Залесский Владимир Владимирович: другие произведения.

Сказка о Кшиштофе Барановском

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кшиштоф Барановский - яхтсмен, литератор, кругосветный мореплаватель, автор книги "Вокруг света на "Полонезе"".

  1972 год. Атлантика. Приближаются берега Канады, Ньюфаундленда.
  
  Поздний вечер. Внезапно Кшиштоф Барановский увидел перед собой Аркадия Фидлера.
  
  - Аркадий, здравствуй. Мне нравится твоя книга "Канада, пахнущая смолой".
  
  - Здравствуй, Кшиштоф. Могу немного рассказать тебе о Канаде 1935 года, о том, что я написал в своей книге. Тебе будет это полезно? Тебе, в одиночку на яхте пересекающему Атлантический океан?
  
  - Аркадий, с интересом принимаю твое предложение. Мы в океане. За бортом - волны. Приятно дружеское общение.
  
  Аркадий Фидлер рассказывал о Канаде. Но не только. Впечатления о природе Канады 1935 года он дополнил биографическими очерками, одиночестве одних эмигрантов, и - сложных, необычных, странных, нелогичных судьбах других. Высказался о "патетических настроениях", о приверженности идее "распятой нации". Упомянул и такие понятия, как "затхлый круг ничтожных интересов", оказавшиеся в его рассказе рядом с "Минщиной" и "панщиной".
  
  Конечно, если бы это была не дружеская беседа двух земляков-путешественников, то Кшиштоф мог бы спросить: "По твоей книге, Аркадий, один из выпускников военно-инженерной школы в Каменск-Подольске стал в эпоху 1860-х -1870-х годов выдающимся известнейшим канадским инженером, а затем, вроде бы, и английским лордом. А другие выпускники? "Глушь Минщины" плюс загадочная, но какая-то страшная, "панщина"? "Погрязали" "в затхлом кругу ничтожных интересов"? Но карты любого масштаба с обозначенной на них сетью железных дорог как-то в "глушь Минщины" не укладываются". Однако, формат встречи двух писателей-земляков на яхте посреди океана не предполагал выдвижения вопросов критической направленности.
  
  Словно наткнувшись мысленно на события 1 сентября 1939 года, Аркадий Фидлер внезапно оборвал свой рассказ.
  
  Ночь завершалась.
  
  - Знаешь, Аркадий, - помолчав произнес Кшиштоф, - Я мореход, путешественник, спортсмен, яхтсмен, литератор. Многие события в моей жизни были своего рода тренировками. Кстати. Ты учел исторические тренировки? Появление новых качеств, новых людей, созданных такими тренировками?
  
  Аркадий Фидлер изумленно смотрел на собеседника.
  
  - Кшиштоф! Мы - на яхте! За бортом - волны! С тобой все в порядке?
  
  - Аркадий!.. В том-то и дело, что сейчас 1972 год, а мы на яхте рассекаем волны Атлантического океана, направляясь из Европы в Америку... Почти как Христофор Колумб... Тебе словосочетание "исторические тренировки" может показаться неожиданным и поверхностным. Пусть так. Не в этом дело. Дело в другом. Если спортсмен оказывается на яхте, плывущей килем вниз, а мачтами вверх, если потом яхта переворачивается, и яхтсмен плывет в перевернувшейся яхте - мачтами вниз, если потом яхта возвращается в прежнее положение килем вниз, а спортсмен, взяв себя в руки и сосредоточившись, продолжает маршрут, то, выжив в этих происшествиях, мореход становится несколько иной личностью. А если он продолжает маршрут после нескольких опрокидываний, то, считай, он приобрел новые качества. Да, яхта - в общем-то - не предназначена для таких событий. Но если уж такие события все же происходят, поход подлежит продолжению.
  
  Аркадий Фидлер с возрастающим изумлением смотрел на Кшиштофа Барановского.
  
  - А существуют ли такие спортсмены, Кшиштоф? Я, конечно, не могу точно сказать, как оптимально поступить после переворачивания яхты. Наверное, срочный сигнал бедствия выглядит слишком поспешным, а может быть, и не нужным. Но уж во всяком случае, естественными представляются самые энергичные меры к спасению. Продолжение маршрута после переворачивания яхты, а тем более, после нескольких опрокидываний - это выглядит как некая неестественная настойчивость. Из вежливости воздержусь от слова "упрямство".
  
  - Спасибо, Аркадий, за рассказ и за высказанные мнения. Как ты правильно сказал, мы сейчас на яхте. Да, мы посреди океана, и сейчас 1972 год. Так что маршрут продолжается. Кстати. Загляни в себя поглубже, Аркадий!
  
  Некоторое время Аркадий Фидлер молча смотрел на Кшиштофа Барановского.
  
  Затем произнес: "Кшиштоф, да сопутствует тебе успех!"
  
  И исчез.
  
  Кругосветный поход К. Барановского продолжался. От берегов Америки яхта направилась к Африке. А из Южной Африки - к Австралии. При переходе по водам Индийского океана, в "ревущих сороковых", где яхтсмен встречает мощные течения, штормовые ветра, могучие волны, и где над подводными горными хребтами эти факторы суммируются с целью остановить мореплавателя, яхта Кшиштофа Барановского несколько раз перевернулась.
  
