавая в полудрёме. Я так привык куда-то бежать, постоянно о ком-то волноваться и заботиться, что только сейчас после кошмара понял, насколько устал. Я душевно устал от забот, которые сам же и взвалил на свою голову. От постоянного беспокойства за чью-то жизнь; я-то долгие годы заботился только о своей. От своих метаний между двумя огнями: будущим и настоящим, долгом и желанием, разумом и сердцем.
   Рука словно сама собой потянулась в сторону, в поисках чужого тепла и потерянной во сне ладони, но я вовремя опомнился. Я спал один.
   Заложив непослушные руки за голову, задумался. Раз не получается уснуть, то не буду упускать шанс поразмыслить наедине с собой.
   Всегда не любил неизвестность. А сейчас как раз нахожусь в подвешенном состоянии, и под ногами - пропасть. Что делать? Признаюсь, частью сознания я хотел услышать от Дорго хоть что-то, пусть даже намек на то, как мне поступить. Но записка, которую он оставил мне, оказалась самой короткой из всех, и наоборот, еще больше растревожила сомнения.
   Надеюсь, хотя бы ей, в отличие от меня, повезло с посланием.
   Я мрачно уставился на потолок. Сюда не проникало света - помещения для гостей находились дальше по коридору вглубь пещеры. Но я все равно видел свою комнату.
   Вот что еще интересно. Ни окон, ни дверей, зато есть готовые постели, одеяла. И столько стульев у обеденного стола. Часто ли здесь бывали гости? И все ли приходили к нему за ответами и помощью, или хоть кто-то навещал старика просто так?
   Что ж, у него уже не спросишь. У мудреца где-то возникли дела, которые оказались важнее нас, так что он отделался только записками. Может, вообще зря мы сюда шли? Нужно было напрямую спешить на родину?
   Вдруг ошиблись?
   Я со стоном растер лицо ладонями.
   Вот и ушёл сон окончательно. Что там, в Савенне? Знают ли тёмные, что Скрытый Зверь уже здесь, в этом мире? И если знают, то ищут ли? Мои мысли, разогнавшись, понеслись далеко, через Энелайский лес, через мое государство, через холмы к светлым эльфам.
   А они? Знают?
   И откуда вообще пошли эти мысли о завоевании мира? Много веков и светлые, и темные существовали сами по себе; им не было дела до глупой борьбы за власть. Главное - жить на своей земле, жёстко, а иногда и жестоко отстаивать свое право на неё, не уступая ни пяди... но и пяди чужой земли нам никогда не было нужно!
   К тому же планы серьезные - и немалой опасности. Не зная ситуации, любой эльф сказал бы, что владыка Настиэрэль если уж решится на такое, то никому и никогда не доверит главной роли. Но на деле выходит другое. Светлые легкомысленно полагаются на помощь могучего, но абсолютно непокорного существа и тратят неимоверные усилия только ради его призвания.
   Я не знаю всего, и эта беспомощность злит. Я не знаю, как помочь Най, не знаю, какова её роль во всём этом. По глазам вижу, что её одолевают те же вопросы: чем, ну чем необученная, чужая бестия может помочь в нашей будущей войне? Подчинить архидемона никому в этом мире не под силу. Изгнать против его воли - тем более.
   И я запутался.
   Что я вообще знаю о пророчествах и тех героях, которые их исполняют? Мало, но ничего хорошего для самих героев. Их в нашем мире было много, пусть и не таких значительных, как Дархартэ, но далеко не всякий раз после исполнения своей роли они оставались живы.
   А мы сейчас к тому же имеем дело с архидемоном. Единственная магия, которая может им управлять, связана с кровью и жертвоприношениями...
   И вот тут-то меня пробрало.
   А что если от неё нужна не та помощь? Ни подвигов, ни магических уловок, ни силы, ни знаний. Только кровь. Кровь сильной бестии, сильного кукловода сможет дать власть над чудовищем из преисподней.
   Я сел, спустив ноги на пол и обхватив руками голову.
   Что если я во сне увидел, как приведу её на смерть?
   Она же мне верит. Она идет за мной и верит каждому моему слову, а что делаю я? Заманиваю будущую жертву? А ведь когда она обо всем узнает, то зная её, даже не будет меня осуждать. Просто потому что это - я. И потому что выбор вроде как очевидный: одна жизнь за спасение многих тысяч других.
   Неужели все так и будет!?
   Я вскочил и нервно заходил по комнате.
   Нет! Так не должно быть! Должен быть другой выход, должно быть что-то другое, чего я просто не вижу, не знаю! Вряд ли бы Дархартэ стал участвовать в убийстве невиновной девушки, пусть даже ради общего блага. А он, зная, что будет, всё равно оставил нам пророчество. К тому же я не слышал, чтобы кровь бестий в ритуалах чем-то отличалась от крови других магов... Но послание, которое мне оставил мудрец, не давало покоя.
   "Береги её".
   Вот и как это толковать? Сбереги её по пути в Савенну? Или защити от самой Савенны? Зачем я вообще читал, чувствовал же, что ничего толкового там не будет...
   Снова присев, я решил, что больше все равно не усну, и стал одеваться. Взгляд упал на правую ладонь, все еще перечёркнутую тонким белёсым шрамом, снова вогнав меня в размышления.
   Даркан, конечно, со всех сторон странный, но глупым его не назвать. Он должен знать, что для спасения меня из сна соединять кровь было не обязательно. Но соединил же! По его поведению я уже успел понять, что добровольно он мне ничего о своих мотивах не скажет, но и так понятно. Сводником себя вообразил.
   Ей-то он наверняка даже толком ничего не объяснил. А мне теперь, после всего что я увидел в ней во сне, больно даже думать о том, что девушка останется там, в Савенне, без меня.
   Я изгнанник, и не смогу вернуться домой. Я не смогу там защитить её. А ведь она именно этого боялась... В том сне, куда она пришла за мной, я понял, как ей нужен. И как она нужна мне. И что мне теперь, брать город штурмом!?
   Ладно. Ладно... Там, на внешних границах есть тот, кто до сих пор мне обязан. Мой так называемый секундант. Он знал, что для дуэли бралось учебное оружие, котором можно порезать, но не покалечить. И заметил в последний момент, что кто-то подменил мечи на боевые. Но не сказал об этом. Как он потом оправдывался - решил, что раз у нас все равно до первой крови, то и волноваться не о чем, у меня-то есть опыт, и резать я молодого дурака не стану...
   Да, сейчас я думаю, что его можно понять. Однако в последний раз мы расстались не лучшим образом, и я знаю, что все эти годы его грызет вина. Он совестливый - и мне это на руку.
   С такими мыслями я вышел наружу, в уме набрасывая примерный с ним разговор. И прикидывал, куда именно его могли отрядить для охраны. Северная тропа? Или тракт, ведущий от Аверанты?..
   Коридор пустовал; спутники досыпали самые сладкие, предрассветные минуты. В зале, если его можно так назвать, тоже оказалось пусто. Только Граций шустро рыскал по столу, выискивая крошки от вчерашнего ужина. Вот прорва ненасытная.
   Я почти машинально протянул к нему руку и зверек с энтузиазмом проскользил вдоль ладони, ласкаясь к пальцам. Потерся еще раз, потом вспомнил, что я - это всего лишь я, и еда достойна внимания больше, и убежал на другой край стола.
   Миновав водяную завесу, сейчас похожую на серое льющееся стекло, я опустился на одну из ступеней.
   Над деревьями постепенно занимался рассвет. Небо светлело, разгоралось яркими красками, расплескав над лесом нежно-розовые обрывки облаков. Птицы уже вовсю начинали щебетать и посвистывать в кронах, а над рекой медленно истаивала поволока ночного тумана.
   Скоро все проснутся, в том числе и Най, а я до сих пор так и не понял, что мне делать и что думать.
   -Kiilay hai waloon.* - Пробормотал я то же, что сказал ей во сне. И так же машинально покосился на шрам. Он затянется через несколько дней, но связь все равно останется.
   -Ты что-то сказал? - Раздалось от реки.
   Я поднял голову и невольно усмехнулся: опять я не смог сразу его заметить. Сандар сидел на мостках, рядом с удочками, и, нахмурив брови, смотрел на меня.
   -Мысли вслух. - Ответил я.
   -Мысли, судя по всему, нехорошие?
   Вот откуда ты взялся, такой догадливый? Я спрятал ладони в замок и неопределённо пожал плечами. У меня не было настроения обсуждать свои мрачные предположения. Но вампир встал, забрав с собой ведёрко с уловом, и направился к берегу. А заодно и ко мне. Подошел к подножию скалы и пристально на меня уставился.
   -Кажется, это связано с Най. Только не пойму, чего ты там боишься?
   -А ну пшёл из моей головы! - возмутился я. Он промолчал, поднялся вверх и опять остановился, когда наши глаза оказались на одном уровне.
   -Уверен, что не хочешь поделиться?
   -Ты и так всё узнал - отрезал я.
   Сандар покачал головой и усмехнулся.
   -Только поверхностно. Ты же мой друг. Поэтому я оставляю тебе возможность говорить со мной вслух. Кстати, неблагодарный, цени это: я наступаю на горло собственному любопытству.
   -Нечем пока делиться. Только домыслы, и я в них не уверен.
   Сандар сдвинулся с места.
   -Боишься, что расскажешь, и они сбудутся? - Незлобно поддел он, взбегая по лестнице наверх мимо меня. Я только вздохнул.
  
   *Рассвет моего сердца.
  
  
   ***
   13 лет назад
   ...Пол тюремной камеры встретил меня приветливо, как доски гроба, основательно выбив дыхание. За спиной лязгнула засовом решетчатая дверь. Я смог только подняться, отплеваться от раскиданной по полу соломы и повернувшись, мысленно пожелать стражам утонуть в ближайшей луже. Жестами дублировать им в спины этого не стал, чтобы не уронить в собственных глазах последнего достоинства.
   Те, хохоча уже над чем-то своим, миновали тюремщика за столом у входа, поворот, и скрылись из вида. Такая вот у людей работа - портить другим жизнь... Мне например.
   Я сел и попытался провести ревизию конечностей. Болели ребра, затылок и правая ладонь с запястьем. Затылок получил удар стеной, ребра - несколько дружеских стражеских пинков, а ладонью я хватался за стремя. Но конь вырвался, едва не оторвав руку, и оставил меня на произвол судьбы. Я-то всё равно смог улизнуть по подворотням, а потом даже забрался по стене на крышу и продолжил путь поверху. Но меня с арбалетами ждали на выходе из купеческого квартала...
   В принципе, двигаться и ходить я мог. Но только с гримасой и шипением сквозь зубы.
   Меня даже связывать не стали, только навесили на дверь камеры замок. Камерами здесь были куски пространства, разграниченные толстой решеткой, так что вся тюрьма просматривалась почти без труда. Постелью здесь называлась охапка соломы, и в соседних камерах было не лучше. Поймав на себе подозрительный взгляд тюремщика сквозь прутья решеток, мысленно плюнул в его сторону и зашарил по карманам в поисках хоть чего-нибудь кроме того, что было в зубах. Тюремщик сидел здесь для того чтобы заполнять отчеты, и следил он за мной не так чтобы очень. Так что я смог незаметно сплюнуть в ладонь кусочек крепкой проволоки. Оглянулся на всякий случай и спрятал его в сапог.
   Сумку у меня отобрали, как и прочее имущество, то есть оружие и зелья из карманов. Даже остаток от краюшки хлеба, что я сунул в куртку, вытащили. Так что все мое имущество в данный момент было на мне. Мне это, конечно, не нравилось, но не стоило отчаиваться. Вор везде найдет себе поживу. Вот только для этого ой как необходима свобода...
   Замок с двери я, в принципе, сниму. Для этого и рисковал ребрами, раскидывая стражей, чтобы успеть вытащить проволоку и спрятать за щеку. Но есть ещё тюремщик, который хоть и клюет носом, бдительности не теряет.
   Камеры тянутся по обе стороны от коридора. В одном его конце, со стороны выхода, находится стол и, собственно, страж, между прочим, хорошо вооруженный. В другом конце есть только окно, в которое я может и пролез бы, если бы не решетка. В самих камерах, смахивающих больше на клетки, тоже есть оконца, но они настолько узкие, что и кошка не пролезет.
   Даже если я сумею открыть замок и неслышно для тюремщика выползти из камеры, есть стражи на выходе из тюрьмы, и сам тюремный двор. Небольшой, но полный собак, а с ними я лажу не очень.
   Но падать духом не стоит. Как сказал однажды Гранд - даже если тебя съели, есть два выхода. Тут их тоже два. И ассоциации не обнадеживают.
   Поежившись, я встал на ноги и отряхнулся. Куртку тоже забрали, оставили только рубашку и штаны с сапогами. Жаль, нет в подошве сапога выдвигающегося лезвия, было бы хоть какое оружие. Я задумчиво закатал рукава до локтей и оперся о двери, разглядывая коридор, а главное - злобно сопящего на меня тюремщика. Вернув ему тяжелый взгляд, отошел к стене.
   Солнце, судя по золотистому лучу, упершемуся в угол, скоро будет садиться. А рассматривать дело местный судья обещал завтра с утра. Надо вспоминать, что я натворил и на чем меня поймали.
   Творил я, в общем-то, неплохо. Большинство местных купцов лишились части имущества. Хорошо, что самое ценное я не таскал с собой, а упрятал в надёжном месте. И жаль, что до этого места я сейчас не доберусь, а там ведь накоплено уже около... Так, не отвлекаться. В общем, не смогу я заплатить стражам за их закрытые глаза, чтобы сбежать. Итак, на чем меня поймали...
   Попытка украсть из музея меч Ригирта-драконобойца. Или драконоборца? Неважно. Важно то, что у меня это не получилось. И заказчик, уже поняв, что к чему, скрылся.
   Найти бы еще ту сволочь, что дала на меня наводку! Да еще, судя по всему, и доплатила стражникам за резвость.
   Я выглянул еще раз, без особой надежды. Тюремщик свесил голову на грудь и начал тихо похрапывать. Но обманываться его видом не стоит, за дверью находятся ещё как минимум двое, и вот они точно не уснут.
   За окном послышался звон храмовых колоколов, обозначающий для всех горожан конец работ, закрытие лавок и прочих заведений, кроме трактиров. То-то они сейчас радуются... Точно так же вчера радовался я, сидя среди швабр и веников в кладовке музея, потирая ручонки и собираясь выходить на дело.
   Жаль, этого никто не видел! Выбравшись, я первым делом присмотрелся и прислушался к охранным заклинаниям, стелющимся над полом, а потом прикрыл глаза и принялся подбираться к мечу, находящемуся между копьем и булавой, полагаясь больше на природное чутье. Как я там только не выгибался, пропуская над собой щекочущий сгусток охранного заклинания, иногда даже приходилось ползти по полу. И вот я добрался! Ура!
   Мда...
   Помнится, была уже глубокая ночь, когда я с мечом за спиной выбрался из музея по крыше и спрыгнул в подворотню. И вот там меня поджидали. Уж и не знаю, откуда стражи знали, что меч попытаются украсть, и главное - каким путем уйдет вор, но после нескольких часов удирания и попыток запутать следы, меня схватили.
   Я перебрал пальцами по пруту решетки и, вздохнув, отвернулся от такого привлекательного замка.
   -Когда судят? - лениво спросил кто-то за спиной. Очень тихо спросил, чтобы дошло только до моих ушей, а не до конца коридора.
   -На рассвете. - Неприветливо буркнул я, не оглядываясь. Заговоривший со мной находился в соседней наискосок камере, но с той стороны как раз находились окна, в них заглядывал закат, и за завесой света я плохо различал его.
   -Хочешь выбраться? - так же небрежно и словно бы сонно.
   Вопрос был явно риторический. Я обернулся через плечо и недоверчиво покосился на собеседника. Тюремщик продолжал похрапывать.
   Незнакомец сидел у стены, спиной к ней, сложив на коленях скрещенные руки. Они были связаны веревкой, но почему-то по отдельности.
   -И как мне это сделать?
   -Хочешь, значит. - Уточнил он, склонив голову. - Я могу помочь.
   -Открыть замок я и сам смогу.
   -Я знаю. А как же тюремщик?
   -Подожду, пока уснет ночью покрепче, и попытаю удачу на верность. Откуда знаешь про замок?
   -Видел, как ты перепрятывал отмычку. - Он словно перетек в другое положение ближе к решётке, опершись на одно колено, чтобы лучше меня рассмотреть, в то время как я лучше увидел его. - Так ты и есть этот самый похититель меча Ригирта?
   -Слухи расходятся так быстро? - Мрачно спросил я.
   Незнакомец ухмыльнулся.
   -Даже не представляешь, как. Тебе стоит гордиться собой как важной персоной: стоило владельцу узнать об угрозе, как он поднял на перехват около двадцати человек, а то и больше.
   Во время ухмылки и разговора мелькнули белые клыки, и вопрос об оковах отпал сам собой. Вампира удерживали пропитанные ртутью веревки, иначе бы он уже вынес двери тюрьмы и был таков. Я задумался над вопросом их снятия, вспомнил, что нам рассказывали об этих оковах в Магике на лекциях о разумных расах, и посмотрел ему в глаза уже внимательней.
   -За что здесь ты?
   Он помедлил, тронув запястье. Судя по покраснениям, уже пошли ожоги, стало быть, он сидит здесь меньше недели, но не меньше двух суток. И за все это время суд не решил, что с ним делать?
   -Слышал о недавнем происшествии с убитыми стражами?
   -Это о тех четверых, которых положили за нападение на приезжего князя? - уточнил я, про себя прикидывая, каким боком здесь он.
   -Я бывший телохранитель этого князя.
   Я вскинул брови.
   Уже три дня городское дно гудело, перемывая кости трусливому гостю города Миреху. Тому показалось, что суровые типы, "преследующие" его от ворот, наняты для его убийства. И северный князь не придумал ничего лучше, чем натравить на них своих наёмников. А когда сообразил, что за убийство городских стражей его по голове не погладят, то свалил вину на телохранителей, объявив произошедшее их собственной инициативой. Дескать, параноики, а я так пытался их остановить, так пытался! Дипломатические отношения в результате не пострадали. В отличие от княжеских "Теней". Двоих из них пощадили по просьбе главной Тени, ведь приказ старшего есть приказ, и они просто его выполняли. Но за самого главу вступиться было уже некому...
   Бывшая Тень выжидающе молчала.
   -Ты просишь, чтобы я тебе помог. Но что взамен?
   -Тюремщик на ночь выпивает зелье, чтобы не заснуть. Только дремлет. Простой наговор его не возьмёт.
   -Ты хочешь взять его на себя? И как же?
   Он приблизил лицо к решётке, так что я ясно увидел ухмылку.
   -Тюремщик будет только бонусом. Я знаю, кто сдал тебя, эльф.
   -С чего ты взял, что меня это вообще волнует?
   Вампир уселся поудобнее, уставился на потолок и задумчиво засвистел какую-то ритмичную мелодию. Понятно. Мой интерес выдал пульс...
   -Начинай. - Бросил он тихо.
   Я оглянулся на тюремщика.
   -Не беспокойся. Он не проснётся.
   Я заметил, что узник вертит между пальцев тёмный, грубо ограненный камень. Его указательный и большой палец были испачканы чем-то. Вниз свисала, мелко дрожа, тяжелая серебристая цепочка. В камне чувствовалось что-то магическое, незнакомое, но спрашивать я не стал. Вещь скорее всего, особенной силой не обладает, иначе ее бы увидели и изъяли при спецобыске. Потому она только подтолкнет стража, и так дремлющего, ко сну, а с бодрым человеком ничего бы не вышло.
   Мысленно вознеся краткую молитву богине, я достал проволочку, нужным образом изогнул и просунул руки между прутьев, к замку.
   А, ядрена грифона! Замочек-то непростой, с магией! И меня через эту проволочку здорово обожгло. Я про себя выругался, тряся онемевшими руками Снова зажал проволоку в зубах, накрыл замочную скважину ладонью и закрыл глаза.
   Заклинание примитивное и простое. Клубочек внутри механизма, развернуть его и всё. Я работал над этим минут пять, вампир за это время не шелохнулся, только теребил камушек, не отрывая от меня пристального взгляда.
   Что ж не открывается? Я отнял руки от замка, встряхнул ладонями и потянулся снова, одной рукой держа замок, а другой вслепую водя над ним, прощупывая структуру заклинания. Но, похоже, его впаяли сюда еще на стадии изготовления, и теперь замок легче расплавить, что мне уже не по зубам. Тьфу...
   Сунув отмычку обратно, я, вцепившись в решетку, снова осмотрел помеху. На вскидывание бровей вампира, отреагировал нейтральным пожиманием плеч. Так как его это не устроило, шёпотом пояснил:
   -Замок открывается лишь тем ключом, которым его закрыли.
   Он задумался и кивнул в сторону тюремщика. Я присмотрелся и хмыкнул. Кольцо с ключами стандартно висело за его спиной на стенке, на вбитом крюке. Видно было хорошо, ключи блестели в свете масляного фонаря, стоящего на углу стола.
   И почему я не маг? Хотя в таком случае на меня надели бы нитрановые браслеты, и на этом планы побега закончились.
   Обратимся к врождённой эльфийской магии. Она изначально направлена на стихию земли, но на то я и тёмный, чтобы пользоваться другими сферами! Например, воздухом... Да и целительская магия усиливает мою изначальную, так что...
   Сначала по камере прошуршал ветерок, всколыхнувший мои волосы и протащивший по полу раскиданную всюду солому с лежанок. Я поморщился и сосредоточился. Ветерок прошел обратно, закрутился в небольшой вихрь у стола. Потом, мало-помалу сбился в тугой жгут и потянулся к связке ключей.
   Да вот только про фонарь я забыл! Жгут неловко изогнулся и зацепил его. Стекло от удара о пол разбилось, масло хлынуло на пол и тут же радостно вспыхнуло.
   Вот тут-то вампир и ожил! Он аж подскочил и взвился на ноги, ошалело вытаращившись на языки огня, пляшущие по прутикам соломы и подбирающиеся к нам.
   -Эльф! - это было похоже не на обращение, а ругательство. - Какого ......!!?
   -Заткнись. - Процедил я, не обращая внимания на огонь и сосредоточившись на ключах. Извивающийся по полу жгут пошел волной, перебрасывая их мне, и вот связка звякнула о ладонь. Тут же жгут растворился, а меня немного повело в сторону. Я же не маг, я только Целитель... А вампир тем временем тихо впадал в панику.
   -Эльф, твою горгону! Быстрее шевелись, горит же!
   На мой взгляд, горело слабовато, язычки огня едва перебирались по золотистым соломинкам. К тому же я времени не терял. Просто повисел немного на решетке, осоловело мотая головой, и принялся примерять ключи к замку. Вроде бы на камерах ключ должен быть один, на входной двери другой, и так далее, так что найду.
   Тюремщик же на происходящее не реагировал вообще никак, так и храпел, подсвечиваемый зловещими отблесками с пола.
   Огоньки миновали две камеры и подобрались к нашим, а так как камера вампира ко входу была ближе, ему было веселее. Пока я тыкал ключами в замок, он упал на пол и принялся за попытки задуть огонь. Потом вскочил и начал ладонями убирать горючий материал в угол, освобождая камни. Я даже посочувствовал, плохо быть таким легкогорючим...
   Дым поплыл по помещению, я раскашлялся, дернув рукой, и замок щелкнул, раскрываясь. Я вытряхнул дужку из скоб и упал на двери, открывая их. От дикого скрипа страж тоже не проснулся; вампир со своим кровавым амулетом постарался на славу. Замок на двери его камеры открывался другим ключом на связке, и пока я с ним возился, вампир повис на решётке и чуть меня сквозь неё не придушил. Его остановила лишь угроза, что я все брошу.
   Дверь открылась, мимо меня в сторону окна пронеслась тень. Я успел ухватиться за нее рукой, и взвыл от боли в многострадальном запястье. Вампир озадаченно остановился. Веревки он сам снять не мог, и реакции подводили, раз мне удалось его поймать. Зато инстинкты работали, призывая убраться подальше от пламени. Я развязал нехитрые узлы и на этот раз не стал ловить его, а только пошёл следом.
   Это чудовище выломало решетку, оглянулось, сидя на подоконнике, и не долго думая швырнуло её диском через весь коридор в сторону дрыхнущего стража, уже плавающего в дыму. Я еле успел пригнуться. Решетка долбанулась о стену рядом с человеком, заставив его проснуться. Когда он сообразил, что тут вообще-то пожар, в коридоре уже никого не было.
   Собаки нас не учуяли, хотя очень старались. Стражи вырвались вслед за нами тут же, и с криками "держи гадов!" пронеслись по улице, едва не перевернув телегу с пустыми бочками на углу. Когда все утихомирилось, из бочек, осторожно оглядываясь, выскользнули мы, и скрываясь в ночной тени, спешно мигрировали как можно дальше...
  
