Рок Сергей: другие произведения.

Пушкинский юбилей

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 9.49*72  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Счетчик посещений Counter.CO.KZ


  
  
  
  
  
   Молекул воды в море меньше, чем радиоволн. Ранее утро, упакованное в суету в режиме форсаж, сменяется утром средним, и мне это больше нравится. Здесь все люди как фрукты, и я тут тоже фрукт. Вы видели, как их хранят в торговых сетях? Однажды я попал впросак в споре о том, что фрукты на дереве не растут. Моего оппонента звали Тони Емельянов, он был очень серьезный, вернее, сурьезный, менеджер. Знаете, в чем разница между серьезным и сурьезным? О, это большое дело.
   Всё дело в дикции. Нос здесь работает словно духовой инструмент, который усиливает искусство одноразового пафоса в разговоре. Только это и больше ничего.
   В принципе, я был прав. Фрукты выращивают искусственно.
   Дерево может иметь форму декоративного кронштейна. Тони прислал мне 18D гипер-ролик, что якобы в подтверждении его правоты, и я смотрел его в метро, на Стекло.
   -Ну и, - спросил Тони.
   -Чо, и? - не понял я.
   -Видишь, я победил.
   -А давай - в хоккей! - воскликнул я.
   -Гм... Нет, не сейчас. Мне надо на планёрку.
   -Жаль.
   -А вот в шашки - в самый раз.
   -Нет, не люблю шашки.
   Тони Емельянов занят Full + 2, детализация задвижки зависит от заполнение нечетных минут СК3 (Справедливость класса 3 - странное название), это значит, что В-фактор, что передается на нейро-датчики, должен иметь правильный спин. Я бы ему завидовал, но реальность съела почти все мои чувства.
   Новая мода на телевизионное покрытие привела к тому, что в швабре имеется дисплей, и смотреть на него вовсе не обязательно - ведь можно зацепить его канал Стеклом, получать бонусы за подписку на обучающие каналы.
   Утром, не разобравшись со сменой реальностей, я вдруг подумал, что телевизор может присутствовать на этикетке новых носков. Таня сидела на краю кровати в позе лотоса, находясь во власти персонального информационного торчания. Шерстяной дисплей вполне возможен, но недавний кризис ряда отраслей отбросил эту идею далеко назад.
   -Поднялись котировки на торгах по продаже номеров сентябрьских лотерейных заявок....
   Сортир - маленькая область свободы. Я до сих пор не могу понять, где именно здесь может установлена камера, и, скорее всего, врут те, кто утверждают, что спалиться можно даже до того, как к вам приходил инспектор.
   У Тани - C_F. Микроструя душа, кабинка соответствует изгибам тела и почти не занимает места в квартире, что экономит 80 сантиметров пространства.
   -Ведущие игроки заявляют...
   Реклама, перебравшись с этикетки рулона на саму бумагу, показывает мне новые предложения по недвижимости. Район "Пилеум-Давус Вечернее". Минималка, ширина квартиры 3 метра, полноценная спальная капсула, универсальная капсула "душ-туалет". Я начинаю прикидывать, сумели бы мы там поместиться вдвоем. Индекс водорода. А вот уже студия в том же районе, овальное исполнение, экономия места за счет встроенного спального яруса, "Нора-240". Индекс водорода упал. Сверленный в зубы телевизор могут смотреть микробы.
   Итак, в нашей квартире до сих пор стоит старая система вентиляции и кондиционирования, а потому, прямо здесь, в сортире, я становлюсь Прометеем.
   Поджег. Втягивание. Я курю. Умение игнорировать параллельный поток давно перешло на рефлекторный уровень.
   - Игроки на рынке заявок на заявки объявили о сдаче позиций! Крах! Сенсация.
   -Сегодня у нас в гостях Авель Берцев, специалист по подсчету вторичных потерь при планировании продаж на право подписывать бумаги на рынке вторсырья. Итак, Авель Мансурович....
   -Так, так. В прошлом часе на рынке случился стремительный обвал, который не удалось остановить. Ведущие игроки объявили, что кризис явился системным. Потому, все ждали самого худшего, и я последней минуте часа ожидалась тенденциозная ассимитрично-отрицательная динамика правого сектора и плоский штопор середины. Но в течение этого часа возник позитив. Положение на торгах выровнялось.
   -Скажите, Авель Мансурович, чего можно ожидать в следующем часе?
   -Прежде всего, отдел прогнозирования разработал отдельную модель именно для следующего часа.
   -Что же ждёт нас в следующем часе, Авель Мансурович?
   - Итак. В следующем часе. Но вы понимаете, немало важно учитывать тенденцию в отрицательном секторе синусоиды. Всё зависит от тенденции синусоиды переворачиваться к центральному сектору графика.
   -Но сможем ли мы говорить, например, о стабилизации правого сектора графика?
   -О, безусловно. Тем более, на выравнивание именно правого сектора влияют игроки Таиландской биржи прогнозов синусоиды динамических связей (Т.Б.П.С.Д.С).
   -Как вы думаете, именно таиландские игроки укрепят крылья секторов?
   -Я думаю, не только. Стагнация четных областей окружности замедляют трафик перевода тиц-дефлятора в фазу стрессовой системности.
   -Можно ли говорить, что эйч-генезис за первые шесть часов этого дня, в общем, стабилен?
   -Да, наметилась определенная тенденция, хотя прогнозы говорят, что после одиннадцати дня намечается стойкая фиксация середины к пяти градусам по оси Х.
   Когда мое утро готово к переходу в начало середины, Таня все еще в душе, и все это благодаря новой Струе, которая, нормируя отдельные свои части, позволяет использовать воду со сжатым воздухом, что не бьет по карману. Мой галстук. Туфли из кузнечиковой кожи. Еще отец мне говорил - никогда не экономь на обуви. А отцу говорил дед.
   Лист.
   Не говори о Листе всуе. Таня кричит из душевой кабины.
   - А? - спрашиваю.
   Бу-бу-бу в ответ.
   - Ты уже?
   - А?
   - Не слышу?
   - Глухой?
   - Да, - отвечаю.
   Все женщины любят выманивать эмоции. Возможно, вкупе с физиологической негой, она поймала какой-то канал и хочет, чтобы все было вместе. Я ее шантажирую. На самом деле, я стою у зеркала, улыбаюсь сам себе.
   Самодостаточность, умение экономить слова, и неприменно, торговый дом "Петушки", неделя скидок, бонус-кафе, лотереи, ролевые игры.
   Мой путь, расписанный ранее, теперь вошел в конвейерное состояние, и я научился наслаждаться своей техникой. Из мелочей рождаются большие фигуры, но надо учитывать все факторами и наслаждаться персональными слонами. У нас хорошая квартира. Комната, две спальные камеры, одна запасная. Выдвижной второй ярус в коридоре. Знаете - как в поезде. Вторая полка. Чух, чух, чух. Если кто-то придёт в гости, его можно заложить туда, словно некий продукт - в сушильную камеру или духовку.
   У нас есть так называемый холодильник "Морозко", который способен делать напоминания человеку, переключать каналы, готовить чай по расписанию и даже получить автоматические подарки по гарантийной карте - это натуральный-пластик-рыба-дот, который можно забирать в ближайшей точке один раз в неделю.
   Анекдот: жена звонит мужу.
   -Привет!
   -Привет!
   -Как дела?
   -Хорошо.
   -Кошку покормил?
   -Да, воды поел.
   Расписание спортивных передач. Футбол. Теперь - немного заповедей Листа.
   -Подчиняйся Листу
   -Если Лист просит, значит он требует
   - Желания Листа - твои тайные знания.
   - ???? ???? ?? ????? ? ??????.
   - Лист - родственник лаврового листа
   - Всуе Лист хорош, когда ты спешишь на свидание со смертью
   - Для Листа не характерны категории "хорошо или плохо". У него - всё свое.
   -Лист всему голова (или головка - не помню).
   -Не важно, кем дарен Лист. Важно, что вы о нём слышали.
   Наконец, Пушкин. В тот самый момент, когда Таня высовывалась обратно в мир квартиры из душевой камеры, по многим каналам прокричалось:
   - Пушкин!
   Таня дернулась столкнула со столика кофе. Электронная собачка выехала из-под кровати, чтобы слизать кофе. У нас разразился спор. А всё из-за чего? Таня хотела пнуть собачку ногой. Я заступился. И началось.
   -Собачка тебе дороже, чем я, - сказала она.
   -Да, - ответил я ей назло.
   -Да?
   -Да.
   Я просто так говорил. Таня начала заводиться. Я не из тех мужиков, которые могут дать бабе сесть себе на голову, хотя моя уверенность - это всего лишь жир сердца, потому что никогда нельзя быть уверенным в женщине. Сегодня ты привык, зона комфорта, ты приржавел к собственным привычкам, полагая, что она - твоя собственность, а вечером она позвонит и скажет, что ушла к китайцу. Мы все еще спорим:
   - Не бей собачку.
   - А то чо?
   - Ничо.
   - Тебе собачка дороже.
   - При чем тут это?
   Конечно, она мечтает о DSA. DSA - Dynamic Sex Acrobat, продвинутый резиновый биоробот, который может все, с которым не сравнится ни один мужчина. Конечно, это просто кусок мертвой электроники, но в условиях, когда вся потенция утекает в виртуальную область, подобная штука способна упразднить представителей мужского пола. Проблема в слишком высокой цене.
   Лимонад со встроенным жидким диском. Наливаешь в стакан, а он тебе играет. DSA - это бог, но мне пока нечего бояться - говорят, что ближайшее адекватное удешевление произойдет не ранее, чем через пять лет.
   Я причесался - у меня довольно густая шевелюра. Потом хлопнул по наклейке на зеркале, включил Пу-60.
   -Здравствуйте, - сказал Пу-60.
   -Здравствуйте, - ответил я.
   Пу-60 знает стандартные три слова. Я бы его сам не купил. Он шел в комплектации вместе с квартирой, а, так как квартира досталась нам от родителей, это электронное зеркало уже видало виды, и ничего, справляется. Опций маловато: хорошо, средне, плохо.
   Так как поддержка ПУ-60 больше не производится, прошивка на следующие несколько слов оказалось делом не простым. Утилизация и замена требует денег.
   У нас московный статус 3. При рождении у меня был 2.57, но время идет, и начальный статус может получить даже китаец, если внесет необходимую сумму и пройдет обязательную маркировку внутренних органов. Страховать все органы нет нужны. Обязательна только страховка на печень, желудок многие вообще меняют добровольно, потому что технологии пластиком уже давно достигли высоко уровня.
   Получив коэффициент 3, я успел подписаться на программу бездефицитного отката, а потому, у Тани тоже 3, хотя при рождении был 1.8. К тебе не могут подойти и спросить:
   - Откуда ты? Что свиными глазками моргаешь? Топопривязка - Саранская губерния. И что ты тут делаешь, гулям? О, и московской визы нет! Знаешь, что теперь с тобой будет?
  
  
  
   * * *
  
   Приз в Каннах получила реалистичная картина об улицах Москвы и проблемах безвизовых рабочих. Жалко, впрочем, смотреть на бедных людей. Стесненность, угнетающая мысль, дочь князя Поповича. Но зачем она здесь? Да, на и сняла этот фильм о бедствиях, хотя я не понимаю, где и какие бедствия, я их попросту не вижу. Я не киноман и не король многоточий.
   -Гут, - сказал Пу-60.
   Вот так вот я собираюсь. Я же иду с Листом. А если бы у меня был Московный статус 1, меня бы вообще никто не имел права проверять. Статус два - это ты москвич в поколении не ниже третьего. Наш статус - у нас родители - москвичи, но они родились не в Москве. Раньше проще жить было, хотя какая разница. Никому до этого дела нет.
   -А, - что-то там выкрикнула Таня.
   -А? - спросил я.
   -Реклама.
   -И у меня реклама, - ответил я Тане.
   -Смотришь?
   -А?
   -Смотришь?
   -Выходи!
   -Ну щас....
   -Таня!
   -Чо?
   -Та-ня.....
   -Ну Саша!
   -Таня!
   Ей нужно будет сходить за солью. В супермаркете по соседству я видел дешевую соль. Наверное, синтетик. После мирового кризиса соли цена на этот продукт так велика.
   Среди жизненных философов, как всегда, много таких, которые утверждают, что все потеряно, и что ничего не исправить, и здесь, среди их речей, фамилии и имена проскакивают чаще пуль в пулеметной ленте. Виталик, со своей идеей простого мужика, поднимает много глобальных тем, иногда даже забираясь в исторический лес. Да, так можно добраться и до князей всея Руси прежнего созыва, а именно, десятый век, одиннадцатый, двенадцатый. По его мнению, на Руси до сих пор присутствует монгол, но вычленить его из генов просто не хватает мужества. Как вы понимаете, речь идет о покупке генома и повышении индивидуальных качеств и веса крови за счет генетических скрещиваний.
   Аукцион, граф Толстой. И тут Виталик начинает гонять своё алло:
   - Князь Розенфельд, князь всея Руси, Питерский и Сколковский, Вальтер Самуилович....
   А мне нет дела до чужих денег. Виталик - большой натурал и иногда позволяет себе продукты с лейблом С. В те три дня мирового кризиса общественного транспорта, когда я ходил пешком, потому что цены на проезд были слишком высокими (пока не вмешался Лидер и не началась стабилизация), Виталя несколько раз связывался со мной, чтобы высказаться. Однако, кризис закончился, произошло шерстение, очень много зацепленных шерстением незаконных рабочих были высланы за пределы Агломерации.
   Сумрачно....
   Вспоминаются фильмы-катастрофы...
   Пешие толпы, наряды, проверочные боты, постоянный поток сырого картофеля в нейронной сети, очередь из мастеров искусства рта. Собака в сети не умеет кусаться, если ты не обращаешь на нее внимания. Много говорилось о проблемах Рязани, однако, уже вскоре все поняли, что проверка гастарбайтеров лишь повысила цена и удешевила труд.
   Я на старте.
   Стекло в моих глазах очистилось, прогоняя информационный мусор, выкидывая на фронтальную сцену рекламный ролик:
   -Летающий торговый дом "Шматок". "Шматок" - для москвичей. 35 миллиардов наименований товаров. 15 тысяч ледовых катков. 20 тысяч кинотеатров. Новая смотровая площадка для просмотра кинокартин на экране, запущенного в космос. О-Е-3PDG, BG-JDY, HY, MT, купи ХХ-навигатор и всасывайся, всасывайся, выиграй акцию, получи 7 часов DSA в подарок! Семь часов отменного DSA!
   -Я хочу свой DSA, - заметила Таня.
   -У тебя есть деньги?
   -Но ты же принесешь.
   Ее огненно рыжая голова высунулась из белой трубы душа. Она напоминала куколку. Вчерашнее ток-шоу ярко проиллюстрировала проблему отказа от обязательного фитнеса: вскоре люди такими и будут. Ноги будут не нужны. Руки - тоже не нужны. Да и туловище. Если правильно инициировать реальность, то все заменит цифра. При отсутствии внешней угрозы человечество будет благополучно функционировать на попечении у автоматов, кайфуя в лучах полезного бинароного обмана.
   -Летающий дом "Шматок", - повторила реклама, - и в ближайшем будущем - один обязательный час посещений торгового дома в месяц.
   Ролик потух, и я вновь был в этом мире.
   -Это что, штраф введут за непосещение? - спросила Таня.
   -Да. Десять непосещений - один год тюрьмы.
   -Не представляю себе человека, который бы остался равнодушен.
   -Это борьба с аморальностью, - проговорил я.
   Она вылезла из душевого тюбика.
   -Так к чему тебе DSA? - спросил я.
   -Сашенька, а ты, кажется, равнодушен к сексу? Тебе больше нравится Пу-60!
   -Да, люблю его.
   -Его?
   -Да.
   -Кто это?
   -Вот ты смешная. А о чем шла речь?
   -Ну....
   -Лови нить рассуждений. Мы говорили о Пу-60.
   -Ну да. Ой, прости, я такая глупая. Но ты разрешишь мне DSA?
   -Да покупай, покупай.
   Был бы я помоложе, то, возможно, обиделся. Но я понимаю, что терпимость к женщинам - это одно из условий современного обитания. Секс - это регулярные взаимные проникновения, где твои партнером вовсе не обязательно должен быть говорящий примат женского пола. Вообще, берегите здоровье.
   Я вынул из пачки сигарету и глянул на часы. 10:00. Мое время. Моя лицензия позволяет курить дома с 9:30 до 18:00. Я целый год горбатился, чтоб ее приобрести.
   Люди, у которых нет такой лицензии, могут получить приличный штраф. Во всех современных квартирах стоят детекторы табака и алкоголя. Да, но вы можете пойти в клаб. Там нет никакого детектора. Конечно, если у вас нет лицензии, а в клаб придёт наряд или будет облава, то тут вы и попадёте. Мы были с Таней в клабах, далее, расплачиваясь за кайфы усердными трудовыми подвигами.
   -Я тоже хочу курить, - заявила она.
   -Тань, у тебя нет разрешения. Давай не будем.
   -Да ладно тебе.
   -Ну...
   -Я пойду?
   -Иди.
   И хлюпает носиком
   - Шучу. Вот куплю большого, мускулистого, moving. Amazing. B-4. MV-MX. 1-PT-FG. DFCX.
   - У Зинки есть DSA.
   -Это каковская Зинка?
   -А помнишь, я тебе говорила?
   -Это с которой ты в Пятом Разделе переговариваешься?
   -Ну да.
   -А какая она из себя?
   -Я не знаю. А зачем тебе? Я тоже не собой представляюсь. Тебе она интересна?
   -У вас была там любовь?
   -Эмулятор не тот.
   -Ну и хорошо.
   -Как придешь, поговорим о DSA, ладно? Я хочу негра.
   -Тебе меня мало?
   -Сашь, но ты же знаешь, живой человек не способен обладать такой потенцией.
   -Почему же? Потенцию можно купить. Я видел потенцию в кредит. Увеличение мощи яичек. Несколько пакетов, от эконом пакетов до элит-класса.
   -Супер......
   -Давай, ты себе купишь.
   -Эконом стоит всего 60 тысяч Ру.
   - А в рублях его уже не купить?
   - Надо менять рубли на Ру, и там будет пролет. Я советовал бы подождать.
   -А мы найдем потом?
   - Лист?
   -Тихо?
   -Листочек?
   -Тихо, тихо.
   Я приставил палец к губам.
   -Современное время, Тань. Мы все взаимосвязаны. Мы все части единой цепи. Очень многие начинания ломаются из-за женской наивности. Не будем, Тань. Не нужно говорить вслух. Ты же знаешь. Откровенные вещи можно произносить только мысленно.
   -Научи меня переговариваться мысленно.
   -Ха, ха.
   -Я молчу.... Ну Саша... Я молчу....
   -Гут, - сказал Пу-60.
   -Пушкин! - вдруг выплюнуло радио.
   Я подался к столику, достал там таблетки и проглотил одну из них. Радио в моей голове прикрутило ручку свою влево, но, все же, оставалось достаточно громким. Просто - это словно попугайчика в клетке накрыли полотенцем, и теперь он оттуда вещал. Чик-чик! Живой, да прикрытый. Чик-чик!
   -Пушкин!
   Выпустив дым из рта, я вышел на балкон, чтобы посмотреть в небо. Есть ли там Пушкин? Говорят, будет лететь по небу. Еще немного. Еще чуть-чуть. В космосе запустили гигантское панно с изображением поэта, а также словами:
   "Празднуй, Россия!"
   Но небо было светлым и ярким, будто бы немного отстраненным от человечества, и никакого Пушкина там не наблюдалось. Я смотрел как-то косо, точно старый гусь, озадаченный пролетом самолета.
   -300 лет! - прокричал диктор. - И он вновь - в Москве!
   Туда дальше, я бы сказал, к востоку, хотя чувство сторон света было в моей голове давно пропало, воздушные сады - дорогие, навороченные, блатные кубы и квадраты, стыковались в воздухе, символизируя свое не далекое расположение от "Шматка". Действительно, он недалеко, и мы даже можем ходить в него пешком, не опасаясь остаться без автоматической велотележки на обратном пути. Кубы, сады, вернее, если не ошибаюсь, принадлежали Гаю Цезарю Дудченко, тому самому, который пригласил нескольких Иванов на ток-шоу и подарил им по московному статусу третьей степени. Таня об этом лучше знает. Виталя утверждает, что этих Иванов видели потом на одной фазенде на бесплатных работах. Гай Цезарь, Юлий-Юрий, певец, фигурист, банкир, телеведущий, ментальный космонавт, подземный психонавт, политик, боксер. Европеец, кстати.
   -Чо ты? -спросила Таня, когда я вернулся в наш кухонный блок.
   -Чо ты? - ответил я. - Я и так опаздываю. Я ж тебя жду. А ты всё плещешься. Ты у меня - дельфиниха. Куда поцеловать?
   - В носик. Ты уже уходишь, да?
   -Да.
   -Ну, - она стала вертеться вокруг меня, точно весенняя кошка.
   -Не, плохая примета, - сказал я.
   -А Пушкин там был? - спросила она.
   -Где?
   -Ну там, в небе.
   -А нет, еще не повесили.
   -Его не вешают. Его ведут. От Америки.
   -А, ладно, - я махнул рукой.
   -Сашь...
   -Потом, Тань.
   -Я в "Зону Детства" пойду.
   -Все.
   -Все.
   Я поцеловал ее в носик.
   Хочешь стать Листом, оцени силу его однознаковости в мире, будто бы он J.Chr. Катаясь на волнах своей смелости, научись обойтись без битв внутри сетей, однако, не замирай никогда, чтобы быть средним и стандартным.
   Сергей Ииусус, лекции.
   Лист у меня в туфли зашит. Это не защита, но все уже давным-давно проверено. А всегда так работаю. Немного сосредоточения, и в голове появляется четкий образ персонального контроллера. Включаем социальную волну. Минимум мыслеформ. Они еще не научились читать знаки. Надеюсь, что на моем веку этого не произойдет, и я еще долго проработаю.
   Лист.
   В мире есть люди, которые понятия не имеют о том, что это.
   Вот еще:
   -Лист знает свой возраст, но человек не знает возраст Листа.
   - Лист может быть китайским.
   -Не маши руками, когда говоришь о Листе
   -Ты сам можешь стать Листом
   -Если стал Листом, назад не поворачивай.
   Громкая мысль порождает монстров, которые напоминают карточные домики - их временность далеко не всегда фиксируется сознанием других. Мои слова, возможно, зашифрованы моей верой. Впрочем, если накачать человека как надо, он расскажет все, что знает, в этом нет сомнений - имена операторов, коды фейсеров, вес дерьма в килограммах, если унитаз снабжен весами.
   Хорошая, высокая, раскачка. Ни я, ни кто-то другой, точно не знает, можно ли расшифровывать мыслеформы в каналах, и многие уверены, что MCC - панацея от всех болезней, но я точно знаю, что шифрование - очень простое занятие в рамках самоконтроля.
   Московия, забитая по самое не хочу, это очень плотный стек во всех своих проявлениях. Здесь нет свободных мест.
   -Сашь, когда ты придешь, покурим вместе? - спрашивает Таня.
   -Закажи курительные палочки.
   -Они у меня есть.
   -Ладно
   Я не думаю, ни - не думаю. Это особенная фаза фильтрации. Энтузиасты сразу попадаются, а это - пожизненный срок. Хорошо еще, если продадут в деревню к какому-нибудь князю. Вроде, уже и не выбраться, но хотя бы функционировать можно. Хотя, в принципе, все одно. Во все времена были любители острых ощущений. Прыгали с крыш. С мостов. Ездили на горящих автомобилях. В общем, полный набор. Я не такой на самом деле. Лист приносит мне деньги. Я думаю, что я - профессионал.
   Реклама так и орет в правом глазу.
   -А-а-а-а-а-а-а.
   Я тоже хочу перевернуться и дрыгать ножками, как реклама.
   -А-а-а-а-а.
   Это называется Дат-синдром. В супермаркетах есть целые отделы, где целые галереи веществ, спасающие от дат-синдрома. Леденец "Друг". Леденец "Пососайка". Других названий я не знаю. А, сиропчик "Риточка". Реклама еще была.
   -Мама, хочу быть королевной!
   -Найди принца, дочь.
   -Я нашла! Мой принц - модный европеец!
   Сиропчик Риточка! Надоела реклама? Риточка! Теперь - в одном флаконе для всей семьи. Риточка! Только ты и я! Путь к удаче!
   -Мама, мама, мы едем в Ниццу!
   Счастье!
   И я пошел. Знаете, как в древности, вот так же выходил человек, только выходил он раньше, тогда ближе к обеду не вставали. И сетей не было. И Стекла в голове не было.
   -Ты вернешься? - спрашивала жена.
   -Конечно.
   Он брал дубину и шел ловить зверя, чтобы вечером жарить его на костре. Охота, еда, секс, саблезубый тигр за углом.
   - Эй, - кричал он из-за угла, - братан, погоди, хочу подойти и щелкнуть зубами.
   А человек становился в боевую позу, готовясь к броску. 9D. 10D. Конечно, лучше пойти на лайф, где человек дерется с электронным тигром, но все отговорки есть вода жизни: нет-времени, работа, деньги-деньги, нет-времени-надо-работать, деньги-деньги.... Личностный рост.
   Мы иногда думали о детях, и однажды я даже ходил по комнате с сантиметром, прикидывая, хватит ли нам места или придется сразу же сдавать их Персональный приют, с посещением, согласно нашему статусу, даже до двух раз в день, если будет время, и деньги-деньги дадут это сделать. Решений пока нет, но мне все еще немногим больше тридцати, а Тане как раз только что стукнул тридцатник, и она не думаешь, она мечтает. Пока, согласно текущим законам, Московит порождает Московита. Говорили, что статусы 1-2 скоро не будут давать такой возможности, но до этого еще надо дожить.
   И один день - праздник жизни, если ты способен делать секунды резиновыми. И это - пыль.
   Когда я вышел к лифту, позвонил Сергей Ларин, директор директоров в фирме, где у меня есть part-time, со своим графиком, и где я нужен, потому что только я работают с такими сертификатами, как "Родина" и "X0000", и так далее, и иногда я даже нужен совсем не удаленно. Но, как минимум, три часа в день.
   Это директор. Тут - пару слов о работе. В офис я прихожу иногда. Знаете, в чем смысл кнопки "иногда"? Я не знаю. И никто не знает.
   Пуш.
   Сети, лианы, мозг, запитанный соком мнимого разума, и все это повсеместно, и это не только я, это все. К концепту "везде одинаково" нелегко приучить, и, если бы мы видели большие животноводческие фермы, то все равно бы ничего не поняли.
   Пуш.
   Наслаждение, старая категория состояние "торч". Для радости, для счастья, для ловли мнимого зайца души, требуется пользоваться тем, что уже есть, а именно - возможности получать радость из ничего. В прошлом месяце я был на работе 9 раз. Я составляю статистику и отвечаю на тикеты. Моя профессия не нужна никому, но ведь вы сами уже поняли - я торгую Листом. Все остальное не так уж важно.
   Лист направляет помыслы человека. Раньше так говорили о богах - ты живешь, но ты лишь тля. В настоящее время, человек - тоже тля, любой человек - тля. Но у него есть несколько альтернатив, каждая из которых равна другой. Словом, это - рукоблудие, но рук может не быть, потому что в случае прямого эксцесса, твоя химия - это нечто, что выделяет нейроны. Даже если ваши домашние животные научатся говорить - не удивляйтесь.
   Когда устраивался на работу, всё уже было решено. Я заполнил анкету. Анкету никто не читал. Я не уверен, что Ларин в курсе, чем я занимаюсь. Но я думаю, он что-то от кого-то получает, чтобы меня не дёргали. Так вот, в графе - родители родителей, я написал:
   Бабушка. Сибирячка. Род занятий - менеджер по туризму. Образование - высшее.
   Дедушка - блогер.
   Прадедушка - физический носитель
  
   Я только сейчас понял, что носитель - от слова носить. Носки - также от слова носить. Один из тренеров по продажам, что, посещая наш филиал в прошлом месяце, требовал от нас ролевых игр, именно этим озарился и долго играл в слова. Это был его личный карманный бильярд. На пути к успеху, человек должен уметь много, его подражательная манера должна оттачиваться днями, месяцами - желательно уже на второй год работы в продажах синхронно покачиваться в такт клиенту. При онлайн продажах нужно добиваться сетевого контакта, чтобы прикормить добычу техниками таких гуру бизнеса, как Норман, Чапман, Яковлев - далее, по списку. Обезьяна видит -- обезьяна делает. Никогда не заводи разговор с обезьяной, если в комнате шарманщик.
   И вот, он тогда ко мне прицепился:
   -Блогер? Известный?
   -Да так, - ответил я.
   -Куришь?
   -Курю.
   -Вредно. Бросай. Ты можешь заказать чистку легких, но помни - Единственная причина, по которой Бог создал человека -- он разочаровался в обезьяне.
   -Курение запрещали много раз, - ответил я, - и всякий раз разрешали.
   -Я знаю. Но скоро его запретят окончательно. Ты дорого заплатил за курительную лицензию?
   -Не скажу.
   -Ты зажат!
   -Да. А чо. Нет, я не зажат, я просто не проснулся. Я поздно лёг.
   -Ты испытываешь проблемы со своей женой?
   -Нет.
   -Когда у вас в последний раз был секс?
   -Слушай, что ты прицепился? - возмутился я. - В уставе компании записано, что приоритет ответов на вопросы о сексе всецело в компетенции отвечающего. Хотя да, опрашивающий имеет право спрашивать, а я имею право не отвечать. А вот ты уже тут определи, где правда, где вымысел. Ты же физиогномист!
   -Нейро-мышечные отображения, фейсинг. Да.
   -Мне не нравится слово фейсинг. Хотя да, ты же специалист по мимике приматов.
   -Ты не в духе, - он похлопал меня по плечу.
   И тогда он спросил:
   -Ты знаешь, что скоро разбудят Пушкина?
   -Зачем? - я испугался.
   -Просто. Символ эпохи. Ты посмотри в окно. Посмотри на этот замечательный вид. В какое время мы живём! Посмотри, какие дома! Я тащусь! Я когда смотрю в окно, я ощущаю прилив сил. Какие машины! Как много богатых людей! Честно говорю, я переполнен смыслом времени.
   -Но многие его не ощущают, - ответил я, - советуют смотреть на природу. На лес. На рыбок.
   -Ты смотришь на рыбок? - осведомился он крайне настороженно.
   -Гм. Нет.
   -Мне кажется, тебя что-то волнует!
   -Нет, я просто не согласен с тобой.
   Он догадался:
   - Послушай, послушай, мой друг, - он отечески похлопал меня по плечу, - наверняка, я не должен это говорить, но разве ты тоскуешь по стене-экрану? У новых моделей нет никакой разницы с реальностью. Полная квадрафония, сиди себе у ручья, сиди рядом с парком. Разве парк стоит так уж дорого?
   - Парк, - я сел на подоконник, не зная, что сказать. Видимо, он меня тестировал. Я знаю, что эти тренеры - это сущие демоны. Но я думаю, они и сами не рады, что они такие. Я думаю, что, если у него есть жена, она напрочь пронумерована его психическим дебагом. Если нет, то есть ПУ-60. Наверняка, он учит его произносить четвертое слово.
   -Слушай, - я тогда нашёлся, - у тебя есть ПУ-60?
   -А? - он тут оживился. - У меня ПУ-62.
   Оказалось, он сам зашёл в тупик со мной. А теперь был прекрасный шанс сменить тему. О ПУ-62 мы и поговорили. Оказалось, разработчики пошли на более хитрый ход - они урезали одно слово, а в угол зеркала поставили мигающий индикатор. Он изменял цвет в зависимости от того, нравился ему ваш дресс-код или нет.
   О том, что дед у меня был блогер, мы как-то забыли. Ну и хорошо. Что тут такого? Профессия, что ли. Впрочем, многие блогеры прошлого были столпами, мэтрами, метрами. Нет, метр - это другое.
   Но что еще сказать о работе? Люди без московного статуса, трудовые мигранты, жители рязаней, испытывают большие трудности, зарабатывая себе на жизнь, и уж вряд ли многие из них знают о хитросплетения легкой жизни, когда даже half-time тебе хватает на оплату коммуналки, и лишь часть зарплаты жены уходит на еду. Она мечтает о DSA. Сущий пустяк. В Сочинском каганате рязанщине навряд ли заплатят больше, но тут я не имею в виду людей с волосатой рукой.
   Его величество лист. Мое занятие самым эластичным образом зарезервировано во всем процессинге фирмы, но я сам до конца не знаю, что именно осведомлен - Ларин ли, директор, или кто-то выше, а потому, я никогда ничего не спрашиваю.
   -Саша, завтра будешь в офисе? - спросил Ларин.
   Я задумался. Он будто слушал, как я думаю. Наверное, человек очень сильно изменился с того времени, как у него отпал хвост.
   -Не знаю. А что завтра?
   -Тот самый день.
   -Тот самый, - сказал я, не понимая, о чем идет речь, - да, наверное.
-Мы собираемся.
   -Тогда и я собираюсь.
   -Это здорово.
   -До встречи.
  
   Вообще, корпоративный язык допускает множество начал, которые прошивают речь насквозь, добиваясь генерации новой словесной формации. Миграция существительного "фича" ушла в бэкраунд, на смену пришел термин "пункт", и все, что с ним связано - "у меня по пункту", "ты на пункте", "мы пунктимся в пятница", "вчера у нас был недопункт". Язык напоминает червя-танцора в шапочке. Он весь искручивается, пытаясь достичь максимальных форм изобразительности. На черве - одна единственная брючина и один полу-кед. Его танец обречен на успех, потому что в мире существует торговля. Тренер, учительское лицо, и смазка его кожи выполнена на основе торгового плана. В прошлом месяце Иванов недобрал, а Петров перебрал, а ко мне никаких претензий, я - тишайший гребец полувесла.
   Я раньше занимался бегом. Немного, так - в меру. Как говорят, для себя. Мы с Таней шли в один из 100 торговых центров, что располагались неподалеку.
Конечно, мы могли бы никуда и не идти. Товары можно получать на дом, по каталогу. Однако, это скучно. В центре же мы можем неплохо развлечься.
Беговые дорожки. Катки. Цирковые арены, на которых можно представить себя звездой эстрады или графом, которого показывают по телевизору в цирке. Тебя снабжают инструктором. Выходят кони. Залазишь на коня - иго го, погнали. Говорят, коней сейчас очень много, так как цирковых аттракционов - тьма.
Кони - это модно, но говорить надо о DSA.
   Индустрия электронных удовлетворителей шагнула далеко вперед. Это вам не кайтинг, лазанье по стенам или спортивное улюлюканье. И в наше полированное время , и в прошлые времена, демократия основывалась на научно-техническом прогрессе. Так есть и будет Ad vitam aeternam. Я бы и не переводил все на Таню, но все прочие примеры слишком синтетичны. Лоськова и Минакова в офисе как будто и говорили именно об этом, но, попытавшись встрять в разговор, я получил форменный ролл-бэк и предложение найти себе мужчины. Живая электронщина дорога, и все это знают.
   Но я к чему это говорю про бег? А все к тому, что около часа я шел пешком. Миновав новый квартал, построенный специально для заселения кошками богатых людей, я прыгнул в лайт-трем и там вышел на связь с конфедерацией Форума Веданта_S.
   Это был достаточно свободный для общения портал, полный присущей таким местам резвости и амикошонства. Чужих не гнали, но сразу же гнобили, и, если кто-то выживал, то становился полноправным членом сообщества. Либерализм основан на замыливании глаз. Загрузка сети в буфер, дальше - тестирование нервных окончаний, а уж потом ты - пилот марсианского треножника или лошади Пржевальского (часто говорят Прожевальского, и правильно). Наконец, сигнал запускает стекло, и вот уже, вся визуальная картина передается на твои зрачки. Да, если ты идешь пешком, человек, не переусердствуй - по закону брожение по городу с включенным стеклом наказуемо на срок до 15 суток (в первый раз, про прочие разы даже и не хочу говорить).
   Гоу!
   Просмотрев состав комнат, я обнаружил лишь Худрайзинга и Via 660. Я проверил архив сообщений. Это был настоящий рекорд Веданты - более трех суток беспрерывной виртуальной модуляции. Без сомнения, это был их звездный час.
   В метро я закрыл глаза, наблюдая за загрузкой визуализации. Наконец, я очутился в амфитеатре центрального зала Веданты_S. Конечно, время от времени я открывал глаза, но внешний мир меня не интересовал. Все общение в наше дни - это крайне расширенная штука. Может быть, это - и не телепатия, но в телепатии нет явного. Здесь же мы можем являемся потребителями благ цивилизации.
   Я внутренне собрался, чтобы не распластаться в мыслях - рыба на берегу всегда чувствует себя одинаково. Мы всегда собирались в амфитеатре. Если забраться на самый верх, то можно увидеть, что нас окружает синеватый, смазанный дымкой тьмы, город. На Веданте никогда нет дня. Всегда вот такой сумрак, словно ты - некий офисный гвоздь на службе в мире мёртвых, и на тебя вешают шляпы.
   Тёрка, синоним - токинг, спич, мотылялово, запил букв. Время кажется бесконечным, и ты можешь не заметить, как жизнь твоя проскочила на своем пути до самого конца. Не зря ж говорят - that was the time of my life.
Так вот, если очень долго осматривать этот странный синеватый город, то может показаться, что там кто-то живёт. Но это не так. Всё это 19D бэкграунд. Но новички иногда этого не понимают. Они идут осматривать. Они ищут. Как над ними потом смеются - лучше даже не рассказывать.
   -Мег, сука. -возмутился Худрайзинг.
   - Никто не хочет лечить его от онихофагии, мы должны взять его на поруки, - ответил Via.
   - Хочешь сказать, что этот мерзкий аутсайдер уже не вернется?
   -Я хотел напомнить ему его прошлое.
   -Да. Я бы после такого не жил.
   -Что он сделал? - спросил я.
   -Ему еще лет 10 надо, чтобы научиться тереть спич.
   -Нет, 20.
   -22.
   - Если вы хотите рассмотреть еврахстию как ритуальное действо, то помните про итоговое состояние. Помните про жареного козла.
   -Ладно вам, - ответил я, - речи можно вывесить на стену. Как ни зайду сюда, так не могу понять, о чем идет речь.
   Мои слова бы богу в уши, но цифровая теология ближе к крикам птичек на птичьем базаре, где хаос многословия пытаются выдать за ум. Это может подкупить. Я пытаюсь включиться в разговор, но меня никто не слышит, хотя визуально я стою в центре амфитеатра, ожидая чего-то вроде "эй, гляньте, система прислала нам левак!". Но им до него дела нет.
   - Да, да, гайка открутилась.
   - Сыграло очко?
   -Извини, а ты зоофил?
   -Постой, кто это?
   -Это тень. Это не человек.
   -Точно, обознался.
   -По-моему, оккупация гельминтами не прошла тебе даром.
   -Нет, у меня в душе - прыщи.
   -Это ужасно.
   -Я создаю.
   -Гуд.
   -Ты смотрел "Севильский цирюльник. Плазмотрон"?
   -Литтер.
   -А что не литтер?
   -Нет, постой, это все же - человек.
   -Нет, это тень, говорю же тебе!
   Они стояли передо мной на фоне синеватых, пасмурных, трибун амфитеатра. Казалось, время застыло здесь, и мы находимся в некоей абсолютной точке, откуда можно брать отчет для движения вверх или вниз. В первом случае - это погружение в воды Кремниевой Праматери. Ничего более древнего нет, и там, наверное, здорово, в этой тьме. Но все мы люди цивилизованные. Нам уже никогда не стать другими.
Когда еще есть шанс быть другим, ты думаешь - можно ли сделать римейк себя самого. Потом уже ничего не надо.
Дали направление - катишься. Мячик через жизнь.
   Наш мяч на Веданте пока что был в руках (ногах, мозгах) Худрайзинга, но ребят заклинило не на шутку. Выбрав тела монстров, продолжая игнорировать меня, они продолжали приготавливать обед из Мега. Вроде бы имел место какой-то зябкий компромат относительно его предыдущих мест жизни, а именно - других сетей, откуда его кто-то попёр. К делу подключилось существо с крыльями, и я понятия не имел, кто это был.
   Модуляция вправо, и я уже сидел в кресло. Что дальше? Определения стёрлись. Ни я, ни они не знают, что мы представляем из себя на самом деле. Это игра, но игра без особого изыска и выхода. Это одно и то же, изо дня в день. В реальности я продолжаю везти свое тело внутри вены современной Москвы, и впереди у меня все должно быть спокойно. Вы вряд ли разбудите пассажиров. Даже объявление о конце света ничего не даст, они продолжат чатиться. Но вскоре суровость бытия будет подтверждено сообщением о достижении пункта назначения, а дальше у каждого - свой собственный маршрут.
   У нас же был урожай слов, эмоций, и, возможно, граф в журнале сообщества. В который уже раз говорилось о стукачке, на повестку дня ставились пруфы, потом, все сводилось к наличию дежурного полицейского робота, а также к тому, что Геркулес-17 был арестован. В конце концов, эта тема должны была выброшена в прорубь, потому что Геркулес-17 прекрасно здравствовал на Арматуре, и даже кто-то справился - он это или не он?
   -Ребята, - сказал я, - ребят, давайте поподробнее.
Я прошел к трибунам и сел на скамейку. Это было самое начало верхнего уровня, и здесь, конечно, хорошо находится на в
mobile режиме, напрямую через контроллер, а в капсуле, чтобы чувствовать запахи, тепло, холод, ощущая себя живым участником игры. Мы, кстати, сутками обсуждали здесь вопрос полного воплощения. Нужен будет тогда мир? Мы, вообще, только и делали, что обсуждали.
   Человек-обсуждающий.
   Человек-комментирующий.
   Больше ничего из себя современный человек не представляет.
   Via собрал больше всех комментариев. За счет этого его знают во всей большой Веданте. Он вообще большой мастер общения. Комментарии потом (количество их) он конвертировал во всякие штуки, которые висели у него профайле - желтые яйца, бутылочка, усики мистических жуков, мигающие циферки. Также иногда над головой у Via иногда помигивала корона. Я думаю, что в жизни он - гомик. Во всяком случае, это порой ощущается в разговоре. При чем, старый гомик. Это вдвойне удушливо.
   -Его на "Йеле" считали последним аутпутом, - продолжал Мег.
   Я открыл глаза. Это забавно. Все очень забавно. Ты живешь сразу в нескольких мирах. Столько комментариев! А вот и салон лайт-трема.
Мне кажется, в те часы, что я не был на Веданте, я мечтал об этом. Мне виделись синие цифры счетчика. Мы едем в лайт-треме. Я улыбнулся. Я улыбался сам себе. Я думаю, что и они меня не видели. Половина из них наверняка где-то находилась - не здесь, но там, в каком-нибудь мире, в одном из миллионов виртуальных пространств. Если вспомнить, всего лет 10 назад все это было невозможно. Истинная реальность была уже тогда, но стоило это слишком дорого. И сколько находилось противников обязательного
чипировния.
   Лишь дети богатых людей, дети князей и графов, могли позволить себе иметь несколько жизней в одной. Теперь уже и не представишь, что чего-то в нашем мире не существовало. Да что там 10 лет. Когда появились первые чипы, общественность тотчас заговорила о мировом заговоре. Тем не менее, вот, живем, и все очень даже неплохо.
   -Мег - крестьянин, - заявил Via.
   -Это метафора? - спросил я.
   -Нет. Это какой-нибудь деградант Ванька, которому хозяин позволил попользоваться виртуалом. Сидит на ферме, в сибирской Рязани.
   -В какой именно Сибири?
   -Нет, не в китайской Сибири, и не на японском Сахалине. Там бы он расслабился. Но куда ему до цивилизованных народов?
   -Стекло - у крестьянина? - спросил я.
   -У них же нет стёкол? - не понял Худрайзинг.
   -У них у всех есть стёкла, - ответил Via, - просто там нет прошивки. Если же ваньке поставить прошивку в стекло, то он тоже сможет выходить в виртуал. Представь себе какого-нибудь смазливого юношу, понравившегося своему хозяину. Ха. Это тебе не Европа. Это тебе не Америка. Что, если у них будет любовь?
   -Любовь?
   -А что же?
   -Может, я тебе нравлюсь?
   -Сейчас я тебе всыплю, аутсайдер поганый, вялый и низкогеномный айболл.
   -1200, - сказал я, комментируя число комментариев, - хорошо. Если этот юноша понравится кому-нибудь в Европе, то его могут купить у хозяина. Но какому европейцу может понравиться Иван?
   -Хорошо, - ответил Via.
   -Откуда ты знаешь про Мега?
   -Это еще Злой Ван Вог сказал.
   -Так он может что угодно сказать?
   -Крестьян нам только не хватало.
   -А кто-нибудь видел Пушкина?
   -Нет. Его запустили над Южной Америкой. Он еще не прилетел.
   -А что ты думаешь на счет оживления?
   -Оживят. Куда ж они денутся? Гитлера ж оживили.
   -Ты не забудь, что Гитлер не был разумен.
   -Хе.
   - Simia, да. Неужели кто-то думал, что фюрер начнёт вещать с трибуны? Я думаю, его кто-то купил и держит у себя в доме качестве живого сувенира. То же будет и с Александром Сергеевичем.
   -Слушай, ты пафос-мэн. Оставь свою риторическую святость!
   -Хочешь сказать, что и Пушкина не будет разума? Ты чересчур эмпатичен!
   - Может, поговорим через Васю?
   Безтемность не есть болезнь. Можно играть, но никто не хотел играть, по подозрения вовсе не были беспочвенными. Мы говорили о мирах вне Московии, а там могло быть все, что угодно. Гений разума в тюрьме смысла субъективен, на то и Веданта, тем более, на вся, а именно - S. А ведь мы до сих пор не разобрали вопрос, реален ли был маньяк Саша Мясокомбинат, или же его придумали журналисты. Стекло - новая формация чипирования, подорвав все устои, создала тысячи, десятки тысяч вселенных. А ведь Мег мог быть китайцем, который просто использовал популярный переводчик. Правда было сказано - сука.
   Вот так я еду. Так едет множество людей. Состояние вещества не существенна, но обязательную рекламу никто не отменял, и лишь пиратские прошивки способны избавить ваши мозги от этого бедствия. А ведь утром прямо в твоей голове играет гимн РФ, и ты ничего не можешь с этим поделать, подскакиваешь, пытаясь вспомнить свое имя. Первые вздохи после возвращение из мира тренировочной смерти, а именно - сна - но после гимна в твое стекло гонят новости в приглушенном фоне, и это еще ничего. Другое дело, что за зашитые новости можно получить реальное наказание, но обнаружено это ПО может быть лишь в случае шмона, Вы меня поняли, лох - это аббревиатура, которая означает лицо обманутое хулиганом. В данном случае, это - лишь физиологическая системность. Говорят, что в случае остановки полицейский имеет право проверить твое стекло на наличие прошивки, подавляющей рекламу и принудительные новости, но ни со мной, ни с кем из моих знакомых такого не случалось.
   Опасность - в расслабоне.
   Лист не любит невежество.
   -Мальчик начинает, но все уже давно его раскусили, - говорит Via, -Нужно точно понять, в чью сторону он метит.
   -Ты мыслишь на основе сочувствия, дитя кала, - отвечает Худрайзинг.
   -Антихрист. Проклятие христианству.
   -Что?
   -Это не я сказал. Меня поражают мелкие дегенераты, которые мнят себя царями.
   -Ты мне это сказал?
   -Не знаю. Чен, я сказал это тебе?
   -Нет, - отвечаю я, - я вообще всё же думаю, что за стенами амфитеатра должна быть жизнь. Я это кожей чувствую.
   -Ты - наш Далай-Лама.
   -Нет, я серьезно, - говорю я.
   -Он прав, - отвечает Via, - Сонни точно видел это. Он не мог ошибиться.
   -Я сам видел скрины, - ответил Худрайзинг, - но что это было? Сонни шел через город, который городом не является. Оказалось, он очень большой. Спрашивается, зачем для создания фона Веданте сделали такой большой город, если он никому не нужен? Логика? Нет. Просто некуда девать лишние терабайты. К тому же, это - портфолио. Но... Когда Сонни обнаружил пролом, он сам не понял. Внизу были люди. Они разговаривали. Он слышал их речь, понимая, что это - не наш язык.
   -Это были китайцы? - спросил я.
   -Нет.
   -Ну, и откуда он это понял?
   -Он потянулся к интерфейсу и включил переводчик. Но тот не справился.
   -Жду, что скажет Харон, - проговорил я.
   -Не остри, - ответил Худрайзинг, - меня не волнуют желания твоих зеркальных нейронов. Ты думаешь, я совершенно приземлён?
   -Ты сам даешь повод так думать.
   -Нет. Кстати, я недавно заходил на астрономическую конференцию, Чен. Скажу тебе прямо, там ситуация совсем плохая. Один умник показывает им новости. Например - автоматическая станция "Валгалла" обнаружила органические молекулы в ледяной коре Энцелада. Что же наш народ? Комментарии были таким:
   -Суки, уберите это?
   -Сколько стоит?
   -Зачем запускать, дайте мяса!
   -Это выгодно?
   -Твари, не кормите, не кормите, суки...
   -Деньги некуда девать?
   -Ага, - сказал я, - к чему это?
   -Ни к чему, Чен. Я не так приземлён, как тебе кажется. Via деградирует, это очевидно.
   -Это сказал твой метафорический зад, - утвердительно произнес Via.
   -Мы отвлеклись от темы, - сказал я, - мы говорили об открытии Сонни.
   -Ты хочешь прокультивировать песок?
   -Ты дурак, - ответил Худрайзинг, - Чен прав. Это парадокс. Сонни видел выход из одного мира в другой. Мы объяснили это дыркой в программе. То, что люди говорили на языке, который не удалось опознать, еще ни о чем не говорит.
   -Возможно, это - тайный язык, - к нам присоединился Бокс Арчи, - я слышал об этом. Информация появлялась на открытой конференции стоиков. Потом она куда-то исчезла. Судя по всему, есть некое общество, которое говорит на своем языке. Знают его только они сами. Для чего это делается, никто не знает.
   -Инакомыслящие онанисты, - произнёс Via.
   -И? - спросил я.
   -Именно онанисты. Язык помогает им чувствовать себя королями жанра.
   -Нет, я думаю иначе, - ответил Худрайзинг, - наши инженеры запутались. Разработчики уже сами не понимают, что они делают. Возможно, они пробили дыру в другое измерение. В другую сеть.
   -Сеть иного мира? - спросил я.
   -Именно так. Если бы Сонни вышел туда, он бы не вернулся.
   -Да, а что же будет с его физическим телом?
   -Не знаю. Дурдом. Билет с галочкой в графе "сумасшедший".
   -Жаль, - сказал я.
   - Сострадание вообще противоречит закону развития, который есть закон подбора. Оно поддерживает то, что должно погибнуть, оно встаёт на защиту в пользу обездоленных и осуждённых жизнью; поддерживая в жизни неудачное всякого рода, оно делает саму жизнь мрачною и возбуждающею сомнение, - сказал Бокс Арчи.
   -Прекрати учить чужие слова, аутпут, - посоветовал Худрайзинг, - тебе все равно не покинуть питомник и не перестать быть обезьяной.
   Мне показалось, что прошел сигнал. Я не уверен. Я точно не знаю. Может быть, это чувствуют все другие, может быть, нет, но что раньше - яйцо или курица?
   Детекция или рефлексия?
   Но глупо думать, что я рефлектирую, как гидра, которую разрезали на две части. Как человек, который везет Лист, я нормален. Моей техники поддержания эмоций хватает, чтобы контроллер не выдал нужный ответ сигналу. Тесту, то есть. Правда, я не уверен, что это так. И никто не уверен. Но - 99%. Не нужно доказывать очевидные вещи. Я бы не сказал, что здесь много зарабатывают, зато я не встаю рано утром и не несусь в офис, чтобы стать очередной приставкой к всеобщему онанизму на труд. У Тани много свободного времени. Конечно же, и ей приходится подрабатывать. Но нет, не подумайте, что это ее ранг. Если судить по нашему генеалогическому древу, мы - не коренные москвичи. И тут закон Московии о коренном московстве можно трактовать по-разному - главное, что у нас нет обязательных трудочасов, которые выписывают всем, кто не сумел подтвердить степень москвовства. Что там говорить, даже суперзвезда современного джамма, Барбара-Дженифер Иванько, даже она отрабатывает два часа в неделю в бюро помощи эксклюзивным животным.
   Дело в том, что никто не знает про сигнал. Но я заметил это еще полгода назад - есть некая генерация опроса чипов. С одной стороны, что тут такого? Все стёкла - в сети. Они постоянно взаимодействуют с серверами. Но что такое сигнал? Может быть, это что-то моё? В наше время много людей, не справившись с наплывом информации, перегорают и пенятся по психиатрическим клиникам (в прямом смысле - пена изо рта идёт). Что со мной? Сигнал. Нет, что-то определенно происходит и снаружи, и тогда я начинаю вдруг чувствовать себя другим человеком.
   С.Зайииц, присоеденившись к нам, разбил зловещий круг концентрации на одном лапчатом гусе, и вот, тема сменилась, и мы уже обсуждали грядущее шоу по клонированию Пушкина.
   -У него не будет разума, - проговорил Via.
   -Откуда вы знаете? - спросил я. - Я думаю, что рано или поздно эксперимент удастся. Людям уже пора начинать воспроизводить себя. Люди не хотят размножаться сами.
   -Chen 09, а ты откуда знаешь?
   -Я знаю.
   -А ну-к, - Худрайзинг сел рядом со мной. Огромный, тоже синеватый от света безвременья, с акцентом звука на нос.
   -Я знаю, - повторил я.
   -Ты хочешь сказать, что в этом фальшивом мире кто-то, будучи клонированным, имел разум? - он похлопал меня по плечу. - Если ты о детях-клонах, тогда иди ты подальше со своими витиеватостями. Я говорю о точной копии. Ты хочешь детей? Заведи их. Или у тебя нет статуса?
   -У меня всё есть.
   -Но ты же не рязанец.
   - Нет. Я не об этом. Я о том, что в этот раз всё получится. Я точно говорю. Вот увидите - он встанет и прочитает нам стихи.
   -Chen, я не шучу. У тебя есть доступ к ресурсу?
   -Такого ресурса нет. Я просто знаю, и все. Во всяком случае, один такой человек был.
   -Это ты, хо-хо.
   -Ладно. Давай о другом.
   -Хорошо. Тогда скажи, что имел в виду это лохматый падла аббат Гвиберт, когда говорил, что все вы - нестабильные араторы.
   -Он слишком аскетически настроен.
   -Тем более.
   -То и имел в виду?
   -Я его на бой вызвал, он не вышел.
   -Может, у него голова болела?
   -Модель старая? Ха!
   -А ты думаешь, мало людей с Х-3 стеклами?
   -Хе. Аутпуты. В уста блаженного вложена речь, но о чем она?
   -Один глобальный аутпутизм. К чему все катится?
   -Ты в Москве воще живешь?
   -Какая разница. Я - гражданин Планеты.
   -Ха. Так может ты в Рязани-то гражданин планеты? Иван? Признайся, ты - Иван.
   -Рязань, по- твоему - это позорно? Италия?
   -Другое дело. Европа.
   -Может, Питер? Как по-твоему. Насколько падает динамика генетического материала, чем дальше ты удаляешься от Москвы? Я не словоблудствую. Это так.
   -Сорренто?
   -Я был в Сорренто.
   -Может, у тебя лицензия есть?
   -Может, и есть.
   -Какая?
   - Как какая. Лицензия на жизнь и выпускная виза. Особый статус и купленные гены гения,
   -Не звезди. Возможность вживлять знания и талант появились 10 лет назад. И то, это возможно лишь, если человеку не исполнилось 16 лет. Если ты старше, это навряд ли прокатит.
   -По закону?
   -Вообще.
   -Ты веришь тому, что говорят?
   -Почему мне не верить? Это нормально. Если ты можешь купить себе талант, покупай. Так мы приходим к пониманию новой нации, новой Москвы, если хочешь знать.
   -А Рязань как же?
   -Благо тому, кто тверд по натуре и гибок по здравому рассуждению.
   -Не суй нос куда не просят. Ты знаешь, что лечение насморка лечат также и отрезанием носа.
   -Музыка не имеет отечества; отечество ее - вся вселенная.
   -Ага.
   -Да я так. Хочешь, живи в Рязани. Мы же в свободной стране живем.
   -Я в Анадыре хочу жить.
   -Там, кстати, жилье дороже, чем в Нью-Йорке, в пять раз. Я проверял.
   -Езжай в Нью-Йорк.
   -Нет, Анадырь.
   -Ну да. Зато какое жильё!
   -Москва - лучший город на планете, но у нас живут самые последние версии людей. Тебе нравится поддельное добро? Посуди сам. Во-первых, там слишком много черных. Вся эта бесплатная халва, все эти игры в доброту, порождают вопрос о формировании третьего пола на физическом уровне. Или тебе нравится отсутствие прав пешехода? Нет, с виду все это может показаться привлекательным, пока ты не поймешь, что окружен всеми цветами рас, кроме белой - ты тут же побежишь назад, обнимать первого попавшегося рязашку, чтобы сказать спасибо за то, что он существует. Дешевая еда. Послушай, мне нравится дорогая еда - так я чувствую себя состоятельным, но также я вижу и свой ранг - я понимаю, кто раб, а кто - господин. Хотя врать не буду, я не князь, но все же, свобода - это ругательное слово.
   - Но мы одинаковы.
   - Кто одинаков?
   Я бы сказал: я курил, но курение здесь применимо ко всему, что не связано с активностью в споре. Худрайзинг, если прицепиться к имени, значит либо ничего, либо что-то связанное с восхождением капюшона, что также не имеет смысла. Если его треп на кого-то действовал, то точно не на меня, хотя, я все же был уверен, что он вряд ли был рязанщиной. И тут он продолжал:
   - Я мог бы наслаждаться в поместье, мой друг, но тут на повестку выходит вопрос выбора - можешь ли ты взять то, что дают, и вообще, дают ли тебе что-нибудь или нет? Мне почему-то кажется, что Chen отмалчивается потому, что ему в лом говорить, сегодня он необыкновенно тих. А я вам скажу, ведь было время, когда он самоутверждался и клевал всех подряд, но ведь теперь это - матерый корифей. Так устроены сигналы. В мире, где сигналов нет, люди - всего лишь корм системы. Ты хочешь жить среди опускающей по ступени развития толпы? Потребление. Еда - не роскошь. Кому это надо? Дешевые машины? Обед за один доллар? Да кому это надо? Пусть обед и стоит 100 долларов, зато я чувствую себя господином, я значителен, я не Иван.
   -У Иванов в рязанях обед тоже стоит сто долларов.
   -Пусть собирают деньги и эмигрируют.
   -Ха. Какой же хозяин отпустит столько дешевой рабочей силы?
   - Я не поеду во вторичные места.
   -Ты что же, в князья записался? Да и что там делать? В реале то? Ты хоть видел хоть одно реальное место, которое бы было интереснее виртуала. А Вирт-секс? По-моему, натурализм уже теперь проиграл сайбер-лайфу. И чем дальше, тем разница будет все больше и больше. Сайбер-стайл. Глупые предки мечтали о космосе. И что там делать, в космосе. Звезды? Вот! Вся вселенная - у тебя в голове. Не отходя от кассы ты - бог. И покричи, покричи мне об ограничениях! Ты хочешь, чтобы в этом сложном мире не было порядка? Ге-ге. Я живу, понимаешь?
   -Ты не следишь за своей анальной стезёй?
   -Подставь руку, я нагажу в нее.
   -Где нет горестей, там нет и радости.
   -Из всех добродетелей самая редкая - справедливость. На десять великодушных людей приходится один справедливый человек.
   -Купи поместье. Заведи рабочую силу.
   -У меня нет лицензии.
   -Откуда она у тебя, Иван?
   Я открыл глаза. Мир вагона стоял, впечатанный в неотрицаемость Эго, и у меня не было никакого шанса узнать, куда едут все эти люди, потому что я навсегда потерял счет.
   Я вполне мог представить себе фазенду, затерянную на бескрайней ребристой поверхности средней России, и Худрайзинга - он на хорошем счету у барина, а потому, выходит на Веданту когда ему это пожелается. У него есть семья, две комнаты, обязательные часы, минимум контроля. Может быть он выполняет роль сексуального столба, обезьяны, или чего-то там еще. Я мог бы попытаться схватить его за язык, но мне это не надо - но в голову почему-то шли кадры Сибирского Китая. Вечные недоучки лезут назад, на Родину, потому что не знают китайского, им хочется разворота души.
   Наверняка, он смотрел матч Россия - Лихтенштейн (0-1). Нулин (Граф Нулин, куплены синтетические пушкинские гены, произведен бади-рембрендинг) имел неплохой шанс сравнять счет. Купив геном Льва Яшина, Виктор Опальков лажанул в, собственно, очень простом моменте. По нулям бы - одно очко, и следующая игра уже с Румынией, и возможность выйти на третье место.
   Бади-ребрендинг далеко не всегда обеспечивают улучшения. Скорее, так все выглядит на бумаге, а потому человек, купивший гены известного человека, автоматом не улучшается. Сменные органы, призванные обеспечить срок жизни, как минимум, до 120 лет, сдуваются намного раньше. Часто говорят: это бизнес. Ивашка на Рязашке говорит: это бизнес, никто не виноват, а потом берет вилы и идет грузить дерьмо.
   -Вы меня замучили, - закипел Зайииц, - я порву любого.
   -А ты бисексуал? - спросил я.
   -Только не говори, что находишь партнеров на форумах.
   -Нет. Ищешь ты.
   -Я видел твой зад.
   -Зачем ты им интересовался?
   -Чен, прикрывайся сковородкой!
   -Он пойман, - сказал Via.
   -Иван, ха-ха, - рассмеялся Худрайзинг, - порвав свою цепь, он бежал. По пути его встречали черные столбы. Дожди поливали его шкуру. Его не устраивал хозяин. Он искал нового. Наивные души думали, что Иван бежал к солнцу. Нет, он бы сгорел, так как люди без происхождения не могут иметь крыльев. Он шел по дороге из цепей в цепи, так как хотел жрать более светлый хлеб.
   - Он считает, что DSA лучше, чем сайбер, - сказал Via, - может быть, и черный след от него?
   -Я не люблю Черный След, - сказал я, - но бывает. Грешен.
   -Все вот такие. Вы начинаете. Но не доигрываете. Докажи, что ты - человек.
   -А ты?
   -А что я. Нет, я не люблю многоличие. Я просто пишу.
   -Журналист?
   -Император может приказать называть обезьяну львом, но он не может превратить ее во льва.
   -Так все же о сексе.
   -В сайбер-сексе у тебя нет пола. Ты - любого пола. Ты что, не пробовал?
   -Промежуточный пол?
   -Да я не об этом.
   -А о чем?
   -Ты же говоришь, что всю сеть облазил.
   -Хе, так поэтому я этого и не хочу. Потому что облазил.
   -Ты мне еще пропой песенку про натурализм и фьютчер. Но фьютчер. Где наши люди? Куда они ушли? Нет никого. Потому и нет будущего. И всё же, кто докажет, что все вы - не пациенты, что вы - не приматы?
   -На фьютчер у меня нет лицензии. Хотя, была б лицензия, я б все равно не ходил бы в лес или на рыбалку.
   -А налоги на лес ты платишь?
   -Хорошо. А ты, значит, не платишь.
   -А я по лайт-9-версии живу. Ты в курсе?
   -То есть, ты все-таки в Москве? Я знаю, что лайт-9 нет в других местах. Какой у тебя статус? Только не говори, что двойка и единица, а ты тут распинаешься.
   -А ты считаешь, что нормальные люди могут жить где-нибудь за пределами Москвы? Ты хоть был там когда-нибудь? Ты видел? Может, там вообще людей нет. Вся Россия - это Москва, брат.
   -Противоположности, поставленные рядом, становятся более явными.
   - У них там даже деньги еще наличные ходят. Господа с крестьянами бумагой расплачиваются. И трут они только на своих, местных, сетях, нигде больше. Это как корова на льду. Они сюда ни ногой. Нет, пойми, я уважаю Париж, я очень люблю Лондон. Мне гораздо ближе сырой английский туман, нежели вся эта замусоренная атмосфера. Сотни, тысячи свободных иванов, которые всеми правдами и неправдами получили визу в Московию, азиаты, стремящиеся в цивилизацию. Меня тошнит от всего этого. В Лондоне я просто останавливаюсь и выхожу в виртуал оттуда. К тому же, более цивилизованный народ построил специальные виртуал-кэмпы, до чего у нас никак не могут додуматься. Россия - страна дураков. Дураки и дороги, Амиго. Это было всегда.
   -Да, - согласился я.
   -И вот, еще. В Англии люди технически подкованы. Хотя это и не говорит о том, что у них хорошие программисты.
   -Да.
   -Дураки и дороги.
   -Вы себя высоко несете, - проговорил Via.
-Тебе не давали слова, Иван.
   -Да сам ты Иван, - ответил Via, - я, между прочим, в мэрии работаю.
   -В какой мэрии?
   -Биробиджан?
   -Сам ты бери биджан.
   -Я был там. Нет, не там. Я был во Владимирской губернии, скажу вам, господа, - проговорил Худрайзинг, - скажу вам, это надо видеть, как там живут наши братья меньшие.
  