  О возможности таких происшествий яхтсмен знал из книг и историй предшественников. При опрокидываниях деревянные мачты ломались, что вело к катастрофам.
  
  Стальные мачты "Полонеза", яхты К. Барановского, выдержали испытания. Приводя яхту в относительный порядок в бушующем океане, К. Барановский продолжал маршрут.
  
  Очередная остановка состоялась в Австралии. Стало очевидно, что продолжение плавания будет весьма и весьма рискованным.
  
  К. Барановского охватили колебания.
  
  Вспомнились родина, дом, семья. В сознании возникали земляки, корабелы, работники верфи.
  
  Более или менее постоянно в памяти и сознании яхтсмена присутствовали радиолюбители - жители многих стран - стремившиеся оказать эмоциональную поддержку, помочь предоставлением полезной информации. Практически во всех портах К. Барановский встречал позитивное внимание и помощь.
  
  Оказалось, что весь этот комплекс воспоминаний побуждал не столько прекратить плавание, сколько направлял к продолжению похода.
  
  "Исторические тренировки?" - подумал, возможно, К. Барановский.
  
  Он продолжил кругосветное плавание. Обогнул мыс Горн, зашел на Фолкленды. Далее - Британия, Польша.
  
  Великолепная встреча. Поздравления, награды.
  
  В литературе высказано мнение, что К. Барановский стал тринадцатым яхтсменом, кто в одиночку прошел на яхте вокруг света.
  
  Какие критерии не вводи в метод подсчета, успех был очевиден и несомненен.
  
  На одной из выразительных фотографий К. Барановский запечатлен с предшественниками, выдающимися мореходами-яхтсменами. Просится определение: "легендарными". Насколько расширительно можно толковать слово "легендарность"? В книге К. Барановского, судя по ее электронной копии, представлена фотография яхтсмена на трибуне в Щецине с секретарем ЦК ПОРП (24 июня 1973 года).
  
  Включившись в написание книги "Вокруг света на "Полонезе"", К. Барановский работал за письменным столом.
  
  Рядом - в кресле - появился Аркадий Фидлер.
  
  - Поздравляю, Кшиштоф! Великолепный кругосветный поход!
  
  - Наша встреча в Атлантике - одно из моих необычных и приятных воспоминаний, - приветствовал А. Фидлера К. Барановский.
  
  - Кшиштоф! Ориентируясь по небесным светилам, и успешно обойдя вокруг Земли, ты еще раз доказал правильность гелиоцентрической концепции, - шутливо добавил К. Фидлер.
  
  - Я мог поступить иначе, Аркадий?
  
  - Кшиштоф, мне показались интересными мысли относительно качеств, формируемых плаванием в перевернувшейся яхте. Собранность, мужество, умение не теряться в сложных обстоятельствах, способность противостоять трудностям... Тебе не кажется, что все эти качества - из сферы военного дела, спорта и - в некотором смысле - из аналогичных, смежных сфер деятельности?
  
  К. Барановский с любопытством сфокусировался на А. Фидлере. Остановив взгляд на собеседнике, он ждал продолжения.
  
  Помолчав, А. Фидлер добавил:
  
  - Мне кажется, что плавание на яхте до, во время и после переворачивания способствует расширению сознания, развитию кругозора, делает мировоззрение универсальным.
  
  - Можно сказать, "космическим", - мимоходом заметил К. Барановский, (почему-то) ассоциативно вспомнив о коперниковской научной революции, о всемирно известном канонике, написавшем и распространившем среди друзей примерно в 1503-1512 годах рукописный конспект своей теории (в 1854 году Ян Барановский издал полное собрание сочинений Коперника на латинском и польском языках).
  
  - Расширение сознания, развитие кругозора, универсальность мировоззрения, - продолжил А. Фидлер, - способствует формированию научных и литературных способностей.
  
  - Что ж... Можно поразмышлять: кто замышлял, проектировал, строил железные дороги, самолеты, ракеты?.. При желании можем вспомнить и о вертолетах...
  
  А. Фидлер как-то запнулся на мгновение. Затем он задумчиво промерял взглядом толщину рукописи, лежащей перед К. Барановским.
  
  К. Барановский невольно перевел взгляд на стоявшую в книжном шкафу книгу А. Фидлера.
  
  - Не мало листов, - заметил А. Фидлер.
  
  - Весомая книга, - согласился К. Барановский.
  
  Собеседники - путешественники и писатели - рассмеялись.
  
   09 февраля 2017 г. - 17 марта 2017 года.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | В.Фарг "Излом 2.0" (ЛитРПГ) | | Кин "Новый мир. Цель - Выжить!" (Боевое фэнтези) | | Т.Александр "Виртуальный апокалипсис" (ЛитРПГ) | | Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург" (Киберпанк) | | Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | | Э.Тарс "Мрачность +1" (ЛитРПГ) | | Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. (трилогия)" (Антиутопия) | | Д.Гримм "Формула правосудия" (Антиутопия) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"