   Я вздохнул. Мы не раз выручали друг друга с тех пор, и честно говоря, лучшего напарника у меня не было. И за долгие годы сотрудничества он научился видеть меня насквозь, даже не читая мыслей. Как и я его тоже, кстати...
   Но говорить сейчас о своих мыслях я не хочу. Похоже, и вправду боюсь сглазить.
  
  
   ***
   Лопоухий щенок любит вкус молока,
  А не крови, бегущей из порванных жил.
  Если вздыблена шерсть, если страшен оскал -
  То спроси-ка сначала меня, как я жил.
  (Мельница - "Песня волка")
   Фарриэт.
   ...Дома уже догорают, исходя густым дымом. Он слепит и ядом вползает в горло, душит...
   -Вира!
   Крики. Вопли, предсмертные всхлипы, лязг кривых мечей, конский топот и ржание, метание теней в сумраке. Запах гари, плотный дым, хаос вокруг. Сумка с плохо завязанной горловиной, из которой торчат заячьи лапки, падает на землю, а я кашляю и бегу между огромных факелов, что раньше были домами, ищу, зову...
   -Виорэль!!!
   На меня налетает всадник на хрипящем коне, рвет удила, разворачивает его и замахивается в мою сторону ятаганом. Я пригибаюсь от блеска лезвия, бросаюсь на него и выбиваю собой из седла, вцепившись в горло. Даже не соображаю, что делаю. Я же не убийца! Но сейчас...
   Вот дом моих друзей, но я знаю, что живых внутри нет. Кочевники не берут таких пленных, а здесь они уже побывали. Дым забирается в горло, выцарапывает глаза и разъедает легкие. Я сгибаюсь к земле в приступе кашля. Не зря они поджигают дома, им это в помощь. И повязки на лицах - тоже не зря...
   -Виорэль, отзовись!
   Я в беспорядке мечусь между домов, натыкаясь на безжизненные, окровавленные или полуобгорелые трупы, а то и на самих кочевников. Худо-бедно отбиваюсь, и в панике бегу дальше. Умом понимаю, что искать уже некого и нечего, но только умом, а вот смириться как!?...
  
   Я с придушенным воплем сквозь зубы изогнулась во сне и вцепилась в подушку, затаившись на кровати напряженной пружиной. Рядом не было никого, а коридор между нашими комнатами просматривался в сером утреннем свете.
   Как часто бывало после кошмаров, я долго лежала, застыв на скомканном одеяле и напряженно всматриваясь в пустоту нечеловеческими зрачками. Потом медленно расслабилась, словно уговаривала на это сама себя. Села, спустила ноги вниз и опять застыла, свесив спутанные волосы до колен и закрыв глаза.
   Уже несколько лет этот сон не приходил, но как только появилась новая надежда, прошлое ожило и набросилось на меня. Я попыталась унять дрожащие руки, убеждая себя, что мне нечего больше бояться. Я пришла сюда, и моя надежда оправдалась.
   С ней я куда угодно пойду, хоть на край света, если понадобится.
   Но как же трудно вот так, пока тебя никто не видит, пытаться угомонить себя, спокойно встать и выйти наружу.
   Я потянулась к лежащей рядом, на полу одежде. На правом сапоге подошва вот-вот отвалится, пора бы поискать новые. Жаль эти, правда, совсем недорого обошлись, к тому же долго так прослужили... Ладно, как окажемся где-нибудь там, где есть рынок, нужно будет себе об этом напомнить.
   Шатаясь, пока никто не видит моей слабости, я пошла к выходу. Срочно нужна холодная вода.
  
  
   ***
   Нэнайе.
   Я, похоже, заснула после своего ночного приключения, а проснулась позже всех. Прежде всего проверила, не приснился ли мне кинжал. Лезвие из белого металла так и лежало рядом с подушкой. Ну, и как это все объяснить!?
   Нужен совет. То есть буду собирать совещание. Быстро одевшись, я прихватила новое оружие, и поспешила в зал, откуда доносились голоса.
   Все мои спутники, уже проснувшись, сидели за столом, только Ксайф с демоном, которым не хватило стульев, находились на диване. Привычной напряжённости между ними не было, но девушка всё равно держалась так, чтобы между ними было расстояние не меньше ладони.
   -Подведём итоги? - спросил Динар, опираясь ладонями о поверхность стола. Ему тоже, видимо, пришла в голову мысль о совещании. Он заметил меня и кивнул. Я до поры до времени встала в проёме, привалившись к нему плечом, и решила сначала послушать.
   -А какие итоги? - Фыркнул вампир. - Мы вообще зря пришли. Ни Дархартэ, ни ответов. Теперь ещё нужно будет в ускоренном темпе двигаться, чтобы успеть выйти из этого леса хотя бы за два дня.
   -Ну, с этим можно поспорить. - Неуверенно отозвался тёмный эльф, потирая бровь мизинцем. - Он, по крайней мере, хоть что-то нам оставил.
   -Да ладно? - Вампир откинулся на спинку стула и показал шарик из скомканной бумаги. - Мне он сказал, чтобы я отправился в клан за помощью эльфам. Как в тот раз. Можно подумать, я и так иду в столицу не для того, чтобы телепортироваться домой и привести вам эту помощь! За нами ведь до сих пор должок.
   "Ага!" - подумала я - "Вот в чём дело".
   -Значит, ваши мысли сошлись. - Отозвался демон со своего места. Сандар тут же развернулся вместе со стулом, сбалансировав на одной ножке, и уделил ему всё внимание.
   -А что он сказал тебе? - Напористо поинтересовался он. Похоже, вампир временами прощупывает всех, кто вызывает у него хоть намёк на подозрение. А демон, как ни крути, не может его не вызывать хотя бы из-за своей сущности.
   -Чтобы я не подвёл. - Демон повёл одним плечом. Вампир прищурился, но решил поверить на слово.
   -И много это тебе дало?
   -Ничего нового. - Вздохнул Даркан. Сандар кивнул и обратился к Ксайф.
   -Не подумай, что я допытываюсь, просто интересно... Что у тебя? Если не секрет.
   -А смысл секретничать? Написано, что я на правильном пути. - Почему-то хмуро отозвалась девушка, изучая свои ногти. - А по поводу эльфийской библиотеки ни слова. Это значит, что я найду там что-то нужное? Или как это понимать?
   -Понимай так, что продолжай идти туда, куда шла до этого. - В проёме появилась Фарриэт. Она была босая, со ступней на пол стекала вода, но выглядела полукровка бодрой. Явно с чем-то для себя определилась.
   -Может, и ты расскажешь? - как бы невзначай спросил вампир, повторяя жест Ксайф и рассматривая ногти. Фарриэт усмехнулась, проходя мимо него к столу, и взяла с него кружку с чем-то, исходившим паром. Я только сейчас обратила внимание, что на столе стоит несколько таких кружек. Наверное, кто-то заранее заварил всем по одной. Даже могу угадать, кто.
   Тем временем полукровка осторожно попробовала свой отвар, и присела прямо на пол спиной к водопаду.
   -Ты, конечно, можешь думать, что пришёл сюда зря, но я получила то, чего ждала. - Она пристально посмотрела на вампира. - Это хорошо, что вы начали рассказывать о записках. Доверие не будет лишним, потому что нам ещё предстоит идти вместе.
   -Ты идешь с нами? - удивился Динар. Она в ответ мягко улыбнулась. Совсем не похоже не прежнюю нервную Фарриэт. Эта даже светилась от внутреннего спокойствия.
   -Я не буду обузой. Дархартэ в послании сказал, что моя сестра жива. И с ней всё в порядке, потому что она находится у тёмных эльфов. Там её приютили.
   -У тёмных? Почему? - Не понял вампир. Фарриэт скрестила ноги и поставила кружку рядом с собой, решив подождать, пока её чай остынет.
   -Она наполовину тёмный эльф.
   -Погоди. Я запутался. - Подал голос Даркан. - Ты у нас полуоборотень, и на четверть светлый эльф. А она наполовину тёмная эльфийка. Я прошу прощения, но у вас необычная семья! Если учесть ещё то, что Дорго был лично знаком с твоей матерью.
   -Могу рассказать. - Она пожала плечами. - Моя мать, наполовину светлая эльфийка, была охотницей.
   -Охотница-полуэльф? - вампир снова развернулся и подался вперёд. - Мелиандра!?
   -Да, она была одна такая. - Кивнула Фарриэт. - Ты был с ней знаком?
   -Нет, к сожалению, но наслышан. - Сандар покачал головой. - Дочь одного из основателей ордена охотников, светлого Антуриона. И ты его потомок? Да ты полна сюрпризов...
   -Я знаю. - Спокойно отозвалась наёмница. - Мама ушла из ордена из-за отца, но он умер ещё до моего рождения. Она растила меня одна. Потом, когда я подросла, ей довелось помочь тёмному эльфу. Его ранили - она лечила. У них завязался роман, и он остался с нами. Он был для меня хорошим отчимом, заботился по своему, даже научил нескольким фразам на эльфийском... - Её глаза подёрнулись поволокой воспоминаний, и она на несколько секунд замолчала. Потом перевела взгляд на нас.
   -Но там случилось что-то, о чём я не знаю, и он ушёл. А мы уехали из приморского города к самому Шалийскому полуострову. Это центр материка, самая южная его часть. - Пояснила она отдельно для меня.
   -И что, он не вернулся? - тихо спросила Ксайф. Наёмница качнула головой.
   -Больше я его не видела. Даже родовое имя не знаю, так что вряд ли найду. Но это уже неважно. Так у меня появилась сестра.
   Она сделала паузу, снова пробуя чай. На этот раз сочла его приемлемым и сделала несколько глотков.
   -С вами там случилось что-то плохое? - тихо спросил Динар. Фарриэт покосилась на него прежним, осторожным взглядом.
   -Ты и вправду умеешь читать по лицу. - Заметила она и наклонив голову, неуверенно пригладила волосы, убирая их со лба. Ей явно не хотелось вспоминать, но раз уж начала говорить о доверии, придется идти до конца.
   -Да, случилось. Вире исполнилось семь лет, когда на наше поселение напали кочевники. Я была на охоте и когда вернулась, они почти закончили. Дома сгорели. Мама погибла, а Вира пропала. Я не верила, что она умерла, но никто мне помогать не хотел. И только недавно я узнала от одного охотника, что Мелиандра, ещё будучи охотницей, общалась с Дархартэ. Тот ей даже покровительствовал, и сам сделал амулет. Она потом отдала его мне, а я - Вире, для защиты. Только она его всё равно не носила... Это всё, что у меня от неё осталось. Если мудрец знал маму, то и её кровь сможет найти. Вот я к нему и пришла.
   -Надеюсь, вы найдёте друг друга. - Диннариэль задумчиво помассировал подбородок и спросил: - Скажи, как звали её отца? Хотя бы просто имя.
   Она нахмурилась.
   -Не помню полного имени. Я звала его Рион. Но насколько знаю, это окончание каждого третьего эльфийского имени.
   -Да. - Признал Динар. - Что ж, ты права. Найти его так просто не получится.
   -Меня не он волнует. - Фарриэт подняла голову и посмотрела на сидящих за столом. - Раз я так много о себе рассказала, то что было в ваших записках?
   Взгляды почти сразу уткнулись в Тамина, самую скрытную личность во всей компании.
   -Быть с вами откровенным. И просто быть с вами. - Поведал принц своей кружке. Он с утра был слишком тихим, даже для обычного себя. И содержание записки явно сократил.
   -У тебя уже неплохо получается! - Иронично подбодрил его вампир. И поднял голову, посмотрев мне в глаза. - А что у тебя?
   -Смотреть в корень, но это не самое главное. Сейчас я вас всех удивлю. - Я подошла к столу и положила на него атам.
  