  
  
   рут они только на своих, местных. лачиваются. и т. ибудь за пределами Москвы? вирузум? итывает два часа в неделю в бюро помощи
   * * *
  
  
   Я был уже почти на месте, когда мне пришлось пересесть. Интуиция состоит из набора жидких полунамеков. У человека нет дверей, чтобы посмотреть, что там делает суб-начало, подсознание, скрытое Я, но воспитать эту связь можно и безо всякого желания. Ты вдруг делаешь неожиданный чейндж, и прямые, что пересеклись, уже не пересекаются, в то время, когда на Веданте начинают обсуждать историю маньяка Саши Мясокомбината.
   Я почти Будда. Сигнал идет от стеклу к стеклу, передай другому, и так, изображение с твоих глаз отправляются куда-то на сервера, и ты и понятия не имеешь, что, возможно, кого-то спалил, само того не зная. Твоя мысль тебе не принадлежит. Впрочем, до сих пор многие уверены, что пиратские крекеры способны наводить помехи, подмешивать к картинкам чужие лица, и, главное, программа не срабатывает на ключевые образы, а значит, ты остаешься неуязвим. В моих делах есть люди, и в вопросах скрытности я полагаюсь на них, чего нельзя сказать о других.
   Я сел в другой лайт-трем, и мы побежали, и все люди вокруг меня сидели в сети, все они играли, писали в блог, разговаривали о массе ненужных вещей, и от этого пространство разогревалось, но - не для чего.
   Вечный шум.
   Теория информационного мира, как естественного состояния, говорит нам о том, что люди связаны подобным образом изначально, а компьютерная сеть просто довершился растление, и теперь, не имея пиратских прошивом, ты никогда не познаешь силу тишины. Даже ночью тебя могут разбудить срочным сообщением правительства, ну а про дневное время я даже и не говорю.
  
  
  
  

И лайт-трем несет меня через Москву. Меня и Лист. Две щепки в шумном океане. Всё это - грохочущая тишина. Я думаю, если бы приземлились инопланетяне, они бы ужаснулись и решили, что это - филиал ада. Во всяком случае, человек, приезжающий из глухой провинции, впадает в ступор и не может из него выйти до конца пребывания в Московии. Во-первых, когда у него проверяют визу, то начинают выяснять - кто ты, что ты, биография, образование, "воровать едешь"? и много еще всякого. Смотрят отпечатки пальцев, снимок роговицы глаза и начинают сверять номера на процессоре. Сверять нечего на самом деле и не надо, так как есть сеть, но сверяют. При этом, человеку раз двести укажут на то, что раз он не житель Московии, то, стало быть, мамонт какой шерстяной, так что, пока человек добирается до Москвы, он уже ничего не хочет. Но это я утрирую. Это я себя на месте такого дилетанта представил, а так - едет народ. И, кстати, совсем не обязательно проходить кучу процедур. Платишь мусору и едешь дальше. Есть даже визы мусорские - подходишь, так и так. Добазариваешься за полцены, он тебе ее тут же ее выписываешь. А в следующие разы знай себе, когда товарищ твой дежурит. Или связывайся с ним по сети.
  
   Я и лист. Две щепки в шумном океане. За большие деньги ты можешь отключить рекламу легальным способом. Нелегалов должна фиксировать система, но поиск незаконных программ через сканирование роговицы глаза так и не стал панацеей.
   Иван, Емельян, Петрушка, приезжая в Московию на работу становятся лакомым кусочек для любого мусора, если покидают свой участок и начинают шататься по улицам. Старое стекло, штраф, высылка в Рязань. Контрафактное стекло, 90% случаев. Китайский левак из-за Уральской стены. Рязанское, ростовское, липецкое лицо.
   - С какой фазенды, а?
   Начинают катать. Начинают проверять - вместо рекламы идут китайские вставки.
   Протокол.
   - Что будем делать?
   - Не знаю.
   - По подумай хорошо, у кого есть деньги?
   - Нет ни у кого.
   - А ваши могут собрать?
   - Только у шаха есть.
   - А можешь спросить у шаха?
   Потом поступает предложение:
   - Давай его отправим на отработку на скважину.
   - Точно, давай.
   Все зависит от того, куда именно отправят Петрушку, потому что нет гарантии, что он не останется там навсегда.
   Вы говорите, что мы не живём в абсолютное время? Нет, это не так. Все как раз очень даже на уровне. Листом стали торговать 30 лет назад. До той поры никто и понятия не имел о том, что это такое. Когда я в первый раз познакомился с Джоником, он сказал:
   -Знаешь, из боксеров идут из любителей в профессионалы?
   -Не.
   -Вот. Хотя иногда бывают и любители. То есть, чемпионы среди любителей. Олимпийские чемпионы. А приходят они на ринг, а там - человек, у которого в голове - дополнительные модули для ускорения реакции. Ты знаешь, что это?
   -Ну.
   -Так и бей в те места, где модули.
   -Ага. По затылку.
   -Нет. Ты не понял. Ты конечно же - профессионал своей работы. Но, поверь, это другой ринг. Мы начинали по-простому. Прячь, где хошь. Хошь - ешь. Хошь - не ешь. Хошь - будь волшебником. Когда мы поняли, что нам надо научиться контролировать собственные мысли, поначалу это казалось невозможным. Я даже подумывал искать работу. Нет, у нас везде свои люди. Без этого не бывает. Но менты-то ментами, а бывают еще рейды. Я раньше думал, что все об этом знают. Вот работал у меня этот, как его, Стёпа, из провинции юноша, он так сразу и спросил: а что у вас с рейдами? Грамотный. Не то, что это сявское племя, дети электронных сперматозоидов.
   -А Степа сейчас работает?
   -Нет.
   -Да?
   -Да. Он исчез.
   -Ага.
   -Это еще один момент, Сашь. Мы часто исчезаем. Нас не показывают в сводках новостей, а если берут, то берут всю бригаду. Ну, ты понял. Они расколют. У них методы. Нет, никаких там щипцов и иголок нет, все это в прошлом. И даже никакие электроды на голову не надевают. Просто включают гипер-режим, и оказывается, что в твоем стекле есть камера, и ты сдал сам себя, собака.
   -Так.
   -Что ты думаешь?
   -Мне почему то казалось, что у них обязательно должны быть щипцы.
   -Почему ты так думаешь?
   -Кто-то как будто говорит мне - щипцы, зажимы, железная дева, испанский сапог. Как будто я знаю это заранее, - я усмехнулся, - они смотрят твоими глазами. Это круто.
   -Ты о камере? Нет, отключить ее пока не получается. Зато - я точно знаю - нынешняя модель не транслирует показания. Ее можно читать только в радиусе нескольких метров. Поэтому, соль проста - не попадайся. Насколько я знаю, в ближайшие три года изменений не произойдет, а это - немало - три года.
   -А этот.... Степа....
   -Не знаю. Это - обычная практика. Просто смотри в оба. Наши клиенты - чаще всего - очень изобретательные люди. Пойми сам, какая тут может быть степень распущенности. Знаешь, встречали многое. Секс? Да. Но если теперь, имея DSA, любой человек может извернуться в своих фантазиях до вылезания из кожи, то на все остальные игры такие люди особо охочи. Ты посмотри на их дома. Там может быть, все, что угодно.
   -Представляю.
   -Не-а. Но увидишь. Я начинал, как ты. Лист потребляют только богатые люди. И все они как-то особенно озабочены. Один дома Древнюю Грецию устроил, кругом девицы ходят, мальчики, Парфенон стоит, вместо моря - часть моря, а потом - голограмма. И - беспробудный разврат. Это было в одном летающем доме. Другой - тот заставляет людей охотиться друг на друга, а сам смотрит. Дом - на башне в центре Москвы. Все нормально. Это я так тебе говорю. Главное, на первом же задании не погореть. Так вот. Мы ко всему готовы. Ко всем техническим примочкам. Потому что, Сашь, лов, да не тот. Главное в этом деле, кто, где и как договорился. Это так и у людей, и у животных.
   -Ага.
   -За тем и следи. Ну и рейды - они рейды. Но помни - если тебя взяли во время рейда, это еще ни о чем не говорит. Главное, подержаться, а там, глядишь, и рейд закончится, и денежка будет уплачена. А то, что в новостях сообщили - это, мой друг, бабушка очень даже надвое сказала. Сообщили - да. Каждый день сообщают о контрафактчиках. Думаешь, кого-то сажают? Да, безусловно, иногда кого-то и сажают. Бывает и такое. Но ведь это не интересно. Ну, отправят тебя копать подземные эстакады. Ну и кому от этого лучше. Другое дело, если у тебя есть денежка, и ты ей можешь поделиться. Ну и, потом, с того момента уже начинается доение. Ты уж - коровка.
   -А как у нас сейчас? - спросил я.
   -А - так.
   -Так?
   -Да я что, у нас политика открытости, друг мой. У меня от вас тайн нет. Мы все - в одной телеге. Просто так с нее не соскочить. Это как жизнь. Родился - будь добр, живи. Они, знаешь, и 30 лет назад интересно было. Всегда - интересно. Для нас постоянно придумывают новые фокусы, новые ребусы. Ты же видишь. Ведь ты и представить себе не можешь, что когда-то не было налога на пешее передвижение. А сейчас скажи кому - тебя на смех же поднимут. Любой простой человек cкажет - а чем ты, мол, возмущен? Нет машины? Работай. Нет аэромобиля? Работай. Нет денег на такси? Работай. А если ничего этого у тебя нет, и ты считаешь себя умным, то что ж ты такой бедный, раз ты такой умный? Видишь, и мы к этому привыкли. Завтра придумают, например, налог на мышление. К примеру, создадут новую прошивку, и автоматически будут считывать показания с мозга. Ну и что? Разве мы не приспособимся? Эх, чего не сделаешь ради хорошей жизни, Сашь. В прошлом месяце, вон, Тимур ездил на Украину с Листом. Заказчик так пожелал. Мол, сейчас он едет в Киев, на какой-то партийный съезд, и они, с депутатами ихними, хотят разговеться. Ну и что? И поехал. А на границе с Украиной - обязательная проверка кода ДНК. Нигде ее нет, а тут есть. А мало ли, какой у тебя код? В паспорте - одно, в правах - другое, и еще товар где-то приныкан.
   -Судя по тому, что он вчера здесь был, с ним все нормально, - предположил я.
   -А как же еще будет, Сашенька? Конечно - нормально. Думаешь, он проходил ДНК проверку? Нет, конечно. Мы его так переправили. Оно, знаешь, лучше переплатить, чем не доплатить. Скупой платит дважды.
   -Есть каналы?
   -Не бывает жизни без каналов.
   -Да.
   -И на Марсе есть каналы.
   -Да. То есть, какие еще каналы?
   -Да я так.
   Я закрыл глаза. Немного музыки. Немного встроенного запаха. Это новые цветы жизни, которые, начиная свою вегетацию за пределами твоей личной территории, смело входят внутрь и помогают твоей системе поиска удовольствий находиться в гармонии с окружающим пространством.
   -Завтра, завтра! - прокричала в прямом эфире телеведущая, великая княгиня московская, Офелия Скворцофф. - Вы увидите то, чего еще никогда не видели! Вся вселенная видит это. Америка, Париж, Токио, Пекин. Это трансляция не обойдет ни одну голову. Каждый европеец обязан увидеть это!
   Вы европейцы?
   Вы точно европейцы?
   Ха! Вижу, вижу, моя аудитория. Ой..... сейчас, вспомню текст. Простите, мало спала. У меня был поразительный секс. С кем? Нет, не важно. Что?
Тут были ответные сигналы, и я вижу, как много европейцев к нам присоединилось, и все они - европейцы. Супер-йес! Что, гуляем? Нет, рано еще. Еще не гуляем. Еще не начали. Все процессоры - вперед. Пипол! Завтра и только завтра. На свет появляется Юнона Черноконь! Еще сейчас ее нет, но скоро будет. Сейчас мы ведем трансляцию из места ее нынешнего обитания. Юнона появляется на свет в самом дорогом роддоме мира - на вершине Гималаев. И уже сейчас мы знаем, какими же талантами будет обладать будущая звезда! Самый дорогой талант в мире! По рейтингам, это.... Это.... Итак... Итак.... Два с половиной.... Супер-йес! Настоящий супер-йес!
   Я открыл глаза. В вагоне кто-то закурил бездымный электронный гаджет, и было понятно, что вот сейчас должна появиться полиция, чтобы прекратить безобразие.
   Да, да, вы правы, многие полагают, что последние модели палочек для потребления никотина, совершенно незаметны для окружающих, и, если встать где-нибудь в уголку вагона, можно аккуратно потянуть, и тебя никто не заметит. Отчасти это так, но не все палочки соблюдают тишину. Первая затяжка, и наверняка в вагоне найдется какой-нибудь индивид, у которого в стекло установлен пакет "обнаружь и сдай курильщика". Россия - щедрая душа. Но кто курил? Пока этого никто не знает, но индивид уже нажал на кнопку "пожаловаться", и, учитывая, что в лайт-тремах не ездят князья и графы, отмазаться нарушителю будет не так уж просто.
   Курение не запрещено, но нужна лицензия, чтобы закурить в своей квартира в специально отведённом углу. На улице вы можете посетить курительную кабинку, но для этого также требуется лицензия. Сейчас это довольно дорого. Ограничения эти не касаются лиц высшего сословия - князей, графов, их помощников, а также людей, у которых есть графское (княжеское) позволение.
   -Итак! - кричала Офелия Скворцофф. - Итак!
   Я осмотрелся. Было спокойно и тихо, а тишина - не всегда соратник и помощник, так как бывает и затишье перед бурей. Иногда мусора специально делают такие провокации - засылают человечка с сигареткой. Он закуривает. Тревога. Прибегают ребята-сотрудники и начинают шманать всех подряд. Обязательно что-то находят. Если ж находить нечего, то всё равно находят. Происходит это тогда, когда план горит. Например, и это я точно знаю, существует норма выполнения по поиску людей с дозой алкоголя в крови выше 0.2. По закону же гражданин имеет право и на более высокую дозу, но этого никого не волнует. Начиная от 0.2 показания приборов завышают, и таким образом выписывают очень даже высокие штрафы. Но вот вопрос - допустим, сегодня - последнее число месяца. Не хватает протоколов - ну, тысяч пять. Где их брать? Ходить всех и вся на улицах проверять? Нет, конечно. Устраиваем провокацию в лайт-треме и проверяем всех поголовно. По карманам лазим, сканером гоняем, ищем, кто чего везёт. Тут же обнаруживается:
   - человек 10 без визы
   - человек 10 с просроченной визой
   - человека 2 с поддельной московской визой
   - один человек с содержанием алкоголя 1.0 (так-так-так-так-так-так-так-так-так-так-так-так....)
   - два человека по 0.1 (уже можно крутить на "что вчера делал, где был, с кем? С кем, с кем?")
   -один с человек с московным статусом 2 (ого, не заподло в лайт-треме ездить)
   - 37 человек с визами, всё в порядке, всё в норме (можно крутить на дозу алкоголя, даже если в крови ноль). Просто забираем на проверку и там говорим - у вас содержание алкоголя в крови - 1.5 промиля. Люди возмущаются - эй, начальник, ты чо. Кто возмущается, идёт в кутузку. Остальные понимают, что к чему, расплачиваются, едут дальше. Еще бы - опоздаешь на работу - штраф. А если выгонят - то чо делать? В рязани! Вперёд! Там зарплаты в 10 раз ниже. Между тем, уже всерьез говорят о надвигающемся мировом кризисе макарон. Готовится законопроект о "Кухаркиных детях". Вводят талон на обязательный воскресный медосмотр на селе. Идёт речь о привязке крестьянина к земле, хотя, я так думаю, он и так привязан. Но мне то что? Мне главное, чтобы сейчас шмона не было.
   -Итак! Итак! - вопила ведущая. - Вы угадали? Итак. Самый дорогой талант, разыгранный на аукционе "Сотбис", новый высокочастотный сигнал для любых контроллеров, процессоров, даже для тех, которых еще не существует! Итак.... Итак..... Так.... Поступили поступления. Я говорю, поступления поступили. О-кей. О-кей. Супер-йес. Я вижу много поступлений. Посмотрите, хау мэни поступлений! Я тащусь, слушайте! Сколько поступлений! Европа, у-у-у-у-у-у! Что? Нет, из Рязани - в последнюю очередь. О, поступление из Сочинского княжества! Кто у нас на проводе. Представьтесь. Рустам. Здравствуйте, Рустам!
   -Стоять!
   -Так, здорово, - подумал я. - наверняка, это провокация. Андроидальный субъект. Нет, конечно, это нас напичкали телевизионными сказками. Никаких андроидов не существует. Мифология такая. Просто вряд ли какому-нибудь нормальному человеку придет в голову схлопотать три года за курение без лицензии. А в общественном месте - это ж как суд решит. Зато, какой великий шанс индуцировать ответную реакцию, чтобы поймать, например, такого, как я. Эх, я уже говорил об этом. Зачем так много говорить без меры, даже с самим с собой. Надо молчать.
   -Так! Так! - вопила Офелия Скворцофф. - Итак. Что же это? Итак, как вас зовут? Айра. Итак, Айра. Из какого района Москвы вы к нам присоединились? Ага. Верхние сады! Прекрасно! Что у вас там видно с Верхних садов? Ага. Йес. Комон. О кей. О кей. О е. О У вас есть ансер? Так. А-е! Верно! Это - балет! Сколько, вы помните, сколько стоит, чтобы с рождения быть балериной? Впрочем, ладно...
   Так. Тянет улыбаться. Это плохо. Это контрсигнал. Что делать? Ладно. Пусть будет так. Контрсигнал тащит человека, точно кошку за хвост и заставляет раскрывать свои эмоции, и тогда, когда вы поддадитесь и улыбнетесь, окажется, что улыбка не ваша. Вас принуждали. Вас веселили. И вы выдали себя... Вас ловят. У вас крови - лишний алкоголь. На суставе правой коленки - нано-вставка, но у нее почему-то не совпадают номера. Так-так-так-так-так-так-так-так-так-так-так-так-так-так-так-так-так-так....
   -Сука! Стоять!
   Беспечного курягу вяжут и уводит. Нет. Все. Больше никаких действий. Но я-то знаю, что это - не просто так. Хочешь жить хорошо, долго, съедобно - умей. Мы живем в абсолютном мире. Если ты живешь по правилам, то ты - человек с большой буквы. Единственное правило - живи в Москве. Любыми путями живи только в Москве...
   Бегущие строки. Боги, вышедшие из людей. Тонны перегноя. Мегатонны кальция, сложенные из костей и ставшие известняком, и все это - люди, люди, люди. Бесконечный поток, идущий сквозь время, надеющийся победить смерть. Миллиарды экспериментов. Миллиарды миров. Из тьмы - во тьму. И вот - скалы известняка как результат жизни одной отдельно взятой эры, и твой вклад очевиден - кальцит, ангидрит, алебастр, гипс. Твои кости не прошли даром.
   -Индекс PPQ упал на 56 процентов, - сообщает ведущий.
   -Скажите, Иоганн Марцепанович, в чем суть вчерашнего зашкаливания ножки индекса Пи-эс?
   -Вы знаете, еще два назад ведущий аналитик по ножке индекса Пи-эс предупреждал, что в течение последующих 45 часов, максимум, 47-ми, может случиться внезапное утончение ножки.
   - Можете пояснить?
   - Понимаете, цена на лес упала, но сработал закон фазоинвертора ножки.
   -Как вы считаете, это сыграет на повышение или понижение?
   - Некоторое время размер ножки индекса удерживался за счет множителя позитива, деленного на корень количественного качества работников склада.
   -На это повлияла передача Таймыра Бельгии?
   -Да, безусловно. Передав Таймыр Бельгии, Россия показала свою готовность присоединиться к европейским игрокам и стать полноценной частью Европы вообще.
   -Да, но например, генеральный секретарь гильдии целлюлозы еще недавно заявлял, что у России нет шансов, и что, мягко говоря, мы до сих пор ходим в лаптях, а по дорогам бродят медведи.
   -Нет, речь шла как раз о Таймыре, но данный демократический шаг показал, что в России нет ни грамма тоталитаризма.
   Всё нормально. Никакого шмона. Бывает же так. Чувачка выводят, а у меня всё в порядке. Просто шоколадно-то все вышло. Странно, чо он курил-то?
   -Вырос YU 9.0, - сообщает диктор-автомат.
   -Неожиданное колебание L-Kameron волнует игроков.
   -В минувший вторник игроки решили, что низкие цены на природную соль тормозит дальнейшее развитие экономики.
   -Дальнейший рост FD.
   -Процентная ставка AA не будет меняется, заявил полпред....
   -Влияния TW-p-D6 на экономику Африки останется неизменным.
   -Падение 3-IU незамедлительно скажется на изменение цен на водород, и падение цены негативно скажется на уровне жизни.
   -В минувший вторник игроки...
   -Игроки...
   -Новые игроки на рынке TTT...
   -Игроки с ценными бумагами ZXZ...
   -Торговля брейн-контроллерами на рынке Кореи может повлиять на судьбу экономики Австралии - отмечают в своем резюме ведущие игроки ESSQ.
   -Игроки на рынке STO...
   -Игроки...
   -Игроки...
   -Ведущие игроки...
   -Новые игроки DMG поощрили президента Китая.
   -Игроки казахского рынка водорода...
   -Игроки...
   -Игроки Тайваня...
   -Скажите, Иоганн Марцепанович, всё же. Все же. Стоил ли нам ждать стабилизации состоянии ножки индекса по оси X?
   -Да, безусловно. Началось осваивание последней фазы лесов в Алтайском крае, что способствует ре-девольтации и графическому раммингу, после чего стоит ожидать даже уплотнения.
   -Уплотнения?
   -Да, 31D составляющая ножки индекса должна уплотниться.
   Хотелось спать. Офелия Скворцофф продолжала вопить:
   -Итак!!!
   -Итак!!!
   -Итак!
   -И!
   -Супер-йес!
   -So.....
   -Где..... итак .... Где, итак.... Самый модный роддом в мире......Роддом для молодых и богатых, итак......И-и-и-и-и-и-так...... Нью-Йорк? А откуда вы к нам коннектитесь? Париж? Угадать? Откуда? О-у-у-у-у! Новосибирск! Ага. Как у вас там погода? Что, медведи вышли на улицы? А-а-а-а-а-а..... Ойоу-у-у-у-у-у. Ва-у-у-у-у. Йее-е-е-с. Вы можете сказать, какой будет Юнона Черноконь? Так. Богатой. Красивой. Талантливой. А можете угадать, сколько талантов уже есть в, да, да, правильно, это называется стекло, X-4, самый модный, самый гигеющий, куловый, проц.... Да..... Нано-охлаждение. Так..... Угадайте.... Да, да. Валерий. Да, юная звезда, принцесса, королева, королевна рождается уже со встроенным... Нет, у вас денег не хватит. Это я точно говорю. Новая... Да. Юнона - представитель новой расы красивых и богатых.... Йоу-у-у-у-у-у.....А......
   Когда я сказал про то, что мой дед был блогер, я, впрочем, не отметил, что я кое-что читал из его блога. Жизнь того времени полна архаики и непонятного статизма, а значит, очень медленных скоростей и невысокой степени многозадачности. Так, он описывает бунт китайских биороботов, работающих на сахаре. Мы не живем в эпоху полного отказа от подобных айтемов, однако, в его время казалось, что Китай способен дать нашей планете все, что только можно пожелать. Интересно, как они жили без Стекла? Каково им было? Ведь были и натуралы. Нет, тогда вообще натуралы, так натуралы были. Они вообще ни чем не пользовались. В ту пору всё население страны подалось в писатели. Каждый третий взрослый житель, городской, впрочем, был писателем. Славно. Как-то светло, ностальгически светло. Хочу машину времени....
   Я вышел из лайт-трема, отыскал свободную кабинку для курения, на двери которой был изображен череп с надписью "Медленная смерть".
   Хорошо, я начинаю свой спуск в ад. Я вошел и закурил. Курение не убить, ребят. Не убить никогда. Толку-то, что сигареты стоят дорого. Можно прошвырнуться по рынку и найти дешевый самопальный контрафакт.
   -Привет, - сказала Таня.
   Она уже устала без меня.
   -Привет, - ответил я.
   -Что ты делаешь?
   -Угадай.
   -Вижу зеленый индикатор. Красный. 56-микшер чего-то показывает. А включи камеру.
   -Какую камеру?
   -А.... Ой, я глупая. А мы курили.
   -Кто, мы?
   -Ну, мы. Я и Зинка.
   -Да, - я не знал, что сказать.
   -Не бойся. Ой, только не упади. Я купила сухие сигареты. Я их заказала, а оказалось, что торговец уже был в нашем дворе. Он зашел. Такой весь выглаженный, с чемоданчиком. Ой, у него столько сортов!
   -Ладно, - сказал я.
   -Осуждаешь?
   -Поздно.
   -Ну Сашь!
   -Ну купила, так курила. Нормальные хоть, или фуфло?
   -Они с псевдодымом.
   -Чо за дым?
   -Ну затягиваешься, и дым идёт.
   -Искусственный?
   -Не знаю.
   -А Зинка?
   -Ну она мне сообщает, что тоже будет покупать. И надо же такому случиться.
-Ага... Там еще абонемент был, да? Скидки на год, гарантийная чистка электроники сигареты.
   -Ага.
   -Ну ладно.
   -Ну Сашь...
   -Ну что, Сашь. Ну все, я поехал.
   -Ну скажи.....
   -Ну потом, ладно?
   -Нет, сейчас.
   -Ну да. Я тебя люблю.
   -И я тебя.
  
  
   * * *
  
   Уровни - это бесконечный бег кругов, когда ад, людская середина и рай слились воедино в этом беге натуры и реализма, и это определение гораздо конкретнее, чем вы можете себе это представить. Я находился в богатом, многоуровневом доме, принадлежавшим семье Кравцовичей-Джонсон, богатых русских бизнесменов.
   Лист - это вторжение.
   Лист - это "Они уже здесь"
   Лист - это твое пребывание на Олимпе. Выбери себе роль и играй. Зевес.
   Прометей. Аид. Нептун...Лист - это спутники Юпитера.
   Лист - это сверхсветовая скорость.
   Аксиологическая система не может изменить себе, и болезнь чрезвычайно затянулась. Богатые люди - самые совершенные гедонисты. Наверняка, ваш круг общения ограничен, и его внесетевой список не изобилует звездами рок-н-ролла. Мы все живем в Москве. Так-то. Прогресс терминальных ценности приводит к огранке личности-алмаза, и вся речь о них, о сильных мирах сего.
   Итак, Кравцовичи-Джонсон. В прихожей, отделанной синтезированным золотом, меня встретил один из представителей семейства - восемнадцатилетний Су, у которого также было второе официальное имя - Джеорг I. Кравцович-Джонсон, и под этой этикеткой он один раз в неделю показывался на канале "Дач-5", и многие считали его культовой фигурой нашего времени. Но нет. Я вам скажу, все по делу. Чтобы появляться на телевидении, нужна потомственная лицензия. Он очень талантлив. Того, одного, разка на ТВ мало, чтобы подчеркнуть, как талантлив Су. У него очень хорошая теннисная прошивка. Он очень хороший дайвер. Кстати, погружается он не в торговых центрах, где глубина бассейнов - метров до двадцати, с морскими звездами. Су - качественный пилот. У него есть программа о полетах на пропеллерных самолетах, но пока ее показывают лишь в сети, на платном канале "V+ Russia Young". Су - серьезный шахматист. Он купил часть знаний суперкомпьютера "Чесс Гад" и перешил их себе. Представляете, как у него голова варит. Разумеется, он - продюсер. Разумеется - банкир. Конечно же, у него есть свои предприятия, рестораны, торговые точки. Сложно представить, чего у него нет. Это так. Всю свою жизнь он сделал сам. За счет чисто таланта.
   -Привет, Су.
   -Привет, Сашь. Знаешь, это все напоминает мне игру. Садись.
   Он почти в два раза младше меня, но это ни о чем не говорит. Богатые умнее нас, простых людей, по определению. Они уже отпочковались в новую расу. Это - другой класс сверхпроводников. Отрицать это бессмысленно. И, я скажу, я ненавижу натуралов, которые считают, что в прошлых веках все было гораздо лучше, так как в головы людям ничего не вживлялось. Эволюция, братья! Это сначала она идет сама по себе, а потом ее направляют.
   -Итак, - он поднял указательный палец.
   Тут он ушел без предупреждения.
   Вернулся он спустя три часа. Но я умею ждать.
   -А, Сашь, - произнес он, - а что ты тут делаешь?
   -Жду?
   -А. Принес?
   -Да.
   -Давай.
   Я снял туфлю, вынул упакованный Лист и протянул ему.
   -Прекрасно, - проговорил он, - а тебе нравится "Би-О-лАн"?
   -Да.
   Я хорошо знаю Их нравы. Но только слабак может позволить себе иронизировать. Я прекрасно знаю, что, если мы сядем играть в шахматы (например), он сделает меня в два счета, как ребенка. Даже если я буду тренироваться, это ничего не изменит. Такова природа человека. То есть нет, я не это хотел сказать..... Да и какая разница? Деньги не пахнут. Какая разница, кто умнее, а кто дурнее. Бабки взял, пошел. Большего и не нужно. Мы живём в Москве.
   Человечество подошло к той точке, когда оно само может менять природу. Мы просто покупаем новую добавки с свое шкур, и , если нашему поколению это не доступно, то они - это новые цветы мира.
   -Ты не устал? - спросил я сам себя.
   -И чего?
   -Ты не устал так?
   -Что ты предлагаешь?
   -Нет. Ничего.
   -Один самурай высидел целые сутки в яме сортира, дыша через трубочку, чтобы уничтожить своего врага.
   -Ты считаешь, что так можно высиживать?
   -Да, как яйца.
   Да, это Их нравы. Однажды я сидел и ждал так целые сутки. Мы решили поиграть в какую-то интеллектуальную фигню, для чего пошли на седьмой ярус вниз, о существовании которого, кажется, знал только сам Су. Так вот, на середине игры он забыл обо мне, и я ждал - настойчиво, словно тот самурай. Мне нужны были деньги. Я прекрасно понимал, что, если сейчас придет, скажет, охрана, и меня выкинут в шею, я ничего не смогу сделать. Ждать нужно аккуратно. Это большое искусство.
   -Чего waiting? - спросил он у меня спустя сутки.
   -Жду.
   -Как ты думаешь, какое оружие применила Америка, когда уничтожила 100 тысяч антидемократов Бангладеша?
   -Дальние лазер. С орбиты Луны. 100 тысяч выстрелов в голову 100 тысяч террористов, и угроза демократии уменьшилась. Все здорово. Все точечно.
   -Да. Мы все переживали, - произнес он.
   -Да.
   -У нас вклады там. И не там. Не только там.
   -В Бангладеш?
   -Нет. Но и там тоже есть.
   -А.
   -Отец сказал, что лично спонсировал семь лазеров.
   -Вклад в демократию?
   -Да. Кстати, ты был в Майами?
   -Нет.
   -В прошлую пятницу я встретил в Майами Кацмана-Чкалова, мы играли в теннис.
   -И как?
   -Он выиграл. Но ты же знаешь, он - сто седьмой в мировом рейтинге.
   -Ого. А когда он стал Чкаловым?
   -Гены достались ему дешево, это была распродажа. У него очень сложный график тренировок. Падре недавно купил ему остров для тренировок. Ты знаешь, я хочу туда съездить.
   -А ты не думал, что однажды они выстрелят по нам?
   -Кто? Нет, это антидемократично. Хотя, конечно, они придут к нам на помощь, если возникнет какая-нибудь внутренняя угроза. Зачем стрелять по нам? Знаешь, я могу спрогнозировать тебе ситуэйшен очень быстро, даже не прибегая к статистике и прочим вещам. Но я скажу тебе навскидку, сейчас - самое ровное, самое стабильное время. Очень удобно начинать бизнес. Тот, у кого есть голова, сделает его в два счета. Один мой друг сейчас снимает кино. Он продюсирует. Он купил лицензию в Голливуде на римейки. Но всё будет на русском языке. Хотя ты же знаешь, лично я бы пересматривал всё в оригинале. Нам нужно многому учиться.
   -Хорошо.
   -Тебе тоже надо учиться.
   -Да. Но мне - куда?
   -Все так говорят. Настоящие европейцы могут начать жить с любой точки в жизни.
   -Да.
   -Ты европеец?
   Я пожал плечами.
   - Ладно. Хорошо. Играем в Beta.
   -Я не умею.
   -Ладно. Давай я тебе подарю прошивку.
   -А лицензия?
   -Не переживай. Всё схвачено.
   -Это ты можешь не переживать. А я - человек другого положения. Если в моем процессоре обнаружат нелицензионную прошивку, знаешь, что мне будет? Нелицензия. Тебе-то все равно, а мне нет.
   -Не бойся. У меня Ташик и Хач занимаются. Кстати, есть стёкла из Венесуэлы. Номер выбивается тот же самый. Они же и меняют.
   -Сами меняют?
   -А?
   -Ну да.
   -Ташику отец город в Нигерии купил. Он там целый завод поставил. Там льют кристаллы. Потом переправляют в Венесуэлу, а там по этой системе работают пацаны. Нет, я же не предлагаю тебе менять стекло. Я просто могу дать прошивку, с ней всё в порядке.
   -Так ты уверен?
   -У него продажи по всей России. Недавно отправили партию в Ростов.
   -Ну...
   И вот теперь я снова его прождал. Расширенное воспитание воли происходит само по себе, потому что всего лишь огранка грубого камня, из которого, собственно, и так ничего нельзя сделать. Но когда говорили, что мода на пластиковых людей прошла, говорили не напрасно - чистая биология хороша, людей на земле и без того очень много, чтобы еще и замещать их какими-то двуногими автоматами. Хотя я прекрасно помню то время, когда их можно было встретить даже на улицах, в магазинах, парках, а некоторые даже ходили в совместные наряды вместе с полицией. Большое количество низкооплачиваемых азиатов способна заместить собой технологию, что повсеместно и происходит, и я даже думаю, Су - тоже немного китаец, хотя, возможно, уже в момент его зачатия Кравцовичи применяли какие-то генетические правки. Да, Европа. Да, новый вид человека - это всего лишь покупка генетического модулятора. Ты был Петров, потом ты купил гены Петра Первого, допустим, за 100 миллионов, и вот ты уже Петров Пётр Первый Ли. Почему Ли? Нет, я просто так это написал. Биороботов очень много в Германии, там за их права борются активисты.
   Игорь, один мой коллега, который также разносил Лист, он, например, исчез. Я, правда, уже говорил об исчезновениях . Так вот... Так вот. После этого его видели в одном поместье где-то в середине России, но у него уже было другое имя. Он, может, уже и сам не знал, кто он. Просто работал. Просто руки, ноги, голова.
   Это вот Таня, она ничего не понимает, а потому - ничего не ценит. DSA. Море искусственного секса. Ну, всё верно, если в голове ничего нет, то о чем еще могут быть мысли? Чем ей заниматься? Вот будет у нее DSA, с парой-тройкой сменных тел, лиц, вот тут жизнь перейдет на новую фазу, вот тут она разгонится. Это ж тебе не один мужчина на всю жизнь. Нет, я не прав. Может, мужчина и один, но на секс - аттракционы она уже ходила. Так как, сказать, сеансы.
Тони Емельянов как-то спросил у меня:
   -Ты был на сеансе?
   -Чо? - спросил я.
   Он сделал вид, что не понял. Я сделал вид, что понял. Потом мы сели на складе, там пили кофе, курили (Тони тоже чего-то закурил, только это были палочки "Розовый край") и говорили о сеансах.
   -Я считаю, что надо ходить, - сказал он.
   -Чо то ты не в духе, - ответил я.
   -Нажрусь, - сказал Тони.
   -Да. Давай щас.
   -Да. Давай. А что директор скажет?
   -Знаешь, он ничего не скажет, но лучше на глаза ему не попадаться, так как мне просто неудобно.... Он же мне доверяет. И я ему доверяю.
   -Да он сюда не ходит.
   -Точно. Слушай, сходил на сеанс. Бабы - во! А потом думаю - вот жена. Что б она подумала? Ведь я ей не сказал. Я не знаю. Это ведь не измена?
   -Не, - ответил я, - никакая не измена. Это ж сеанс. Платный. Просто кровь разогнать.
   -Да. Точно.
   -Ну ты не расстраивайся, бабы ж не настоящие.
   -Да, да.
   -А я б сходил на сеанс.
   -Ты не был на сеансе?
   -Нет. Слушай, это ведь дорого. Да и потом, что-то.... Что-то.....
   -Стареем?
   -Да, - я вздохнул.
   Мое отрицание изначальной стервозности женской натуры основано на том, что я никогда не держал кошек - но после законопоправки о пет-тарификации у меня все равно есть определенные возможности - ближайший кэт-хаус находится в нашем здании, на верхнем этаже, туда ходят вялые женщины со своими андрогинными отпрысками, чтобы пощупать - и я так ни разу там не был и не щупал. Налог же на электронных собачек распространяется лишь на новые модели.
   DSA способен дарить кайф, а ведь и для чего еще живет человек? Высказывание "Наслаждение -- хорошо, боль -- плохо, стыд -- глупо" давно не актуально, потому что правильное использование боли, а это знают многие, способно давать новые высоты наслаждения. Мне, как и прочим рабочим, все это невдомёк. Как-то неожиданно сдулись правозащитники, но уже и забыта шпионская тема, так плотно поселившаяся в головах жителей Московии, и вот, шпионов уже снова не ищут, а также было объявлено, что Соловьевича никто не убивал, он убил себя сам, и даже нашли видеозапись, где он рассказывал, что с детства мечтал звездолетчиком, а люди так и не построили звездолеты, и теперь, горюя по не наступившему будущему, он нюхает препарат Z. Честно было сказано, что Сосипатрова убили полицейские, но, так как виновный уже и сам отбросил концы, то и не надо никого осуждать. Это был частный случай. Они были любовники - Сосипатров и генерал Кожин. Жена Сосипатрова, вопя в истерике, вдруг странно обмякла - и, говорят, это состояние у нее так и не прошло, и друзья вывезли ее в Калькутту, где на нее напала электронная обезьяна. Расследование, не заменили ли борца за немецкие ценности Мишу Феншеля клоном, завершилось выводами комиссии, что нет, не заменили, хотя разница в росте налицо - но все уже забыли, и Миша продолжает быть Демиургов электронно-ментальной сети "Казачок".
   -Нет жизни на этой планете, - скажут существа, случайно приземлившиеся в центре Москвы.
   А мы живем, и все прекрасно. И пусть обломаются. Да нет, много людей, что связаны с Листом, заканчивают так же. Об остальных же мы не знаем. Мы просто обязаны быть бойцами невидимого фронта. Если уточнить о бабках... Нет, потом. Сейчас не время.
   -Ты видел этот фильм? - спросил Су.
   Я повернулся к экрану.
-А этот?
-Подожди, я не успел увидеть.
-Ты медленно смотришь?
-Нет, я быстро смотрю.
-Ладно, смотри вот этот.
   Да, это уже какой-то бич - когда мысли тебя захлестывают, и ты не можешь из них вырваться, и все время хочется думать и думать. Этот вымышленный мир идет за тобой следом и живет без тебя, ожидая твоего вхождения. Люди, скорее всего, решат, что это - банальная невнимательность. Но это не так. Тебя заклинило.
   Это клин.
   В общем, это плохо. Я ведь не создаю новые технологии, я не пишу стихи, не размышляю, как победить голод в Африке, я просто остановился на одном месте. И мысля - туда-сюда. Туда-сюда. Знаете как.... Как мотыль. Купите мотыля в зоомагазине. Это такой красный червячок. Название его происходит от глагола "мотыляться" Туда-сюда, туда-сюда...
   -Да, - ответил я, - вот этот фильм я как-то видел.
   -Что же ты думаешь? Юрий Дэн действовал самостоятельно?
   -Не знаю.
   -Его настоящая фамилия - Иванов.
   -Но это же генетический порог и внешняя ритмика. Вуе.
   - Вуе.
   - Но разве тогда было Вуе? Это было почти двадцать лет назад.
   Су задумался:
   - Нет, тут не говорят напрямую, что это так, но ведь человечек был непростой, и разработки были уже тогда, но ведь он поднял на уши целый мир. Послушай, Саша, сейчас ты не можешь не только свободно пёрднуть - тут же произойдет фиксация выхлопа, но налог по этой почве пока не предусмотрен, хотя ты знаешь, современные унитазы неспроста взвешивают количество и химический состав кала. Да, не думай, что, когда говорят, что человека отслеживают и по этому принципу, что это идет куда-то дальше рекламы. В твоих испражнениях регулярно обнаруживается алкоголь - тебе транслируют рекламу спортивного алкоголя. Но видишь, при нынешнем президенте никому ни до кого нет дела, и скоро дойдет до того, что и из Рязани можно будет выезжать без выездной визы.
   - Хочешь сказать, что барин начнет отпускать крестьян?
   - Нет. Это исключено. Иначе произойдет исход. Но видишь, Юрий Дэн сумел бросить вызов этому миру, где даже твоя мысль под контролем, и он велик, и кто после него? Он мог подделать практически все, а вот в фильме почти ничего не говорится про его штат, но делать без штата этого нельзя. Да, в ту пору можно было использовать искусственных людей, но не думай, что это что-то решает. Кстати, Саша, ведь твоя фамилия тоже Дэн.
   - Ты же знаешь?
   - Ты не покупал цифровую подпись?
   - Нет. Я ничего не покупал.
   - Странно. Почему-то вспоминаю тебя, даже представляю себя в его роли. Ты тогда учился в школе. Он не мог быть твоим отцом. Не думай, я просто так это говорю.
   Я никогда этим не интересовался. События 7 ноября. Юрий Дэн объявил о революции, но, так как никто не вышел его поддержать, он использовал газ. Хотя Вуе (базовый термин, означающий покупку ген, модификацию, улучшение крови) был еще в зародыше, фамилии уже покупались. Раппопорты. В наше время модификация приводит даже и к появлению каких-то воспоминаний, хотя это и не доказано, и, конечно, я не могу опробовать это на себе. Тем не менее, лайт-версия семьи Николая Второго в лице семьи Раппопортов появилась именно тогда, потому что вновь шла о восстановлении монархии, при чем, реинкарнации царской семьи в чистом виде. Да, технология не позволяла. Евгений Станиславович Раппопорт в целом на Николая Второго не тянул, но, видимо, вопрос бы был решен в ближайшее время. Однако, газ.
   Смерть царской семьи должна была взбудоражить Московию, однако, высоты потребительства ныне так ультимативны, что многие этого даже не заметили. В тот же день поставили кеды в угол и другие люди, и все это привело к тому, что монархический вопрос был элиминирован в виду печальных обстоятельств. Дэн, возможно, сделал ошибку, выступив на каналах и показав себя, а также пообещав знойные деньги многим богатым москвичам. Вместо назначения царя были проведены выборы, и президентом стал Анастас "Никчемный" Яковлев. Говорили, что права барина в Рязани были упорядочены именно при нем, но говорили это либералы - а откуда ж нам знать, что там происходят, в Рязанях?
   - Этим я вдохновлен, - сказал Су, - ты же знаешь про нелегальный генетический рынок?
   - Я думал, что в этом нет никакого толку, если ты не можешь заявить о себе официально.
   - О, Саша, ты очень умен. Конечно, я должен это показывать. Это мой фейс. Я могу играть в шахматы и просто так, но все же, было бы лучше, если бы я мог предъявить мою генетическую связь с великими игроками. Но папа не спешит, и не велит мне спешить, он говорит, что мы и так по себе - нобл - пусть в будущем покупают наши гены, зачем нам чужие. Хотя папа, конечно, приобрел пакет Эйнштейна, а мама - королевы Виктории. Я хожу не при делах, Саша. Меня интерисует Юрий Дэн. Это был невероятный антагонист, я бы тоже хотел быть.
  
   ...Наступает новое время", - говорил Юрий Дэн, - "спустя час вы увидите на своем небосводе новую звезду. Терц - самый большой космический завод по производству Нано топлива c этикеткой, вспыхнет, обагрив космос светом революции. Это говорю вам я, Юрий Дэн, человек, который выступает против нынешней системы. Я не говорю вам о новом времени так, как прокричал бы об этом очередной американский лже-христос или какой-нибудь миссионер, предлагающий вам поставит в мозги миссионерский процессор за 2 доллара. Я - простой человек, и я - один из тех, у которого в голове нет чужеродных предметов! Но посмотрите, на что похож современный человек. Я не утверждаю, что так не было раньше. Образ бога всегда был проводников для мусора, которым напичкивались головы. И правда, она всегда - в двух словах. Одни едят, другие работают. Все современные правды, все правды всех времен, боги, идолы, телевидение, радио, процессоры, все это....."
  
   -Ты играл в Дэна? - спросил Су.
   -Нет.-Дорогая, настоящая игра. У нас один парень погиб от переживаний. У него мозг не выдержал. Ну да. Я бы тебе показал.
   -А Лист помогает?
   -Не упоминай имя господа всуе.
   -Ладно.
   Тут же выскочила реклама, наглая, словно голодное, по от рождения скромное, животное.
   - У мене є все, про що може тільки мріяти людина, - сообщил мужик, - якщо ви вважаєте, що я краще вас, то ви помиляєтесь. Я - такий же, як і ви.
   Это был Антон Петренко. Красиво, завёрнуто. Завернул, развернул, ешь.
   Вы читаете?
   Я читаю?
   Тугеза, брат.
   Украинский язык в данном случае работает согласно популярному принципу "Big world", который еще недавно был запрещен, но в эпоху правления Ярослава Саввиди, генетического потомка Юлия Цезаря, мы снова пошли по общедемократическому пути. Многих вводит в смешной ступор вопрос о переносе ген Цезаря, потому что вообще не понятно, где их можно было взять, но в погоне за горизонтами счастья в минимально отведенное для этого свободное время долго держать это в голове почти невозможно.
   Ничего смешного нет и в Петренко, именно он написал новую книгу Льва Толстого. Он, и никто больше, а Евгений Цветков сел в тюрьму, потому что сделал это не законно, а Аслан Дедов сбежал за границу, но там он никому не нужен.
   Встречаем: новая книга Антона Петренко.
   Я иногда предполагаю, что у меня дома ПУ-60 читает. Однажды я положил на тумбочку книжку. Да, я ж не сказал. ПУ-60 представляет из себя трюмо. Зеркало, тумбочка, дисплей, встроенный в зеркало. Тут всякая ерунда стоит на тумбочке, как и положено. Там же лежал томик - Эдгар Листовский: "Код скорпиона". Чо я книгу купил, я сам не знаю. Так вот, книга лежала на трюмо, и я точно видел, что время от времени она была открыта на разных страницах. Но Таня точно не читала. Я спрашивал у неё. Да и зачем ей врать?
   Всё это к тому, что Питрэнко выпустил бестселлер. Покупаешь книгу, открываешь - а там - шмоток сала. Тут же - ножик, тут же - карта продуктовых точек, где можно купить свежий хлеб, свежий лук. Все продуктовые точки - в Киеве, в Москве, телефоны служб доставки. На рекламе, на полотне его - хороший такой вид, девка в тоненьком лифчике, выносит книженцию, проскакивает улыбчивое лицо Питрэнки.
  
  
   Це - сало! - объявляет диктор.
  
  
   Это "Це сало" уже порядком всех достало. Несколько раз я видел в общественном транспорте, что люди читают "Це сало". То есть, как его читать, спросите вы?
   Су, похоже, был в курсе истории Юрия Дэна. Мне до этого не то, чтобы далеко было. Мне было некогда. Сейчас всем некогда. Даже дышать некогда. Надо спешить, спешить.... Надо купить новые модные вещи. Надо сказать новые слова на тусовке в сети. Надо иногда влезть на жену, сделав вид, что тебе еще что-то надо. Жизнь коротка. Твой рабочий день - от 10 до 16 часов в сутки, ты робот. Ты наслаждаешься процессом. Денег мало, мало, мало... И так, этот бег идёт, и нет ему конца, пока, наконец, не щелкнет тумблер.
Бум-с.... Конец пьесы.
   Антиутопия Даниила Горского. В книге адекватного борца с режимом рассказывается про то, как были герой, полугерой, и антигерой, и серединный субъект был копрофаг, а первый - представителем нового пола, это когда тебе никто не нужен, потому что ты можешь сам с собой. Физиологическая тема была поднята на необыкновенную величину, и прочие либералы тут же заявили, что Горский зачитал приговор властным структурам - хотя, на мой взгляд, автор просто описал собственные перверсии.
   -Ну да что тебе говорить, - сказал Су, - я вот думаю - как тебе сказочно повезло. Ты - однофамилец первого террориста. Понимаешь? Представь... Нет, ты не понимаешь. Какой пиар. Ну.....
   -Ну, не знаю.
   -Ладно. Нет, ты прости, у меня всегда мысли быстрее головы бегут. Ха-ха. Представь.
   - У меня это - перманентная фамилия, - ответил я, - я у него - узаконенный псевдоним. Он же Иванов, ты же сам сказал.
   -А. Да. Нет, но это все равно не то. Ты знаешь китайский?
   -Чо? - удивился я.
   - Имаджин, гай.
   -А ты китайский знаешь?
   -Мне падре обещал купить китайский. Вставка в процессор, Дабл-Ю, - ответил Су, - ты понимаешь, почему мы так живем. Вот все время только и ноют все, что мы, мол, живём богато, а они живут плохо, и кто-то виноват в этом. Сейчас прекрасное время. Каждый человек сам решает свою судьбу. Ты же понимаешь, как живут европейцы?
   -Как? -спросил я просто так.
-Ну как.... Мы говорим - почему мы - не Европа? Почему только часть людей способны понимать? Почему вся Россия ходит в валенках? Я не знаю, Сашь. Я в валенках не хожу. Я всего в жизни добился сам. Мне никто не помогал.
   -Дорогая прошивка? - спросил я.
   -А? - Су был в каких-то мыслях. Мне кажется, он не сильно и меня замечал.-Китайская. Китайский - сложный язык. Ты же знаешь, знания...
   -А что, правда Х-4 позволяет вшивать знания взрослому человеку?
   -А ты мало знаешь. Можно, конечно. Как сильны различия, хотя мы принадлежим одной расе, но технологии делают различия крайне ощутима. Обычная прошивка рассчитана на мозг юноши. Чтобы вот такому, как тебе, вставить в голову, например, знания серьезного разработчика игр, нужна прошивка миллионов за 15. Хотя я могу достать за семь, если ты хочешь.
   -Ну да, куда мне.
   -Смотри сам. Деньги не экономят. Кто говорит, что у него нет таких денег, тот просто не хочет их иметь. Все дело в умении хотеть. Современная жизнь такова, что не имеет никакого значения, какое у тебя происхождение, если ты просто не желаешь пользоваться благами цивилизации.
   -Я никогда не слышал о таких бабках, Су.
   -Да, но жизнь выбирают один раз. Найди ключи к себе и будь счастлив. Я же, видишь.... Думаешь, мне было легко? И я попадал в ситуации, когда невмоготу. Главное - как ты себя чувствуешь. Кем ощущаешь. Пойми, бабки в жизни роли не играют! Вообще ни на грамм. Ты должен быть тем, кем хочешь.
   Конечно, Су легко так рассуждать. Впрочем, я же давно Лист ношу. О Листе еще говорят следующее:
   Лист - троичен.
   Если у тебя есть вредные привычки, Лист может их перезапретить.
   Ты можешь закрыться в темной комнате и рассказывать Листу о невзгодах
   Прессованный Лист хуже.
   Лист - платформа.
   Читай Лист с листа......
   Принцип "деньги ничего не решает, перезагрузи реальность внутри с себя" - очень популярная московская штука современных дней. Хочешь, чтобы у тебя была летающая вилла, верь в это, слушай голос денег. Да, не сами деньги имеют значение, но принцип построения пирамиды Бертмана. Если разобраться, были пирамиды Джексона, Вальцамана, Маслоу, Ослоу....
   Лет десять назад мы с Таней жутко конфликтовали. Она утверждала, что деньги заработать легко. Я говорил, что нет, то есть - до определенного предела - да, а выше - это уже другое небо. Так вот, я покупал книги типа "Деньги не обманут", "Как стать богатым", видеокурс "Я уже богатею", но это ничего не дало.
   - X-4 - это дорогая фишка от AMD, - сказал Су, - но она еще не прошла тестовых испытаний. Люди ставят ее на свой страх и риск. Ты слышал про U-studio?
   -Да. Но это банально.
-Без модулей - банально. Урезанная версия пользуется популярностью только в бедных странах и в рязани. Полная же версия настолько дорога, что вы даже и не знаете о ней. Эх.....
   -Кто - мы?
   -Ну вы. Люди.
   -Я? Я не знаю....
   -Нет, массы.
   Реклама пронеслась, и вновь рассказывали про Юрия Дэна.
  
   " .....Когда-то давно, еще в двадцатом веке, мы мечтали о том, что полетим к далеким звездам... Помните, Полдень 22 век. Нет, не помните? А ведь те люди были уверены, что на том этапе, на котором сейчас находятся люди, мы ступим на поверхность других планет. Да, отчасти мы ступили. Вступил. Луна стала ареной схваток с использованием автоматического вооружения. Война изменила свой облик, и теперь это - игра по новым правилам. Но для чего нам звезды?
....теперь мы летим к новым магазинам, к новым покупкам.....
.... Мы много едим и много развлекаемся....
...У каждого в голове.....
.....там, где нет идеалов, рождается новое средневековье.....
.... Что вы хотите? Что желаете?
.... Вы думаете, я просто играю в революцию? Прогресс давно закончился. У меня нет другого пути сказать об этом....."
  
   -А раньше у кого покупали? - спросил я.
   -Это не покупка, э мэн, - отвечал Су, - это приобщение. Ты - всего лишь лейкоцит, доставляющий кислород. Не стоит брать на себя излишнюю значимость. Хотя, нет, я не говорю свысока. Без вас нельзя! Это лоу!
   -Я и не беру. Однако, лейкоцит рискует.
   -Жизнь лейкоцита - это благо организма.
   -Мысли лейкоцита в расчет не берутся?
   -Не печалься. Так со всеми.
   -Я знаю.
   -Нет. Пойми. Не будь каким-нибудь затасканным вокером пи-эс три. Это сказал еще Будда.
   -Но ведь когда-нибудь люди победят смерть.
   -Кста! - Он посмотрел на меня, будто я что-то знаю.
   -Ну.
   -Не нукай. Что ты думаешь о Пушкине?
   -Ничего. Что мне еще думать?
   -Ладно, - он, было, вскочил, - нет, это удел аутпутов. Ту фуд. Экспириенс. Я был позавчера в Нью-Джерси. У Чака - свой самолёт. Он коллекционировал раньше, потом всё продала пацанам. Остался один. Мы выскочили!
   Он сделал паузу, как будто я что-то пойму. Затем продолжил:
   - Мы его видели. Ты же знаешь, Пушкин начинается там. Там начинается всё!
   -Да.
   -Люди серьезные. Я некоторых знаю. Пушкина делали там, на фабрике, у одного человека.
   -Как делали?
   -Ну, это.... Электронный Пушкин. Большое полотно, которое будет лететь. Оно уже летит. Ты не знаешь, какой сегодня день?
   -Нет.
   -И я не знаю. Не важно. Возможно, он поблизости. Это полотно из нано ткани, на углах которого закреплены сателлиты. Пушкин светится. Я хотел увидеть ночью, но было некогда. Мы ездили тусить в скважину.
   -Как в скважину?
   -Таким, как ты, не знать. Прости. Была экспериментальная скважина, раньше изучали породы. Землю. Ну ты понял. Теперь там клуб. Пушкина можно будет поглядеть еще сегодня. Завтра уже нет. Я не знаю, почему. Мне сказали. Потом будет живой Пушкин, а полотно продадут на аукционе.
   -Да.
   -Ну, клонируют его, ну и чо с того. Как ты думаешь? А если он будет разумен, что он будет делать?
   -В музей, может, отправят.
   -Да. Нет. Его кто-нибудь купит. Серген Обромович собирался купить.
   -Да?
   -Ты его знаешь? М-м-м-м. Дубина.
   -Не знаю. Он вряд ли будет разумен. По-моему, на данный момент еще нет таких технологий, чтобы скопированный один в один человек носил разум. Какой бы то ни был.
   -Ладно. Посмотрим. Но ты не думай, что раз ты какой-нибудь аутгоуэр, тебе это просто так сойдет с рук. В Дэна ты не играл. Про новые стёкла не знаешь. Работаешь круто. Я ничо не говорю, работать ты умеешь.
  
   "...скоро вы увидите, как оно воссияет", - говорил Юрий Дэн, - "и сейчас нам необходимо, чтобы кто-то начал. Если сейчас уйду я, то за мной придут другие. Нас много. Поверьте мне, это только начало... Мы много говорим о методах, потому что метод - это технология, но общество, перейдя все границы самоконтроля, превратилось в монстра - и порой кажется, что монстр существует сам по себе, вне человека - и, возможно, природе нужно задуматься о перезагрузке."
  
   -А что ты думаешь, Сашь, правда, что он еще жив? - спросил Су.
   -Ну, чо ж он жив. Его ж атомной бомбой разбомбили. Сколько раз об этом говорили.
   -Да, - он вздохнул, - и правильно. А я все думаю - это все спецслужбы подготовили. Они его вырастили, они его и убили. Ну как, спрашивается, можно было захватить аэросалон "Мульти-Пульти" и удерживать его три месяца вместе с членами правительства, а потом уйти, будучи окруженным. Я тебе говорю. Я общаюсь с серьезными людьми. Кстати, я недавно общался с дядькой, серьезный такой человек, у него дача на искусственном острове, он служил в то время. Сейчас уже в годах. Очень богатый человек. У него слуги все в индийском стиле. Ты знаешь людей?
   -Ну.....
   -Знаешь?
   -Кое кого знаю.
   -Да, точно. Я не подумал. Ты точно знаешь. Ты свой. Точно. Ты крут.
   -Нет, я не об этом.
   -Хочешь сказать....
   -Нет, я......
   -Во всяком случае, мой отец общался с людьми. Они говорят, что в наше время просто так ничего невозможно. Всегда должно быть какое-то высокое начало. Просто так человек такого уровня не найдет поддержку. Юрий и сам занимал какой-то серьезный пост в спецслужбах. Говорилось, что его кто-то прикрывал. А сам он выполнял задание. Но точно не известно. Возможно, всё это было подстроено. Понимаешь? Никакой революции. Просто эксперимент. Так надо. Но тот человечек...
   -Что ты имеешь в виду?
   -Влиятельное лицо.
   -А....
   -Вот ты же - не просто лейкоцит, правда, - сказал Су, - ты же опасным делом занимаешься. Я таких людей уважаю.
   -Но у меня и нет ни одного шага назад.
   -Ладно. Давай пойдем, пообедаем.
  
  
   "....развитие цивилизации давно завершилось. Мы уничтожили всю дикую природу. В нашем небе нет птиц. Мы съели всех животных. Да, все животные давно превратились в мегатонны наших экскрементов. Главный оплот зла - это человеческая глупость. Мы пришли к узаконенному, трансформированному, крепостному праву. Но никто не хочет соглашаться с этим. Теперь приходится взрывать заводы и гигантские торгово-развлекательные центры, чтобы огонь, пожирающий грех, взбунтовал сердца..."
   -Бред, - сказал Су.
   Я кивнул.
   -Ты никогда не представлял себя на его месте?
   -Нет.
   -Деревня. Ладно, я забыл. Ты же не играл в Дэна. Супер. Хай Джой. Ладно. В следующий раз я тебе покажу. Откатил-закатил, короче. Лайк ю был и тебя нет, колешь?
   -Да.
   Тут снова выскочила реклама. Я молча закурил, не спрашивая разрешения Су. Но он не заметил - мысли в нем метались. Он был достаточно молодым, зеленым, без опыта, но с прошивками, дополнительными топливными баками и ускорителями, а я был просто так. Может быть, чтобы проверить человека, нужно много денег. Это своеобразный тип "парня в горы тяни - рискни", только более радикальный. Каков ты, когда чувствуешь, что владеешь, что ты можешь указывать судьбе, как развиваться. В простой семье Су был бы каком-нибудь мелким слесаришкой. Хотя нет, еще рано. Он бы сейчас учился, просиживая всё свободное время на какой-нибудь конференции. Из детского разряда он бы пошел на повышение. А там - скрытые залы, порнушка, модуляционные наркотики. Щелк - погнали. Твой мозг разгоняют какой-то частотой, и ты торчишь. Модуляционные наркотики плохи тем, что от них человек быстро устает. Привыкания не возникает. Наоборот - отвыкание. Ты торчишь, пока не надоест. Потом - всё. Потому, продавать такие вещи - дело неблагодарное. Сегодня у тебя большой набор клиентов, а завтра - никого.
   Пустыня.
   Потом Су-рабочий вырос бы, женился, работал бы и ждал пенсии - со смертью на ее конце. И всё. И чем не прав Юрий Дэн? Перегной.
Реклама затрепетала, и снова.... Убить бы кого-нибудь взаправду?
  
   Це - сало!
  
   -Ты читал? - спросил Су.
   -Нет.
   -А я читал.
   -Интересно?
   -Так себе, хотя есть определенные моменты.
   -А сало съел?
   -Нет еще. Нет, я такое не ем.
   -Зачем читал?
   -Модно. Слушай, как ты думаешь, а что, если они его вырастили. Мы об этом говорили. Клонирование существует давно, но получить человека разумного еще никому не удавалось. Все экземпляры были идиотами. Что касается Александра Сергеевича, то я думаю, с ним будет то же самое. Ю ноу. Очередное тело.
   -Кого получили? - не понял я.
   -Дэна. Им было нужно, чтобы появился человек, который бы дестабилизировал обстановку. И он это делал. А потому - зачем его убивать? Он играет свою роль, и всё. Как ты думаешь?
   -Не знаю.
   -Ладно. Смотри, если я тебе дам.... Там внешний сервер нужен. Простой канал не потянет. Через сеть такие объемы не идут. Ну и желательно иметь все необходимые нейроподключения - ну и скафандр там, линзы, еще лучше - альфа-канал для подключения к спинному мозгу. Я тебе говорю. Равных нет. Степень кайфа - самая высшая. При чем, мышление героя, если ты выбираешь его, полностью копирует образ террориста номер один. Они взяли его ДНК.
   -Как? Он же испарился.
   -Ну. Я ж говорю, не факт.
   - Несколько мегатонн. Автоматы сбросили несколько зарядов на лунную базу, прости-прощай.
   -Ну, необязательно. Значит, проба ДНК была.
   -В те годы образец ДНК в виртуальном паспорте не был обязателен.
   -Ну и что. Я ж тебе говорю, тут не все просто. Тут замешаны спецслужбы. А пацаны, которые создали этот экшен, знаешь, сколько у них денег. Я одного знаю. Ему было 25 лет, когда они это замутили. Это была революция. Им пришлось восстать против отцов. Не читал про апрельскую революцию 92-го?
   -Нет.
   -Дубина. Московская революция.
   -Ну.... Не слышал, чтобы в 92-м была революция.
   -Вот видишь. Живу с человеком в одно время, а он и понятия не имеет. Козлоф еще книгу написал. Эта революция приравнивается к Великой Французской. Ты знаешь, что такое проблема отцов и детей? А вещи, и их перетекание? Не знаешь? Слушай, ну ты же наверняка торчишь среди каких-нибудь пафосников и треплешься там, и там полным полно лузеров второй лиги, все они считают себя мастерами высшей лиги!
   -Ну правда, Су, честное слово, я - дубина.
   -Да не ты - один. А потом обижаетесь, что мы вас зовем массами. Запомни, все революции - дело богатых и сильных.
   -Угу. Так в чем же суть?
   -Знаешь, сколько бабок ушло на аппаратуру для строительства Дэн-сервера. Ну, на штат. Пусть даже, это и китайские программисты. А реклама. Нет, революция была не для этого. Но им нужны были деньги их отцов. А отцы не хотели делиться. И тогда мы развернули оранжевые флаги. Мы победили. Сначала было слово, и слово было у отцов. Но слово переходит к сыновьям. Запомни.
   -Не помню, - произнес я, - ни флагов, ничего.
   -Это была высокая революция. Мы живем в эпоху революционеров. Так вот, про того типа. Ему еще нет 30, но он обеспечил себя так значительно, никаких примесей, все стерильно. Мы - новые люди, дети революции 92-го года, которая вынудила перемешать человеческие слои на высшем уровне, чтобы вычленить из них более продуктивные экземпляры.
   - Ну да.
   -Помни, помни, Саша. Найди свой путь, найди эти сведения и попытайся применить все это на себе.
   Кабинка что надо, был этот лифт, потому что бывают и более толстые и шершавые решения, когда тут же находится дополнительная комната с ванной, душем, с чем-то еще - у меня просто не хватит воображения, чтобы все озвучить, хотя кое-что видел. Несмотря на наличие интернациональных терминов, существует и такое слово, как "свободный хапок". Спикс вольюмс. Я говори о Виталике? Как будто нет. Это мой родственник. Это - человек-топор. Он говорит, что рубит. Например:
   - Работа должна быть работой. А то чо? Ну, встал, сел, встал, жопу почесал, чаю попил. Что за работа?
   Или вот еще:
   - Если ты регулярно не работаешь, это еще ладно. Ты работал у барина? И я не работал. О чем речь? Кто вообще там работает? Ты слышал, что Орловской области возрождены колхозы. Вот, где труд. Я ездил сопровождать груз, потому что это сложная техника, в колхозе имени Вахи Закаева главным был Ваха Закаев.
   Наконец:
   - Ты же врешь, когда говоришь про свободный хапок. Разве ты свободен? Если свобода - не деньги, то что еще? Свобода - в лесу. Найди свободный лес и будь там свободен.
   А, вот еще сентенция:
   -Ты знаешь, раньше говорили - дураки и дороги. В чем проблема? Опять в том же? Почему? Я не знаю, брат. И ты не знаешь. Вот мы с тобой умные - точно не дураки. А люди, которых мы считаем дураками, рассуждают так - мы с тобой умные, а вот - они - дураки. Это карусель. Бежишь, бежишь, и нет конца.
Нет, к черту работу. Путь к смерти может быть каким угодно, нет разницы, чем он окрашен. Если бы у нас с Таней были дети, жизнь бы была иной, и я бы так не рассуждал. Но работал бы я с Листом тогда? Я не знаю. Это ответственность. Тогда бы пришлось отправляться на полную ставку, бросать риск. А Таня.... Она уже потеряла разум. Половина вещей этого мира ей не нужна. Ей нужен DSA.
   У жены Виталика нет DSA, и не будет, он ее о стенку размажет, если узнает о подобных желаниях. Хотя, конечно, она может тогда заявить, тогда Виталика обвинят.... Но всё это теоретически. У него есть ПУ-60? Или может, ПУ-59? Старое такое трюмо было... На него еще этикетки модно было клеить. Если у ПУ-59 откручивали один болтик с обратной стороны, он начинал чего-то бормотать. Говорили, что это - пасхальное яйцо. Скрытая функция. Теперь эти электронные тумбочки уже вышли из обращения.
   DSA? Нет, у них дети. Какой DSA? Она варит борщ. Вареники лепит. Такой мир, немного замкнутый, зато - с варениками. Natural - потому что приверженцы натурализма, а имеем в виду все же московский натурализм, делают это в тренде, а именно - пытаются питаться таким образом, как показывает в своей передаче княгиня Евдокия Дмитриевна. Княгиня Елена Владимировна Глинская (открытая лицензия на имя Ирины Марголис) - еще одна крупная натуралша, и вы можете заказать наборы для изготовления блюд от княгини Глинской прямо на дом, и Тане это ни разу не пришло в голову. Натуралы вне Московии - это совсем другое явление, это люди, ушедшие в лес и живущие без стекла. Отследить нечипированного человека достаточно сложно, но лесов пока еще предостаточно. Говорят, их спонсируют китайцы - но слово "говорят" надо правильно синонимизировать. Нам подают. Мы это берем. Что нам дали, так мы и думаем.
   В лифте была еще потайная комната - Су не стеснялся, что водил домой друзей. Надо сказать, что негативное отношение к гомосексуалистам - это тема общественная, но нисколько не категориальная. Чем меньше человек зарабатывает, чем дальше от Москвы живёт, тем хуже относится к однополой любви. Так, разрешенная статья об однополых браках в других регионах звучит иначе. Как правило, изменения касаются не регионов в целом, а отдельных районов, где во главе стоит какой-нибудь человек с графским титулом и сам устанавливает законы.
А лифт... Что - лифт. Лифт гонял себе, и Су в нём гонял. Лифт был как клетка организма - организм сам по себе, клетка и вместе с ним, и отдельно, а в более глобальном плане - она еще и часть мироздания. В общем, ему нравилось, чтобы было так. Из лифта входишь в комнату, и эта комната находится прямо в лифте, и ты постоянно чувствуешь, как она ездит туда-сюда-обратно - даже несколько символично.
   Туда-сюда-обратно. Смысл вроде бы меняется с увеличением числа электронных приборов. Лет через сто в человека будут вставлять в несколько раз железок, кристаллов больше, чем сейчас, но секс никуда не денется.
Больше секса... Секс глубже, длиннее, толще, извращеннее, с химическими добавками, с усилителями воображение... И там же в лифте - какие-то еще два кабинета, ну и батсрум, разумеется, и все к ней прилагающееся. Это я еще не говорил про лифты для домашних животных, которых у Кравцовичей-Джонсонов было видимо-невидимо. Я думаю, в иных зоопарках все могло быть гораздо хуже. Во всяком случае, я сам видел, как в прошлый раз из грузового лифта прислуга выводила слона.
   -У нас еще есть динозавры, - поделился как-то Су.
   Я решил не комментировать. Откуда мне знать, для чего им динозавры? Может, они используют игрища с использованием живой рабсилы. Хотя, конечно, мне-то что бояться? Я обязан уметь терпеть, как боец на фронте. Впрочем, именно мне и нужно бояться. Но хватит уже об этом. Я хорошо владею техникой мысли. Мне не привыкать. Когда надо - и побояться можно.
   Лист слушает музыку.
   Можно слушать музыку вместе с Листом.
   Лист важнее, чем дерево.
   Если музыка вырастает из нот, то корни Листа многомернее.
   Побудь однажды с Листом.
   Да, все это верно, особенно, когда ты уже отдал товар, с тобой расплатились, и ты спокойно едешь домой. По дороге ты заходишь в какой-нибудь кабак. Лучше всего затеряться в недрах большого торгово-развлекательного центра, и, хотя это значения не имеет (ни в плане скрытности, ни в каком бы то ни было еще ключе), ты буквально варишься среди страниц человеческой книги, а страниц в ней много. Беру вино. Сижу на Веданте, среди мусора мыслей, бессмысленности и трёпа. И смысла нет, и меня нет.
   -Идем, - сказал Су.
   И вот, мы вышли. Не знаю, где. Но, вскоре, я узнал это место. Это был длинная дуга коридора, откуда можно было пройти в несколько гостиных, в водную гостиную (на озере, то бишь, в лесную, в воздушную - это в центре дома была пустота, и гостиная над ней висела, а внизу был какой-то сад). Может быть, там и водились динозавры. В прошлый раз вышло как-то не очень, но я не обиделся. Кравцовичей-Джонсонов, их достаточно много. Абрахам-Вошингтон Сергеевич - глава семейства, Виолетта - жена его, и пятнадцать детей. Было очень непочтительно с моей стороны, что я не знаю имена всех детей. Но именно с шестилетнего Ник-Патрика все и началось.
   Меня как-то запросто усадили, и я преспокойно обедал прямо за семейным столом. Кто б мог представить себе такое? Я даже подумал, что Тане обязательно это расскажу. Думать-то думал. Я был на правах какого-то неизвестного друга Су.
На столе было много блюд, из которых особенно хватали за чувства мозги обезьян. Я, конечно, мог бы поверить, что они натуральные. Впрочем, ладно. О другом. Кефаль. Нет. Гигантские крабы? Нет. Но просто, почему бы не почувствовать себя актером театра и кино? Светящиеся пельмени? Фугу? Салат из глаз фазана? Сидишь за одним из самых роскошных столов Москвы, и никто не тычет в тебя пальцем.
   Но вот что-то где-то у Ник-Патрика зачесалось.
   -Па, а что здесь делает иван? - осведомился он своим слабым, юным голоском.
Вот тут-то почему-то вся их снисходительность испарилась, и меня стали допрашивать. Они сначала подумали - что я правда иван, то есть, чужеродная рабочая сила в глазу Московии. Потом, когда выяснилось, что я - все-таки москвич, просто не знатного рода, меня выдворили со стола.
   -Вонь, вонь, - голосил мне вслед Ник-Патрик.
   Меня проводили в гостиную этажом ниже. То есть, это была вовсе не гостиная, а столовая для прислуги, и там я пообедал обыкновенной супермаркетовской пищей. И это было хорошо, по-нашему.
   Тане я сказал другое.
   Я ей сказал:
   -Я тоже куплю себе DSA.
   -Зачем?
   -Просто.
   -Да я не против. Но у нас две шутки в квартире не поместятся. Где ты будешь ставить свою девушку?
   -Так у нас ни одного нет. К чему споры? Как появится, так и будем решать, где ставить.
   -Ну и хорошо.
   -Ну и ладно.
   -Ты считаешь, что я дура? Да? Правда? Слу-у-у-у-ушай. Только теперь дошло! Ты считаешь меня дурой! Ты еще так на меня смотрел... Сашь. Са-ашь. Са-а-а.....
   Вообще, за такое убивают.
   -Нет. Не то, чтобы....., - ответил я тогда. Миндальничать не хотелось.
   -Значит, все-таки...
   -Нет, что ты...
   -Думаешь, я не догадываюсь....
   -О чем же, Таня?
   -Ты меня не любишь!
   -А.... Нет.... Да.... Слушай.... Слушай, у меня нет сил спорить. Пойдем в кафе.
   -Я тебе надоела?
   -Нет, пойдем в кафе......
   -Ну пойдём. Но ты мне ответишь?
   -Что? Зачем?
   -А.... Значит...
   Ладно об этом. В этот раз я вновь был в одной из главных гостиных семейства Кравцович-Джонсон, и меня никто не гнал, так как помещение было пустым.
   Я не мог точно сказать, в каких состояниях тут находилось золото, потому что в золоте еще надо уметь разбираться, а также надо понимать модели - если это, например, эксклюзивный стул, то на нем есть золотые каёмки, напыление, гвозди с алмазными шляпками. Сорт дерева в паркете? Да я и деревьев-то полноценных давно не видел. Многие мечтают так же жить. Покупают книжки. Покупают курсы, бесплатные прошивки, приобретают целые арсеналы чепухи, чтобы ускорить свое бытие, прыгнуть на другой поезд и ехать на нём, и кричать от радости.
   "Твоя жизнь - твоих руках", - говорит текст модно автора, - "посмотри на меня. Я начал карьеру с одного доллара! У меня не было ничего, но я сказал себе - ты это сможешь! И я это сделал. Во-первых, запомни истину - каждый день говори себе: "Я богат!" Повторяй это как заклинание: я богат, я богат, я богат. Если ночью ты проснулся в туалет, потерпи, подойди к зеркалу, посмотри на себя и скажи: кого я вижу в этом отражении? Кто передо мной? Это - самый богатый и успешный человек. Улыбнись. Выше голову. Ты - мультимиллионер..."
   -Мы решили в этом году больше здесь не обедать, - проговорил Су деловито, как бы между прочим, - как ты думаешь, верное решение?
   Я пожал плечами.
   -Мы решили делать обеденный тур, это когда дома. Но вообще, мама предпочитает по понедельникам летать на обед в Милан, а в среду у нее постоянные встречи с подругой в Лиссабоне. А ты?
   - А?
   - Обед в Майами? Как тебе эта идея? Ну, не в Клин же ты ездишь на обед?
   -Было бы время. Хотя почему, могу и в Клин.
   -Да ладно, Сашь. Ты же хорошо зарабатываешь. Время.... Все так говорят. Хотя всё верно. Работа - на первом месте.
   -В последний раз мы ездили в какую-то рязань лет шесть назад.
   -Ха. Ладно. Давай, я тебе сейчас демо-ролик Дэна покажу. Вот, смотри. Это - я.
   -Да. Чего этот тут такое?
   -А! Тебе не понять. Знаешь, что такое резоноид-бут?
   -Нет.
   -Тип начисления, унаследованный еще от спейси-грач.
   -Грач?
   -Ты и этого не знаешь?
   -Я не игрок. И про грачей я не знаю.
   -А я - игрок. Еще тот. Ладно, смотри. Для начала нам нужен нешуточный спич, и мы получаем баллы из резоноид-бута. Кстати, большой резоноид-бут вообще покупается за деньги. Ты знаешь, кто основатель?
   -Нет.
   -Ну ты просто деревня какая-та. Смотри.
   -Чего это?
   -Этот фейс был тейкен.
   -Да. Зачем он тейкен? Хотя да....
   -Чо, ты не понимаешь, о чем речь?
   -Нет.
   -А. Ладно. Мы из разных юниверсов.
   Мне, если честно, очень безразлично.
   Примитивный слэнг становится дороже в хорошей упаковке, но ведь и хрен на все это. Есть один сайбер ворлд, для людей средне-поцарапанных воображением, называется "Отцеп". Я там был, меня постоянно убивали, пока я не бросил туда ходить.
   Ты можешь быть не готов к особым негативным флуктуациям, стекло начнет сыпаться и потеть, ты будешь все сваливать на себя самого, даже не имея понятия о том, как плотно связаны между собой чип и нервная система. Хотя говорят, что чипы безопасны, и если кто-то захочет тебя убить, то он не сможет активировать тайную функцию и взорвать это устройство у тебя в мозгу. Полемика на этот счет уже давно зашкалила за правую красную отметку, и, если кто-то этим и пользовался, то тема все равно затерта, заговорена. А вот в "Отцеп" отправить бы Су, и ему бы не помогли дороги препараты и эмуляты. Ты просто пришел. Ты ведь прочитал: "Мир высоких интеллектуалов". Ты открыл дверь, и тут же запахло жареной кожей. Ты еще и не сообразил сразу, что это пахнет твоей кожей. Ты идешь, принюхиваешься. Козлёнок, ягнёнок....
   Новинки в "Моя Родина" меня интересовали больше, и, хотя физически там делать нечего, все же, наличие рук - великое дело. Но правда, я там был в Modern Skin, а другого скина просто нет, но меня всегда интерисуют коды. Код расчехления на распродаже шел почти бесплатно, я набрал и не прогадал, потому что они мне добавили ману на A-S (шероховатые решения). Тогда я пошел в офис, потому что мой поход идет до станции лайт-трема, а потом - всего лишь десять остановок. Про таких людей говорят: он - поц. Действительно, дорога занимает 20 минут, 4 часа в день, 3 дня в офисе, 3 дня на подхвате их любого места, и тут за меня отвечает обученный Vassya Lamp Study. Среди тикетов очень много китайщины, включая и так называемых Ушастых (модель электронного человека).
   Так вот, я приехал в офис и сел пить кофе.
   Час пил кофе.
   Потом приехала Лена, менеджер по менеджменту, и мы ели пирожные.
   -Мы продаем людям места, - сказала она.
   -Да, да, - я кивнул, - места.
   Я и так знаю, что мы продаём места.
   -Оля и Слава уже в регионах.
   -Да, да.
   -Что-то ты какой-то не в духе?
   -Не могу вспомнить троих одноклассников.
   - У тебя что-то не то с кардом? У меня такого не было, кард всегда открывался, даже ДНК одноклассников можно просмотреть.
   - Нет, мне нужно РНК.
   - Шутишь? Что это такое?
   - Девчата, у меня много кодов, вам и не снилось такое. Но вы же не умеете их есть. А я даже знаю, как их есть. Я могу сделать вам платный курс или хотя бы одну лекцию, но мы работаем вместе, хотя у нас степень 3.
   - Что за степень?
   - Степень Тугезы. Тугеза третьей степени. Коды можно выставлять в рост, чтобы было дерево кодов, но каждый код надо долго верифицировать, а сам не верифицируешь, если не поднял цифровой гормон, но если тебе удастся выставить все верно, и дерево пойдет в рост, можно срезать крону и получить реальную карту. Потому, я пошел и купил водку. К водке должен прилагаться загашник. Я говорю продавцу - а где загашник? Она решила, что я над ней смеюсь, она была рязанщина с шестым московным статусом, может, пятым - это очень плохо, когда людям начинает казаться, что они лучше других. Я сказал, что не уйду, потому что она не дала мне загашник, потому что я покупал по системе, и она решила меня обмануть. Однако, вызванный на разбор инспектор центра сам не знал, что мне нужен загашник, итого, девчата - они проштрафились и дали мне вторую бонусную бутылку и два загашника, а это вышло 1200 грамм.
   - Это маркетинг. Давай, может, по коньячку?
   -На рабочем месте?
-У нас же частная компания.
   - Есть закон о наблюдении.
   -А он чего-то приостановлен. На полтора года. На нас никто не смотрит.
   -Блин, я ж и не знал. Я думал...
   -Да чем ты вообще живешь?
   -Да так.
   -Купи авто, или аэро. Я, вот, приобрела "Крайслер-флаинг-хай-300".
   -Ну и класс. Плати кредиты.
   -Блин, какой-то ты слоноферентный.
   -Я просто как-то вообще с техникой...
   Многозадачность давно стала причиной многих заболеваний, и не зря то и дело слышны мнения о том, что настоящий натурализм - не так уж плохо, и здесь надо иметь в виду, что никто не говорит о том, чтобы избавиться от стекла - просто, если жить в лесу, не работать, то мозговая активность будет снижена. Отключена реклама. Для этого надо создать бизнес, но для начала нужно изменить себя.
   Вас устраивает каждодневный ритм? Разве вы этого не заслужили? Возможно, вы кормите свои фантазмы, и вас пугает большой аутдор. Выбросьте себя на свалку и будьте новым человеком, - пишет Доктор Щукин, - не сидите сиднем. Делайте. В любом случае понять свои истинные мотивы и потребности -- это хорошая идея. Что стоит за тем или иным вашим стремлением? Почему что-то удается легко и не надо себя заставлять, а что-то, вроде бы такое желанное, не получается совсем?
   - Боитесь стать инвестором? - прокричала реклама в правом глазу.
  
   Станьте создателем технологий!
  
   Читал в блоге деда (50 лет назад):
  
   "... вышел на рыбалку. Хорошо. Хочется поматериться от души, но по-хорошему. Мат, он двояк. Можно им обложить, а можно обласкать. Эх, твою мать. Как хорошо на рыбалке. Нет проблем, нет ничего. Хорошо. Хорошо. Вчера все обсуждали запуск космической яхты "Аврора" с ведущими миллиардерами на борту. А я вот ловлю рыбу и думаю - почему бы кому-нибудь не пустить ракету.... Нет, мне с этого почти ничего. Что вернутся они, что погонят. Да и пусть себе летают. А рыбка себе блеснёт в глубине своей чешуёй, смотрю я на этот блеск и думаю, что она меня зовёт. Туда. Я вот думаю, нас гнут, а мы всё крепчаем. Значит, и я - крепкий человек. А вон мужик напротив тоже ловит рыбу и тоже пишет в блог. Настоящий блогер, как и я! Пиши в блог, не отходя от кассы! Наш президент тоже постоянно пишет в блог! И я чувствую душевное единение с ним. Мы словно люди одной крови. Представьте себе, один разум, но - много тел. И я - часть его.
Президент-микроблогер! Как звучит! Хочется бежать по этой траве, по этой высокой траве босиком, бросив удочку и повторять, и повторять - президент-микроблогер, президент-микроблогер, президент-микроблогер!
   Это мантра. А у нас, недалеко от дома, открыли огромный торговый центр нижнего белья. При чем, он совсем огромен. Мне кажется, он нависает над судьбой. Выходишь - он выше тебя.... Жена потеряла разум от обилия трусов, увиденных нею там.....
   А рыбка себе блестит. Чмяк! Звездочки мелкой воды. Переходы в запределье. Там другой мир. Блогеры мало пишут о смерти. Они всё время копируют новости из других блогов и думают, что они - блогеры-журналисты. У нас так много журналистов. Но никто о них не знает. Но их всё больше и больше, блог-журналистов. А вот мужик на той стороне - отчетливо видно, как он нажал кнопку и послал свою запись в свой блог. Что он там такое пишет.....
   Клюёт! Клюёт!
   Чёрт, сорвалось. Я ловлю на мотыля. Электронные удочки я не признаю. Это несерьезно. Намедни видел удочку со встроенным дисплеем, и там - сетевой адаптер. С этой удочки можно выйти в сети, и также - в микроблог. Вот это я понимаю - для настоящих микроблогеров-рыбаков.
   Блогер-рыбак!
   Я думаю, можно нанять частного программиста и переписать адаптер так, чтобы при ловле рыбы данные в блог записывались автоматически. Интересно, наш президент ходит на рыбалку? Он должен.... Это душевно. Это разряжает ум. Это пополняет энергетический запас..... Но я ловлю на обычную удочку. Мне хорошо.... Интересно, Валя сегодня же в магазине.... Снова - это ужасающий супермаркет нижнего белья. Представляю.... Это страсть. Я не буду препятствовать. Я знаю, так сложно устоять перед всем этим блеском..... Но это ж сколько трусов?
А вот приехала группа молодёжи. Вышли из машины, вынесли выпивку. О, у одного из них - удочка блогера! Прогресс! Надо проследить на ним, будет ли он писать в блог?
   Должен сказать, что время сейчас никчемное, время очень китайское, но новые витки демократии облагораживают серые будни. Может быть, свобода и бардак - вещи, которые будут идти нога в ногу, пока существует эта страна?"
   Что касается встречи с тренером (не личным, а на работе), то она происходила так:
   -А почему ты так смотрел в окно? - спросил Федор.
   -Когда? - не понял я.
   Я понимал, к чему он. Но он бесил, Фёдор. Хотелось немного его подёргать.
   -Вот сейчас, когда ты смотрел в окно, у тебя был очень странный взгляд. Я думаю об этом. Что бы он мог значить? Может быть, тебя что-то тяготит в твоей работе? Ты не видел свой взгляд со стороны!
   -Нет. Ничего не тяготит, - ответил я.
   -Нет, Александр, пойми. Я думаю, я думаю, ты уже подошел к тому моменту, чтобы сдать зачет на дабл-инсайдера седьмой категории. Но, возможно, у нас есть некоторые трудности, и мы должны преодолеть их вместе.
   -А я думал, что перескочу через три пункта.
   -Хе-хе. Понимаешь, понимаешь.....
   -Почему бы и нет. Я думаю, я готов. Зачем откладывать, если я способен на многое.
   -Хорошо. Скажи, а в детстве у тебя не было трудностей со сверстниками?
   -У меня?
   -Ты отвечаешь вопросом на вопрос.
   -Нет. То есть, да.
   -Да? Ты этого не отрицаешь?
   Я моргнул.
   -Тебя не обижали?
   -Нет. Нет, то есть.....
   -Да? - он встрепенулся, будто по небу пролетела звезда.
   -Я был средним, - сказал я, - навряд ли это тебя заинтересует.
-Да. Я читал твою карту личности. Однако, здесь есть несколько пунктов, которые волнуют!
   -Да? Федь, ну у тебя своё отношение к многому, - сказал я с намёком, - а я просто работаю.
   -А как же мотивации?
   Я вынул сигарету и закурил. Федя не понял, он не знал, что наша прихожая лицензирована на курение. Впрочем, мог бы и догадаться. Потом, я ж не грубиян и не аутсорсер. Тем более, не аутгоуэр.
   -Ты куришь? - удивился он.
   -Да.
   -Как часто?
   -Часто.
   -Значит, ты получил лицензию еще очень давно?
   -У нас тут все курят.
   -Да. Я знаю. Надо с этим бороться. Может быть, именно курение так действует на тебя?
   - Почему? На что оно действует?
   -Да. Снова - вопрос на вопрос. Это может перерасти в кризис, Александр!
   -Ладно. Кризис, так кризис.
   -Нет, Саша. Послушай сюда. Я здесь далеко не для того, что работать над сугубо техникой тикетирования. Мне очень важно понять суть внутреннего миропонимания имплои. Пойми, мы строим прогнозы на десятилетия вперед. Так, я могу тебе выставить шкалу.
   -Что за шкала?
   -Фу, ты куришь.
   -Да, а что?
   -Эх, Саша, работать с тобой и работать. Ты такой материал! Прогноз, Саша, основа нашей работы!
   -И на какой срок они уже поставлены?
   -Поставлены?
   -Прогнозы.
   -Ты употребил не тот глагол, Александр.
   -Хорошо.
   -Они мейд, Сашенька. Прононсмейкинг, Сашенька. Тебе еще многому нужно учиться. Мы используем сугубо западную технологию построения, то есть, ведения бизнеса, деталей бизнеса.
   -Я учился.
   -В нашей компании - внутреннее понимание тич-роллинга. Я понимаю, ваш офис выступает в качестве независимой фирмы, и в ближайшее время навряд ли что-то изменится. Но это вовсе не значит, что нас может оставлять в покое персональный райз-ресурс. Это так важно!
   -Хорошо. А на двадцать лет вперед есть прогноз?
   -Разумеется. Мы даже до точности выверили, кем ты будешь спустя двадцать лет.
   -И кем же?
   -Сашенька. Са-ша. Я слышу агрессию, Сашенька. А-лександр. Ты так странно смотришь!
   -Нет. Я нормально смотрю. Мне кажется, это ты странно смотришь.
   -Да, Сашенька.
   -Хорошо. А если война, Федь?
   -Война? Что ты имеешь в виду?
   -Ничего. Просто - война. Война - и всё. Обычная война!
   -Ты считаешь, что это возможно?
   -Почему бы и нет. Атака Коалиции на Китай показала, что все возможно.
   -Ну, ты даешь, Сашенька. Какой абсурд! Какая атака. Мы просто защитили идеалы демократии. Ты так говоришь, и еще и куришь чуть ли не в лицо.
   -Мы?
   -Конечно, мы.
   -Но ты же русский!
   -Ох, Сашенька, с тобой еще работать и работать. Демократия - она одна. Одна на всех. Общество уже давно изменилось. Она не имеет границ. И нет разницы, чьи спутники произвели чистку общества. Нет, Сашенька, если у тебя есть желание поговорить на политические темы, я охотно поддержу тебя. Я кое-что знаю об этом!
   -Я не об этом. Я о прогнозе на двадцать лет вперед.
   -Что же в этом плохого?
   -Да нет. Ничего плохого. Вообще ничего плохого.
   -Ну вот. Ладно. Послушай. Вот сейчас, именно сейчас, мне будет достаточно сложно говорить обо всем. Я вижу, впереди у нас долгие часы клиаренга и токинга! Александр!
   -Да. Да. Да!
   Он мне жутко надоел. Хотелось чем-нибудь его стукнуть. Тем более, что многое было не по теме, и сам директор наш, Ларин, знал, что нафиг мне этот коучинг не нужен, так как я работаю для прикрытия.... Да, мы не говорили.... Но зачем? И так всё ясно. Лист - дело дорогое. Я молчу. Он молчит. Кто надо, тоже молчит. Ну, а Федя... Ну понятно, мне надо самому разделываться с этим.....
Словом, перетерпеть, забыть, выбросить из головы, как прошедшую осень....
   -Хорошо. Хочешь чаю? - спросил он.
   -Чаю?
   -Сашенька. Ты снова отвечаешь вопросом на вопрос. Это тенденциозно! Говорю тебе, нам нужно много совместно работать!
   -Кофе?
   -Ты пьешь много кофе?
   -Да.
   -Когда ты начал пить много кофе? Когда это началось?
   -Я всегда столько пью...
   Федор постоянно обещает, что будет со мной много заниматься, но у него нет такого набора часов. Федор ничего обо мне не знает, вернее, знает, но не то, что нужно, а вообще, он очень много ездит по стране, чистит мозги простому народу, поворачивая их сознания флюгером по ветру корпоративной работы. Он смотрит, чтобы общее направление, вектор подсознательного, шел параллельно тому, к чему подвигает нас бытие бизнеса.
   -Вы думаете, бизнес, это когда у вас свой магазин? Нет! Бизнес - цепь! Мы - вместе!
   Ну и к этому добавлю, лично я думаю, что все тренеры по продажам - гомики.
   Когда я выходил на улицу, то мне вновь пришло. Мне показалось, что всеобъемлющий сигнал существует, и что он, возможно, независим от человеческого бытия. Это не сигнал машин, предназначенный для персональных контроллеров. Это оно, более мощное, но менее осязаемое. Это Земля. Мать.
Ей это нужно. Оно собирает нас из осколков, применяя все виды идеологического и ментального клея. Я икнул. Я все не мог понять - кажется это мне или нет - или же оно кажется только мне - или всем кажется - или же еще один вариант - раньше этого не было, а вот теперь появилось.
   Ведь, например, НЛО. Раньше оно было, а теперь его нет. Почему? Но раньше оно наверняка было. А теперь - наверняка нет. С чем это может быть связано?
   На какие-то доли секунды мне становилось плохо, а потом все проходило.
Так и теперь. Я даже сделал остановку, осмотрелся, нашел курительную кабинку. Сигареты были у меня с собой, однако, я взял одну из автомата. Это была новая серия "Памир - экс". Все сигареты хороши, когда только появились. Потом - портятся. Исключение составляет чистый импорт, но его сейчас фиг найдёшь. Зато цена постоянно растёт, и иногда мне кажется, что пора начинать выращивать лист табака на окне. И тут, снова, снова.... Снова вспоминается Виталик.
   -Знаешь что? - спросил он, когда мы жарили шашлык на сегменте для жарки шашлыка в лесу (сегменты кстати просматривают со спутника. Если ты пожаришь шашлык не там, тебя оштрафуют).
   -Что? - спросил я.
   -Мой дед подался сам выращивать табак. И нормально. Курит свой. Тем более, у них там свои цены, дороже, чем у нас, раза в два.
   -Это не понятно, кстати, - ответил я, - компании, которая выпускает продукцию, невыгодна столь высокая цена. Как же продавать товар? Я уже задумывался над этим, но ответа не нашёл.
   -А.... Сахар всегда будут покупать. Макароны всегда. Сигареты - тоже. К нему приехал участковый и показал статистику участка, сделанную с воздуха. Он показал ему всю зеленую массу в килограммах, но отметил, что масса не выходит за критическую отметку, хотя сначала штраф и не выписывают, а просто предлагают произвести чистку. Также он отметил, что на участке слишком много воробьев. А не выращивает ли дед воробьев, ведь это подсудно? Но разве докажешь это, ведь воробьи прилетают сами по себе. Но у него есть три курицы, но лицензирован ли куриный модуль? Наконец, он обнаружил табак и стал рыться в документации - оказалось, что табак не запрещен. Я тебе скажу, что кто-то умудряется держать там кур вне лицензии, но все равно, вода слишком дорогая. Кенгурятина выгоднее. Но участковый не успокаивался. Путем спектрального анализа с полицейского вертолетного коптера был определен тип табака. Оставался вопрос - где взял семена? Начался сыр-бор, и участковый обратился к главе местной администрации, чтобы запретить выращивание табака для частного применения. А дед написал письмо президенту. И тот ответил. Представь. Мол, хочет дед курить, пусть курит. Зачем его трогать?
   -И курит? - спросил я.
   -А то!
   Покурив, я присел в кафе, купил сок и молчал. Сетевая реклама, что транслировалась на стекло, также молчала. Мне была нужна эта передышка.
Что есть сигнал? Это вопрос. Раньше я относился к этому с кондачка, полагая, что проблема не стоит энергозатрат. Если взять всю энергию человека за единицу, то можно подробно рассмотреть, на что он тратит свои умственные силы.
Где-то 0.6 - Веданта. Черт, с этим нужно либо смириться, либо бороться. Это и правда не серьезно. Я действительно на стороне тех, кто нашел гармонию в сексе. Но разве я так смогу? Одна и та же жена - это хорошо, конечно. Но современные тенденции говорят о том, что люди чувствуют себя куда полноценнее, когда используют широкий набор электронных партнёров. Потом - купив DSA, я буду держать его дома. Нет, это муторно. Получается замкнутый круг. Веданта? Снова - 0.6. 0.5, ладно. Может быть, и сигнала никакого нет? Просто голова не выдерживает всего этого потока. Не зря ведь Федя говорил...
   -Ладно, - сказал я тогда сам себе, - надо просто пойти на перепрошивку. Она ж по любому нужна, перепрошивка. Возможно, одной обязательной перепрошивки будет мало. Нужно заниматься этим активнее. Капремонт Стекла. Возможно, замена мини сегментов. Здоровье дороже денег!
   И тогда оно явилось. Я был не готов, признаю. Я чуть не захлебнулся соком.
   -300 лет во тьме! - вдруг прокричало во мне, полное внезапного горения.
   Я думаю, вместе со мной вздрогнули все пешеходы, у которых в этот момент транслировались обязательные вставки.
   Сверхновая.....
   Ты живешь и не ждёшь, и вот - на тебе. На, бери. Пушкин!
   -И вот - он снова с нами!
   Ролик разворачивался и стелился. Хотелось спрятаться, но прятаться было некуда. Не зря говорят, что жизнь тюрьма. Это вычислили еще буддисты. Они увидели, что вне жизни есть свет свободы, полёт. Вообще, не достают рекламой. Нет телевизора. Нет сети. Ты летишь...
   -И вновь он с нами! Великий поэт! Пушкин возвращается. Гуляй, Россия! Красота! Доброта. Свобода. Щедрость. Самая добрая страна в мире! Россия возвращает свою душу! Уже скоро, на Главном канале - трансляция возвращения Великого Поэта! Кра-со-та! Ро-с-с-ия! Он!
   Возвращайся! Возвращайся, Саша! Иди к нам. Мы - все русские! Мы все ждём тебя.
   Техника мысли - очень непростая вещь. Люди подчас не понимают, что в мире нет вещей, которые бы не подлежали канонизации. Кто лучше всех рулит, тот имеет хотя бы какие-то права. Я бы мог сказать, тот лучше живёт, но это не верно. Лучше живёт тот, у кого хороший хватательный рефлекс. В принципе, зачем тогда думать? Схватил - прячь. Всё свое ношу с собой. Всё свое - ладонь в форме краба.
Бац.... Хвать.....
   На самом деле, нужно и хватать, и сохранять. В будущем научатся читать мысли. Но читать будут не все. Изготовят такую микросхему, прошивку, которая включить способности пространственной локации. С одной стороны, это довольно муторно, когда ты слишком много слышишь.
   Вот взять Су.... Нет, возьмем Крацовича-Джонсона старшего, а то всё Су, да Су. Купит он функцию чтения мысли. Прекрасно. Но это получится, что он, человек могучий, делает некую черновую работу. Стало быть, такая функция ему не нужна (хотя он и всего добился сам). Значит, пусть мысли читает его заместитель. А сам Кравцович-Джонсон поставит себе протекцию. Хорошо. Тогда все начнут ставить себе протекции, и начнётся гонка ментальных вооружений. Одни защищаются, другие - нападают. А ведь это, чёрт побери, новый виток эволюции! Разумеется, у простых людей не будет денег, чтобы поставить себе такие микросхемы. Они будут работать и пытаться пережить очередные кризисы фасоли.
   В наше время (это точно есть), по неким вторичным колебаниям можно вычислить, что человек задумал. При чем, степень вычисления довольно высокая. Не зря ж в прошлом году всё показывали одного мальчика (ну как мальчик, лет 19), который думал о теракте. Он, возможно, вслух ничего и не сказал, да и не написал нигде. Его вычислили путём посылки сигнала-опроса. Его взяли, мальчика. Узнали всё у него, мальчика. Московный статус 3. Невысоко. Денег откупиться нет.
Где ты мальчик теперь, ау?
   -Итак, итак, - ролик постепенно гас, - Пушкин видит новую Россию! Итак! Пушкин видит новую Россию! Пушкин! Он видит новую Россию! Итак. Итак...
   Я шел очень спокойно, без всякого ожидания. Я Их хорошо знаю. Каждый из них преспокойно меня сдаст. Поэтому, оглядывайся, не оглядывайся, это никогда не застрахует тебя от выстрелов в спину. Можно выйти на улицу и быть схваченным там. Тебя могут высунуть из квартиры за провода спальной кабинки. Нет никакой разницы, если это произойдет.
   Сразу же после продажи я совершал манёвр закрытия. Это определенный алгоритм движения, который также включает в себя мысленную релаксацию. Все, кто торгуют Листом, владеют и техникой мысли. Если будет спецопрос, то есть, с вашего стекла будут считывать все архивы, все журналы в поисках неподобных всплесков психики, то у торговца ничего не найдут.
На то она и техника.

  
   * * *
  
   -Приходи еще, - сказал Су.
   -Да.
   -Придешь?
   -Да.
   -Ну, давай.
   -Давай.
   -Ты будешь на конференциях?
   -Не знаю.
   -Как по бабкам?
   -Нормально.
   -ОК.
   -Да.
   Увидимся на конференциях.
   -Да.
  
   Опрос-лист.
   Возраст - 20 -50.
   Физическое состояние - все конечности на месте, может передвигаться.
   Перемещение - пешком, общественный транспорт.
   Социальный статус - средний.
   Московный статус - от 2.5 до 1.7.
   Гражданство - московское (маразм, дублирует предыдущий пункт).
   Приметы - хорошо одет.
   Эмоциональные всплески - нулевые
  
   Но здесь не соглашусь. Работать с нулевыми всплесками еще не научились.
И вот, еду и играю. "Зал хоккейной славы". Выбрал себе команду. Я - пятый номер. Игра открытая, здесь принимают участие люди со всего света.
   -Давай, давай, - кричит защитник.
   Схватил клюшку, побежал. Вагончик подскочил высоко, огибая какие-то склады. Тип, что сидит напротив меня, странно на меня пялится. Сосредотачиваюсь. Внимательно смотрю ему в глаза. Нет, не понятно, что он хочет. А, он меня не видит. Он там. Он в стекле......
  
   * * *
  
  
   Джоник на одном собрании говорил:
   -Я полагаю, со следующего года введём дежурство. Этот опыт первым появился на Кубе, в Гаване. Но здесь существует ряд вопросов, и один из них - дополнительные коды. Просто так мы с ними не справимся. Нужны серьезные программисты, деньги.
   -Понизишь зарплату? - спросила Лариса, курьер в средней России.
   -Это слишком радикально, - ответил Джоник, - я не могу отрываться на людях.
   -Еще бы, - проговорил Радик, специалист по пересечению так называемой Кремлевской зоны, - каждый раз - как на бой. Если честно, я мусоров не боюсь. Даже и близко не было шанса, чтобы попасться. С опросом все хорошо работают. А вот разные самодуры.... Кстати, я бы доплачивал на твоём месте за вредность.
   -У нас сейчас максимальные выплаты. В цену заложены все возможные затраты, включая возможные катастрофы. Для этого происходит конденсирование финансов.
   -Ну ты умничаешь, - усмехнулась Лариса, - хотя.....
   -Да он прав, - произнес Юрий, торговец запада Москвы.
   -А ты кем работаешь? - спросил я.
   -Я - тренер, - ответил Юрий, - у меня по три часа в день. Спортзал находится в десяти минутах ходьбы. Удобно. Но я подумал - что, если будут следить за тем, куда я езжу. Нет, ездить я могу куда захочу. Уж извините. Но это я так думаю. Вы ведь понимаете, человек думает, а Бог знает. В этом и разница. Но полиция - не бог. Её надо обходить.
   -Ты молодец, - сказал Джоник, - все бы так.
   -Но но, - сказал Радик, - я вообще тренируюсь по пять часов в день.
   -И правильно. Давайте выпьем.
   Мы отметили очередной год нашей работы. Спиртное сейчас жутко дорогое. Говоря о сгоне самогона в провинции, не стоит забывать о том, что все рассказы о светлой жизни и пользе самодельных продуктов несколько устарели, и мы и сами устарели, потому что надо отматывать лет 15 назад, потому что сейчас в каждом территориальном сегменте России может быть специфический закон. Например, в самой Рязани ты живешь на дачах и придумываешь, как изготовить самогон, когда обычный сахар давно вышел из употребления, а из синего ты ничего не сделаешь. Ты заказываешь обычный сахар в Китай, но на почтовом отделении тебя вяжут сотрудники. Они начинают колоть:
   - Зачем тебе сахар?
   Но где-нибудь в Липецке ты занимаешься этим спокойно, и никто тебя не трогает. А вот, глава Жердевки - это настоящий царь, император жердевский и всеволожский Козлов. Он любит бегать, а это значит, что все кругом должны бегать. А значит, на территории Жердевки алкоголь вообще запрещен. Если вы хотите забухать на Новый год, вы можете поотжиматься - 50 отжиманий - 50 грамм. Это очень полезно для здоровье.
   В Московии таких проблем нет и быть не может, но рассказы о торжестве самодельных спиртных напитков все еще в ходу.
   А мы были - как одна команда, которая, выходя на поле, не знает, с кем ей предстоит играть. Бельгийцы? Французы? Демоны? Атомные бомбы...
При мысли об атомной бомбе у меня покачнулся потолок мозгов. Я взялся за голову, выключил хоккей. Это неприятно, когда всё вертится.
   Перед глазами несутся очень короткие, в зеленой рамочке, кадры. Ты не до конца понимаешь, что это значит, но это явно - последствия помех в голове. Образы обретают чёткость. Ты понимаешь, что должен думать по правилам, но правил никаких нет. Миллион лет человек жил без процессора в голове... И вот.... Он уже здесь!
   Итак!
   Мысль о Пушкине улетает прочь.
Вокруг - липкая, пыльная, пустота. Небо грохочет. Приближаются беспилотные бомбардировщики, с бомбами в зобе. Это чтобы блевать, но не рожать. Каждый человек для чего-то приходит в этот мир. Пока ты не задавал себе вопросы относительно цели бытия, то казалось, все еще впереди. Начнётся поиск. Копаясь в себе, ты сумеешь понять, что мало копаешься. Лопаты не хватит. Экскаватора - не хватит. И, потратив всю жизнь, ты придёшь к мысли, что познать себя нельзя.
   Вообще, что ты хочешь узнать? Ты самый лучший? Нет. Фиг. Гений? Нет, сейчас нет гениев априори. Есть стекло и прошивки. У кого много денег, тот и гений. Всё. Даже если потенциально ты - новый какой-нибудь Ломоносов, ты не справишься с парнем уровня СПТУ, но у которого в стекле новые прошивки. Кто богаче, тот и новая раса. Остаётся вспоминать, кем ты был в прошлой жизни. Но тут тоже засада. Еще никому не удалось вспомнить.
   Нет, конечно, есть службы, которые работают со звёздами эстрады... Звезды эстрады в своих прошлых жизнях тоже были звездами эстрады. Беспилотники включают торможение и переходят в режим атаки. И мы сидим, молча ожидая начала конца.
   -Смерть не страшна. И потом, люди уже теперь могут её победить. Нужно лишь хорошо оглянуться вокруг себя и увидеть то, что сделано. Но сделано это всеми нами. Но... нами и другое сделано. Может быть, на земле слишком мало места? Может быть, мы слишком плотно скрещивались, и теперь у нас вообще нет свежей крови? Но что же делать? Увеличивать число магазинов? Модернизировать культуру еды? Учить свиней говорить.... Нет, бесполезно. На последнее слово это не катит. Всё бесполезно.....
   Я обернулся, чтобы посмотреть, кто же рядом со мной....
   Я - не я!
   -Точно! - ответил он.
   Я вскочил, и - вовремя. Уже нужно было выходить. Тот тип, что сидел напротив меня и таращился, тоже вышел. Я посмотрел ему вслед. Нет, он шёл другой дорогой. Это был не хвост. Джоник тоже говорил, что, развивая сопротивляемость спецсигналам, ты возбуждаешь в себе некие силы, которые усиливают экстрасенсорные элементы. Что касается экстрасенсов, то все звезды эстрады - экстрасенсы.
   Миллионеры - экстрасенсы.
   Дети миллиардеров - дети Индиго.
   Среди простых детей не бывает детей Индиго.
   Ну а вообще, не об этом. Я о настоящем.
   Мне кажется, это уже где-то было, и я видел этого мужика, что вдруг выплыл в моих видениях. Но чем это объяснить?
  
   Певец Игорь Корнишонов. Парень накрашен, напомажен.
   - Как вы относитесь к секс-меньшинствам?
   - Я мужчина.
  
   А вот точно девка. Нет, это Ярослав Меркури (лицензия на гены Ф.Меркури номер Б8776234321).
   - Скажите, вы себя чувствуете?
   И начинаются онлайн вопросы:
   - Чем ты себя чувствуешь?
   У Я. Меркури естественно есть княжеский титул, но говорят, что он - переделанная герла. Не смотря на улучшение голосовых связок, чувствуется вмешательство компьютера. Я.Меркури владеет сетью магазинов "Регонда".
  
   И- который раз:
  
   Це - сало!

Вновь - Питрэнко. Хорошая, видимо, книга. Надо зайти в магазин и срочно купить.
Начнем с того, что можно не ехать сразу домой. Можно начать с бокала красного сухого вина в каком-нибудь спонтанном кафе. Вот прямо сейчас - выхожу, и - погнали. Кафе-тур. Точно ты не в Москве вовсе, а в каком-нибудь небесном Амстердаме.
   -Итак, итак...
   Я сжался, пытаясь выдернуть из себя это вторжение. Это умение достается непросто. Стекло на мгновение как бы замолкает, и вместе с ним прекращает свое функционирование мозг. А ведь это хорошо, что они не интегрированы друг в друга настолько, чтобы приводить к тотальному помутнению....
На некоторое время чип замолкает. Ты остаешься один...
   -Юнона Черноконь - вот она! Она еще только родилась..... а-е! а! у-у-у-у-у-у! гоу, гоу, вел-вел-вел, джампинг...... да......... у-у-у-у...... е-е-е-е-е-е, е-е-е-е-е.....
И-так! И-так. И-так! Посмотрите, на свет появилась Юнона Черноконь! Вау! Давайте... Чо? Давайте проголосуем. Нет, давайте не голосовать. Давайте сыграем в лотерею этой минуты! Давайте.... И-и-и-и-и.....И! И!
   Я прищурился. Окружающие люди, казалось, сливались в какую-то канцелярскую цепь. Еще немного, и мозг погаснет. Но нет - вместо этого гаснет реклама, и я его ни слышу, ни вижу. Этому я научился еще давно, когда только начинал работать.
   -Это несложно, когда можешь, - учил меня Кореец, - знаешь, это как на колесе отжиматься. Попробуй - в жизнь не сумеешь. Вроде как пресс нужен сильный. А если есть техника..... Тогда у тебя всё получится! Понял?
   -Ну и как? - спросил я.
   -А чего возмущаешься? Это работа.
   -Ну да. Но я пока не вижу результата. Да и потом, контроллеры носить не обязательно.
   -Но всех их вживляют. И без них ты будешь белой вороной. Хочешь? Нравится?
   -Ладно.
   -Ладно - это не ответ.
   -Хорошо, Китаец.
   -Стекло.
   -А у тебя есть стекло?
   -Что же я, по-твоему, натурал?
   -Нет, конечно. Но ведь все может быть.
   -И это значит, что лучшие люди - это мы.
   -А что?
   Китаец погас в моей голове как много прочих образов. Постоянные приходы, вещества, проверка желудка, и все это лишь часть современной жизни, в которой у тебя есть большое право - быть частью и больше чем нет, если только ты не князь московский. Но все же, я утрирую - я мог бы давно улучшить свой статус, купив какой-нибудь хороший аппарат. Иногда я сомневаюсь, что Китаец существовал.
  
   Деньги, деньги, деньги. Мы постоянно стоим на одном месте, хотя кажется - еще немного, еще чуть-чуть ты покорячишься, и вот, ты станешь богаче, и, возможно, уже в следующем году удастся отправиться на какой-нибудь недорогой курорт. На самом деле, ехать надо прямо завтра, не обращая ни на кого внимания. Время безмолвно. Ты не услышишь его советов.
   -Юнона Черноконь, - вдруг снова донеслось до меня, - и-и-и-и-и-и! И!
Ведущая жутко кричала "И!". Если бы я её встретил на улице, то обязательно задушил. Даже если бы разделась, пытаясь доказать честность, всё равно бы задушил.
   Я еще раз сжался.
   Вот так.
  
   ...Хорошо. Замолкни. Это только начало. Контроллеры существуют уже давно, но никто окончательно не решил, может ли человек.... Некоторые считают, что человечество еще не жило. Так называемые специалисты.... Жизнь - она только начинается. Думаете, мы потребляли? Нет, мы еще и не начинали потреблять, ребята.
  