  
   ***
   -Что это? - спросил нахмурившийся Сандар.
   -Даркан? Что это? - Динар переадресовал его вопрос, глядя на демона. Тот сидел на диване, замерев как статуя, и пристально глядя на клинок, словно увидел перед собой давнего знакомого. Причём плохого знакомого. И сейчас пытается понять, чего ожидать от него.
   Эльф повторил вопрос, и демон отмер.
   -Хм-м. - Протянул он, опускаясь, и я поняла, что он до этого привстал с места. - Не ожидал. Правда, не ожидал. А где ты его взяла?
   -Вот вам новость для осмысления: мне ночью его дала Бастия.
   Демон поморщился.
   -Опять она!?
   -Это плохо? Она сказала, что это может ранить архидемона. Она сказала правду?
   -Правду. - Он усмехнулся. - Меня этот клинок, к примеру, убьёт моментально. Даже прикасаться к нему мне не стоит. Хотя как знать, после изгнания я стал меньше восприимчив к таким вещам...
   -То есть тебе наконец-то дали оружие против архидемона? - Уточнила Ксайф. - Так это же первая отличная новость за весь последний месяц!
   -Его дала Бастия... - Как-то неуверенно возразил Даркан.
   -Какая разница, откуда оружие? Главное, что оно сможет одолеть наше великое и до этого непобедимое зло. - Ответила она недовольно. - Мне кажется, это не повод для таких переживаний, Даркан.
   Я про себя отметила, что она впервые за всё время назвала его имя. Демон, кстати, тоже это отметил, и постарался спрятать улыбку.
   -Кстати, мы теперь знаем и имя нашего вражины. - Я взяла стул с другой стороны комнаты, притащила его к столу и наконец-то добралась до своей порции утреннего чая, к которой уже привыкла. - Бастия сказала, это Арэй. Имя кому-то знакомо?
   Демон сокрушённо прикрыл глаза. Что-то мои новости его совсем не радовали.
   -Он силён? - Спросил Динар. Даркан уже ушёл в свои мысли, но на вопрос ответил.
   -Для кого как...
   -То есть? А я с ним справлюсь? - я улыбнулась, считая такой вопрос почти шуткой, но он ответил серьёзно.
   -Да.
   -Что, он до такой степени слаб? - Я даже чай отставила.
   -Неважно. Ты точно справишься. - Задумчиво ответил он. То ли в этот момент Даркан думал о чём-то другом, то ли о том же, что и я, но это его почему-то отвлекало.
   -Ну, с атамом ты теперь это точно сделаешь. - Бодро заключила стихиарий. Даркан наконец вернулся в эту реальность, но по-прежнему не выглядел счастливым. Даже облегчения своей соседки по дивану не испытывал.
   -От аватар чего угодно можно ждать, но хорошего - в последнюю очередь. Очень уж они любят интриги. Мне бы очень хотелось знать, чего они добиваются.
   -Даже мне стало интересно - поддакнула ему Фарриэт, уткнувшись носом в кружку. Я последовала её примеру. Демон покосился на наёмницу. Наверное, как и я заметил, что сегодня она даже выглядит необычно. Как-то более женственно, что ли? Наверное, это из-за одежды, состоящей лишь из закатанных штанов, обнажающих ноги, и простой белой рубашки. Непривычно. Но когда она снова обвесится оружием, заплетет волосы и наденет свою куртку, мы узнаем её прежнюю.
   Ксайф заметила его взгляд и как-то странно зыркнула на демона, а потом отвернулась. Ха-ха, ревнует что ли?
   -В общем, я сомневаюсь в том, что тебе помогли из доброты душевной. - Даркан покачал головой. - Но, ладно. Факт остаётся фактом, Най получила священное оружие, а значит, и весомый шанс на победу. Так что мы действительно многое здесь получили. Но пора бы и честь знать. Время не ждёт.
   -Да, пора собираться - Фарриэт подняла кружку, допивая свой чай.
  
  
  
  Глава 27.
  
   Сборы слегка затянулись. Сначала мы приготовили утренний улов вампира, отыскав у отшельника кухню, потом мы с Ксайф ходили мыть посуду.
   Я так и не решилась спросить у нее про демона. Может, причиной всему только амулет, но я же видела, что он временами смотрит на нее, как кот на недосягаемую сметану! Она, правда, ни разу не заметила. Но и сама пару раз точно косилась с задумчивым лицом.
   Однако если там что-то и намечается, это слишком личное. Да и она же у меня ни о чем не спрашивает. А у меня все очень интересно...
   Общались мы с эльфом вроде бы так, как и раньше, но я как-то вдруг поняла, что это общение давно стало очень близким. К примеру, нам обоим уже было непривычно порознь спать. А если вспомнить сон, где мысли были как на ладони... Не знаю, что будет, но от себя его не отпущу. И он тоже.
   Но заводить разговоры на тему: "и что же это между нами, и на какой же мы стадии?" я не спешила. Во-первых, все еще не была уверена в себе. Что, серьезно!? Динар - и я? А во-вторых, меня и так все устраивало. Если начну разбираться, то все испорчу. А сейчас, пока есть возможность, лучше наслаждаться тем, что уже есть, чем гнаться за чем-то еще. Хватит и того, что он рядом со мной.
   Будь я одна, давно ушла бы в размышления. Однако мы с Ксайф натирали тарелки, обе не молчали - делились впечатлениями от посещения Дорго. И я и она были разочарованы, ожидая гораздо большего (я и вправду надеялась на инструкции) но к утру решили, что так даже лучше. Действительно, наша ведь жизнь: все уже сами решили, и не дело бегать с сомнениями по мудрецам. Но несмотря на то, что вполне могли обойтись и без этого визита, не жалели. Не каждый день ходишь по дому легенды, и сидишь за его столом!
   Хотя Ксайф напомнила, что вампир говорил Фарриэт, а ему до этого сказал Динар, что мы потеряли время, и теперь желательно поспешить. Мы согласились с этим... и начали наводить чистоту еще медленней. Атмосфера здесь была такая спокойная, что даже думать о дороге, а тем более в спешке, не хотелось.
   Остальные, собираясь и проверяя, не забыли ли чего, тоже не слишком торопились. Наверное, часа два прошло, прежде чем мы собрались внизу у воды, решая, какую именно из тропок выбрать.
   Все решили за нас: из деревьев вышел тэллир, о котором я благополучно успела позабыть. В повисшей тишине обошел нас, подойдя к воде, склонился и начал пить.
   Мы старались не мешать, пока он не уберется подальше. Однако зверь и не собирался уходить. Обернувшись на нас с каким-то намерением (к сожалению, по звериным мордам никто читать не умел) он тронулся с места и вошел в воду чуть ниже по течению. Вода не достала выше его колен даже на середине. Тэллир вышел на другой берег и опять обернулся к нам.
   Вроде как он был чем-то недоволен.
   -Что он делает? - Сандар перехватил сумку поудобней, но не сдвинулся с места.
   -Может, хочет чтобы мы уже ушли отсюда? - Предположил Динар, не отрываясь от зверя.
   Тот покосился на меня, и я не сразу поняла, что меня касается чужое сознание. Словно кто-то не сильно толкал лбом в лоб. Я постаралась податься навстречу и что-то успела уловить.
   "За мной"
   -Кажется, он хочет, чтобы мы шли за ним - сообщила я неуверенно. - Но мне могло и показаться.
   -Тебе - не могло. - Убежденно сказала Ксайф. - Дорго же сказал, что предупредил зверя о нас? Может, он попросил его и дорогу нам показать? Кому как не ему знать все местные тропы?
   Тэллир пару раз дернул кончиком хвоста исел, продолжая выжидательно смотреть на нас. Затем не выдержал и мотнул головой в сторону леса: он явно не мог понять, как мы не понимаем очевидного. Для большей наглядности ему оставалось только нарисовать плакат.
   Решив, что хотел бы съесть - съел давно, мы пошли к указанному им броду.
  
  
   ***
   Где-то это уже было - подумала я. Впереди идет опасный зверь, который ведет себя как-то несоотсветствующе облику, и выводит из леса к безопасному месту. Иногда оглядывается, проверяя, не разбегаемся ли мы потихоньку по кустам. И пока он идет впереди, никакие другие звери или нечисть, имеющая хоть каплю ума, не осмеливается даже подойти близко . А ты плетешься за зверем и думаешь: а что вообще происходит? Он куда идет - чтобы вывести, или чтобы сожрать в более удобном месте?
   Граций, обнаглев, взобрался на демонского коня, уселся прямо между его ушей и выпрямился почти столбиком, поджав передние лапки, навострив уши и постоянно поводя в воздухе острым носом. Кончик его хвоста, перепутавшийся мехом с черной гривой, подрагивал кончиком. Казалось, что он видит что-то, недоступное мне - глаза метались от ветки к ветке, словно кого-то отслеживая.
   Когда я в очередной раз обернулась назад, поймала взгляд Ксайф, идущей сзади. Та кивнула на заросли, и я увидела, что не все местные жители боятся тэллира.
   Листочки странно шелестели, словно по ним перепархивали невидимые птички, и сверху слышалось напевное перекликивание, похожее на то, что я слышала вчера. Именно за этими существами следил мой пушистый, не издавая ни звука, словно не знал, чего от них ожидать, но все равно любопытно.
   В стороне по земле и нижним ветвям, тоже на самой грани видимости, кто-то перемещался, любопытно высматривая чужаков. Каке-то не то кошки, не то миниатюрные дымчатые леопарды с отсвечивающими глазами...
   -Что... кто это? - не выдержала я.
   -Это же Энелайский лес - сзади меня, судя по тону, Динар улыбнулся. - Если и существуют взаправду единороги, дриады, духи леса и феи, то встретить их можно именно здесь. Те зверьки, которых ты заметила - лиури.
   -Они опасны? - обернулась Фарриэт.
   -Нет, они только наблюдают. Неизвестно , кто они и откуда взялись, но лиури очень сильны магически. Если захотят - то их никто не увидит, не говоря о том, чтобы поймать. А кто остальные... Неизвестно. Их никто не помнит.
   Перекликивания наверху перешли в песню, льющуюся на самой грани слышимости. Мы затихли, прислушиваясь к чарующей музыке, и так шли, пока сопровождающие нас не отстали, и песня не утихла позади. Тогда сделали обеденный привал на поляне, но не задерживались - тэллир во время него нетерпеливо мелькал в деревьях со всех сторон, кружа в ожидании, когда же мы, наконец, поднимемся.
   Как ни странно, кони от его присутствия почти не нервничали. Только вчера ночью фыркали, и с утра отчаянно не хотели лезть за ним в воду, но потом то ли смирились, то ли особой опасности от него не учуяли...
   Когда мы уходили с поляны, я уже уйдя в деревья, зачем-то бросила взгляд назад и вздрогнула. Поляны не было - позади возвышался прежний дикий лес.
   До демона первым дошло, что с дорогой что-то не так. Он недоверчиво косился то на хвост тэллира, покачивающийся впереди, то назад, то задирая голову к верху, и наконец, высказался:
   -У кого-то еще есть странное ощущение, что мы идем странно быстро?
   -Ты о чем? - не поняла Фарриэт.
   -Лес кончается. Мы должны были идти по нему до ночи, и остаться здесь минимум на одну ночь, а он часа через два закончится.
   -Ты уверен?
   Даркан подумал, пожал плечами.
   -Когда только вошли сюда, было то же самое. Чем дальше в лес, тем выше магический фон и какой-то насыщенный. Тут природных источников, наверное, не меньше трех... Но сейчас эта насыщенность спадает. Делается обычной, как у самой границы. А ведь до нее еще должны быть долгие часы пути.
   -И как же это? - удивилась Ксайф. - Я бы не сказала, что мы идем так быстро!
   -Пространственные точки - подал голос Тамин, и на него опять почти все обернулись - кроме тех, кто шел сзади него. - Я слышал о них от дворцового мага. В эльфийском лесу их совсем мало, еще бывают на островах, а здесь их просто не быть не может. Вы понимаете, о чем я говорю?
   -Кажется да, рассказывали при обучении ... - неуверенно вспомнил Динар. - Говорили, что раньше были маги, которые могли устанавливать их сами, и проще говоря "спрямить путь". Но как они это делали, сейчас никто не знает. Здесь, выходит, есть уже готовые?
   Опомнилась Ксайф:
   -Что за точки? Я такого вообще не слышала.
   -Как сказать... - демон нахмурил брови, пытаясь подобрать слова. - Это точки, где пространство как бы складывается вдвое, и когда наступаешь на такую точку, следующий шаг делаешь уже не в том же месте, а за несколько верст оттуда. В общем, считай что телепортируешься, только не слишком далеко - однако путь действительно облегчает. Эти судя по всему, природные, потому что их даже никто не чувтсвует.
   -Ну как сказать, никто... - протянула я, глядя на тэллира. Он не шел прямо, как по нитке, а иногда слегка менял направление, словно от ориентира к ориентиру. Или к точке.
   -Остается только сказать Дорго спасибо - хмуро отозвался Динар. - Наверстаем хоть немного упущенного времени. Значит, к вечеру уже будем у деревни?
   -Ты ведь про Залесье? - уточнила Фарриэт. - Выходит, что да.
  
  
   ***
   Залесье оказалось не просто затюханной деревенькой в стороне от основных трактов, и потом почти забытой; раньше, когда ситуация с нежитью была в здешних местах еще слишком обостренной, в этом месте распорядились быть посту, и поставили сторожевую башню. Не поскупились ради этого даже на камень, доставляемый с горных каменоломен, и на рабочих, воздвигших строение в рекордные сроки.
   Долгие годы чаосвые несли пост, вглядываясь в темные леса, но со временем напряжение спало. Поток нечисти, по первому времени после драконьего переселения лезущей из леса, как тараканы из зажженой печи, постепенно иссяк. Энелайский лес тоже оправился, и начал служить своеобразным фильтром - его загадочных жителей не могли миновать даже стригои.
   Все утихло, и необходимость выплачивать повышенное жалование здешним стражам отпала. Башня практиески опустела - теперь вахту несли один-два человека - и обросла деревней. Место для жилья выдалось выгодное - край Энелайского леса и дальние окраины эльфийского, соприкасавшиеся здесь, не были запрещенным для прохода местом, и изобиловали дичью и ценным пушным зверем, а чуть в стороне и далее к горам, через древнюю просеку, лежал путь к каменоломням, через который иногда шли гномы, державшие путь для торговли в приграничные эльфийские города и в Эльвию.
   Потому селение, расположившееся в изгибе реки в тени старой башни, хоть и не кишело жителями, но смогло позволить себе трактир, в котором хоть и не бывало изобилия постояльцев, занимающих все места, но кое-какой доход получался.
   Правда, где именно находится этот самый трактир, в сумерках с возвышенности, на которой обрывался лес, сказать было трудно. Потому мы, уставшие, решили разделиться и поискать одновременно с двух сторон, наповнив себе нападающих, которые решили наступать одновременно с двух направлений.
  
  
   ***
   Диннариэль
   Cандар никогда не признавался в том, когда именно слышит, а то и намеренно слушает мои мысли или хотя бы намерения, но сейчас явно это делал. Иначе с чего бы ему вдруг встрепенуться и почти слово в слово спросить у демона то, над чем я думал последние минуты, пока мы шли по темной улице, разыскивая возможное место ночлега?
   -Даркан, в драконьем лесу я видел, что было после того как я вырубил бестию. Ты едва наизнанку не вывернулся, защищая её и рыжую. И Динару один раз точно спину прикрыл. Я может, чего-то не пойму, но ведь в твоих интересах лишь следовать за ними, пока каким-то образом к тебе не решит вернуться амулет? Откуда такое странное рвение?
   Демон вздохнул - он, похоже, уже давно ждал этого подобных вопросов.
   -А ты разве имеешь что-то против моей помощи?
   Тут уже я не выдержал и усмехнулся, прервав внимательное разглядывание еще одного двухэтажного здания, похожего на то, что нам было нужно.
   -Никакая помощь не бывает лишней, и против лично тебя уже никто ничего не имеет. Просто интересно, почему ты встал на нашу сторону? Неужели стало жаль нас, или этот мир?
   Демон пнул какой-то камушек и обернулся.
   -Мне теперь жить в этом мире, так что... да. Вас стало жалко. И сейчас у меня есть реальная возможность повлиять на события и хоть как-то обезопаситься, вместо того чтобы струсить и спрятаться. Действовать куда надежнее.
   Сандар обошел его, двигаясь дальше, но потом все-таки опять поинтересовался:
   -А разве тебе не становится хоть иногда не по себе оттого что ты сейчас идешь против своих же?
   Демон посмотрел на него как-то особенно мрачно.
   -Ты смотришь со своей точки зрения. У тебя есть клан, и тебе трудно представить, как можно повернуть против них, да и вообще как можно действовать против кого-то, кто раньше был своим... Но вы все, кажется, забываете, что я демон. Причем изгнанный. У меня нет никаких своих. Нет права возврата. И помогать кому-то из нечисти мне нет никакого смысла.
   Я не увидел в его лице фальши, но почему-то подумалось, что не так уж он, наверное, молод. Наверное, успел повидать в жизни всякого - от тех же своих, к примеру.
   -Мне следует понимать это как то, что если даже амулет перейдет от Ксайф к тебе, ты все равно останешься с нами и будешь помогать в борьбе с архидемоном?
   Он слегка вздрогнул, но потом покачал головой в ответ на какие-то свои мысли, и наконец, ответил:
   -Да. Мне меньше всего хочется лезть в самую гущу событий и обращать на себя внимание. Но другого выхода, похоже, просто нет.
   -В каком это смысле?
   -Я же сказал - мне здесь жить. Значит, ваши проблемы теперь и мои тоже. - Он подумал и добавил, тихо и неуверенно. - К тому же если он появится здесь и получит власть, мне...
   Вот честно - я уже признал Най своей. Я рад ей в любое время, и если она начнет снова отбирать одеяло или будить меня среди ночи, или опаивать сонным зельем ради того чтобы я выспался, буду только умиляться. Но сейчас я только раздраженно выдохнул, сдерживая короткое ругательство, когда она и стихиарий выскочили на нас из-за угла, оборвав Даркана.
   Тот опомнился и захлопнул рот. Баррык, ведь мы почти его разговорили...
   -А пока вы тут гуляете и любуетесь звездочками, мы нашли трактир! - радостно сообщила моя единокровка, едва не прыгая на месте от нетерпения. - Ну, то есть на нем единственном есть вывеска, похожая на свинью, которая подавилась яблоком и от этого издохла в судорогах...
   -Фарриэт со светлым уже там! - подтвердила стахиарий - и там такие мясные запахи, что это подвиг, что вместо того чтобы пойти с ними, мы пошли за вами! Пойдем!
   Ну вот что вам стоило появиться на пару минут позже?..
  