   - Обходиться без тишины, - сказал Кореец, - вот именно это. Но ты и наедине с собой не находишься в тишине. Зачем тебе машина? Ты и так машина. И в тебе еще очень много и много машин. Ты просто представить себе не можешь. Вот стоит у тебя дома сверхмощный компьютер, а ты на нем только экранную заставку смотришь, потому что не знаешь, для чего он предназначен. Так? Весь ресурс компьютера - ради маленькой картинки. Используй хоть маленькую часть самого себя.
   -Ну что тут нового?
   -Нового в этом мире нет вообще ничего. Мы учимся тишине.
   -Да.
   Я закрыл глаза и побыл наедине с собой. Все хорошо.
   Да, Китаец был прав. И как-то странно - едва я думаю о нём, как в голове появляется побочная информация, и я вижу кучу образов. Но лишь в первые секунды они отчётливы. Потом они начинают прыгать туда-сюда, точно мяч в волейболе. Потом - быстрее. Потом - быстрее. Но первых секунд для меня достаточно, чтобы понять - информация эта имеет какую-то первооснову и откуда-то взялась. Несколько раз я пробовал анализировать. Я даже разбивал этот вопрос по пунктам.
   - Стекло может управляться извне.
   - Исходя из первого, управляют и мной.
   - Почему образы такие? Именно такие?
   - Никто точно не знает все функции стекла. Даже небольшого взрыва хватит, чтобы меня убить. Осколки разлетаются в разные стороны, ранят серое вещество. Плюс к этому, в стекло можно вшить микроампулу, которая сработает по определенной команде. Вот и думай, кто свободнее - ты или черные африканские натуралы, которые до сих пор живут на природе, под открытым небом. Нет, об этом лучше не думать. Страшно. Лучше не думать.
   - Если образы не связаны со стеклом, то - побочный эффект, нарушения.
   - Просто крыша едет.
   -Всегда есть вещи, о которых ты не знаешь.
   Этот сеанс.
   Когда тебе кажется, что ты можешь сам выбирать, что будет составлять фон твоего мышления. Медитация - это немного другой расход сил, ну да я и не знаю, что это. И, потом, медитировать со стеклом невозможно, так как никогда нет тишины. Мир без тишины.
   -Найди тишину, - говорил Китаец.
   А впереди - дух вина, младшие ряды пантеона Диониса. А потом Таня начнет тратить мои деньги, купит себе эросимулятор, после чего можно будет идти в офис, чтобы создавать видимость деятельности. Вот, в принципе, у людей - так. Одни не вдаются в подробности. И они живут, как хотят. Жена и муж могут пить вместе, оба иметь лицензию на курение, покупать разрешенные электро-наркотики на Стекло, не смотря на то, что их все меньше и меньше.
   Я даже расписывал свой новый путь, потому что у меня уже накопилась кое-какая сумма, но я не хотел привычную степень новья. Требовалось время, может быть, года три - переучиться на тренера и превратиться в язык-компостер, и меня постоянно останавливает мысль, что, когда я закончу учиться, мне уже будет еще ближе к сорока, а хочется здесь и сейчас. Путь. Проверять трату большой суммы на обучение никто не станет, потому что обычно счета блокируются при сомнительных покупках, а тут сумму можно заливать на счет понемногу.
   Альпы. Я вдруг подумал - Альпы. В них еще есть снег? Получить выездную визу вряд ли получится, однако. И следующее однако. И после него - еще одно однако.
   Напротив меня на сидение приземлилась женщина с огромной сумкой с какой-то очень четкой, лощеной, да еще и подробной рекламой:
   -Пушкин - наше все, - гласила она, - новые люди, новые клетки, старое знание, Земля - наш ракетоплан. Пушкин летит с нами! Россия - вперед! Пушкин - рэспэкт!
   Мы как будто посмотрели друг другу в глаза. На самом деле, никто не смотрит друг другу в глаза. Это иллюзия. У нас есть множество приборов для коммуникации. Она улыбнулась. Как будто - мне. На самом деле она, видимо, смотрела ролик.
   -Пи-и-и-инь....
   Я сморщился. Нет, вот именно это мне и не нужно. Реклама ушла, но, если бы все ушло. Нет, тогда бы все назвали меня натуралом, и я бы был тотчас выловлен и помещен в резервацию, и лет через пять, получив всевозможные документы и номера, я бы вышел и был бы препровожден куда-нибудь в Карелию, где бы имел комнату, а может быть, и не имел. Но врать не буду - я часто сомневаюсь что за Москвой прямо таки можно ни за фиг собачий попасть на фазенду и всю жизнь провести на бесплатных работах, не имея никаких документов, со стеклом первой модели, которое полезно лишь для того, чтобы отслеживать твое месторасположение.
   -Пи-и-и-инь.
   Это Веданта_S. Она всегда так вызывает. Сказать по-модному: Vedanta's calling. Я каждую неделю меняю вызов с Веданты. Я мог вообще отключить его, но это хуже любого наркотика. Я уже привык, я изменил свой кровь и клетки своей psyche так, что Веданта - моё всё, и я чаще думаю о людях из амфитеатра, о своих победах и поражениях, чем даже о Тане. Это вопрос. Его надо поставить перед собой!
   К вопросу о Листе....
   Нет, Лист - это сжатые в единую массу Эммануил Кант и какой-нибудь торчовый романтик, цель которого - умереть в 21 год, сочинив три стиха и покричав на эстраде, с бледным лицом, с черепом друга в шкафу.
   -Пи-и-и-инь! Вот сейчас - точно будет не до вина. И надо идти сразу, пока вызов не прекратится. Если там не автодозвон. Я вышел.
   Так.
   Два стола, три бутылке на витрине. Пойдет.
   Я взял какую-то совсем уж несуразную дрянь, некий винный синтетик, получаемый где-нибудь на рудниках, из молотого камня, или из нефти. Взял запивать - вода с большим содержанием газа. Очевидно, восстановленная вода. Я тоже хорошо про воду знаю. Но ладно.
   Возьмем этот сигнал, накрутим на уши, два луча - в роговую оболочку, и вперед. Погнали.
   -Это кто? - спросил я.
   Потом - немного гона, будто нырнул в воду, посмотрел - там ли рыба? Да, там. Вот только не рассмотрел, что за рыба. Потом вдохнул - удовлетворенный. В данном же случае - глотнул. Красное. Полусухое. В принципе, ничего. И даже с очистителем, чтобы сразу же печень не отпала.
   Я закрыл глаза. Это был Та%.
   Он постоянно менял себе образы, хотя этот мир - не бесплатный, и каждое новое обличье стоит каких-то денег, и, чтобы менять его через день, нужно либо богатеем быть, либо просто все последние деньги отдавать в игру. Там, вообще-то, идет какой-то бонус. Но я не пробовал. Я как поставил себе первый уровень, так он постепенно вверх идет, шаг за шагом. Это более интересно. Прогресс. Эволюция. Это началось несколько лет назад. Зато есть люди, которые живут на Веданте с самого начала, еще со времен частичной визуализации и виртуальных шлемов, а также долгого пяления в мониторы. Не могу сказать про дедушек. Но про родителей - это точно. И основатели Веданты - это ведантисты в каком-то там поколении. (Никто их правда не видел). Если еще серьезнее, вся Веданта, включая все залы, громадна. Говоря "Веданта", я подразумеваю наш уровень. Дальше идти - просто не хватит запасов энергии организма.
   Рамон_РП (известно, что его зовут Роман Павлов) пытался собрать прения подобного рода. Мол, кто есть Имаджинеры? Народу было видимо-невидимо. Комментариев было еще больше. Если бы за комментарии давали деньги, мы бы там все озолотились. Рекорд Веданты, как никак. И ведь хорошо, прекрасно, хорошо-2, хорошо-3. И люди все говорили, говорили, вся эта говорильная собиралась в кучу, ее взвешивали и, оценивая вес, говорили о пути вперед, о достижениях.
Если задуматься, то какой у нас ход вперед? Я не знаю. Если ты принимаешь наркотик, чтобы тебе было хорошо именно сейчас, здесь, сию минуту - то какое тебе дело до будущего....
   -Там знаешь, о чем говорят? - спросил Та%.
   -Цель, и единственная цель, нашей жизни заключается в том, чтобы искоренить страсти и заменить их противоположными добродетелями, - сказал я автоматом, потом понял, что меня несёт с ходу и исправился, - нет, не отвечай. Я не знаю. Слушай, я немного с корабля на бал.
   -Что за бал? - спросил Та%.
   -Не знаешь?
   -Я был в арроу-даун.
   -А. Все вы так говорите. Арроу-даун. Арроу-даун. Что мне дела до мишуры. Скажи еще, что ты пересек кремлевскую линию и видел, как президентская семья ела мозги обезьян, запеченные капустном листе.
   -А же не какой-нибудь аутгоуэр, чтобы понапрасну газ выделять. Слушай. Лучше скажи, - ответил я.
   -Ладно. Пошли.
   -Так это ты за мной шел?
   -Да. Там твоя помощь нужна.
   -Ладно.
   -Не люблю синтетическую интеллигенцию.
   -Получи от щедрот царских.
   -Итс!
   -А он не в теме. Он не знает, что такое - Итс, - сказал я.
   -Аутпут!
   -Нет, он просто - не в теме? Не надо отправлять человека в касту разъёмов, розеток и вилок, если он просто не в курсе, о чем речь.
   -Может еще, он продолжает линию Китайских террористов?
   -Он - китайский президент-террорист?
   -Смотри, лучом в темечко получишь! - произнес Та%. - Утешиться может только тогда, когда поймешь, что жизнь в содержании, а не в сосуде.
   -А ты, я смотрю, разговорился.
   -Тебе жизнь не нравится?
   -Может, ты голодаешь?
   -Это - моральный голод.
   -Мораль. А ну-к, вот тебе определение морали.
   -Оу-Би!
   -Тис!
   -Китайская рязань!
   Мы шли по синеватой аллее. В Веданте почти всегда - ночь. День там бывает лишь иногда, да и то - по запросу, то есть, не то, чтобы по запросу, все больше - по желанию. На счет хозяев - я не знаю. Есть некоторая система баллов, которая включает солнце. Есть модуль "достукивания", на котором нужно постоянно сидеть, и тогда, может статься, что света будет больше, чем дня. Но никому до этого дела нет. Гораздо интереснее регулярно общаться. Да вот, был Серхио, он регулярно достукивался. Мы все были удивлены. Это особенная часть удивления, когда ты стоишь в стороне и смотришь. Сам ты не можешь ничего сделать. Вообще, уже давно доказано, что лучше стоять в стороне. Есть такой термин:
   Сайдер.
   Так и говорят:
   -Знаем всё про тебя, брат. Сайдер ты. Заморыш, урод, но - сайдер. С этим не поспоришь. Но это не значит, что все - сайдеры. Настоящий сайдер умеет по-настоящему стоять в стороне. Другие не могут.
   Так вот, Серхио, будучи достукивальщиком, достучался в итоге. Я не знаю, где он сейчас. Возможно, его нет нигде на Веданте. И, очевидно, и - близко к Веданте. Это крайне опасная вещь - не вовремя показывать свой талант. Ведь правило миров известно - хозяева могут не стоить и выеденного яйца. Они просто кому-то платят. При чем - очень даже много. Главное - это продвинутый движок. А там уж - царюй, как твоей душе угодно. Поэтому, если вдруг где-то начинает вести, то надо быть аккуратным. Никто не будет с тобой церемониться, если ты вдруг позволишь себе лишнего. Тебе просто запретят регистрироваться или даже просто заходить. Раньше это называлось баном. Теперь - все чаще - капустой.
Так вот и было с Серхио. Не знаю, кто он? Где он теперь?
   Сер-хи-о
   О.
   Лучшие сайдеры иногда особенно в фаворе.
   Может, в капусте?
   Сеть стара, точно черная мать-вселенная.
   Вновь открываю глаза. И ведь куда-то....
   А, нет. Я не еду. А ведь я уже и забыл, кто я и где я? Я сижу, и рядом со мной - хорошее (или нет) красное синтетическое вино.
   -Все серьезно, - сказал Та%.
   -Хорошо, пока мы в бэкграунде.
   -Может быть, нас здесь не слышат? Как ты думаешь?
   -Ты считаешь?
   -Нас везде слышат. Таков мир. Куда бы ты ни пошёл, тебя везде слышат.
   -Что же мы не такого говорим? - спросил я.
   -Да нет, - как-то задумчиво ответил Та%.
   -Ну....
   -Я думаю, кто-то среди наших - из НИХ.
   -Это как?
   -Разве ты не замечал?
   -.......
   Потом пошла реклама. Наверное, у крабов на морском дне тоже есть реклама....Потом какого-то чёрта в обязательную трансляцию вставили экспресс интервью с Сергеем (Магомедом) Байроном, боксёром, который недавно проиграл важный матч, его выбросили за канаты.
   -Скажите, будет реванш? - спросил корреспондент.
   -В принципе, э-э-э-э-э-э-э, - ответил Сергей (Магомед).
   -Вы - официальный потомок Байрона.
   -Да, я купил гены Байрона.
   -Сергей....
   -Магомед....
   -Да, скажите, всё можно купить?
   -Да. Нет, ну не всё.... Ну работать надо. Как же...
   -Ага. Но почему Лубумба выбросил вас за канаты?
   -Всё бывает.
   -Гены не подошли?
   -Нет... То есть, нет.....
   -Гены помогают вам писать стихи?
   -Нет. Я еще не писал.
   -Почему?
   -Не знаю. Говорят, не всё передаётся.
   -Но вы всё же не пробовали?
   -Да.
   -Пробовали?
   -Да.
   -Можете прочесть?
   -Нет, я сейчас не буду.
   -Вы дома говорите на итальянском?
   -Да.
   -Но Байрон был англичанин.
   -Ну.... Я как-то не подумал. Мне нравится Милан.
   -Вы живёте в Милане?
   -Нет, я иногда приезжаю. Я живу в Майами.
   -Не хотите жить в России?
   -В этой стране.... Здесь..... Ну.... Э..... Я европеец, в конце концов. Но я люблю Россия. Россия - великая страна.
   -Что вы думаете о надвигающемся мировом кризисе фасоли?
   -А?
   -Что вы думаете о надвигающемся мировом кризисе фасоли?
   -А... Это дешевая пища... Я такое не ем.
   -Что вы посоветуете нашим зрителям?
   -Не знаю.
   -Прочтите стихотворение.
   -Нет, только не это.
   -Но вы же должны помнить то, что помнил Байрон.
   -Нет, нет. Валите все отсюда, вот что. Валите в Америку. Там хорошо. Я живу и не жужжу. Хорошо живу.
   Однажды мы шли как-то необычайно долго. Это теперь было ясно - еще немного, и мы прибудем. А тогда - я впервые понял, как бесконечны могут быть миры. Сайбер-worlds. Интересно, а как там среди звезд? Или нет - я не способен думать об этом. Но ведь тоже - те же стереокристаллы, микросхемы, и каждая точка, каждая звезда - лишь маленький кусочек, маленькая вакуоль. Мы пока ничего нового не придумали. И даже это абсолютное время - этот отрезок, кто его будет помнить потом? Шли мы вновь достаточно долго. Конечно, не так, как в прошлый раз. Та%, я не думаю, чтобы я ему верил. Но он не новичок. Да и я тоже. Он бы не стал показывать мне липовое лицо.
   Но разбираюсь.
   Я специалист.
   Наконец мы добрались. Это был немного другой, даже отступной от стиля, амфитеатр. На этот раз, здесь было достаточно много лиц, и некоторые из них были мне неизвестны. Это были големы. Они всегда есть. Без них не бывает нормального спича. Я отыскал себе свободное место и приземлился. В амфитеатре ощущалось прохлада. Конечно, это немного сюрраунд-суррогатно. Но в наше время люди научились делать сконцентрированные ассоциации, и все теперь зависит от тебя. Если ты сумеешь, то будешь ощущать и температуру, и запахи мира, и все это - не иллюзия. Выступал Худрайзинг. Остальные ему оппонировали.
   -Лично я никогда не опускаюсь до Черного Следа, - проговорил Худрайзинг, - я выше этого.
   -Опустим его, - проговорили сверху.
   -Опустим тебя.
   -Ты - Черный.
   - Фиксируя момент существования сущего, помни о кремлевской линии.
   -Нищий.
   -Иван.
   -Утомила рязанщина. Понаехали. Не могу. Невозможно дышать - нет ставней, створок, всё закрыла собой рязань. Они атакуют нас, они хотят забрать у нас пространство.
   -Как мало нужно для счастья, если учесть, что горе - от ума. 
   -Жизнь - это период времени, первую половину которого нам отравляют родители, а вторую - дети.
   -Онтологически - вы чистый кретин.
   -Гоклеинус!
   -Духовно ли вы суете мыло в зад, Худрайзинг? Признайтесь, у вас там всё заточено!
   -Брак - это очень дорогой способ сделать стирку бесплатной.
   -Никогда не учитесь у глистов! Зы!
   -Библия учит любить ближнего, Кама-Сутра объясняет, как именно.
   -Я не могу просто так говорить с параноидальными аутгоэрами, - сказал Худрайзинг.
   Он курил виртуальную сигарету, и было видно, что ему дела нет до всего этого уродства. Но - если кто-то решит, то это было прелюдией к чему-то, то он не прав. На Веданте всегда одинаково. Тут появился Via 660:
   - Род проходит и род приходит, а земля пребывает во веки. Восходит солнце, и заходит солнце, и спешит к месту своему, где оно восходит... Все реки текут в море, но море не переполняется: к тому месту, откуда реки текут, они возвращаются, чтобы опять течь... Что было, то и будет, и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем... Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после.
   -Чума, - разозлился Худрайзинг, - как бы я сейчас.... Котлета!
   -У кого-нибудь есть мнение относительно предстоящего Хай-Клиаренга? - спросил я.
   -Я считаю, что Америка будет права, если уменьшит количество оппозиционеров в Чаде, - проговорил Худрайзинг, - хотя, если честно, я бы охотно переместил ареал чистки. Чернота.... Меня утомляет процентный состав рязанщины на Веданте S, на одной только S, а ты говоришь о каких-то мировых дисциплинах. Может быть, мы с тобой поиграем в "кто лучше сочиняет стихи"? Я устал. Разве никто больше не устал от всего этого поноса?
   -Что ты хочешь сказать? - спросили из амфитеатра.
   -Ты имеешь в виду Черный След?
   -Нет. Я говорю о возможной лучевой атаке, - ответил Худрайзинг.
   -На Черный След? - спросила Екатерина II.
   - Аутгоуэры, -прокомментировал Худрайзинг, - низкие лоу!
   -Он говорит о всех, г-гат, - заметил Злой Вог.
   -Крестьян я не спрашивал, - ответил Худрайзинг.
   - Чтобы быть собой, нужно быть кем-то. Чтобы внушать доверие, не обязательно быть жуликом. Чтобы жить по-человечески, надо, чтобы платили по-божески. Чтобы узнать человека, не обязательно есть с ним пуд соли, достаточно насолить ему. Что за скверная манера у людей говорить за твоей спиной то, что является чистой правдой. Я всегда принимал его за льва, но, когда увидел его на четвереньках, сразу понял, что это -- не лев. Я могу устоять перед чем угодно, кроме соблазнов. Я никогда не пользуюсь хорошими советами, а спешу передать их другим: только так с ними и следует поступать, - выдал длинный спич Сандер.
   -Это ты о чем? - крикнули ему. - Идиот?
   -Я тебя уже нашел, - ответил тот.
   -Чего?
   -Сука, тварь! - кричали ему.
   -Смешайте его с навозом!
   -Я все о тебе знаю.
   -Сука!
   -Тварь!
   -Гоните тварь!
   -Бан ему! Это сука!
   -Много я стирал таких аутгоуэров. Клеаринг муд, и всякий другой андрогин. Интеллигент фигов.
   -7-7.
   -На морде у себя семерки поставь.
   -Посыпем его! - прокричал Зау.
-Я не договорил, - продолжил радовать себя Худрайзинг, - я говорю о чистом Хай-Клиаренге. Не о Черном Следе. Не о капусте. Или вы хотите купить пару вилков! Велкам! Валяйте! Без вас будет чище!
   -Они потеряли ощущение реальности, - сказал я.
   -Точно!
   -Я хочу сказать, что клиаренг может состояться. И он должен состояться.
   -Я бы провел клиаренг в Москве, - заметил Мег.
   -Пах!
   -Пах, пах, - запахала толпа.
   -Пах, пах.
   -Пах, - сказал я.
   -Пах.
   -Пах, пах, пах.
   -В капусту!
   Тут появился первый Черный След.
   -Смотрите! - прокричала Екатерина II.
   Черный след медленно разлазился на фоне синеватой атмосферы. Но кто бы это мог быть? Кому могло прийти в голову ТАК войти на Веданту? Нет, конечно, здесь нет ничего особенного. В самом-то деле.
Но все в мире относительно. Это, смотря сколько лет ты тратишь в сайбер-мирах. Ворлдз. Их всё больше, их всё больше.... Когда их успевают штамповать? Кто все эти ужасные люди, которые всё это делают? Быть может, и не люди? Программы, пишущие сами себя.
   -Так, - сказал я.
   Мы посмотрели друг другу в глаза. Я и Худрайзинг.
   -Это не ты? - спросил он.
   -Чего?
   -Ты же не можешь быть банальным AUX?
   -Я и не банален.
   -Ладно. Я тебя понял.
   -Могу и я выступить, - сказал я, - ты думаешь, что у меня нет мнения возможного Хай-Клиаренга?
   -Ничего не думаю, Chen09. Но все может быть.
   В это время появился следующий Черный След. За ним - еще один. Возможно, это был гебан, явление не простое и весьма волнительное. Гебаны широко обсуждаемы. Я как-то даже едва не попал на реал-ситтинг по гебанам. Правда, это - не лучшие воспоминания. Я тогда еще был как бы изгнан с "СамоКонданысь!". (Его организовал Петр Копе, поэт, писатель, журналист, футболист, бард, рокер, технарь, один из лучших литераторов по версии мира ЖI, дайвер, гайвер, банкир, режиссер, актёр, автогонщик, автоконструктор, очень хороший человек, семьянин, поэт (было уже), технарь, эрудит, ведущий).
Я, кстати, будучи человеком, имеющим способности к накатыванию статеек, пытался подкатить к Копе, но он даже не обратил на меня внимание. Мне даже сказали, что он где-то в жизни обедает в том же торгово-развлекательном центре, что и мы с Таней иногда, и, возможно, в тех же кафешках. Может быть, я даже видел его. Но кто теперь это узнает?
   Так вот, с "СамоКонданысь" меня, конечно же, не выгнали. Там система такова, что, если тебя отправят к праотцам, ничто не мешает тебе появиться заново. Но тут сама суть! Одно дело, если ты - опять же, даже если это и банально - аутгоуэр, а другое - если ты находишься в этом мире годами, и ты там - корифей.
Но это известная ошибка новичков - раньше времени прыгать, и, если вдруг приходил лак, неправильно им пользоваться. Лаком. Его сушить надо правильно. Иначе он быстро трескается. В принципе, если ты - бегун, это ничего.
   Я открыл глаза, налил из бутылки и выпил. Да нет, ничего так вино. Пойдет. Пить можно. Вообще, вино - большой помощник в общении. Выпил - и снова - в сайбер-ворлд. Точно мечтающий лыжник. Но перепивать нельзя. Пьяный человек - это вообще не очень хорошо. А еще - там. В космосах.
   Но пьяного человека, кстати, и лучше, и хуже видно. Это я об отслеживании. Раньше я всегда выпивал, когда выходил на дело, но нужно менять тактику. Вот так-то - ребята.
   На счет гебанов же.... Что тут сказать? Это - не простое явление.
   -Будете что-нибудь еще, - осведомился электронный официант.
   -Ага, - подумал я, - это значит, уже вся бутылка ушла. Хорошо ж на Веданте_S. Но там не модно говорить о вине. Мне ж по душе как бы явное эпикурейство. Но это - у кого как. Если концептуально - друзья Диониса редко бывают большими умниками. И то, что в жизни многие.... Да, это было такое определение. Нет, не аутгоуэр. Сетевые мыши. Но я думаю, теперь это понятие постепенно упраздняется. Все люди максимально кибернетизированы. Уже трудно найти человека, отдаленного от какого бы то ни было общения в сайбер-ворлде. Мир слишком насыщен, чтобы у тебя было время общаться вживую. Это так.
   Я закрыл глаза. Это нормальное явление для любого кафе - когда в нем сидит путешествующий бездельник. Особенно хорошо, если тебе некого бояться. Если все наоборот, то судьба любит бесстрашных.
   -Вам всем по душе будущий Хай-клиаренг! - чуть не плача воскликнула Екатерина II.
   Я думаю, что Екатерине достаточно много лет. Это я говорю по опыту. Она представляется едва ли не малолеткой, но многословность ее выдает. Это и красота, и болезнь, потому что количество терминов, возведенное в степень, часто выдает скрывающегося за обликом дамы мужика.
   -Я не пойму, чему вы собираетесь радоваться?
   -Ты хочешь сделать рекорд по комментариям? - спросил ее Амиго.
   -Ты думаешь, меня волнуют комментарии?
   -Аномальный аутгоуэр.
   -Сиквенс.
   -Дроппингз.
   -Американирующий голубец!
   -А чем ты американируешь?
   -А о чем именно ты спрашиваешь?
   -Ты американируешь правой или левой рукой?
   -Beats your name.....
   -В капусту!
   -Это ты в капусте родился!
   -Аутпут.
   -Банальная рязань!
   -Скажи, чем же тебе не нравится Хай-клиаренг? - спросил я.
   -О, Chen09. Как ты думаешь, а придет ли дудочник?
   -О, dudotchnick!
   -D.u.d.o.t.c.h.n.i.c.k.!
   -Аутгоуэр, - заметил кто-то из Черного Следа.
Понятно теперь, что это - что-то вроде случайного гебана. Ничего интересного. Тем не менее, всех это не на шутку заводит. Любой Черный след. Особенно загадочно, если это - целая группа.
   -Ха-ха, - прокричал Худрайзинг.
   Я, было, подумал о чем-то еще. Но оказалось проще. Через Веданту пошел рекламный баннер.
   -Я пока вина выпью, - сообщил я.
Многие предпочитают пиво. Тем более, что сейчас принято получать все с доставкой на дом, тем более, что в области цен на доставку происходят свои движения, от наступления тоталитаризма до демократизации, когда внезапно все улучшается, удешевляется, и ты вдруг забываешь о своем бесконечном желании экономить. Антикитайская мысль достигает предела. Народ Ся тошнотворен.
   Выстрел с орбиты, и чайна-террор-президент убирает столб дыма из светлого дыма! И вы покупаете Стекло X-4!
   Новый Китай! Проголосуй!
   Новый Китай! Купи музыку Нового Китая! Ты хочешь купить дом в Новом Китае? Новый Китай уже здесь, в Москве! Торгово-жилой комплекс на основе висячих конструкций "Новый Китай Москва".
   Но я пиво не люблю. А доставка вина на дом - это еще дороже. А если покупать в магазине, то у меня разрешение только с 18 до 20 часов, а это мне неудобно. Гораздо проще сесть в кафе. Вот как сейчас.
   Если введут какие-нибудь ограничения на кафе (а депутаты в последнее время вроде бы заикались об этом), то и в кафе я смогу появляться в строго определенное время. За первое нарушение - штраф. Потом - условный срок (в зависимости от количества предыдущих штрафов), потом - тюрьма. Граждан с московным статусом 1 это касаться не будет.
   Еще один прозрачный, наполненный красной слезой, пластиковый друг. А я живу. А баннер пусть там пока идет. Проходит, как поезд.
   Тук-тук-тук-тук......
   Веданта, я не спорю, должна рано или поздно избавиться от баннеров. Что-то должно быть сделано. Это - первый месяц. Обычно, на обсуждение вопросов о баннерах депутаты тратят почти все свое рабочее время. Баннерность тасуется покруче прочих вопросов. Вот сейчас (и ведь это сущий ужас) - от них вообще нет защиты, и даже на таких закрытых мирах мы время от времени наблюдаем неожиданные фейсинги - вот таких вот приведений. Не исключено, что через месяц обязательную баннерность отменят. Но вот на счет показа рекламы прямо в твоем мозгу, вот в этом я сильно сомневаюсь. Это уже из другой оперы.
   Я выпил большой стакан и вернулся на возрожденные просторы. После показа баннера народу в амфитеатре поубавилось. Однако, обсуждение оставалось все таким же насыщенным. Появился целый ряд Черных Следов.
   -Делегация, - прокомментировал Худрайзинг.
   -Вина выпил, - сказал я.
   -А вы все пьете, - вздохнула Екатерина II, - я думала, вы способны на высокие мысли.
   -А разве я не способен? Кто докажет обратное?
   -Пока что у меня нет такой цели.
   -Да.
   -Так вы поняли суть моего вопроса?
   -Какого именно?
   -Дудочник играет, мыши уходят.
   -Куда они уходит? - спросил я.
   -Вы не знаете?
   -Я думаю, они получает капусту!
   -А, вы все об этом.
   -Не знаю, поясните.
   -Что происходит, когда весь мир заражен?
   -Не знаю. Все должны умереть.
   -Нет. Ничего не происходит. Ровным счетом ничего. Крысы продолжают плодиться. Их все больше и больше. С каждой минутой.
   -Ну, предположим. А крысы - это мы?
   -Кто угодно.
   -По-моему, это все от нашей бестолковости, - вступил в разговор Худрайзинг, - о чем вы говорите? Вы слышали о судьбу Кениса?
   -Нет, - ответил я.
   -Ты как всегда в своем стиле, Chen 09. Это тема номер один. И, не зная о чем речь, тебе нечего делать, например, в Полумраке. Это здесь все тебя знают.
   -Меня и там знают, - заметил я.
   -Да, - вздохнул Худрайзинг, - ты этим и берешь. Но смотри. Кенис может прийти сюда. Они его уважают.
   -Они.
   -Это событие недели. Кенис сошелся с Береком в серьезном споре относительно правил выбора красной ручки. Это была настоящая битва, которая продолжалась двое суток и набрала небывалое количество комментариев. И ты не представляешь, что случилось. Кенис был отправлен в капусту.
   -Вот как, - сказал я.
   -Тебе все равно?
   -Ну, как бы да, - ответил я.
   -Ты настоящий аутгоуэр, - проговорил Худрайзинг, - впрочем, не ты один. Что еще сказать. Тут происходят такие события, а ты делаешь вид, что тебе все равно.
   -По-моему, возможность нового Хай-клиаренга - вещь более важная, - сказала Екатерина II.
   -Чем же он вам так сдался? - не унимался Худрайзинг.
   -Помилуйте. В наше время любого человека можно безнаказанно убить с достаточно большой дистанции. Один выстрел с высокой орбиты. При этом, никто ничего не поймет. Ведь не обязательно - дырка в голове. Мощный пучок излучения. Кровоизлияние в мозг.
   -Не понимаю, о чем речь, - вздохнул Худрайзинг, - чем ваша голова занята?
   -Мне памятны слова Юрия Дэна на этот счет.
   -О! Что-то толковое, очевидно? - спросил Худрайзинг. - Давайте, блеснем.
   -Организм жив, даже если мертвы все клетки.
   -Очень хорошо.
   -Еще Черные Следы, - сказал Сантана.
   -Что-то вы в кучку собрались, - произнес Via 660.
   -Говорим о вчерашней блокировке Кенеса, - сказал Худрайзинг.
   -Да. Я слышал. Об этом только и говорят.
   -И он скоро будет здесь.
   -Здесь? Не может быть. Это невероятно.
   -Мне все равно, - сказала Екатерина.
   -Что ж для тебя важно? - осведомился Худрайзинг.
   -Вот это то и невероятно.
   -То, что ты - аутгоуэр?
   -Нет. То, что вы не видите главного.
   -Чего же....
   -Черные Следы заполонили атмосферу, - сказал я.
   -Well, well, well, - проговорил Худрайзинг, - хоть что-то значимое я услышал. И это хорошо. Меня утомляют вялые фишеры, вроде вас, Екатерина.
   -Но права я.
   -Ну.
   -Можно изнасиловать законы так, что они даже не пикнут.
   -А я сейчас пойду,- сказал я.
   -Куда же ты, Амиго.
   -Вино не то.
   -.......................(еще одна цитата)
   -Ну....
   -Тебе так не блистать, - усмехнулся Худрайзинг.
-Это раньше был пир во время чумы, - заметила Екатерина, - теперь - тотальные слепые котятки, питающиеся собственными экскрементами.
   -Демократия - это в первую очередь система согласования общественных интересов, дающая возможность учитывать интересы различных групп граждан и общественных структур, исключающая диктатуру как большинства, так и меньшинства.
   - В капусту!
   -Если человека все устраивает, то он - полный идиот.
   -Лучше глупцом быть вместе со всеми, чем мудрецом в одиночку.
   -Чешите, чешите, придурки, рязань!
   Потом уже я ехал как-то чрезмерно спокойно. Иногда миры утомляют, иногда - нет. В этот раз все было хорошо, я бы даже сказал - ультра-хорошо, это больше, чем хорошо-4. Да и вино, в общем-то, что называется, попалось. Очень дешево. Очень коротко. С эффектом. Withовое, так сказать.
   Я не считаю хвосты на счетах, а еще, если правильно собирать эти хвосты, то у тебя всегда будут такие маленькие, нигде не учтенные, радости. То, что женщины таких вещей не понимают, понятно и без слов, и потому, большую часть мыслей надо держать при себе. Голодный мужчина приходит домой, но дома нечего есть, потому что "а я же есть не хочу", но то же может касаться и остальных вещей, и вся сила демократии в том, что ты к этому уже заранее готов, а потому, нет острых углов, и ты за них не зацепишься.
   Возможно, надо что-то купить в догон, пока еще всё продается. Правда, мы слишком часто обсуждаем рязань и все возможности и невозможности местной жизни, впрочем, у нас много техассцев. Что они у нас делают?
   Первые огни. Все машины выстроились в одну бесконечную пробку. Водородные "крайслеры", электрические "Фиаты", вечные, универсальные "форды", пьезолектрики японского производства. Классная бесшумная ходовая. Вечная прохлада. Автопилот. (Впрочем, главное - в люк не попасть на этом автопилоте. Ведь тут уж и никакая ходовая не выдержит. О-па - и нет колеса).
   Они едут.
   И я еду.
   Я бы тоже купил себе что-нибудь. Это не проблема. Но я не люблю вот так. Хорошо, когда идешь. Ты - точно сын божий.
   А вот и метро, труба для релаксации шумом или мощными спикерами - в ушах, или уже встроенными глубже, чтобы ты никогда не думал о лишних движениях. Тем не менее, встроенное в стекло аудио не может давать мощных басов, и тогда нужно покупать что-то существенное.
   -Итак, - заявило оно, - вы совершили свою первую покупку в гипермаркете "Стагнат"!
   Я встал, как вкопанный. Нет, ну не то, чтобы такого не могло быть. Но с другой стороны - оно мне надо?
   -Вам не нужно ничего делать. Вам не нужно ни за что платить. Я уже здесь. С вами. И вы уже здесь. Со мной. Итак! Итак!
   Человеку достаточно энергии для подпитки мечтаний, чтобы ни о чем не заботиться, и в этом отношении цивилизация уже давно идет правильным путем. Мы как всегда слышим, что все, кроме нас - мол, мы какая-та особая страна, и наш путь закольцован, здесь постоянно происходит одно и то же, и эти циклы утомительно похожи. Все дары интеллекта - это вещества, сущности, электронные устройства и концепции, и все это призвано для того, чтобы улучшить жизнь человека. Возможно, мне просто некогда думать. Нейронный усилитель - помощник человека, но вовсе не персональный сторож, но сейчас уже сложно сказать, как живут люди в различных частях света. Я не князь, мне доступны лишь аномально-бюджетные места, но я не пользуюсь и этой возможностью, потому что меня нет времени.
   Оно подскочило ко мне - что-то нереально электронное, и я получил из железной руки какую-то замысловато запакованную фиговину.
   -Ваша первая покупка состоялась!
   Тут мне стало ясно, что нужно что-то предпринимать, чтобы это не усугубилось далее. Бежать? Да, единственный выход. Только бежать. Подходит очередная порция бесшумных китайских вагонов. Руки в ноги, ноги - в руки. Вперед. Если он сканирует прохожих на отсутствие лицензии на какую-нибудь абсурдную ерунду, вроде ношения янтарных кулонов, то прощай, мой железный друг.
   -Итак.
   -Да. Да. Спасибо!
   И вот - один рывок. Но мир как-то нехорошо покачивается. Вакх сидит на плечах. Он зовет. Он хочет, чтобы мы были вместе. Интим. Уединение. Все такое.
   Едем.
   Вот.
   Вакх, молчи. Ты слишком рано начал. Века твои ушли, уже ничего не сделать. И нет никакой дозы мысли, и никакого торжества. Надо сначала начать движение. И надо выбросить подальше этот пресловутый фиточай. Иначе мало ли, до чего он может дочаить, фиточай. Мало ли, какие правды он выведает. Фиточай!
   Система проста: запрос - ответ. Идентификатор результата. Анализ результата. Убираем все явные несопоставления. Начинаем фильтровать. Остается миллиона половина. Тоже ничего - количество голов. И - погнали. Начинаем массовый опрос контроллеров.
   Скажи мне, стекло!
   О, ответь!
   X-1, X-2,X-3,X-4, и даже всякие древние серии, включая рубиновый комплект.
Более точечно. Более детально. Богатых не трогаем. С ними особый разговор будет. Иначе, мало ли, как они отреагируют на неожиданное усиление головной боли, ночные кошмары, потусторонние голоса (как будто в каком-то отделе беседа ведется). Какой-нибудь великий князь Абрамович может и вместе с костным мозгом съесть за такие пироги.
   Ну и ладно. Я пьян. Мне все равно. Пусть там - что хотят - выдумывают. Оставим фиточай здесь. Нет. Подумают, что бомба. Потом видеозапись подтвердит, что это я оставил. Нет, а вдруг я забыл. Нет, а вдруг - специально? Вот ведь дилемма. А что интуиция говорит?
   Ничего не говорит.
   Ладно.
   Тишина - тоже ответ.
   Я закрыл глаза, чтобы поспать. Ехать - час. Включу будильник. Тем более.....
   -Он снова с нами!
   Я вздрогнул. Вот черт! Где же я дал слабину? Откуда оно выскочило? Теперь уж и в руки себя не взять. Я недооценил вино. Пойло! Вот теперь они побежали - все виды роликов. Конечно, можно и не смотреть. Это я знаю. Но куда ж не смотреть. Мне удалось гасить рекламу некоторое время, но теперь все вернулось, оно напало на меня - вся эта масса ненужного мира, вся - одним разом.
   -1799! Рождение. 1837 - уход от нас! 2099! Возвращение! За 200 лет - ни одного поэта! Ни одной рифмы! Россия жила без поэзии! Только он! Вся Россия всем обязана только ему!
   Я влез в карман и там пощелкал джойстиком. Включил эротический канал. Так. Атеро-гомики. К чему мне все это? Конечно, программы переключаются с помощью нейроволокон - мысленно, но иногда это не срабатывает. Некоторые вшивают джойстики в ладони, что тоже вариант. Но старый добрый манипулятор, он - большой помощник при переутомлении.
   Next.
   Еще раз гомики.
   Next.
   Так, кажется, тут каналов 150-200 одни гомики идут. Ну да, верно. Традиционный секс мало, кого сейчас привлекает, хотя и лицензия здесь тоже нужна, ибо в России официально гомосексуализм не приветствуется. Но у некоторых лицензия от рождения, и это - парадокс. Это если твоими родителями были лица одного пола. Тут все нормально. Если же ты по жизни вдруг передумал, то уж бери и плати. Впрочем, мне то что? Я как-то вот не моден. Хотя, что есть мода? Мода духа - вот что важно.
   -Правда Руси вернется! Итак! В-о-о-о-о-о-о-о-о-озвращение, иу-у-у-у-у! Пу-у-у-у-у-шкиннннннн!
   Ага, и здесь. Сейчас они начнут крутить шоу "Секс с Пушкиным", типа - кого из дам княжеского рода он выберет, когда воскреснет.
   Так, пошли лесбийские каналы. И я все никак не могу понять - я каждый раз их отсортировываю, и они все равно меняют свой порядок, завлекая в какие-то немыслимые дебри. Но что мне там делать? Ладно. Реклама закончилась, попытаемся поспать.
  
   -А ты смотришь рекламу? - спросил меня как-то Федя, тренер по тикетингу.
   -Эт ты о чем? - я стоял и курил, а Федя реагировал на это так, будто я не курю, а сношаюсь с чем-нибудь вроде птицы или рыбы, а он-де такой вот пример знания, морали и прочего.
   Я сделал вид, что не понял, а он соотнес это так: он - такой вот врач с какой-то палочкой, которой в рану тыкают, а я - глупый подопытный. Хотя он мог бы предположить, что я все понимаю, просто делаю вид, так, из жалости или безразличия.
   -Так, так, - сказал он, - давай поговорим, Сашь.
   -Да, - согласился я.
   -Вот мне кажется, ты как-то улыбаешься, когда о серьезных вещах говоришь. Я не могу понять. И в голосе какой-то призвук присутствует. Какой-то как будто чмокающий призвук.
   -А я знаю, - ответил я.
   -На счет призвука?
   -Угу.
   -Ну-к, расскажи.
   -Да просто. У меня раньше друг был, и он так говорил. Ну, ты знаешь, когда люди много общаются, они опыляются.
   -Опыляются? Что ты имеешь в виду?
   -Да ничего.
   -А вы...
   -Что...
   -Насколько вы были близки?
   -Гм.... Нет, Федь, ты не правильно понял.
   -Нет, правильно. Тесные отношения с симпатией. Вы в школе были друзья?
   -Да.
   -А сейчас?
   -Не знаю. Оно как-то так разошлось.
   -Сашь, а сколько тебе лет.
   -35.
   -Как ты считаешь, у тебя впереди будут новые свершения?
   -Свершения? Я особо и не думал.
   -Но вот скажи серьезно. Ты мечтаешь достичь высот тикетирования?
   -Ну, разве я - не профессионал?
   -Я не оспариваю. Но я хорошо знаю, куда тебе расти.
   -Да.
   -Так смотри! На счет рекламы.
   Вот что мне не нравится в этой компании, это постоянная приставка "смотри!". Это некое вступительное копье, которое тотчас бьет тебе в мозг в начале любого разговора.
   Смотри!
   Нет, я что - я работаю достаточно спустя рукава. Самих тикетов мало. Ну и, впрочем, это не главное. Но Федя настойчив в своих усилиях натренировать меня до невозможного уровня.
   -Смотри!
   И вместо аллё:
   -Смотри!
   И вместо привета:
   -Смотри!
   И тут бы - еще раз. А вместо этого:
  
   -2099! Он снова с нами!
   Я мысленно отвернулся. Нет никаких сил. День достаточно насыщен. Так, когда будет это оживление? Послезавтра? Завтра, может? Нет, наверно, не попаду. Оживят без меня. Впрочем, я уже и забыл, когда я был в последний раз на публичном мероприятии. Это Таня.... Хотя, узнаю. Может быть, и сходим. Как там у Тани, будут дела? Мало ли, как там у нас народ будет в офисе настроен. Включим экраны.
   Все ж экраны лучше внутреннего просмотра. Кто б чего ни говорил. Надо сегодня на Веданте обсудить это дело. Хотя не знаю. Сейчас Таню куда-нибудь понесет. Понесет. DSA. Да, новые технологии. Новый секс. Секс с Пушкиным. Представляю, что будет в будущем. Включаем терминал, покупаем себе новый секс, и вот, из некоего облака, перед вами появляется любой объект вожделения. И это будет, наверное, самое большое достижение цивилизации всех эпох. Ибо о чем еще думать человеку? Голод мы победили? Нет. Да. То есть, нет. В Африке, там положено голодать. Там всегда будут голодать. А люди, что едят дешевые продукты - разве о них кто-то вспоминает? Но они есть, эти продукты. Хотя продукты сейчас не бывают дешевыми. Это не серьезно - дешевые продукты. Дешевыми могут быть какие-нибудь чипы, какие-нибудь канцелярские принадлежности, фотоаппараты, носки, в конце концов. Так что секс - это первое. И мы придем к этому. И лучшим будет исключительно московский секс.
   Я выскочил на станции П.
   Я немного поспал. Пока рекламы не было, можно было жить, но потом потянулась длинная череда уничижительного мусора, каждая частичка которого, проживая свою собственную жизнь, впивалась в клетки мозга и разгоралась там - очень много спичечных головок, и все они горят, и всё это - мир бизнеса. Пытаясь пропустить все это с помощью зевания, я видел множество других зевающих людей. Зевота - естественный ответ организма.
   Человек в человеке - не один. Их много в одном - человеков. Они чего-то там спорят, чего-то у них и так, и эдак. Много-много человеков... Много-много человеков. Когда человек умирает, все эти внутренние сообщества распадаются, разбегаются, и угасающее сознание видит их в виде череды существ. Учеными установлено, что момент физической смерти не столь однозначен.
   Поднявшись на эскалаторе наверх, я, мысленно закурил. Я бы закурил и физически, но теперь за этим очень сильно следят. Если ты едешь на машине в водительском кресле - то можно года три за курение схлопотать. Если ты пассажир...
   Лицензий на курение достаточно много.
   Курение в автомобиле, верно.
   Курение дома.
   Курение в офисе.
   Курение в туалете.
   Курение в курительных кабинках.
   Курение на круизном лайнере.
   Курение в курительных комнатах кафе.
   Курение на площадке для курения.
   Курение в общественной бане.
   Курение на фабрике по производству табака.
   Курение в барокамере авиалайнера (очень, кстати, дорого. И вход - купюру надо в щель совать. Счет не подходит. Онли кэш).
   При этом, курят почти все, во всяком случае, особенного снижения курильщиков не наметилось. В табачных компаниях работать все так же выгодно.
   Взять вот Юру Мостина. Система "Клей". Муха, пролетая мимо клея, чует запах, приближается и влипает - правильно засахоренный клей привлекает покупателя, и тут надо правильно рассчитать проценты воздействия.
   Мягкие вибрации света. Набор реверберативных практик - легкие вздохи, плавные покачивая, все - в рамках закона. Андер-дог-коучер в компании у Юры Мостина - Элоиза Брежнефф, менеджер, которая через какие-то непонятные программы приобрела гены генсека 20-го века, личности, о которой сейчас мало кто помнит. Клей - это когда человек влипает полностью, по уши, и, если он начинает дергаться, то он еще больше заклеивается, и тогда уже ничего не остается, как купить товары компании Юры Мостина. Товары произведены в-основном в Нигерии, а потому дороже, потому что их не делают на месте.
   "История продажи канадских ножиков", мифы и реальность. Юру я знаю потому, что когда-то он возглавлял отдел в нашей фирмы, и, в целом, он был очень позитифф, креатифф, райзинг - он был как батарейка. От него можно было зарядиться на день, на два - действительно, необычайно энергетично. Он основал новую компанию, чтобы продавать новые товары с желтым кружком, и сюда вошли и канадские ножи. И, хотя предмет этот в быту не нужен, так как очень много и других ножей, простых или с лицензией, наличие желтого кружка подтверждает твою причастность к диаграмме Корбейна, а это значит - я - клетка, а если у тебя есть предмет с желтым кружком, то и ты - клетка, и все мы - одна семья, и если я увижу на улице человека с желтым кружком на портфеле, то я могу подойти и обнять его - это еще один Я.
   Готовясь к возвращению Пушкина, поэты выступали повсеместно. Московская поэтическая лицензия начального уровня многого не дает - но, чтобы получить ее, нужно пройти официальный курс от какого-нибудь мэтра, и без этого входного билета тебя просто никто не будет воспринимать. Я бы всего этого не знал, но в преддверии Юбилея об этом говорили везде, и даже на Веданте, а вы же знаете, что стихи у нас пишут очень многие, и все это выливаются в сферу цифровых миров и так далее. Наверняка, поэты там будут ходить через одного, или же вообще, только каждый десятый не будет поэтом, но как рязанщина посетит московский мастер-класс? Наверняка, у него там есть свои мастер-классы. Потом, второй уровень лицензии - еще какой-нибудь курс, или, скорее всего, реальное учебное заведение, и так далее. Словом, когда весь эфир так заполнен звуками муз и нетленными бдениями, ты нехотя будешь понимать всю эту кухню. У поэтов есть рейтинги, первая десятка, вторая десятка, первая сотня, первая тысяча. Я как-то разговаривал с Дохой, это был поэт, рейтинг которого был 2002. Очень высоко, насколько я это понял.
   Простите, пару слов о Юре Мостина. Недавно его показали в передаче "Вечер встречи", а уже потом происходили поистине чудесные вещи - Юра вдруг вернулся в наш офис через много лет, и там из старых работников уже никого не было, а я был старый-новый, потому что я ушел, а потом снова пришел. Все могли отрезать кусочки одежды Юры Мостина. Так вот, Юра прямо заявил: даже сейчас он выходит на улицы с чемоданом и продает товары с желтым кружком - но делает он это для того, чтобы научить молодежь.
   -Юра, вы гений, - говорили ему.
   -Давайте лучше пить! - отвечал он.
   -Юра, а вы пьете?
   -Да! Да!
   -А курите?
   -Да!
   -А у вас есть лицензия!
   -Да! Слушайте чо! Недавно я пересёк кремлевскую линию и продал чемодан ножиков там.
   -И как там?
-О, там другая жизнь. Но территория за кремлевской линией небольшая. Но люди там другие. Вообще, иная планета. А на нижних ярусах....
   -Юра, а правда, что они.... Ну.... Они выродились. Они все дегенераты?
   -Да, гы-гы-гы, да, точно!
   -Шо делается. Шо делается!
   -Да. А вы знаете, я продал 70 ножиков дочери Министра Логгирования.
   -На что.... Ой, - у нас есть уборщица, Валерьевна, она просто в ужасе была, - что же? Зачем ей столько ножей?
   -Она играет в ножички, ги-ги-ги, - засмеялся Юра Мостин, - на песочке. Бросает такая, и круг на сегменты делит. Это же Желтый круг! В Кремлевской зоне очень много наших людей. Мы входили туда втроём, моей целью было показать, что продать можно все, хоть воздух, если ты умеешь правильно продавать. У нас, кстати, были с собой баллончики с тактическим воздухом "Спорт", но буду честен, я пока сам точно не определился, как их правильно продавать. Продавец должен зайти куда-угодно, когда угодно и продать что-угодно, кому-угодно. Продажи онфит никогда не устареют.
   Юра не имел в виду сетевой маркетинг, потому что его продажи - это и правда, не сетевая система. 100 лет торговли канадскими ножиками с рук!
110 лет сетевого маркетинга в России! О наркотиках: говорят, что через миры идет анонимный инжектинг. Что это именно за инжектинг, никто до точности не знает. Говорят, что это можно потрогать. Но как - никто ничего не знает. Может быть, впрыск происходит через провода? Да, вполне возможно. Индустрия проводов сейчас просто замечательна. Но к проводам мы подключаемся крайне редко.
   Вот в чем вопрос. Каким же тогда способом производить инжектинг? Вот если мне в голову необходимо что-то срочно влить, и при этом я не должен об этом знать.
   Небо было бледным, с огромными огоньками. Рекламные экраны, транслировавшие изображения специально для Московии, светлили скромнее обычного. Зато на центральном виднелся портрет Александра Сергеевича.
   "Уже скоро!" - сообщили титры.
   Боковым зрением я отметил, что кто-то курит. Этого еще не хватало.
Вечер был спокойно-затянутым. Вино меня немного охлаждало. Когда выпьешь чего-нибудь покрепче, наоборот - есть бодряк.
   "Мир, спорт, Россия - наш добрый мир! Мир, полный любви и заботы! Мы возвращаем наше все!".
   "Рос-с-с-с-сс-с-ия, эх, до-бб-рот-ттт-а!"
   Худрайзинг, кстати, жуткий спорщик, как-то затеял длинный, многокомментируемый спич, о том, что, не будь Пушкина, поэзия бы сохранилась и до наших дней. Мол, сам Пушкин-то и не виноват, что его к лику святых причислили, но вот "пушкинистов бы самих я искоренил, как расу". Да, возможно.
Я не поэт, не знаю.
   Возможно, все это его цепляло лично, потому что я уже говорил, что "поэтов как собак нерезанных" - очень неудачный эпитет, потому что вообще, лучше запереться в своей раковине и ничего не знать, потому что если ты будешь много знать и принимать близко к сердцу, то тебя намного не хватит. Да, сочинительство - наиболее простая форма фазы, потому что для всего остального требуется хоть какое-то умение, а здесь ничего не надо. Есть сети, где якобы твои тексты могут купить роботы - потом эти роботы выставят твои тексты на аукцион и будут продавать другим роботам, и, если кому-то из роботов понравится твой текст, то ты сможешь даже заработать.
   -Ты думаешь, у меня есть лицензия, чтобы быть писателем? - спросил Худрайзинг.
   -А я чо? - спросил я. - Чо ты у меня спрашиваешь? - спросил я. - Я так.... Ну, мнение у меня какое-то есть. Но оно вряд ли тебя удивит.
   -Знаю. Да..... Что мне ждать от тебя, друг. Обезьяна понимает тебя, когда ты даёшь ей банан. Но ты не обижайся, это к слову.
   -Нет, но ты же никогда не говорил, что тебя волнует этот вопрос. Откуда мне знать? Я же думаю, тебе не 16 лет, чтобы у тебя был шанс получить бюджетную лицензию и пытаться претворить свои иллюзии в жизнь.
   -Должно быть, нет.
   -Ну.
   -Нет, Chen, ну ты сам посуди. А если я талантлив и без лицензии?
   -Как это?
   -Ну что, я не могу быть талантливым от природы? Ты как будто не понимаешь. Вроде бы умный человек. Ты же должен понимать, о чем я говорю. Раньше же не было стёкол! Проснись, Chen, раньше не было стёкол! У Пушкина не было контроллера, вшитого в мозг! Как он, по-твоему, писал? Он покупал лицензию? У него было разрешение? Эй.
   -Откуда мне знать? - ответил я.
   Нет, мысли у меня были, но настроение говорить - это совсем другое. Иногда лучше отстреливаться словами.
   -А у тебя есть лицензия на вопросы? - спросил он.
   -Чего?
   -А лицензия на незнание?
   -А?
   -Ладно. Не парься, Амиго. Мы же с тобой не какая-нибудь неотесанная рязанщина. Это Мег, вона, поди, крестьянин. Господин ему иногда доступ открывает. И вот выходит он там из господского поместья иногда и чешет всякую пургу. Просто он сексуально зависим.
   -Откуда ты знаешь?
   -Да я не об этом. Я о покупке талантов. Сейчас родители могут наделить ребенка любыми талантами. Для этого нужно правильно прошить контроллер. И ведь уже с рождения известно, кем станет твое чадо. Но такая прошивка стоит таких денег, что позволить ее могут только миллионеры. Вот и получается, что мы живем в мире, где есть разные расы. Одна раса - все мы, а другая - красивые и богатые. Им всё позволено.
   -Ты же говорил, что у тебя тоже прошивки есть.
   -Э, брат, это - особый разговор. То другое. Думаешь, я так тебе и ответил.
   -А все же.
   -У меня все есть. Ты же знаешь. Я не просто так. Если я что-то говорю....
   Но это все чёс. Я тоже могу говорить, что живу в Греции, и у меня все есть. На деле же, это размежевание. Но ни я, ни кто-либо другой, не способны на это повлиять. Поэтому, не будем ломать голову. В мире очень много вещей, которые мы не способны победить. Но это ни о чем не говорит. Ровным счетом - ни о чем. Сто лет назад, двести, триста - все было то же самое. Люди не придумывают ничего иррационального. Ну и потом - еда. Отдых. Товары. Новые электронные системы. Электронные игры.
   Поход в ледовые дворцы! Будем кататься!
   Поход в электронные цирки!
   Сексуальные залы!
   Изобретен новый алкоголь. Пока на него нет лицензии, стоит он немного дороже, но зато его можно покупать в любое время, и, если тебя остановит наряд в час ночи и спросит - что у вас в сумке и есть ли у вас лицензия на то, что у вас в сумке, ему ни к чему будет прицепиться. В основе нового алкоголя - вовсе не алкоголь, и запаха у него почти нет. Но, ради соблюдения некой культуры, традиций - создатели пошли на такой шаг - если ты совсем уж напьешься, от тебя будет немного пахнуть. Характерная особенность нового алкоголя - если выпил немного - тебе хорошо. Если выпил больше - ты немного пьян. Если выпил еще больше - ты трезвеешь. Здорово, верно? Больше нормы напиться нельзя. Так как это жидкость, рано или поздно она начнет давить на клапан, и, расставаясь с переработанной синтетикой, ты можешь надеятся, что вскоре ты сможешь снова накатить. Безусловно, рано или поздно и тут начнутся запреты, но пока об этом не говорят. Возможно, этом занимаются очень влиятельные люди.
  
   "Ты - тоже!" - прокричал баннер в небе.
  
   Так, захотелось закурить. А еще больше - посмотреть в глаза тому, кто только что курил рядом со мной. Достаточно нажать виртуальную клавишу вызова, и ты куряга, вряд ли переведешь состояние палева в пассивный режим, а дальше - смотри сам - каков твой московный статус?
   Антагонизм в нашем мире - игрушка для богатых.
   "...и Пушкин с тобой!" - заканчивала реклама. - "Посети торговый центр "Тата" вместе с Пушкиным. Не будь аутпутом! Возьми коньки, прокатись, стань круче на два порядка! Получи стильный значок "Я катался на коньяках в Тате" до 25 июля! Сделай покупки! Не обломайся, не лохуй! Будь как тот парень! Глотни энергии!"
   Я поймал себя на мысли, что не могу оторваться. Вот сейчас я взлечу. И flying high/so high, so high. Беспринципно тянет в высоту. Туда. Вот так появились птицы. Это когда птиц еще не было. От рекламы, значит. Вот сейчас взмою ближе к баннерам.
   Я думаю, люди еще не всё в себе открыли. Возможно, скоро появится психическая зависимость "человек баннерный", потом - болезнь. Людям будет казаться, что они - орлы, они должны взорлеть. К баннерам! Вверх!
   "Новое игровое навсегда в Media-Nasos!"
   -Курить, - сказало мне подсознание.
   Вот. Может быть, это и есть сигнал. Именно подобные символьные прокачки существовали с давних пор. Но это раньше было модно: deus est machine. А теперь надо просто тупо покупать и кататься на коньках. Если же ты купишь себе право быть звездой.... Впрочем, и за деньги ты не станешь сейчас звездой.
   "В Media-Nasos - новый боевой образ. Спецназ против Юрия Дэна. Пройдите по пути отважных бойцов. Вы можете заново уничтожить террориста номер 1, а также - по желанию выбрать способ уничтожения.
   Хотите оторвать руки?
   Хотите вырезать желудок?
   Вынуть сердце собственными руками?
   Кровавые руки... Высосите глаз! Высосите глаз! Кровавый рот! Кровавый рот-2!
   Вперед! Media-Nasos ждет вас. Приходите всей семьей. Оставайтесь на неделю. Здесь, к вашим услугам, всё то, что делают звезды! Пройдите их путем! Звезды в цирке! Звезды на чемпионате мира по футболу! Звёзды на Луне. Звёзды на Марсе. В постели со звездой. В одной плавательной маске со звездой. Едим одной ложкой со звездой! Итак! Итак! Бонус! И-и-и-и-и-и-и-и-так!"
   Я понял, что курю.
   Курю!
Что заставило меня закурить? Я сделал этот сам, автоматически, не задумываясь о том, что у меня нет лицензии на курение где попало, что мой Московный статус - ниже чистой двойки, что мне нельзя светиться, что это вообще против всех правил. Зачем я это делаю, кто скажет?
   Худрайзинг много иронизировал пол этому поводу:
   -Вот это излишество! Место футболистов на поле заняли звезды эстрады!
   -Но они же купили таланты, - возразил я.
   -Не пойму. С чем ты не согласен?
   -Да ни с чем. Сейчас - новое время.
   -Да. Но умение не заменишь деньгами!
   -Мне кажется.....
   -Ну 0:8 и 0:9, оно как тебе?
   -Просто Греция и Египет были сильнее!
   -!!! - ты потерялся.
   Худрайзинг любит выставлять себя под разными углами. Но на то она и Веданта - в ней каждый - герой. Но, если честно, ведь всем нравиться, когда повсюду - звезды. Ну, и если подумать...
   Курю!
   Если подумать - ты родился уже звездой. Родители твои - популярные и богатые люди. Чем же тебе заниматься в свободное время? Правильно! Покупаем талант футболиста, идем играть. Покупаем талант боксера - идем биться с другими звездами.
   Звезды!
Тут я понял, что передо мной стоит какой-то электронный коммивояжер, а вокруг уже что-то началось. И что же может быть, кроме как мое курение? Вот только почему так шумно? В прошлый раз какая тетечка обнаружила, что в вагоне едет человек без московской регистрации и крича "уберите от меня Ваню!" вызвала полицию. Но вот...
   -Итак! - взвопил робот.
   -Черт! Чего тебе надо?
   У меня хорошая реакция - как физически, так и умственно. Не стоит думать, что одно может обитать вдали от другого. Это утопия. Если в тебя чем-то бросили, нужно суметь увернуться. Еще лучше - суметь отпрыгнуть, как кошка.
   -Итак...
   И что-то щелкнуло, пытаясь поразить меня разрядом. Но еще раньше было это: я услышал запрос. Это он, это металлический ящик с ногами - он был вроде двуглавого орла. С одной стороны, он спрашивал, с другой - пытался остановить меня таким вот детским образом.
   Я мгновенно очутился в ближайшем магазине. Осмотрелся - пробежался по залам. Действовать надо быстро. Надо же. Так глупо спалиться на курении. Что же это со мной случилось? Нет, конечно, все знают, что такое бывает. Каждый человек может вдруг расслабиться и потеряться. Это каждому известно. Человек - не машина, может дать слабину. Вот здесь мы просто купим куртку и очки. Одна минута. Через дорогу. Так. Я остановился. Улица была полна народу - сотни, тысячи лиц, освещенных разноцветными огнями рекламы. Как определить среди этой толпы, кто тут мент? Одно дело, если он в форме. Другое...
   На самом деле, я знаю, как валить. Это кто-нибудь другой не знает. А я знаю. Здесь нужна чистая незапятнанная цивилизацией природа. Да, ведь. В этом я чистый натурал. Смешаться с толпой? Это если тебя не запеленговали. В обратном случае, по идее, у тебя нет шансов. Но здесь приходит на помощь нечто иное, чему, может быть, и нет объяснения.
   Я пошел с левого края тротуара. Осторожно, но не медленно. Нужно идти строго за спиной. Спокойно, не вызывая лишних подозрений. Те места, что с виду могут показаться спасительными, есть бутафория и конфетти. В нашем в мире все хорошо расписано. Здесь нет индивидуального спокойствия, за тем редким исключением, когда ты это спокойствие купил сам. Не купил я - купит кто-нибудь другой. Так надо. Идем след в след, дышим в затылок. Да, надо прислушаться, как он дышит. А какой-нибудь из экс-деятелей сказал бы "оно дышит", и лет двадцать назад, во времена всплеска альтернативной музыки, это бы наверняка прокатило. Я не знаю, как там на западе. Говорят, что там тоже ничего нет. Ровным счетом ничего. Одна голая коммерция. Ну, а что касается.....
   Так, кажется, это они. Было бы наивно полагать, чтобы несанкционированное курение в общественном месте осталось бы незамеченным.
   -П-и-и-и-им.
   Вот черт. Звонок. Вот это может сыграть как на руку, так и против, все зависит от моей готовности. Подсознание не всегда партнер. Это надо понимать очень четко, ответственно. Если ты ответственен только перед самим собой, это тоже важно. Ты почти собака.
   Это есть эгопротекция. Ты работаешь на себя. И вовсе не ради того, чтобы потешить свое дурацкое самолюбие. Это другое. Так появляется личность.
   Так.
   -Так, так, так, так, так, так, - услышал я поодаль.
   Ага. Это их стиль.
   -Алло, алло, - почти прокричала Таня.
   -Да, - ответил я как можно более спокойно.
   -Я не вижу, где ты.
   -Ты и не должна видеть.
   -Ой ой ой, ну прямо, шпионские игры.
   -Как ты там?
   -А?
   -Чо, слышно плохо?
   -Нет.
   -А чего акаешь?
   -А?
   -Тань, ну ты же знаешь, я не люблю, когда акают.
   -Ой, Сашь, ну чо ты там а? Нервничаешь, что ли? Что я тебе сделала?
   -Да ничо. Я так.
   -Ты скоро?
   -Может быть - да, может быть - нет.
   -Это у тебя фраза дежурная?
   -Нет. Это правда.
   -Ох ты. Слушай.....
   -Тань, я не шучу.
   Таня знает. И правильно. У меня не должно быть слабых мест. Если я так говорю, то говорю для чего-то. Готовиться можно к чему угодно. Нет, Листа на руках у меня нет, и следы они не найдут. А вот если ты исчезнешь (я, то есть), то и моих следов могут не найти.
   Мы живем в абсолютном мире, между прочим.
   Мы можем совершенно абсолютно куда-нибудь деться. Нет, это не регламентировано. Но так должно быть. Я ж не могу утверждать, что моя постиндустриальная вера несет добро. Нет, вовсе не так.
   Мы все хорошо знаем, что люди время от времени исчезают, и что потом их обнаруживают в поместьях в глубоких рязанях, но ничего уже не сделать. В принципе, это узаконенное рабство. При чем, из него не вылезти - у тебя другое имя, другая фамилия, и всё это прекрасно прописано в электронном паспорте. Кому какое дело, что ты кричишь - Я - Иванов. А в паспорте написано, что ты - Петров. Кричи, что хоть Сидоров, никто не услышит. А всё началось с того, что ты очень устал, ты шёл как робот, почти сбивая прохожих и тебе не было ни до чего дела. Потом ты сел на бордюр и закурил. Было 19:00. У тебя мало того, что лицензия на с 16 до 18, плюс к этому, ты закурил в том районе, где вообще не курят.
   И вот тебя вяжут и куда-то везут. Тебе страшно. Тебе тут же начинают предъявлять целый ряд каких-то ужасных вещей, и ты понимаешь, что это конец. Ты и так платишь за 5 кредитов, денег не остается, приходится покупать самую дешевую пищу, и ты несешь ее домой в черной сумке, чтобы никто не узнал, что ты ешь дешевую пищу, и не смеялся в лицо, а тут такое...
   -Ладно, - говорят тебе, - давай решим полюбовно. Подпиши вот это.
   Ну ты же привык, что ты живешь в абсолютном мире, в абсолютное время. И тут всё теряется. И утром ты оказываешься в полях.
   -Слищищь, - говорит тебе такой важный хозяин, нос - как у грача, очи черные, важный, толстый, - иван, начнёшь работать здесь. Ты начинаешь сопротивляться, тебе показывают тут же, что значит, что это такое...
   Я остановился, не понимая, к чему мне вся эта каша. Я как будто стоял перед камерой и всё это уже говорил, и я курил, и никто не собирался меня за это гонять, ловить, и вообще, не было никакой лицензии, а может - и стекла.
   -Стоять!
   В-о-о-т. Нет, это не мне крикнули. Но это знак. Надо валить. Валить. Валить.
   -Сашь, ты там как? - это Таня.
   -Хорошо.
   -Хорошо?
   -Хорошо.
   -Хорошо?
   -Хорошо.
   Это тоже знак. Человек живет в мире сложных взаимоотношений. Прежде всего - это он сам. Этого нельзя отрицать. Попробуй, договорись сам с собой.
Умный человек скажет, что все остальное - вторично. Ну и хорошо. Пусть - вторично. Но это все для философов. А для всех остальных все кирпичи одинаковы. Вынь один из них из кладки - ничего не будет. Если вынимать сверху - тоже.
Хотя не - завалится крыша.
   Я осматривался украдкой. Современный мир - это современная Москва. Даже если вы на северном полюсе - вы все равно в Москве, ибо все камеры России стекаются в одно место, точно реки. Каждый визор анализирует то, что происходит на улице, и это страшно. То есть, страшно то, что я совершил. Но я не дамся в руки мусорам.
   Я НЕ ДАМСЯ В РУКИ КОПАМ.
   Это ж сначала будет курение. А потом они вытрясут из меня всю правду, и я уже никогда не увижу света. Думаете, откуда берется в нашем мире половина предметов легкой промышленности. Нет, не угадали, не из Китая. Китай уже ушел. Заводы его опустошены. Там победила демократия. В шахтах. Верно. Они, все те, кто никогда не увидят света. А я еще хочу пожить.
   Это в сериалах все так мягко и ласково.
   "Менты-песенники".
   "Менты - садовники".
   "Менты - дачники".
   "Менты в отпуске, эх, гул-л-л-яй Россия, любимый сериал..."
   Все они добрые, веселые ребята, стремящиеся победить на конкурсе современной песни. И вот, в 1000-й серии, они наконец побеждают. Финальная песня. Всем хорошо. Все довольны.
   "Откровение жены мента, ч.12".
   Они в жизни были простыми людьми, и серия от серии тянулась в долгих разговорах, приготовлении пищи, поездках в деревню, попытке купить дорогую машину, а жена - ну она там хотела быть мисс России, и вот она познакомилась с миллионером, и он едва ее не увел. А там, ребята, полный набор щипцов, сверл, иголок, электродов, и, если ты в чем-то не хочешь сознаться, то начинаем новый виток познания.
   Так-так-так-так-так-так-так-так-так-так-так-так...
   "Мент-стратовариус", 72 серии (Гул-ляй, эх, Рос-сия. Снова - праздник. Снова встреча с добротой).
   Двое подозрительных типов шли за мной. Один - здоровый, эдакий скотопас-романтик, второй - худой, подсушенный, будто под пиво, чтобы пиво-то пить, а товарищем этим и заедать. Такие вот (я имею в виду - сухие) обычно бьют по челюсти, не раздумывая. Потом - еще и еще. И, если тебя в жизни мало били, то у тебя может сложиться ощущение, что такие вот рыбоподобные типы чего-то еще и могут. Но я скажу - бей первым.
   -Аккуратнее, - вскричала девушка.
   (Я наступил ей на ногу сзади).
   Наступает момент, когда ты понимаешь, что раздумывать уже нельзя. Нужно вынуть из кармана пленку и срочно наклеить на лицо. В случае побега - это твой шанс. В противном же случае у тебя вообще нет шансов. Далее - и это их в немалой степени удивит - эх, гуляй, Россия, щедрая душа - керамическое масло. Маленький дезодоратор. Это чтобы микрочастицы не собрать. И, наконец, то, от чего в этом мире оттолкнулись...
   -Когда ты уйдешь туда, все это тебе не потребуется, - говорил Кореец, - теперь же запоминай и мотай на ус. Не вещи управляют тобой, но ты - вещами. Даже если все происходит так, чтобы доказать обратное, все это есть следствие твоего влияния. Взгляды некоторых философов только подтверждают это. Даже если вещи направлены против тебя, они все равно подчинены тебе. Если на тебя летит поезд, и ты прикован к рельсам и наверняка погибнешь, значит, ты сам хочешь этого.
   -Как этому возразить? - ответил я.
   -А ты и не возражай. Наступает момент, когда ты так близко подходишь к истине, что каждая клетка твоего мозга распухает, и внутри нее начинают распускаться световые растения. С каждым шагом ты все ближе к истине. Это особенный период. Здесь ты начинаешь понимать, что тебе никогда не умереть, и что не будет никакой промежуточный фазы. Ты просто готов к тому, чтобы начать свой бег. И так - на старт... Ты когда-нибудь придешь к этому. Возможно, что - не в этой жизни. Но это не так уж важно. Ускорить это процесс возможно. Но это сложнее, чем вязать покрывало из молекул с помощью спиц.....
   Впереди горел, фосфорицировал какой-то супермаркет. Ведь хорошо замечено, что магазинов в Москве больше, чем людей. Но вот бы не в этот раз....
Я приостановился. Все сделано. Нужно... Такси?
   Я поднял руку. Вызывать через коммуникатор убийственно. Они и так сканируют каждый миллиметр сетки. Тут-то он и появился впереди меня. Худой. На счет рыбоподобности - это уже некий кусок акмеизма. У сушеной рыбы другой же образ. Транс-драйд. А хорошо ли он дерется, или же профессионально пользуется каким-нибудь отключающим баллончиком - это уже дело десятое. К этой стадии погони лучше не подступать. Просто бить первым. Под дых. Как сейчас.
   -Ча!
   И худой сыпется ровно и сухо, и даже в процессе падения его немного относит ветер. Я даже не исключаю, что все это было просто так - и он не имел ко мне никакого отношения. Мы просто сошлись на встречных курсах. А вот второй - это уже нечто более спортивное. Здесь не должно быть вопросов. Это не драка. Это просто умение кидать предметы. В данном случае - ладонь. А вот и такси!
   -Куда?
   -Сухари!
   Я уже заранее прикинул, что надо добежать до Сухарей и там, поменяв тачку, взять курс на Магнитовокзал, где в этот час полным полно чужеродных элементов. Таня должна была правильно понять мой сигнал. Пусть расслабится. Купит вина. Щедрая душа. Доброта. Побольше передач. Побольше музыки. Хорошие синие таблетки, чтобы заснуть после рёва в ушах. Эх, менты-скалолазы, новые серии!
   Почему же не затеряться на время в толпе иванов? Ведь они, немосквичи, каким-то образом умудряются работать в Московии без визы. Их никто сюда не звал. Они засоряют этот прекрасный и древний город. Но ведь кто-то должен работать за дешево. Это точно. Потому... Потому-потому.
   Я же не пойду на стройку? Мыть посуду. Чистить обувь. Ухаживать за собачками. Быть швейцаром в одном из домов в квартале для богатых кошек. Все это нормально. А потому, на это закрываются глаза. И вот теперь мне в пору этим воспользоваться.
   -Чо-то шухер как будто какой-то был? - осведомился таксист.
   -Да-а-а, - я махнул рукой, - чо, как оно? Как сам, брат?
   -Да что там, брат. Когда как.
   -А-а-а.
   -А ты....
   -Да я чо. Работа - не волк, в лес не убежит.
   -И то верно. А сам?
   -Чо?
   -Местный?
   -Кто сейчас в Москве местный? Пойди сейчас, найди местного.
   -И как, не трамбуют?
   -Чего ж? Каждое утро мусор приходит, и я ему отстегиваю.
   -Ясно.
   -А ты?
   -А я - так.
   -Ну - понятно. Все - так.
   -Понятно.
   В принципе, надо было сказать Тане, чтобы она взяла какой-нибудь аттракшен на ночь. Секса все ж мало.
   Секс.
   Щедрый секс. Много щедрого секса.
   Надо уметь релаксироваться, гиперрелаксироваться, просто пузыриться в расслаблениях, ибо хрен же его знает, что сейчас будет.
   Однажды, пять лет назад, нас пригласили на ток-шоу "Щедрый секс". Народ туда приходил ограниченно, и мы были рады, что случайно выиграли приглашение. В самом центре Москвы стояла какая-та электронная фиговина и радостно раздавала билеты. Каждый сотый билет был выигрышный, но каждый первый давал право на скидку в торговом центре "У-упс!", который к тому времени только открыли. Ну, мы тотчас отправились в "У-упс", пошли там на каток, потом - в бассейн, потом полетали с помощью магнитных поясов на аттракционах по антигравитации, потом пошли затариваться. Таня купила модную маечку "Наши". Потом ей подарили к этой маечке модный полотенец "Отдыхаю сам", потом мы зашли в отдел оптовой покупке баллов, а в магазине канцтоваров "Ковров" разыгрывались множители баллов, и мы купили Х4, и уже оттуда не хотелось уходить, хотя почти все вещи были нам вообще не нужны. А мы были как безумные, покупали, покупали.... Я тоже поддался, я был счастлив, я даже спросил себя:
   -Ну что я так счастлив? Неужели от этих всех товаров? Что это со мной? Я просто свечусь. Это день моей жизни!
   Прямо там же, в "Коврове" мы и пообедали, а потом там оказалось, что в "Коврове" даёт автографы Сонни Поликарпов. И вот, где он нам не расписался. Потом даже у Тани на ляжке расписался.
   Потом мы пошли на "Щедрый секс". Прошло два дня. Эйфория не проходила. Часть зрителей, как и положено, сидело в зале, а другую часть отправили по кабинкам, дали какие-то усиливающие (разрешенные Минздравом) таблетки, они занимались сексом и также участвовали в передаче. Мы с Таней попали в кабинку, и что-то так нам было хорошо, как никогда. Нас показали на экране, правда, с рябью на лице, чтобы никто не определил, что это мы.
   -Вам хорошо? - спросил ведущий.
   -Хорошо, - ответила Таня.
   Мы даже поговорили, но потом это из передачи вырезали. А копию Таня хранила, и это "хорошо" пересматривала в течение двух лет, но потом оно как будто надоело. Сейчас я даже не знаю, где эта запись.
   Что еще рассказать про "Щедрый секс"? А и ничего больше.
   ...Магнитопоезда принято закупать в Германии.
   Я, правда, лично сам с этим не встречался, не касался. Это такой есть Виталик Сурков, он то ли родственник, то ли нет, то ли еще фиг знает кто (это именно его слова я уже несколько раз приводил). Я его один раз в год вижу, и мне этого хватает. Он какой-то техникой занимается. Ему все не нравится. Это есть такой тип, такое свойство, которое само по себе самодостаточно, а потому - идеально.
Очень многое ему не нравится - работа - сволочь, работники - сволочь, руководство - сволочь, но это так всегда. Виталик - он человек такого типа. Вообще, у Виталика многое, что - сволочь. Например, растет дерево как-то не так - сволочь. Комар летает - сволочь. Сам для себя - тоже сволочь. Машина едет - сволочь. Еда - сволочь. Домашние животные (если есть на них лицензия - сволочь).
   Наверное, если отмотать годы назад, века назад, то такой человек подобного типажа ни на грамм не будет отличаться от Виталика.
   -А наши, суки, чо делают? Сколько делают, все делать не научатся. Новый вагон получим, надо у него климат-контроль погонять, чтобы из него вонь вышла! А так, воняет первую неделю, как сортире!
   Виталик-то Виталиком, а я, вот, я полулежу в сидении магнитопоезда, и меня ничего не волнует. Я делаю вид. Это - техника мысли. Если к моим эмоциям будет цепляться сигнал-опрос, просто так меня не взять. Ищите, ищите. Я еду. Я еду в никуда, в моей голове нет следов недавней встречи с сотрудниками органов.
Представляю - сейчас по всем радиоканалам идёт подача - внимания, нападение на сотрудников органов внутренних дел! Внимание! Личность преступника не установлена! На записи с камеры наблюдения не просматривается лицо! Тотчас после нападения преступник скрылся в толпе гастарбайтеров. Внимание! Поиск микрочастиц! Поиск микрочастиц! Преступник особо опасен! Сержант такой-то и рядовой такой-то заинтересовались курящим в неположенном месте. При попытке просканировать электронный паспорт преступник напал первым.
   Внимание!
   Я почему-то точно знал, что никто ничего не отсканировал, и я ехал в этой скоростной стреле навстречу пустоте - на том конце никто меня не ждал, и это был самый лучший манёвр для отхода. Завтра я вернусь в Москву другим путём, спокойно съезжу в офис, и на том этот инцидент будет забыт.
   Хорошо бы так.
   В вагоне было полным полно экранов, и все они транслировали какой-то муторный сериал. Что бы сказал об этом Виталик:
   -Жрут сколько, ты посмотри - сколько!
   Это по инфо-каналам, по телевидению, вы не увидите ничего подобного. "Менты-романтики", "мент-стратовариус", "менты-любовники".... Впрочем, я об этом уже говорил. А всякий нормальный, повторюсь, нормальный человек, любой фанат всех этих сериалов, будет рассуждать одно и то же. Как и Виталик.
   -Еду, сука, нет никого на автобане. На спидометре, 400, для кого это, Сашь? Вот у тебя машины нет, ты и не знаешь. А когда 500? Все равно, ограничение скорости - 120. И куда я на этой скорости доеду? А еще на обычных трассах, на них, же, нахрен, уже 150 лет. Как ограничение скорости в 90 км/час, а у меня машина может ехать 650. Вот для кого это?
   -Езжай, в Европе покатайся, - говорю я.
   -Я не хочу в Европе жить. Да у меня и лицензии нет на посещение Европы.
   -Ну да.
   -А у тебя есть?
   -Откуда же?
   -Ты же - тикет мен, нафиг.
   -Вот тебе и нафиг.
   -Ну и ладно. Смотрю, выкатывается из кустов колобок. Жирный и красный, жиртрест натуральный. И я думаю - это ж сколько надо есть, чтобы таким жирным быть. Палочкой машет. Так-так-так-так-так-так-так-так-так-так-так... Виталий Петрович... Сам знаешь, штрафы сейчас такие, что можно один раз за руль сесть и пешком домой вернуться. Тут второй колобок выкатывается. Еще краснее. Ну что мы будем с вами делать, Виталий Петрович? Я говорю - а что такого случилось? А он скорость показывает - вон, смотрите, 200. Нехорошо, мол. Нехорошо. А как решить? Нет, ну как же решить? Что же теперь делать? Теперь - продавай машину, чтобы штраф заплатить. Или нет, нет, у тебя, может, денещка есть, а? Ведь хватает же, чтобы бак заправить. У нас же цена на топливо в три раза дороже общемировой. Но хватает же. Так, вот так, вот так вот, Сашь.
   -Ну ладно тебе, Виталик. 120 - самая безопасная скорость на колесном транспорте.
   -Не надо! На аэромобиль у меня нет денег!
   -Возьми в кредит.
   -Тебе бы все поумничать. Все тебе умничать.
   Но не подумайте, что я взял за правило травить разговоры в реале. Хотя и нормальный человек. Видите, сколько типов условий? "Хотя", "но", "однако", "ибо", "хрен там", "хрен на воротник", и все наше сознание - это одно большое условие. А вот внешние факторы - это как раз вторичное.
   Дерево есть.
   Дерева нет.
   Оно вроде как долго есть, дерево. Очень долго, чтобы успеть в этот срок осознать бытие и порадоваться знаниям. А когда его нет - это всегда. Всегда-отсутствие дерева. Если вы знаете религию Листа, то вам известно и это. Так я закрыл глаза и ехал. Или вот это:
   Однажды мы пошли в мобайл-ое-феатер. Это - великий предшественник DSA, существо, встроенное в общество.
   -Ты пойдешь к девочкам, а я - к мальчикам , - сказала Таня.
   -А почему не наоборот?
   -Ты хочешь наоборот?
   -Нет. Я просто так сказал.
   -Ага. Просто так не бывает.
   -Это у вас, баб, не бывает.
   -Чего? Ты что, правда считаешь, что я - баба?
   -А что - мужик?
   -Так ты себя считаешь мужиком?
   -Ну не бабой же.
   -Так. Я пошла домой.
   -Ну и иди.
   -Нет. Пойду. Хочу в кафе. Хочу, хочу...
   -А я не хочу. Мы же недавно пообедали.
   -Нет. Хочу суши! Хочу бифштекс! Хочу фугу! Хочу съедобный динамометр!
   -А знаешь, мне отец говорил: если баба сядет тебе на голову, то пиши - пропало. А потому, никуда мы не пойдем.
   -Я...
   -Я сказал, Тань...
   -Я - свободный человек.
   -Тогда ты - свободна.
   Но у нас- нет, не подумайте, у нас все пропланировано, хоть и семья небольшая. Будто бы неким планированием обработано. Ну и потом, терминами принято баловаться у мальчиков-гуманистов. Я - человек, в общем, достаточно взрослый. Иногда в мое окно стучится самодостаточность. Но это так.
Мы поняли, что пора успокоиться. Тогда рядом, невесть откуда, оказался синий сияющий экран, и там показывали передачу про 6 октября.
   -Как ты думаешь? - спросила Таня.
   -Я не думаю.
   -Думаешь, у двух человек может быть, все же, более обильный секс, нежели у человека, перед которыми открыты все сексуальные фантазии.
   "...в тот день на орбите Луны была собрана эскадра из шести автоматических кораблей объединенного флота", - сообщал диктор.
   И экран показал некую инсценировку с вкраплениями кадров, антенн, американских флагов. Начался один сплошной клип. Все жутко мигало, и даже я, привыкший к частому просмотру музыкальных программ, долго не мог понять, что же происходит на экране. Тут мигание прекратилось.
Появилась лестница, и ведущий, ведущий, и он бежал так, будто ему в зад засадили шило, и он кричал:
   -Итак, итак!
   И его показывали со всех сторон. Он размахивал руками, будто учитель по рукоблудию. И тотчас - вновь замигало.
   -Я читала про это, - сказала Таня.
   -Ты читаешь? - спросил я с иронией.
   (Вообще, если меня завести, я еще некоторое время наглею и придираюсь к словам).
   -Да. Год назад, кажется, на LC-триумф был открыт модуль облегченного чтения, фри, на месяц, и там можно было зачитаться, не читая.
   -Ага.
   -Итак, итак! - продолжал вопить ведущий.
   Надо сказать, что бегал он очень здорово. Должно быть, он пришел на телевидение из спорта. Картинка сменилась. Мы увидели Марс.
   "Марс", - констатировал диктор, - "холодная безжизненная планета.
   Нынешнее население, человек: 0.
   Количество автоматических станций: 30.
   Их них работают - 0.
   Все станции законсервированы! Еще недавно считалось, что колонизация Марса сможет принести людям новые возможности и выгоду, однако, очень скоро пришлось отказаться.
   Итак!
   Итак!
   Марс! Красная планета! Загадка или безжизненный мир?
   Расстояние от Земли - 50 млн. километров.....
   Потом они снова переключились на Луну, и понять это сразу было невозможно, хотя, обобщая суть была такая: Юрий Дэн, его планы, его связь с вселенной большого Китая, в том числе с лунными поселенцами. Все это никому сейчас надо, никому, кроме китайцев - человек на Луне быстро теряет свои физические кондиции вследствие низкого тяготения, но ведь не зря говорилось, что все люди произошли от обезьяны, а китайцы - от космического кузнечика Ся.
  
   Большой Китай. Малый Китай. Мраморный Китай. Пока вы принимали законы о демократизации Марса, вопрос отношения к кибер-разумом был закрыт, и что же - а ничего. Другое дело, что дозволено потомку кузнечика Ся, недоступно всем остальным. Лунное поселение неожиданно выросло, обзавелось ветками и направлениями, и Юрий Дэн чувствовал себя там весьма хорошо. Хорошо известно, что вопрос силы тяжести весьма не прост, и, если вы хотите напрочь загубить свой организм, ставьте перед собой соответствующие цели.
   В те дни.
   И в те, и в те, и в те, когда ведущий, крича "Итак!" бегал, махал руками, крутил глазами так, чтобы это стало близко к сердцу зрителя. В этом был смысл: набив желудок, человек уже не мог воспринимать информацию как прежде, и, чтобы достучаться до его мозга, нужно было прикладывать усилия.
   Ведущий вдруг подпрыгнул и побежал. Его что-то гнало. Что или кто было сзади - не показывали. Он несся, гонимый. Перепрыгнул через какой-то пульт, размахивая руками, поднялся по лестнице, резко остановился и превратился то ли в птицу, то ли в сурдопереводчика:
   - В те дни, в дни!
   -Как ты думаешь? - спросила Таня.
   -Итак! - прокричал ведущий, пробегая по каким-то ступеням, и камера показывала все части его тела, объятые движением, - вот здесь и сейчас мы находимся у дверей командного пункта, где в тот далекий день, двадцать лет назад, капитан Скотт отдал приказ всем кораблям, всем спутникам, все ракетам на атаку. Да, и не удивляйтесь. Именно такое количество потребовалось воинам демократии, чтобы стереть с лица солнечной системы худшего сына человечества. Но в тот момент Юрий Дэн еще ни о чем не подозревал. Он продолжал свое вещание. Это было страшное, паразитическое излучение, способное проникнуть в любой мозг, и, что самое страшное, оно было направлено туда, в ту маленькую точку, что горит великим огнем на поверхности голубой планеты. Москва! Москва! Итак, Москва!"
   "... не буду усложнять, пытаясь забросать вас дешевыми фразами", - лицо Дэна на экране казалось живым и неподдельным, - "когда я говорю о шансах, то я подчеркиваю, то это шансы всех вас. Они могут сказать, что сила противодействует силе. Но какая сила? Когда установка чипов в ваш мозг станет обязательной, человечество перейдет на новую фазу своего существования. Я не утверждаю, что он, этот новый этап, ознаменует конец. Нет, люди будут жить, не замечая горящих вокруг них костров с еретиками. Их просто не будет. Зато будет много еды, много дешевых развлечений, постоянное ужесточение рабства, но вы ничего этого не заметите. Вы будете радоваться. Работать и радоваться. Но когда этот гнойник лопнет, человечество в миг расстанется со всеми нормами"
   -Прям как ты, - усмехнулась Таня, - помнишь, мы резали мясо, а я резала как-то не так, и ты как начал выступать. Прям вот так и выступал, будто я какая ущербная.
   -Чего ж смешного? - спросил я.
-Ну чего? Он же не мой однофамилец?
   -Он не однофамилец. Это элиас. Дизфраксинг.
   -Я чо, не знаю, что ли?
   -Ты прямо как рязаночка какая-нибудь говоришь, - разозлился я.
   -Ой. А ты - прямо мозг от мозга москвич.
   -Я родился в Москве.
   -Ну и что. И я родилась. Но мои родители не были москвичами. А значит, это - не чистая московность, не чистая московская раса!
   -Вот точно. Рязанщина!
   -А ты - иван!
   -За Ивана получишь!
   "...этот грешный город должен пасть, словно Карфаген", - продолжал Дэн, - "а покуда мы не можем говорить о каком-либо равенстве. Ибо в мире духа нет столицы и нет провинции. Здесь все одно. И здесь критерием нашего развития является отнюдь не то, есть ли твоем электронном паспорте штамп московского гражданства. Но людям, как и прежде, ближе всего глупость и алчность. И потому, я не собираюсь церемониться. И, прежде всего, я и моя группа, мы уничтожим центр создания клонированных детей. Это положит конец появлению детей от гомосексуальных браков, лесбийских браков, а также зоофолических и виртуальных связей. Мы вынудим москвичей вернуться в свое истинное русло..."
   -Как ты думаешь? - спросила Таня.
   -Ничего не думаю, - ответил я.
   -А ты бы так выступил?
   -Чего тебе это в голову пришло? Перед тобой, что ли, мне выступить? Перед тобой могу. Что тебе сказать? Долой, долой Таню! Ха-ха.
   -Не знаю. Просто. Слушай, ты меня пугаешь просто. Прямо какой-то заведенный!
   -Может, и выступил бы.
   -Выступил?
   -Слушай, мне это не нравится - заведенная ты, а не я. А ты всё сваливаешь на меня, вроде как я заведенный. А это ты. Слушай, так дело не пойдет. Как только у тебя дурное настроение, ты позволяешь себе всё, что только в голову тебе придёт.
   -Ну тебя!
   "... и вот, в тот благодатный для идей демократии день все прицелы сошлись в одной точке. Говорит майор Куровиц:
   - Мы не могли себе позволить, чтобы Дэн остался жив. Этим и объясняется то количество ядерных зарядов, которое было применено в тот день.
   - Итак! Итак! Обычный заряд, способный разрушить мощные укрепления, не гарантировал успех, здесь требовалось ядерное устройства большой мощности!
   - А если бы Луна сошла с обиты?
   "....способен ли человек быть теперь венцом созидания? Когда-то давно, еще в двадцатом веке, мы мечтали о том, что полетим к далеким звездам
Теперь мы летим к новым магазинам, к новым покупкам... Там, где нет идеалов, рождается новое средневековье..."
   - Ты тоже, кажется, меня так ругал, - сказала Таня, - что я только и думаю, как о торговых центрах, и ничего больше у меня нет в голове! Ты думаешь, что я дура. Я это давно поняла. Ты считаешь меня дурой!
   -Тогда давай пойдем домой, и нафиг эти секс-симуляторы.
   -Точно? Ты точно этого хочешь?
   -Ну, чего ж не хочу.
   -Не шутишь?
   -Чего мне шутить? Это же интереснее.
   -Странно. Может, ты хочешь детей?
   -Не знаю.
   -И я не знаю. Но рожать бы сама я не стала.
   -Сейчас модно рожать, а не в пробирке вынашивать.
   -Ну и что? Да нет, все это - рязанщина.
   -Ну и бог с ним. Пойдем.
   -Пойдем.
   Поезд несся в мертвой ночи, ночи, где огни были отменены, где стекла давали сбой, а по вагонам ходил одинокий мусорок, ходил безо всякой напыщенности и никого не беспокоил. Но так кажется. Ты можешь просто лежать и не оборачиваться, когда кого-то рядом с тобой будут брать, а потом делать вид, что ничего не происходит, а потом окажется, что все вокруг вдруг ничего не видели, не слышали, они не в курсе ничего. Когда берут для примера какие-то эпизоды из прошлого, то часто удивляются, насколько близко могут проходить параллельные прямые, и при этом, оставаться навсегда параллельными. Но слепота приятна, особенно, когда ты сыт.
   Возможно, и в ходе той поездки ночи были полны огня, и кто-то с кем-то договаривался. Здесь ехало много работяг, и многие из них везли с собой деньги, и многие собирались назад, и наверняка, тут были какие-то свои коны. Тут, собственно, у меня не было никакого знания.
   В правом углу, на стекле, мерещился очередной поэт. В России очень много поэтов. Это был какой-то питерский тип, который рассказывал о значении Пушкина.
   Я зевнул. Поэт рассказывал о тех, кого он знает, о тех, кто и где тусуется, наконец, рассказал о том, что в Тель-Авиве ему надоело, а питерский воздух более расцвечен поэтикой. Говорили о перспективах, о русскости, наконец, читали стихи. Поэт в России больше, чем поэт, и к этому больше нечего прибавить.
   Не было никакого желания выходить на Веданту_S. Я самодостаточно пялился в никуда, время от времени, акцентируя свое внимание на какие-то потусторонние биения в голове. Все это точно вот так. Безграмотный человек скажет мне что-то другое. И их будет большинство. Как бы странно это ни звучало.
А скажет он - что надо волноваться. Это неверно, это то же, как если бы овца, вместо того, чтобы убегать, пошла и забодала волка. Нельзя плыть против течения внутри себя. А уж снаружи - снаружи никто и не плывет. Снаружи все ровно и правильно. Но я зарабатываю свой хлеб несколько нетрадиционно, и у меня нет желания спорить (хотя бы) с самим собой.
   Но невеже без волнения не прожить. И на моем месте его бы съели на месте.
Брейн-контроллеры такого не прощают. Со стеклом нужно уметь работать.
Но вот не думать не интересно. Или, скорее - мечтать. И потому, я еду и мечтаю. Это очень свежее состояние. Хотя, конечно же, в последние несколько лет я в достаточно большой степени разучился мечтать. Это плохо, и я не знаю, что тут сделать. Может быть, это пошло с того времени, как я стал жить с Таней. А ведь совпадает. Тут много вещей. Вот сны. Я смотрел очень хорошие, красочные, кинозальные сны. Без всяких препаратов и приборов. К тому же, все искусственные сны более, чем суррогатны. Это вам любой дурак скажет запросто - искусственные тенденции - это экскремент. Мягко говоря, вообще.
   А после Тани. Но нет, конечно. Это глупо. Но люди зачастую живут тем, что высасывают друг у друга энергию. Обычнее всего это - взаимовампиризм. Односторонние вещи случаются реже, но и они имеют место. И тут ничего нет. Вообще ничего необыкновенного. Кроме того, что это, безусловно, нехорошо. Хотя, конечно, для того, кто высасывает - все нормально. Как правило, это - люди неспокойные, и они постоянно кого-то в чем-то обвиняют. Или вот о чем мне сейчас подумать?
   Говорят, что скоро все телефоны будут выглядеть так. Покупаешь булочку, и это - телефон. Номер твой в тебя уже зашит. Но это и понятно. Номер и сейчас зашит. Вот только платить надо или на терминале, или со счета снимать, а то - ты просто ешь булочку, и, пока она не переварилась, продолжается активация. Техника - вещь хорошая, но теперь уже поздно об этом говорить. Я бы хотел что-то создавать, но я это пропустил. Да и таланта у меня никакого нет. Разве что - купить его. Но такую вот несвежую почву уже ничего не ляжет. Да и денег нет.
Нет, можно, конечно, купить что-нибудь псевдо, небольшое, для понтов. Но это ж все деньги придется потратить. А Таня уже там раскатала губу... DSA. Большой, рвущий плоть. Вот уж она кричать будет.
   Представляю - тут мы точно узнаем, какая в нашей квартире звукоизоляция. Уж он-то удовлетворит весь ее зуд. Впрочем, сейчас есть возможно оклеить стены покрытием и ничего не слышать, и главное, на это нет никакой лицензии, хотя общая сумма велика - но можно не трогать кухню и туалет.
   Интерполированность библейских заповедей не оставляет разум в покое. Но есть спорт. Многие люди и понятия не имеют, что даже банальная физкультура сразу же меняет твой образ мысли - наступает наполненность, и ты вдруг понимаешь, что земля продолжается и за горизонтом, и что часть денег ты можешь потратить на посещение фитнесс центра - нужно лишь начать. Как бы люди ни извращались в области ментального конструкторства, спорт способен вывести тебя из состояния бытового анабиоза. Навсегда. Навсегда-навсегда, пока, впрочем, ты не двинешь кони.
   Тут Таня не выдерживает и звонит. Хотя, конечно, это не запрещено. Я долго ее воспитывал. Нет, конечно, если выйдут на нее, все тут же и закончится. Но, пока я - человек-тень, все хорошо, и такой вариант возможен. Это наш мир.
В нем есть: деньги, звания, техника, и вещи, характерные для сословий. Ведь у меня никогда не будет многоэтажного дома с летающей секции, как у Кравцовичей-Джонсонов, сада с динозаврами и еще всего, остального. Это в моем мире - менеджмент, тикетинг, тренинги, лицензии и спальные камеры. Может быть, и пластмассовая девочка.
   -Привет.
   -Привет.
   -Ты меня видишь?
   -Нет. У меня открыты глаза.
   -Закрой глаза.
   -Мне так интереснее.
   -Ладно. Ты не хочешь на меня посмотреть?
   -Отчего ты так решила?
   -Но тебе же просто закрыть глаза?
   -Может быть.....
   -Ладно. Хорошо. Так, значит так.
   -Ну вот, видишь, Тань. Иногда ты соглашаешься.
   -А я купила знаешь что?
   -Что?
   -Как ты думаешь?
   -Не знаю.
   -Что, тебе вообще не интересно.
   -Интересно, конечно. Но откуда ж я знаю.
   -Тебе правда интересно?
   -Правда, правда.
   -Ладно. Ну тогда угадай.
   -Но откуда же я знаю?
   -Ну...
   -Колготки?
   -Ты смеешься? Я не дура! Ха-ха.
   -А что тут такого? Может быть - какие-нибудь особенные, фильдеперсовые, колготки? Да еще и вечерняя покупка. Да еще и доставка. Ха. Ты хитрая.
   -Ну, и не колготки.
   -Ладно. Ну, тогда - сумочка.
   -Нет.
   -Горячо?
   -Чего?
   -Горячо, говорю?
   -Кому горячо?
   -Ладно, проехали.
   -Да чего ты, Сашь?
   -Да ничего я.
   -Ну так угадаешь?
   -Это что-то из одежды?
   -Да.
   -Тогда это... Ну, блузка какая-нибудь...
   -Ну да.
   -Дорогая?
   -Ну....
   -Ну, понятно.
   -Но я же могу себе позволить?
   -Ну да, Тань. А что ты еще спросишь?
   -Закрой глаза, и ты меня увидишь.
   -Нет. Ты же знаешь.
   -Ладно. Ладно. Но ты же скоро будешь?
   -Да. Конечно.
   У меня уже была подобная ситуация год назад - я тоже едва не спалился. И все выглядело гораздо более сугубо, более беспразднично. Я вышел из метро, и, проезжающий мимо наряд с чего-то решил обыскать группу граждан, покупающих семечки у бабушки - это вы помните, был пробный нацпроект "прокорми себя сам", и тогда он уже подходил к концу, но бабушки все еще продавали семечки как в старину, хотя их и повсеместно винтили. Но в тот момент Лист был у меня на руках, и мне пришлось прятаться в толпе. Конечно, не было ничего явного. Но один из ментов даже умудрился прокричать "стоять".
Хотя, конечно же, все было не явно, и то, что я сделал вид, что это - не ко мне, было более, чем логично. Нет, понятное дело, если бы это была операция, у меня бы не было никаких шансов. Тем не менее, скрывшись в недрах метрополитена, я благополучно доехал до Ленинградского вокзала, сел там на скоростной поезд и, приехав в Рязань, сел в бар и сидел, и пил там пиво. В Рязани все было хорошо и более спокойно, и вообще, я бы переехал туда жить. Или, вот, Саратов. Однажды я взял очень ровный, очень концептуальный Лист, подключил его в свою подошву и поехал в Саратов. Хотя ладно - это другой был случай. Тогда же я неплохо провел время. Сам с собой, надо сказать. И вообще, это есть недурственное умение - самообщение. Если ж говорить о электронных мирах, то всему свое место, и, иной раз, от продолжительный спичей и тёрок жутко опухает голова. На самом деле, существует и термин - "гаджет-аллергия". Сам термин - это не чистое определение явления. Но это так. Ничего другого для дефинирования этого ощущения нет. Ну, а хозяева..... Я бы тоже создавал электронные миры.
   Если бы :
   а) куча денег
   б) нужно быть зловещим специалистом. Еще лучше, когда есть и то, и это. Это тогда супервау, без вопросов. Ну, в общем, я знаю, как правильно строить схемы побегов в нашем мире, в особенности - в России. Хотя я вполне уверен в своих силах, а потому, я убегу и там. Таня ж, позвонив, и узнав, что я просто пью пиво сам с собой, начала чего-то оспаривать. Она, конечно же, не знает, что оспаривает. Но это все ее чисто бабская привычка. И это у всех так. Я еще ничего.
   Вон тот же Виталик:
   -А я люблю, чтоб дома жрать было!
   -В смысле, Виталь.
   -Да что ты там..... Синтетическая жратва, доставка там.... А я хочу, чтобы дома борщ был, и там ложка стояла. Понял?
   -Как стояла?
   -Ну берешь борщ. Ставишь ее в тарелку. И она стоит. Вертикально. Она стоит, понял? Просто, нахрен! 90 градусов! Если она не будет стоять, я как вот - на! - по лбу жене!
   -Ты чо, хохол, Виталик?
   -Да сам ты хохол.
   -И сало ешь?
   -Да это вы, москали, полимеры жрете и радуетесь. А я на селе родился.
   -А в тебя пальцем не тыкают?
   -Дурак ты, Сашок. Ты не обижайся, но я представляю, как вы там живете. Ага? Порознь спите. О детях пробирочных мечтаете. Спальные камеры. И главное - вся эта жратва. Искусственное мясо, комариное сало. Жареные гвозди. Но вам сказали, что это модно. Жрите порошки! Жрёте. А если реклама прокричит, жрите дерьмо, возьмите в руку и жрите, что - тоже жрать будете?
   -А ты что ж ешь, Виталь?
   -Мы в деревню ездим и таримся.
   -И что, все сам готовишь?
   -А что ты думаешь? Я особо не церемонюсь. Прихожу домой с работы, пятиминутная готовность. Чтобы только руки помыл, уже тарелка на столе паром исходила. А чуть что не так - ча!
   -Чего?
   -Эх, Санек. Бабы щас миром управляют. Если баба не может сготовить тебе пожрать, то это, считай, приехали. Баба должна сидеть дома, растить детишек, шить, жрать готовить. А не бежать в торгово-развлекательный центр, понимаешь? Не секс-аттракционы! Не коньки! Не прыжки с шестом, не прыжки с парашютом, не ночь напролет в клубах! Но кому ты это объяснишь?
   -Что верно, то верно.
   -Ладно, чо ты? Хочешь сказать, что ты со мной согласен?
   -Ну, в принципе.....
   -Согласен, но - нет.
   -Чего ты, Виталик?
   -Да нет, ничего. Я прихожу, беру ложку и засекаю время. Пять минут. Я ем, а женка сидит рядом, чтобы, в случае чего, поднести, что надо. А если борщ хреновый, то я на - ложкой по лбу.
   -Ага.
   -Да я знаю, как вы живете.
   -Ты так говоришь, будто на селе живешь.
   -Нет. Но я на селе часто бываю. Чистым воздухом дышу. А вы, вот, в свободное время идете в свои DSA-мобайл и там вопите от дурки.
   И вот, когда Таня уже не звонит, можно закрыть глаза и смотреть на рекламную бесконечность. И этот дурацкий космос - он гораздо больше другого космоса. Это тот, на который мы уже не смотрим. И, может быть, уже никогда не будем смотреть. Ведь незачем. Поднимешь голову, а в небе висит летающий торгово-развлекательный центр, и там есть все, что необходимо современному человеку. И звезды - в том числе.
   Вот я и смотрю рекламу. Без единой мысли, конечно. Без ничего. Но как-то хочется чем-то прочувствоваться, прежде, чем идти на Веданту. Если почитать? Да, читать модно. Ну, не читать конечно, а производить читательные вливания, подключая к чипу нечто буквенное - то справа, то слева, то сверху, и вообще, богатые люди правда умнее и образованнее нас - они хорошо говорят, и о книгах знают больше, чем мы. А потому, вот - если вот так пописать, создать некий материал - то я все равно так не смогу. Вот 78 томов писательницы Юлии Лермонтофф. Это раньше сами не писали. То людей нанимали, то компьютер писал за человека. А сейчас человек пишет сам. Новый том. Презентация на несколько миллионов долларов. Гуд вайн, крэбз, сэладз, чикен, бифф, все такое, все в нарядах от.... Вот почему бы и не писать вот так. Словно перед отпуском - пьянка. Только глобальная. Вообще-то, я опять перемечтал.
   В передаче об истории куклы Даши, а модель эта так и не пошла в большую серию, рассказывали много интересного - и это о пользе платных субъектных каналов. В принципе. Синонимы выражения "в принципе" - короче, в-общем, ну эта..., слышь_чо, ну и немного - в натуре. Оказывается, была очень ранняя, очень древняя первооснова, которая именовалась резиновой бабой. Баба эта была очень даже простецкая, без излишеств. Использовали ее повсюду. Про нее пели песни.

И вот она, и вот она,
Залатана, заштопана,
Резиновая женщина
Опять восходит, как луна.
  
   Но вы тут сами понимаете - есть большая доля дискриминации и неравенства. Баба - бабой. А что, если хочет сама баба?

Сколько раз была растерзана
Веселою толпой
Резиновая женщина,
Кумир вчерашний твой.
  
   Даша тридцатилетней давности, необыкновенная цена, максимальная схожесть (какая только могла быть в то время), минимальная доступность - по сути, массовых продаж не было, зато некоторым узкоспециализированным производителям удалось озолотиться. Как всегда впереди планеты всей были Японцы. Рассказали, что именно Даша, возможно, убила певца Аркадия Шеина. Даша раскочегарилась, Дашу замкнуло, Даша не могла остановиться. Хотя версия выглядит надуманной, журналист крутил ее по полной. Утверждалось, что сестра Аркадия, Александрина, признавала лишь электронных самцов, что скончалась Александрина год спустя не просто так. Самец не мог остановиться. Александрина пыталась вырваться. Баранов, ведущий передачи, утверждал, что на записи, а запись эта носит характер совокупных помех, именно этот момент и запечатлен, а отфильтрованную версию показать он не может - нормы морали, да и дело подсудное.
   В своих рассуждениям я перешел бы к теме электронных солдат, но я не милитарист, я даже не играю в игры подобного плана. Была одна девочка, год назад. Кажется, Ася. Я даже как-то вдруг решил к ней подклеиться. Но, во-первых, она, конечно же, была лесбиянкой, а во-вторых - электронной лесбиянкой, то есть, лесбиянила она с лесбос-DSA, а не с людьми. Таких людей часто называют модным словом Дайк. А вот Виталик бы, конечно бы, выразился так:
   - Он-офф! Про меж глаз - на - и весь он-офф! Мне бы ее на воспитание отдать, будет ей он-офф. Полы бы мыла. Пирожки бы жарила! Пирожки сейчас бабы не жарят. Идут в пункты питания. Еда резиновая, есть нельзя. Едят чисто из принципа, чтобы не быть лохами. Если бы там давали бы говно на тарелочке, ели бы говно на тарелочке. Запивали бы какой-то разбавленной газировкой и радовались. Борщ - нет. Борщ же это признак рязани. А мы - не рязань. Мы лучше съедим синтетическую булочку, но - с важным видом придём в Мак, с зелеными волосами, с деньгами на одну эту единственную булочку, но - цивилизованно. Эх, давали бы мне баб на воспитание!
   -Спать хочу, - сказала Ася тогда (а дело было в нашем офисе).
   -Почему?
   -Я тусила.
   -А.
   -Я сидела в Нам-Октопулус. Е! Кул! Ноутис!
   -По-моему, крайне неинтересное место. Что касается остального.... О чем это ты?
   -Наоборот.
   -Чем же?
   -Там много людей тусит. Тусят, тусят...
   -М-м-м-м.
   -А ты?
   -А я на Веданте_S.
   -А, ну там все слишком креативно. Для меня это слишком. Я знаю, там надо постоянно ломаться.
   -А ты?
   -А я - Дайк.
   -А......
   -Мне подарили Дайк-симулятор.
   -А....
   -Он подключается к Октопулусу, и мы тусим.
   Понятное дело, что была она в сети, не дальше. Говорила она так, будто "тусить" - это наяву летать, быть богиней.
   - А......
   -Тусить, тусить, тусить, тусить, тусить.....
   -Слушай, а ты такая худая, будто не ешь вообще.
   -Дайк не едят. Они - европейки.
   -А как же ты живешь?
   -Я покупаю ментал-впрыск, лайф ду. Гоу. Свит. Паст. Индефинит.
   -Это же дорого. Что касается всего остального.... Я снова не понял, о чем это ты.
   -Но как иначе?
   -А для чего?
   -Чтобы тусить.
   -А работать?
   -Ненавижу работу.
   -Но надо работать.
   -Моя самая ненавистная вещь в мире - это работа.
   -Найди себе спонсора.
-Я ищу. Но я не люблю живых людей. Я люблю сайбер-DSA. Я родилась не в то время. Вот лет через 50 будут разумные сайбер-DSA, но я тогда буду уже.... Хотя нет, тогда. Может быть, я смогу поменять органы, кожу, лицо..... Я хочу быть другой, понимаешь? Я слежу за новинками, но пока нет ничего такого, Индефинит. Вай! Соу!
   -Ну да. В принципе, если есть деньги, бери, да меняй.
   -Да. Но меня все устраивает.
   -А это что?
   -Это Иржи Медный. Книжка.
   -Ты книжки в пайпере читаешь?
   -Да. Сейчас так принято тусить, чтобы под мышкой у тебя была европейская книжка. Если я иду по улице, она всегда у меня с собой.
   -А-а-а-а-а.
   -Ненавижу работу. Работа - худшая вещь. Самая худшая. Вообще бы никогда не работала. Воу. Свит. Маст.
   Тут можно меня спросить - я что же, пытался изменить Тане? Ответ неоднозначный. Пытаться - это когда есть шанс. Если же без шансов, если ты это сразу видишь, идёт сугубо спич, сугубо стэк тупостей, то какая эта измена? И потом, я ни разу не выяснял, с кем она общается. Мало ли. Может быть, у них был секс. Ха. Смешно, да? Секс. Секс без секса. Нет, это не измена. Секс должен быть сексом.
Была еще Лера, которой я дал прозвище "бигуди", но это было еще менее интересно. Она проработала недолго. Ей нельзя было работать. Впрочем, кому сейчас можно работать?
   Я о работе с ней и не говорил. У нее был некоторый интеллектуальный запас, который вскоре истощился - нам уже не о чем было говорить, но по инерции продолжалась life after death, набор афтершоков и никаких слияний. Она даже пыталась меня любить. Если вы подумали о простых устройствах и системе "Пут он ё енерджи", или сопутствие набалдашники, то это же лажа, и самое худшее в этой лаже это то, что это надо скрывать от близких, да и вообще от всех. Стекло, усиливающая повязка, 90-Балк. Далее, как бы это культурно выразиться, устройство, которое вы надеваете на свой орган - в то же время ваша собеседница использует такую же конструкцию, женский вариант - вы общаетесь в сети, и система вибраций может работать синхронно, если вы уже договорились заранее, что будете этим заниматься. Ну, не стихи же нам вместе читать?
   -Люблю! - говорила эта самая, Лера.
   -И я, - отвечал я.
   -Скажи, что любишь!
   -Люблю!
   -Насколько сильно ты меня любишь?
   -Сильно, пресильно.
   -Поклянись.
   -Не, не могу.
   Потом, все закончилось. А теперь вот - поезд.
   Черное время, время удаленного, словно зуб, солнца. Назавтра оно вырастит вновь, и это будет новый день, а пока есть часы, и в эти часы кто-то родится, а кто-то умрет, а еще, кто-то будет арестован, а вот выпущен - наверное, ночью никого не выпускают. У духов судьбы есть национальность. Кто ответит за то, что все эти работяги родились в неудачных местах, и теперь им нужно платить за вход и выход, потому что у них даже нет московских виз.
   С визой им бы было сложнее, я этот процесс знаю. У нас на фирме как-то работал оператор, Артём, он был из какого-то села под Тамбовом. В самом Тамбове платили мало, проезд в транспорте - жутко дорогой, Артём ездил на велосипеде, но все над ним смеялись, и он подался в Москву. Утром он приезжал. Вечером уезжал. Большая часть денег уходила на проезд и полицию, но того, что оставалось, хватало в Тамбове. У них была дача, с дачи и питались. Продукты в Тамбове жутко дорогие. Потом, когда был мировой кризис воды, цена и на воду поднялась, и питаться с дачи стало сложнее. А потом какие-то сотрудники, вся история мне неизвестна, поймали Артёма и стали брать с него деньги за то, что он работает нелегально. Как-то раз он не вышел на работу. Потом - два дня его не было. И с тех пор его вообще не было.
   И вот, в мире рекламы, произошел новый взрыв. Толща света прогнулась. Я хотел зажмуриться, но внутри себя зажмуриться невозможно.
   -Веросс, что вы думаете о скором возвращении Поэта?
   Веросс - это Вера Щукина, поэт, номер 8 в рейтинге русских поэтов, дочь князя Щукина, московского и Сколковского, а также префекта Новосибирского и лидера фракции "Давай, Россия, давай, давай" партии "Наше всё - наш дом Русь".
   -Вау! Я жду! Я жду! Вау! Вау же! - кричала ведущая. - Ну! Ну... Не голосования! Включайтесь! Давайте! Ау! Есть ли тут живые?
   Экран вновь заколебался, местами он был что каша.
   -Что вы скажете ему, Веросс?
   -Вау, Пушкин!
   -Отлично. А если бы вас попросили написать что-нибудь совместное с Александром Сергеевичем?
   -Ну...
   -Про что бы написали?
   -Ну, разумеется, про это.
   -Это?
   -Вау!
   -Вау!
   -Супервау!
   -Это-это?
   -Это-это?
   -Это-это-это?
   -Это-это-это!
   -Это-это-это-это-это-это-это...
   -А вы хотели бы заняться сексом?
   -Да. Я всегда готова.
   -А с Пушкиным?
   -Да, конечно. Это моя мечта.
   -А скажите, Веросс, а вы принимаете участие в лотерее "Секс с Ним"?
   -Нет, зачем. Если что, мне ее купят отцы.
   - У вас много отцов?
   - Да.
   -Вау!
   -Вау!
   -Вау!
   -Вау!
   Ваша последняя поэма, о чем она?
   -Ну... Во-первых, я писала я в Венеции. Тут... Здесь... В этой стране... Воздух Венеции живителен. Настоящий поэт меня поймет. Тот, кто проникнут духом слова, кто любит русскую литературу всей душой, знает, что настоящие стихи можно написать только в Венеции...
  
   Если взять бескрайние просторы сети, я могу быть лучшим тусовщиком и лучшим писаком-острословом. Но на остальное нужна лицензия. Вот уж до чего мне не добраться. А так ведь - если подумать - сколько тонн комментариев!
Сколько слов (слофф), сколько букв (bookff).
   Невероятно. Я мог бы выпустить достаточно фулл бук, между прочим. Полная жемчужных перлов, с припаркованными медиа, и проч. Нет, если бы я жил, скажем, в Нью-Расше, или на Рублёвке, или на Кузбассе-Эластик, мне бы эту лицензию на блюдечке с голубой каемочкой бы принесли, и назывался бы этот сборник комментариев, естественно - "Кузбасс-Эластик-он-офф".
   Впрочем, мода на демократию вновь вернулась, слово "Запад" не является ругательным, в некоторых местах китайцев больше чем людей, и поэт Ярослав Балдаков на самом деле чистый китаец, но имя его лицензионно, не придерешься. Он часто читает с сцены - и, если бы не вся эта котовасия с возвращением Александра Сергеевича, я бы про них знать не знал. Но ведь это насильно суется в тебя через нервные контуры, и, чтобы отвертеться, тебе надо собрать деньги и отключить рекламу, что не очень доступно. Мне уже кажется, что почти каждый россиянин знает, кто такой Ярослав Балдаков. Пишет он верлибром. Впрочем, женский ум, способен ли он запомнить даже столь кощунственную принудиловку.
  
   Дата датым поддатым смотрел
   Глаз в правом углу, чей-то полунамёк (18.00, тот ли рейс? Бизнес класс?)
   Слово "Ты" отменил кто-то другой
   Отскочило стекло, Вавилон, но твой филадельфийский акцент
   С букваря начинается жизнь
  
   Возможно, я где-то ошибаюсь на счет последней строки, но стоит признать: в поэзии я ничерта не разбираюсь. Отвар из ночи и поезда еще гуще. Реклама кричит:
   "...прошли века! Звезды сделали оборот. Прошли еще века. И - еще один оборот. Но память сильнее вечности. Память тверже камня. И мы навсегда готовы к этому! Он стал звездой в 15 лет! Сможете ли вы? Главное событие года! Ши-р---------окая душа! Россия! Гул- ----------- яй! Самая добрая страна! Пушкин возвращается!"
   -А вот - Тай Бут-о-Нейл (Дмитрий Ростович), второй номер в рейтинге современных русских поэтов. Скажите, Тай. Скажите же нам, - ведущая прыгает, как кошка.
   -Hi! Vau!
   -Привет. Скажите, а если Пушкин вернется, вы переместитесь на третье место?
   -О, нэу! Нэу! О, е.
   -О чем вы писали в последнее время?
   - Релейшенз. Мы выбираем пути, и, воможно, пути закрыты - но мы сами открываем эти пути, и я говорю об открытости - о том, что путь открыт для каждого, и это - душа, но души у всех одинаковы и перманенты, а значит, квестчены опущены, а значит, мы с вами одной крови. Эта мысль пришла мне в Ницце, и я долго не мог уснуть, и мое стихотворение "Мы начинаем одинаково", написанное и приведенное к перменанту, это тайп. Е. Это тайп. Я хотел лишь сказать, что все люди одинаковы, и все зависит от того, как ты будешь распоряжаться своей судьбой. Любой, поймите, любой, абсолютно любой человек сможет это. Нужно разобраться, в какую ты сторону. Ты можешь думать, что ты в эту сторону, а ты совсем не в эту сторону.
   -Скажите, Тай, так чего же вы реально ждете?
   -Реально - нафинг, Амиго. Вы что думаете, Пушкин тотчас станет астральным путешественников? Или модный гай? Нет, я не говорю, что он устарел. Ну...
   -Вы будете у него учиться?
   -Клиа!
   -Вы будете учиться у Пушкина?
   -Сейчас я еду к известному мастеру в Лис-б-эээн, а афтевордз - я не знаю. Вы же понимаете, моя тонкая поэтическая душа... Для стихов нужно место. Я же могу писать их, ха, в Рязани, ю ноу. В каком-нибудь отдаленном... Саратофф, е. Россия - тонкая душа. Самая прекрасная страна, между прочим. И самые лучшие льюди, ю ноу. Я, вот, помню, как первый раз, наш выпускной. Московская Отдельная Джимнезеум, е, и вот, мы сидим с нашими прекрасными братьями и сестрами, и вот, звучит самая божественная музыка на земле - "Зе Фекториз", и как будто и сейчас эта музыка земли рядом с нами... Ну вы представляете, каков насшш ми-ир теперь. Так что, все новое сейчас - это либо Либ-Атлантикос, либо Флорида, и Амстердам сейчас уже не так актуален, как раньше. Ну и важно, где и когда селл аут, ю-си. Недавно мы прошлись с нашей консепт-экшн по Милану, и вот, в одном очень уютном местечке мне пришла новая мысль, и я ее записал.
   -Вы ходите с блокнотом?
   -Да.
   -Говорят, свой прошлый блокнот один очень богатый человек купил у вас за кругленькую сумму?
   -Да. Это так.
   -А если не секрет...
   -Нет, не секрет. Это был один из потомков семьи Романовых.
   -Вот. Как видите...
   -Гы...
   -Скажите, а вы не пробовали ре-джинеринг?
   -Иф я ремембо, это генетическая примесь и официальная лицензия на право носить гены великих потомков?
   -Вы не облагораживали свою кровь с помощью генетического скрещивания?
   -Нет. Я и так благороден. В этом нет смысла.
   -Вы блефуете?
   -Вы хотите сказать, что мне не обойтись без генетической примеси, скажем, рода Романовых? Или графа Шереметьева. Воу!
   -Почему же.
   -А-Е! Я же говорю, я благороден!
   -Вау!
  
   "...прошли века! Звезды сделали оборот. Прошли еще века. И - еще один оборот. Но память сильнее вечности. Память тверже камня. И мы навсегда готовы к этому! Он стал звездой в 15 лет! Сможете ли вы? Главное событие года! Ши-р---------окая душа! Россия! Гул- ----------- яй! Пушкин возвращается!"
   Я вышел в тамбур - и там, к моему удивлению, был курящий народ. Да, я слышал, что такое бывает даже в наше дни, но сам никогда этого не видел. Возможно, в таком поезде надо просто оплатить хозяину - но как это работает, я не знаю, а потому, я делал вид, что я - при делах. Я вынул сигарету и закурил. Рекламные экраны в тамбуре горели всеми цветами радуги. Центральный был пуст, и там красовалась надпись: "место для вашей рекламы".
   Какое-то время мы стояли, и я немного волновался, потому что современным поездам незачем простаивать на запасных путях. Возможно, я что-то пропустил, и мы были уже где-то за Рязанью. Нынешние работяги, те, кому посчастливилось получить московскую визу, ездят из достаточно отдаленных мест.
   И небо. Вот так, наверное, можно было ехать в поезде и 100 лет назад. Тогда были купе, спальные вагоны, проводник с чаем. И такая же непроглядная чернота за окном. Как только мы покинули Московию, небо потухло. Исчезли баннеры, ролики, летающие торгово-развлекательные центры, гигантские лайнеры, плывущие в ожидании посадки медленно, как облака.
   Возможно, здесь было что-то первозданное. Березы там, колдобины на улицах, дети, катающие колесо, бездомные собаки... Говорят, что в некоторых особенно глухих районах России ничего не изменилось с еще далеких времен СССР. Не знаю. Во всяком случае, я был в нескольких городах, и там не было ничего в корне аморального. Разве что, в Екатеринодаре был сухой закон и комендантский час, а также обязательное предъявление документов при входе в общественный транспорт. Тем не менее там, в Екатеринодаре, я очень неплохо развлекся. Количество торгово-развлекательных центров там было один к двум на человека.
   В ночи висели очень хорошие, очень выразительные, звезды. Вот это, конечно, прелесть, ибо где бы я еще посмотрел на звезды. Конечно, я могу смотреть на звёзды. Думаете, нет? Сколько душе влезет. Можно, например, подключиться в калифорнийскому телескопу и зырить, сколько душе угодно. Нанимаешь себе гида. Он показывает тебе, где и что. Впрочем, это не серьезно. Другое дело - кибер прогулка. Летишь на Луну. Летишь на Марс. Летишь на Юпитер. Везде ты можешь побывать.... Но вот живые звёзды, не электронные , не свет, пропущенный через призму приборов - это да. А где-нибудь на селе ты можешь смотреть на всё это великолепие, пытаясь понять - что важнее - звезды реальные или виртуальные?
   -Ничо там не видишь? - спросил у меня парень в спортивном костюме и туфлях.
   -Чо? - не понял.
   -В небе - а?
   Я пожал плечами.
   -Засадишь?
   Мне вдруг показалось, что я где-то не здесь. Однако, это было всего лишь предложением выпить. Парень протянул мне открытую бутылку вина.
   -А мусора? - спросил я.
   -Ну ссы. Давай. Всё в порядке.
   Я сделал несколько больших глотков - это было типичное техническое пойло, впрочем, достаточно безопасное для здоровья в небольших дозах. Я, как причесанный алкоголик, хорошо это знаю. Конечно, все знают, что и печень, и почки в легкую меняются. Но это ж сколько надо денег! Почки и печень. Ага. Бери, меняй.
   Половина бухла сейчас контрафактное. Не смотря на обилие проверочных органов, не смотря на то, что камеры следят за тобой на каждом шагу! Даже если ты поедешь в поля - за тобой будут следить со спутника- несмотря на это катанку можно купить во всех местах, и тут ничего вообще не надо - ни лицензии, ничего другого. Купил - пей. Только не пались. Мэр Москвы недавно сказал: "Мы победим зло!" Да, всё это так, но катанка стоит в десять раз дешевле, и потоки спирта, идущие с юга, не ослабевают. Словом, никто не верит, что зло будет укрощено.
   Это - наш мир.
   Это - уроки спирта.
   Есть лицензионное пиво, которое можно пить даже на улицах. Каждые полгода по нему принимают какие-то законы. Вообще, этот сорт продукта - штука резонаторная. Кажется, что люди идут в депутаты только для того, чтобы бороться с пивом. Их не волнуют ни высокие цены, ни качество автомобильных дорог, ни социальны гарантии.
   Пиво. Состав. Лицензия - нелицензия. Места потребления. Итого - в отдельных местах Москвы я могу идти по улицам с баночкой этого полуалкогольного продукта. Но не забудьте - это синтетический алкоголь, то есть, не алкоголь вовсе. В напиток добавлен тонизатор, создающий абстрактный эффект опьянения.
   -А ты не видел? - спросил парень, блеснув голубыми, будто небо, глазами.
   -Чего? - спросил я.
   -Ну, Пушкин.
   -Пушкин?
   -А чо? Над Воронежем уже видно.
   -Да.
   -Хотя, нет, над Ростовом видно.
   -А.
   -Да ты чо.
   -Да я в курсе, брат, - проговорил я.
   -Висит. Хрящи.
   А, ну вот сразу узнаешь жителя средне-русской возвышенности - это по "хрящам". "Хрящи" - это у них слово такое модное. Чуть что - хрящи. Ну да, хрящи. Как тут не угадать. И детектора никакого не надо. Хрящи.
   Они ездят кто-то как - вот вся эта масса - настоящие, истинные, жаворонки. Они встают в 4-5, утра, садятся на скоростной поезд и движутся на заработки. Это люди, которые приезжают и уезжают. Другой тип чужаков - это те, кто живет в бараках и на съемных квартирах большими толпами. Они как биомасса, как семечки в огурце. В Москве их никто не считает людьми. Каждый человек в отдельности - лишь топливный элемент. Отработал - выбросили. Следующий. Так живёт Московское княжество. Я иногда грущу по поводу моего статуса москвича, но все это ерунда. Вот этим работягам - им повезло гораздо меньше, чем мне.
   Говорят, в канун 22 века у нас в стране всё еще родовая община и патриархально-крепостной строй. Не знаю. Мне некогда задумываться. Так много вещей, на которые хочется посмотреть. Таня - мечты о других телах. Возрождение ржавой мысли, приведение ее к общему знаменателю, реализация планов - а ведь планы еще не реализованы. Инстинкты падают, на смену им приходят какие-то мучительно-бытовые вещи.
   -Хрящи? - спросил я.
   -Да, братка. Ночью видно. Висит, светится.
   -В Ростове?
   -Да, - он словно отмахнулся сам от себя, - чо, как? Видел. Давай, гаси.
   Я пожал плечами.
   -Ты пей, пей. Не думай.
   Мне-то что - я нахожусь в своем обязательном состоянии. Нет никакой разницы - стою ли я в одной точке, перемещаюсь физически, или же это - иллюзорный путь внутри сетевого мира. Но можно сделать вид, что ты ничего сам о себе не знаешь. Нет ни движения поезда, ни движения мысли. А та точка, которая характеризует твое нынешнее положение - ось, по которой можно сползти вниз или подняться вверх. Но надо двигаться. Маршруты отхода созданы не зря - я всех их учил, штудировал, не раз повторяя в памяти одно и то же.
В любой реальности, если только это не царство божие, человек должен быть немного игроком - иначе, мир сделает из тебя дешевое и пресное блюдо.
   -Где работаешь? - спросил я.
   -Та, - отмахнулся тот, - у Ары.
   Это было сказано так, будто я был обязан знать, кто такой Ара.
   -Ясно, - сказал я.
   -Там его шахиня управляет.
   -Угу, - ответил я нейтрально.
   -Пацаны вчера предлагали пять поддонов насунуть, а смотрю - ну все по делу, все получится. Нифига никто не увидит. Только туда ломанулись, приезжает подшеф. Он такой... Ну как... Он мужик неплохой. И живёт неплохо. Но надо зарабатывать. Дети в Лондоне учатся. Ну, учит. Тянется мужик. Старается. Большак кричит - мол, будем вручную грузить или робота пригоним. Подшеф кричит - надо вручную. Нету робота. Делся куда-то. Рохли нету. Электровесов нету. Сами так грузите, кричит, давай. А Большак ему - Петрович, ну ты же мужик, ну ты же пойми, ну и так по 14 часов работает. По 15 эту неделю работали. Давай. Ну он насупился. Гляжу... Гляжу, думает. Волны ходят по лбу. Это у него мозговая активность.
   Я кивнул.
   - А он всё думает. Начал юлить. Ну жид же. Жиды все юлят. Нет бы, просто сказать - давайте, одну фуру, и несу водку. А он и вдоль, и около. Большак с него не слазит. Давай, мол, и всё. И крутанул. Мы сидим, курим. Никто не смотрит, что там знак - не курить Камера работает, все клали на камеру... А... Приносит... А денег у них - йо - мое!
   -Да, видимо, - произнёс я отстраненно.
   -Каждый месяц - новая тачка, или вообще - аэроцикл...
   -...
   -А у подшефа тоже есть подшеф. А у подшефа - тоже подшеф. Начальников больше, чем людей. Понял?
   -Ага, понял.
   - Шахиня приезжала. Подкаченная.
   -Как подкаченная? - не понял я.
   -Ну как... Ты пей, пей. Зад подкачала. От природы, видать, толстая. Жир сливала. Губы меняла. Ну чо, не знаешь, что ли?
   -Знаю.
   -Ну вот. Стоит, молчит. Ей надо было работников на квартиру. У них палаты... А....
   -Видел, что ли?
   -Да. То есть нет, не видел. А... Ты пей, пей...
   Ночь совсем уплотнилась. Я время от времени посматривал в небо, пытаясь увидеть Пушкина. Но что я там высматривал? Сказано ж было - Пушкин летит сейчас над Ростовом. Попутчик мой чего-то тарахтел, но я его не видел. Реклама выбивалась, словно трава из-под старого асфальта - постоянная, константная, шумная. Хотелось сжаться, родить в себе некую иную силу и выплюнуть все эти никому не нужные ролики.
   Реклама повышаем уровень продаж. Обязательная реклама - это рынок плюс воспитание человека в среде рынка. С самого детства ты приучаешься к дисциплине, к пониманию факта отсутствия халяв простых, легко досягаемых. Строй карьеру, будь человеком-графиком, человеком-структурой. В мире множество примеров.
   Ты можешь быть одним из них.
   Счастье - это не вещь, которая валялась, а ты ее подобрал. Счастье - успех. Но это не хвост в ночи, не палочка в дневном свете, не ручка - не схватишь.
Достичь! Да, с детства все об этом слышат, только почему-то достигают лишь избранные. И то, я думаю, человек, озабоченный этим - это сука. Сука-человек. Вот будешь с таким на работе трудиться, а он же стучать будет. В лицо улыбнется. За глаза нагадит.
   Вот Федя, тренер по продажам. Плохой, что ли, человек? Не знаю. Но щупальца его постоянно болтаются, мешаются, хочется рубануть между глаз.
И...
  
   Це - сало
  
   Я зажмурился, так как это было невыносимо.
   - Когда бухнёшь, - продолжал меж тем собеседник, - то хреновину эту не видишь. А у меня жена читала... Соседка посоветовала. Говорит ей - кума, читала "Це сало"? Да нет, не читала. Так читай. В субботу приезжаю, один выходной за две недели. Вечером, думаю, сяду, выпью. Да хрен еще - где купишь спиртного? Пошёл к соседу, самогона взял три литра. А Верка читает. Це сало. Тут же мы его порезали, и с самогоном и прочитали. А ничего. Пластмассовое, правда. Да в десять раз дороже. Но тоже жь еда.
  
Я покинул поезд спонтанно. Это был один из лучших моих выходов. Ни одной мысли, ни одного намека на поворот. И вот - единственная остановка среди беспроглядной ночи, секунд на двадцать, не больше - и - рывок. Никому вокруг нет дела до такого расклада. Кто-то спит, кто-то смотрит TV, многие торчат в своих провинциальных мирах, обсуждая необсуждаемое, а вот и я. Князь Ночи!
   Не успел я и зевнуть, как освещенная змея поезда вздрогнула и ушла в темноту, будто некая математическая точка в движении.
   -Точка А, - сказал учитель.
   Останавливаешься и чувствуешь, как ветер иных единиц шевелит волосы у тебя на темени.
   -Точка Б.
   Млечный путь так и остается далек. И неизвестно, когда он был ближе - после запуска первого человека или сейчас, когда технологии позволяют подвешивать торгово-развлекательные центры в воздух, выводить пассажирские корабли на низкие орбиты, а также - что самое важное - устраивать однодневные экскурсии с пятиминутной высадкой на Луну для особо платежеспособных граждан.
   Вообще, если меня нужно найти, в этом нет никакой сложности. Достаточно пошарить спутником по всему обследованному земному шару, и вот - я, и вот - мой номер. Включаем наведение и стреляем ровно по направлению контроллера. Тонкий, академический, луч - и от главной микросхемы идет волнительный дымок. Ты понимаешь, что ты еще жив. Поднимаешь голову и смотришь вверх, туда, где что-то только, что мигнуло.
   Там, в фиолетовой дали.
   Это демократия.
   Ты не умер. Ты принес ей свой долг.
   Да, если бы я был кому-то нужен, то со мной можно было покончить именно так. Место достаточно пустынное, есть все шансы, что я раньше истлею, чем меня кто-то обнаружит. Что тут еще добавить? Много, много лет назад мой дед писал в своем блоге:
  
   " .... Захочешь побыть один - где ты один? Нет такого места. Не зря говорят, что всё свое надо носить с собой. Сейчас мир такой, что и тишину нужно носить с собой. Иначе - шум мира тебя проглотит и будет бултыхать сам в себе. Для примера, возьмем банку и нальем в нее воды, но не до конца, иначе нельзя будет мотылять. И кинем туда, ну, например, пуговицу. И начнем мотылять. Пуговица уверенно отскакивает от стенок банки, создавая негромкий шум. Вот это - демонстрация жизни. Пуговица - предмет не очень тяжелый, а потому вода ее задерживает, она бьется о стенки без особой энергии. Человека жизнь мотыляет точно так же. Нельзя сказать, чтобы он бился о стенки так уж сильно. Вы видели человека, который был бы способен в одиночку произвести сильный шум? Вы можете сказать - а пусть этот человек взорвёт бомбу. Верно. Но где примеры? Где вы видели бомбистов? Вы скажите, ну.... Нет, конкретнее. Я лично не знаю. Товарищи мои не знают. Скажите, много звуков идёт от комментатора? Да, но это его работа. В помыслах он, быть может, тихий человек. И вот, жизнь управляет человеком, а не человек - жизнью, и если вокруг будет постоянный шум, можно, наконец, вольтонуться!
   Но - если ты можешь носить свою тишину с собой, и потому ты - ракушка. Ты мидия! Волны, водовороты бьют пуговицу (мидию) о стенки сосуда, но тебе всё равно, ты закрыт. Конечно, есть дурни, которые утверждают: будьте открыты!
Нет, ну конечно, не надо зажиматься. Если ты будешь вот так зажато шариться, то на тебя обратят внимание менты и начнут разводить. Менту завсегда надо взять с кого-то денег. Если они встречают слабого, запуганного человека, которого можно убедить, что он в чем-то виноват (хотя он ни в чем и не виноват), они тотчас это сделают. Ты заплатишь им бабки, и - свободен. Впрочем, они могут долго колоть и заставить тебя признаться в том, чего ты не делал. Но это - редкая ситуация, так как людей много, и ты - один человек в толпе, и если сильно не выделяться, то и не заметят тебя. Но надо, конечно, прилично одеваться. Если нет денег на хорошую одежду, то надо покупать недорогую, но - средних тонов. Ни темных, ни особо светлых.
   Если пишешь в блог, то надо писать, что все пишут. Не надо ничего такого писать, о чем потом пожалеешь. Но лучше все равно аккуратнее. Если пошла мода осуждать президента - бог с ними, пусть осуждают. А ты постой в сторонке..."
  
   Я спустился с пригорка и остановился в нерешительности. Вот был бы фонарик. Был бы фонарик. Куда идти-то? С неба ничего не светит. Пушкина в небе нет. Зато - и - о да, можно курить. Тем более, и не потому, что никто не видит.
   Вопросы потребления как-то всегда нам близки, и почему-то вспоминаются времена, когда еда была не только, собственно, едой, но и частью воспитания общества. С развитием пищевых технологий, кажется, вопрос этот само упразднился, но алкоголь все равно остается палочкой - тут и палочка-галочка (в досье, например), и палочка, которой тебя бьют по рукам, ну и палочка-выручалочка. А вот теперь, когда в бутылке еще есть вино, жизнь продолжается до тех пор, пока оно есть. Не видя лучшего выхода, я лег на пригорок, включил соединение и спустя несколько минут был на пороге Веданты_S.
   На этой остановке кто-то должен был сходить, но сошел один лишь я. Лето раннее. Ночь - средняя. Еще не холодно, но скоро начнёт подпирать, и я тут закоченею. Но что же делать? Я - точка без света в некой неопределенной ночи.
Синеватые стены древнего города выглядели молчаливо и сонно. Казалось, что здесь никогда не было жизни. Ни грамма мозга. Одни приведения, пришедшие на консилиум по поводу безжизния.
   Центральный амфитеатр был пуст. Хотя, конечно же, это не было временем для пустоты, а вот дальше, в так называемом "Кратере Коперника" - открытом цирке, наблюдалось некоторое присутствие. Во всяком случае, на трибунах виднелись синеватые, обмытые холодом, фигуры, а центре, точно в ринге, стояло два человека. Я приблизился, и система вдруг почему-то запросила повторный код. Так бывает - это минимальный код. Иногда его перевыкидывает - это так называемый goood. Он читается по-разному - и гооод, и гуд, и гу-уд, но это уже кому как нравится. И вот - еще один шаг, и видно, что в центре идет настоящий батл, и там Худрайзинг унижает какого-то новичка. Наверху - в немом небе - пара новых Черных Следов. Кому-то от этого весело. Мне - все равно.
   -Мне кажется, если ты подрастешь, может быть, еще и поговорим, - это его вордз.
   И вот, он пренебрежительно переходит к общению с кем-то еще, на трибуне, и сыплются комментарии, а новичок стоит не при делах. При чем, ему там еще - стоять и стоять, и вот это хуже всего - это значит, что ты - в аутпуте. Я, кстати, никогда не был в аутпуте. Но я - человек более осторожный, и на рожон никогда не лезу. Мне не привыкать - я и в жизни такой. Веданта - та же жизнь, расслабляться нельзя нигде.
   Об аутпутах и аутпутизме в целом можно говорить до бесконечности. Но это не, чтобы вступить или вступать, хотя и эти вещи в корне разные. Но я не склонен в этом копаться. Хотя, для многих людей все эти вещи куда важнее, чем мать родная.
   Начнем с аутпута. Это просто. Стать аутпутом можно в один момент. И перестать быть аутпутом - это тоже раз плюнуть. Но, в общем, дефинировать тут особо нечего (от слова define - пояснение для дураков, дефилирование к этому отношения не имеет. Аутпутизм - это массовое явление засилия электронных миров разными придурками. И тут ведь есть большая разница. Если вы - аутпут, это еще ничего. Здесь можно и излечиться, и, при чем, очень быстро. Аутпутизм - это еще более глобально.
   Черный След - это та вещь, о которой можно говорить сутками. Это явление возникает повсеместно - как правило, получив регистрацию, вы не можете прийти в мир "с лева". Однако, есть способы обойти эти препятствия, и тогда никто в точности не может сказать, кто вы. Конечно, создать внятную личность Черному Следу достаточно сложно. Он ходит среди живых, словно смерть с косой, бросаясь всем, что в голову придет. Слова (спичи) Черных Следов называют скипами. Скипы, они - как припарки. И больше ничего.
   Есть еще много вещей, которые современному человеку гораздо ближе, нежели бытовые. Среди них - сайдинг, сайдеры, инсайдеры, бот-баллы, логоформы, а также - все штучки из ощутительной индустрии (впрочем, все это жутко дорого, поэтому вся сеть разделена на два лагеря, которые не соприкасаются. И это хорошо, это как ты.
   Я открыл глаза - ночь неба была далекая, набитая звездами плотно, под завязку. Космос был рядом, но его не хотелось трогать. Может быть, в детстве, но что такое детство? Современность быстро оцифровывает человека, и в ней ему гораздо лучше, нежели так, на природе, под звездами. Хотя - ведь что-то было, о чем я не мог признаться самому себе. Я знаю, что есть такая штука, как инъекция термином.
   Это распространенный ход, и на него лучше не попадаться. Даже самый отъявленный и скрытый аутпут может заготовить некоторое количество терминов, чтобы уложить на лопатки как новичка, так и зазевавшегося корифея. И так - оно вообще в жизни. Если вы чувствуете в себе некий позыв к мудрости, лучше не оспаривать глупца (о чем уже было сказано до меня). Пусть себе прыгает и сыплет умными фразами. Сверхтерминность - показатель отсутствия зерна. Просто многие об этом не знают.
   Если человек глуп, он постоянно кого-то цитирует.
   У умного человека истина своя. У дурака - истина заимствованная.
   Дурак может выглядеть умно, особенность его защиты - шум, громкие звуки.
Древние люди, возможно, тоже не смотрели на звезды. Нет, они, конечно же, смотрели, но для чего-то еще... Ведь мы как-то пришли вот к тому, что теперь...
Ведь мог же быть какой-нибудь еще путь...
   Я отхлебнул вина и закурил. Где-то там, за кадром, слышалась перепалка.
Вечная вражда электронных миров. В них никогда не бывает мира. Если вы хотите поговорить об истине, сразу направляйтесь к натуралам. Но натуралы с недавнего времени запрещены, и вы уже не имеете права жить без чипа в голове.
Натуралы прячутся. Вот и вы попрячьтесь. Ни дисконтов, ни массы хороших товаров, вообще ничего, кроме непонятного прикосновения к мнимой истине.
В любому случае, лично я не вижу никаких преимуществ. Если у тебя нет стекла, для тебя закрыты все магазины. Даже те, в которых расплачиваются наличкой - и те закрыты. Общественный транспорт закрыт. Мало того, если вдруг определят, что у тебя в голове какая-та нехватка, в данном случае - нехватка стекла - автоматика тотчас вызовет полицию, и с вами будут долго разбираться. Скорее всего, дадут срок, вы там исправитесь и вернетесь в общество. С чипом, разумеется.
   -Эй, ты чего там? - услышал я голос Худрайзинга.
   -Италия - не 14, - возразил Via 660.
   Худрайзинг, видимо, не на шутку завелся. Он был готов съесть всякого, что окажется у него на пути. Тут, собственно, не может быть друзей. Здесь - суть человеческая, настоящая. И не надо ничего отрицать. Я закрыл глаза и вновь очутился на Веданте.
   Я стоял, повернутый куда-то наоборот. И ведь хорошо, что есть холостой режим - если ты на какое-то время выходишь из разговора, твоя фигура затеняется, и всем становится ясно, что тебя можно не трогать. А так бы представьте себе - покидаешь сайбер-ворлд для того, например, чтобы купить в магазине товар. Пока ты расплачиваешься, тебя там на кусочки разделывают.
   -Ты хочешь выступить? - спросил Худрайзинг.
   -Да, конечно, - проговорил я, - речь, часом, не о Черном Следе идет?
   -Политика. Спуск в Аид отовсюду одинаков. Полезнее знать несколько мудрых правил, которые всегда могли бы служить тебе, чем выучиться многим вещам, для тебя бесполезных.
   -Да? - я немного потерялся.
   -Вливайся. Норма и Катька говорят, что на Веданте_S сейчас полная неразбериха, и их очень волнует возникновение левого крыла. Сильно ни чем не грузись. Я размялся мясом молодых. Теперь я спокоен. Дух тоже должен быть хищным. Что ты думаешь? Мне кажется, с тобой.. Да, я вижу. С тобой что-то не так...
   -А...
   -De mortius aut bene, aut nihil.
   -И что? - спросил я, не понимая.
   -Вон они сидят.
   Я посмотрел - и правда, там, слева, у самого верха амфитеатра, и правда сидела группа лиц.
   -Кому-то начинает казаться, что он - имаджинер.
   Понятий везде много. Дело не в том, что есть Веданта_S, а есть Веданты, начиная от А до Z, а также много субкомплексов, субсистем, резиденций, президенций, сетевых засовов. Вообще, ни в чем дела нет, сути нет. Надо не искать смысл. Надо быть. И всё. Ты - есть. Это важно.
   -Поговори мне еще. Ты же видишь, я не ко всем настроен агрессивно. Вспомни тот день, когда я громил Ассасина? Вспомни и не убирай из памяти. Я не какой-нибудь Серго, чтобы меня можно было вот так, через строчку, комментировать! Хочешь сказать письменно, пиши на лбу. Если много говоришь, сначала выучи речь.
   -В "Кратере Коперника" всегда комментируют через строчку, сказал я.
-Ого-го, мой друг!
   -Подражать - значит завидовать.
Дело не в дороге, которую мы выбираем; то, что внутри нас, заставляет выбирать дорогу.
   -Стой, стой.....
   -Я пока что не проникся всей серьезностью.
   -Пойми. Упасть здесь так же быстро, как и на катке. Хотя ладно. Тебя быстро не свалишь, это я точно знаю. Но сегодня я готов порвать всех и вся. Это так. Не стоит со мной шутить. Может, они там еще и почернеют?
   -Ну да.
   -В человеческой жизни все случается когда-то в первый, а когда-нибудь в последний раз. Такова наша участь, - сообщил кто-то из-за спины.
   -Да что же это с тобой, Амиго?
   -Звезды, - сказал я
   -Чего?
   -Я смотрю на звезды.
   -А...Уж не на Соню Сплендид?
   -Как ты угадал?
   -Наивные полуеды, - откуда, ни возьмись, взялся Сандер, - если честно, все те ролики на суперчарте - они все подделаны, это и ежу понятно. Или вы - итеры? Чох-чох.
   -Хочешь назвать себя специалистом в политике? - спросил я.
   -Если ты по биржам, то я тебя порву.
   -Ого, мой жирный дру! - воскликнул Худрайзинг. - Ты ждешь любви? Ты подставляешь свой зад?
   В это время ситуация резко изменилось. В группе отщепенцев наметилось какое-то движение.
   -Катя разделась! - воскликнул Злой Вог. - Идемте!
   Это особенный случай. Крылья, как правило, существуют сами по себе, и это крайне аморально. Особенно тем, что центральный спич становится по боку, и время от времени туда кто-нибудь, да и перемещается. Но просто так эти ветки не раскрутить. Тут опять можно поговорить о сайдерах, которые иногда проявляют некую потустороннюю инициативу. Чаще всего это ничем не заканчивается. Ну да, это и невозможно. Конечно, есть такие люди, как Грегорий Котчик, или Дж. Индеец, которые, начав карьеру в обыкновенном пространстве, выросли до крупных деятелей. Именно Дж. Индеец создал гигантский сервер "Семья", на котором зарегистрированы практически все жители современной России.
Когда я регистрировался, обязательными для заполнения были следующие поля:
  
   *Фамилия
*Имя
   *Отчество
  
*Страна
  
*Город
   *Улица
   *Номер дома
   *Квартира
   *Телефон
   *Телефон-2
   *Номер чипа
   *Номер паспорта
   *Номер свидетельства о рождении
   *Номер школы
   *Дата обучение в школе
   *Полный список одноклассников
   *Обучение в прочих учебных заведениях
   *Фамилия любимой учительницы
   *Отпечатки пальцев
   *Образец спермы
   *Фото роговицы глаза
   *Образец почерка
   *Образец голоса
   *Отпечаток стопы
   *Вес
   *Рост
   *Форма черепа
   *Анализ крови
   *сексуальная ориентация
   *жена
   *дети
   *национальность
   *фотография
  
   Необязательные поля:
  
   -ник
   -увлечения
   -любимый фильм
   -любимый артист
   -любимая группа
   -образец ДНК домашней кошки
   -образец ДНК домашней собаки
   -образец ДНК рыбок в аквариумах
   - средняя долгота полового акта
   -длина члена
   -объем головы
   -количество натуральных органов
   -количество искусственных органов
  
   Одно время, когда на "Семье" был завал, и я там сидел. Казалось, вся страна сошла с ума - "Семья" была настоящим наркотиком. Улицы опустели. А те, кто задержался, пользовались мобильной трансляцией. Дж. Индеец стал миллиардером. Оно и теперь, конечно, в "Семье" полным-полно народу, но это уже не то, что раньше. А вот нейронные миры - это еще та штука. Но это дорого. Ладно. Я, возможно, до этого никогда не дорасту. Если ж, конечно, они не подешевеют.
   В тот же день вышла совершенно необычная вещь - весь народ переместился наверх, и там разразилась нешуточная тёрка, с манки фейсингом, с минимумом крови, но большим количеством комментариев. У многих создалось впечатление, что может быть поставлен рекорд, и это мог бы быть удивительный момент. Тогда бы на короткое время была бы забыта вражда. Возможно даже, что дело дошло бы до массового пьянства и братания.
   -Ты выступаешь в защиту Алексина? - спросил у меня Худрайзинг?
   -А это кто?
   -Кто? Ты не знаешь?
   Я осмотрелся - мы были в центре, и народ жаждал крови. Не знаю, что думал об этом Худрайзинг? Если бы он попытался со мной сцепиться, не думаю, чтобы это для него закончилось добром. Я - не большой любитель битв, но я люблю всякие запрещенные приемчики, грязные словечки, естественно - некоторый набор афоризмов, и главное - поддержка. Худрайзинг, впрочем, в зависимости от настроения, мог и не церемониться.
   -Алексин - это известный зоозащитник.
   -Не такой уж и известный, раз его Chen не знает, - произнесла Екатерина II.
Я посмотрел на нее - нет, это был эмпти - она не разделась. А если и раздевалась, то уже оделась.
   -Кого же он защищает? - спросил я.
   -Люблю твою наивность, - произнес Худрайзинг.
   -Да, Chen, он такой, - согласился Via660, - занимает умы ничем. Почетно.
   -Хорошо. Но я все равно ничего не знаю, - сказал я.
   -Наивная простота, - сказал Та%, - Veritas temporis filia.
   -Объясните ему, пусть сделает шаг из аута, - предложил кто-то.
   -Ничего не надо мне объяснять, - сказал я.
   -Нет, объясните...
   -Нет, - передо мной возникла стройная фигура Екатерины II, - ты не на батле, пойми, Chen.
   -А интересно бы увидеть Чена на батле, - проговорил кто-то.
   -Да.
   -Да.
   -Давайте организуем встречу.
   -Матч!
   -Вот посмотри на меня, - Екатерина блеснула глазами, - они уверены в том, что все, о чем они тут говорят, преисполнено большой важности.
   -Да, - сказал я просто так.
   -Ты тоже так считаешь?
   -А что, я ничего не считаю, - ответил я, - просто...
   -Это влияние Черных Следов, - произнес Ta%.
   -Нет, - ответила Екатерина, - ты понимаешь... Мне кажется, ты понимаешь.
   -Да дура она, - прокричал призрак с трибуны, - не слушай дуру.
   -Бабы дуры, бабы дуры, - повторил кто-то еще.
   -Кать, когда ты разденешься же! - сказал третий человек.
   -Кать!
   Вокруг меня начался сущий хаос, и, кажется, никто уже мной не интересовался. Более того, никто ни кем не интересовался. Все кричали, кто о чем.
   -Так все же, - Екатерина прошептала мне на ухо.
   -Все нормально, - ответил я, - я просто лежу и смотрю на звезды.
   -На какие еще звезды? Где ты их взял?
   -Как на какие? Обыкновенные. Ты не знаешь, где их взять?
   -Я не пойму, что же ты имеешь в виду?
   -Звезды. В реале.
   -Где же ты их взял?
   -Ну как где? Зачем их искать. Вот черт, да ты глупая! Черт, я же не знал твоего пола! Ты правда баба?
   -А-а-а-а, - она закрыла руками, - нет, все равно, ничего не понятно. Господи, что же ты говоришь.
   -Я просто смотрю на звезды, Кать. Надо мной - небо. Понимаешь?
   -Где же ты такую крышу нашел?
   -Я умею.
   -А. Ты оригинал. Может, встретимся?
   -На какой платформе?
   -Нет. Я про реальность
   -А-а-а-а. И как ты себе представляешь?
   -Ну.... Ты что, старик? Тебе 70 лет?
   -А ты? Тебе 60?
   -Разве я могу сказать? У сети нет возраста. Какая разница.
   -Да. Но ты же имеешь в виду секс? Где мы займемся? Снимем кабинку в центре "Москва для парижан"?
   -Сети уже больше, чем сто лет. Знай об этом!
   -Да. Знаешь, когда-то думали, что сеть будет неким самоорганизующимся существом. А вышло, что это - все та же торгово-развлекательная программа.
   -Это ты о чем?
   -Я не знаю, - я и сам не знал, о чем я, - просто говорю. Понимаешь, они висят сверху. А ты что думала? Черт, это ужасно. Ладно. А ты любишь... Какой секс ты любишь?
   Она сделала вид, что смутилась. Хотя - какое еще к черту смущение?
Звезды висели, не моргая. Я будто смотрел на них первый раз. И голос, звучавший в моей голове, был не моим. Он вырос, точно гриб, и я смотрел на него и не знал, что с ним делать. Срезать или оставить. Кто я?
   Нормальный человек таких вопросов не задаёт. Но я вырос в мире, где нет нормальных человеков. Я это точно знаю. Ни одного нормального человека.
   -Сеть уже давно не имеет смысла, - проговорил я.
   Вот. Вот это точно не я говорю, а он. Что можно сказать об этом? Если бы у меня еще был человек, с которым бы я мог поделиться. А у меня есть Таня. Я, конечно же, могу с ней поделиться, но она воспримет все, как должное. Взаимопонимание на Веданте - это очень двоякая вещь. Иногда тебе кажется, что torrent is up, и крылья приросли, и все залы рукоплещут, иногда ты так одинок, что проще повеситься, чем жить, и - чаще всего - это вот такое серединное состояние. Плод ума ни созрел, ни сгнил. Ты чего-то ждешь, а ждать нечего. И кому сказать?
   И вот сейчас я говорю ей, а ей все равно, это - фантом, дух, реальность которого может быть как взрослым человеком, так и ребенком, неплохо подкованном в дежурных фразах.
   -А контроль? - спросила Екатерина.
   -А что ты имеешь в виду?
   -Нет, ничего. А ты?
   -И я - ничего. А ты?
   -Ладно тебе. Хочешь, я скажу за тебя.
   -Что же ты скажешь?
   -Посмотри. Это же бал уродов.
   -Не только бал, - ответил я, - корабль. Он большой, он стоит на месте, но все думают, что плывут. А стоит он не на море, а на болоте. Представь себе визуально такую картину- корабль средь болот!
   -Ага. И что?
   -И ничего. Ты, ясное дело, ничего не поняла?
   -Вот и правильно. Значит, мы не встретимся. Ты меня боишься? У тебя вообще есть член?
   -Ну мы же и так встретимся. Я курю. Ха. Я тебе никак не покажу, что у меня есть.
   -Странно. Ты так запросто говоришь, что куришь. А ты не боишься?
   -Что через ключевое слово "курить" тебя найдет служба государственной безопасности? Нет, но это же не преступление, верно?
   -Смотря где и как.
   -Ты какой-то другой. Обычно, люди выпячивают собственное "я" напоказ. В реальной жизни этого нет.
   -В реальной жизни ничего нет.
   -Тебе здесь больше нравится?
   -Нет. Я не разделяю.
   -Почему же ты не стремишься блистать афоричностью и прочим?
   -Не знаю. Мне не интересно.
   -Вот это и странно. Бывает, что у человека просто не хватает ума, чтобы блистать. И он всеми правдами и неправдами пытается стать таковым.
   -Ага, это да.
   -Я же давно на Веданте.
   -Да, я знаю.
   -Тебе правда все равно, что я говорю.
   -Нет, не все равно. Но скажи, почему человек просто не может быть самим собой? Нет, если я буду говорить то, что у меня накопилось... Я думаю, что такая ситуация, она практически у всех. Больше половины людей сейчас имеют семью не потому, что они женились или вышли замуж по любви, а потому, что так жить дешевле. Просто дешевле. Тут даже не инстинкт. Это в первые несколько лет совместной жизни у тебя есть некоторое подобие взаимопонимания. Потом же - это хуже, чем инстинкт. Представляешь? Не-а. Это все равно, что не испражняться. Вот надо, а негде. И потом у тебя уже такое в душе накапливается, что никаким чистящим веществом не отмоешь.
   -И что ты предлагаешь?
   -Нет. Ничего. А что я могу предложить? Я просто констатирую.
   -Да. Но и все остальные это слышат.
   -Если слушают.
   -Но это рейтинг. Понимаешь. Чем больше мы говорим, тем выше рейтинг. Ты же сам понимаешь. Мы и говорим ради рейтинга. Поэтому многие и молчат, когда надо, и говорят - когда надо, чтобы не повышать другим рейтинг.
   -И в жизни.
   -В жизни?
   -Да. Ты тоже все делаешь ради рейтинга?
   -Может, я ничего не делаю.
   -Ага. Значит, ты - школьница.
   -Ну с чего ты взял?
   -На пенсии?
   -Ты это тоже ради рейтинга говоришь?
   -Конечно. Ты не представляешь, какая я шкура.
   -И все это говорил только ради того, чтобы...
   -Ну и ты же говоришь?
   -Хорошо.
   -Люди уже сто лет собирают комментарии. Представляешь. Сто лет комментирования. Это, пожалуй, хуже, чем 100 лет онанизма.
   -А что тут плохого?
   -Нет, Кать, но ты же постоянно пытаешься что-то оспорить. Вот я и хочу узнать, что же именно ты хочешь?
   -Я о тебе другого мнения была?
   -Какого? Ты так никогда и не сказала.
   -Ну а что...
   -Ну так скажи.
   -Об этом здесь не принято говорить.
   -Тогда скажи, что принято? Скажи на латыни. Скажи в центре. Посчитай, сколько баллов поднял наш спич. Мало, что ли? По-моему, очень даже неплохие баллы. Учитывая, что я методом катания накопил хороший баланс, а потому спич со мной тоже в балансе.
   -Так что же ты хотел?
   -Нет, это ты хотела. А я ничего не хочу.
  