  
   ***
   Нэнайе.
   Внутри помещения под запоминающейся вывеской оказалось неожиданно людно. В углу стол оккупировал кто-то в плаще с капюшоном, натянутым до самого носа, в центре энергично жевали четыре гнома в дорожной одежде и с внушительными секирами при поясах, группа местных жителей сидели у стойки, болтая с хозяином, да еще пару столов заняли судя по всему, наемники. Нам тоже досталось два стола, ибо за одним мы не умещались, и мы сдвинули их вместе, натаскав себе стульев. Свободные места, конечно, еще остались, но если верить краткому рассказу эльфа о Залесье, такой наплыв посетителей здесь мог случиться только раз в несколько месяцев.
   Пока Динар, Фарриэт и Сандар традиционно совещались о том, как идти дальше, я клевала носом. То ли тэллир пропустил некоторые точки, то ли они вскоре попросту закончились, но вместо обещанных Дарканом пары часов мы добирались все четыре. Хорошо, что комнат наверху хватало, и можно будет вскоре нормально вымыться и упасть спать.
   Главные умы нашего похода поти сразу пришли к выводу - можно ехать к тракту. Так быстрее, и к завтрашнему вечеру мы достигем приграничного города, Аверанты.
   На стол поставили ужин: несколько глиняных горшочков с картошкой, и рядом общую тарелку с засоленными огурцами. Особыми изысками в стороне от трактов не баловали. Наверное, поэтому большая часть посетителей не особо задерживалась. Двое местных уже ушли, оставшиеся трое тоже явно не собирались затягивать с посиделками.
   Наш молчаливый менестрель, перевязавший волосы пестрой тесьмой, до этого почти не притронувшись к еде, взял лютню и отправился к стойке на одно из освободившихся мест. Вскоре оттуда донеслась ненавязчивая мелодия, разбавляющая атмосферу.
   Взглянув в его сторону, я увидела, что к Тамину подошел человек за стойкой и что-то говорит, склонившись к уху. Тот повернул к нему голову и иногда кивал, продолжая перебирать струны вслепую. Потом он поменял мелодию, и даже заиграл по-другому, громче и уверенней.
   Тихий, но чистый голос запел, вплетаясь в струнный перелив и навевая мысли о тропе, единственном, что есть в жизни странника, о бескрайних степях, о вольном и одиноком ветре, что запутался в древесных кронах над головой.
   Я плохо различала слова, но пелось что-то о тех, чей дом дорога, постель - трава, и жизнь - вечный круговорот из светлого и черного. Уж не знаю, как описать это, но мне очень редко доводилось слышать такое раньше у себя, в своем, уже полузабытом мире. Там так петь почти никто не умел.
   Гомон немного утих. Кто-то из гномов принял слова близко к сердцу и заказал еще кружку; местные тоже не торопились уходить.
   -Негласная традиция - пояснил Сандар, сидящий через угол от меня. - Менестрель получает как минимум серебр, если посетителям понравилась песня. А потом еще проценты, если совсем уж раскачает толпу.
   Песня кончилась, и двое из тех, что сидели у стойки спохватились, что им давно пора домой. Эльф продолжал сидеть, склонившись над лютней, задумчиво глядя вниз, словно рядом никого не было, а он присел в стороне от дороги и решил сыграть самому себе. Даже не фыркнул, отводя от глаз свесившуюся прядь.
   В трактире стало потише, и я отчетливо услышала следующую песню. После первых строк я даже развернулась и подалась поближе в его сторону, пытаясь не упустить ни слова. Для кого он пел? Может и вправду для себя? Или о себе?..
  ...По забытой дороге, мимо камня распутья
   Поведут меня боги, не смогу повернуть я.
   И не спросят - хочу ли, не услышат вопросов.
   Для богов это игры, двигать пешками - просто.
   Мы шагаем по клеткам, своих судеб не зная.
   Для размена монетки, за кого умираем?
   Или козырь я скрытый, в рукаве чьём-то спрятан?
   Впереди все размыто - ничего не понять мне.
  
   Я хотел бы остаться на своем перекрестке,
   Самому сделать выбор, неизвестный и жесткий.
   Даже если конец мой, будет точно таким же,
   Все равно будет легче, и роптать буду тише...
  
   Тяжела моя просьба, и не слушают боги.
   Выбирать - это роскошь, что дается немногим.
   Я не знаю, к какому направляюсь финалу,
   Мне судьба улыбнётся, или встретит оскалом?
  
   ...Может, встретиться завтра доведётся со смертью
   Мне не ведомо это, только, боги, поверьте.
   Мне противны те игры, где на шахматном поле
   Не фигурки - а жизни игроков поневоле...
  
   Я не заметила, как это началось. Наверное, стоило насторожиться, когда гномы ушли, и остались только мы и несколько незнакомцев по углам. Трактирщик гремел чем-то под стойкой. Лилась мелодия лютни, заканчивающая песню, и все вроде бы было спокойно...
   Первым заметил неладное Даркан, и едва не опрокинул стул, выставляя перед собой руки. Основная масса стрелок до нас не долетела, сгорела, но некоторые только задымились, и вжикнув мимо, нашли свои цели.
   Незадолго до этого наемники сделали вид, что часть их компании решила отсесть, и теперь, разрядив арбалеты, подорвались с мест и кинулись на нас с двух сторон.
   Я заметила, как под столы нырнула Ксайф, и уже оттуда швырнула огненный комок в лицо нападающему; почти одновременно с ней упал со стула Динар. Сандар размылся в тень и кинулся на первого подбежавшего, но тот к его сожалению оказался оборотнем, и парочка пошла громить стены друг другом.
   Я чудом увернулась от того, кто выбрал своей целью меня, отскочила назад, снова пригнулась и полоснула его по руке свободной рукой с выпущенными когтями. Пнув ему под ноги стул, схватила второй и опять отскочила, вытаскивая из ножен меч.
   На Тамина с кинжалами полетели сразу двое. Он, в упор глядя на первого, слитным движением слетел со стула и размахнувшись, отоварил первого лютней по голове. Инструмент жалобно треснул и переломился; наемник рухнул на пол аки срубленное дерево. Второй замахнулся ножом, но эльф проворно вскочил на стойку, оттуда на спину трактирщику, только начавшему выпрямляться, и, схватив с полок пузатую бутылку, запустил ею в лицо противнику.
   Все это - только в первые секунды. Дальше - канитель, удары, злобные вопли, хрип, гудение огня. До Ксайф добраться пытались многие, но на столе находился Даркан, и эти многие своего так и не добились.
   Начавшись так внезапно, драка почти сразу и кончилась. Злобно взвыла Фарриэт, вырывая болт из плеча и засаживая его в грудь едва не придушившему ее человеку. Достал-таки своего противника Сандар, разбив ему лицо наручем. Даркан что-то прошипел, и трое из нападавших в панике принялись стряхивать с себя бледный огонь. Тот самый, что в плаще, оценил обстановку и решил, что мы превосходно справимся и без него, и выскочил на улицу прямо через окно, высадив стекло.
   Особого вреда огонь никому из противников не причинил, но заставил нападающих замешкаться. Один тут же получил рану на руке, другому досталось вскользь по уху.
   Наверное, никто из них не собирался складывать головы из-за каких-то там монет, которые в их жизни еще будут. Почуяв, что мы сейчас оправимся от нападения и дадим сдачи, подлые трусы все как один разбежались. Кто в окно, следом за заказчиком, кто в дверь, кто на кухню, к черному входу.
   Пара секунд - и в зале остались только мы с трактирщиком, спрятавшимся под стойку, а теперь ошарашенно изучавшего хаос и обломки.
   Сандар с отвращением оттянул от себя рубашку, пропитавшуюся кровью. Болты ему особого урона не принесли, хотя ноги держали слабо. Ксайф аккуратно вылезла из под стола, держась за голову. Динар прислонился к столу. Его арбалетный болт только задел по руке, распоров рукав куртки. Тот потемнел от крови но эльф словно не замечал раны. Тамина я увидела уже в углу, он вытаскивал из кого-то тонкие метательные ножи.
   -Что это было? - рискнул поинтересоваться демон.
   Отреагировал темный эльф.
   -Нас ждали. Сейчас нужно двинуться за сбежавшим заказчиком. Это светлый эльф, может быть, полукровка. Догоним - многое узнаем. Сандар, ты в состоянии ходить?
   -Я до этой твари и ползком доберусь! - отрывисто пообещал вампир.
   Наскоро подобрав оружие, Динар с вампиром и наемницей кинулись в погоню. На улице зафыркали отвязываемые от коновязи лошади, потом раздался затихающий стук копыт - и все.
   Со мной и Ксайф остался только Тамин, с печалью изучающий погибшую лютню, и Даркан, которого темный эльф на бегу попросил присмотреть за нами.
   -Эй, уважаемые! - из под стойки вылез хозяин с листочком бумаги, на котором уже успел что-то наспех набросать. - Вы гляньте, что сделали! Что натворили-то, а!? Я этот трактир всю жизнь строил, каждую лавочку своими руками сколотил, а что сейчас с этими лавками!? Платите за убытки! - возмущенно кинулся он на Тамина, сидящего прямо на стойке.
   -С этим вопросом не ко мне. - Ответил тот флегматично.
   -Интересненько!! Знаете, сколько раз я тут такое слышал, наломают мебели, бардака наведут, а потом только отмазываются! Разбирайтесь как хотите, но тут уже на восемь серебров будет, где мне прикажете из взять!?
   Эльф все-таки повернул к нему голову, свесив волосы через плечо.
   -Разрушения произошли по вине того, кто натравил на нас наемников. Вы это видели. Сейчас его притащат, и требуйте с него сколько вам будет угодно.
   Трактирщик возмущенно встопорщил усы.
   -Еще неизвестно, побежали ваши его ловить, или просто смылись! Знаете, где я видел такие отмазки!? Платите немедленно, сами потом с него все стребуете!!
   -Обратитесь к старосте или стражам - если не ошибаюсь, у них есть полномочия разбираться с такими вопросами. - отвернувшись, посоветовал Тамин. Хозяин через плечо пригрозил нам, что за разгром его заведения всех живых тут как следует потрясут, и скрылся за дверью позади стойки.
   -Пойдем на второй этаж, что ли? - Предложил демон, вскидывая сумку на плечо. - Хоть вещи разместим. Сейчас тут будут долгие разбирательства. Надеюсь, светлого таки поймают, иначе и вправду все оплачивать придется нам.
   Он проводил взглядом Ксайф, которая собирала по полу деревянные бусины из разорванного браслета. У нее я такого не замечала, значит, это один из оберегов Фарриэт.
   -Кстати, эльф - обратился он к Тамину снова. - Ты сам сочиняешь свои песни?
   -Какие сам, какие от других слышал - уклончиво ответил тот. Судя по состоянию лютни, а так же его финансовому состоянию, снова запеть ему грозило не скоро, и это читалось по недовольному лицу.
   -А конкретно эту, последнюю? - не отставал Даркан.
   -Последнюю - не слышал.
   -Понятно... - проронил демон, и легко взбежал по ступеням, позвав уже сверху: - Ну что, вы так и будете ждать хозяина там, или все-таки хотите отдохнуть?
   Не зная, какая комната чья, все пришли в дальнюю от лестницы.
   -Может, в карты сыграем? - предложил демон, глядя на наши нерадостные лица. Я переживала о том, как проходит погоня, и не случилось ли чего, Ксайф просто не ожидала нападения и до сих пор пребывала в легком шоке, с Тамином же все было как обычно.
   -Я не знаю, как играть - сообщила я мрачно, пялясь в темное окно, забранное дешевой слюдой.
   Демон достал из сумки деревянную коробочку и предвкушающе усмехнулся.
   -А я сейчас покажу!
   -Я, наверное, не откажусь - решила Ксайф и подвинулась ближе. - Все равно ждать. Сдавай, сейчас в процессе все объясним. Тамин? Ты как, присоединишься?
   -Я тоже не знаю, как играть.
   -И тебя научим! - Приободрилась девушка, заполучив в руки семь карт и рассмотрев выпавшую масть. - Итак, правила нехитрые: старшая карта бьет младшую своей масти, но есть несколько хитрых старших карт, которые бьют и другие масти. Вот, например, рыцарь всегда бьет оборотня, если только оборотень не попадается пиковый. А дракон бьет всех подряд, кроме красной дамы...
   К концу пробной игры я поняла правила, и даже Тамин втянулся, с проблеском интереса принимая розданную в очередной раз карту.
   Во второй, уже не тренировочной игре, Даркану не повезло с мастями, и он проигрался в пух и прах. Выбившая его Ксайф радовалась, как коробке шоколада, и утверждала, что перед началом игры условились играть на желание, и у нее оно есть. Демон отнекивался, говоря, что лично он ни на какое желание не соглашался, но тут присоединилась я, Ксайф подбила на поддержку Тамина (тому, в принципе, было все равно, лишь бы поскорее разобраться с этим вопросом и продолжить игру) и демон смиренно заслушал вопрос, заданный в качестве желания: кем он был раньше?
   -Это нечестно.
   Ксайф развела руками.
   -Карточный долг!
   -Давай другое желание! Хочешь, залезу на подоконник и прокукарекаю? Три раза.
   Ксайф задумалась над такими соблазнительными перспективами, но потом непреклонно покачала головой.
   -Вопрос - ответ! И скажи спасибо, что я чего похуже не спрашиваю. Например, сколько тебе лет! - пригрозила она.
   -Да уж, страшно до жути - с сарказмом ответствовал демон. - Раньше я был демоном.
   -Эй, нечестно! Я не это спрашивала, и ты и сейчас демон.
   -Неа. Сейчас я непонятно что. И если задаешь вопросы нечисти, будь поточнее с формулировкой. Надумай ты продать душу, осталась бы с носом - и он бессовестно заржал.
   Ксайф насупилась, и бывший демон неожиданно смилостивился.
   -Да собак я воспитывал. Адских, конечно. Если не иметь на теле ни одной царапины и не поворачиваться к ним спиной, такие душки!
   -Засчитано. - Приободрилась стихиарий. - Вступаешь через два хода, или подождешь конца игры?
   -Подожду.
   Даркан встал и прошелся по комнате, разминаясь, и подошел к окошку.
   -Итак... - Я смотрела в свои карты, понимая, что запомнила не все правила. - У меня предложение перемирия и обмена.
   -Кого меняешь?
   -Даму с веером.
   -Ну... неинтересно. Еще кого?
   -Даму льда?
   -Не вздумай, она хитрая - подсказал Тамин, который раньше меня сориентировался. - Лучше отдать с веерной кого-то из рыцарей, и в обмен сможешь получить... темного мага, или рыцаря со щитом. Ксайф, получше прячь карты, я половину увидел.
   -А ты туда не смотри! - Возмутилась девушка так, словно он заглянул ей в вырез рубашки, и сразу же прижала карты к полу.
   -Эй - демон подал голос от окна, и голос оказался каким-то странным. - Тихо. У меня для вас две новости: хорошая и плохая. С какой начать?
   Раздался наш со стихиарием хор одновременно про хорошую и плохую. Демон послушал Ксайф.
   -Когда присылали разведчика, никто так и не узнал, что среди вас есть я: это хорошая новость. Они прислали псов снова, на этот раз свору: это новость плохая.
  
  
   ***
   Прежде чем я успела осознать, что это значит, Тамин встал, подошел к двери и закрыл ее на все засовы - целых два.
   -Что делать? - спросил он спокойно.
   Только после этого мы с Ксайф вскочили кинулись к окну - но там еще никого не было.
   По мне лучшей идеей было залезть под кровать и не двигаться, но предлагать этого я не стала - засмеют, да и места там на всех не хватит.
   -Насыпать круг солью? - предположила я, лишь бы что-нибудь лпянуть. Демон обернулся, явив недоуменное лицо.
   -У тебя с собой заговоренная соль?
   -Нет. - Я растерялась. - Я вообще-то пошутила. А что, это работает?
   -В основном да... - подумал он и тут же вернул меня с небес на землю. - Но не против ищеек. Псы - нечисть высокого класса, их можно только задержать щитом. Причем не всякому магу это удастся. Сразу предупреждаю, что я к сильным магам не отношусь.
   -Что можно сделать еще? - снова поинтересовался Тамин.
   -Сжечь? - С надеждой поинтересовалась Ксайф, воспламеняя зажатый кулак. Демон покачал головой.
   -Вы не знаете, с чем имеете дело. Эти псы могут спокойно ходить по горящим углям и лежать в костре. Ты ничем не сможешь им навредить. Убить их можно только серебром или специализированным заколдованным оружием. Раны от любого другого на них затягиваются моментально.
   -Так что делать!? - я начала паниковать.
   -Идеи есть... - демон начал копаться в своей сумке. - Можно сбить их с толку и сбежать. Я могу сделать так, что они потеряют наш след. Лошадей, как я помню, мы у коновязи оставили, так что седлать не придется: уже плюс...
  
  
   ***
   На первом этаже таверны располагался только зал и кухня, причем оба помещения примыкали к передней стене, выходящей окнами на улицу и колодец у входа, из которого поили лошадей у коновязи. Зал перегораживала стойка, с одной стороны которой была лестница, а с другой - двери на кухню и во двор.
   На втором этаже был только коридор и ряд дверей. Единственное окно, выходящее на улицу, осталось в коридоре, и чтобы увидеть псов нам бы пришлось выйти из комнаты и подойти к окну - чего, разумеется, никто не стал делать.
   Больше всего я боялась, что псы, уже почти добравшиеся до трактира, наткнутся на наших воителей, кинувшихся в погоню. Я до сих пор помнила разум, защищенный шипами и кипящий безумием; эти твари будут рвать все, что движется...
   ...Даркан быстро извлек из мешочка пару круглых черных камушков и вложил их в руки Ксайф. Свои ладони он положил и сжал сверху и опустил голову, едва шевеля губами. Связь с амулетом, похоже, до сих пор работала исправно, потому что он скоро открыл глаза и забрал камушки себе.
   -Что мне всегда удавалось - так это иллюзии... - пробормотал он, открывая засовы на дверях.
   План провалился на первом же этапе. Мы не успели подойти к окну, когда с лестницы послышался дробный стук когтей, и в коридор вошел пес. Уви полыел нас, и глаза зверя полыхнули алым, кажется, даже прочертив след в воздухе.
   -Chtor! - приказал Даркан, вскинув руку. Псина уставилась на его ладонь и встала на месте.
   Демон повел рукой влево-вправо; морда зверюги поворачивалась следом за ним.
   -Это тоже твой знакомый!? - нервно хихикнула я.
   -Я знаю всю стаю. Идите мимо, я его держу. Он только разведчик - стая на подходе - монотонно отозвался демон, пристально глядя на пса.
   Ксайф осторожно скользнула за его спиной к стене и открыла окно, выходящее на улицу. Не обращая внимания на ворвавшийся в коридор ветер, она высунулась наружу почти по пояс, подбросила один из камушков в ладони и зашвырнула в темноту.
   Я не услышала плеска, но стихиарий прокомментировала:
   -Попала.
   И влезла обратно.
   Демон щелкнул пальцами свободной руки, и пес заметно заволновался, но тут же снова замер.
   -Теперь идите. Счет пошел.
   -А... ты? - Ксайф остановилась рядом с ним. Он качнул головой, не открывая взгляда от пса.
   -Нет. Догоню потом. Идите отсюда!
   Из-за окна за его спиной донесся вой.
   Ноги не слушались: вроде и бежишь к лестнице, к спасению, но при этом каждый шаг приближает замершего пса, и с каждым шагом кажется, что он только прикидывается все это время, ожидая момента, когда мы сами подойдем ближе, и можно будет броситься и вцепиться в живую плоть...
   Не шевельнулся даже кончик хвоста. Зверюга только мрачно сопела, когда мы по стенке обходили ее, и куда шустрее спускались вниз, перепрыгивая через три-четыре ступеньки.
   Тамин, шедший первым, кошкой с последней ступени метнулся за стойку; мы с Ксайф такими ловкими не были, и по-простому пригнулись к полу, прошмыгнув под спасительное прикрытие.
   Искренне надеюсь, что вся деревня давно спала и на улице никто не шатался; за окнами творилось что-то невообразимое. Рев, рявканье, возмущенное ворчание, скрежет и треск: судя по всему, забраться в узкий колодец сразу ни у кого не получилось, и теперь они пытались разобрать его. Демонский манок работал на славу.
   Пространство за стойкой было усыпано битым стеклом, рассыпанной в спешке бумагой, попадавшей с полок посудой и одним трупом наёмника. Переступать через него было особенно трудно - очень уж крупный, зараза, чуть не споткнулась.
   На лестнице послышался уже знакомый стук, и оттуда в зал молнией слетел тот самый пес. Черным промельком высадил окно и кинулся к остальным, расковыривающим колодец. Открывая дверь за стойкой, я думала что Даркан сейчас спустится следом, раз отпустил разведчика, но никто за нами не шел.
   Окунувшись в уличный холод, мы прикрыли за собой двери и замерли в ожидании. С улицы доносились звуки раздираемых досок и расшвыриваемых камней вместе с землей вместе с перепуганным ржанием коней, на которых ищейки в азарте не обращали внимания.
   -За бочки! Живо! - страшным голосом прошипел вдруг Тамин, и прихватив нас за воротники, потащил за ряд разгруженных бочек во дворе.
   Стоило укрыться за ними, как демон наверху активировал другой камень. Ищейки прекратили прорываться к воде и кинулись наверх, к новой цели. Но даже ослепленные приманкой, они не потеряли своей обычной предусмотрительности и разделившись, ворвались сразу все двери, включая те, через которые мы только что вышли.
   Если бы до принца не дошло, что нужно спрятаться, нас бы уже разделывали на вырезки, филе и мозговые косточки.
   Когда хвост последнего пса скрылся внутри, мы поднялись и во весь дух побежали за угол трактира, к коновязи. Казалось, что время замедлилось - стена тянулась так медленно... За уголом могло быть что угодно. Может, один из псов оставлен на страже. Может, лошадей все-таки только что загрызли, и нам придется убегать своими ногами, и тогда нас точно догонят. Может, вместо убитых лошадей там лежат истерзанные вампир, наемница и вместе с ними...
   Лошади уже почти бесновались, а времени усмирять их не было - только привязать сумки с вещами к седлам. Нам помог Раскат: стоило отвязать его, как он рыкнул на одного коня, цапнул за круп другого, и призвав их, таким образом, к порядку, неожиданно подставил мне бок, ворча от нетерпения. Тамин взлетел на своего коня, Ксайф - на одного из чужих - и шкер опрометью кинулся в темноту, уводя их за собой.
   -Мы что, так его и бросим!? - донеслось до меня сзади голосом стихиария сквозь свистящий в ушах ветер, когда мы почти достигли деревьев. Я обернулась - она осаживала коня, оглядываясь назад.
   С ней поравнялся Тамин, тоже замедляя ход.
   -Он знает, что делает. И он сказал тебе уходить! - бросил он, шлепнув ее коня по крупу, и тот снова пустился вперед следом за шкером. Пара секунд - и Залесье скрылось за изгибом холмика.
   Сначала я думала, что демон приказал своему коню - неизвестно как - просто увести нас прочь отсюда. А между тем к трактиру, возможно, уже приближаются наши спутники, которые об опасности ни слухом, ни духом! Но когда попыталась притормозить его, конь только упрямо мотнул головой и рыкнул так, что я ощутила вибрацию в его боках.
   Больше я его трогать не пыталась.
   Оказалось, что зверюга лучше меня знала, куда направляться, и уже через пару минут столкнулась нос к носу с темным эльфом.
   Когда из темноты на тебя вылетает храпящая оскаленная черная тварь, в этот момент напоминающая кого угодно, но только не коня - меньше всего думаешь обрадоваться. Эльф с коротким возгласом полоснул мечом перед собой - Раскат в последний момент присел, вскинул голову и махнул перед собой передними ногами, со свистом пропоров когтями воздух.
   -Динар! Это я! - закричала я, вцепившись в повод так, что пальцы заболели. Сзади заржали кони светлого эльфа и стихиария, тоже осаживаемые. Шкер грохнулся обратно на четыре ноги и рычал, вздыбив гриву, до тех пор, пока Целитель не убрал клинок.
   -Что ты... вы здесь делаете!?
   Из темноты за его спиной возник Сандар - опять внезапно.
   -О, не выдержали ожидания?
   Следом за ним из чащи шагнула Фарриэт, ведущая в поводу коней. Светлого, за которым они кинулись в погоню, нигде не было. Уже успели допросить и убить? Быстро...
   -На нас наслали стаю адских ищеек. Даркан остался отвлекать, а мы пошли за вами - кратко обрисовал Тамин, успокоив своего коня, и добавил: - Сказал, что надо бежать со всех ног. Мы бежим.
   Раскат вдруг взбрыкнул, наподдал крупом - и я с воплем вылетела из седла. То ли чудом, то ли Зверем успела извернутсья и упасть хотя бы на ноги и ладони, снова ободрав их о мелкие сучки.
   -Что за!?..
   -Это значило - слезай с моего коня. - Спокойно сказал откуда-то взявшийся Даркан.
   -А ты здесь откуда!? - изумилась я в свою очередь.
   -Ты умеешь "прыгать"? - впечатлилась Ксайф.
   -Быстро бегать - отозвался демон, чей облик голосу не соответствовал: бледное лицо и одежда - особенно были изодраны рукава. - А где светлый!?
   Сандар явно удержался от того, чтобы не указать невинно на Тамина, мол, да вот же он.
   -По пути расскажем - пришел к выводу Динар, перехватывая поводья у Фарриэт и выводя коня на пригорок, к проложенной там тропе. - Нужно как можно быстрее уносить ноги, и времени на болтовню нет.
  
  
   ***
   Как они рассказали - если можно было назвать разговором перекрикивания с седел на бегу - светлого вампир настиг еще до перелеска, буквально в версте от деревни; однако когда подоспели остальные двое, только вампира и обнаружили. Причем в бешенстве, что неудивительно. Подлый эльф пустил рядом с собой морок, и пока Сандар преследовал обманку, враг за его спиной спокойно активировал телепортационный амулет - кстати говоря, вещь весьма и весьма дорогую...
   ...У меня впервые получилось не распугать лошадей, а отдать им четкий приказ. Или же не получилось ничего, а они просто последовали за вожаком.
   Демон впереди, склонившись над его шеей, не переставал бормотать что-то неясное, но ритмичное. Вокруг будто стлался туман, раздаваясь перед лошадиными копытами, и тут же смыкаясь позади хвостов. Судя по гулу в ушах, он творил что-то очень сильное, закрывая наши следы. Но это не была перестраховка.
   Ночь так и прошла в безумной гонке между монстрами-деревьями, тянущими к нам высохшие скрюченные пальцы-ветви. Мы будто вечность неслись по полузабытой тропе среди мелькающих в темноте светлых бликов чьих-то глаз - их обладатели не рисковали пуститься в догонку, но явно облизывались нам вслед. Мы будто стремительно плыли по туману на одурманенных лошадях - ни одна нормальная не стала бы стремглав нестись по лесу в темноту.
   Впереди мелькал светлый шарик, зажженный демоном у него над плечом, для ориентира. Его конь в чарах не нуждался, а остальные шли за ним как бусины по натянутой нитке.
   Иногда мы давали им отдых и пускали шагом, напряженно прислушиваясь к лесной полутишине. Потом опять безумная скачка... Вой ветра в ушах, отдающий отголосками где-то сзади... Отголоски подгоняли меня, а вместе со мной лошадей, и все это слилось в моем воспоминании в единую полосу скорости, страха и темноты.
  
  
   ***
   Небо с утра затянуло плотной пеленой облаков, и высыхающая трава в этом неуверенном свете казалась седой. На краю леса она росла гуще, спутывалась в космы, равномерно стелясь и по кочкам, и по ямкам. Я опасалась, что кто-то из лошадей может сломать ногу в коварной кочке, если я буду и дальше гнать их. Меня уже мутило от долгого раздвоения сознания и я отпустила выдыхающихся животных.
   И почувствовала себя так, словно всю ночь скакали именно на мне.
   Спутники спешивались.
   -Что ты сейчас слышишь? - обеспокоенно спросила Ксайф.
   Бледный, как упырь Даркан - а как вы думали, кто начаровывал нам ровную дорогу в чащобе все это время - стоял, держась за стремя, и судя по пустым глазам, считал листья наверху. Но вопрос услышал, покачал головой.
   -Они ушли. Я не чувствую их.
   Динар ловко, одним движением оказался внизу и протянул ко мне руки. Я вздохнула, расслабилась, и упала на него мешком.
   К чести эльфа, он не дрогнул и стащил меня-тряпочку с седла, поставив рядом с собой и обнимая за плечи, чтобы я не пала еще ниже.
   -Раз псов нет, то нет смысла добивать коней. Остановимся на час и напоим их, да и сами перекусим - решил тёмный эльф.
   У запасливой Фарриэт к седлу осталась приторочена сумка с едой из трактира - она успела отнести ее еще до начала ужина - и теперь дело было за костром. Меня оставили посидеть у дерева - по их словам, мой вид вызывал только слезы и желание добить. Я сердечно поблагодарила за заботу и любовалась на то, как они, костеря местную флору, расчищают от спутанной травы место для кострища и расходятся в разные стороны в поисках подходящего сухолома.
   Со мной на первое время остался только эльф, вроде как - сторожить. И пока я отсиживалась, он укутал меня в плащ, нашел у Фарриэт три фляги с водой - ее хомячность определенно начала мне нравиться - и по очереди обошел коней . Не ахти какая помощь бедолагам, но хотя бы напоить их с ладони и успокоить у него получилось.
   -Динар?
   -Что?
   -Это ведь было последнее поселение по пути к эльфам?
   Эльф пожал плечами и сел рядом со мной.
   -Может, еще какая избушка попадется по пути, но я сомневаюсь. Тем более, что по тракту мы не поедем.
   -Почему?
   Он посмотрел на меня.
   -Как думаешь, кто послал за нами наемников и псов?
   -Не знаю... Светлые эльфы?
   -Я тоже не знаю, но думаю, что если бы нас хотели убить - послали что-то серьезное. А эти скорее всего ошивались там, ожидая нас, чтобы дать знать своим. Но решили, что и сами с нами справятся, что хорошо для нас. Но плохо, что вестник все равно сбежал. И если до этого владыка Настиерэль не знал о Тайном Звере, то теперь нас попытаются уничтожить прежде чем мы доберемся до своих. В наших интересах добраться как можно быстрее хотя бы до приграничья, по самым коротким дорогам.
   -Значит, поползем по окопам... - Я посмотрела на его мрачное лицо и снова решила дать волю любопытству. - Так а ты сам хочешь вернуться туда, или нет? Повидать родных. Просто лицо у тебя какое-то совсем нерадостное.
   -По-моему, легко догадаться, что с семьей у меня отношения не сложились - усмехнулся Динар.
   -Но я могу об этом только догадываться. Нет: если не хочешь, не рассказывай... Не так уж важно.
   -Как таковой семьи в человеческом понимании у меня почти нет. Я как Фарриэт: только сестра осталась, однако я хотя бы точно знаю, что она жива, и где она.
   -Как ее зовут? - поинтересовалась я.
   Он вместо ответа посмотрел на меня как-то грустно.
   -Ты ведь ее видела?
   Мне стало как-то неуютно.
   -О чем ты?
   -Да ладно. Думаю, прежде чем меня найти, тебе пришлось изрядно порыскать там, во сне.
   -Я ничего не высматривала - пробурчала я, отворачиваясь.
   -Я этого и не говорил. Эй, не надо кукситься - эльф приобнял меня, привлекая к себе. - Я не огорчен. Меньше рассказывать вслух. С Сандаром было почти так же: не все из того, что он обо мне знает, я ему рассказывал. Но и ему, и тебе, я бы мог повторить свою историю - для приличия.
   Я пожевала губами.
   -Даже если и видела мельком, то ей было не больше восьми лет.
   Глядя в сторону, он тепло улыбнулся воспоминаниям.
   -Ее зовут Кассарантэль. В переводе примерно как "метательная звезда", и с именем наши родители попали в точку. Она Sinla.
   -Кто? - я наморщила лоб. Он даже произнес это слово как-то по особому, словно почетное звание или статус.
   Он опомнился, удивленно посмотрев на меня.
   -Тебе разве не рассказывали? Ах да, когда бы... Ну, время у нас есть, и я объясню. Для начала ответь, ты ведь уже поняла, какое место в обществе занимает здесь женщина?
   Я почти не думала - несмотря на то, что почти не задерживалась на одном месте, местные реалии уже узнала.
   -Если она не вооружена до зубов, или не опасна каким-то иным образом, то место ее на кухне, в роли придатка к печи. Да?
   -Ну, это ты малость преувеличила... Хотя в общем, так и есть. И у эльфов дела с этим обстоят похоже. Наши девушки, правда, считаются неприкосновенными в плане любого насилия так же, как маленькие дети. Их просто рождается меньше, отсюда, наверное, и такое отношение. Но при всей бережности, при том, что эльфийке могут быть прощены многие капризы и выходки, ее мнение в важных вопросах может совсем не приниматься в расчет. Ее судьбу решают родители - а затем и муж. И не всегда она выбирает его самостоятельно.
   -И что, так со всеми? У людей хоть какое-то разделение.
   Он пожал плечами.
   -Находятся, конечно, мудрые личности, которые с виду покоряются чужому выбору, но воздействуют на своих покровителей тайно, направляя туда, куда нужно им. О таких говорят - шепчущая в ухо. Однако для тех девушек, которым жизнь в постоянном подчинении, или компромиссе не мила, поступают иначе. Как бы тебе объяснить...
   В общем, считается, что у нашей богини несколько ликов и имен. Интара - сильна и непокорна. Отсюда пошло "право Интары", которым может воспользоваться любая эльфийка, достигшая тридцати пяти лет. Для нас это примерно восемнадцать по людским меркам. Девушка, которая не желает исполнять обещания своих родителей, или просто хочет свободы, объявляет себя независимой - или, иначе говоря, Teyani Sinla.
   -А на нашем языке что, аналогов нет? По сути это ведь свободная женщина?
   -В том и дело, что в вашем языке не то что синонимов, даже примерного представления об этом нет. В общем, эльфийка объявляет себя свободной, и с этого момента, и до конца дней, ее положение меняется. Она становится свободна от любых клятв и обязательтв, а иногда и от своего рода - нередко от девушки, ставшей Sinla, семья отрекалась.
   И вообще, девушка получает свободу в прямом смысле слова - ей вообще никто больше не указ.
   -Что, даже ваш правитель?
   Он покосился на меня.
   -Никто - в смысле родственники и мужчины, равные или низшие по статусу. Итак, свободная эльфийка имеет право говорить наравне с мужчинами, обучаться мужским ремеслам, сражаться вместе с ними и вести любые дела от своего лица. Может носить мужскую одежду и оружие, становиться телохранителями, уходить в путешествие по миру. Обращение к ней меняется с обычного "tey", на "stey". Приставка "S" характерна только для них и правителя, к которому обращаются "Sterr".
   -Так это же мечта! - удивилась я. - Как у вас там тогда вообще еще остались несвободные эльфийки, если можно просто дождаться нужного возраста и заявить: "Хочу быть как Интара"?
   Он засмеялся.
   -Думаешь, все так просто? Как там у вас говорят: любишь карамель - люби и котел мыть?
   -Первый раз это слышу. Но допустим. Что не так с этими свободными эльфийками?
   -Она многое получает - но и теряет не меньше. Никто больше не оберегает ее. Никто не обращается с прежним уважением и бережностью. Не открывают двери, не уступают места. Могут ударить - и хотя сразу огребут сдачи, это воспринимается как обычная стычка между мужчинами. К ней предъявляются те же требования, как к мужчине, и ответственность у нее такая же. Строго говоря, она становится в положение мужчины: разве что тело остается женским. Sinla могут выходить замуж и иметь детей - этого права они не лишены. Однако очень, и очень редкий мужчина захочет иметь жену, которая в чем-то его превосходит - а чтобы стать Sinla нужен как минимум твердый характер и смелость.
   -У твоей сестры это есть.
   -Это точно. - Динар хмыкнул. - Она воспользовалась правом сразу, утром в день своего рождения. Мы с ней долгое время поддерживали связь перепиской. Касс пошла в обучение оружию, и оказалась в приграничной страже. Сейчас она одна из наставниц и обучает других - среди которых немало таких же как она.
   -Ты можешь гордиться своей сестрой - заметила Фарриэт, подходя к нам с охапкой хвороста.
   -А ты помнишь свою? - брякнула я не подумав. Но эта тема уже не была для нее больным местом. Полукровка задумчиво пощекотала за ухом Грация, опять устроившегося у нее на плече.
   -Ей было семь. Совсем малышка. Она постоянно собирала цветы и делала букетики, которые или несла домой, или раздаривала знакомым. Такие чистые, ясные глаза... - Она склонила голову набок, словно разглядывала сестру в уме. - И цвет запоминается...
   Она отвлеклась от видений и пристально взглянула на эльфа.
   -Ты ведь можешь сказать, куда попадают эльфийские сироты, когда попадают в Савенну?
   Эльф посмотрел на нее с оттенком сочувствия - наверное, вариантов у сирот было много, и искать их потом трудно.
   -Думаешь, она в столице?
   -Так не я думаю. Мне так сказали.
   Динар задумался.
   -У нас не бывает детских приютов. Ребенка, о котором некому позаботиться, берет под опеку тот, кто может себе это позволить. Она наверняка была кем-то удочерена. Или как минимум воспитывается кем-то, кто растит из нее помощника. Какой-нибудь швеей или цветочницей.
   -И найти ее будет так же легко, как иголку в траве - заключила Фарриэт.
   Эльф кивнул.
   Наемница вздохнула и принялась молча расчищать место для костра.
  