   Под утро я не на шутку замерз, но идти наугад не было смысла, потому что я ничего не знал - ни расписания, ни названия места, а устанавливать локацию с помощью стекла было бы большой ошибкой. Но первой синевой на небе я тронулся в путь и вскоре оказался на окраине деревни. Первая улица была без асфальта, с кустами. Типичный колхоз, аутпутский. Такие места называют по-разному, но чаще всего, люди понятия не имеют об их существовании, а внутри словесных потоков много всего, связанного с рефлексией - но чаще всего вы никогда не познаете силу натурализма. Здесь есть ширина, есть крыши, и воздух будоражат тревожные сквозняки, и кажется - неужели это правда - где-то кричат петухи. О боже, лай собак. Все это требует лицензирования. Но мысль о гостинице важнее - в местах, где селится человек, наверняка должны быть какие-то предложения по аккомодации.
   Реклама еще не проснулась. Тревожные туманы двинулись из низин, их синеватая влага напоминает вещество для генерации когнитивного диссонанса. Стихи, Пушкин! Небо!
   Нет, нет стихов. Пушкин пролетел. Видимо, пока я лежал закрытыми глазами, он шёл с Ростова, то точно прошёл. Черт! Упустил!
   Я закурил, будучи уверенным, что здесь мне некого опасаться. Миновав первую улицу, я вышел на следующую, и она ни чем не отличалась от предыдущей. Много одноэтажных домов по 2-3 окна, деревянные фронтоны, штакетные заборы и всякая домашняя птица. Поначалу мне даже пришло в голову, что это - какие-то дикие животные (птицы, рептилии, кто-то еще), а потом дошло - куры. Вот оно и что!
   Ведь еще Виталик говорил, что иваны до сих держат домашних животных исключительно в гастрономических целях, но для него, для Виталика, это не было нонсенсом. В принципе, при желании можно просмотреть разные передачи, разные канальные новости, но это не то - все эти намотки информации, процеженные через желания и пафос. Я уверен - человек живёт вот так, а рассказывают об этом - эдак. Пиар. Методы подношения образа на подносе, методы заливки мысли в голову. Тут нет ничего преступного. Всё это давно разработано.
   Есть институты, где готовят специалистов по подаче информационных тарелочек, с блюдами и приправами. Скажите - а зачем тогда мгновенные прошивки в мозг? А это, ребята, для другого. Это - для балета, для поэтики, для режиссуры, игр разума и прочих великих вещей. А все технологии общества, работы с сознанием - это дело интеллектуалов средней руки.
   Вот я...
   Я - я не самый низкий в этом ряду.
   Я - тикет-менеджер.
Я остановился, соображая. Ведь если это - населенный пункт, где-то тут должна быть шоппинг-стрит, вся остальная фигня, полная своих обязательных атрибутов. Красивые фонари, электронные промоутеры, торгово-развлекательный центр с катком и интим кабинетами, эмулятором боксерского ринга, электронный аттракцион "я - звезда эстрады", "звезды в цирке", "звезды на футболе", "звезды на хоккее", "звезды под водой!, "звезды на орбите".....
Эх, гуллллллллляй Россия. Щедрая страна! Так живет весь мир. Нет, в Африке негры не так живут. Но у нас самая дорогая, самая продвинутая страна.
Мы - самые умные! У нас - один миллион писателей, боевых фантастов!
У нас много певцов, много актёров, красивые графы, прекрасные дворянки и - наше всё. Он! Пушкин! Лети! Эх... Самый русский поэт! Такой добрый! Такой щедрый!
   Он возвращается...
   Со дворе разрывается собака, на калитке табличка:
  
   Лицензия на собаку номер такой-то
  
   Я выпустил дым изо рта и задумался: верно, они же на Марсе живут, законы надо соблюдать везде, и вряд ли тут попираются чьи-либо права, потому что закон одинаков для всех. Лицензия на кошек? Я слышал, что в таких местах все это не особо соблюдается, но проверить это никак нельзя. Да, но ведь и лицензия на содержание того же петуха должна быть - если я чего-то не путаю. Есть даже налог на чистый воздух, но не ищите тут демонизма, его размер не велик, и, по идее, попав в такое место, я должен его уплатить - но как это организовать? Мое стекло падает в осадок, никто не может определить моего правильного месторасположения. Это прецедент, если начать это раскручивать, но я - слишком мелкий атом, чтобы кто-то начал этим заниматься.
   А вот и подобие центральной улицы, с некоторым намёком на шоппинговые эрии. В это ранее утро это был мир птиц, и воробьиные вибрации меня раздражали. Большой, по местным меркам, магазин - закрытый. Асфальтированная площадка перед ним, много мусора, перевернутая урна. Еще один магазин рядом. Два продуктовых магазина подряд - большой шик. Наконец, несколько автоматов под навесом, но обманули меня не с первого захода. Автомат сети "Желтый народ" работал исправно, в нем я купил типовой товар данной сети, а именно - одноразовый пакет с пластиковой курткой, и это было весьма актуально для столь туманной погоды. Я плачу с резервного счета, который зарегистрирован на имя Солуяна Михаила. Это счет для мелких покупок, и потому, к нему не привязана проверка отпечатков пальцев, и это - один из способов монетизации моих услуг, и далеко не все бы согласились бить общую сумму по отдельным мелким, но именно я согласился. Все дело в моих небольших запросах.
   Куртка была большевата, но, так как я уже порядком замерз и зубы мои стучали, это, как говорится, была тема. А вот в следующем автомате меня обманули. Деньги были списаны, но горячий чай с булочкой я не получил. Жаловаться при отсутствии людей было некому, а оформлять электронную жалобу я не собирался.
   Я шел по дороге без мыслей. Техника разовой пустоты очень хороша. Вместо Веданты занял хороший аудио концерт. Уже за поворотом начинался следующий поселок, и тут вообще было непонятно - это один и тот же населенный пункт или разные.
   Киоск без надписей. Еще один киоск, "Овощи". Отделение "Почта России". Еще один автомат? Что ж, еще одна попытка. На сей раз все прошло без эксцессов, и я получил баночный чай и булочку "Бологое" - крайне резиновую, и, теоретически, съедобную.
   В километре виднелся и еще поселок
   Я спортсмен?
   Да, я много хожу пешком.
   Я уже представил себе свой рассказ о посещенных местах.
   -А как они живут? - спросила бы меня, скажем, Екатерина II.
   -Они?
   -Да. Скажи, ведь ты их видел. ОНИ! ОНИ!
   -Да. И вот, пройдя мимо двух параллельно стоящих автоматических магазинов, я их увидел. Это была группа ничего не занятых тел.
   -Тел?
   -Именно. А как бы это я еще выразил?
   -Может быть, они - и есть имаджинеры?
   -Иваны?
   -Да.
   -Я, возможно.... Нет, не я - возможно.... Возможно. Вот. Возможно, ведь я читал множество материалов о таинственных деревнях, где собираются настоящие кланы аутпутов. Как ты думаешь? Может быть, это шанс?
   -Это реал?
   -Не знаю. Я не могу сказать в точности - где это происходит. На самом деле или нет. То есть, нет. Это происходит. Ведь я существую. Я это вижу.
   -Ну, а-е...
   -Я вижу, я говорю.
   -Значит, видишь...
   -Я вижу нот энерджи хай.
   -И что на счет евро-баллов?
   -Нет.
   -А амеро?
   -Нет. Но.
   Но это бы она сказала. Я, меж тем, подбираясь к следующему блоку домов, а, может быть, и отдельно лежащему среди земли поселка, уже видел, что жизни начиналась. По улице проехала машина. Несколько раз я видел людей во дворах. Солнце, выскочив из небытия, обеспечивало миру получение световых дивидендов.
   Между тем, возле следующего магазина, прямо на земле, сидело три мужика на корточках, курили и плевали перед собой, и сигареты были без фильтра. И я даже как-то и не подумал о лицензии. Мало ли. Откуда мне знать, как тут живут? Чем платят? Какая валюта? Кому платят? Платят ли? Или у них некая иная система исчисления, и на голове растут рога? Ведь может быть и такое. Я слышал историю про русских моряков, приплывших в Норвегию. Наши дни, в принципе. И Норвежцы, увидев русских в баре, на полном серьезе искали на головах у русских рога. Это было время пропаганды. Но ведь и мы, московские европейцы, те, у которых кто-то там ищет рога, ищем рога у иванов. Это - карусель. Впрочем, это не тема для Веданты_S, хотя Катя, она бы купилась. Москва. В Москве не все - европейцы. Чтобы быть европейцем, надо себя перестроить, надо жить иначе, надо мыслить через трансферинг сознания.
   Работать.
   Зарабатывать.
   Быть успешным.
   Успешный человек не ищут удачу, он ее творит. Один из его главных лозунгов: "Мы всего добились сами". (Правда, это - основной девиз детей миллионеров, у которых все было сразу).
   Автоматически я вошел в магазин и там постоял, как столб. Продавца за кассой не было. Поначалу, правда, что-то виднелось продавцеообразное. Но касса была полуавтоматической, и пару-тройку аутпутных покупателей это устраивало. Да, с точки зрения современного москвича это было quite a зрелище. Впрочем, оно и в Московии далеко не все одеты так уж современно. Где-нибудь на окраинах, среди бетонных зубьев рта спального района - там вы и не такие магазины найдете.
   -Шо, смари, не кричи, - сказал высокий, стручкообразный парень своей подруге, девушке современной, но замазанной.
   -Шо?
   -Не видишь, что ли?
   -А.
   -Га!
   Тут мне вдруг показалось, что речь обо мне, или не обо мне, а о, например, рекламе, что транслировалась прямо в глаз. Но это недоказуемо. Это когда-нибудь в будущем нам будут известны такие вещи. Да и то, не нам, а - ИМ. Тем, кто будет владеть всем этим.
   -Смари, а кто это?
   -Чаго?
   -Эта к кому понаехали-та?
   -Да чо ты пальцем тычешь-та?
   -А чо ты-та.
   -Смари.
   -Смари.
   -Ну и смарю-та.
-А чо так широко смотришь-та?
   -А чо, узко смареть-та?
   -Узко смари. Просто смари-та.
   -А ты чего зыришь-та?
   -За словами следи.
   -Сма-ри.
   Вот точно так можно было смотреть на кого угодно, например, на высадившихся инопланетян. Типа, Вань, посмотри, Вань, у них - узкие глаза и плоские лица. Смари, Вань, что-то чужерождное. Откуда оно? Нарушение целостности. Пришествие. Высадка.
   Это ужасно. Об этом надо рассказать людям на Веданте, но не сейчас.
Я прошел дальше по ряду. Это было жестокое зрелище - допотопный, hand-take супермаркет, с массой совершенно дешевых, совершенно хреновых продуктов. Это вот теперь, если задуматься - вот теперь все и подтверждается. Да. Это когда говорят, что так и есть, а мы не верим. Мы ведь живем в Европе. Это Европа считает, что мы не живем в Европе. Но мы считаем - что живём, а они - что нет. А в Китае ничего не думают, они просто живут. А мы - мы европейца. А иваны - у них, должно быть, своя градация. Если ты живёшь в селе покрупнее - ты не иван, а вот рядом - хуторок, так вот мы - европейцы, а они - нет, а в городе - там живут господа. Жители большого села по сравнению с жителями малого - парижане.
   Но мы сами считаем, как нам решать. Все, что за пределами Московии есть село и деревня. И всякое рассказывают. А откуда бы еще взялись все эти разговоры про дешевую пищу, от которой портится и фигура, и кожа, и состав мозгов. Ведь мы с Таней, мы тоже не то, чтобы очень дорого питались. Однако, ничего разрушительного с нами не происходит. Ни кожа толще не стала толще, ни лицо увеличилось (ряха разъелась), да и с фигурой все в порядке. Но всего этого ассортимента я никогда не видел, и было очевидно, что я попал в какую-то другую страну, о которой смотрел лишь в фильмах.
   Вот, например, сериал "Деревенская жизнь". Наивный доктор ищет свою любовь, и в течение всех 200-х серий происходит какая-та сельская чехарда. А вот - целая полка искусственного мяса, при чем - по какой-то весьма заоблачной цене. Мне кажется, любое пластиковое мясо у нас, в Москве, стоит, как минимум, раза в два дешевле. При чем, я хорошо разбираюсь в продуктах. Не то, чтобы кредо - продукты знать. Но это так. Вообще, производителей не так уж много. Во всяком случае, наших, отечественных - их можно пересчитать по пальцам. А вот импорт - его толком не угадаешь, ведь упаковщик может быть нашим, а сырье - еще чье-нибудь. Но это ладно.
   -Девушка, сахарозное пиво как? - спросил я у продавщицы, когда ту все же угораздило появиться у кассы. - Это - серия "Витамин"?
   -А? - спросила она.
   Она была ничего. Рыжая, молодая, нетронутая какая-та. Мой независимый взгляд, возможно, выражал невиданные глубины сути. Она была всем и ничем. Но на женщину вообще нужен свежий взгляд.
   -Я говорю, сахароза у вас как пиво идет, или как что?
   Она усмехнулась, но взгляд ее на мне не задержался, и, отвернувшись, она чем-то занялась, но, очнувшись через полминуты, сообщила:
   - Так.
   Как тут вам пояснить? В некоторых регионах РФ, во всяком случае, так говорят, алкоголь вообще запрещен - тогда люди едут в соседние населенные пункты, но, возвращаясь домой, рискуют попасть в засаду. Кто сказал? Да пролазьте по всей сети и ничего не найдете, потому что данная тема - вроде как заподло. Вроде как, кому какое дело, что происходит в Мухосранске? Если вам не нравятся условия жизни в Мухосранске, то кто виноват, что вы там живете?
   OFF-ON-перезагрузка, выйди из тени, достигни успеха в Москве!
   Помни о революции 90х? А, вы даже не знаете, что она была? Я тоже был не в курсе, но, узнав о ней от Су, нашел соответствующие материалы.
   Серия "Витамин" может продаваться либо с часу до трех, либо при наличии спортивной лицензии, которая у меня есть, потому что так было задумано.
   Есть закон о напитках. Если ты идешь по улице и у тебя что-то в руках, сотрудники полиции могут задержать тебя без разбора, а уже потом выяснять - ты пьешь лимонад, тоник или спиртное. Но с появлением разрешенной линейки синтетиков всё стало сложнее. Закон есть, но его никто не выполняет. Народ снова стал расслабляться в парках, в береговых зонах. Депутаты не на шутку задымили головами. Нет, скоро точно примут какой-нибудь закон, синтетическое пиво поднимется в цене раза в два, три, а потом введут запреты. Это всегда так.
Я купил пластиковую 0.38 л., вышел из магазина, и вот здесь, конечно же, меня с ног до головы осмотрели представители местного населения. Я же, не опасаясь ничего и никого, открутил крышку и пил медленно, мерно. Мне нужно было найти гостиницу (если она тут имела место).
   В свой расчет я также включил такую вещь, как местные условия. Кругом есть видеокамеры. Начиная от квартиры, кончая безлюдных трасс. Где бы ты ни шел, тебя найдут. Но в таких местах ныне - и очень часто - свой местный колорит, замешанный на отношениях князя и крестьян, и потому - мужики не зря курят на улице. Сто процентов, ложили они на федеральный закон. Князь сказал можно - значит - можно. И - верно. Регионы ныне самостоятельны. Россия - современный мир - от Архангельска на севере до Сочинской зоны на юге, и до Урала, до самой Китайской Сибири на востоке. Это достаточно большая страна с демократическими устоями.
   Виталик утверждал, что существуют места, где 80% работоспособного населения работает в ментовке, и все это последствия международного кризиса цен на чистый воздух. Чужой человек, попав в такое место, сразу же вызывает подозрения. Но чего только не рассказывают.
  
  
  
  
  
А на трассе - да. Каждый километр - наряд. Прячутся по кустам, иногда делают провокации - ставят знак ограничения скорости. При чем, сейчас научились ставить интерактивные знаки - едешь ты, а знак - пустой. А как остановят тебя, то показывают - а на знаке - 40.
Стоят, скорость мерят, чтобы 90 ехали. Ну местами можно и 120, а был раздел дороги - вот едешь, едешь, тут смотришь - шлагбаум - выезд на скоростную автостраду, и денежка снимается со счета. Но ладно бы - проехал, и снялась. Так нет. Останавливают тебя. Смотрят, что везешь. Проверяют все данные в твоих электронных документах. И - выезжаешь - можно ехать 400 км/час, и это - отрезок той же самой дороги, а через 30 километров он заканчивается, и вновь - то 90, то 120, и уже денежка не снимается. Зато сделано так, что ты не можешь определить, когда нужно скорость сбросить, и тут -то тебя и ловят. А населенный пункт назывался Грачи. И я тебе скажу, Саша, это еще видеть надо. В городе не было ни одного магазина! Ни одного! Зато ментовка, я тебе скажу, что надо. Наверное, все люди, что живут в Грачах, они все работают в ментовке. Вот если в тех посёлках половина в ментовке работала, то тут - все, повально все. Даже животные домашние - и те менты.
   Виталик - мастак понакручивать.
   -Пойми, - говорил он как-то, - то, что показывают в американских триллерах, это детский сад и вообще, это провокация, так как это выдумка. А где-нибудь в Грачах такая жизнь! Там даже закон свой. Выходишь на улицу, а местный глава администрации установил платный проход по улице. Начинаешь выяснять - а в чем дело? А почему? А кто разрешил. Тебя тут же ловят и начинают проверять на алкоголь. Находят, разумеется, какое-то доли промиля - мы же немного с бодуна, хотя и то ли вчера это было, то ли позавчера. Начинают катать - "так-так-так-так-так-так", где были вчера. А где позавчера? Давайте проверять документы. Биографию. Сначала нахрапом пытаются узнать твой пароль в сети, чтобы там покопаться, чем-то аргументируя. Говорят, так двух лохов поймали - они по тупости своей раскололись, а в сети нашли какие-то нехорошие записи в микроблогах, и давай ребят дальше катать - сколько заплатишь? Если денег нет, то займи. У кого можешь занять? У мамы есть? У бабушки? А ну, давай звони бабушке, пусть денег даёт.
   А что теперь делать? Спортивный аккаунт, или - аккаунт Вити Окорока - все это может идти мне в помощь, и еще - великие дело - автоблокировка, потому что ты никогда не знаешь, кто и где тебя вдруг захочет проверить. Обратный отклик от портов. Вход выполнен без предъявления отпечатков пальцев? Нет, с этим все хорошо, данные надежно докручены. Безконтроллинг идет лесом. Автомат сети "Желтый народ" в полном порядке. А вот, и выдача стерилизованных булочек, и здесь вроде бы все в порядке. И слышится поодаль:
   - Так это.
   - Да чего, это. Я же сам видел.
   - В натуре.
   - Да чего в натуре?
   - Да на лицо вроде он. Ты, да по ништяку придумали.
   - А во сколько летел?
   - Кто там летел? - женский голос.
   - Да кто. Хрен мой.
   - Ты нормально можешь отвечать.
   - Да я ж тебе говорю. И с яйцами.
   - Пушкин, кто.
   - А.И что? Как он?
   - Нормальный. Вот такой. На пол неба.
   А вот и загрузка навигации, метод чистого получения данных, так-так. Вот наша гостиница, все верно - гостиницы сейчас есть везде, и, как минимум, это будет "Русский модуль" или "Дядя Ваня" - блочные конструкции, которые далеко не всегда работают автоматически, потому что не везде умеют работать с автоматами.
   Чужак! Чужак! Внимание, дангер! Чужой!
   Впрочем, все зависит от близости трассы и прочих условностей. Возможно, Виталик неплохо ориентировался в аутпутских стилях, но для меня все это было впервые.
   Код проверки.
   Ответ.
   Зачем еще два кода?
   Пожалуйста.
   Контроль является базовой вещью в нашей работе, и об эксцессах, при условии, что такие возникнут, в нашей сети должны узнать вовремя, а потому, периодически проводится сверка. Чаще всего она носит более прозрачный характер.
   Лист не понимает провинции. Возможно, Листа сейчас нет, потому в освобожденной душе остались лишь пар пустоты и тень Пушкина. Хорошего кофе тут тоже нет, а потому, остатки вынужденной бессонницы сначала кусковаты, нелепы, но очень скоро они дают о себе знать. Магазин торговой сети "Омбудсмен" - о чудо, в этом мире есть жизнь.
   Хотя местный филиал имел весьма скромные размеры, я вошел и сделал кружок по торговым рядам. Виталик, ау. Ни разу не слышал от тебя, что "Омбудсмены" забрались так далеко, и выглядят они вполне нормально, и тут есть все, чему положено быть, и, очевидно, все виды скидок и, возможно, товары по бесплатным акциям. И дело не в том, что кот Тони Емельянова умер, покушав этих продуктов - здесь есть все, чтобы не забывать о том, что земля вращается вокруг своей оси.
   Выйдя из магазина, я пошел дальше. Хотя уже теперь было ясно, что делать мне в этом населенном пункте абсолютно нечего, и надо идти назад, на железную дорогу и ждать там поезда. Ноги ж сами несли меня по, так сказать, shopping-street, и, следующим на очереди, был еще один магазин, назначение которого было непонятным - в нем продавалось все и ничего.
   -Здравствуйте, - произнес я.
И, вместе с этим, ко мне пришло ощущение, что, вот сейчас, откуда-то из самой глубины, вынырнет некий механизм и побежит мне навстречу, кинется на шею и начнет что-нибудь продавать, продавать....
   Рай продаж!
   Нет, не удивляйтесь, большие автоматические магазины именно такие. Их покупают целиком, они работают без вмешательства человека. Сами формируют заявки, сами следят за порядком, раскладывают товары по полкам. Внутри таких, с позволения сказать, мест, ходит какая-та штуковина - то на ножках маленьких, то на колёсиках. Точно такие же бродят по платформам метрополитена, стараясь навязать тебе какую-нибудь невероятную ненужность.
   -Итак! - кричит какая-нибудь железячка. - Покупка уже совершилась! Вам осталось... Вам осталось... Вам... Всего лишь... Итак, итак! Итак, нажмите кнопку... Вы уже практически купили.... Оно уже ваше, смотрите.... Последнее движение! Итак!
   Вместо назойливого механизма из темноты, что образовалась между полок, вышла девушка с зелеными веками и красными бровями. Точь-в-точь - героиня сериала "Мент-гуманист в деревне".
   -А? - спросила она и выплюнула семечку.
   И так, мы смотрели друг другу в глаза.
   Наверное, она училась где-то в городе, (может - выгнали, кто ж знает) раз чужак не вызвал в ней никаких эмоций. Или - как говорят - понты мешают выходу букв наружу.
   Я моргнул, но ничего не сказал. Нет, я не ироничный человек. Я слишком привязан к своей технике мысли. Я отвернул взгляд, чтобы осмотреть товары.
   -Ая? - обратилась она (провинциально так - вот бы весь экшен на Веданту то потранслировать, это б топ был, я бы первым был, first, хо-хо).
-Смотрю, что у вас тут есть, - ответил я.
   -У нас много, что есть, - ответила она, - Ваха Гамлетович вчера лично доставку контролировал. Привезли практически всё. У нас - лучший магазин.
   -А, - ответил я вяло, - а покупают что-нибудь?
   -Да, - ответила она уверенно.
   Я слышал, что у людей в таких местах денег нет вообще - все съедает коммуналка, остается на хлеб. Крупу есть после мирового кризиса круп перестали. Остается вопрос - если у человека нет денег купить товар, то зачем товары продавать? Это же выгодно производителю. Может, тут причина в чем-то другом?
   Было непонятно, что к чему. Да и, если уж на чистоту, постоянное общение с Ведантой (да и любой другой системой) в достаточной степени расхолаживает сознание, и бывают дни, когда ты совершенно не принимаешь реальность.
Вот как теперь. Никакого самоконтроля, никакого. Никакого осознания своего места в текущей системе координат. Ты - просто некая точка, а все внутренние механизмы вдруг решили взять выходной. Современный человек есть синтетик. А правы те, кто говорят, что прошлого не вернуть, и что человек навсегда останется таким - его внутренняя природа уже изменилась. В нее вторглись цифровые технологии, и это - навсегда.
   И никогда уже не будет ни натуральной пиши, ни лесов, ни полей, а лишь - искусственные парки, клонированные животные, орбитальные полеты для тех, кто всего достиг - и - бесконечная вселенная сетей.
   -Есть новые усыпляющие шумы, - проговорила странная продавщица, - все самое последнее. Вы откуда-то к нам приехали?
   -Да, - ответил я вяло, - а какой райт у шумов?
   -7.8.
   -Нормально. Неплохо живете.
   -А у вас тоже такой?
   -Да. Давно. Я шумами не пользуюсь. Я бутылочку пива на ночь выпиваю, и лучше всяких шумов.
   -А... я вижу, что вы любите пиво.
   -А что еще у вас есть?
   -А вот - смотрите. Многое, что из одежды. Нужно что-нибудь? Шмотка кул. Мы самую последнюю привозим, с лучших складов.
   Она сверкнула своими глазами, и я увидел характерный налет - это говорило о видео. Она одновременно что-то смотрела и одновременно говорила со мной. Это фигово, но все так делают. А уж молодежь, та давно отказалась от реальности. Найдите сейчас кого-нибудь - парня, девушку, чтобы книжки читали? Нет, они читают их. То есть нет, книжки и журналы читают старики - у многих из них большие проблемы с культивированием контроллеров, и они живут с лайт-симуляторами - минимум рекламы, минимум шума, лишь встроенные номера, паспорт и прочие гаджеты. Но, если честно, вот так было в первый раз - чтобы я увидел, что и за пределами Московии люди также живут not here (так принято говорить).
   -Чем интересуетесь? - спросил я.
   -Series. Инт-хорсинг. Джон Клейтон. А вам нравится?
   -Что?
   -Ну, Клейтон?
   -А сейчас что смотрите?
   -Туман.
   -Я смотрел.
   -Кукурузно, да?
   -Да, кукурузно.
   -А вы?
   -Веданта. Знаете?
   -Нет. Только слово такое красивое.
   -А вот это что?
   -Плакаты.
   -И что, кто-то берет?
   -А они обязательны.
   -Гм. Это как?
   -А вы что, не в курсе?
   - Нет. В первый раз слышу.
   -Скоро же будет акция, да?
   -А, вы о Пушкине?
   -Ну да.
   -А. Знаете, я как-то забыл. Постоянно реклама мельтешит.
   -Да вы что так? Это же Пушкин. Наше все.
   -Да уже приелось.
   -А вы плакат уже купили?
   -Так зачем же он мне?
   -Странно. У нас тут был полный магазин. Но по закону ведь все обязаны в обязательном порядке приобрести набор плакатов "Пушкин - наше все" и повесить у себя дома. Плюс, Ваха Гамлетович обязал всех жителей Дубов купить полное собрание сочинений Пушкина на бумаге.
   - Ага, Дубы, - подумал я.
   - Ваха Гамлетович? - не понял я. - А это кто?
   -Это князь наш. Хозяин.
   -А... Как так обязал?
   -Ну, так и обязал.
   -Странно. Очень странно.
   -А вы откуда?
   -Из Москвы.
   -Курурузно!
   -Да, кукурузно. Скажите, а как это - с плакатами-то? Это кто вам сказал, что такой закон есть? - спросил я.
   -Ну, администрация?
   - Ваха Гамлетович? - не понял я.
   -И он. Он сказал. А распоряжение пришло из района.
   -Да. Кукурузно. А как вас зовут?
   -Надин.
   -Надя, значит?
   -Да.
   Вот, подумал я. Вот где бы был репортаж. Худрайзинг бы расцеловал меня, и мы бы целый год еще терли об этом. Некие Дубы. Ядро России. И вот, в честь трехсотлетия со дня рождения Пушкина тут выясняется, что существуют некие законы, которые больше нигде не существуют. Ну и потом, ранг князя - это, все же, игра в фантики, не оговоренная нигде. Хотя нет, где-то в законодательстве это уже есть. Но это не важно. Это - все равно фантики. Хоть объяви себя царем, главное в твоем статусе - эти финансы и лицензии. Впрочем.... Впрочем, это же не Московия. Правильно. У них тут могут быть и свои законы. Это Виталик об этом хорошо знает. Он плотно с провинцией работает.
   -Вот были, мы, брат в Элисте, понял? - рассказывал он как-то.
   Это было все в тот же приезд его год назад.
   -Ну да.
   -Короче, там едешь по дороге и ничего не думаешь. Едешь прямо по Элисте. И вот, центральная улица упирается в двойную сплошную. Местные это знают и вообще там не ездят. Потому что не пересечь ее нельзя. Нужно просто там не ехать. Но нормальному же человеку это просто не придет в голову. И он едет. И, естественно, сразу же после этого участка стоят менты, а далее, через 100 метров, и они там сделали загон для проштрафившихся. Заезжаешь туда, стоишь, ждешь, как очередь на выезд подоспеет. Ну и, платишь, и выезжаешь. Это, брат, тебе не Москва и уж ни Европа, ни Азия. Это, брат... Это столетиями, брат. Говорят, что скоро все изменится, так как идут реформы. Но я тебе скажу - нет, брат. Сто лет назад было то же самое. Уже сто, двести лет. Триста лет. Это что-то другое, брат. Надо просто жить. Жить, и всё. Больше не может быть никаких вопросов. Это что-то вот тут. В коробке, в сером веществе. Это - кто кого, брат. Пойми. Это принцип наш - кто - кого. Больше нет никакого смысла.
   -А кем вы работаете? - спросила Надин.
   Отсвет в ее глазах пропал. Очевидно, она выключила транслятор и общалась только с одним миром. Возможно, она замечала меня лишь на 11%.
   -Тикет-менеджер.
   -Кукурузно!
   -Да. Точно, - проговорил я, - обычная себе работа. Что в ней кукурузного?
Честно говоря, ничего не знаю на счет эпитета "кукурузно", ибо это достаточно старое междометие, и было оно популярно еще лет 20 назад. Однако в последнее время это словечко вновь вошло в употребление, и пару раз я даже слышал его на TV. Это я к тому, что говорить так - не заподло вовсе, и это не есть показатель колхозности и безграмотности.
   -А у вас большая компания?
   -Да, - ответил я, - достаточно большая. А вы кем хотите стать?
   -Не знаю. Я бы тоже куда-нибудь поехала.
   -Едьте.
   -Думаете, Ваха Гамлетович разрешит?
   -То есть, - удивился я, - он что - ваш отец?
   -Гм.... Отец. Он тут всем отец. Он тут самый главный.
   -Ну.... Не знаю. Не знаю, Надя. Я тут проездом. Что я могу сказать? Наверное, ничего. У вас тут, должно быть, агрофирма какая-то? Верно?
   -Нет. Просто.
   -Понятно. То есть, ничего не понятно. С какой стати вы все купили плакаты?
   -Как с какой? А у вас что, такого нет?
   -Нет, конечно.
   -Ну, у вас же там, в Московии, свои законы.
   -Наверное, - я развел руками.
   Тут я ощутил вызов. Я даже и не сориентировался сразу. Ни один из индикаторов не мигал. И вообще, встроенный в роговицу глаза монитор был пуст, и моему зрению ничего не мешало. Тем не менее, это был шум, о котором я знал, но о котором мог сказать - и знал, и не знал. Но это было именно то, о чем когда-то говорил Кореец, и что в достаточной мере я отработал. Мне кажется, я чрезмерно отвлекся, потому как пропустил целый ряд фраз со стороны молодой продавщицы, которые закончились репликой:
   -...я вот тоже мечтаю...
   -Ага, - я ответил радостно, как будто и правда, было чему радоваться.
Я бы еще добавил "кукурузно", но сосредоточение уже владело мной. Сигнал ерзал, словно ершик внутри бутылки. Он искал царапины и трещины, чтобы пустить внутрь них чистящую жидкость, и мне срочно была необходима политика умолчания. Именно так это и называется.
   -А миниролики есть у вас? - спросил я, стараясь держаться как можно более спокойно.
   -Какие именно? Есть "able", есть DX, и даже VCHT остались.
   -О, как хорошо. А откуда у вас такой раритет?
   -Раритет?
   -VCHT?
   -Да у нас многие пользуются.
   -Нет, вы не подумайте. Я ничего такого не думаю. Я просто сам люблю формат VCHT.
   -О, правда? А я думала, в Москве все уже давно перешли на DX-2.
-Ну, это слишком модно. Даже для меня. Тем более, бытует мнение, что у DX-2 звук слишком скошен и не держит средние частоты. Они у него постоянно задраны вверх, как ни регулируй.
   -Не знаю. У нас DX-2 еще, правда, не было. Но у одно парня есть DX. Очень здорово звучит.
   Вот сейчас он, кажется, нашел одно единственное слабое место и стоит, выжидает. Это называется автоперебор. Такое неслышное, но ощутимое чем-то еще, движение. Вот теперь понятно, что все вещи в мире имеют причины и следствия. Это - подбор пароля от моего персонального паспорта, вшитого в контроллер. Нет, это не просто. (Кто ж говорил, что это - просто?). Но что будет, если пароль все же будет подобран? У меня есть еще бумажный паспорт. Есть диск-паспорт и чип-паспорт. Но кому они будут нужны, если, например, я пропаду без вести? Именно об этом я когда-то думал, анализируя жизненный путь тех торговцев Листом, которые исчезли без следа. Конечно, вариант у) убийство - он самый простой, но, поверьте мне - мало человека убить. Из его мозга еще надо вынуть управляющее-развлекательный механизм, а вот на это нужна специальная лицензия. Никто за просто так сделать этого не может. Вот если я, вот сейчас, пойду и убью человека, что будет? Он умрет. И, в случае, если кто-нибудь подаст запрос о его пропаже, будет произведено глобальное сканирование. При чем, если человек находится где-нибудь в Антарктиде, его все равно обнаружат. Параллельно, скрытое сканирование ведется со спутника. После смерти контроллер держит питание несколько лет.... На счет того, чтобы сбросить в море - да, прокатит. Но тут нужно море. А вот если в реку, то не пойдет. Из реки сигналы проходят очень даже хорошо. Если засунуть в специальную камеру - то тоже прокатит. Но, опять же, это не такая уж нетривиальная задача - взять и засунуть человека в специальную камеру. Большинство же преступлений происходит на бытовой почве, а простому гражданину - куда уж ему до камер или морских глубин. Зато, я не раз слышал про перешивку паспорта.
   Какова цель? Любая. От уничтожения твоей личности до попадания в рабство. Конечно, и то, и другое, является предположением. То есть, из оперы типа: слышал, но сам не видел. Тем не менее, не смотря на то, что теоретически взломать брейн-контроллер невозможно, подобная версия вполне правдоподобна. И именно об этом как-то заикнулся Китаец. Сейчас бы напрячься, прояснить память и вспомнить все, что он там говорил.
   -А что на VCHT есть? - спросил я.
   -Практически все.
   -Вот здорово.
   Я улыбнулся. У меня в глазах даже возникла некая сцена совокупления. Говорят, что это нормально. Все люди думают о совокуплении. До тех пор, пока к ним не приходит импотенция.
   Я вздохнул и на мгновение закрыл глаза. Сейчас - банальный перегруз кэша. И на фоне его - неправильное обращение к памяти. Сейчас вы у меня посмотрите. Интересно, как это? Со спутника? Тогда - валить надо, и чем быстрее, тем лучше.
   -А 40-е годы есть? - спросил я.
   -40-е. Ну, спросите еще.
   -Нет?
   -Ну, это в терминал надо обращаться.
   -А, точно. А я знаете, как пополняю. Мимо терминала еду когда, включаю скачку. Это быстрый режим с поиском ближайших точек - штука очень удобная, практически без вмешательства в управление.
   -Дорого?
   -Ну, от зоны зависит.
   -А говорят, это вредно для здоровья.
   -Это старый интерфейс был вреден.
   -А...
   Щелчки усилились, и где-то в боковом зрении поплыли алерты, не знаю, от чего. Но, скорее всего, я успевал. Но я и не мог заставить себя поверить в обратное. В этом случае мне что, покончить жизнь самоубийством? Слева вдруг выплыло синее окно, и там заморгал какой-то ролик, выдернутый из неизвестно какого пространства. Вот это было вследствие ошибки обращения к пространству имен. Это была моя работа. А вот то, что происходило до этого...
   Я нажал на кнопку данных и вывел на монитор данные паспорта. Да нет, нормально все. Не успели, значит.
   -Смотрите что-то? - спросила Надя.
   -Давайте ролики посмотрим.
   А синее окно меж тем увеличилось, разрослось, и там во всю ширь и высоту появился бородатый мужчина, который что-то говорил. Я увеличил громкость.
   "...я против закона на нумерацию органов. Теоретически, каждый наш орган и так пронумерован, но, при желании, мы можем не ставить номера. Тем не менее, на июльской сессии государственной думы были поставлены два вопроса: нумерация органов и обязательная "пушкинская прошивка". Я ничего не имею против последней практики. Так, с момента активации, каждый человек получит возможность знать наизусть все стихи Александра Сергеевича Пушкина, не прибегая к заучиванию или чтению. Но в чем смысл нумерации предметов? Меня зовут Иван Ивах. Я против налога на воздух, налога на тротуары, на обязательную оплату штампа о московской регистрации, я против нумерации сердца. Совсем недавно, к своему изумлению, я узнал, что в российской провинции, в частности, Новосибирск, Псков, Новгород, закон о приобретении княжеского звания уже давно приобрел новое звучание. У местной знати есть свои поместья, и там работают крестьяне. При чем, нам так и не удалось выяснить, что же это за крестьяне, и какие у них паспорта? А не выяснится ли при проверке, что эти люди - все они из числа тех, кто, например, пропал без вести при так называемом наводнении в Ростовской области, и у всех у них - имена, не значащиеся в реестре..."
   -Может, это мне чудиться? - спросил я сам у себя.
   Ведь бывает же такое - является одно нечто из глубин другого нечто. Ты разводишь в руки, не в силах его определить. Это словно ангел на небе, единственно - что он - ни белый, ни черный, а какой-то еще - цвет его смешан. Это синтетика.
   -Что? - не поняла Надин.
   Тут она в мгновение ока изменилась в лице. Я даже сморщился, не понимая. Она же сделала реверанс, и я обернулся.
   -Здравствуйте, Ваха Гамлетович! - пропела молодая продавщица.
Я повернулся. Голова уже не на шутку шумела, а вместо некоего Ивана Иваха полным ходом неслись рекламные ролики.
   ".....итак, Артол Сонин, известнейший русский писатель, автор более, чем 40 книг, 12-й номер в рейтинге "Культура". Вот, что он думает о предстоящем чуде:
   -Иду я недавно по Мадриду...
   -ОК! ОИ! ОУ! ОА! В Мадриде читают Пушкина?
   - Си.
   А вот, и Иван Чечебуинн. Иван, скажите:
   -Я сидел в кафе в самом центре Парижа, я размышлял, опыляясь воздухом.
   Алла Минакова, 2- место в рейтинге современных русских классиков:
   -Сегодня у меня встреча с Великим Князем Шереметьевым в Буэнос-Айресе...
   Бородатый антипрошивщик, он, видимо, вынырнул из какой-нибудь хакерской Веданты. Удивительно, что они еще существуют. Нет, скорее всего, это - такой трюк. В твой эфир врывается революционный спич, и, если ты отзываешься, то утром к тебе приезжает полиция. Это типа контрольной закупки. Ты вроде как не продавец, но тебя насильно раскрутили. А иначе - откуда бы этому взяться?
   Ваха Гамлетович был мужчина хоть куда - немолодой, но пышущий здоровьем, с огромным выпирающим вперед животом и лицом а-ля "Я-Македонский-взял-Азию". Было очевидно, что он - хозяин жизни местной, настроенной на свою волну, со всеми расставленными точками. Я знаю такие лица. В Москве, надо сказать, народ попроще. Хотя, конечно же, я знаю множество примеров. Но все это - также из другой оперы. Оперы. Может, и оперетты, а то и из балета.
   У него были какие-то просто замечательные полосатые штаны, белая рубашка, кожаная жилетка, и повсюду блестело. То тут, то там, замечались всякие разные украшения. На правой его руке было четыре перстня, на левой - побольше, чем пальцев.
   Следом же за Вахой Гамлетовичем шла делегация - двое подкаченных ребят, и одно нечто - ибо иначе нельзя и было выразиться, и нечто держало в руках какой-то просто космический лаптоп - я уж точно таких никогда не видел. Постиндустриальный андроген откровенно диссонировал с местной обстановкой, и во всем это должен был наличествовать хоть какой-нибудь здравый смысл.
   Я встретил все эти глаза безо всяких эмоций. Слева у меня шло интервью с писателями, справа - телешоу, по центру висел мой паспорт, и все это сопровождалось недюжинными шумами. Ваха Гамлетович щелкал пальцами. Радужная оболочка его глаз была чистой. Они ничего никуда не смотрели - глаза эти. Возможно, он вообще ничего не видел в реальном мире. (Ну, или в данный момент, его интересовал я).
   Мы молча смотрели друг на друга, а парень с космическим лаптопом чего-то там выкручивался, но, видимо, не получалось - он потел.
   -Всегда будь спокоен и никого не недооценивай, - говорил Китаец, - была история с одним полярником, которого едва не съел песец. Песец, конечно же, намного слабее, однако даже столь незначительный противник может тебя побороть. Понимание возможности особого случая очень важно для тебя. И также не забывай про то, как иногда отвратительно врет интуиция, и ты не можешь доверять самому себе. В этом случае нужно просто вспомнить про древних героев, идущих вперед через мглу и ад...
   Глаза. Лучи из глаз. Растянутое время, эмоциональная пустота, цифровая йога. Существуют ли не открытые острова в океанах лжи?
   Наконец, Ваха Гамлетович, как ни в чем ее бывало, отвел взгляд и обратился к Надин:
   -Как торговля, Наденька? Я смотрю, клиенты у нас есть.
   Он прошел мимо меня, неся перед собой живот - от того у него была урезанная походка. Парни, свита, то бишь, как-то вдруг расслабились, сделав вид, что ничего не происходит. Лишь существо-овощ, то ли парень, то ли девушка, оторвавшись от лаптопа, уставилось на меня с ненавистью. Я вышел из магазина и встал рядом с ним, и ничего тут более не происходило. Я кинул банку из-под синтетического недопива в урну, закурил, пытаясь краем глаза глянуть на монитор.
   Оператор, подумал я. Вот теперь уже все ясно. Интересно, какое был имя и фамилию они бы мне подобрали. Ванька Собакин? Емелька Щукин? Петька Парашкин? Колька Кошкин. Афанаська Безфамильный. Назавтра я б числился в их агрофирме. Дело б было сделано. Новый человек, бесплатная работа, экономия энного количества рублей в месяц, нагретое от возбуждения самолюбие.
   А что тут скажешь? Где-то в самых недрах России можно потеряться точно так же, как на дне океана. Здесь свой мир и свои законы.
   -У вас же тут есть гостиница? - спросил я.
   -Что?
   Существо вздрогнуло, но не от испуга - вернуться в наш мир из цифрового порой сложнее, чем воскреснуть после смерти.
   -Нет?
   -Что вы говорите? - он повернулся ко мне, косясь на мою сигарету.
   Ну да, конечно. Тут же тоже нельзя курить на улице. Ваха же Гамлетович тем временем завел с Надин разговор, из чего складывалось впечатление, что он - барин, а она - крестьянка. При чем - он господин, а она - рабыня, и он может воспользоваться ей по первому зову похоти. Если так, то и понятно, думалось мне. Ведь что им стоит сесть рано утром на поезд и покатить в Москву на скорости 350 км в час. Нет визы? Ух, тут весь поезд едет без виз. Каждый день там же, на вокзале, их встречает добрый дяденька мент, они платят ему за въезд в Москву, а то, что все это контролируется электронно - этого никто, как будто, не замечает. И так, отдавая процентов 60 своей зарплаты на мента и на проезд, вся эта масса умудряется еще и жить, стремиться, желать лучшего. Во всяком случае, я еще не слышал, чтобы кто-то жаловался.
   Вот-вот.
   Стало быть, Ваха Гамлетович. Так-так. Свалить бы отсюда поскорей...
   -У нас робогостиница тут есть, - вдруг пропело Оно с лаптопом, - у нас ей после сауны пользуются. Обычно - братья Богданы. Там недорого. Если вам надо, вон, сто метров прямо, и сразу же направо - сауна. Сегодня не выходной, свободные места должны быть. Бывает там много людей. Но это иногда. Наверняка, вам там понравится.
   -Хорошо.
   Безусловно, я утрировал, потому что, прежде всего, им надо было проверить, не ревизор ли я какой? Ревизор, конечно, должен прибывать со свитой, на серьезном авто или, возможно даже, на московском аэро. Никаких левых безлошадных инспекторов они в жизни не видели. Итак, Пушкин. Барину был доклад, что в магазине был чужак, а раз моя персона вызвала такие подозрения, можно сказать следующее: тут нет трассы, иначе бы они приняли меня за шатающегося по селу дальнобоя и даже не обратили внимания. Далее, в местный агрокомплекс, очевидно, уже поставлялись человеческие ресурсы - есть опыт, а потому, работа проводилась крайне оперативно.
   Двигаясь вперед, я обнаружил затрапезной здание с абсурдно гигантской вывеской "Баня Русь".
   -Ух ты, - вырвалось у меня.
   И уже потом, спустя час после того, как, оплатив через терминал, я увидел, как передо мной открываются автоматические двери, я сообразил:
   -Ведь я собирался валить... Вот. Почему же я этого не сделал? Что меня сюда понесло? Это не в моих правилах - действовать спонтанно. Если мной руководит интуиция, то она ведет себя более, чем странно. Но стоит ведь отметить - нельзя создавать вид загнанной собаки. Я человек, которому хорошо, который никуда не спешит. Я живу, и я дышу. Наш мир - большое современное пространство, а я - человек с достаточно высоким московным статусом даже для Москвы, где из века в век полным полно "понаехавших".
   Номер был не то, чтобы совсем эконом класса. Я бы даже сказал, далеко не эконом. Да и по цене... Словно это была не деревня, а какой-нибудь московский пригород. Во всяком случае, где-нибудь в европейской глуши, уж такой хост-автомат будет почти бесплатным. Он на то и рассчитан. Здесь же это стоит вполне ощутимых денег. Автоматическая гостиница!
   Я не особенно знаком с таким типом отдыха, но для нынешних мест, безусловно, это - топ-5, с проститутками, с местными олигархами, с перспективой для молодёжи. В человеческом мире - очень много миров.
   Я сходил вниз в поисках бара. Бара не было. Но на кассе оказалась толстая, недобрая, тетечка, и у нее было пивко.
   -А чего это вы приехали? - спросила она невежливо.
   -В смысле, - не понял я.
   -К кому?
   -А вам-то чего? Приехал, и приехал. Потом узнаете.
   Она нахмурилась, не понимая - злиться ей или бояться.
   -Пива-то дадите? - спросил я.
   -Пива?
   -Что, не дадите?
   -А вдруг вы из милиции или полиции?
   -А чего вам бояться. У вас, вон, Ваха Гамлетович есть.
   -И?
   -Пива, говорю, дадите?
   -Каковского?
   -Да любого?
   -Так на любое и цена разная. Жигулевское есть.
   -Ну давайте.
   -Скока?
   -Пять?
   -Ух. Може, еще и девку будет надо? Та я это быстро.
   -А там посмотрим, - ответил я, продолжая не терять бдительности.
   И так, я вернулся в номер, закрыл за собой пластиковую дверь, включил подсветку стен и лег на диван. Шум в голове не прекращался, хотя я чувствовал себя немного лучше. Откупорил пиво. Выпил одну бутылку, лег и уставился в потолок. В глазах медленно расплывались концентрические окружности, и единственным лекарством от них мог быть лишь здоровый сон. Я знаю такое состояние, и оно мне очень не нравится. Да и кому бы нравилось. Фальшивое чувство общности в человеческом стаде возникает на различных Ведантах, и, даже понимая это, я бы не решился на отказ от сознательной глупости. Об этом еще в песнях пелось. Но кому это надо? Нет, никому. Ведь каждый я - это я, а значит, ему и нужен я.
   По правому краю затараторила передача. Я переместил ее на передок. Аркадий Раннер, ведущий, светлый человек. Борис Моталкин, историк. Виктор Захаревич, историк. Анна Михайлова, актриска. И еще - люди, люди, люди. Я немного сморщился, но пиво помогало.
   Тут было важно лишь одно - корячитесь ребята, но без цифрового прорыва - у вас тут нет никаких шансов. Я - человек московский. Я тут страшнее любого вашего царька, окруженного челядью, ямщиками, половыми - кто там еще положен у него по званию... Девки? У них тоже ведь название есть.
   -Итак, итак, - сладко зачмокал Раннер, - сегодня мы поговорим о демократии, сегодня мы поговорим о современном понимании этого вопроса....
   Знаю я такие передачи. Здесь сливается все воедино, и хорошо еще, не трогают совершенно доисторические времена, но это я напрасно. Начали и Ивана Грозного. Не помните - лет десять назад это имя едва не включили в список самых успешных маньяков, но теперь курс поменялся - снова кто-то виноват, и, возможно, Нигерия. Нет, это кроме шуток, хотя сделать нигерийскую привязку не так уж просто, здесь требуется весьма острый ум.
   - Хотел ли Сталин напасть на Европу? - продолжал Раннер.
   -Я, знаете, поднимал архивы тех далеких лет, - ответил Борис Моталкин, - понимаете, в чем штука? А штука в том, что целые анналы истории в ту пору переписывались! Новая цифровая реальность позволяет нам отделить зерна от плевел. Чем был хорош Гитлер, и чем был плох Сталин.
   -Так-так, - сказал Раннер, - но почему же у Сталина не сработал его черный план?
   -Но ведь в итоге произошло нападение на Европу!
   -Да! Но силы тьмы были ослаблены.
   -А вот, давайте послушаем Савву Правдина, - обратился Раннер, - Савва. Ваше мнение, был ли шанс у Европы все таки спасти себя, или Сталин был так коварен?
   -Ну, мы знаем, что Сталин напал на Германию в 41-м. Но, видимо, этого ему показалось мало.
   -А что же, Савва?
   -Видите ли, Бог есть! Я думаю, лишь высшие силы сумели спасти наш мир в ту раннюю эпоху, в период, когда демократия еще не пришла к нам.
   -Скажите, Савва, ведь та победа Германии над Советским союзом - она предопределила дальнейший ход истории. Ведь мы помним те страшные демонические лица героев, которые просто оскалили зубы, чтобы перегрызть горло свободным людям - Покрышкин, Кожедуб, Кузнецов, черный-человек-Жуков. Но ведь вся эта адская атрибутика еще долго занимала умы восточных славян...
   Бутылка номер два. Я отхлебнул, наслаждаясь. Это был чистый напиток, без пластика, с минимум нановолокон и пивных оксидантов. Мне еще раньше говорили - в провинции много хорошего пива. Не потому, что там лучше. Просто - сила неких территориальных обстоятельств.
   -Скажите, Савва, - продолжал Раннер, - а все же, тема новая, модная. Какую роль сыграет в нашей жизни Пушкин?
   -Давайте посмотрим!
   -А всё же!
   -Пушкин жил достаточно давно, еще до нападения на Европу, что бы он сказал? Что вы думаете? Что он скажет?
   -Ну... Представьте, вы спите 200 лет. 300 лет. Это много.
   -Дайте свой прогноз, - чмокнул губами Раннер.
   - Знаете, я думаю, России нужно задуматься над проблемой тоталитарных территорий.
   -Какими же?
   -Юг. Знаете, мы не способны правильно распоряжаться с землей. Да, слава богу, что народ перестал страдать, и черноморское побережье теперь независимо и свободно. Но эти ужасные зерновые районы меня ввергают в дрожь.
-Пушкин согласиться с вами?
   -Безусловно. Ведь он - антитоталирист.
   -Да, но имя Сталина ныне не запрещено произносить всуе.
   -Я считаю, что дума правильно сделала, что исключила этот пункт из уголовного законодательства. Времени прошло слишком много. Но мы помним, мы чтим героев.
   Я откупорил еще бутылку. Пиво все ж было неплохим. Как ни странно - тут можно было продолжать удивляться. Впрочем, еще Виталик замечал:
   -Хочешь попить настоящего пива - езжай в провинцию. Там оно - что надо. Много самых разных местных сортов, и, зачастую, пиво бывает просто замечательным. Не поверишь. А вот все модные сорта - они чисто для моды. Поверь мне, брат. А пиво в понимании цивилизованного - это вода с лимонной кислотой и пивным экстрактом, куда добавили немного водки.
   -Да верю.
   -А тебе что нравиться?
   -Travaller.
   -Ну и дурак. Мочу пьешь.
   -Чего?
   -Вот возьми чисто рязанское пиво "Колосок". Ведь что за запах. Что за наслаждение!
   -Ага
   Вот сейчас я это вспомнил. Да, пиво было, что надо. Оно немного растворяло в себе время - ибо я достаточно серьезно потерялся, и это не сулило ни чем хорошим. Бдительность.
   -А сейчас... - проговори Раннер. - Сейчас, итак-итак. Итак! Мы снова поговорим о ростках былого тоталитаризма в наших душах!
   Позвонила Таня. Я придержал одно ухо ладонью, как будто это могло мне чем-то помочь, и вслушался. Ведь иногда и знакомый до боли голос может казаться зовом с планет далеких и несуществующих.
   -Сашь, у тебя все хорошо?
   -Хорошо.
   -Точно.
   -Правда хорошо?
   -А как - правда?
   -Зелено.
   -Я так и поняла. Когда перевод пришел.
   -Чего? - не понял я. - Какой такой перевод?
   -Ну ты сегодня послал.
   -Вот черт.
   -Чего?
   -Да нет, я просто ничего не посылал.
   -А ты сейчас как говоришь?
   -Я хорошо говорю.
   -Хорошо. Понятно.
   -Так ты что, шутишь?
   -Это ты шутишь?
   -Ну, я не знаю, - я почесал голову, - в принципе, у меня было заглючивание, и все могло быть. Я не знаю, как все это может совпадать. Может, и совпадает. Воля может быть сильнее всяких там сигналов, но оно само собой проявляется.
   -Странное ты что-то говоришь.
   -Надо проверить свой счет.
   -Проверь.
   -Проверяю.
   -Ну...
   -Да. Точно. Странно.
   -Ты что, пьян?
   -Нужно быть в стельку пьяным, чтобы не помнить, что ты сделал.
   -Ну...
   -Чего, ну. Ты, надеюсь, еще ничего не потратила?
   -Я иду с Машкой в "Три Кита".
   -А она - чего?
   -У нее муж тоже зарплату получил.
   -Тоже...
   -А чего не так?
   -Да все так.
   -Когда приедешь?
   -Не знаю. Сейчас, посплю и определюсь.
   -Ну ладно. Ну давай. Спи. Жду. А мы погуляем.
   -Ну давай.
   Я закрыл глаза, и мне тотчас стало что-то сниться. Кругом бушевал огонь, а помещение было каким-то маленьким, узким, будто какой-то котел для жарки специальных людей. Мне вдруг показалось, что именно так жарят уток. Непременно - уток (впрочем, если змею - то тоже будет нечто подобное. Змея еще жива, и ей жутко больно, и нее есть какое-то средство, чтобы держаться. Ее, змею, в любом случае изжарят, но у нее есть методы, чтобы держаться какие-то время).
   Методы. Это мир сейчас такой, весь на методах. Их нет, и тебя нет. А просто так жить нельзя. Вроде бы - открыл глаза - дыши. Да, но этого мало!
Я пробежал по коридору и там стоял, и дышал, и было как-то восторженно - особенная какая-та смерть. Может быть, любая смерть - особенная.
   Рядом со мной возникло несколько человек, и те, кто шли последними, закрыли за собой переборку? Что это? Подводная лодка? Нет, как будто - нет. Где-то в космосе? Или на другой планете? Марс? Луна? Склад какой-то?
Я сел на пол, сидел и ни о чем не думал. Впрочем, о чем думают во сне? Может быть, во сне - ЗНАЮТ?
   -Знаешь, какая там температура?
   -Нет.
   Я закурил. И вообще, это было странно - курить во сне. Будто бы во сне вообще не курят, и запретов нет никаких.
   -Тысячи градусов.
   -Миллионы, - проговорил он.
   Мы посмотрели друг другу в лицо. Я где-то уже видел его? Может быть.... Китаец? Но разве я его знаю?
   -От ядерных взрывов лопаются не только мозги. - произнес он.
   -Да, - ответил я.
   -И души.
   -Ага. Души.
   -Я не шучу. Иногда замедляется время. Все то, что происходит сейчас, может и не происходить.
   -Мы уже испарились?
   -Нет. Мы готовимся испариться.
   -Тогда кури, - проговорил я, - теперь мы на равных.
   -Эти секунды даны не просто так, - сказал Китаец.
   -Да, конечно, - ответил я, - сейчас я тебя понимаю. Раньше я слушал тебя, но сложно принять простые вещи, так как человек заточен под обратное.
-Нет, ничего не понимаешь. Кто-то из нас должен выжить.
-Ты шутишь?
-Ха-ха, - он засмеялся так, будто бы это был самый светлый смех во вселенной, - ты ничего не понимаешь. Кто-то должен не умереть.
   Китаец был оптимистичен, как никогда. Он был готов вступить в новую жизнь вместе с всепоглощающей плазмой.
   -Вот, смотри, - он протянул мне блестящий продолговатый предмет.
   -Что это?
   -Вот, гляди. Вынимаем иглу.
   -Укол?
   -Нет. Пункция. Здесь на одного человека. Возьмёшь пробу с себя.
   -Здорово, - ответил я.
   -Только нет гарантии, что ты обо мне вспомнишь, дружище.
   -Нет. А как я о тебе вспомню?
   -Вот верно. Не вспомнишь. А представь, что человек, которого получает из этого сгустка, будет все знать?
   -Но все равно ж - не я, - проговорил я, - вот даже сейчас. Разве это я? Может, это просто сон. Я проснусь и накачу с горла пива. Чёрт, Китаец, это всё так и есть. Тогда что же тебе надо? В чем смысл?
   -Ты прав. Не ты.
   -Так...
   -Капсула не испарится. Ее вынесет свет, и она будет подавать сигналы.
-Что ж. Только в этом нет никакого смысла. Нет, давай пробовать. Я согласен. И мне нравится курить - обычно я чего-то пугаюсь. Представь себе - постоянный страх, что тебя засекут в момент нелицензионной инициации.
   -Конечно, нет. То есть да. Ты прав. Я тебе много раз говорил об этом. И потому, я предлагаю выпить. Больше ничего не остается.
   -Ох ты. Надо же. Водка.
   -Да.
   -Ты же не пьешь, Китаец.
   -Я много лет пил. День ото дня.
   -Как же ты бросил?
   -Я и не бросал. Ну что...
   -Что...
   -Бери иглу...
   -Хорошо. Но как все это совместить?
   -Что именно?
   -То, что ты пил день ото дня?
   -Важно - с кем пить. Если ты пьешь с самим Дионисом, тебе никогда не спиться.
   Потом мы налили полные кружки, и сон поменялся. Я вышел с этой кружкой на школьную площадку и в кружке было молоко.
   -Каков ваш бизнес план? - спросил меня Федор.
   -Да не хочу я работать, - ответил я.
   С этими словами я и проснулся. И за окном уже было темно - тьма к вечеру сначала прозрачная, с налетом ранней прохладцы. Дальнейшая густота ее зависит от уличных фонарей. Ведь далеко не везде они есть. Электричество дорогое. Обязательный закон о новых типах ламп теперь не нов - а потом его никто и не спешит блюсти. Мне казалось, я знаю эти места. Центр России. Запах России. Какое-то неповторимое ощущение статики. Меняются времена и нравы, а здесь все остается тем же. Возьми я и проснись в 19-й, в 18-й век, что бы изменилось? Или, ну, хотя бы лет на 70-80 назад? Все те же холмы, тонкие ветви железнодорожного полотна, иное солнце - медленное, архаичное, словно бы угасающее в беспримерной пустоте. Запах не движения. Наверное, здесь ничто никогда не поменяется. Да и никуда не денутся эти холмы? Конечно, их можно сравнять, превратив в одну ровную площадку, но в этом нет никакого смысла. Да и теперь уж точно никто этого делать не будет. Большинство продуктов сельского хозяйства мы импортируем из развивающихся стран, и сделаны они из высокотехнологичных, пищевых, пластиков. Мясо и рыбу мы тоже закупаем. Зерно - частично, хотя новые технологии производства зерна в жидких кубах ставит нас в зависимость от тех, кто уже наладил производство Искусственную древесину мы покупаем у китайцев. Кто-то скажет, что все виды лицензионных генераторов электричества мы делаем сами, но это - не полный цикл производства, а частичная сборка.
   Все эти мысли могли пойти в лес. Я привстал. Рекламных баннеров на стенах было немного. В голове не шумело, но было как-то стеклянно - я как будто не мог перейти из одной реальности в другую. Сон еще продолжался. Если бы я закрыл глаза, то вновь бы оказался на той же площадке с чашкой молока то ли в ожидании, то ли в поисках, непонятно чего. Я видел лица, и их было много, и они плыли, плыли...
   За окном слышался шум, хлопки дверей автомобилей, демонстративный гогот, и я прислушался. Мне сразу же показалось, что говорилось обо мне. Однако, меня ничего не пугало. Я, вообще, не бесстрашный человек. Но я умею держать себя в руках. Я знаю, главное - это быть незаметным и уметь змеиться, словно тень мифического воина. Но сон еще не ушел, и я не хотел не змеиться. Я слушал со спокойствием, хотя и не то, что слушал - я улавливал некие мотивы и обрывки.
   -Гэ-гэ-гэ-гэ-гэ!
   -А где Петька?
   -Давай, езжай за козам.
   -Да по натуре!
   -В натуре?
   -В натуре, гэ-гэ-гэ!
   -Хрен в комендатуре!
   -А где крендель?
   -Да не кричи. Спит, по ходу.
   Честно говоря, мне было очень даже безразлично, что там и о ком говорят. Я прекрасно понимал, что правильное состояние духа нельзя терять. Нужно играть с самим собой. Все равно ничего не изменишь. Нужно посмотреть расписание. Поезд наверняка идет ближе к утру. Вот только странно все это - с переводом этим. Таня, наверное, уже кучу денег потратила. Это классика, конечно, с женщинами, ну да ладно. Её бытие снабжено не великим набором вещей. А всё это и есть вещизм. Магазины, шоппинг, страсть. Говорят, на первом месте стоит секс - но этот физиологический атрибут давно потерян на фоне постоянного бега за предметами. Где блестит, туда мы и бежим. И Таня - заодно.
   Я включил трансляцию и, баннеры тут же налетели, будто голодные мухи. Разогнав их строй, я вытащил на свет окно запроса и тотчас нашел расписание поездов. Так, вот оно. Вот в какие края нас занесло. Семь часов утра. Хорошо. Очень хорошо. Дубы. Так-так.
   Я откупорил пиво.
   Нет, если брать в себя в руки, надо выбрасывать вон все ощущения, все эти примеси, ненужной атмосферы. Это великий соблазн. В том, правда, случае, если у тебя в голове - не опилки, и ты можешь в достаточной степени управлять собственным сознанием. Но я же не беру в пример неотесанные, необработанные умы. Миры без мышц, без тренировки. Тут я бы даже и не взялся советовать.
Да, пиво было ничего. Внизу продолжалась суета, и я не хотел иметь ко всему этому никакого отношения. Однако, было слышно, как кто-то идет ко мне.
Впрочем, мне-то что - я не обращал внимание. Я пытался выйти на Веданту, и но что-то не выходило.
   Интересно, что это? Блокировка какая-нибудь? Нет, но это невозможно. Какие еще могут быть блокировки? Не работает Веданта? Сеть? Нет, индикатор сети есть. Что же происходит? Я как будто начинаю теряться в этом сумраке великих русских просторов.
   Дверь открылась бесшумно. Нет, я как будто знал все заранее. Подсознание? Предвидение? Автоматический анализ? Если разобраться, к этому можно подготовиться - будучи человеком, проставленным по всем пунктам. Когда всё это выведено на подсознательный уровень, руководить собой не так уж сложно.
Реальность была смешана - я отчасти оставался во сне, где Китаец продолжал давать мне указания. Нужно было определить пути отхода - но это также было не определено. Тут или там?
   -Привет, - она шепнула, и я ощутил приятный запах.
   Это свежесть. Ранее лето. Такое бывает, когда тебе еще нет тридцати. Это потом, все это плавно сходит на нет, пока ты, в конце концов, не утопаешь в буднях.
   -Привет, Надь, - улыбнулся я.
   У меня иногда бывает странное чувство. Такое, видимо, со всеми случается. Все люди кажутся тебе родными, знакомыми, и, стоит протянуть к тебе руки, ты тотчас готов упасть в объятия. Но это - нисколько не от одиночества. Это - космическое тепло.
   -Можно к тебе? - спросила она.
   -Да. Заходи, - проговорил я.
   Она присела на край дивана. Была ли она так уж хороша, эта Надя? Когда тебе лет 25, ты более избирателен. Потом - степень оценки меняется. Тепло важнее внешности. Любая средняя молодость кажется тебе особенным цветком. Важнее всего - что думает об этом твой внутренний совести, светофор. Вот тот же Виталик. Любая новая ситуация будит его. Он встает, подходит к окну, которое ведет во внешний мир и начинает вещать. Я спрашиваю его, он отвечает. Это, если подумать - такое устройство психики. Мне так хочется жить.
   И ведь Таня - разве она не надоела? Что в ней такого уж замечательного. Жизнь - на автопилоте. Синтетическая любовь, привязанность, совместное проживание - курс, определенный до самой смерти.
   -Я тебя ждал, - проговорил я.
   -Да. Я это чувствовала.
   -Сижу, жду...
   -И я ждала, - сказала она, - потом не выдержала и пришла.
   Я не был удивлен, что мы тут же придвинулись друг к другу и начали целоваться. Я был готов к этим мятным мыслям. Ну, а если быть банальным, на деревнях девушки очень часто отдаются чужакам. Вот Виталик - человек-демон, он и такое рассказывал.
   -Только приехал, показываю свой NX. А они тут же отдаются за NX. Переспала с мужиком из города, у которого крутой гаджет, вроде как кровь себе исправила. Мне еще Русик сказал, что так вот там. Ну, я думаю, ежели так, то и хорошо. Шишку попарю. Приехали, все так и есть. Неделю там были, ух, всех девок попортили.
   -Вообще всех? - спросил я тогда.
   -Ага, гы-гы-гы. От мала, до велика.
   -Ну, ты расскажешь, Виталик.
   -В следующий раз как поеду, тебя с собой возьму.
   -Так, когда он будет, следующий раз?
   -Ну, так... А, короче, за Серым, за ним очередь стояла. Он приехал, он, нет, короче, он по приезду, показал NX, и тут же очередь стоит. Понял? Чисто стоит очередь. А мы думали все, думали. Вот приедем туда, и - болта! Болта! А ничего подобного. Представляешь, как селяне зависимы от гаджетов. Это у нас - и машина - не показатель. Хотя, конечно, брат, машина машине - рознь. Ты это сам знаешь.
   Собственно, передо мной был именно тот случай, и я ни на секунду не сомневался. То ли я овладел Надей, то ли она - мной, потом это уже было непонятно. Но все было просто замечательно. Во мне словно проснулись скрытые резервы. Вот, где счастье-то. Это не то, что одна и та же женщина, один и тот же биоритм, ну и, конечно же, не бездушные DSA. Хотя, конечно же, бывает и DSA - рай, это такое место, где ты - словно царь, и вся жизнь вокруг тебя верится.
В мире многое, что делается во имя секса. Одни много работают, другие много отдыхает. Тут - кому как.
   -Ты хороший, - сказала Надя.
   -И ты - хорошая, - ответил я.
Мы лежали, не накрываясь, и я наслаждался тем, что, хоть раз в сто лет, бывают такие моменты.
   -Хочу отсюда уехать, - сказала она.
   -Да.
   Я кивнул. Ее, очевидно, такой момент не удовлетворил. Но у меня в мозгах, как будто, вновь стала твориться особенная каша. И стекло вздыхало, но было непонятно, что явилось этому причиной. Может быть..... Но нет, даже если это так, у них ничего не получится. Вторые заходы не проходят - система на некоторое время ставится на запор, и даже менты не могут ее откупорить часа три-четыре Мне это выгодно. В противном же случае - выгодно им. Именно эти три-четыре часа дают возможность делать со мной все, что хочешь, не опасаясь, что твою личность перепишут.
   Она выпила пива. Да, иногда в юных девушках видна эта отдача. Если девушка - потенциальная рабыня, то ней никто не поможет. Она пьет, а глаза бегают. Половой акт с бутылкой.
   -А ты бы меня забрал? - спросила она.
   -Да, конечно, - ответил я, - только не сейчас.
   -А. Да меня бы и Ваха Гамлетович не отпустил бы.
   -А он что, отец твой?
   -Он для всех - отец.
   -Ты серьезно? Что-то лицом ты не похожа. А как его фамилия?
   -А чо?
   -Да ничо?
   - Вошингтон. А его первого сына вообще зовут Джордж-Патрик Вахович. Прикинь?
   -Да.
   -Кукурузно.
   -Да ничего кукурузного. Так в чем же он отец?
   -Хозяин наш. А еще у него две дочери, Эмилия и Скарлет, и обе сейчас получили лицензии для работы на телевидении. Они в прошлом году приезжали. Красавицы, не то, что я.
   -Да что ты говоришь, - ответил я, - ты - красавица. Настоящая, русская.
   -Правда? - она обрадовалась.
   Женщины так всегда радуются. Скажешь, и они прыгают, как дети. Правда, это преувеличение. Я, как и всякий прочий представитель людей среднего возраста, имею регулярный секс с женой (подругой), и это - нечто чисто автоматическое, энергосбрасывающее, и - нисколько не любовь и не наслаждение. Ничего другого у меня нет. А эпизоды (один раз в год какая-нибудь случайная связь) - это не считается. Постепенно все заростает травой одного единственного рефлекса - это коробка передач с одной скоростью. Если в один день вдруг захочется все изменить, все зависит от слоя ржавчины на твоей душе.
   - Правда, ты очень красивая, - говорил я.
   -М-м-м-м-м....
   Она полезла обниматься, мы вновь занялись любовью. И, конечно, это было чудом. Не то, чтобы с Таней было плохо, но для длительного секса мы уже не годились. Иногда мы применяли стимуляторы, но, все чаще - симуляторы.
   Это не значит, что у нее будет стойкий и качественный крик, доведенная до идеала пульсация, если она встретит свою любовь. Возможно, электронная любовь. Говорить об этом нет никакой нужды. Заменитель натурального человека не обладает биополем, и в этом - главный его дисадвантеж. Существуют клубы, где мужчины обмениваются женами, но и здесь присутствует классовость.
   Я старался. Я был рад. Мой пот был по-настоящему трудовым.
   -Тебе не тяжело? - спросил я.
   -Нет.
   Она так хорошо улыбалась, будто в первый раз. Будто в 16 лет. И в голове у меня вовсю носились неясные образы. Но хуже всего было то, что шум не прекращался, и мне приходилось терпеть, игнорировать его.
   -А много, кого ты знаешь? - спросила Надя.
   -В каком смысле?
   -В Москве.
   -Много.
   -А звезд видел?
   -Да, конечно.
   -Ух ты. А кого?
   -С Арнольдом Скворцовым за одним столом сидел.
   -Ничего себе. А я тоже хочу.
   -Хочешь - езжай.
   -Я-то?
   -Да.
   -Вот ты странный, Сашь. Как же я поеду?
   -Сядешь на поезд и поедешь. Приедешь и устроишься на работу.
   -А виза?
   -Да тут половина народу без визы.
   -Думаешь, он меня отпустит?
   -Кто?
   -Он.
   -А у тебя с ним что-то есть?
   На мгновение мне представился наглый волосатый боров с выступающим вперед животом, и единственная доступная для такой формы тела поза, и Надин, отдавшаяся, отданная, проданная в рабство, покоренная, без прочих шансов.
   -У него со всеми что-то есть, - проговорила она.
   -Постой, послушай....
   Я привстал и прикурил. На лице у Нади не появилось никаких новых эмоций. Она была все так же молода и свежа.
   -Но разве такое бывает?
   Я понимал, что такое бывает - так просто обязано быть, чтобы бывало. Я был во многих богатых домах и не раз замечал, что многие знатные мужчины стараются содержать целый штат прекрасных девушек. И, чем богаче был мужчина, тем фантастичнее были дамы. Что касается Арнольда Скворцова, то тут я не врал. Он, Арнольд, был человек достаточно прохладный, зато - с отсутствием показного хамства. Приобретая Лист, он садился за стол, надевал толстые очки, брал ручку и что-то записывал в журнал. Меня всегда поражает тип людей, которым чужда электроника. Наверняка, его чип работал в фоновом режиме, и он вообще ничего не смотрел, и весь брейн-котроллинг сводился к банальному присутствию. С одной стороны, я бы тоже так хотел. Не навсегда, но - по желанию. Но тут уж - как раньше говорили - кто на что учился, а теперь - кто кем родился. Так вот, произведя расчеты, он приглашал высокую, стройную, девушку-модель, и та осведомлялась - как мне дать деньги?
   -Часть - наличными, часть - на три разных счета, - отвечал я.
   Вторая, еще более прекрасная, королевна несла наличность, а первая осуществляла перевод. И вот, обогащенный, я шел назад, и меня сопровождали всякие разные девицы. Это был какой-то культовый московский гарем, и я иногда мечтал. Но я понимаю, что - мечтай, не мечтай, а реальность есть реальность. Другое дело - это некие художественные мечтания, которые не имеют отношения к жизни. Вот и понятно. Ваха, значит, Гамлетович. Ну а мне-то что? Может, Лист ему привозить? Но это абсурд. Это далеко. Тут свои люди. Да и нефиг лезть никуда.
   -Ну, тут все ему принадлежит, - произнесла Надя.
   -А ты куришь? - спросил я.
   -Я пробовала. Но это вредно.
   -Да. Я знаю.
   -А я не хочу курить.
   -Да.
   Я бросил окурок в пепельницу и, было, обнял Надю, но тут произошло странное, и еще более странно было, что я это мгновенно ощутил. Вернее, даже немного раньше, чем это сделала она. Это снова был сигнал. Она вдруг встала и начала одеваться. Я присел и открыл пиво.
   -Ты куда? - спросил я.
   -Сейчас.
Она оделась, как солдат при подъеме и тотчас исчезла в дверях. И - началось. И снова - я как будто знал это? Но был ли сигнал? Или это мне так казалось? Ведь все это - лишь субъективный момент. Если ты наблюдаешь некие вещи, ты их можешь наблюдать сам себе, а видеть - в лицах других. Если этого не понимать, может возникнуть классический момент проекционной лжи. Это жизненно, банально, и очень вредно.
   Едва я сделал глоток, как до меня отчетливо донеслось:
   -Где он, сука, Наденька?
   -Там, - ответила Надя.
   Послышался плач.
   Ага. Вот ведь какой ход! Противник не сдается. Экземпляр человеческого рода есть вещь, вещь важная. Нужно искать пути для ее обладания. Агрокомплекс! Практически, филиал Древнего Египта, со своими пирамидами (в агрокомплексах очень часто стоят какие-то пирамидальные сооружения, потому сходств очень много). Фараон Агрокомплекса. Фараонесса агрокомплекса. Знать. Рабочие. Рабы Агрокомплекса. Это все, что нужно знать о жизни в рязанях.
   Я вскочил и повторил ее маневр с одеванием. Так, наши вещи? Все свое ношу с собой. А тут еще, ни с того ни с чего, как назло, позвонила Таня:
   -Алло. Ты же спишь?
   -Нет. Это точно.
   -Да.
   -Ну спал. А сейчас - нет.
   -Сука! - закричалось на улице.
Но Таня этого не слышала. Современные сенсоры читают по губам, и говорить не обязательно.
   И еще раз:
   -Сука!
   (Это вроде как крик дуплетом).
   -На Веданте своей был?
   -Нет.
   -Чего?
   -Да вот. Чего-то вот, нет.
   -А что делал?
   -А ничего. Читал.
   -Читал?
   -Да.
   -А что?
   -Новости.
   -А... А я не сплю. Представь, да?
   -Ага...
   -Ладно, ты занят....
   -Нет, просто я перезвоню тебе...
   -Странный ты какой-то?
   -Почему?
   -Вот когда ты странный, ты всегда так спрашиваешь.
   -Ну да. Всегда.
   -Всегда. Так ты скажешь?
   -Да. Да.
   Я сказал "да", а сам ничего не говорил.
   И тут - все это как-то переключилось, будто меня перекинули из одного игрового зала в другой. Может быть, я знал это состояние раньше, просто не обращал внимания. Если заглянуть в чужие мозги, рассмотреть на мир другого человека вообще сугубо через проекцию личности, точно пропустив через форматирование - это был бы телескоп, установленный в другой галактике. И вот, тебе открыты другие, совершенно неизвестные, горизонты. Ты думал что так, а оно - эдак. Кто ж знал?
   Я осмотрелся и выдернул из стены плафон. Вышел на лестницу. Я знал, что меня ждут, и что это - все та же попытка переписать мой паспорт и получить в свое распоряжение еще одну единицу бесплатной рабочей силы Агрокомплекса. Нет, тут уж можно было и кучу вариантов перебрать, но мне не хотелось копаться в мусоре. Безусловно, в нашей стране немало таких вот, совершенно сокрытых от человеческого глаза, мест. Их и в Москве полным-полно. Что тут говорить? Стая кур, и один петух. И он не допустит здесь второго петуха. Смешно, грустно, но факт.
   Я двинулся им навстречу. Улица была темна. Окна в домах не горели. Фонарей не было. И яркое, невероятное, небо играло и пело. По нему - во всю ширь - шло гигантское панно с изображением Пушкина, с надписью 1799- 2099. Черт, это было фантастическое полотно, и не всем приходило в голову, что Пушкин мотает круги по орбите, туда-сюда, туда-сюда, заставляя поклонников поэзии трепетать. Дети часто используют слово "Пушкин" в качестве обзываловки. Суть движения Пушкина по расписанию мне непонятна, но она никому непонятна. Щедрая Русь богатеет в поэтах. Нигде в мире нет столько поэтов!
   Возле первой машины стояли двое знакомых мне парней. Возле второй - некий сородич хозяина, и он успокаивал плачущую Наденьку. Про меж двух "Мерседесов" стояла какая-та старая развалина, и возле нее имело место давешнее бесполое Нечто со своим прибором. Далее....
   Далее я сказал:
   -Все это очень плохо для вас, ребята.
   Далее...
   Далее было еще двое ребят, не особо здоровых, но - для количества. Возможно, кто-то еще сидел в машине. Спросите, зачем я это сказал? Я умею достаточно серьезно анализировать ситуацию. Даже в те минуты, когда мозг ушел в некую шумовую суету.
   -И! - сказал один из парней.
   Очень лаконично.
   Больше никто ничего не сказал, потому что я шел к ним, и у них не было слов. И, наконец, я не сказал, что сам хозяин - Ваха Гамлетович, он также был здесь. До некоторого момента его скрывала местная тьма. Но вот теперь, несколько секунд спустя, он появился. И тут, снова. Таня. Интересно, сколько время?
   -Привет. Я знаю,
   то ты не спишь.
   -Да. Да.
   -Хорошо.
   -Да. Хорошо.
   Может быть, в воздухе был наркотик? Но как это определить? Весь мир передо мной рассыпается на некие составляющие, и мне приходится их собирать, заставляя мотор мысли перегреваться. Да, торшер, вырванный в гостинице, был со мной - никакой аналитики, только животная автоматика.
   ... считывающая головка...
   -А ты что, спать не собираешься?
   -Нет, не собираюсь.
   -Почему?
   -Скоро поеду.
   -Это правда?
   -Видишь, какой я хороший.
   -Да.
   -Да.
   Я шел по направлению, где стояла старая машина. Кажется, некий симбиоз отечественного с японским, только исполненным жутко, в стиле эпохи Изменений, когда всеми заводами владели ребята и потому, лет 15 с конвейера гнались самые и самые древние марки, и все почему то считали, что это хорошо, и что жить хорошо, и что русские богаче всех остальных. Так вот, это был уже гибрид. И было интересно, как он дожил до наших дней. Впрочем, еще Виталик говорил, что в русских селеньях автомобили передаются от деда к отцу, от отца к сыну, и их латают по полвека, и вообще, такое бывает - главное, знать, кому башлять на техосмотре. Другим гибридом был парень с приборами, и я размахнулся и надел ему на голову торшер. Парень пошел вниз ровно, как свая, которую забивают. После этого я повернулся к двум знакомым спортивным парням. Они как-то странно подпрыгивали на месте, еще не сообразив, что же им делать. Первым сообразил я. Драться не надо. Знал ли я об этом раньше? Вот вопрос. Знали ли они? Откуда им здесь, в русской глуши, в имении Вахт Гамлетовича Вошенгтона (хорошо хоть не Шекспира Рамазановича) знать об этом. На человеческом теле достаточно уязвимых мест, чтобы соприкасаться именно с ними....
Мне хватило солнечного сплетения.
   -Чего ты молчишь? - спросила Таня.
   -Сейчас скажу.
   Интересно, где были Эмилия и Скарлет Ваховны? Хорошо же им было приезжать в родовое имение? Может быть, они устраивали здесь ролевые игры, с кожаными одеждами, плетками, всевозможными приспособлениями? Ведь почему - нет? Вот на Веданте_S во все это не поверят. А если встретить Виталика.... Но я его редко вижу, Виталика. Через год, может, расскажу. А Тане вообще ничего не скажу. Обойдется.
   Я прошел мимо уже не плачущей Наденьки и приблизился к двум другим парням, которые встали в некие подобия боевой стойки. Нет, все правильно. Зачем им что-то знать и что-то уметь. В наше время, нужно обладать, иметь деньги и документы. Все остальное - по боку.
   Точка А (.....)
   Точка Б (......)
   И теперь остается лишь понять, что нам сделать с Хозяином? Ничего? В принципе, почему бы и нет? Сейчас я уйду в темноту и, аккуратно, минуя опасные места в буераках, дойду до железной дороги и там буду ждать возле столба. Именно столба. Посадочной платформы здесь нет. С другой стороны...
   -Сашь, как-то странно ты отвечаешь, - проговорила Таня.
   -Да, - подтвердил я, - просто ночь. Знаешь, а тут Пушкин летит!
   -То есть?
   -По небу. Я тебе говорю! Большой такой. Да четкий вообще, загляденье!
   -Да? Это ж где ты находишься?
   -Далеко где-то.
   -И помехи у тебя.
   -Наверное, это - не поэтому. Да и ладно. Ты спать ложись. Или найди канал, где показывают, как он движется, Пушкин.
   Мы подошли и смотрели друг другу в лицо. Это было свидание Миклухо Маклая с богатым аборигеном. Пушкин на небе был великолепен. Казалось, от него вниз летела замечательная, струистая, звездная пыль.
   -Ну что, Король Лир, - произнес я, - как оно тебе?
   -Слищищь, - выдавил он.
   Не раздумывая, я зарядил ему хорошего леща. Немного чесом, ладонью, чтобы щека долго чувствовала сей пряник. А потом - слева. Второй пряник. Ну и, конечно же, по выдающемуся животу. После этого, не раздумывая ни секунды, я нырнул в темноту улицы и сделал спринтерский рывок до поворота, где заканчивался асфальт. Я хорошо понимал, что мои враги передвигаются вовсе не своих ходом, и у них вполне может оказаться оружие. Нет, если хорошо подумать, оружие у них просто обязано быть. Другое дело, что им просто не пришло в голову взять его с собой - в мирах Агрокомплекса все давно схвачено.
   И вот теперь, важна каждая минута. Второе, кстати - это ближайший отсюда населенный пункт - Ищеево, где также есть железнодорожная станция, и по карте он значится в восьми километрах отсюда. Сделаем марш бросок. Выгоним пиво. Убьем время. Не позволим сопернику совершить простой и глупый реванш. Нет, конечно, им ничего не стоит проехаться до Ищеева, но кому придет в голову, что я приехал на поезде? Разве я похож на крестьянина? Стало быть, главный вариант - я, все же, чей-то гость. Местным жителям и в голову не придет столь простой, но столь невероятный вариант:
   Человек вышел из поезда.
   Он шел наугад и остановился в имении Хозяина.
   Хозяин не сумел сделать его своей вещью.
   Он обладал вещью Хозяина.
   Он избил людей Хозяина и самого Хозяина.
   Он вернулся на железнодорожную станцию, сел в поезд и уехал.
   Подобный алгоритм достаточно прост и элементарен, однако, он так же и невозможен. А потому, спустя несколько часов я преспокойно сел на поезд в Ищеево, занял свое кресло и закрыл глаза.
   -Все хорошо, - сказал я сам себе, - все хорошо, что хорошо кончается.
   ....Впереди меня ждала Москва, Таня, душ, теплая постель. Я вышел в тамбур и там покурил, почему-то не заботясь о последствиях. И там же, к своему удивлению, я обнаружил того же парня, что давеча оставил мне пол бутылки вина.
   -На работу? - спросил он со странной утренней бодростью.
   -Да, - ответил я.
   -Такие же колеса.
   -Да.
   -На хозяина работаешь?
   -Да.
   -И я. В вагончике жить неохота. Но надо. А чо, брата?
   -Ты же вчера ехал.
   -Один выходной был. Бабки отвез.
   -А перечислить?
   -Давно своих не видел.
   -Да. Точно.
   Я сел в кресло, понимая, что в моей голове все с перемешалось, и я не отдаю себе отчет ни за что. Ровным счетом, ни за что. Парень же тот, он, проходя мимо, вдруг остановился и спросил:
   -Пивка?
   Я пожал плечами. Он ушел и вернулся с пивом. Наверное, он пил круглые сутки и затарился загодя.
   Я думаю, раньше я себя анализировал. Я также думал - как много людей вокруг, которым вообще чужда мысль. Они словно шарики, которые катятся с горы. Просто склон долгий, и они все катятся, катятся, и смеются по дороге. А ты пытаешься осознать - для чего ты живешь, и стоит ли искать смысл. Потом оно уходит. Видимо - процесс. Пополняя свой багаж опытом, ты избавляешься от необходимости разбирать будни вручную. Все делает автомат. И вот, и в моем деле, видимо, наступил такой момент. Я что-то делал, не думая. Это - идеальный путь такого мелкого, смутного, воина. Я не борюсь ни с кем, но меня нельзя назвать обычным обитателем человеческих грядок.
   Что мне надо?
   У нас есть деньги, мы можем делать себе потрясающие шоппинги, но нужно жить аккуратно. Говорят, что камеры, которые установлены в каждой квартире, никто не смотрит. Здесь есть логика - людей слишком много. Но если взять мою поездку - в гостинице точно не было камеры. Это потому, что мифические братья Богданы регулярно приезжали туда с девочками. Кто ж захочет, чтобы их снимали.
Говорят, камерой пользуются лишь в крайнем случае. И правильно. Запускается машина, которая анализирует ключевые слова. И потому, мы с Таней не говорим о делах. В деревне, возможно, ни у кого нет камеры, хотя есть закон о камерах. В Америке камеры стоят даже в сортирах. Логика простая, вроде бы гуманистическая - а вдруг ты маньяк, но шифруешся слишком хорошо. Что делать в этом случае? Верно. Тащим жертву в сортир. Там разделываем ножом. Потом - бросаем куски в унитаз и заливаем кислотой.
   С одной стороны - абсурд, но в штатах регулярно кого-то ловят за преступления подобного рода. Русский человек более изобретателен. Каждый день по какому-нибудь каналу сообщают о жуликах, которые блокировали трансляцию, чтобы заниматься своими темными делами...
   Я заснул, но - не надолго. Не смотря на это, сон вновь овладел моим мозгом, и в таком состоянии я мог и не спать физически. Говоря проще, это просто дремота с наличием ярких, цветных, образов.
   -Слово сообщник имеет в своем корне слово "общее"...
   Я приоткрыл глаза. Нет, это не электро-рефлексы. Это действительно снится. В этом нет ничего удивительного. Наш мозг использует лишь 3% своего ресурса. Кто-то говорит, что 5, но он ошибается. И за окном уже нет Пушкина. Он нас давно обогнал. Можно ехать и не думать. Все твои мысли отматываются в обратном порядке. Существует машина-мозг, жук--контроллер, и - всем срочно торговоразвлекаться! И - торговоразвлекаться! Кататься на коньках, как они - люди из богатых семей. Идти на эстраду. Идти в цирк. Прыгать с парашюта. Прыгать на батуте. Торговоразвлекаться, торговоразвлекаться.! Пушкин - наше все....
   Итак....
   Итак, он движется на Москву. Пушкин. Точно армия. Точно другое время года, вооруженное своими погодными атрибутами. И нет от него спасения.
   Я закрыл глаза. Страшно хотелось спать. Казалось, из этого сонливого состояния не выбраться. Оно затягивало, словно болото. Слышались голоса - вязкая дремота никак не хотела переходить в сон. Она меня мучила. Мне даже показалось, что, сквозь всю эту суету белков и усталых нервов, ко мне прорывалась Таня, но я ее не услышал. Я просто не мог ее слушать.
   - ...два товарища познакомились на съезде нелегалов. Они изначально знали, чего хотели, а потому быстро нашли общий язык.
   - ..уничтожение сервера "Друзья Друзей"....
   - ...уничтожение сервера "Друзей - в музей".....
   - Этот сигнал проникал в мозги. В те годы... Начало было положено. Оставалось прописать истины так, чтобы они имели воздействие. Был составлен манифест. В наши дни это кажется банальным - люди мерят действительность более приземленно... Но не надо забывать, что...
   -Итак, я нахожусь здесь, на том месте, где когда-то стояли самые современные на тот момент машины! И теперь, спустя много лет, мы видим провода, которые торчат из стенки! А это, это оптический канал! Первые обладатели брейн-контроллеров запитывались именно отсюда. Как это выглядело 20 лет назад! А теперь - Итак! Вы узнаете все спустя пять минут. И вам станет ясно, каким же Юрий Дэн, террорист номер один, расправился с первой полноценной сетью!
   -...то, что вскоре мир захлестнет прогресс...
   -...тьи-и-и-ить....
Я открыл глаза, повернулся спиной к окну, лицом - к попутчику. Тот спал, издавая напряженный медвежий храп. Последний час, быть может. Немного снов. И - рабочий день. А, на въезде надо будет денежку дать.... И все - в том же темпе. Работа- вагончик. Вагончик - работа. Вечер с контрафактной водкой и нелицензионным табаком, кровати в два яруса, разговоры и мечты.
   -Итак...
   -Итак...
   -Итак, именно этот сервер оказался в поле зрения будущего террориста номер 1.
   -Итак...
   -....это - мягкий сахар. Этот вид взрывчатки актуален и в наши дни. Тогда же, 20 лет назад, об этом веществе знали лишь единицы. Нескольких крупинок вещества достаточно для того, чтобы воспроизвести мягкий сахар в больших количествах. Итак!
   Итак - чашка воды!
   Итак! Сейчас мы пройдем путем Юрия Дэна!
   Итак...
   Итак, через пять минут мы узнаем, как правильно размножать мягкий сахар...
Я открыл глаза. Нет, все было не так страшно. На самом деле, перед самым лицом у меня работал телевизор, и передача, посвященная Юрию Дэну, лилась оттуда. А иначе, откуда бы взялся столь разграниченный сон? Я вздохнул, разгоняя тени. Мне все это жутко надоело. Приехать домой. Лечь спать. Больше ничего.
   Ведущий вновь выскочил на экран и замахал руками, точно птица.
   -Итак....
   Он проговаривал две-три фразы, и вновь начинал резюмировать. Ужасная манера. Конечно, есть немало каналов, где все нормально, и ведущие не резюмируют сами себя через каждый три минуты, с учетом, что через каждый три с половиной минуты идет реклама. Но, в основном, средства выливания информация в мозги уже давно работают в таком стиле. Это напоминает циклическое зомбирование на собеседовании по сетевому маркетингу, когда вам говорят, что работать в компании престижно, и что очень глупо говорить о деньгах.
   -Итак, расскажите, что для вас самое главное....
   Это - движение по кругу. Едва вы сообразите, что в этой мысли есть зерно, его выхватывают. Всё начинается заново.
   Мне страшно хотелось курить, но еще больше не хотелось вставать с места. Впрочем, до Москвы было уже менее часа езды, и по вагонам уже могли начать шнырять менты. Возможно, где-то в самом начале этой скоростной змеи уже идут два важных, чрезвычайно толстых и краснолицых, чувачка и собирают за вход. Тут уж лучше себя поберечь, иначе и последнее вытрясут.
   -Итак! - стал продолжать свое итакование ведущий.
   Он вновь развел руки, как какой-нибудь певец на эстраде, побежал навстречу камере, и так все продолжалось в движении, клиповано, модно.
   -Основной удар приходит сюда. Современные машины устроены так, что при любых повреждениях включается самодублирование! Вот, видите, именно это - одна из боковин того самого корпуса! Конечно, создатели Х-0 поспешили, причислив к возможным достижениям и скорое детальное клонирование (полное копирование), чего до сих еще никому не удавалось. Впрочем, уже скоро мы это увидим. Нас ждет Пушкинский юбилей! Вы с нами! Джойн ас нау! Ну а теперь перенесемся на воображаемую базу преступников.
   Мгновенно, модный парень очутился в другом месте, помещении, где стояло множество самой разной аппаратуры. Он развел руки, будто собирался затянуть песню волжских бурлаков:
   -Итак, мы здесь! Но даже теперь никто не может дать стопроцентный ответ, каким образом шло коммутирование! Тем не менее, вот то место, в котором сидел так называемый Китаец.
   Тут парень чего-то забегал, размахивая руками, а я понял, что в моей голове не сходятся два контакта.
   -Вот он!
   Это был классный эффект. Все мониторы разом зажглись и показали Китайца. И вот теперь впору бы было постучать себя по лбу. Что я смотрю? Может, это снова - тот же наркотик. Нет, что угодно, но чего тут делает Китаец? В телевизоре - Китаец? Что он там делает?
   Я быстро прокручиваю в голове различные варианты. Современная техника тем и хороша, что с ее помощью можно создать практически любой виртуальный эффект. Вот как на Веданте.
   С этой мыслью я тотчас понял, что как-то уж слишком явно выпал из своего стиля. Я тотчас включил сеть. А Китаец на экране сменился очередным, тысячным уже, наверное, рекламным роликом.
   Если сейчас все это исчезнет, то все в порядке, - решил я.
   Появилось окошко перезагрузки Веданты. Пробежал короткий ролик, сообщающий о количестве вложенных миров с маленьким логотипом, выражающим некое настроение. Один из этих матовых ярлыков выдвинулся вперед и оказался у меня перед лицом.
  