  
   ***
   Фарриэт.
   Сон, который уже много лет преследует меня, до того въелся в память, что даже наяву я могу вспомнить его так ясно, словно вижу в этот момент. Как ни проси богов, как ни ищи новых страхов и ни старайся забить память другими воспоминаниями - он навсегда останется со мной, как невидимый шрам.
   ...Под обрушенными балками шевелится на ветру край зеленого платья - мама... Я не буду подбегать к ней. Я не стану смотреть на нее. Я отвернусь, не стану запоминать ее мертвой. Меня еще держит надежда, что жива сестра. Ей нужна защита. Моя. Уже только моя. Маленькая осторожна и умеет прятаться, ее нужно только найти...
   Кочевник! Пеший. Почему? Неважно. Одежда его забрызгана кровью и у меня темнеет в глазах. Я уже чувствую сводящую тело судорогу, уже слышу изменения в себе.
   Я никогда не считала себя оборотнем. Это же только наполовину! Это же не страшно! Я никогда не превращалась. Даже коготки выпускала только чтоб не свалиться с дерева, когда устраивала засаду на дичь в лесу. Слух - да пару раз за жизнь, из любопытства разговоры чужие подслушивая! По мне никто и не сказал бы, не заглянув в глаза, что мой отец оборотень...
   Я только добывала пропитание в лесу с помощью самодельного лука, и ни с кем никогда даже не дралась... Но сейчас...
   А сейчас гнать от себя зверя бессмысленно!
   Человек прищуривает раскосые глаза и перехватывает ятаган поудобнее - ждет меня. И я его ожидание оправдываю. Я размываюсь в воздухе, человек словно замедляет свои движения, становится до смешного медленным и неуклюжим...
   Я никогда не убивала людей! Никогда даже не думала об этом! Но тело откуда-то точно знает, как это делать. Тело движется на него, немного в сторону, прямо на лезвие... Руки резко расходятся в стороны как при мощном гребке, одна с силой толкает оружие в сторону, по плоской части меча, другая задевает его по горлу. Вслед за ней летит багрово-черная лента густых брызг. Человек не успевает упасть. Я врезаюсь в него и валю на землю, перед толчком успевая ударом кулака сломать хрупкую шею. Чтобы наверняка.
   Не останавливая движения, взлетаю на ноги и тут же левую, выше колена, обжигает короткой болью. Я не думая резко падаю вниз и уворачиваюсь от второй стрелы, целящей в шею.
   Выдергиваю первую, отшвыриваю в сторону, подлетаю вверх, на стену дома. Лучник медлителен. Он не успевает за мной. Я быстрее, я злее. Я толкаюсь от бревенчатого сруба ногами и лечу на него, уже торжествуя, потому что он не успевает! Не успевает повернуться вслед за мной, стрела лишь вжикает возле уха, а я уже сминаю его всем своим весом. Громкий хруст костей опережает звук порванного горла. Уже зубами, не когтями...
   Еще один, еще... я справлюсь, я должна прорваться, потому что чую запах, след, самый важный в жизни... Лязг, топот, злобные крики, хрипы, изумленные возгласы. Я нападаю молча, но жестоко, потому что они не смеют стоять на моем пути по этому следу! Острая боль в спине, вырвавшийся из горла вой, и мои зубы мертвой хваткой вцепляются в руку с мечом. Я зверь.
   Крик сбоку для меня как удар кнутом. Из погреба кочевники выволакивают за волосы маленькую темноволосую девочку, неумело но яростно отбивающуюся от них маленьким ножом; я сама ей его подарила. Для этих четверых становится неожиданным, когда на них со спин налетает всклокоченное исчадие ада: шерсть в чужой и своей крови, а в глазах больше нет человека.
   Она, улучив момент, шарахается в сторону и скрывается в гуще стелящегося по земле дыма, где поймать ее будет намного труднее. А на меня налетают по меньшей мере трое. Бьют, машут кривыми саблями, нападают, но все равно умирают.
   Разгоряченный зверь скулит от боли, истекая кровью, но все равно жадно гребет землю передними лапами, пытаясь добраться до последнего врага. И даже когда удается перегрызть ему глотку, я не успокаиваюсь, а продолжаю бездумно и бешено рвать чужую плоть, терзать когтистыми лапами, словно могу так же разорвать, уничтожить собственные страхи и боль...
   Я не умерла от ран, хотя когда потемнело в глазах, уже не надеялась выжить. Пришла в себя, лежа ничком на земле, и долго пыталась встать, загребая пальцами пепел. Вокруг стоял смрад горелого, и виднелись только дымящиеся развалины, заливаемые злым солнечным светом, а в деревне уже никого не было...
  
  
   ***
   Отступление.
   Эльфийский лес славился своей нетронутостью и в некоторых местах, даже лютой непроходимостью. О животных и редких птицах, живущих там припеваючи и плодящихся в невероятных количествах, ходило много баек - но проверить, а тем более охотиться на них никто не осмеливался.
   Больше он был известен редкими породами древесины, которые иногда поставляли эльфы, проводящие чистку леса от старых стволов. Одним из самых ценных считалась кошачья лиственница, легко поддающаяся резьбе и переливающаяся золотой искрой. В необработанном и не срубленном виде она была пушиста, как животное, в честь которого была названа, ветвилась часто и мелко, как дикий терновник, и среди ее ветвей было нелегко сразу заметить затаившуюся эльфийку.
   Молоденькая девушка застыла изваянием, почти прижавшись щекой к стреле, положенной на тетиву. Узкое лиственное острие смотрело на молодую косулю, пришедшую на водопой и свежую траву. Но ученица пограничых стражей не торопилась с решением. Только изредка меняла положение стрелы, когда животное внизу переходило на другое место. Она медлила. Черные волнистые волосы, льющиеся по спине, слегка перекладывал ветер, и кроме редкого шевеления стрелой это было единственное движение на ветке.
   Эльфы, особенно темные, не пренебрегали мясом, но если охотились, то со всей осторожностью, только ради питания, только на тех животных, численность которых могла позволить себе небольшой урон, и всегда ритуально просили прощения у своей жертвы. Вот и сейчас эльфийка проговаривала про себя эти слова - уже в четвертый раз, все не решаясь отпустить тетиву.
   Наконец, пришла решимость. Глаза сузились, пальцы чуть подвинули хвостовик, корректируя направление и предстоящий полет.
   Тетива хлестнула, и в боку косули, прямо напротив сердца, будто само по себе выросло черное древко с вороньими перьями. От неожиданности и досады эльфийка на ветке дрогнула, и ее собственная стрела, с пестрыми перьями на хвостовике, упущенная из пальцев, улетела вперед, пронзив воду и скрывшись на дне ручья.
   -Пока ты раздумывала, она вполне успевала издохнуть от старости - холодно сообщила девушка, шедшая к ней по другой ветке. Черные стрелы торчали из ее колчана над плечом.
   Внешне они были схожи - общая правильность эльфийских черт лица, волнистые черные волосы и одинаковая одежда - форма обучающихся стражей. Но все знали, что эта - другая, и мало кто смирился с ее нахождением среди них.
   -Виорэль!? Опять ты! - Не выдержав, первая девушка в раздражении исказила лицо. - Вечно лезешь, куда не просят, вечно мнишь себя лучше всех нас!
   -Это вы так думаете. А я исполняю свой долг. - По-прежнему невозмутимо ответила та, прилаживая лук к плечу. Легко перепрыгнула на другую ветку, потом на следующую, и прошла мимо своей взбешенной соратницы. - Или ты хотела сегодня остаться голодной?
   -Не хватало еще, мелюзга, чтобы ты думала, что это ты нас кормишь! - прошипела первая вдогонку. - Обойдемся и без твоей косу... помощи!
   -Значит, обойдетесь. - Виорэль пожала плечами и в два прыжка вниз, по ветвям, спустилась на землю. - Анри, тебе теперь вытаскивать стрелу не из шкуры, а из воды и камней. И кто из нас после этого ведет себя неразумно?
   Санриэль посчитала себя выше того, чтобы играть в слова с этой... даже не полукровкой! Только мысленно потаскала ее за волосы по берегу ручья, пока переходила с ветки одного дерева, на другое.
   Все они в отряде из восемнадцати эльфиек, были Sinla, и гордились этим. Они сами пришли сюда, сами сделали свой выбор, добились того, чтобы их взяли в обучение, долго шли к цели и вот уже через два года сменят звание с "akari" - ученицы, на "kiaf" - стражи; наденут другие плащи, получат свое оружие и выйдут на самостоятельное патрулирование.
   Это с самого начала был их выбор, и искреннее желание стать стражами, хранящими границы и покой собратьев, должно было, как думалось, поддерживать их, придавать сил и даже давать некое превосходство перед ней - той, которая пришла сюда только потому, что не было иного выбора. У которой такого желания нет. У которой, как иногда казалось, нет никаких желаний. У которой кровь - нечиста, и потому она никоим образом не может быть в чем-то сильнее, быстрее, лучше.
   И ладно бы, если бы в ней чувствовалась только часть человека. С полукровками если не всюду, то в страже уже смирились - лишь бы дотягивали до нужного уровня. Но у Виорэль в родственниках примешался еще и светлый эльф, что наверное, и повлияло на цвет ее глаз. Один синий, другой серый, как она вообще с ними живет!?
   Но она об этом не думала, и с удивительной легкостью почти на всех испытаниях вырывалась вперед. Несмотря на разные глаза, в темноте она ими видела не хуже чистокровного тёмного. Именно эта странная девчонка, которой даже не стукнуло тридцати лет - немыслимо! - раз за разом оставляла гордых Sinla кусать локти, глядя на ее меткость, ловкость и умение находить выход из любой поставленной наставницами задачи, в то время как они немного, совсем на кроху - но все же отставали.
   По этой причине ее в отряде недолюбливали. Однако открытой вражды с ночными драками и гадостями изподтишка уже не было - во-первых, наставницы за такое могли позорно отлупить розгой, во-вторых, у всех эльфиек хватало ума понимать бессмысленность пакостей, которые они бы делали своей.
   Пока, предаваясь этим мрачным мыслям, Анри отыскивала стрелу в холодной воде, Виорэль уже должным образом перевязала косулю и уложила в охотничью сумку.
   -Мастер Архен отвел нам время до трех часов пополудни. Пора возвращаться.
   И не дожидаясь ответа - вряд ли он будет наполнен особым смыслом - разнокровка поднялась и направилась в сторону города. Без звука перекривив ее, Анри наконец нашарила стрелу и выдернула из ила. Приуныла, разглядывая слипшееся оперение. Теперь точно прикажут менять. А ведь если бы не эта глазастая, то ее, Анри, стрела, могла сейчас торчать из косули!
   -Что там у тебя? - донеслось сверху? Анри, все еще пребывая в раздражении от того, что придется добывать новые перья, парой заковыристых фраз обозначила ситуацию, попутно намекнув на подозрение примеси еще и демонской крови у более удачливой охотницы, что сейчас уносила ее несбывшийся трофей. И только потом, отведя таким образом душу, поняла, кто это спрашивал. А Кипраэль на дереве уже выпрямилась, горя зелеными глазами.
   -И у тебя увела? Все!! Эта грязнокровая мне надоела!! - Прошипела она, и ловкой кошкой перепрыгнув через две ветви сразу, последовала вдогонку за упомянутой.
   Оставшись одна, Санриэль выругалась еще раз.
   То, что с Виорэль лучше не связываться, понимали все девушки - кроме этой. Та до сих пор не забыла, из какого рода ушла в стражи, и полагала, что прежние привилегии перенеслись сюда вместе с ней. Безродная и неполнокровная Вира, никак не считающаяся с ее единственно правильным мнением, и превосходящая почти по всем параметрам, была ей как рыбья кость в горле.
  
  
   ***
   Вира уже прошла через открытые створки ворот учебного комплекса, когда Ипра догнала ее.
   -Торопишься выслужиться, пока никто не видит? - злорадно предположила она в спину. - Все надеешься, что Архен станет относиться к тебе лучше? Бедненькая Вира - посочуствовала эльфийка, сложив губки. - Никак не смирится с тем, что здесь она никто, и ее до конца жизни будут гонять до синяков и переломов. В отличие от нас. Будь уверена, мастер выбъет из тебя всю дурную кровь вместе с оставшейся, но даже тогда из тебя не выйдет полноценного стража! Перед кем ты вообще пытаешься распушиться!? - закончила презрительно она.
   Ей удалось - опять. Удалось задеть.
   -Ты со всеми так вежлива, или только с теми, кому завидуешь? - Виорэль остановилась и повернулась. Сумки при ней уже не было; передала поварам.
   -Ты можешь тешиться этими мыслями! - Почти выплюнула Кипраэль. - Можешь думать, что я всего-то завидую, и что я такая одна . Можешь думать, что когда-то это закончится, и тебя примут все, а не только эти две идиотки. Но хоть на секунду ты задумывалась, что это все происходит только из-за того, что тебе просто не место здесь? Что как бы ты ни пыталась доказать всем, что достойна, умна, и вообще пример для подражания, ты все равно остаешься собой - безродная грязнокровка, кошмарная помесь, которой вообще не должно было родиться на свет!
   -Да чего ты от меня хочешь!? - Виорэль не выдержала, вспылила. - Какое тебе вообще до меня дело, ты-то у нас без сомнений, идеал во плоти!
   Зеленые глаза сузились, а между ресницами будто блеснуло отравленное лезвие.
   -Да того, чтобы ты убралась отсюда, и больше не дурила головы ни наставникам, ни себе. Не выйдет из тебя стража, как и светлая кровь не выйдет никогда. Не может грязнокровка, дочь грязнокровых, охранять границы чужой родины!
   Тут терпение лопнуло, как струна. Вира стремительно взметнула руку к колчану и шагнула вперед. Ипра не успела опомниться, как острие наконечника замерло в пяди от ее глаза, а в спину уперлась стена. От страха ни слова не вырвалось из горла: такой разнокровку еще ни разу не видели. Взгляд разных глаз по ту сторону стрелы сейчас был поистину демонским.
   -Чем эта стрела отличается от твоей? - вкрадчиво спросила Виорэль. - Она так же остра. Так же легка. И так же убьет любого, на кого укажу. Ей все равно, какая кровь течет в пальцах, что держат ее хвостовик. Лишь бы хватило силы. А у меня хватит. Не сомневайся. Так что держи свой глупый язык за зубами. Мое терпение не бесконечно.
   Выдержав так несколько мгновений, которые Кипраэль показались минутами, разнокровка в полном молчании убрала стрелу. Тихо скрипнула тетива.
   Виорэль развернулась к проходу, но успела сделать только шаг, пока не поняла, что смотрит на наставницу, стоящую в проходе изваянием и излучающую холод на добрую сажень от себя. На молодом лице недобро сверкали цепкие глаза.
   -Забавно - процедила та. - Я-то думала, что даже самый извращенный ум не воспримет формулировку приказа как "Можете охотиться друг на друга".
   Разнокровка склонила голову, то же самое сделала и соперница за ее спиной, все еще не отходящая от стены.
   -Наставница Шаркаин...
   Та сдвинула брови к переносице и жутко усмехнулась.
   -Но я отчего-то не удивлена. - Она выдержала паузу и резко бросила:
   -Кипраэль - за мной. Я тут на досуге придумывала, какое наказание достойно тебя, и ты тут же дала повод. Виорэль - ты переоденься, и к мастеру Архену. С полным отчетом. Пусть сам думает, что с тобой сделать.
   Несмотря на то, что фантазия наставниц на наказания была очень богата, и зазнавшуюся akari ждали одни из худших часов в ее жизни, она успела через плечо бросить на разнокровку взгляд, полный мстительной радости.
   Мастер Архен, руководитель и куратор их училища, не обладая резкостью наставницы Кассарантэль, считался куда худшим истязателем, как на тренировочной площадке, так и в плане наказаний. Особенно он усердствовал в отношении Виорэль - если за все десять с чем-то лет пересчитать все перечищенное ею оружие, его хватило бы на вооружение армии. Не говоря о вымытых поверхностях и часах, проведенных без сна на бесмысленной страже коридора у спален. А синяки и ссадины, оставленные после его уроков, не успевали сходить: чаще всего для демонстрации нового приема или удара он выбирал именно ее, в упор не замечая учебный манекен.
   Она давно уверилась в мысли, что напоминает мастеру какого-то смертельного врага, или того хуже - тёщу - которая у него наверняка есть. Но от этой версии легче не становилось.
   Пока она перед беседой спешно переодевалась после охоты, облачаясь в стандартное тёмно-синее одеяние обучающегося, ему наверняка уже доложили об инциденте. Только в комнате, застегивая пуговицы на рубашке, у нее наконец задрожали пальцы. Открытая угроза оружием - жизни соратницы! Да за такое он скорее всего, возьмет стальной прут из заготовок для оружия, и как следует выбъет ее вместо старого пыльного ковра, и это в лучшем случае. В худшем она вообще здесь не задержится .
   Поднимаясь по лестнице, она размышляла: а не было ли это все спланировано заранее?
   Кипраэль всегда была несдержанной, но обычно только бросалась короткими оскорблениями в спину, или поливала грязью за глаза, пока думала, что разнокровка ее не слышит. А сегодняшняя нападка просто из ряда вон. И Виорэль повела себя не лучше - поддалась на провокацию. Даже если Ипра и не продумала это заранее, то сейчас, даже надраивая котлы, наверняка от души хохочет, предвкушая её позорный уход.
   Ступени кончались слишком быстро. За столько лет она выучила их количество, и знала в "лицо" каждую - там небольшая выщербинка, там пятнышко в камне. Внутренний отсчет, который она машинально вела с конца, подходил к нулю, и ей смертельно хотелось замедлиться, передвигая ватные ноги не быстрее солнечного луча, ползущего по стене - и вместе с тем побежать, чтобы наконец кончились эти проклятые ступени и она перестала мучиться в неизвестности - если он решил выкинуть ее отсюда, если решил, что она не стоит его усилий, она поймет это сразу.
   Однако лицо у мастера оказалось непроницаемым.
   Мастер Дантрион де Архен ждал провинившуюся akari на террассе третьего этажа, сидя за небольшим столом и заваривая себе чай. Невозмутимый, как скала эльф налил в чашку из одного, из другого заварника, взял ее в руки, но пить пока не стал, устремив на нее свинцовый взгляд. Темные волосы как всегда убраны в хвост, резкие черты лица и кажущиеся вечно строгими изломанные брови. Со скулы на шею уходил рваный шрам не то от когтя, не то от зазубренного клинка, который как ни странно, отлично вписывался в его облик: матерый ожесточенный вояка, не сохранивший ни капли жалости.
   Сесть он ей не предложил; оставил стоять в четырех шагах от себя, и первую минуту молчал.
   Осмелившись взглянуть на него, чтобы попробовать прочесть что-то во взгляде, девушка тут же снова уставилась на свои сапожки. Глаза эльфа, серые, как сталь его клинка, переливающегося узорами булата, смотрели так тяжело, что становилось не по себе. Она явно его разочаровала.
   Всегда разочаровывает.
   ...Почти пятнадцать лет назад, когда ее привезли сюда, она чувствовала себя бездомным котенком, сидящим у стены на улице - всем нравится, всем мил и пушист, но никому не нужен. Человек, который нашел ее после пожара, решил, что маленькая эльфийка, которую он принял за чистокровную, оставила в Савенне своих родных, и те вознаградят его за её возвращение. Она узнала это не сразу, и боялась его тогда больше кочевников - думала, если поймет, что за нее никто не даст ломаной медяшки, то свернет шею.
   Пограничные стражи отказались пустить его, но за спасение все же отплатили из своих карманов. Хорошие попались, совестливые.
   Два дня продержав ее в караулке, пока выясняли, кому она может приходиться родней, стражи так никого и не нашли. У эльфов не принято бросать детей, но ее кровь останавливала возможных опекунов. Неизвестно, как все сложилось бы дальше, не загляни на пост с проверкой тогдашний начальник стражи. Решив, что караулка - не место для девочки, он на время отвел ее к местной травнице. Та не была особой любительницей детей, но решила, что в будущем ей не помешает расторопная девочка на подхвате. Виорэль тогда вообще было все равно, куда ее определят - мыслями она все еще была в горящей деревне, словно какая-то часть ее осталась там навсегда.
   Потом она втянулась. Травница брала ее с собой в лес на сборы, а иногда поручала отнести готовые сборы или снадобья, чаще всего - в училище будущих стражей.
   Там ее впервые увидел этот эльф с холодными глазами. Неизвестно, что - или кого - он в ней увидел, но поговорил с прежней опекуншей, и оставил здесь. Первое время она помогала наставницам в процессе обучения, штопая тренировочный манекен, заваривая зелья для тренировок, помогая с лечением и многое другое. Когда ей исполнилось шестнадцать, мастер Архен распорядился, чтобы ее начали учить вместе с другими стражами.
   Глядя на него сейчас, она подумала, что наверняка с тех пор он не раз об этом пожалел. Сейчас все почти утихло, но раньше за конфликты, не заходившие, впрочем, дальше оскорблений, или за лишнюю своевольность в выполнении заданий, ей приходилось постоянно таскаться на третий этаж, выслушивать уничижительную речь и спускаться навстречу очередному наказанию.
   -Ты понимаешь значимость произошедшего? - наконец спросил он.
   Виорэль снова подняла глаза, и вдруг поняла, что это ей надоело. Надоело постоянно оправдываться за то поведение, которое было для нее единственно правильным и естественным. Иди оно все к черту, у нее вообще не спрашивали, хочет ли она этого! Хочет ли родиться такой, какая есть, попасть сюда единственной выжившей, очутиться среди стражей и терпеть все прелести их обучения! Сейчас-то, положа руку на сердце, приходилось признать - она уже хочет стать стражем. Не из принципа, не затем, чтобы доказать, что может, просто - ей это нравится. Но унижаться ради этого в наказаниях за чужую враждебность, и покорно сносить постоянное пренебрежение со стороны большинства окружающих она устала.
   -Понимаю. Я дала ей отпор, и теперь две недели она побоится даже подойти близко - твёрдо ответила разнокровка, мысленно уже собирая вещи.
   -Ты смотришь на это с такой точки зрения? - поинтересовался Архен тем же тоном. - Тогда опиши, что произошло. Своими словами.
   Она помедлила, вспоминая, как составляется отчет стражей, и начала излагать, вытянувшись в струну.
   -После охоты в лесу Кипраэль де Ирвенте повела себя необдуманно, говоря то, что никогда не говорила. Я не подумала о последствиях и среагировала угрозой. В конфликте виноваты обе стороны, и свою долю наказания я приму, какой бы она ни была. Продолжать конфликт не стану.
   -Это все? - уточнил эльф, нахмурив брови. - Все, что ты видишь?
   -Я должна видеть что-то еще?
   -Ты забыла одно слово. - отчеканил он мрачно. - Akari. Вы обе являетесь akari, то есть - ученицами. В дальнейшем вы обретете звание стражей, и выйдете на патрулирование. Кипраэль является твоей будущей соратницей. А теперь ответь, сможете ли вы работать, если получите общую территорию или окажетесь в одной паре? Сможешь ли ты подставить ей свою спину?
   -Да. - Не колеблясь, ответила девушка. - Невзирая на нашу неприязнь, Кипраэль является достойным будущим стражем, и никогда не станет путать личное дело с обязанностями. Оказавшись на патрулировании, ни она ни я не будем заострять внимание на наших отношениях, так как знаем, что это может привести к последствиям на дежурстве, которые...
   -Она считает так же? - Он перебил её. - Она сможет подставить свою спину тебе? После того, что ты сделала сегодня?
   Виорэль замялась. Честно говоря, какие мысли бродят в этой головке, она понятия не имела, и знать не хотела.
   -Ответ - нет. - Архен поставил чашку на стол и сложил руки на груди. - Конфликты внутри группы перерастают в будущие проблемы на страже. Попади она в опасную ситуацию, и ты можешь не сразу прийти ей на помощь. Окажись в такой же ситуации ты - вовсе не станешь ждать от нее помощи, и тоже не зря. Думаешь, после этого вас можно вообще назвать потенциальными стражами границы?
   Он выдержал паузу, давая ей самой додумать очевидный ответ, и продолжил еще более мрачным тоном:
   -Скоро, возможно, грядет война. Никому неизвестно, какой она будет, и каким будет конец. Ясно то, что мы должны быть готовы к ней как духом, так и армией. А у нас вместо этого выяснение отношений между будущими kiaf. И это не приведет ни к чему хорошему.
   Разнокровка молчала. Что ж, к этому все шло. Затишье в последний год было только перед бурей. Неизвестно, как на это отреагируют остальные, но скорее всего, присоединятся к Ипре. Останутся только две akari, поддерживающие её, без которых она сорвалась бы куда раньше, однако большинство снова начнет вражду, и возможно, прежняя неприязнь покажется дружеской перебранкой. Архен должен это понимать, и самым логичным решением в такой ситуации будет только устранить причину конфликта. То есть - саму Виорэль.
   Она попыталась вспомнить, каково ей было у травницы, но прошло слишком много времени и впечатлений. Ей вряд ли есть куда возвращаться.
   -Правильно ли я поняла, что мне следует покинуть это место?
   Мастер уставился на нее так, словно она сейчас ляпнула какую-то неуместную глупость.
   -Какие мои слова навели тебя на эту мысль? - он снова нахмурился, словно его удивляла ее несообразительность, и Виорэль мысленно зарычала. Ну она же не телепат, чтобы знать точно, что он собрался делать!
   -Вы сказали, что конфликты в группах неуместны. Причиной их в основном является моя дурная кровь, от которой я даже при желании не смогу избавиться. Стало быть, ссоры будут продолжаться. Если так, то все успокоится только с моим уходом.
   Глаза у мастера отчего-то потемнели при словах о крови. То ли он не осуждал такого открытого самобичевания, то ли вспомнил сам, что ведь кровь в самом деле дурная...
   Ей представилось прощание с Дасмой и Зери. Иначе говоря - Кадасмаэль и Визериль, ее единственными настоящими союзницами. Зери наверняка расстроится, но постарается этого не показывать, а только отдаст ей все свои амулетики, под предлогом "на память", и уйдет в плохое настроение. А Дасма, узнав, будет рвать и метать - причем рваться и разлетаться будут волосы с головы Кипраэль. И опять эти конфликты, так нелюбимые Археном...
   Тот, наверное, прокрутил в голове то же самое.
   Или нет. Кто знает, какие мысли бродят за чужими глазами?
   -Я не сказал, что ты должна уйти. - Отрезал мастер. - Если я отдаю приказ, он всегда прям и предельно понятен; или ты замечала меня за игрой в намеки?
   -Нет - замотала головой Вира. Она уже перестала понимать, чего он от нее хочет, и ждала наказания почти с нетерпением. Хоть какая определенность.
   -Я еще не отдавал никакого приказа - жестко повторил Архен. - Вместо этого я дал понять, что мне не нравятся настроения в вашей группе. Однако вменять это в вину тебе глупо .
   Она даже ушам своим не поверила. Это что же выходит, что до этого момента, наказывая ее за склоки и свары с другими akari, он поступал глупо!? Она едва не ляпнула этого вслух, но вовремя спохватилась - иначе лететь ей с террасы вниз головой. Он-то сейчас спокоен, но его терпение тоже далеко не железное.
   Мастер продолжил:
   -С зачинщицей я тоже поговорю лично. Боюсь, если ситуация не наладится, придется решать ее радикально. Однако до ухода Кипраэль, скорее всего, не дойдет. В любом случае, я беру вас обеих под свой контроль. На этом все. Свободна.
   Она стояла, переминаясь с ноги на ногу, и окончательно запутавшись в происходящем.
   -Мастер Архен, почему? - спросила она, и эльф, снова взявший в руки чай, посмотрел на неё, строго изогнув бровь.
   -Что тебя удивило?
   Виорэль, до этого уже мысленно ушедшая далеко за ворота, не успела снова вернуться к обычному страху перед начальством, и ее, что называется, понесло.
   -Почему вы сказали, что в случае чего, придется уйти именно Ипре, а не мне? Это ведь ее выгодней оставить. Она из знатного рода, имеет связи, а я всего лишь разнокровка без семьи, и от моего ухода будет меньше урона. К тому же вы ведь меня на дух не переносите! - Вырвалось у нее в конце совсем уж зря. Мастер опять потемнел лицом, и она подумала, что сейчас-то он точно швырнет ее через перила. Странно что она до сих пор не получила указа о наказании.
   -А вот это уж совсем глупость - резко бросил он, и Вира, не сдержавшись, втянула воздух. Неведомо отчего, но взглянув на ее лицо, он решил сменить поведение и даже смягчил голос.
   -Сядь.
   Она неуверенно покосилась на стул с другой стороны от стола. Архен продолжал выжидательно смотреть на нее, и разнокровка несмело подошла, в любой момент ожидая подваха. Села - и почти не почувствовала облегчения в уставших ногах.
   Мастер шустро наполнил другую чашку, добавил в нее из другого, совсем маленького заварника, и подвинул к ней вместе с сахарницей.
   -Выпей.
   А что терять - подумала девушка, протягивая руку за тонкой серебряной ложечкой. Она уже раза три мысленно попрощалась со всем училищем, и даже устала бояться, что придется в самом деле уходить из места, ставшего почти домом.
   Сахар, как выяснилось, мастер предпочитал с островов - золотисто-коричевый, и измолотый мелко, как мука или алхимический порошок, готовый взвиться в воздух от малейшего чиха. Он растворился еще до того, как ложечка коснулась дна .
   Взяв чашку обеими ладонями, Вира откинулась назад, склонилась над отваром и слегка сгорбилась, расслабила плечи, уставшие от забот и тягостных мыслей. Тут же мысленно отвесила себе затрещину и подобающе выпрямилась - нашла, при ком раскиснуть!
   Архен следил за ней так пристально, что стало понятно - чай он ей дал именно поэтому. Хотел увидеть, как она поведет себя, когда тело решит, что оказалось в привычной обстановке собственной комнаты, и ослабится натяжение нервов.
   Мысленно пожелав ему ни в коем случае не подавиться, она осторожно отпила из чашки. Распробовала незнакомый, приятный привкус, попробовала еще - и обожглась.
   Чертов чай, чертов день, чертов мастер - думала разнокровка, отставляя чашку.
   Поняв, что она дошла до нужного состояния, куратор спросил в лоб.
   -С чего ты решила, что я тебя не переношу?
   -Вы меня бъёте.
   Архен фыркнул.
   -Тогда я не переношу всю вашу группу, все прошлые выпуски, и будущие, поверь, тоже буду не переносить. Что еще?
   -Меня - чаще, чем остальных.
   -Виорэль - осторожно, словно подбирая слова, начал он - давай ты на секунду представишь, что уже прошла обучение и вышла на первое патрулирование. Просто представь, как это будет.
   Совсем незаметно тему сменил - подумала она с сарказмом, но картины, обрисованные им, всплыли в сознании сами по себе.
   Первое дежурство - самое сложное. Это не обучающее сопровождение действующего стража, которое им только предстоит, и не тренировки с охотой на подконтрольной территории. Это - получить определенную зону, где никто и ничто не должно происходить без твоего ведома. Никто и ничто не должно проскользнуть мимо стража и его внимания. А если зона достанется из опасных мест, то это еще и постоянная настороженность в ожидании - нечисть там случается, и это против нее в основном натаскивали будущих kiaf. Даже навыки, этим вот мастером в прямом смысле вбитые, скорее всего пригодятся.
   -Теперь представь, как будет дальше. На третий год, если заслужит, страж получает щенка. Того самого. Представь своего.
   У нее перехватило дух. До этого этапа в своих мыслях она еще не доходила - дожить бы до конца обучения... Но щенок...
   Это не просто щенок. Страж берет себе еще слепого, беспомощного зверька, комок меха с розовыми лапками, и сам выкармливает, выхаживает и растит. Сначала тот растет обычной собакой - тявкает и машет хвостиком, когда радуется, опускает морду и косит виноватым глазом, когда изорвал хозяйский сапог или напрудил в него. Но он развивается, становится гораздо умней, чем обычные псы. Учится понимать не просто команды - слова, чувствует хозяйское настроение, а потом может чуять и самого стража, причем не только по запаху.
   Дальше - больше; собака меняет цвет глаз, приобретая хозяйский, и становится истинным эмпатом. С этого момента она выходит вместе со стражем, и теперь он ей больше не хозяин - брат. Она - его еще одни глаза, уши и нос, вестник, курьер и поддержка. Она - союзник, преданный до смерти, и невероятно ценный. Виорэль видела этих псов у других стражей - они в первый раз даже напугали ее своими взглядами, ясными, как у самих стражей.
   -Представила? А ведь это будет, рано или поздно. Когда-нибудь ты приобретешь щенка, вырастишь его, выйдешь вместе с ним и станешь не просто стражем - as-kiaf. Представила?
   Она закивала, жалея, что время нельзя подхлестнуть и ускорить, как лошадь.
   -Ты будешь учиться, набираться опыта, и возможно, когда-то сама решишь стать наставницей. Тебе придется столкнуться с такими же, какой когда-то была ты. Для тебя это будет уже как в прошлой жизни. Ты будешь смотреть на akari, и видеть себя. И поначалу даже не будешь знать, что с ними делать. Но потом втянешься. Научишься чувствовать, к кому какой требуется подход. Представила?
   Девушка медленно кивнула. Сейчас, когда мастер так все обозначил, даже собственные проблемы с соратницами и теперешние страхи показались такими странными - уже через десять лет они не будут значить ничего, а через двадцать - и снова сотрутся из памяти. А еще у нее будет собака... В ее жизни появится существо, которое будет искренне любить ее и всегда радоваться ей, какой бы она ни была, которое никогда и ни за что не предаст и не бросит. Для нее, потерявшей всю семью, это было не просто шансом - подарком богов.
   -А теперь представь - голос мастера стал вкрадчивым - что в твоей группе akari появляется ученица, которая обещает стать превосходным стражем. Что у тебя есть шанс после огранки получить настоящий бриллиант, но у бриллианта есть свой характер, чувства, и свое мнение по поводу обучения, которое с твоим не всегда совпадает. Как ты станешь учить такую akari, чтобы из нее получился именно страж, а не тряпка?
   -Гонять, как драную козу - ляпнула Виорэль и тут же опомнилась, поняла, что именно сказала, и какими словами. Но наставник обратил внимание только на смысл слов, и слегка развел руками.
   -Ты сама ответила на вопрос.
   -То есть я... - начала она недоверчиво, но взгляд Архена снова сделался прежним, жестким.
   -Раз решила быть лучшей, то буть готова, что и требования к тебе будут предъявляться соответствующие. Завтра с утра жду на тренировочной площадке. Будешь выпускать пар там, а не срываться на соратницах.
   -Я не... - начала она; ее оборвали.
   -Ты - да. Я уже говорил группе, что любой желающий помахать руками всегда может обратиться ко мне...
   И в лучшем случае отделается синяками и только одним переломом - мысленно закончила Вира.
   -...и я не откажу. А тебе это, судя по всему, необходимо. Так что теперь - каждое утро через час после восхода ты стоишь на площадке. Пока я не решу, что пар ты выпустила, и тогда сможешь отдохнуть на учебном дежурстве или охоте. Сейчас - свободна.
  