  
   VEDANTA_S.
  
  
  
   Все, как и положено. На одном портале была ясно выложена история Лжедмитрия Жаксона, человек, который перенес на себе директное вмешательство в мозг. Конечно, это не доказано. Но - чему тут удивляться. Если предположить, что в стёклах есть дополнительные функции, о которых мы и понятия не имеем, то в этом предположении не будет ничего абсурдного. В человеке же есть механизм болезни, механизм смерти, и в этом нет ничего аморального. Так устроен мир.
   Жаксон говорил, что совершенно потерял ощущение реальности. Он видел совсем другие лица, знал что-то, чего вообще не бывало с ним, но, в итоге, ему все же удалось выкрутиться. Хотя, конечно же, материалы материалам - рознь. В сети, особенно, не русскоязычной, можно много, чего навыуживать. Оно и у нас раньше так было. А потом, все как-то причесалось, стало одинаково предсказуемым.
   -Итак, это - Китаец! - завопил диктор тоном рыбака, который три часа удил, и вот - рыбка!
   -Черт! - воскликнул я про себя. - Как они это сделали! Неужели, это - именно то, о чем говорил Жаксон? А если бы у меня была фамилия Ленин, я бы что - увидел Дзержинского? Хотя нет, что я такое говорю. Персонально для меня сюда поместили Китайца? Это абсурд. Двадцать лет назад я еще не закончил школу, а Китаец? Ну, он старше меня лет на пять, не больше. Здесь же мне транслируют взрослого, именно, Китайца. Что же мне дальше делать? Я чувствую себя коровой на льду. Может быть, ничего не делать? Сидеть и просто все это умалчивать?
   Нет, ну, если так, ОНИ могут сделать все, что угодно. Внушить мне, например, что я - современник Пушкину. Или что я - сам Пушкин. И - все верно. Они знали, о чем я думаю. Во мне взорвался столб рекламы, и на фоне лица Китайца и "итак, вот этот пульт...."
   -Он ждал почти 300 лет. Я памятник себе воздвиг нерукотворный, к нему не зарастёт народная тропа! Пушкин! Он ждал так долго. Но Россия помнит своих героев! Сегодня, в 12 часов дня, Россия, Москва, Красная площадь....
   -Черт, - кричало во мне что-то, - почему же сегодня? Какой день недели? Почему поезд полон? Суббота? Воскресенье? Ничего не понятно... Разве я много работаю? Мой мозг переутомился. Подгорело стекло? Но мышление не связано с процессором!
   Нельсон Эванов, номер два в рейтинге современных русских поэтов:
   - Я думаю, он сразу же выйдет из своей стеклянной камеры и тотчас пожмет всем нам руки. Всем нам. Я буду среди тех, кто будет его встречать. Ведь, ю си, гай, он, прежде всего захочет увидеть рядом с собой поэта, такого, как я. Как, впрочем, и все эти замечательные ребята. Недавно, находясь в Бостоне (Boston, you see), я сидел в одном ресторане и общался с очень богатыми и очень влиятельными людьми. Мы говорили о современной экономике, о людях, которые держат этот мир, about American economy, я говорил, что, для создания настоящей творческой обстановки, мне необходимы такие города, like Париж, Лондон, Токио, ну и, конечно же лучший город земли, Москва. (Mos- кау). И вот, вскоре разговор зашел о нашей великой литературе. Ведь весь мир знает такие великие имена, как Достоевский и Толстой (Tolstoy)...
   Мне стало ясно, что я бессилен. Оставалось лишь сдаться. Нет, конечно, у меня ничего с собой нет. Но пару годиков за курение влупят, как нефиг делать. Другое дело, если меня заложил кто-то из хозяев. Или - покупателей. Су, например.
   ....липкий, обеспеченный, зародыш...
   Я представил, как ловлю Су на пустыре и начинаю бить о стенку. Он умнее меня, потому что его стекло дороже, и оно постоянно подкачивает его мышление. Но тут оно не нужно. Я сильнее. Еще удар - и еще. Ну что, Су? Каков ты тут, в мечтах. Где они, твои Кравцовичи-Джонсон?
   -Итак, Китаец. Настоящее имя - Артур Ли.
   Я уставился на экран, уже и не пытаясь ничего понимать.
   -Двадцать лет назад - секретный агент спецслужб, перешедший под начало некоего Юрия Дэна, проповедствующего оратора, организовал террористическую группу, которая поставила своей целью нарушение существующего порядка вещей, остановку прогресса, нагнетание хаоса, возврат к догмам и пережиткам. И сейчас мы идет тропой этого, во многом, необычного, человека. Итак...
   Ведущий пробежал перед камерой, остановился и вновь завертел рукамию
   -И мы идем его шагами. Вот здесь, в этом маленьком коридоре секретной военной базы в джунглях Южной Америки, Китаец впервые объявил о том, что его группе известен секрет детального клонирования - то есть, поклеточного копирования тела вместе с разумом. Это нечто, схожее с побайтовым копированием. Александр Плошкин, специалист отдела "Повторения Человека":
   - На самом деле, и в современной практике подобные опыты никому не удавались. Нет, конечно же, что касается мышей, крыс и даже кошек...
   -Но как же тогда предстоящее клонирование Александра Сергеевича?
   -Вот это и будет нашей отправной точкой....
   -Стало быть, вы можете с уверенностью утверждать, что до этого момента, еще никому не удавалась получить взрослую человеческую особь, хотя бы отдаленно приближенную к оригиналу?
   -Да. Конечно.
   -А что вы скажете относительно так называемой модели Александр Матросов С-8?
   -У С-8 была фрагментарная речь, однако, так и не было установлено, следствием чего она является.
   -То есть, вы хотите сказать...
   -Итак....
   -Итак!
   -Итак!
   И смысл побежал по кругу. Оставалось лишь покориться, или научиться жить, не живя. Я отвернулся и столкнулся нос к носу с толстым, краснолицым детиной в милицейской форме:
   -И! - обратился он ко мне, протягивая руку.
Не знаю, для чего я это сделал. Но, словно кто-то руководил мной, я вынул из кармана пять сотен и выдал важному товарищу. Тот плюнул на пальцы, пересчитал, засунул в засаленный карман и пошел дальше, собирать плату за безвизовый въезд в Московию.
   -Вот сука, - поделился со мной сосед.
   Я кивнул.
   -Поразвели дармоедов.
   -Где работаете? - спросил я.
   - Строим.
   -А что сейчас строят?
   -А то ты не знаешь?
   -Да нет.
   -Поди, у хозяина за копейки херачишь?
   -Да ничего я не херачу, - я отвернулся и посмотрел в окно.
   Поезд, вынырнув из-под земли, побежал вверх, на эстакаду. Это был хороший отрезок пути. С него открывалась прекрасная, просто замечательная, даль, окольцованная синим горизонтом и виднеющимися из-за него постройками.
   -Все вы так говорите, - забормотал за спиной у меня сосед, - а я - именно херачу. Я уже двадцать лет так езжу. Двадцать лет. Ничего не меняется. Зато и дети у меня сыты, и их дети сыты и обуты, и паспорта у них есть. Не то, что у некоторых.
Я обернулся, но ничего не сказал. В правом глазу что-то пару раз мигнуло и погасло. И, наконец-то, кто-то переключил телеканалы, и мне уже не показывали Артура Ли, и хоть это успокаивало.
   -Ойоу! - прокричала какая-та крашенная выхухоль и уставилась в некоем ожидании.
   Я протер глаза. Надо было что-то делать.
   -У меня кум тоже, было, подался, - продолжал доставить меня сосед, - грит, разгуляемся. В Екатеринодаре ни вздохнуть, ни пернуть, комендантский час ввели, сухой закон, после десяти часов вечера нельзя на улицу выходить. Грит, вот, где жизнь. Да так и уехал без штанов.
   -Без штанов? - переспросил я.
   -Да. В трусах токо!
   Я кивнул.
   Он продолжал тараторить, но половину я уже не слышал.
   -Итак, я вижу вас! - продолжала девочка с экрана. - Сейчас - и! И!
   Я представил, как пара миллионов человек кивнуло ей в ответ.
   -Все, ждем, - сказала она как-то медово, желто.
   Поезд как-то мгновенно ворвался в городскую черту, и все ближайшие предметы за окном слились.
   Пошел вызов. Я бы уверен, что это - Таня. Как иногда все странно происходит. Тебе стоит просто посмотреть в самого себя, всего лишь на маленькую проекцию на роговице глаза, чтобы узнать, кто тебя вызывает, но ты закрываешь глаза, отказываясь находиться в действительности.
   -Сейчас мы включим, итак, - сообщила девушка с экрана и задумалась, - so! Так, так. Да, я вижу, что вы меня видите. Нет, что я, голая? - она осмотрела себя. Так обычно в порнофильмах себя осматривают. - Итак, мы включаем генератор, и он выбирает 10 человек из всех тех, кто сейчас меня смотрит, и у нас появляется обратная связь. What? Ха, тут мне что-то подсказывают. Чо? Чо?
   Я сфокусировал зрение. Как все надоело. Лечь бы поспать на двое, трое суток. Послезавтра надо в офис сходить. Я же ничего не делаю. Это ужас какой-то. Конечно, конечно.... Но.... Вот у нее работа, у этой дуры крашенной....
Виталик. Вот так, так. Сто лет ты мне не звонил.
   -Брат, привет! - прокричал он.
   -Привет, - ответил я.
   -Чо, как, чо, как? - он расстрелял меня словами.
   -Все хорошо, - ответил я, словно робот.
   -А вообще?
   -Да хорошо. А ты где?
   -Представляешь, а я поехал сопровождать детали в Биробиджан! Южный Китай! Другая страна, брат, а говорят еще многое ж по-русски!
   -Везет.
   -Да. Ух, тут такое....
   -Чего тут у тебя? Ночь, наверное, там.
   -Да сам ты ночь. Жизнь тут, Сашь.
   -Классно, наверное.
   -Вечно ты со своим пафосом. Вообще. А ты как? Как Танька?
   -Танька - хорошо.
   -Работаете?
   -Ну, ты же знаешь, как мы работаем. То работаем, то спим, и все это - все это называется работой.
   -И еще за это деньги платят неплохие, да?
   -Ну, плохие или неплохие - я не знаю. Но что-то платят.
   -Ды ладна. Я же знаю - у вас всегда все хорошо.
   -Хорошо, хорошо.
   -Что-то ты какой-то странный.
   -Да ничего я не странный. Жизнь у меня странная.
   -Все тикетуешь?
   -Ага.
   -А я, знаешь, я этого не понимаю. Тикетинг. Офисы. Есть люди, которые ничего не знают, кроме офисов. Мне это, брат, не нравиться. Как знаешь, что... Как комары. Знаешь, вот не те, которые кусаются, а есть такое, толпятся, крутятся, а как человека увидят - следом толпой летят и сопровождают.
   -Ты так говоришь, будто лопатой работаешь.
   -Хо-хо. Знаешь, я думаю, надо собраться, - сказал Виталик.
   -Да. Водки выпить.
   -Да. Водки. А я, брат, я редко пью. Правда, вот, в местный бар заходил, посмотрел. Это другой мир. Тут народ, он как будто в тюрьме живет. Все понятия у них тюремные. Будто много, много лет назад. И все на тебя такие смотрят - ты будто к ним на хату зашел, чужой. Страшновато. Вот-вот попишут, или разденут. Весь край такой. Жуть, брат.
   -А ты что, этого не знал?
   -Да знал. Ну, мало ли, что я знаю. Русь, она, брат, такая. Оно и тут Русь. Люди-то всё наши. Просто попривыкли уже сами жить. Оно, конечно, и не Россия. Это, брат, это надо формулировать. Потому что это все равно, что это и ты, и не ты.
   -Ну да.
   -Это, брат, не Рязань. Это тебе и не Ростов, и не Казань - уж там делать совсем нечего, в Казани. Там нашего брата не любят. Своя жизнь. Хотя, по-русски же говорят. Один язык! А язык никто не учит, и английский никто не знает, хотя тут я встречал кадров, которые работают по сети, и все у них хорошо - надо только знать язык. Я, вот, тоже его нихрена не знаю. Но тут немного проще, и за твоими деньгами никто не следит. Но ты еще попробуй их заработай. Нет, работать можно. Жить? Так везде можно жить, а? Китаец, он и на луне живет, и ему нипочем, а мы вот все копаемся, копаемся. Жить можно, да. Как себя настроишь.
   - В итоге - хорошо или плохо?
   - А так. А ты что делаешь? - спросил он.
   -Еду.
   -Куда?
   -А просто, еду. Еду, еду. И всё, брат.
   -А Таньки там рядом нет?
   -Не.
   -Не по бабам поехал?
-Да нет, ты что. Сейчас - нет. А там - посмотрим.
   -Ну, ты жук. Как всегда. Темнишь!
   -Да ничо я не жук. Давно на работе не был. Пора б и съездить.
   -А, так у вас сегодня у вас - Пушкин. Ты чо!
   -Блин, Виталик. Так бы и забыл.
   -Ха. Ну ты, брат.
   -Честно, забыл про Пушкина.
   -Так ты поедешь?
   -Знаешь, я бы спать лег. Не хочу никуда ехать. Эх, сейчас, Виталь, приеду и лягу спать. А как проснусь - так посмотрю. Знаешь, там, на Красной площади, там столько народу будет, что я все равно ничего и не увижу. Пялиться на экран - ну, ведь в экран можно и в любой точке страны пялиться. И дома можно. А близко я все равно не подойду. Я так решил - что будет, то будет. Знаешь, чо то устал.
   -Ночью не спал?
   -Плохо спал.
   -Это, брат, все фискальная идеология. Люди-тени. Люди - механизмы. Ни сна, ни аппетита, ни желаний никаких.
   -Понятно, в чей огород камень.
   -Да ладно, брат.
   -А у тебя вроде как нет офиса.
   -Есть. Да ты ж видишь, какая жизнь. Езжу я туда-сюда.
   -Да я знаю. А то все думаю - что-то ты не звонишь.
   -Так и ты не звонишь.
   -И то верно.
   -Ну ладно, брат. Как приеду, надо будет посидеть, поговорить.
   -Да надо.....
   Так мы и поговорили.
   В каких-то местах дня или ночи - по времени, по пространству - думаешь о тех людях, которые сто лет тебе сдались. Вроде, например, Тони Емельянов. Это не случайно - ведь он - человек-репей. Он оставляет после себя следы, и они постоянно в твоей памяти.
   Поезд всё ближе. Все телевизоры кричат. Все стекла раскалены. Люди исполнены суетой. И мысли не поддаются управлению. Чем больше человек прокачан, тем лучше. У тебя есть новый гаджет? Погнали. Надо рассказывать всем и вся. Тебе звонит брат.
   -А у меня - И-7.
   -А у меня И-8.
   И так - идёт перебрасывание эмоциями, и это напоминает лай собак. Но собаки эти стоят по разные стороны улицы. Они брешут. Этот процесс продолжается всю ночь - ибо собаки обычно по ночам брешут. Впрочем, если вы всю жизнь провели в каменных джунглях, словно обезьяна - в джунглях обыкновенных - вы не знаете, о чем я речь веду. И не надо. Всё это бесполезно. Есть какой-то незримый порядок, и он всегда одинаков - что бы ты ни делал, как бы ни мучился. А как живёт Тони Емельянов?
   Много людей - они постоянно ощущают приливы агрессии. И вот - они бы разбили голову Тони Емельянову просто так - чтобы он не был таким приторным, таким сгущённым. Но система не позволяет этого делать. Побьешь Тони - попадешь за решетку. А он продолжит свой корпоративный путь.
   -Саша, а ты был когда-нибудь в Воронеже?
   -Нет, Тони.
   -И правильно, и правильно. Я просто проверял.
   -Что же ты проверял?
   -Звуки, Саша. Звуки. Весь мир - это звуки. Понимаешь, ведь и я понимаю. Стекло - чужеродный элемент. У человека притупляется реакции. Он замечает только сам себя. В таких вещах, как тикетинг, важно соприкосновение. А ты, со стеклом.
   -И ты со стеклом, Тони.
   -Да.
   -Тони, почему ты - Тони?
   -А ты не прост, Сашь.
   -Нет, я простой, как лист бумаги.
   -Ну хорошо, поговорим об этом. Что просто в листе бумаги?
   -Я просто так сказал.
   -Саша, нет вещей, которые есть просто так. Если тебе что-то показалось, даже если ты хоть раз подумал об этом - это сигнал. Нет, это не совсем тот сигнал. Это значит, что это имеет к тебе отношение.
   -Ну... Например.
   -Ну смотри. Допустим, ты постоянно думаешь об аквалангах. Это не значит, что твой интерес празден, и ты так уж далек от этого. Но истина может подойти к тебе как-то особенно. И ты можешь не знать, как именно. Правда, если ты человек пустой - то всё для тебя бесполезно.
   -А может, ты и прав, - сказал я тогда.
  
  
  
   * * *
  
   -Что же ты, брат? - спросил Худрайзинг.
   -А ты что, идешь? - ответил я вопросом на вопрос.
   -Да. Иду. Иду.
   -Так ты там будешь?
   -Знаешь, я бы предпочел посидеть где-нибудь в кабаке. Пока весь это шквал уляжется.
   -А у вас там, что, какие-то реальные планы?
   -Реальные? Я не знаю. Нет, no minds. Ты о чем, Амиго?
   Я присел на скамейку, прямо недалеко от вокзала, и закурил бездымную сигарету "Nox (яблоко + усиленное контакторство (контактируем вместе, будь японцем, о,е)". Контроль - контролем, но, когда вокруг много людей, и ты словно бы подносишь ко рту кулак, засечь тебя практически невозможно, даже с учетом камер, которые способны распознавать такие виды курения. Нужно соблюдать углы обзора и быть немного в стороне. Сторона - сильное качество. Где-нибудь ближе ко входу стоят химические детекторы, и там тебя могут спалить по несвежему дыханию, но так ловят далеко не всех. Правозащитник Ищенко был задержан именно так. После этого были задержаны и защитники Ищенко - в-основном, студенты-культиваторы (имеется давно сгнившая европейская идея), и половина этих студентов также была поймана на нехитрых схемах анализа зафиксированной камерами и детекторами информации. Конечно, была считана вся информация из стекла - были выявлены случаи нелицензионного мата, употребления алкоголя до 12 утра (Поправка 32 бис), критика правительства в цифровых комнатах, ну и курение - куда же без него.
   А для меня вся Веданта была на тарелочке - словно бы я был бог без планов, но со взглядом. И у меня даже были какие-то новые бонусы, за счет которых можно было зайти еще в какие-то залы. В какие-то Веданты. Много-много звезд, туманностей, черных дыр. Я представил, сколько ж там своих героев, своих Худрайзингов, но эта мысль не породила во мне ни радости, ни грусти. Вообще - ничего. Сколько их, Ведант! Не меньше, чем букв алфавита - по крайней мере. И целая армия героев и аутпутов. Невероятно просто. Когда же ты просто идешь по этой толпе, словно вода - в воде - то и никогда в голову не придет, что это - те же самые люди.
   -Привет, Тань.
   -А, ты где?
   -А я уже скоро.
   -Точно?
   -А что?
   -Нет. Я жду.
   -Что-то ты мне особенно рада.
   -А когда я тебе была не рада?
   -Да нет. Всегда рада.
   -Вот видишь. Сам соглашаешься. А чего ж говоришь?
   -Не.
   -Так мы пойдешь?
   -А ты уже с утра собираешься идти?
   -Ну, Юлька с Танькой, они с утра на Пушкина пойдут. А я не знаю. Я вот сижу, голову чешу, думаю.
   -В смысле, уже сейчас пойдут?
   -Ну, наверное. А чо?
   -Ладно.
   -Чего ты?
   -Я приеду, там разберемся.
  
   С утра было хорошо - даже как-то прохладно - словно бы и не только в воздухе был особенный запах, но и где-то в душе. Не очень люблю жару, но очень даже знаю людей, которые от нее в восторге. Это вообще аморально, но никто им в лицо об этом не скажет. Нет, была бы другая жизнь. Да ведь и много людей бы согласилось валить куда-нибудь с этой планеты. Но нет - некуда. Не на чем. Никто нам нигде не ждет - вокруг - пустота и вакуум. А когда есть бесконечная сеть, массы, горы, тонны концептуализированного бесполезняка - ты в нем тонешь, ты пьян, ты - разумная пьянь. При это, ты можешь и не употреблять алкоголя.
А что, если ты - Тони Емельянов? И вот, пройдет еще сто лет, и люди соберутся, чтобы разбудить Тони Емельянова.
   -Итак, итак! - закричит ведущий...
   -Так ты чего не идешь? - спросил я Худрайзинга.
   Мы были одни, и на Веданте стояла все та же вечная ночь. Наверное, если бы у меня имелся шанс здесь остаться, навсегда, я бы не на шутку задумался. Когда-нибудь это будет придумано. Я не сомневаюсь.
   Кибернетические города, полное отсутствие движения. Вообще - ничего. Анмувмент. Конечно, и мы и сейчас живем без проводов. А значит, никаких проводов и не будет. Реальность в сабер-ворлдз намного интереснее. И - совмещенный секс. Совмещенные истины. Все просто хорошо. Мы живем в самое лучшее время. Мы живем в идеальное время.
   -Чего ты там примолк? - спросил Худрайзинг.
   -Да ничего. Мысли.
   -Видишь, нет никого.
   -Никого, - вздохнул я, - ни людей, ни вражды. Все ушли смотреть на Пушкина. В мире больше нет людей. Все они - там. Они ушли. Это - начало "Марсианских хроник".
   И тотчас, точно услышав мои мысли, в голове рванула рекламная бомба.
   -Он ждал 300 лет!
   -Вернуться, чтобы стать звездой!
   -Звезда - навсегда!
   -Прикольни, йок-ом-акшен, выиграй новые наклейки на программный код, заплати Пушкину, помоги, это чисто Пушкин начинает новый путь.
   -Воу, Воу!
   -Россия - по-э_______тическая стра-на! Добрая душа! Серхио Полуянович, лучший поэт 80-х. Серхио, что вы думаете?
   -Недавно, я выхожу на улицы Тель-Авива. Бьютефул! Вондерфул!
   -Скажите, Серхио, а что вы думаете о том, что вам скажет Великий?
   -Я думаю, что я ему расскажу....
   -Что же...
   -Как мы живем. О революции.
  