  
   ***
   Войдя к себе в комнату, разнокровка кое-как разулась и рухнула на постель. День выдался насыщенным на впечатления, и разум не хотел даже думать над ними. Не выгнали - и ладно. А утренняя экзекуция будет только утром, до которого целый вечер и ночь.
   Дверь, которую она забыла запереть, отворилась, и внутрь заглянула одна из akari. Востроносая, с худеньким личиком и большими, всегда любопытными глазами, которые сейчас даже не спрашивали разрешения зайти - только сообщали о намерении.
   -Дасма сейчас на тренировке, а я освободилась и проходила тут, знаешь, мимо... Это хорошо, что ты не спишь! - заключила Зери, проскальзывая внутрь. - Ну как ты? После сегодняшнего. Слышала, принесла косулю?
   Какая-то косуля, считавшаяся почетным трофеем, сейчас показалась несущественным и давно минувшим фактом.
   -Ага... - пробормотала Вира, и взглянула на подругу. Та уже пристроилась на ее стуле, поправила неудобный плащ, и приготовилась долго слушать.
   -Меня Архен чаем угостил - сообщила разнокровка, как будто рассказывала страшилку. Зери прыснула, а потом изумленно округлила глаза.
   -Мастер!? А в чем был подвох? Он подсыпал туда паралитика а потом гонял тебя по площадке палкой вместо противоядия от онемения?
   -Странно, но нет. Просто чаю налил. И стульчик предложил - продолжала Вира, обалдевая от самого факта и от неуместности слов. Никогда не думала, что будет такое рассказывать. - Правда, не сразу, а то бы я решила, что он с ума сошел. Сначала высказал, что ему не нравятся наши конфликты.
   -Ну так взял бы и... - начала эльфийка возмущенно, даже привстав со стула, но потом вспомнила об органах чувств у стен, и понизила голос - ...взял бы и сам разобрался! Ипре давно пора надавать по дурной башке, чтобы мозги встали на место, или что там у нее внутри. Она совсем идиотка, ведет себя так, будто пришла только вчера ! И пока не получит хорошенького тумака от куратора, не присмиреет.
   -Теперь получит, и судя по всему, не один. Знаешь, я уже думала, что он собрался меня выгонять - призналась Виорэль и поднялась, садясь на кровати. - Я ведь ей стрелой угрожала, положила на лук - и прямо ей в глаз. Странно, что не проткнула...
   Зери пару секунд смотрела на нее ошарашенно, а потом закинула голову и засмеялась. Почти сразу снова спохватилась, что очень уж громко получилось, и зажала себе рот, но глаза продолжали блестеть.
   -Ну даешь! Почему я этого не видела!? - она стукнула кулачком по бедру. - А ну давай рассказывай, что еще было!?
   Но Виорэль вспомнила только чужие слова, сказанные в спину, и на душе сделалось гадко. Ни последующий разговор с мастером, ни страх в глазах Кипраэль, когда та поняла, что с ней не шутят, не заглушили горечи. Все, что она сказала, эльфийка говорила от души, верила в это, и еще сказала, что она такая не одна. Еще кто-то так же считает, что Виорэль - не просто странная выскочка, а уверен, что она воплощает собой истинную мерзость, и само ее присутствие здесь - уже оскорбление.
   Визериль заметила перемену, и темные глаза посерьезнели.
   -Вира? Она таки достала тебя, да?
   -Нащупала больное местечко - усмехнулась разнокровка. - Никогда не думала, что это у нее получится. Как-то даже не обращала внимания раньше... А тут - сорвалась, как какая-то...
   -Все ты с ней правильно сделала - отрезала Зери. - Единственная ошибка - что до этого слишком долго игнорировала, и она вконец распустилась, решила, что ты проявила слабость. Но теперь поняла, что с тобой такое больше не пройдет. Я уверена, что она изрядно поутихнет. Хотя бы на пару недель.
   -Я Архену то же самое сказала. - Вздохнула Вира. Зери открыла рот, чтобы что-то сказать, но ее перебила дверь, с треском распахнутая во всю ширину. На пороге, тяжело дыша, стояла встрепанная и раскрасневшаяся Дасма.
   -Это правда!? Ты выколола Ипре глаза!? Где они!!
   В ответ на столь экспрессивные вопросы у разнокровки отвисла челюсть.
   -Какие глаза!?
   Эльфийка по ее лицу поняла, что все услышанное на площадке от соратниц сильно преувеличено, вздохнула, и закрыв двери, кинулась к кувшину с водой, присосавшись к нему с жадностью пиявки.
   На этой девушке стоило остановиться подробнее. Изначально она почти не отличалась от Ипры - происхождением и отчужденным отношением к остальным. Однако со временем оттаяла, понимая, что никто не будет тыкать ее носом в происхождение - когда-то их род включал в себя изгнанника, участвовавшего в заговоре.
   Кипраэль тогда тоже начала осваиваться и искать себе подобных - достойных, чтобы было с кем общаться без урона для самоуважения. Дасме же так понравилось новое, равное со всеми положение, что на предложение она ответила глумливым: "Достойных ищешь? А чего достойных-то? Тебя, что ли!?" и обсмеяла ее вместе с Визериль. С этого момента она окончательно определилась с кругом общения, и присоединилась к Зери, которая в свою очередь, общалась в основном с Вирой. Обеих девушек считали малость не от мира сего, раз они так открыто водятся с разнокровкой, но они и в самом деле были в чем-то немного того...
   -Наставница Нианатэль сегодня как-то особенно энергична - пожаловалась Дасма, отрываясь от узкого горлышка. - Бъет так, что начинаешь завидовать манекену - его почему-то почти не трогают!.. Так, Вира. Рассказывай, что было. А то мне уже донесли, что ты не только выковыряла этой дуре оба глаза, но и выдрала половину волос, разбила нос о стенку, а потом избила ее ее же луком и...
   -Стой! - перепугалась Виорэль. - За кого они там все меня принимают?
   -За героиню - буркнула Дасма в кувшин. - Она в последнее время не только тебя достала. У нее какие-то проблемы с родом, или не знаю. В общем, она пару месяцев назад будто на ежа села - и так с ним на заднице теперь и ходит. Сучка злобная! Я уж думала, что скоро она разучится говорить и начнет сразу облаивать всех, а то и гадить под дверью - скривилась эльфийка, и тут же оживилась. - Кстати! Я видела, как она шла на беседу с мастером, как на свидание, а потом выскочила оттуда такая... как будто он ее ошпарил кипятком! Обломал, наверное, по всем пунктам! -
   Кадасмаэль отсмеялась и добавила, на что, по ее мнению, рассчитывала уверенная в своей неотразимости Ипра, и как именно собиралась убеждать мастера выгнать из училища неугодившую ей разнокровку. И чем ей теперь после этого остается заняться с горя.
   Приобретя долгожданную независимость, в выражениях Sinla, как правило, не стеснялись.
   Виорэль пересказала инцидент в коридоре, и свой разговор с мастером. Дасма, закончив слушать, и заодно прикончив всю воду, которую нашла в комнате, покачала головой.
   -Гымров день, что тут еще скажешь. А с утра будет еще и Архен... В общем, вижу, не зря я решила скрасить тебе вечер.
   И она уверенным жестом извлекла из под плаща спрятанную фляжку с однозначно незаконным содержимым.
   У девушек напротив загорелись глаза.
   Спиртное в училище издавна считалось таким запрещенным продуктом, что наказание за его употребление превосходило все мыслимые кары за прочие тяжкие преступления - нарочное увечье соратнице, попытка украсть что-то из оружейной, или блуд прямо в общежитии. Само собой, меры по его выявлению и изъятию были проведены самые жесткие - вплоть до сканирующего заклинания на всех воротах.
   Однако со временем установилось что-то вроде неофициального и никем не признанного соглашения: наставники признали, что если несмотря на все принятые меры, алкоголь все же попал внутрь училища, а потом и внутрь самих обучаемых, то во-первых, ими была проявлена недюжинная смекалка, во-вторых, это значило, что akari до того приспичило, что они решились на подобную авантюру. Так что наказывали в основном для отрастки.
   На этом сюрпризы вечера не кончились, и оглянувшись на двери, эльфийка положила на стол сверток, а когда его развернула...
   Остальные уставились на него с таким вожделением, что будь на месте свертка молодой мужчина в расцвете сил и гормонов, даже он почувствовал бы себя неуютно.
   -Шокола-ад!.. - выдохнули обе.
   Дасма светилась от гордости, и польщенно улыбнулась в ответ на невысказанный вопрос.
   -Братец помог. Магистр второй ступени. Намешал во фляжку каких-то трав, что-то еще сделал, и заклинание определило это как целебный настой. А шоколад заклинание не отслеживает. Его просто не рекомендуют. После фляжки-то - тьфу...
   -А что во фляжке на самом деле? - осторожно осведомилась Зери.
   -Теперь, после тех травок? Не знаю - покачала Дасма головой. - И знать не хочу. Не яд, и не сивуха какая-нибудь, а фамильное вино. Так, с пряностями, можно сказать. В общем, побежали за чашками.
  
  
   ***
   Остаток вечера прошел бурно, весело, и сгладил ощущения, полученные днем. По своим комнатам akari разошлись ближе к полуночи, когда их бодрстование могли заметить - а тем паче услышать - наставницы, что было бы очень чревато. После всех впечатлений и усталости, усиленной не то вином, не то все таки настойкой, попробованной первый раз в жизни, Вира уснула как убитая. Потому начало утра для нее тоже прошло незаметно.
   Неизвестно каким чудом - наверное, шкурой почуяла, какие ее скоро могут ждать неприятности - она разодрала глаза и тут же поняла, почему в училище запрещено пить.
   Во рту и почему-то еще в носу было сухо и жгло, голова ныла, как будто ее долго сдавливали тисками, а в глаза словно кто-то швырнул песком. Их все время хотелось растирать кулаками. Двигаться и куда-то идти было просто немыслимо. Дико хотелось пить, но вчера Дасма уничтожила всю воду в комнате, включая ту, что настаивалась для полива комнатного цветка. Значит, придется куда-то идти...
   Она с трудом отлепилась от подушки, поднялась на локтях, свесив путаные волосы, а потом вспомнила, что ее ожидает тренировка с мастером Археном, на которую похмельная дева скоро опоздает, и рывком слетела с кровати, запутавшись в одеяле и рухнув на пол вместе с ним.
   Очередной день начался кошмарно с самого начала...
   Хвала богине, мастера еще не было на площадке, когда туда влетела паникующая akari. Оглядевшись по сторонам, она тихонько перевела дух, и сбросила куртку на лавку, чтобы не мешала. Проверила все пуговицы, подтянула рукава до локтей, перевязала шнуровку на полусапожках и только потом спохватилась, что не взяла свой пояс с оружием, выданный на период обучения.
   В изумлении от себя самой, она огляделась по сторонам, словно надеялась что верный хозяйке пояс последовал за ней и теперь змеей подползает к лавке. На рамках у площадки было закреплено кое-какое оружие - точнее, его копии - однако на тренировку в основном требовали приходить со своим, уже привычным руке.
   -К центру. - Раздалось сбоку, и она едва не подпрыгнула, увидев, что Архен уже подходит к площадке. Он только на миг задержался, заметив, что при ней нет ни кинжала, ни тонкого меча.
   -Где оружие?
   -Я... - она сглотнула, и продолжила - Я с утра его забыла.
   Мастер глядел на нее пару секунд, не двигаясь, положив ладони на пояс - он-то со своим не расставался. Говорили, что он в свое время попутешествовал по миру в качестве наемника, повидался всякого, и теперь даже спит с набором оружия под подушкой, у матраса, у изголовья и черт знает где еще. В спальне у него никто не бывал, поэтому слухи оставались слухами - но верилось в них легко.
   -Изумительно. - Наконец, процедил он. - Ты не перестаешь меня удивлять. Значит, первые две фазы обойдешься без него.
   Разнокровка молча подошла к площадке; спорить было не просто бесполезно - опасно. Ладно. Уворачиваться она умеет: этому учили с таким же тщанием, как самому бою; стражам часто придется уворачиваться от зубов и даже, может быть, бросаемых заклинаний.
   Своих кинжалов Архен извлекать не стал - подойдя к одной из рамок, снял с нее изогнутый саблевидный клинок с рукоятью такой же длины, что и лезвие. Гарда почти отсутствовала - значит, даже когда пройдёт два этапа тренировки, и через полчаса она возьмет себе оружие, он не собирается принимать удары - только атаковать. Голова от предвкушения тумаков разболелась еще больше. Как же день нехорошо начинается...
   Он не стал взмахивать клинком на пробу - он уже хорошо знал его вес и баланс - и не стал разминаться - наверняка он успел сделать это еще раньше. Мастер встал, опустил руки и свесил клинок вниз, как хворостину, почти коснувшись им мелкого белого песка.
   -Ближе - скомандовал он.
   Вира напряглась и представила, что его надо обезоружить. Представила, снова сглотнула, уже заранее ощущая эфемерную боль в костях и суставах, и начала осторожно подходить, то по кругу, то меняя направление, то приостанавливаясь и делая обманный рывок. Архен не шелохнулся, следя за ней пристально и не мигая, как змея. Когда она подошла достаточно близко, изваяние в виде эльфа ожило. Стремительно с размаха снизу полоснуло воздух перед ней - девушка успела отклониться назад, и чтобы не упасть, отбежала назад на два шага.
   -Плохо! - отрезал он. - Потеряла равновесие. После тренировки - час на бревнах!
   Девушка подавила обреченный вопль - удержаться на сучковатых, неровных и местами скользких бревнышках и так было делом непростым, а эти заразы еще и могли начать вращаться в самый неожиданный момент - и неизвестно, в каком именно направлении.
   Зато после нескольких месяцев тренировки на них akari шутя, на спор могли ходить по лестничным перилам вместо ступеней. Не говоря уж о древесных ветвях, те вообще почитались за мощеную дорожку.
   Оставалось только сжать зубы и дотерпеть это, хотя бы до того момента, когда можно будет взять себе оружие. Или до момента, когда наступит вечер и можно будет уползти под одеяло, наглотавшись обезболивающих зелий. Или до конца обучения...
   А пока пришлось снова, чувствуя себя последней идиоткой или самоубийцей, подкрадываться к мастеру. Что особенно раздражало - это ей приходилось кружить, хитрить и уворачиваться, а ему - только ждать, пока она подойдет достаточно близко, чтобы попытаться захватить его оружие, и показать, что это не так-то легко.
   Минуты растянулись в часы, но потом неожиданно потекли быстрей и быстрей - о голове думать было уже некогда. Мастер, наконец, начал атаковать, и бой превратился в преследование ученицы по всей площадке, пока та уворачивалась как могла. Долгожданное оружие мало что изменило - только отбиваться стала не руками и ногами, отводя удары, а еще и клинком.
   Голова не просто раскалывалась - ее будто уже распилили и ковырялись внутри, задевая внутреннюю поверхность черепа. Когда akari уже готова была сдаться и взмолиться о передышке - хотя это и вызвало бы прямо противоположный эффект - мастер остановился.
   -В целом терпимо. - подвел он итог и слегка поморщился. - Но дорабатывать еще долго. Особенно с равновесием.
   Вира рухнула там, где стояла - вытянув ноги по песку, руками уперлась в площадку позади себя, чтобы не растянуться во весь рост, и еле сумела внятно выговорить стандартное:
   -Благодарю за преподанный урок...
   -Ага - отозвался он, прилаживая саблю к рамке. - И от похмелья помогает взбитое яйцо, или сок от засоленных овощей.
   Она поперхнулась вдохом, но он посмотрел на нее, как на что-то совсем уж мелкое и незазумное, вроде слепого щенка, и покачал головой.
   -Вы все время забываете, что наставники были на вашем месте, помнят себя, и вас видят насквозь. На бревна иди не сейчас, а после обеда. Но вместо одного часа - отработаешь два. Пока иди лечи голову... tentra.
   Последнее, насколько помнила Вира, обозначало личность, спешащую получить все и сразу, но не понимающую пределы своих возможностей. Неосторожную дуру в общем.
   -А вы тоже пили в училище? - брякнула она. И опять только после этого подумала: ну куда ты лезла, заткнись, заткнись!..
   Он только снисходительно посмотрел на нее: чего, мол, еще от тебя было ожидать? Взгляд Архена на миг ушел в воспоминания, и он усмехнулся. Усмехнулся! Оно умеет улыбаться!!
   -Имеется опыт. Когда то случилось возле Сдара пить с орками. Когда закуска кончилась - запивали Горгой.
   От неожиданности у нее даже голос сел.
   -А что это?
   -Река.
   И мастер вышел со двора. Виорэль пару секунд так и сидела, пытаясь осторожно общупать голову и проверить, нет ли в ней настоящих дыр или хотя бы трещин, а потом представила в усмерть пьяного Архена, в обнимку с орком плетущимся к камышам, чтобы продраться сквозь них и нахлебаться воды, и несмотря на боль расхохоталась.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Triangulum "Сожённый телескоп" (Научная фантастика) | | В.Екатерина "Истинная чаровница " (Любовное фэнтези) | | А.Каменистый "Исчадия техно" (Боевая фантастика) | | Д.Гримм "Ареал Х" (Антиутопия) | | П.Эдуард "Квази Эпсилон 5. Хищник" (ЛитРПГ) | | Ю.Бум "Я не парень!" (Любовное фэнтези) | | Т.Серганова "Обрученные зверем" (Любовное фэнтези) | | С.Бессараб "Не в добрый час: Книга Беглецов" (Антиутопия) | | Э.Широкий "Красный бог" (Киберпанк) | | В.Платонов "Департамент контроля" (Научная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"