   Интересно, подумал я. Это какая такая революция? Лет десять назад у них там передел имущества был, и дети этих передельщиков, они считают себя ростками революции, но вообще, это никого не коснулось, разве что, цены на 5% подскочили (то есть на 5 умножились), хотя и этого никто не заметил. Потом, вышло много книг, что-то типа "Моя революция", или - "Революция on-off", и еще - много всего. Но я как-то не читатель. Тем более, читать про Их жизнь Их глазами. Я и так на все это насмотрелся.
   Одна клиентка, Мэрилин Монро Емелькина, она постоянно тащила меня в кровать. Но мне еще раньше предупредили, что этого лучше не делать. Никаких кроватей, никакой там интимных загибов у подоконника, в ванной - все это может очень плохо кончиться.
   -Смотри, - сказал мне Джоник, - два типа были, и они не вернулись именно после похода к ней. И я точно знаю, что их никто не повязал. У меня с подвязками все нормально. Что ты думаешь - мы уже месяц полицейский Лист продаем.
   -Да ладно.
   -А что ты хотел?
   -Да я чо?
   -Так вот, эта вот Мэрилин Монро, ты поаккуратней. Я справки навел - раньше ее Карп снабжал, там вообще три невозвращенца.
   -Что же она с ними делает? Ест?
   -Откуда ж я знаю. Все может быть.
   -Или забирает в лоно.
   -Что скорее всего.
   -Представляю, каково им там.
   -Думаешь, они там живы?
   -100%.
   -Серхио, значит, вы будете разговаривать с Александром Сергеевичем о революции?
   -Не знаю. Я расскажу ему, что и теперь, в нашем мире, много зла. Но у нас много друзей. Я бы познакомил его со всеми московскими друзьями. Все мы готовы его принять. Во времена Пушкина мода была другой. Но, скорее всего, ему придется по душе Майк Стуков.
   -Серхио, а о чем еще вы поговорите с Александром Сергеевичем?
   -Не знаю. Я думаю, мы сразу же подружимся.
   -И выступите на MTV?
   -Да, я совсем забыл об MTV. Очевидно. Мы выступим. Это будет наше шоу. Наше кул-шоу. Наше е, наше реал шоу. Токинг шоу. Спич. Е. Я позвоню серьезным людям в Майами, таким, как Аркадий Курц и Михаил Топкин, наш популярный исполнитель частушек, и мы будем общаться.
   -Серхио, говорят, на последнем корпоративе в доме княгини Замоскворецкой вы заявили, что в следующий раз приедете сюда вместе с Александром Сергеевичем.
   -Кто это вам сказал?
   -Есть информация.
   -Нет. Не знаю. В первый раз слышу.
   - На акции "Кибер-Балет" вы обещали спеть вместе с великим поэтом в дуэте. Вы ведь хорошо поете.
   -В дуэте? Гм.
   -Вы и от этого отказываетесь, Серхио?
   -Да, ге-ге-ге. В отказ пошел. Точно.
   -Тогда скажите, будет ли вообще шоу?
   -Да. Наше стрип- шоу. Или страйп. Не помню, как правильно. В общем, кул-шоу. Спич-шоу.
   -Хо-хо-хо, итак.
   -Итак.
   -Итак.
   -Итак.
   -Итак, наш гость забыл язык.
   -Ге-ге-ге, итак.
   -Воу!
   -Ю- у!
   -У! У!
   Были, кстати, и еще невозвращенцы. И о них тоже хорошо всем известно. То есть, все - это как раз Джоник, я, Лёша Инстант-Апдейт, это наш типа кладовщик, ибо Лист не хранится нигде, но хранится везде, и искусство сохранения Листа - это великая наука. Не стоит думать, что это - какое-то братство. Однако любое место, где присутствует профессионализм, достойно многого.
   Я не помню, как его звали. Один раз только видел. Кажется, Видич. То ли имя, то ли фамилия, то ли что-то еще. Мы послали его в Химки, и с тех пор Химки в нашем понимании - некая темная земля, в которую лучше не соваться. Сто лет назад это был отдельный город с общей границей, теперь - некий квадрат на фоне прочих квадратов. Вся земля теперь - один сплошной квадрат. Если люди когда-нибудь будут жить в космосе, то и там будет квадрат. Но, я думаю, люди вряд ли будут жить в космосе. На протяжении уже более ста лет человечество пытается выйти из своей колыбели, однако, после всякого очередного прорыва к нам приходит осмысление своей роли в этом мире.
   Совершенствование. Самопознание. Торговоразвлечение_со_звездами_на_льду...
   С этой мыслью мне показалось, что где-то это уже было. Я сказал себе, что это - не дежа-вю, и, при чем, я нисколько в этом не сомневался.
   -Кто еще поедет в Химки? - спросил тогда Джоник.
   -Я не поеду, - ответил я.
   -И я не поеду, - произнесла Лида.
   -И я, - сказал Толян.
   -У вас какие-то странные средневековые представления, - проговорил Джоник, - если б я был из Рязани, то мне бы показалось, что Химки - это такой старинный замок, где возле толстых кованных ворот стоит свирепый стражник. Если честно, я уже начинаю в это верить, друзья мои.
   -Я заметила слежку, едва только пересекла городскую черту, - проговорила Лида.
   -Откуда ж там черта?
   -Там есть черта, - произнес я.
   -Но как связать это и наших химкинских клиентов? - не унимался Джоник.
   -Во всем должна быть логика, - проговорил я, - мы просто не можем ее здесь уловить.
   -Может, местный ГУВД?
   -Почему же нас до сих пор не взяли?
   -Может, мы - в разработке? - спросил Толян.
   -Я все знаю, друзья мои, - отвечал Джоник статно, - нет никакой разработки. Не надо мне тут ничего рассказывать. Я владею информацией лучше любого мусора. Просто мы имеем дело с очередным тузиком.
   -И кто из химкинских друзей - тузик, по-твоему? - спросил Толян.
   -Да кто угодно. По мне, так все они - тузики. Лично я не понимаю всех этих вещей - плетки, ножи, стимуляторы, искусственные люди для секса, армия рабов.
   -Странно. Я думала, у всех могут быть такие идеи, - сказала Лида.
   -Ты думаешь, именно я и должен быть монстром. К твоему сведению, я читаю книги на бумаге.
   -Как здорово!
   -Еще бы.
   -Я знаю, - сказал я, - тузик - это Иоганн Иванов, директор обувной фабрики который.
   -О-па!
   -Да.
   -Аргументы? - воскликнула Лида.
   -Я чувствую.
   -Ну... Мало ли, кто что чувствует.
   -По-моему, это важно, - заметил Джоник.
   -Да. Он прав, - сказал я.
   -Хорошо. По-твоему, нам надо прекратить отношения именно с Ивановым?
   -Нет. Ничего мы не будем прекращать.
   -Да. А ты предлагаешь, чтобы меня кокнули? - осведомился Толян.
   -Я могу передать клиента другим людям. И нам не придется рисковать, - сказал Джоник.
   -Можно подумать, ты это сделаешь, - сказала Лида.
   -Я забочусь о вас.
   -О да.
   -Ладно. Хорошо, друзья мои. Но давайте определимся. Ведь должен же быть мотив, по которому мы прекращаем сотрудничество именно с этим человеком. Верно? Вот сейчас мы берем и передаем Иоганнушку Виталию Сорокину. Просто так. А я, между прочим, давно говорил, что Сорокин работает нечестно, и с людьми у него вообще - полный бардак. И с ментами у него все неправильно. Он своих людей сдает. А я - нет. Видите?
   -А при чем здесь Виталий Сорокин и факт тузика? - спросил я.
   -Да нет, ни в чем, Сашь. Ни в чем. По-вашему, я ничего не делаю, только распределяю места и вешаю граммы? Завсклада, типа того? Ага.
   -Да ничо не ага, - сказала Лида, - просто сам посуди. Скоро кому-то из нас придется ехать в Химки. А все мы хотим жить.
   -Да, друзья мои. Это так. Это так.
   -Хорошо, - решилась Лида, - поеду я.
   -Ты - герой, - произнес я.
   -Я не думаю. Я думаю, что все проще.
   Это было с месяц назад. Пока с Лидой все в порядке. Впрочем, у нее было всего лишь две поездки, и, стало быть, два визита. И к Иоганну она уже съездила. Кто остался в качестве главного тузика, это еще подумать надо. Ведь можно себе представить, что там, в Химках....
   Такой моуд, как ночная активность и дневной сон, вещь столь популярная, что выделившиеся в отдельную расу люди ночного типа даже генетически чем-то отличаются. В свой тридцать с копейками я слишком ретрограден - цивилизация молодеет, сороковник давно считается студенческим возрастом, и здесь я в чем-то солидарен с иванами-работягами.
   А теперь - звонок от Ларина. Сложно было поверить в то, что мой директор что-то знал, и чего-то не знал - общался ли он напрямую с Джоником, получал ли процент, или же тут имелся какой-то еще человек-буфер, но я давно уже не интересовался вопросом его осведомленности. Нет, он 100% был в деле, но мы с ним об этом никогда не говорили. Наш вариант - вещь к вещи, байт к байту, все минуты посчитаны, квестчены заремувлены, в наш тесный круг не каждый попадал, и, потом, Ларин - князь, если вы не знали. Он довольно небогатый князь, но у него есть аэромобиль хорошей модели, что, впрочем, еще ни о чем не говорит. В пользу его генетических нехваток говорит то, что он любит колбасу - мы даже как-то вместе ели колбасу в предбаннике (предбанников зовется помещение между коридором и складом, предназначенное для питья кофе, когда ты не хочешь идти в кафе). Поглощая колбасу, Ларин жутко хрустел челюстями, и хорошо, что больше никто этого не видел.
   Звонок.
   -Сашь, привет, Сашь.
   -Привет, Сергей.
   -Ты зайдешь?
   -А что там у вас?
   -Не хочешь, и не заходи, ха-ха. Но, хотя, мы все в пути. Спешим!
   - Я....
   -Зарплату хочешь получить?
   -Да.
   -Ну вот. Нет, просто надо расписаться. Электронная роспись устарела. Снова, с прошлого месяца. Нужно менять. Если не зайдешь, то получишь позже.
   -Прямо сейчас зайти?
   -А как хочешь. Хочешь - и сейчас. Только там сейчас никого нет. Все пошли на Пушкина посмотреть.
   -Здорово. Я...
   -Еще бы. А ты пошел?
   -Да. Я иду. Конечно!
   -А мы тут все собрались. Будем в кафе "Слайд".
   -Все вместе?
   -Ну, кто будет, тот будет. Подтягивайся.
   -Ладно.
   -Так что, ждать тебя?
   -А где слайд этот?
   -А два квартала от офиса на север. Набери на Стекле.
   -Ага. А я думал, вы поехали на Красную Площадь. Тогда ладно. А я далеко. Но я еду.
   -Ты что, решил в оффлайне все посмотреть?
   -Да.
   -Ну и успехов тебе.
   -Ну и хорошо.
   -Так когда ты будешь? Нам надо будет поговорить.
   -Завтра. Сегодня уж никак.
   -Ну, понятно. Но ты, если сможешь, подтягивайся. Мероприятие просмотри, и дуй к нам.
   -Веселиться будете?
   -Да. Корпоративно.
   -Это хорошо.
   -Ладно, давай. Ждем.
   -Ага. Давай.
   Мое вечное движение, и странная игра теней на Веданте_S, и смесь всех видов суспензий и субстратов в голове, и, если ты болен, то кажется, что болен весь мир, потому что ты и есть мир. Все в голове работает на прием. А вот единственным человеком в среди фирменных фантазий был Худрайзинг, а в правом глазу разразилось ток-шоу. Галдеж почище звука чистого, космического, хаоса. Это были поэты, они выясняли отношения, и поэт из Екатеринодара сразу же стал жестко попадать, потому что, хотя он и недавно был в Милане (Милано, гайс), отсутствие московного статуса вызывало у людей, собравшихся в студии, эффект свежей крови. Было слышно, как он оправдывается, и это только раззадоривает публику. У поэта имелись, впрочем, генно-модифицированные прецеденты, и в России он не был полгода, и также он жил с другом на чердаке в Париже, но делу это не помогало. Присутствовало много литераторов - я их не знаю - там были и Евгений Дворкин, и Сева Варшавский, и Никитский, и Берестинский, и Високовский, и Пулька, и Лермонтокк, и Джонни-22, и Дубницкая, и Душинская, и Молекула-Явь, и это нужно вообще быть очень большим ценителем поэтического слова, чтобы все это понимать.
   А черт с вами, поэты - я нашел кабинку для курения и затянулся. Здорово.
Вот интересно, а я ведь тоже не особенно опылен иноземной пыльцой. Стало быть, я - тоже иван. Я курил спокойно, сладко. Мне никто не звонил. Это было хорошо. Мне жутко надоели все звонки, хотя их не много. Наверное, это - звонковая аллергия.
   В кабинке я был в полете, но, выходя, я новь обратил переключил свое внимание на ток-шоу, и там какого-то поэта собирались нешуточно отрязанить. Наверное, это был кто-то другой - а если это был тот же, Екатеринодар- Милан - Париж, то я просто не следил за программой. Кто-то умствовал, цитируя Оскара Уайлда.
   - Милый друг, в деревне всякий может быть праведником, -- с улыбкой заметил лорд Генри. -- Там нет никаких соблазнов. По этой-то причине людей, живущих за городом, не коснулась цивилизация. Да, да, приобщиться к цивилизации -- дело весьма нелегкое. Для этого есть два пути: культура или так называемый разврат. А деревенским жителям то и другое недоступно. Вот они и закоснели в добродетели.
   Веданта в этом плане ни лучше, и не хуже, потому что суть одна и та же.
   - И все же, рязанские гены, - услышал я...., - рязанское слово....
   Я переключил канал, и там шел футбол. Я не люблю футбол. 22 дурака и один мяч. Тем не менее, это казалось неплохим фоном. Двигаясь по подземной магистрали С9-08, я был в десяти минутах ходьбы от Красной площади, где народ стоял плотнее, чем семечки в спелом огурце. Наконец, я выбрался наружу, чтобы воочию в этом убедиться. Воздух был полон длинным, равномерным, гамом. То там, то тут, виднелись трибуны с некими ораторами, и слышалось:
   -Итак!
   -Итак, вы сделали покупку!
   -Итак, кто же нам скажет, в чем же секрет нашего теперешнего успеха?
   -Итак, мы вместе.
   -Пушкин, наше все.
   -Унылая пора, очей очарованье.
   -Итак, so!
   -This is it!
   -Вы выиграли лотерею!
   Реклама поэтов выскакивала с некоей постоянной частотой - возможно, в этот день уже были случаи инсультов на этой почве, и я двигался, точно пьяный. Остатки винца в организме лишь помогали выжить в этом шуме. Сначала - ты - планета Плутон, и солнца нет, И вдруг тебя перебрасывают с помощью неведомого механизма на более низкую орбиту, и ты понимаешь - что-то в жизни не так. Ты раньше об этом не знал. Теперь - знаешь. Теперь всегда будешь знать.
-Скажите, Василий.... Василий, правильно?
   -Басилий.
   -А, Басилий. Казачье имя?-При чем здесь казаки?
   -Its sort of Moscow doit!
   -Вот это стихотворение было написано на балконе одной из высоток Франкфурта.
   -Василий, почему же вы поехали во Франкфурт?
   - Мне посоветовал это Юрий Бутман.
   - Дайте слово, дайте слово!
   - Эй. Ты чо на меня так смотришь?
   - Господа, спокойнее.
   - Эй. Я тебе. Поэт арбатской деревни!
   - Это ты мне сказал?
   - Сука!
   - Господа, мы в прямом эфире!
   - Как вы думаете, если бы подрались Пушкин и Лермонтов, кто бы кому навешал?
   - Я бы всем навешал.
   - А вот, поэт Лермонтокк.
   - Я девочка. Не смейте! Не смейте! Смена пола теперь официально не запрещена!
   Я еще не понимал, что происходит. Да, однозначно, надвигалось клонирование, и это был бы первый случай, когда бы человек покинул Аид, забрав с собой свой прежний разум. Но что-то другое, казалось, волновало меня. Я не мог понять - что именно. Это - странные перепады в мышлении. Неожиданно падают обороты двигателя. И ты слышишь - есть еще один двигатель? Он работает параллельно. Он существует в виде иной вселенной. И не известно - воздух ли там, азот, углеводород, или вообще - венерианские тропики. Именно поэтому этим мирам нельзя соприкасаться. Может быть там - Рязань. Откуда я знаю. Или полный шкаф билетов. Диски с лицензиями. Все лицензии мира. В один момент я становлюсь богаче не много порядков.
   Ко мне подскочила модная парочка с приклеенными на лоб точечными камерами.
   -Представьтесь пожалуйста! TV World.
   -Чен.
   -Круто. Кул! 121! Вау! Итак, Чен, скажите, что вы думаете об этой акции?
   -Ничего, - ответил я.
   -Вау! 121! Чен ничего не думает!
   Было не понятно, кто передо мной - два мальчика, две девочки, или микс-аут. Одна (одно, один) прыгала, изображая эмоции, другая пялилась мне в глаза.
   -Что в думаете о Пушкине?
   -Нет, ничего, - ответил я.
   -Ура, Ура! Он ничего не думает! Вау!121! Мегавау!
   -А скажите, как вы думаете, что скажет поэт, когда появится на свет?
   -Пошлет всех к чертям.
   -Кул! Ультра-кул! 121!
   -А скажите, Чен, а вы бы сами могли сочинить стихотворение?
   -Нет. Не пробовал.
   -А хотите попробовать вместе с передачей Ху из Он-О-Зон!
   -Нет!
   -Йоу! Итак, Чен не хочет попробовать! Кру-тт-о!
   -Еще девять секунд. Потянете лотерею.
   -Ладно.
   -У-у-у-у-у!
   -Итак...
-Вы ничего не выиграли! Поздравляем! Итак!
   В ту же секунду все завертелось, и я понял, что кто-то держит меня за обе руки. При чем, справа за руку меня держало двое, а слева - какой-то прибор. Тоже микс-аут, надо заметить. Двое держат, а третий - из железа. Вот только к чему бы все эти? Джоник, впрочем, предупреждал, что однажды это может случиться, и в этом случае, главное - держаться. После этого уже не может идти никакой речи о бизнесе. Это исключено. Если не расколют - выходное пособие, а дальше - трудовые будни. Уже без Листа. Без опасности, но и без денег. Забудь свой кодекс, уйди на пенсию с честью. А расколют - еще не факт, что пролетит вся ячейка. Но ты точно полетишь. Далеко вниз.
   Черный желоб к центру земли. И, по мере приближения, становится все жарче и жарче. И нет никой силы, чтобы потянуть тебя в обратную.
   Я не сопротивлялся. Меня втолкнули в автомобиль. Металлический друг исчез. Справа и слева от меня сидели ребята. Это такой тип человека - большие, лысенькие, с крупными чертами лица и кирпично-русскими лицами. У них обязательно большая масса тела. Хороший костюм. IQ ниже среднего (это точно, тут можно не спорить), зато - набор из дежурных фраз и много всяких приемов.
Их иначе и не назовёшь. Ребята. От это не легче - так как это - не персонажи телевизионных кустов или сетевых бликов. От них что-то исходит - тебе сразу же становится страшно. Даже если ты - рядовая бытовая овца, привыкшая смотреть на мир через шоры...
   Впереди, рядом с водителем, был человек поважнее. Менее крупный. Видно, мозги задавили в нем ростовую активность. Это если представить более средних людей. Хотя нет, не факт, что тут будет гармония. Вот Джоник - он был достаточно равноуголен, равно-бедрененен, он был лидером на какой-то сайбер-тус (или вообще - киборг-тус, или в kolektante fekojn en cirklo - сленгово). Он был тучен и важен. Я, вообще, часто замечал что....
   Размер тела зависит от качества жира.
   И снова - тот же шум. Шум, снег мыслей, крупные хлопья... Человек, взятый другим человеком и доведенный до ядерной зимы.
   Я не знаю, откуда я знаю.
   Это все равно, что - знать с рождения.
   Но все остальное, что происходило со мной в этом временном хвосте, я знал.
   -Здравствуйте, - поздоровался IQ+, то бишь, тот, кто впереди сидел.
   Я посмотрел ему в глаза. Интересная, какая-то невероятная синь в глазах. Непонятный воздух в его скрытых мыслях. Иногда доброе лицо - это самое страшное, что можно увидеть в природе. Синева словно бы морская, тоннель к царям, а это, может быть, цари боли, которых ты еще не знал.
   -Отвечай, - один из IQ-+ пнул меня локтем в бок.
   -Что отвечать? - спросил я. - Ничего не понимаю. Вы из компании?
   -Угу. И из компании, - произнес главный.
   Он будто бы был настроен соглашаться, соглашаться...
   -И еще откуда-то, да? - спросил я.
   -И еще откуда-то?
   -Может, вы - из налоговой?
   -Хватит голову пылить, - прорычало слева от меня, - отвечай.
   -Ну да. Но я ж вопрос задал.
   -А все верно, - обрадовался главный, - ты задавай, задавай. Нам тут недалеко ехать. Поедем, поедем, проедем. Полетим. А ты задавай, задавай. Итак....
   -Итак, - ответил я.
   На самом деле, я сам не знал, что я отвечал. Мной плотно владели. Это нормально. Существует много фильмов...
   -Итак, Александр Дэн, - произнес, наконец, главный, - Сергеевич, кстати. Или как там? По списку, да. Да, Сергеевич. Дэн, Александр Сергеевич. Почти Пушкин.
   -Да, - я кивнул, - это я.
   -Да, да. Значит, вам нечего нам сказать?
   -Не знаю, - я пожал плечами, - может быть - здравствуйте.
   -Гм. Точно, - он усмехнулся.
   -Да.
   -Ну, хорошо, говорите.
   -Здравствуйте.
   -Здравствуйте, Александр.
   -А как мне к вам обращаться?
   -Гм... А вы правы. Меня зовут Андрей Петрович. Вот эти господа - Сергей Станиславович и Сурен Венедиктович.
   -Очень приятно, - ответил я.
   Я повернулся к обоим по очереди, и они кивнули. Последний показался мне особенно вежливым - это был человек большой, но какой-то деревянный - у нас много таких футболистов. Парень вроде бы выдул, и тело большое, но размеры эти создают ему самому проблемы - ему трудно двигаться. Он как будто бы немного закостеневший. Сейчас часто спорят - Михаил Кущин - сын он президента или нет. На поле Михаил преимущественно стоит, но иногда вдруг оживает и начинает перемещаться, а вся команда пытается дать ему на ногу - когда же акция удается, Михаил бежит по кроме словно ошалелый, машет руками, и зрители машут ему в ответ. Гол! Гол! Михаил Кущин - наше все, и вся команда выстроена именно таким образом, чтобы дать пас на Михаила.
   В правом глазу зажглось. Я посмотрел на Андрея Петровича, и стало ясно, что у него тоже зажглось. В том же глазу. В той же стороне мозгового кинотеатра.
Бегущие строки. Боги, вышедшие из людей. Тонны перегноя. Мегатонны кальция, сложенные из костей и ставшие известняком, и все это - люди, люди, люди. Бесконечный поток, идущий сквозь время, надеющийся победить смерть. Миллиарды экспериментов. Миллиарды миров. Из тьмы - во тьму. И вот - скалы известняка, и наверху мы видим бога (или Бога - кому как нравиться).
   -Индекс PPQ упал на 56 процентов.
   -Вырос YU 9.0.
   -Неожиданное колебание L-Kameron волнует игроков.
   -В минувший вторник игроки решили, что низкие цены на природную соль тормозит дальнейшее развитие экономики.
   -Дальнейший рост FD.
   -Процентная ставка AA не будет меняется, заявил полпред....
   -Влияния TW-p-D6 на экономику Африку останется неизменным.
   -Падение 3-IU незамедлительно скажется на изменение цен на водород, и падение цены негативно скажется на уровне жизни.
   -В минувший вторник игроки....
   -Игроки...
   -Новые игроки на рынке TTT...
   -Игроки с ценными бумагами ZXZ...
   -Торговля брейн-контроллерами на рынке Кореи может повлиять на судьбу экономики Австралии - отмечают в своем резюме ведущие игроки ESSQ.
   -Игроки на рынке STO...
   -Игроки...
   -Игроки...
   -Ведущие игроки....
   -Новые игроки DMG поощрили президента Китая.
   -Игроки казахского рынка водорода...
   -Игроки....
   -Игроки Тайваня....
   Мы смотрели друг другу в глаза. Автомобиль плавно тронулся, не обращая внимание на густые толпы. Люди расходились сами собой.
   -А вы - тот еще фрукт, - заметил Андрей Петрович как-то остраненно.
   -Я - не фрукт, - ответил я.
   -Нет, батенька. Фрукт. Именно фрукт. А овощем вы будете потом. Но это зависит от того, как мы с вами будем сотрудничать. Знаете какие-нибудь блюда из овощей?
   -Да, - я кивнул.
Нет, определенно, что-то со мной творилось. Это было более интересно, нежели вот эти друзья с самыми интересными именами. Я зажмурился. Хотелось сказать - сука, что же ты делаешь? Но тогда он узнает... Нет, вдруг это - не он...
   -Итак! - взвопила реклама.
   Этот выстрел едва не сломал мне позвоночник.
   -Итак, Эктор Санкун, Эктор Санкун, великий поэт современности. Что он скажет нам о Пушкине?
   - Знаете, как поется в песне, Адам полз под стул, но под столом сидел Аврам.
   - Воу! 112!
   -Воу!
   -Чтобы вы скажете при встрече с великим поэтом?
   -Йоу!
   -С кем вы приехали сюда?
   -С друзьями. К сожалению, все приехать сегодня не смогли. У ребят сейчас запись в Токи-й-й-й-й-о-о-о-У!
   -А знаменитую песню "Где же вы девчата?" они будут записывать?
   -Ов кос, 6-дзен.
   -Скажите, Эктор, а вы бы хотели писать так, как Пушкин?
   -Да. Именно - как он.
   -Вы бы могли быть великим.
   -Позвоночным?
   -Нет, беспозвоночным....
   -Воу?
   -У вас какая модель?
   -DSA?
   -Ну не автомобиля же....
   - Знаете, нефть давно потеряла актуальность, но китайцам до сих пор удается держать всех на нефтяной игле. А мы все говорим - технологии. Технология языка сама по себе интернациональна. Ведь осуждали, осуждали же, когда первые революционеры, а я имею в виду революционеров языка, сказали, что Пушкин, скорее всего, захочет сменить пол и уехать в Кембридж, был даже какой-то бан. Но уже теперь понятно, что ббт, с, 13, klara stumpeto, так и будет. А ты меня не перебивай. Какой ты журналис? Ты хрен без этого.... Без этого самого. Москва - великая страна, но что тут делать Пушкину? Он на вас ложил, господа.
   Мне кажется, мы и думали на одинаковых ритмах. Я и Андрей Петрович. Он был моим вторым я. Внезапно меня окатило волной холода. Это было то самое океанское дно, о котором только что прокричал Эктор Санкун, один многочисленных поэтов-детей-магнатов. (музыкантов, художников, певцов, актеров, популярных ведущих, балерин, чего-то еще, словом, новой расы красивых и богатых). Я стоял напротив себя самого, и мне казалось, что я знаю о себе что-то такое, чего не знал раньше.
   -Обдумали? - спросил Андрей Петрович.
   -Вы как-то странно движетесь вслед за моими мыслями, - произнес я.
   -Да. Это вы точно заметили.
   -Как вам это удается?
   -Работа такая.
   -Вы двигаетесь в такт.
   -Да. Да.
   -Полудвижения.
   -Сейчас вы будете строить из себя невинную жертву. Как будто вы ничего не знаете. В первый раз меня видите.
   -Но ведь в первый раз?
   -Впрочем, да.
   -Вот видите.
   -Хорошо. Знаете, как варят кабачки?
   -Не-а.
   -Их взлохмачивают, - пророкотал у меня над ухом Сурен Венедиктович.
   -А-а-а-а...
   -Существует много средств, знаете ли, Александр. Как вас по батюшке?
   -Думаете, я помню?
   -Как хорошо. Как хорошо.
   -Да. Я тоже думаю, что хорошо.
   -А еще, Александр, мне нравится такой овощ, как арбуз.
   -Га! - обрадовался Сергей Станиславович.
   -Арбуз - это ягода, - поправил я.
   -Ягодка, - усмехнулся Сурен Венедиктович.
   -Тем не менее, Александр. Арбуз замечателен тем, что он замечательно раскалывается.
  
   На улице что-то произошло. Взрыв, хор, ор. Видимо, к массам была поднесена спичка. Мы приостановились и стали подниматься в воздух. Это был дорогой универсал BMW, довольно неуклюжий на трассе, но уверенный в воздухе. После метра медленного подъема ор едва не выносил стекла.
   -Как вы думаете, господа, разбудят они его? - спросил я.
   -А? - как будто спохватился Андрей Петрович.
   -Ну, это....
   -А, это, - ответил Сурен Венедиктович.
   -Ну да, это.
   -Разбудят, куда же он денется, - произнес Андрей Венедиктович как-то вяло.
   Заметив это, я ответил:
   -Как-то вы без энтузиазма этого говорите.
   -А что тут особенного?
   -И вы думаете, он будет говорить?
   -Он? А.... Ну он - не знаю. А вот вы, Александр...
   Он кивнул.
   -Я, ну.....
   -Ну, вы поймете.....
   -Га, - радостно прокомментировал Сергей Станиславович.
   Мы продолжали подниматься.
   В моем непонимании было много букв, недоукомплектованных точкой. Веданта продолжала маячить на своем месте. Наверное, когда меня убьют, она тоже будет торчать. И что там делает Худрайзинг? Может быть, это его тень? Его убили, чтобы меня найти? Нет, конечно, о смерти я рано задумался. Но темнота, она почему-то более сладка, более приятна, нежели серый полумрак за решеткой. Лучше бы меня поймали где-нибудь в Голландии. У нас - самые худшие в мире тюрьмы, хотя и самые высокие цены. И самые высокое мироощущение.
   Мне показалось, что сейчас я начну говорить. Нет, конечно, это лишь прелюдия. А потом из меня начнут выбивать правду-матку, и ведь нет никакой разницы для меня, скажу я или не скажу. Итог будет одинаков. Даже, если вот сейчас, я упаду на колени и начну умолять. Мне дадут листок, и я всех сдам. Но срок мне не скостят. Это 100%, 101%. Просто не будет бить и совать иголки под ногти. Что бы там Джоник ни говорил. Методы, псих-атака, дешифрация эманаций. Нет, это всё не то. У них наверняка есть все те орудия, которые мне уже чудились.
   Далеко мы не улетели. BMW поднялась совсем невысоко, и отсюда было видно все действо. Вы когда-нибудь были на маслозаводе? Так вот, там, на маслозаводе, (как правило - если это только не импортная технология) - всегда полным-полно семечковых гор. Вот так же было с людьми. Они пересыпались, чернели, пестрели, полные страсти к непонятно чему, но готовые быть в очередной раз переработанными.
   -Хорошо сегодня, - признался Андрей Петрович.
Мы пошли в помещение, осветленное множеством окон. Мне в глаза бросились кресла, расположенные по кругу и орудия пыток, висящие на стене, будто бы для коллекции.
   -Некисло тут у вас, - проговорил я единственное, что можно было сказать в такой ситуации.
   -Нет. Сладко,- ответил Андрей Петрович, - вы как-то странно говорите, Александр. Такое ощущение, что не мы вас сюда привезли, а вы - нас. Честное слово.
   -Не знаю. Если вы так думаете?
   -Вы - оптимист?
   -Почему бы и нет?
   -Ну хорошо. А я, вот, пессимист.
   -Ну...
   -Ну...
   -Да, да. А это все для кого?
   -Для вас. Сейчас сюда придут Степан Ефимович и Юрий Маркович. Вы чувствовали себя когда-нибудь в чьих-нибудь руках.
   -Они меня мучить, что ли, будут? - усмехнулся я. - Не пойму. У нас, что ли, нет закона? Прокуратура, в конце концов. Вы думаете, я до вас не доберусь?
   -Ну, это когда доберетесь. Это ж добраться надо, дорогой наш друг. Понимаете? А на данный момент... Знаете, как яблоко едят? Можно - кусать. Можно брать ножик и чистить. А мы разработали уникальную систему экспериментов. Сначала мы очищаем яблоко. Мы заставляем его почувствовать, что такое очистка. А потом - снова отягощаем его кожурой. Ведь не интересно одно яблоко чистить один раз. А вот много раз - это пожалуйста. Сколько угодно раз. Представляете себе ваши перспективы. Хотите, я расскажу вам историю о том, куда делся Сергей Пучков? Вы присаживайтесь. У вас есть прекрасная возможность, совсем недолго, еще поощущать себя свободным человеком. Вот, прекрасно. Как здорово. В наших делах существительное имеет самое первостепенное значение. Ощущение. Это всегда - и много, и мало, целая вселенная. А кто-то знает, как велика она, эта вселенная?
   Я присел. Толпы внизу бесновались. Мы, очевидно, находились на одной из замечательных воздушных платформ, висящих над самым центром Москвы. Половина из них представляла из себя летающие торгово-развлекательные центры, где жители Московии могли прекрасно провести время: скупиться, посидеть в ресторане, кафе, поплавать в бассейне, сходить к психологу, покататься на катке, посетить секс-аттракцион, поучаствовать в цирке в качестве артиста и много еще чего. Так вот, теперь оказывалось, что тут далеко не все так просто было.
   Я отлично владею техникой мысли. Просто так им меня не взять. Начнем прямо теперь. Еще до того, как здесь появятся вышеперечисленные господа.
Степан Ефимович и Юрий Маркович, я был готов работать со своей сущности, чтобы быть первым у руля. Впрочем, едва я приступил к внутренней настройке, они и явились. Один из них был красномордым, эдаким вечным двоечником с отсутствующими, но большими, глазами - настоящий русский гуманоид. Другой - червеобразный, а потому - даже чем-то жидковатый в своих контурах. Они были как отец и сын, разные и похожие. Но, едва я отвлекся, комната вдруг заполнилась. Это была целая толпа мужчин в строгих костюмах. Не обращая на меня внимания, они заняли собой круг кресел. Андрей Петрович толкнул в центр круга кресло на колесиках и предложил мне присесть.
   -Прошу вас, Александр. Пока.
   -Пока?
   -Пока прошу.
   -А...
   Нет, конечно, я понимал то, что говорил. Все верно. Ведь меня не только приучали, я и сам немало готовил себя к борьбе, и, кажется, именно об этом говорил Китаец.
  
   "... ты понимаешь, этот день придет, когда ты поймешь, что не принадлежишь сам себе. Ты - это мир. Ты - это люди. Человек строит сам себя из маленьких частичек Эго видимого мира, и это - крайне утомительный процесс. На этом пути многие сломались. Выжили лишь немногие. Ты должен знать это. Не выжили - это не значит, что они умерли. Нет, они все еще существует. Представь себе, что ты умер и появился заново, и тебя гложут сомнения. Ты думаешь - кто же ты есть на самом деле? И ты начинаешь новый виток борьбы. А все эти люди - они по-прежнему живы. Они реально живы. Те, кто шли и не дошли. Нет, возможно, ты никого из них и не увидишь. Но это не важно. Все это не имеет ни грамма значения...."
  
   -Ну что, - произнес Степан Ефимович.
   Он точно говорил с нашкодившим ребенком.
   -Я знаю, у вас там какая-та подготовка есть. Нечувствительность к боли. Что еще? Как работать будем? Сразу кишки вынем и начнем наматывать - разматывать? Ты представь, все десять метров впереди размотаем, а ты будешь сидеть и на них смотреть. В прошлый раз мы позвали кота, и он вот так ел кишки.
   -Ничего не понимаю, - проговорил я, - хоть бы удостоверения показали.
   -Да зачем? - осведомился Андрей Петрович. - Ну что ты, мил человек? Что ты с ним делать будешь, с удостоверением?
   -Почитаю.
   -Буквы знаешь?
   -Угу.
   -Знаешь, какие тут мастера? А мы еще хотим на Пушкина успеть.
   -А-а-а-а.
   -А что, не верите? Гм.... Вон, прямо под нами. Представь себе. Вот сейчас мы вместе, совместно, позанимаемся, и мы пойдем смотреть на Пушкина, Александра Сергеевича.
   -Я бы тоже пошел, - произнес я.
   -Вы же взрослый человек, - подал голос один из строгих "черных" мужчин, - а ведете себя, как ребенок. Как ваша фамилия?
   -Моя, - не понял я.
   -Надо начинать, - произнес другой - седой и мудрый.
   -Его фамилия просто замечательна, - поделился Андрей Петрович, - это Александр Дэн.
   -Что же тут замечательного?
   -Гм....
   -А.... Ну и что?
   -Просто у вас нет чувства юмора, Афанасий Авраамович, - сказал Андрей Петрович, - Александр Дэн. Однофамилец, гы-гы, великого террориста.
   -А... - он словно проснулся.
   -Да.
   -Вы смотрите на меня, точно на подопытную обезьянку, - произнес я, - я же хочу знать, что же, все таки, происходит. Меня ловят прямо, почти что, на Красной площади, доставляют сюда и обещают размотать кишки. Хорошо. Но я ничего не понимаю. Вы что - общество по разматыванию кишок? Чем же я вам насолил?
   -Видите, он еще вопросы задает, - произнес один из важных мужчин.
   -Они всегда голову морочат.
   -Давайте передадим слово специалистам.
   -Да. У нас уже мало времени. А я бы искренне желал посмотреть методы в работе. Методы! Нам еще идти с детьми на Пушкина.
   -А вы отсюда смотрите, - посоветовал я.
   -А что, это - идея? Выход из яйца! Прекрасно. А вы будете изнывать от чудовищных мук.
   -Он возьмет первый барьер, - сказал еще один.
   -Уверены?
   -Безусловно.
   -Давайте посмотрим
  
-Ну так надо приступать, - произнес Юрий Маркович, снимая со стены огромные блестящие щипцы, - посмотрим, что у нас тут с барьерами. Барьеры, не барьеры, у нас впереди - вечность. Мы можем работать весьма плодотворно, верно, как вас...
   Он приблизился ко мне и заглянул в лицо. Его - худое и умное, точно лист.
такое худое. Ведь он тоже - таков. Абсолютен и важен, и он сильнее, чем половина мужского населения и 90% женского.
   -Итак, Александр Дэн, - произнес он, - вам - 35 лет. И вы считаете, что жили не зря? Я попытаюсь доказать вам, что вся ваша жизнь была лишь подготовкой к тому, что сейчас произойдет. Я знаю немало занятных экземпляров, которые так начинали. Но вторую половину они живут по-другому. Всю другую половину, слышите? Это очень долго. Мы не дадим вам умереть. Мы подведем вас к черте совершенства, Александр. А вы думали... О нем?
   -О нем? - спросил я.
   -Ну, вас же волнует... Или нет... Итак.. Или - не волнует. Ведь ваша фамилия, она в точности, да? Она в точности совпадает с ним. Да, он бы вряд ли оказался в таком незавидном положении. Такие важные зрители, такое общество - и вы - бутон. Вы, может, и не думали, что вы - бутон. Но теперь-то мы точно об этом узнаем. Мы поможем вам распуститься. И вы измените свою форму. Вы думаете, это - все? Нет. Пыльца!
   -Пыльца?
   -Вы еще спрашиваете?
   -Да.
   -Пыльца от цветка. Ведь вы живете всю свою жизнь, я бы добавил, всю свою жалкую жизни, даже не зная, что это возможно. Но ведь вы сами себя подвели к торжеству боли.
   Я закрыл глаза, не опуская век. Мне кажется, я давно уже так делал. Глаза открыты, и ты не можешь идентифицировать сюжет. Всего несколько слов, и птица улетела. Ты пытался прочитать ее перья, и в тот момент, когда слова были доступны, тебе казалось, что мир открыт. Ты все знаешь. Несколько секунд всего ты все знаешь. Потом, все друг обрывается. Может быть, это было в первый раз? Просто я так прочитал знаки на перьях этой птицы. Они сказали мне, что это уже было, хотя этого, конечно же, никогда еще не было. Моментальные знания. Ведь точно так же мы живем и теперь. Ты не стоишь и выеденного яйца. У тебя нет ни одного полезного качества. Но у тебя есть деньги, чтобы купить лицензию. Ты - сын богатых граждан Московии. Ты - не откуда-нибудь из Рязани.
   Итак...
   Новая раса красивых, богатых и гениальных...
   Так произойдет в один день, когда ты вдруг решишь, что - Итак!
   Итак, я хочу быть...
   Или нет, ты - собственность родителей. Они, волнуясь за тебя, сами созидают твою судьбу, Итак. Итак, еще не родившись, еще барахтаясь в жидком лоне, я уже... писатель, поэт, журналист, фигурист, боксер, звезда... Я ж не иван. Это когда-то давно, может быть, до опыления... Сюжет быть, и они были из рязани. Но они поработали. Они заработали. Приехали в Милан, и, вдохнув священного воздуха Европы, вдруг стали иными. Разовралось родство. Московия усилила дух новых людей.
   Да нет, я и сам такой. Но у меня нет лицензии.
   У Худрайзинга.... Ведь он просто бес. Дьявол. Бог Веданты_S. Ведь у него наверняка нет лицензии. Может, даже, он и не из Москвы вообще (западло, но так).
   Это когда все закончится. Именно тогда. И вселенная закончится. И молекулы лопнут от тепловой смерти. Будет другой мир, и будет другой Я, и не будет Москвы...
   -Итак, Александр.
   -Все силюсь понять, что же вам от меня надо?
   -Смотрите, какое лезвие!
   -Да. Но я-то при чем?
   -Бывает красота в тонких методах, бывает и красота в грубых методах.
   -Хорошо. И в чем же разница?
   -Это зависит от того, кто начинает работать.
   -Сегодня - выходной, или не так?
   -Так. Вот смотрите.
   -Чего?
   -Нож более свят, нежели многие другие предметы.
   -А.....
   -Начнем с глаз?
   Вышло как-то странно. Один из мужчин, усатый, с лицом военного (не люблю я такое) - подскочил ко мне и ударил ладонью по затылку. Но это было именно то, что надо. Ведь, если бы не он, то - другая рука была с ножом, и это было много хуже. Я отлетел к окну, едва не ударившись лицом о стекло, и тут мне открылось действо, и я смотрел, точно завороженный, и в голове не было не единой мысли. Знание - пустота.
   -Итак, Александр, - обратился ко мне.
   Я, было, повернулся, а потом - не повернулся. Внизу было много интереснее. Мы нашли друг друга - я и расстояние до объекта. Кто бы знал, что это значит! Это такой тончайший полунамек, который гораздо важнее и дороже многих прочих вещей. Это так же, как, например, у рыб. Две обыкновенные рыбы. И они находятся на большом (по рыбьим меркам) расстоянии друг от друга. И вот, ни с того, ни с чего, им становится ясно, что удаления нет, и они - рядом.
   Я закрыл глаза. Веданта ожила, и я увидел, что Худрайзинг стоит, прибитый гвоздями к полу. Что же это? как они это сделали?
Это же сеть! Ничего из того, что ты видишь, не имеет смысла.
   Я приблизился, и заглянул ему в лицо. Худрайзинг был бледен и синеват. Впрочем, синевато здесь и так было.
   -Как ты, друг? - спросил я.
   - Не слова вызывают боль, но нас оскорбившая наглость и надменность, - вдруг ответил он.
   Он был жутко небрит. Казалось, что в таком вот, прибитом положении, он находится уже несколько дней.
   -Почему же ты здесь стоишь? - спросил я.
   - Жизнь нужно проживать сейчас; ее нельзя без конца откладывать.
   -Чего?
   -Я всегда тут буду стоять.
   -Почему ты прибит?
   -Не знаю, амиго. Не знаю, что это. Может, теперь так всегда будет. Лучший соус - это голод.
   -Что же, друг?
   - Ища блага наших собратьев, мы находим наше.
   Он давно слился и стал сегментарным, и здесь, на месте, он был локальным Христом - здесь и больше нигде. Риторика Веданты, именно S, больше никакой другой, образовала ни на что не похожий субкультурный порядок, и здесь ему не было равных. Но что же, черт побери, происходило здесь?
   -Пойдем. Не стой здесь, - сказал я.
   -Нет. Так теперь всегда. Лучшая могила самая простая.
   -Что - всегда?
   -Прибитым буду я. Есть только одно добро: знание. Есть только одно зло: невежество.
   - Не играй в дурака. Где ты прибит. Зачем тебе это надо? Ты нормальный? Что ты принял?
   - Надо жить, надо любить, надо верить.
   Я ужаснулся и отшатнулся назад, и тотчас вокруг разразился смех. Меня окружили люди в масках. И было весело, но это было нездоровая веселость.
   -Ты попал, Чен 09, - прохрипел Худрайзинг, - ты открыл им свою душу!
   -Это он, это он! - кричали маски.
   Это был ход, который помог мне усомниться в реальности увиденного. Скорее, это говорило в пользу серьезных программных сбоев севрера.
   - Акт, - сказал Худрайзинг, - с высоты может упасть не только тот, кто вознесся - для любого найдется своя высота, откуда лететь, даже если ты и червь. Червь распластался, червь не может пасть, потому что он падший, но тут было придумано что-то новое и для него!
   Все это продолжалось минуту-другую. Я открыл глаза и посмотрел вниз. Толпа бесновалась. Был слышен крик одного из дикторов:
   -Итак...
   -Итак, фаза 7. Фаза 7. Кто хочет выиграть лотерею в фазу 7?
   -Фаза 7! Гуляй, Мос-с-с-с-ква! Играй, душа!
   -Итак!
   -Итак!
   -Фаза 7! Семь на веревочке! Семь - на ниточке! Итак, что мы видим? Что мы видим, Итак? Итак, у него появились ноги! Ноги! Ставки на ноги! Ставки на ноги! Принимаем ставки на ноги! Что, итак? Итак, как вас зовут? Елена? Откуда вы? Из Москвы! Итак, Елена из Москвы, Елена из Москвы, делаем ставки на Елену из Москвы. Делаем ставки на Елену из Москвы. Делаем ставки на ноги!
   Кто это? Сам великий князь Голицын пришел сделать ставку? Саша, что вы думаете?
   Я встал. Точно сон закончился. И теперь - мне стоять перед их лицом, а им - передо мной. Это - два войска.
   -Итак, Александр, - резюмировал Андрей Петрович.
   -Итак, Андрей Петрович, - ответил я.
Мы очень четко смотрели друг другу в глаза. Я бы сказал, что была нить, и нас даже что-то роднило.
   Так бывает. Да человека - две цивилизации. Это более интересно, нежели - два народа - две цивилизации.Нет, конечно же, человечество еще не дожило до такого момента, чтобы жить так. Но это будет. Я не сомневаюсь. Возможно, что об этом не знают, еще не знают. Но это нормально - не знать. Ничего страшного, что они не знают. А потом, когда одна гидра съест другую, это уже никому не будет важно - знать меня. Знать о том, что я существовал. Именно так появляется перегной. Нет никаких прочих методов. Хотя, конечно, иногда так кажется. Кажется, что возможно что-то иное. Но путь один. Нет. Никаких прочих путей не будет.
   Никогда. Ни сантиметра.
   Возможно, это иллюзия. Взаимное притяжение предметов. Один - кислота, а другой - предмет для разъедания. Здесь ничего не попишешь. Так будет.
   -Итак! - прокричал ведущий внизу.
   -Итак! - завопила ликующая нога.
   -Мы видим, что перед нами пока - лишь объект. Однако, у него уже есть нога! Нога! Вау! Ок! МегаВау! 104!
   -Вау!
   -Вау!
   -Вау!
   -СуперВау!
   -СуперВау!
   -Итак, с нами - Аполлон Дуракофф, великий поэт, легенда, что он нам скажет. Аполлон - лидер рейтинга прошлого десятилетия. Настоящая легенда, ум и совесть русской поэзии. Золотая лира. Талант, который, появившись, стал большим и ярким лучом, прожектором для будущих поколений!
   -Итак....
   -Итак, да.
   -Итак.....
   -Итак.
   -Вау, Аполлон!
   -Вау!
   -Вы сделали ставки на ноги, Аполлон?
   -Нет.
   -А будете делать?
   -Фиг его знает, чо.
   Я встал. Он улыбался. Я не улыбался. Это было посещение грусти. Вокруг меня завертелись предметы, и мне даже показалось, что все это время я не помнил о Тане. Я ничего уже не знал о ее существовании. Я все еще был в порядке, я все еще носил кожу, и никто не вскрыл мою черепную коробку, чтобы пощупать пальцами серое вещество, но в мире не было никого, кого бы я знал. Тьма смеялась.
   Да, никто из них еще не знал, как умеет смеяться вечная ночь.
   - А я уже определился с методом, - утвердил Юрий Маркович.
   Он как бы специально пробежал взглядом мимо меня. Так было надо. Он уже считал меня листом (Листом ли?)
   -Я понял, - ответил Степан Ефимович.
   Он подался к стене, где висели инструменты.
   -Мне жаль, что я мало вас знал, - проговорил Андрей Петрович.
   -Вы были молоды тогда, - ответил я, - вы не могли знать. А теперь знаете. Я не знаю. В чем суть, если человек все равно умрет? Вот как сейчас?
   Он сморщился.
   -Что вы думаете? - спросил я.
   Он помотал головой, словно разминая шею.
   -Вы не поняли.
   -Эффект бабочки-мотылька, - сказал Степан Ефимович, - играем, когда уже не играется.
   -Зачем же? - спросил Юрий Маркович, как будто виновато.
   -Некоторые виды жертв любят плавиться. Что вы думаете, Андрей Петрович?
   Я не знаю, почему он молчал? Ведь он бы все равно ничего не понял. Он бы попросту не сумел. Ему не хватит энергии, чтобы заткнуть дыры своего разума.
   -Вы....
   -Может, вы проснулись? - спросил я у него.
   -Александр....
   -Я не Александр, - ответил я, - я - Юрий.
   -...
   -Вы сами этого не поняли. Но вы же развиты подсознательно. Вы же проходили курсы Т-5!
   - Так. Откуда вы знаете про Т-5?
   -Ваше досье. Вы были кандидатом.
   Я знал, что в глазах у него помутнело, и он плыл, как боксер, который достаточно уже наполучал к средним раундам. Когда твое лицо опухло, а мозги разболтало во все стороны, будто аквариумную рыбку, которую купили на рынке, посадили в банку и везут домой, нужно еще суметь понять, что из услышанного тобой есть истина, а есть - ложь. Но он все понял. Я даже почувствовал, как он внутренне молится.
   -Итак, - сказал Юрий Маркович.
   -Да, - ответил я ему.
   -И....
   -Мне жаль, что прошли годы, и ваши рефлексы стерлись я, - сказал, - начнем с вас.
   Не должно быть ни грамма, ни сантиметра, ни пикселя - мимо. Одно движение - один результат. Один результат - одна смерть. Я давно это выучил. Если соперник ест бананы, это очень хорошо. Прыжок к стене. Ножи.
   И вот - вечер острых ножей.
   Начинаем игру.
   Со второго этажа, полетели три ножа.
   4, 5, 6, 7.
   Красный, синий, голубой - выбирай себе любой.
   Ножницы. Щипцы. Щипцами надо - четко в глаз, ручкой, чтобы оная ушла поглубже в жидкую материю и там потерялась. Нет, конечно, это не просто потеря. Там она будет петь. У-ла-ла-ла. Ручка щипцов поет - 8, итак.
   Диск для циркулярной пилы - 9.
   Циркуль - 10, итак.
   Больше ничего нет - 11 - прыжок и удар рукой в солнечное сплетение. 12... Передо мной стоят Андрей Петрович и Юрий Маркович.
   -Вы не знали ведь? - спросил я виновато.
   Андрей Петрович присел на пол. Он пригнулся, будто склоняя голову. Ведь чудовище абсолютно. Это мир, в котором нет боли сострадания к страждущим. Нет, конечно, такое - лишь совокупность иллюзий. Мы иногда видим, что это есть. Нам иногда кажется...
   Чем больше масса тела земли, чем тяжелее разум, тем он страшнее, и тем меньше в нем места для индивидуума.
   Идут массы.
   Идет жир.
   Тебе нравятся детали. Ты пользуешься гаджетами. Ты сосешь их пыльцу. Тебе хорошо. Тебе хорошо в этом стаде.....
   Тебе хорошо, Итак....
   Итак, тебе хорошо.
   Вау, супер, мы едим, не поедая, главное - встать в эту сеть, и, что особенно хорошо, встать вовремя.
   Линкс.
   -Вы же помните, - сказал я.
   Он кивнул. Нет, он не мог сразу вспомнить. Так не бывает. А если это было - заранее, если он заранее что-то знал...
   -Вы останетесь с ними, - произнес я, - вам же будет не так скучно. Посмотрите, какая толпа! Не то, что на войне - кишки, куски мозгов, грязь. А здесь - все аккуратно, ровный строй.
   Юрий Маркович выступил вперед, и я, подавшись назад, сломал ему ногу.
   -Вы будете жить, - сказал я ему, - это такое правило. Так положено. Кто-то должен остаться.
   -Что же вы нас дурачили, Саша? - простонал Андрей Петрович.
   -Я хочу, чтобы вы поняли, - ответил я, - просто потому, что оставлю в живых не вас. Знаете, почему? Просто, жизнь и смерть - вещи двоякие. Если сказать, что смерти нет, то это мало, для кого неактуально. Я хочу, чтобы вы потом проснулись, и чтобы вы не знали, что же вас гложет. Что именно вас гложет.
   -И...
   Он не напрасно сидел. Он пытался выстрелить через внутренний карман. Я сделал шаг вперед, и, вывернув его руку, отобрал пистолет и больно ударил его ладонью по щеке.
   -Я вас мало знал! - крикнул я.
   Он поднял голову, стоя на одном колене, внутренне все понимая.
   -С чего вы взяли, что у вас есть шанс? - спросил я.
   Он кивнул.
   -Вам говорили это в Т-5. Тогда.
   -Да.
   -В правом зубе, шестом верхнем зубе.
   -Вы все знаете.
   -Сделайте это достойно. Это ваш шанс остаться мужчиной. Я не пощажу вас, Андрей Петрович. Поверьте. Я буду делать то же самое, что вы хотели сделать со мной. И мне хватит времени ровным счетом на все. Ведь вы любите натурализм. Вы - чистый зоолог. У вас нет даже стекла. Но вы напрасно думаете, что вас не контролируют. Я же вас сейчас контролирую. Я просто хочу... Ведь это коротко. У вас теперь нет времени на резюме. У вас вообще ни на что нет времени. Что вам остается? Останьтесь мужчиной.
   -Что же вы, Саша? - прокряхтел он.
   -Саша - не я, - ответил я, - Саша - это там, внизу. Да и то - Саша ли то? Может, это ваш шанс - быть ягодкой в тарелке жира? На вершине массы... Мне вас не жалко, но я и не зол на вас. Ни в коем случае. Я просто рационален, и я знаю, что и вы рациональны. Но я хочу, чтобы вы были хоть на маленькую толику так же рациональны, как и я.
   -Да, - пробормотал он.
   -Да?
   -Да....
   -Вы уверены?
   -Да....
   -Итак...
   Он только моргнул - я тотчас отлетел в сторону, перевернул впереди себя стол и прикрылся им. Часть стола от взрыва разлетелось. Кусок столешницы, лопнув, стрелой вонзился мне в ногу. Я сморщился, глубоко вдохнув воздух.
Это техника. Борьба с болью - такая же моментальная таблетка, созданная внутренними усилиями воли. Даже если некий предмет вошел в вашу ткань и поцеловал кость.
   Я думал, он воспользуется спрятанной капсулой. Вряд ли что-то изменилось со времен Т-5. Здесь все, как и в кино. Если ты не нужен организации, капсула срабатывает сама собой, и ты начинаешь свой новый полет. Но почему.... Впрочем, это и понятно. Он надеялся убить сразу двух зайцев.
   -Неплохая подготовка, - решил я, - моментальная идентификация опасности. Не намного хуже, чем у меня. Fatal Error. К этому годами надо готовиться.
   Едва я встал, что-то потащило меня - вместе с водоворотом мусора, образовавшегося при взрыве. Оказалось, что конструкция, в которой мы находились, достаточно непрочна, небольшого взрыва было достаточно, чтобы разбить днище. Начало полета? Впрочем, учат ли их этому? Умеют ли они управлять своим сознанием и после смерти.
   Вот, что говорил об этом Китаец:
   -Ты еще поймешь, для чего это нужно. Но ты можешь забыть про это. Забыть - навсегда. Вспомнишь - потом. Об этом мало, кто знает. Вот возьми и пересчитай людей. Ну, не как цыплят. Например, как звезды. Так интереснее. Не бойся, что ты один. Этого вообще никто не умеет. Человек пять, шесть в этом мире. Когда ты проснешься, ты поймешь, что ты - один. Ты будто бы существо иного рода, заброшенное в иной мир. Но это будет уже потом. И как ты справишься с этим, я уже не узнаю.
   -А ты это знаешь? - спросил я.
   -Да. Теоретически.
   -А сам ты это проходил?
   -Нет. Мне говорил об этом мой учитель.
   -Он знал?
   -Да. Он знал это на себе.
   -Но расскажи мне об этом. Это нечто, что идет вразрез со всеми имеющимися взглядами.
   -Все верно. Все учения - это лишь долгая заточка деталей. Авторские интерпретации. Доктрины. Потом - рынок. Возможность продаваться. Книг не существует. Перерой все, и не найдешь ни одной. Можешь мне не верить. Однако, представь себе, что у тебя есть машина времени, и ты отправляешься в 10 век до нашей эры? Думаешь, там все глухо? Ничего подобного. И там, мой друг, полным полно серьезных, нерушимых постулатов, и никто в том времени не способен поставить их под сомнение. Но у тебя нет такой задачи. Ты просто должен жить.
   На секунды я растерялся. Схватившись руками за обрубленный край платформы, я закрыл глаза. Но это продолжалось недолго. В моей голове что-то щелкнуло, и послышался голос.
   -Сашь, ты где?
   -Саша? - удивился я.
   -Ты чего?
   -Не. Ничего.
   -Ты где? Я уже выдвинулась.
   -Здорово, Тань.
   -Здорово, здорово. Ну что ты там?
   -Скоро буду, Тань.
   -Скоро? А ты где? Включи экран?
   -Я, да. Я включу.
   -Включи, включи!
   -Сейчас, что ли?
   -Да. А что?
   -Ну не сейчас, Тань....
   -Ладно. Тогда я буду ждать...
   Я отпустил руки и полетел. Воздух был нагрет. В нем ощущалась вся смесь материального и энергетического, во всем цветении отрицательной духовности и животной страсти. Он был полон криков, шумов, эмоций, нагретого ожидания.
   -Итак....
   -Итак....
   -Итак...
   -Вау!
   Упав, я пробил ногами крышу следующего сооружения, потом - что-то еще. Мне казалось, я буду лететь так бесконечно. Через метр, через два - переборка. Словно ударная волна от взрыва торпеды, ломающая подводную лодку.
   Я понял, что это было совсем недавно, где-то внутри вчерашней темноты, и теперь уже не было никакого смысла делить реальности. Я сидел на самом краю, и через минуту должны были начать обстрел, и все было решено.
   -Знаешь, килотонн на нас потратят? - спросил Китаец.
   -Мегатонн, - поправил я.
   - Мегатонн? Хотя да, ты прав, скорее всего так. Нужна хорошая мощность. Но разве тебя это успокаивает?
   - Быстрая смерть.
   - С этим сложно не согласиться.
   Китаец вынул из внутреннего кармана плоскую бутыль.
   -Я давно это ношу.
   -Ты же не пьешь?
   -Это тебе кажется.
   -Представь, что это - та тайна, которую я бы пожелал открыть тебе именно сейчас.
   -Невероятно.
   -Не веришь?
   -Верь.
   -100%?
   -Да. 100%.
   -Что ты хочешь еще узнать?
   -Я. А ты?
   -Точно.
   -Видишь. А я люблю зиму. Я люблю, когда лежит снег.
   Сигарета - почему-то именно сигарета. Может, именно она шла красной линией через жизнь. Впрочем, распад разума может стать житницей для большого числа отдельно стоящих образов, которые ты вряд ли соберешь воедино, и даже сны тут - не помощники.
   -Это - лишь часть плана, запомни, сказал он.
   -Да. Часть игры. Одни маски, другие маски. А ты куришь?
   -Нет. Но иногда я не прочь побаловаться.
   -Тогда, давай курить.
   -Да. Давай курить.
  
  
  
  
   * * *
  
   Человек, в общем, всегда куда-то летит. Ведь и земля летит. Что бы сказал Виталик? Ведь он наверняка был где-то здесь, Виталик. Здесь сейчас было полстраны, миллионы глаз, миллионы билетов, сунутых в уши, миллионы виталиков. Хотя - он сам сказал, что он в Биробиджане. Успел ли он прилететь?
   -Знаешь, оно мне не надо, - сказал бы Виталик, - вот я работаю. Живу я мужиком. И плевать мне на моду. Привожу денег. Я даже не знаю, что такой гаджет. Вот что это, Сашь? Что такое гаджет? Вот тебе западло, что по телевизору показывают роды суперзвезды, а мне наплевать. На систему лицензий мне тоже наплевать. Мне на половину вещей этого мира ровным счетом наплевать, Сашь.
   -А уже все, уже все, - отвечу я.
   -Ах, да.
   -Скажешь, одно и то же?
   -Одно и то же. А посмотрите на себя. Вы все хотите перепылиться и быть кем-то еще. Вот кем угодно. Героем сети, лидером рейтингов, модным вообще челом где-нибудь на ресурсе, где тусуются 5-6 человек, может - анти-человеком, злом, или добром, пророком, обязательно - гражданином Московии или, если ты живешь не в Московии, то - соприкоснувшимся с Западом. А мне, вот, мне все равно. Я приехал домой и привез деньги. И все довольны. У меня и бабы на стороне нет. Хотя нет... Ну ты понял. Это не считается. Это ж командировка. Ну, я ж не один еду. Я - как все. Пойдем с мужиками в кабак, в сауну, а что там еще делать? Я - как все. Но мы живем просто. Я, вот, в сайбер-пространстве, я там вообще не был. Я даже не знаю, что это такое, брат. Мне оно не надо. Я думаю, ничего ровным счетом не изменится от того, знаю я это или не знаю. Ни грамма, братан. Точно так же, как для меня нет разницы между дешевой и дорогой пищей. Это родственник у меня, ну, то есть, ты его знаешь. Того за ногу мать! Леша Леонидович, жиденек еще тот. Так вот, когда он вдруг как-то приехал к нам в гости, то ему сразу же бросилось в глаза, что мы питаемся дешевой пищей. А я, представляешь, я всегда думал, что мы очень даже хорошо питаемся. Представь себе, брат. Ведь ты тоже хорошо питаешься. Супермаркеты. Я мясо в специальной лавке покупаю. Натуральное. Когда Костя в Италии был, то, говорит, жить там скучно. Мясо дешевое. Ровно в семь раз дешевле. Так-то, брат. Мы много чего покупаем. А Леша Леонидович так пренебрежительно посмотрел - чуть ли не босяки мы. А у них, оказывается, что модно? Языки соловьев. Вот что. При чем, они там, депутаты спорят, а ввести ли лицензию на поедания языков соловьев. Мне этого не надо. Я - нормальный пацан. А что Леша? Откуда он вылез? Да просто гнида и лжец. Я просто не хочу быть гнидой, брат. Вот и все. И у гнид - у них все по-гнидски. И пища гнидская. На то она и дорогая. Это налог на гнидство. Вот только никто этого не понимает и не хочет понять. Все тянутся, чтобы быть такими же, брат. Никаких прочих ценностей, Сашь.
   -А я не Саша, - ответил бы я.
   -Ну и хер же на тебя. Юра. Хер, Юр. Хер. Ты, случаем, не князь?
   -Сам ты князь.
   -Сейчас, если ты князем не стал, то ты и не состоялся. Неудачник. А на что бабы смотрят? Князь ты или не князь? А весь мир смеется над нами, а нам на этой говорят - они тупые, брат. Тупые. Просто тупые. Мы им - что они тупые, а они - нам. Потому что нет войны, а мы почему-то все воюем друг с другом. Кто умней, кто дурней.
   -Все это и правда голос неудачника, Виталик.
   -Ну и хер, Юр!
   Я пробил ногами что-то еще, потом - еще, и тотчас меня окутал туман. Я был готов, чтобы действовать молниеносно.
   а) оружие.
   Оружие стоило взять наверху. Но, когда бы я его взял? Точно. Не надо винить себя.
   б).....
   А это, Юрий Маркович, он, видимо, тоже куда-то полетел. Как он там? Повезло ли ему в этом полете? Ведь со сломанной ногой-то.
   Я столкнулся лицом с человеком, которого, как мне кажется, я знал. Это был телеведущий Джон Макинрой Аарон Иванов. Я не понял - кинулся он на меня, или нет. Это был рефлекс. Я ударил его пальцем в шею, он упал и больше не двигался. Вообще, что ему было надо? Зачем нужно было подпрыгивать передо мной в спортивных трусах с полоской.
   Я вступил в облако тумана, и там меня ждала совершенно невероятная картина. Вся эта белесая масса, скопище пара и дыма, химии, чего-то еще - было лишь верхней одеждой, лопнувшей скорлупой. Но ведь так и говорилось. Разве не так?
   И вот - в центре - совершенно голый, сидел Он.
   Пушкин.
   Я открыл рот. Туман покрутился, обнажив прореху, и там - нет, мне не показалось, там я увидел припаркованный аэромобиль. Чистый аэро, не комбо. Кажется, "Мессершмидт", двенадцатая серия Это был мой шанс.
   Я подошел к Пушкину и присел подле него. У меня не было мыслей. У него, очевидно, тоже. Однако, вместо ожидаемой животной реакции, я увидел странный блеск в глазах. Свет и дух, лучистые столбцы, а может быть, собранная в пучок русская правда, спасение! И ведь как все хорошо. Не комбо - чистый аэро. Несколько секунд.
   Мощность двигателя часто ограничивают всяческими режимами, и далеко не всякая модель способна выдать на гора все свои способность. Немцы делают потрясающие флайеры, на которых любят рассекать московские бояре - тут для них почти нет правил, и это очень хорошо. В моей ситуации - лучше и придумать было нельзя.
   Он был совершенно голым, и его лицо выражало недоумение. Туманы вокруг нас заплетались, расплетались, кольцевались - возможно, это было частью плана, и это работало - сейчас все это должно было рассеяться на радость толпы. Наверняка, кто-то должен был одеть его и представить публике.
   Никакой границы. Проход через годы. Только тебя не было, и вот - ты уже существуешь. Почти моментально. Но разве не именно это я только что исполнил?
Может быть, люди, находящиеся на схожих меридианах, очень отчетливо ощущают свое родство. Ведь прочие существа не способны ничего понять. Им и не дано. Хотя им от этого и лучше. Человека никто не учил заглядывать во внутренности свой природы.
   -А-а-а-а-а, - толпа вопила волнами.
   -Итак.... - крик предвкушения.
   -Итак,
   Комбо. Нет, чистый аэро. Несколько секунд. И картина, застывшая в тумане.
   -Где я? - спросил Пушкин.
   Я вздрогнул.
   -Это - ад?
   -Нет, - я покачал головой, -это не ад. Увы.
   -Тогда - что это за шум?
   -Это толпа, - проговорил я.
   У меня в глазах что-то пошатнулось. Первой мыслью было, что это был выстрел, и я падаю, не соображая, однако, спустя несколько секунд, я все еще стоял на ногах, и ничего не происходило. Я просто потерял чувство точки пространства. Я не знал, где я нахожусь.
   -Кто вы? - спросил он.
   -Идем, - сказал я, - надо валить, пока не поздно.
   -Валить? Что это значит?
   -Это - будущее, - произнес я, - вас разбудили, чтобы на этом заработать много денег. Очень много денег. Их уже заработали. А потом - еще, и еще, очень много денег. Бесконечная мамона. Людям больше ничего не надо. Они придумали множество разных вещей, концепций, идей, и все это - лишь ради того, чтобы одни ели очень много, а другие - гораздо меньше, но при этом, они бы сами этого не осознавали и гордились собственным положением.
   Это - Система.
   В мире больше ничего не придумано. Ничего нового в корне. Мы так и не покорили космос, зато научились торгово-развлекаться. Разум покупается за деньги. Право думать - оно теперь тоже стоит денег. Любой мыслительный процесс не считается таковым без лицензии. Если же у тебя таковой нет, ты просто идешь в сеть и там воюешь с собратом за право быть первым. Лицензия на то, чтобы знать предмет. Лицензия на то, чтобы купить талант композитора. Лицензия на то, чтобы уметь играть в футбол. Лицензия на долголетие. Графская лицензия. Московская лицензия. Неимоверное число товаров, 90% из которых никому не нужны, но их навязывают. Неимоверное число развлечений. Ум - это цифра на твоем счету. Ты можешь даже мычать и не уметь говорить, если тебе лень шевелить языком и извилинами. Это не важно. Твой ум определяется количеством денег. Даже если ты - домашнее животное.
   -Так было всегда, - ответил Пушкин.
   -Да. Наверное.
   -Почему же вы именно мне это говорите?
   -У нас нет времени. Быстрее.
   Я схватил его за руку. Через несколько шагов мы оказались возле подвешенного в воздухе "Мессершмитта". Кто-то прыгнул на меня сзади, и я опрокинул его, и отправил мимо себя, и, продолжая свой полет, он напрасно извивался. Когда так делают кошки - они знают свое дело. Не человек.
   Я открыл колпак, втащил за собой клонированного поэта и, не задумываясь, выдернул нижнюю часть панели. Я действовал интуитивно. Пока тянулись минуты, на нас еще раз прыгали. Я закрыл колпак. Первое тело соскользнуло, второе удержалось. Это был кто-то из секьюрити. Вся его сущность вытекала наружу через острый и заточенный взгляд, и на это было наплевать. Я щелкал клавишами сервисного пульта. Эта штука пряталась под панелью, и простые пользователи и понятия о ней не имели. Она заменяла собой внешний порт. Было очень хорошо, что я об этом знал, о пульте. Ведь я и сам не был в курсе, откуда эта информация взялась у меня в голове.
   -Чего он так смотрит? - спросил Пушкин, глядя на секьюрити.
   -Ему от нас что-то надо, - проговорил я, - вы же не просили, чтобы вас создавали заново. Будили, клонировали. Нет, я бы и сам не против проснуться. Но не в такое время. В конце концов, вас бы продали.
   -Как вещь?
   -Да.
   -Мне кажется, я думал об этом.
   -Именно об этом?
   - Когда я думал о будущем, что-то во мне сопротивлялось, мешало - мой образ словно чему-то мешал, и этот невидимый не давал мне задуматься - он словно подсовывал мне какую-то другую картину. Но я не знал, что это за картина? Но разве такое может быть? Если вы говорите, что это так, значит, жизнь и смерь не так далеки друг от друга?
   -Да. Точно. Хотя - чему удивляться? Ведь со мной, стало быть, было то же самое. Просто это не афишировалось. Иначе бы меня сразу бы уничтожили. И кто эти люди? Ведь я не мог появиться сам собой..... Так.... Есть. Еще есть порох в пороховницах. Вперед.
   Я нажал на педаль, и мы рванулись с места. Глаза колкого секьюрити расширились. Я дал крен, и его снесло силой земного тяготения.
   Пушкин посмотрел в сторону. Не знаю, о чем он думал, и думал ли вообще. Я думаю, я бы в его ситуации просто закрыл бы глаза руками.
   У нас есть неплохой шанс на малой высоте, подумал я. Вот только нет оружия. Я не смогу сделать из великого поэта заложника. Мне нужно срочно спикировать, отобрать оружие у постового и продолжить свой путь. Очень коротко, очень технично, и - теряться. Исчезать!
   Да, нам нужно затеряться. Ему проще, у него нет чипа, а мне же нужно взять в себя в руки и попытаться внутренне замолчать.
   -У нас несколько путей, - произнес я.
   -Может быть, это все-таки - ад?
   -Нет. Ни в коем случае, Александр Сергеевич.
   -Очень похоже.
   -Не знаю. Может быть, мы, сами не замечая, к этому стремимся.
   -Что же будет?
   -Не волнуйтесь. Я знаю, как нам спрятаться. Я думаю, должны существовать люди, которые нас прикроют. Хотя я и понятия об их существовании не знаю. Но я надеюсь, что они существуют. Иначе просто не может быть. Если это пришло мне в голову, значит, это так и есть.
   -Я не понимаю, о чем вы говорите.
   -Это не важно. Даже если нет никого. Даже если нас сейчас собьют. Нам нужно отработать на технику, очень четко и очень точечно. А уж потом мы будем разбираться, кто - вы, а кто - я.
   Мы проскочили Москву-реку, я дал разворот, чтобы влететь в туннель метрополитена. Я делал все автоматически, будучи уверенным, что нам каким-то чудом удастся вывернуться. Если мы обманули этот мир хоть на мгновение, почему бы не сделать это еще раз. И, хорошо бы, чтобы Таня не звонила. Вот это было бы в самый раз.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 9.49*72  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"